Автор Тема: Музей «Кижи» - из местечковой культуры в мировую!!!  (Прочитано 3161 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн В.Савельев

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 45
Музей «Кижи» - из местечковой культуры в мировую!!!

 
Когда министр культуры России Мединский обнародовал своё решение об отстранении от должности директора музея-заповедника «Кижи» Аверьяновой и назначении вместо неё на этот пост недавно снятого губернатора Карелии Нелидова, я встретил новость с пониманием и вот почему...
Когда музей «Кижи» обрёл известность памятника культуры мировой значимости, то эта известность предполагала, что «Кижи» - это верхушка «айсберга», подводная часть которого скрывает огромный пласт малоизученной, неосмысленной и чрезвычайно актуальной для человечества информации. Однако прошли годы, а значимость экспозиций музея «Кижи» в воздействии на сознание человечества осталась ничтожной как с точки зрения объёма воздействия - посещаемость музея, так и с точки зрения информационного и эмоционального воздействия на сознание посетителей насыщенностью актуальной информацией.
Мне представилось, что эксперты ЮНЕСКО спросили Мединского : «Почему музей «Кижи» до сих пор так убог? Когда он, наконец, станет явлением культуры мировой значимости?» И Мединский — начинающий министр культуры России - кадровым решением постарался убедить мир, что в судьбе музея «Кижи» теперь начнутся важные изменения.
Однако культурная общественность Карелии в интернете утверждает: при Аверьяновой музей «Кижи» развивался!!! А вот репутация обанкротившегося губернатора Нелидова обещает музею катастрофу??? Справедливы ли эти возмущения???
Во-первых, как развивался музей... За многие годы развития недвижимость музея «Кижи» приросла  учебным небольшим зданием и мастерскими бывшего ГПТУ №1 и совсем маленьким зданием в квартале «старого Петрозаводска» по улице Федосовой. Признаемся: некоторые частные лица Петрозаводска за это время наростили недвижимости значительно больше, чем музей, претендующий на авторитет памятника культуры мировой значимости.
Во-вторых, Музей «Кижи» совершенствует семь секторов своей экспозиции: «Русское Заонежье», «Русское Пудожье», «Русское Поморье», «Северные Карелы», «Пряжинские и Олонецкие карелы», «Кондопожские Карелы», «Вепсы»... Известно, что любая культура любого народа интернациональна по содержанию и национальна по форме. Занимаясь историей развития оружия, я поражался: насколько стремительно полезное техническое устройство, изобретённое где-либо на западе, перенималось и внедрялось в производство на востоке. Определить национальную принадлежность технического новшества, хотя она в момент изобретения была, уже через короткий период времени невозможно... А вот верования, песни, присказки, одежда, рецепты блюд и тому подобное связанное с сохранением информации на языке народа практически по миру не «путешествуют» и являются оригинальными элементами национальных культур. А не «путешествуют» они по миру потому, что не влияют на благосостояние соседей и потому соседи к ним равнодушны. Другими словами: разработка в музее «Кижи» особенностей жизни крестьян Заонежья, Поморья, Пудожья, и так далее бесперспективна с точки зрения привлечения внимания иностранных туристов, тем более что природные условия края продиктовали практическую неразличимость орудий труда карел, вепсов и русских, применяемых в одной эпохе.
В третьих, в музее «Кижи» созданы: педагогический коллектив энтузиастов музейной педагогики «Детский Музейный Центр»  с программами  и методиками воспитания детей у музейных экспозиций, «Музейное хозяйство «Крестьянское земледелие», «Фольклорно-этнографический театр»,  демонстрирующий одежды, песни, танцы, обряды, навыки, верования и традиции из прошлого крестьянского быта, «Музейная мастерская «Ожившая экспозиция», специалисты которой демонстрируют вживую крестьянские ремёсла и промыслы: прядение, ткачество, берестоплетение, изготовление деревянных игрушек, вышивку, изготовление повойника (головного убора), изготовление тканных поясов, плетение кружев на коклюшках, изготовление бисерных украшений, золотое шитьё и т. п.  Извините, но всё это немалые затраты денег , труда и времени на исследования, разработку методик и обучение детей неэффективной в перспективе работе. Да, всё это даёт занятость учителям, вовлекает в жизнь музея школьников, формирует позитивную отчётность значимости музея «Кижи» в жизни Петрозаводска. Но всё это явления местнической культуры, которые девальвируют авторитет музея «Кижи» в качестве памятника мировой культуры.
 В четвёртых, на выставках музея «Кижи» часто можно приобрести совершенно бесплатно цветные буклеты. Бесплатно — это плохо! Бесплатно — это значит малоинтересная и  малонужная посетителю информация, которую кто-то за зарплату формировал, тиражировал...  Помню: в одном авторитетном музее рылся в продаваемых буклетах за 200 рублей штука, удивлялся дороговизне, но в конечном итоге купил потому, что понял : сейчас не куплю-этой нужной информации у меня никогда не будет. Если в музее с авторитетом значимости в мировой культуре есть бесплатные буклеты, значит научным сотрудникам музея платят деньги зря.
В том, что музей «Кижи» убог и развивается в неправильном направлении, я убедился после посещения Стокгольмского «Музея корабля «Васа». 400 лет тому назад шведский король Васа, инспектируя флагманский корабль своего флота, повелел в отличие от других линейных кораблей на флагмане добавить четвёртую артиллерийскую палубу. Строители послушались короля, но при испытательном выходе судна на воду из-за поднятого пушками 4 артиллерийской палубы над водой центра тяжести корабля лёгкий ветер моментально повалил его на воду и корабль утонул. Через 400 лет корабль подняли и сделали из него музейный объект. Главное: рядом с законсервированным кораблём шведские специалисты музейного дела на многих этажах музейного комплекса расположили выставки, рассказывающие о природе, истории, политике, уровне науки, просвещения, производственных технологий и т. п. Шведского государства того времени. Мало этого — в сувенирном магазине музея «Васа» на десятках языков мира (в том числе и на русском) продаётся продуманно проиллюстрированная литература, раскрывающая посетителю музея факторы, которые определили причины того, почему в 15-16 веках государства западной Европы утратили военное могущество, а Швеция стала сосредоточием всего западно-европейского научного, производственного и военного опыта, на основе которого Балтийское море стала «Шведским озером» и все прибалтийские государства «трепетали» перед могуществом шведской военщины. Шведский музей «Васа» - по вынесенным из него моим впечатлениям — это яркий пример оформления музейного объекта в памятник культуры мировой значимости.
А теперь ещё раз присмотримся к нашему музею «Кижи». Преображенская церковь... Её изображениие украшает фойе «ЮНЕСКО» и монументальное историко-живописное полотно «Россия» художника И. Глазунова. Церковь принадлежит к эпохе Петра Первого. Эта эпоха характеризуется тем, что Петровское Российское государство (наука, система просвещения, системы управления, производство, армия, флот) в течение 20 лет разгромило самое сильное в мире западноевропейское Шведское государство, формировавшееся и набиравшее силу более сотни лет своего развития. Как это было достигнуто? Разве это не загадка Русской истории, к которой необходимо приводить всё новые и новые поколения молодёжи мира и помогать ей понять исторические законы и действенность факторов развития государств и народов? Если бы экспозиции Музея «Кижи» оформлял патриот России и русского народа, он бы отмечал, что Преображенская церковь — это, повидимому, результат работы в морозы (когда заводы не работают) большой бригады опытнейших заводских плотников, в руках которых было достаточно много высококачественных топоров, изготовленных в условиях круглосуточно вододействующих весной, летом и осенью металлургических заводов. С 1670 года в Заонежьи, плотники накапливали опыт содержания плотин, водоводных лотков, мельничных колёс и металлургических механизмов, а металлурги учились получать всё более прочную продукцию во всё больших количествах. С началом в 1700 году Северной войны со Швецией в Прионежьи строятся более крупные и совершенные металлургические производства — Повенецкий, Кончозерский и Петровский заводы. Корабельная оснастка (якоря, котлы, металлические листы, крепёж), клинковое, огнестрельное и артиллерийское вооружение , боеприпасы, топоры, лопаты, кирки, ломы и другая аналогичная продукция пошли с заводов в огромных количествах, обеспечивая будущие успехи действий Российских армии и флота. В Прионежье был привлечён западно-европейский опыт строительства заводов и кораблей. Здесь работали как зарубежные, так и свои-уральские и тульские специалисты. Здесь была открыта первая в России школа для обучения заводских детей, здесь было положено начало работе Г. В. Геннина над первым в России системным иллюстрированным трудом по организации металлургических производств. Разгром Россией Швеции был результатом трудной и сложной работы по созданию и эффективному использованию заводской металлургии.
Когда я работал в музее истории ОТЗ и приглашался на конференции музея «Кижи», я в выступлениях подчёркивал, что должна существовать связь между деятельностью заводов и строительством Анхимовской Покровской и Кижской Преображенской церквями. Когда оружие заводов Бутенанта помогло взятию Азова, Бутенант устроил первый в карелии победный салют-фейерверк и праздничный одед для заводских работников, то есть заводские успехи эмоционально высоко оценивались. В 1698 году в документах заводов Бутенанта появляется запись об участии заводов в строительстве на  Кижском погосте зимней Покровской церкви. Анхимовская и Кижская церкви напоминают выбившийся из-под земли факел огня наподобие тех огней, которые сегодня бытуют на памятных местах захоронения неизвестных солдат. Чем не своеобразный деревянный памятник погибшим героям Северной войны. Если рассматривать эти церкви с близкого расстояния, то каждый куполок стоящий на цилиндрической «бочке» смотрится как свечка памяти, которые в церквях вставляются в подносы с держателями свечей. Могут ли церкви рассматриваться как памятники погибшим во славу России. На мой взгляд, так они и рассматривались в Петровскую эпоху. Анхимовская церковь была поставлена в 1708 году, а в 1706 году в местечке Фруштадт в плен к шведам попали 5.000 русских солдат. Готовя поход на Москву шведы с целью запугать русский народ эти 5.000 солдат закололи штыками, причём заставляли солдат попарно ложиться друг на друга, чтобы один удар штыка убивал двоих. Поэтому вполне может быть, что Анхимовская Покровская церковь была поставлена в память об убиенных шведами русских солдатах. Кижская Преображенская церковь поставлена в 1714 году... Уже одержана победа под Полтавой, позади разгром шведского флота под Гангутом... Можно поставить Преображенскую церковь в память погибших, проложивших начало пути России к мировому признанию державой с мировым авторитетом.
 Как вы думаете: почему изумительных многоглавых деревянных церквей в нашем краю было построено только 2. Бытует легенда, что мастер Нестор построил церковь, возгордился трудом своим и бросил топор в озеро со словами: «Не было таких церквей и после этой других не будет!» Эта легенда пущена в свет технически безграмотным журналистом. Железо в быту тех лет стоило так дорого, что любые его куски пускались в переплавку или перековку. Выброс топора в озеро было бы немыслимой глупостью. Кстати, сравните дома заонежцев с домами пудожан и вы увидите, что заонежцы, снабжавшие заводы углём могли вольнее пользоваться заводскими топорами, нежели пудожане, дома которых были помньше и попроще. Итак, почему в Карелии было построено только 2 многоглавых церкви? Я считаю, что металлургические заводы сделали не только качественные топоры, но и качественные инструменты для обработки камня. А поскольку каменные храмы стоят дольше деревянных и практичнее в эксплуотации, то и время деревянных церквей с эпохой Петра Великого закончилось.
Кижская Преображенская церковь... В связи с её дряхлостью в 1985 году появилась идея: полностью церковь разобрать и сложить из совершенно нового материала её точную копию. В бригаде плотников-реставраторов утверждалось: никаких конструктивных или технологических тайн в памятнике 17 века не осталось — всё изучено, осмыслено и поддаётся возобновлению в свежем материале. Это будет дешёвый и надёжный способ сохранения образа уникальной церкви. Однако культурная общественность воспротивилась реализации этой идеи и начатое в 1981 году вывешивание деревянных конструкций на металлический каркас с одновременной заменой сгнивших брёвен на новые брёвна было продолжено и продолжается до сих пор.
 И последнее... На мой взгляд, чтобы довести музей «Кижи» до уровня явления культуры мировой значимости, необходимо в Петрозаводске сформировать экспозицию, отражающую роль металлургии нашего края в возвращении России на Азовское, Балтийское и Чёрное моря, показать эту роль в развитии масштабов металлургии, в развитии науки и техники, в лицах талантливых инженеров, изобретателей, предпринимателей, государственных руководителей. До 1980-х годов эту функцию добротно выполнял Краеведческий музей, располагавшийся в здании Александра Невского церкви, но теперь экспозиция краеведческого музея для познания истории Карелии мало пригодна. Убеждён: основной багаж знаний о музее «Кижи» туристы должны получать в Петрозаводске, обустроенном книжными и сувенирными магазинами, гостиницами, столовыми, театрами, досуговыми учреждениями и т. п. После продуманной обработки сознания туристов в  Петрозаводске экскурсии непосредственно в музей «Кижи» можно организовывать и проводить с минимальной нагрузкой туристического потока на экологию  заповедника и с максимально подготовленными экскурсантами к восприятию музейного материала.
 
 
 Валерий Савельев, бывший директор музея ОТЗ.