Автор Тема: Борьба с этно -сепаратизмом.  (Прочитано 1606 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15224
Как бороться с этно-сепаратизмом. О китайском опыте работы с "самобытными культурами"   
 Недавние меры, принятые властями Китая в отношении Тибета, настолько широко отражены в мировых СМИ, что о случайности говорить не приходится. Тем паче, что они не только куда обстоятельнее привычных, - вроде «особого положения», - но и совершенно явно стали ответом на провокации из-за рубежа. Ведь, казалось бы, после давешнего отказа Далай-ламы, духовного лидера тибетцев, от «всех видов насилия и сепаратизма», обстановка шла к явному улучшению: жителям горного района позволили устанавливать спутниковые антенны, а ровно год назад несколько тысяч верующих, - впервые! – получили разрешение съездить в Индию для участия в важном религиозном празднике, проводимом лично Далай-ламой. Тем самым, за одну переписку с которым еще лет 10 назад можно было надолго угодить в нары. И вот, нате: антенны в Тибетском автономном районе вновь сносятся, а иностранные паспорта изымаются. Более того, сотни вернувшихся и, казалось бы, ничего плохого не совершивших паломников арестованы и на разные (от трех месяцев до двух лет) сроки поехали в «воспитательные лагеря».
 Странно?
Нет.
Потому что Тибет, считавшийся, - особенно после массового заселения туда китайцев, - практически усмиренным, на самом деле таковым не является. Хотя, по идее, должен был бы: огромная и стратегически очень важная горная страна, деградировавшая в условиях «теократии лам», именно китайской «оккупации» обязана тем, что не только не вымерла, но худо-бедно и развивается. Не говоря уж о разного рода «второстепенной» инфраструктуре, но только о «человеческом факторе», средняя продолжительность жизни тибетцев за 50 лет «китайского гнета» выросла с 34 до 69,5 лет. Равным образом, средним образованием охвачено почти 100% детворы (в отличие от 1,8% - показателя той же, полувековой давности). И сверх того, тибетской молодежи выделены квоты на облегченное поступление в китайские вузы, по окончании которых они получают весьма престижные по тамошним меркам рабочие места, - с единственным, правда, ограничением – не в Тибете.
И тем не менее, проблема сепаратизма с повестки дня не снята. Сколько бы ни иронизировали «цивилизованные» СМИ насчет «фантазий Пекина», реальность очевидна: смягчение позиции центральных властей, действительно, повлекла за собой расширение подрывной работы иностранных центров, много десятилетий подряд специализирующихся на тибетском направлении. А в итоге, если в 2009-м, на старте «умиротворения», когда пропаганда «борьбы за независимость», словно (хотя почему «словно»?) по приказу притихла, сожгли себя всего 2 буддийских монаха, то уже в 2011-м около восьмидесяти, - и уже не только ламы, которым все равно, каким путем попадать в нирвану, но и обычные крестьяне. Причем, как выяснилось, в основном, либо владельцы спутниковых антенн, либо прилежные посетители «просмотровых залов» при буддийских монастырях, ориентирующихся на Далай-ламу.
Неудивительно, что Китай принимает меры. Не потому даже, что сгоревших жаль, но потому, что каждый такого рода инцидент бьет по имиджу КНР, параллельно вызывая желание «подражать героям» в сельских общинах ТАР. Официально объявив самосожжения «варварством» и «дикостью» (что вполне соответствует истине), власти в законодательном порядке приравняли к убийцам всех, так или иначе знавших о намерении покойного.
Параллельно, как уже говорилось, изымаются спутниковые тарелки, способные ловить передачи Radio Free Asia или Voice of America, а взамен устанавливается оборудование, позволяющее смотреть более 200 центральных и провинциальных, - самых разных и даже очень неплохих, но китайских, - каналов. Ну и, конечно, то самое «изъятие паспортов». Не совсем «изъятие», правда, но для получения документа тибетец, в отличие от «просто китайца», должен подписать особый документ. Фактически, расписку, обязывающую его «не участвовать за границей в незаконных акциях, наносящих вред государству». А если обязательство будет нарушено, то тюрьма и надолго. Именно эта норма нового закона почему-то особо нервирует «друзей Тибета» за кордоном, и именно на нее обрушиваются нынче волны критики.
И, наверное, самое важное. Началась кампания по изживанию тибетского языка вообще, как явления. Часы тибетского языка сокращаются, количество предметов, преподаваемых на китайском, напротив, растет, курсы «родной речи» при монастырях запрещены вообще. Однако, все делается по-умному. Над «программой разъяснения» работают лучшие педагоги и психологи Поднебесной, о том, как хорош и актуален китайский и, наоборот, «не актуален и не престижен» тибетский объясняют десятки первосортных мультиков, сериалов, молодежных шоу, фильмов и песен звезд всех уровней. Цели программы не особо скрываются. Во всяком случае, осенью 2012 года некто Ма Сюйцин (транскрипция с английского, возможно, не очень точна), функционер того уровня, на котором озвучивают высшее мнение, но никогда не говорят от себя, сделал даже несколько непривычно откровенных признаний. В частности, указав на то, что «единство и процветание Китая важнее сохранения культурных традиций одного из народов» и если «тибетский язык пропадет вовсе, но взамен каждый тибетец станет культурным, просвещенным и обеспеченным человеком, это будет правильным, мудрым обменом».
По сути дела, идет гонка.
Духовным лидером Тибета был, и пока жив, останется, разумеется, Далай-лама, отказавшийся, - и судя по всему, искренне, - от курса на сепаратизм. Но он стар, и он уже фактически не у дел, а всеми реальными делами «тибетской оппозиции» в эмиграции руководит «всенародно» (в смысле, всеми общинами в эмиграции) избранное «демократическое правительство в изгнании» во главе с Лобсангом Сангаем, пользующееся полной поддержкой США и настаивающее на «реальной автономии Тибета». Смерть Далай-ламы, - а 77 лет есть 77 лет, - несомненно, даст толчок очередному старту противостояния, и тут уж кто не успел, тот опоздал.
И вот тут – тпру.
Китай, конечно, интересен.
Но интересен, на мой взгляд, в первую очередь, как полигон, где так или иначе апробируются все программы и проекты, реализуемые против всех, кто занесен в пресловутый список «очередников на демократизацию». Начиная с «перестройки», которую СССР и КНР, как известно, провели по-разному, и результаты налицо.
А затем было всякое.
Сперва - почти нескрываемо спонсируемая Западом раскрутка исламского радикализма в Синьцзяне, завершившееся тем, что после серии зачисток, о масштабе которых можно только гадать, вопрос сошел с повестки дня.
Затем «невинная» секта «воодушевляющей гимнастики» Фалуньгун, - по факту, кадровый резерв будущих «уличных бойцов», - лидеры которой нынче отсиживаются в эмиграции, а миллионный актив отбывает многолетние сроки.
 И вот, наконец, ставка на Тибет. С соответствующей реакцией, - судя по тому, что Пекину до сих пор в этом направлении удавалось все, имеющей все шансы на успех.
 Естественно, при наличии политической воли.
Но эта воля, исходя из количества коррупционеров всякого ранга, ежегодно расстреливаемых в Чжунго, есть, и не просто есть, но с запасом прочности на много лет.
Вот и все.
А если кому-то захочется, прочитав и перечитав, углядеть в данном тексте намек, - что ж, я не возражаю.
 
P.S. Редакции: разумеется, опыт КНР применим не ко всем странам -- Китай есть по сути не империя, а крупнейшее национальное государство, естественно стремящееся к моноэтничности. С другой стороны, мы уже вооружены опытом последних 25 лет и знаем, что именно флагманы "национальных культур", выращенных СССР в качестве просветительских элит для носителей периферийных языков империи, стали идеологами не только отделения, но зачастую и этноцида русских на своих территориях.
Так что китайский опыт, несомненно, заслуживает самого внимательного изучения.