Автор Тема: Германия  (Прочитано 2560 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Hrizos

  • Гость
Германия
« : 08/12/12 , 01:20:02 »
http://www.newswe.com/Johnie/322/stal.jpg height=239

Памяти павших


Лион Фейхтвангер (1884 - 1958)

Мы здесь лежим, желты, как воск.
Нам черви высосали мозг.
В плену могильной немоты,
Землёй забиты наши рты.
Мы ждём ответа!

Плоть наша - пепел и труха,
Но, как могила ни глуха,
Сквозь глухоту, сквозь сон, сквозь тьму
Вопрос грохочет: "Почему?"
Мы ждём ответа!

Мы ждём! Мы только семена!
Настанут жатвы времена.
Ответ созрел. Ответ идёт.
Он долго медлил. Он грядёт.
Мы ждём ответа!


Перевод Льва Гинсбурга.


Фото - Фейхтвангер и Сталин в Кремле 8 января 1937 года. Фото из каталога выставки «Берлин – Москва/Москва – Берлин»

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 9393
http://prabook.com/web/show-photo.jpg?id=1499479

    ТЕ ГОДЫ - ЭТИ ИМЕНА
    Альбрехт Гаусгофер (Хаусхофер)
    Albrecht Haushofer
    (7.01.1903 - 23. 04.1945)


    Он жизнью искупил
    Отцовскую вину




         Когда я читаю или думаю о таких людях, как Альбрехт Гаусгофер (Хаусхофер), я начинаю понимать как и почему немецкий народ преодолел "обморок" нацизма и создал современную Германию... Понимаю. И восхищаюсь этим человеком.

         Недавно в "Заметках" (в №26, 25.03.2003г.) была опубликована моя статья "Черный ворон, черный ворон" (о роли эзотерических учений в немецком национал - социализме). Одним из самых значительных персонажей (хотя о нем и говорилось вскользь) там был Карл Гаусгофер - генерал вермахта, основатель и редактор журнала "Геополитика", один из идейных вдохновителей оккультизма в национал - социализме, "гуру" Адольфа Гитлера, маг (так называл Карла Гаусгофера до самой своей смерти его бывший ассистент Рудольф Гесс), профессор, доктор политологии. Говорили, что он "стоит за Гитлером". Действительно, сразу после пресловутого "пивного путча" именно Карл Гаусгофер был приведен Рудольфом Гессом в тюрьму, в которой находился тогда Гитлер. Здесь он (Гаусгофер) неоднократно имел с последним (Гитлером) продолжительные беседы. Считалось, что именно Карл Гаусгофер внушал "бесноватому" Адольфу мысль о его "великом предназначении" быть "национальным барабанщиком" и вооружил его идеями о "мировом господстве" "арийской расы".

         Альбрехт Гаусгофер (я пишу его имя и фамилию в принятой русской транскрипции, хотя, по-моему, правильнее было бы писать Хаусхофер) был сыном Карла Гаусгофера.

         Альбрехт Гаусгофер родился 7.01.1903 года в Мюнхене и после окончания учебы первоначально пошел по стопам своего знаменитого отца: стал профессором (с 1940г.) политической географии в Берлинском университете и одновременно сотрудником Имперского министерства иностранных дел.
         Широко образованный, объездивший весь свет, знаменитый сын знаменитого отца, преуспевающий ученый, литератор - автор пьес "Сципио" (1934), "Сулла" (1938)..., он был принципиальным противником гитлеровского режима. Альбрехт Гаусгофер "считал нацизм величайшим бедствием для Германии и присоединился к заговорщикам. После неудачи Июльского заговора 1944 арестован и заключен в тюрьму Моабит. Написанные им в тюрьме "Моабитские сонеты" случайно сохранились и были опубликованы после его смерти. За несколько дней до конца войны был вывезен из тюрьмы и убит" (Залесский К. А. "Кто был кто в Третьем рейхе": биографический энциклопедический словарь , М. Астрель АСТ. 2002, стр.677).
         Ну, что еще необходимо сказать. Что благоговел перед матерью и с уважением относился к отцу, чьи взгляды считал трагической ошибкой; что любил и оберегал своего брата, невинно заключенного все в тот же Моабит; что в своей жизни руководствовался величайшими образцами духа; что считался идеологом немецкого Сопротивления и жизнью заплатил за свои убеждения. Много можно сказать. Много...

         Но мне кажется, лучше прочитать его "Моабитские сонеты".

         Я попытался их перевести. Я впервые пишу слово "перевести", ибо в отличие от своих предыдущих "переложений" из Р. Ауслендер, И. Бахман, И. Бобровски, Н. Закс, Г. Казака, М.-Л. Кашниц, П. Целана на этот раз попытался не только передать содержание, но и постарался сохранить размер, а по возможности и тональность стихов.
         Я не знаю, переводил ли кто-нибудь "Моабитские сонеты" Альбрехта Гаусгофера на русский язык (мне такие переводы не встречались). Но я перевел все 80 стихотворений.
         Это отняло много времени. Но это было прекрасное время, ибо в процессе перевода мне посчастливилось соприкоснуться с величием духа этого человека - этогоВЕЛИКОГО НЕМЦА - АЛЬБРЕХТА ГАУСГОФЕРА (ХАУСХОФЕРА).

         P. S. По условиям журнальной публикации я, естественно, не могу опубликовать все переводы его 80 сонетов. Надеюсь, что когда - нибудь это удастся сделать.
       
       
    Альбрехт Гаусгофер (Хаусхофер)

       
       
    "Моабитские сонеты"
       
       
    (перевод Д. И. Гарбара)   
    (на основе подстрочного прозаического перевода, выполненного Е. С. Едвабной)

       

             
    1    В  оковах

    Нет, камера моей тюрьмы
    Лишь кажется безжизненной, пустой.
    И серость стен, решеток стиль простой
    Скрывают жизнь, которой дышим мы

    Да, жизнь: надежда и вина,
    Людское горе, всемогущий рок,
    Безмерность смерти, жизни краткий срок, -
    Все это видела и слышала она.

    И каждый шорох, каждый стук
    Я слышу - на пределе нервы...
    Я не последний здесь... И я не первый...

    Я чувствую тепло протянутых мне рук
    Сквозь сон, что охраняет воспаленный ум,
    Сквозь одиночество. И безысходность дум...

    Переведено 22. 02. 2003г.


    1V    Зов  волн

    Возможно, что я знаю о звучанье
    Немного больше, чем глухой.
    Но знаю точно: что со мной -
    Я должен донести сквозь немоту молчанья...

    Ты, может быть, приглушишь звук.
    Замри, в слух обратись и не мешай:
    Пусть звук летит - надежды не лишай.
    Пусть будет слышен сердца каждый стук

    Я слушаю. Оковы на руках.
    И весть уже, увы, к другим несется.
    Так пусть другое седце встрепенется,

    Так пусть другой преодолеет страх.
    Я им кричу сквозь мрак: так должно быть!
    Не падай духом! Верь! Ты будешь жить!

    Переведено 22. 02. 2003г.


    V1    Бокал  с ядом  цикуты

    В Афинах ищут место, где Сократ
    Ждал кубка смертоносного цикуты.
    Он выбрал: лучше яд, чем эти путы.
    Свобода нам дороже во сто крат.

    Я видел это место и нимало
    Не обратил вниманья: Парфенон
    Вдали виднелся. В блеске солнца он
    Затмил мне блеск смертельного бокала.

    Теперь мне жаль, что я тогда
    Прошел, не опустившись на колени;
    Прошел, Сократа не коснувшись тени.

    Кто знал, что вот пройдут года
    И тот же выбор: сок цикуты
    Иль власти омерзительные путы...

    Переведено 22 - 23. 02. 2003г.


    V11    Эпоха  варварства

    Преданье есть, что в древних Сиракузах
    Хористов пленных, воспевавших Ахиллеса,
    По милости царя и волею Зевеса
    Освобождали, сняв с них узы.

    Еще мы слышали от дедов и отцов,
    Что даже сам свирепый Хан Чингиз -
    Строитель пирамид из черепов - не  строил из
    Голов артистов и ученых - мудрецов.

    Но время повернуло нынче вспять:
    Кто быть захочет  Чингиз ханом?
    Сегодня мир под властью варвара и хама.

    У тех, кто громоздит опять
    Из трупов пирамиды для страны,
    Все черепа для этого равны.

    Переведено 22 - 23. 02. 2003г..


    X1    Шумы (Шорохи)

    Пахнуло из окна дыхание зимы.
    В нем скрипы, шорохи глухие...
    То звуки варварской стихии.
    Увы, но к ним привыкли мы.

    Шаги охраны, шум завода,
    Визжанье рельсов, звук сирен ночных...
    Я жду, когда колокола заглушат их,
    Когда заговорит великая Природа.

    Пока еще звучит мотор войны.
    Еще не слышно мирных звуков.
    И ночь полна неясных шорохов и стуков.

    Но вот рассвет. И запахи весны.
    Все глуше звуки варварских хоров.
    Я слышу, слышу звук колоколов!

    Переведено  24. 02. 2003г.


    X11    Новогоднее

    Сильвестр. И вдруг раздался гром.
    Мы притаились, еле дышим.
    Забились в камерах, как мыши.
    Ждем бомбы в наш проклятый "дом".

    Но стихло все: Сильвестр, благословенье...
    Берлин в руинах. Это бред...
    Наука! Ты приносишь вред.
    Замри, остановись, мгновенье!

    Мир знает ужасы войны.
    Но ничему история не учит.
    Затмение легло как туча...

    В затмении Германии сыны.
    Наука призвана в солдаты.
    Сон разума... Очнись! Куда ты...!

    Переведено  24. 02 .2003г.



    X111    Рабы техники

    Равенна, Зальцбург, Мюнхен, Генуя,
    Вестминстер, Кёльн, Антверпен, Любек, Турс -
    У каждого из вас свой облик, свой ресурс
    Отличный от Омахи с Красноярском  вижу я.

    Но все, что строилось за сотни лет
    Разрушено своими же руками.
    Мы все с собою сотворили сами!
    И нам самим за все нести ответ!

    Тот, кто разжег костер войны,
    Поймет ли он, что он творит?
    Ведь в том костре он сам сгорит!

    Он думает, что груз вины
    Минует, как пока минуют бомбы.
    Нет, впереди я вижу жертвы - гекатомбы...

    Переведено  24. 02 .2003г.


    X1V    Тигро-обезьяны

    В седом Китае с давних пор
    Обожествлялась тигро-обезьяна.
    Считалось, -  человек  не ведает изъяна
    Коль в жизни мудр, а в битве смел и скор.

    Но человек, живущий без любви,
    Присвоив право сильного себе,
    Потребность ощутив в насилье и борьбе,
    Рискует утонуть в чужой (в своей) крови.

    Наука призвана в солдаты.
    Машины сеют смерть и страх.
    Плоды трудов людских - все тлен и прах.

    И вот уже грядет смертельный атом...
    Тот, кто сегодня про злодейства те
    Расскажет, - завтра будет на кресте.

    Переведено  24. 02 .2003г.


    XV11    Комар

    Комар! И здесь! В такое время!
    Он тихо сел мне на руку, жужжа.
    Комар - крылатая душа.
    Он прилетел, чтоб разделить со мною бремя.

    Хлопок... и нет его?   Но я не зверь.
    Мне капли крови для него не жаль.
    Пей, пей, комар, покамест вдаль
    Не улетел я, за собой захлопнув дверь...

    Пока могу я кровью поделиться,
    Ты будешь сыт. А значит - будешь жив.
    Пей. Пей, комарик, не дрожи.

    Быть может, завтра уж напиться
    Не сможешь, - краток комариный век...
    И мой не дольше. Смертен человек...

    Переведено  24. 02 .2003г.


    XV111     Воробьи

    Железная решетка на окне.
    Они в гостях. Хозяин я.
    Два воробья. Свободная семья.
    Они пришли. Но не ко мне.

    Они - семья . У них свои дела:
    Беседы, ссоры, ревность, драки...
    Два милых существа. Такие забияки.
    Ну, что им я? Решетка нас свела...

    Две пары черных глаз. Чирик - чирик...
    Они в своих делах. У них свои заботы.
    Ты им никто. И кто ты..., что ты...

    Бочком, бочком. Взмах крыльев. Птичий крик...
    Подпрыгнули. Вспорхнули. Улетели...
    Ты вновь один...   Один. И впереди недели...

    Переведено  24. 02 .2003г.
                 
     
    XX    Бетховен   

    В шестнадцать, кажется, неполных лет
    Мне вздумалось играть великого "глухого".
    Я молод был и ничего плохого
    Не видел в том в свои шестнадцать лет.

    Учительница мудрая моя сказала,
    Что написавший был глухой старик:
    Пройдут года и ты поймешь, в чем он велик.
    Но до того минует дней немало...

    Потом задумалась, присела, помолчала...
    И было столько доброты в ее глазах...
    И я молчал. Я ничего ей не сказал.

    Вот и сегодня эта музыка звучала.
    Она доносится ко мне сквозь годы,
    Сквозь стены камеры. И сквозь невзгоды.

    Переведено  24. 02 .2003г.


    XX11    Спутники

    Они проходят предо мной:
    Йорк и Мольтке, Шуленбург, Шверин,
    Хассель и Попитц, Планк и Хельферих, -
    Идут незримой чередой...

    Во блеске власти и у смерти на краю
    Никто из них не думал о себе.
    Жизнь каждого - борьба. Вся жизнь - борьбе.
    И никогда, никто - про выгоду свою.

    Я долгим взглядом провожаю их:
    Почет, власть, слава, деньги, званья...
    Все было... Все...Но их вело сознанье -

    Великих спутников моих.
    Безвременье, страну окутал мрак...
    Нет места чести. Честь - бесчестью - враг.

    Переведено  28. 02 .2003г.


    ХХ111    Отчизна

    Я часто слышал на допросе:
    Зачем я не бежал, не скрылся от погони
    В Швейцарии - кто там меня догонит?
    Недоумение мне слышалось в вопросе...

    Что мне сказать, как мне ответить им?
    Мне верилось - Отчизна сумеет защитить меня,
    Что выведет меня из - под огня...
    Но не был я спасен Отечеством своим.

    Едва ли я увижу отчий дом
    И край, где снежные вершины
    Стоят на страже - стерегут долины,

    Где каждый год под новым льдом
    Стоят на страже новой жизни
    Вершины - рыцари моей Отчизны.

    Переведено  1. 03. 2003г.
                 

    XX1V    Ахерон

    Я ухожу за Ахерон...
    Последние слова в наземном царстве:
    Преступна власть в преступном государстве.
    Отец, очнись! Ты ослеплен!

    Над родиной навис смертельный холод.
    Страна погружена во мрак и сон.
    Отец! Неужто этого не видит он:
    Пожары, смерть, разруха, голод...

    Я часто отрекался от всего:
    От радостей любви, от хлеба и вина...
    Конечно, в том, что есть, - есть и моя вина...

    Вот Ахерон. Я на брегах его.
    Осталось бросить лишь последний взгляд.
    За Ахероном нет пути назад...

    Переведено  1. 03. 2003г.
                 
     
    XXV    Олимпийский праздник

    Они ликуют. Храм. Горят огни.
    Померкли звезды в факельном сияньи.
    Колонны замерли в тревожном ожиданьи.
    И над колоннами они, они, они...

    В своих глазах они почти, что боги.
    Фанфары, марши, факела горят...
    Они уверены - им боги путь торят.
    Исчислены, измерены дороги...

    Горят, горят над ними факела.
    Проходят молодежные колонны.
    Взгляд олимпийцев горд и непреклонен...

    Но после факелов останется зола...
    Нас не обманет блеск огней:
    Я вижу, вижу марш теней...

    Переведено  1. 03. 2003г.


    XXV1    Факельное шествие (видение)

    Колонну олимпийцев замыкал
    Гигант, красавец, истинный атлет.
    В нем воплотился древней Греции расцвет.
    Он нам о древности напоминал.

    Среди шагающих колонн
    Как эстафету сквозь века, -
    Высоко поднята рука, -
    Несет огромный факел он.

    Вдруг на меня дохнуло страшным жаром:
    Огонь проносится сквозь страны и века...
    Пылает факел... Не дрожит рука...

    Мне в каждом факеле мерещатся пожары.
    Пылает факел в наступившей мгле...
    Горит! Горит! Пожар грозит земле!...

    Переведено  1. 03. 2003г.
                 

    ХХХ    Мама

    Тебя я вижу в отблеске свечи:
    Ты у калитки. В ночь глядишь в упор.
    Ты ждешь. Прохлада сходит с гор.
    Ты зябнешь в холоде ночи.

    Ты мне глядишь спешащему вослед,
    Спешащему во мрак, в безвременье, в дорогу...
    И улыбаешься, чтоб скрыть тревогу...
    Кто знает, что нас ждет во мраке лет...

    Нет, то не свет свечи, - любовь твоя
    В кромешной тьме мне освещает путь
    Я ухожу... Назад не повернуть...

    Седая прядь дрожит. И в ней вина моя.
    Огонь свечи. Окошка рама...
    Ты мерзнешь. В дом войди, согрейся, мама...

    Переведено  2. 03. 2003г.


    ХХХV11      Брат

    Мой брат! Он тоже здесь. Но он не виноват.
    Он обвинен беспочвенно, облыжно.
    Они надеются, что, может быть и выжмут
    В допросах про меня. Но он всего лишь брат.

    Мой брат, он не такой, как я.:
    Он домосед, и дом ему как щит,
    Он садовод, и на земле стоит,
    Отец и муж он, у него семья...

    Надеюсь я. - минует горький час,
    Он оправдается и на свободу выйдет,
    В дом возвратится, родину увидит...

    И там, на родине он встретит вас.
    Потом, надеюсь, в вожделенной тишине
    Вы с братом впомните и обо мне...

    Переведено  11. 03. 2003г.
                 

    ХХХV111      Отец

    Есть на Востоке сказка: демоны земли,
    Что горести и смерть несут народу,
    В кувшины загнаны и спущены под воду
    Пучина скрыла их  Над ними - корабли...

    Но вот рыбак кувшины вынул из воды.
    И знать не зная, кто в них заключен,
    Открыл...И демоны на волю вышли вон.
    И землю вновь объял пожар беды...

    Так мой отец, найдя кувшин в воде,
    Мог демона в кувшине удержать.
    Но он с кувшина снял печать.

    И демон на свободе - быть беде...
    Отец, ты снял печать - на волю вышло Зло...
    Отец, ты близорук! Нам вновь не повезло...

    Переведено  11. 03. 2003г             


    ХХХ1Х       Вина

    Мне говорят: ты виноват, ты предал...
    Нет, не предатель я народу своему.
    Я виноват в другом: я знал..., но я ему
    Не говорил о том, что раньше многих ведал.

    Моя вина в ином: я видел - из кувшина
    Зло вырвалось и воспарило ввысь.
    Я должен был кричать: Народ, остерегись!
    Но я молчал. Зло создало преступную машину.

    Я виноват. Не в том вина моя,
    Что я боролся с властью бешеного зверя.
    Я слишком долго ждал, надеялся и верил,

    Что  это сделает другой - не я, не я...
    Вот в чем пред Родиной вина моя.
    Сегодня ясно вижу это я...

    Переведено  11 - 12. 03. 2003г.


    XL    Судьба (Фатум)

    Морская буря и степей ужасный жар -
    Столкнулись в нашем доме две стихии...
    Что ждет мою страну в года лихие!?
    Где силы взять, чтоб погасить пожар!?

    Тех, кто способен твердою рукой положить
    Предел преступников деяньям,
    Власть уничтожила. Теперь за злодеянья
    Придется нам большою кровью заплатить.

    Зола и пепел - вот, что всех нас ждет.
    Зола и пепел - больше ничего...
    Таков удел народа моего...

    Но верю: светлый день придет:.
    Золу и пепел смоет дождь веков...
    Да, будет так! Закон веков таков...
                 
    Переведено  12. 03. 2003г.


    XL1     Крысиная процессия

    Поля покрыты полчищами крыс.
    Армада топчет все живое без разбора.
    Сейчас нет места  разговорам:
    Смертельного укуса берегись!

    Взбесившийся вожак ведет их всех к воде.
    Поля и нивы - все серым-серо ...
    Как будто землю пеплом замело...
    Тревожно в воздухе - знать быть беде...

    Зовущий звук пронзителен и груб.
    В нем обещанье крови, мяса...
    К реке стремится отвратительная масса...

    Обрыв. И в воду: труп, труп, труп...
    Звук тонет в бешенстве воды...
    И море прячет след беды...

    Переведено  12. 03. 2003г.


    XL11    Великий поток

    Я вспоминаю Миссисипи в час разлива:
    Коричневый поток - вода, вода, вода...
    Казалось. Жизнь ушла отсюда навсегда...
    И так на сотни миль - до самого залива.

    Все под водой: дома, поля, посевы...
    Безжизненный пейзаж - вода: в ней ил...
    Нет ни живых людей, ни даже их могил...
    Кричи - не докричись: эй, люди, где вы, где вы!

    Но отступили воды. И земная твердь
    Наружу вышла: всюду, всюду ил...
    Он влажным одеялом все покрыл.

    Жизнь победила, победила смерть.
    Теплом согреты нивы и поля.
    И Солнце, Солнце!... Ожила земля...

    Переведено  13. 03. 2003г.

                 
     
    XL111    Сожженные  книги

    Когда великий повелитель Ши Хванг Ти,
    Чья слава в Поднебесной велика,
    И чья в бою не дрогнула рука.
    Сопротивленье духа ощутил,

    Он приказал: Дух уничтожить!
    Все книги сжечь! А мудрецов убить!
    Приказ царя - закон. Так этому и быть.
    К чему пустые знанья множить...

    Прошло одиннадцать недобрых лет:
    Сгорели на кострах святые письмена,
    Ученых - мудрецов забыты имена...

    Вот, наконец. и Ши Хванг Ти уж нет...
    Его преемник жил в согласьи с веком:
    Он мудрецов не жег...Был добрым человеком
                           
    Переведено  13. 03. 2003г.
                 

    ХL1V    Александрия

    Когда толпа безумцев и святош,
    Ведомая рукой фанатика - владыки,
    Ворвалась в град, прекрасный, многоликий,
    Она узрела свитки тонких кож.

    Как поступить - скажи, владыка, нам, -
    Оставить эти буквы - знаний семена?
    Или предать огню се свитки - письмена,
    Как прочий, никому не нужный хлам?

    Все знания в Коране, - молвил он, -
    Чужие знанья - лишние вериги...
    И вот в огне пылают книги...

    Прошли века: живут Гомер, Платон...
    Кто нынче помнит имя грозного владыки?
    Все прах и тлен. Но живы, живы книги.

    Переведено  01. 04. 2003г.


     XLV    Доверие Слову Божию

    Когда наместник бога на земле
    Решил в Провансе ересь истребить,
    Он приказал всех сущих там убить,
    Все сжечь - нет ереси в золе...

    Резня, резня, - нам некого беречь!
    Кровь заливает отворот ботфорт...
    От крови содрогнулся граф Монфорт.
    И к папскому легату держит речь:

    Скажи, как отличить еретика?
    Не все же здесь проклятые катары.
    Быть может сохранить нестарых?

    В ответ легата поднялась рука.
    Монфорт услышал: убивайте их!
    Бог сам сумеет отличить своих...

    Переведено  01- 02. 04. 2003г.
     

    XLV1    Гибель (падение)

    Легко о смерти слышать. Но чужой.
    Как будто это эхо издалече.
    Как будто вовсе не о смерти речи...
    Но нынче гибнет не чужой, а свой.

    Да, это мой народ. Он обречен...
    За глухоту к страданьям жертв, за опьянение победой,
    За горлопанство и заносчивость, за беды,
    Что он принес другим, заплатит он.

    Вертится Божья мельница. Вертится...
    Все перемолото: победы и успех.
    Теперь к ответу - всех нас. Всех...

    Мне страшно думать, что случится,
    Как сложится судьба народа моего...
    За все ответит он - теперь черед его...

    Переведено  13. 03. 2003г.


    XLV11    Великие мертвецы

    Уж ежели народу моему
    В грядущем предстоит рабами стать
    И тяготы неволи испытать,
    Судьба оставит шанс ему:

    Сквозь грязь и кровь, страдания и муки
    Его великие духовные отцы,
    Его святые мертвецы
    Протянут страждущим спасительные руки.

    Бах, Гете, Кант - их всех не перечесть -
    Преодолеют кровь и тлен,
    Чтобы поднять народ с колен,

    Чтобы спасти германцев честь.
    Их не согнуть - великих мертвецов.
    Над ними дух Святых Отцов!

    Переведено  11. 04. 2003г


    XLV111    Наследие

    В пыли и щебне город Вавилон.
    От древних Фив остался только храм.
    Руины говорят о Ктесифоне нам.
    Ангкор - в лесу. Почти не виден он.

    Руины, тлен, обломки, -  как плащом
    Накрыло нас наследие веков.
    Недолго суждено знать кто - каков.
    Потом былое зарастет плющом.

    Все победит трава забвенья.
    Тысячелетия расцвета - в пыль и прах.
    Борьба на смерть, а не на страх.

    За тридцать лет - за малое мгновенье
    Все наши мысли, чувства - зря.
    Когда (и где) еще подымется заря...

    Переведено  02. 04. 2003г.


    L11    Без оков

    Не помню сколько я носил свои оковы.
    Не знаю, что мне ждать в грядущем "впереди".
    Желания кипят еще в моей груди.
    Они пока смириться не готовы.

    Оковы страсти: детское "хочу",
    И взрослое "могу", и мужественно "надо", -
    Вот внутренних оков триада.
    Преодолеть ее - теперь мне по плечу.

    Оковы внешние - в них тоже есть урок:
    Я сердце заковал свое в броню.
    И верность только принципам храню.

    Тюрьма: ну. что ж, - и это впрок...
    Полгода в кандалах - урок таков:
    Свободен я теперь от внутренних оков...

    Переведено  02 - 03. 04. 2003г.


    L111    Миф

    О, эти песни "крови и борьбы":
    Везувий, готы, гунны и бургунды,
    Кровавый Хаген, властный Гунтер...
    Но никому своей не избежать судьбы...

    Кровь, кровь и снова кровь...
    Кримхильды верной яростная месть.
    В убийстве - слава,  доблесть, честь...
    Всё это возвратилось вновь.

    Кровавый миф питает наш народ.
    Почти что тридцать поколений
    Без покаяний и без сожалений...

    В героях числится убийца и урод.
    Нас тешит битва в зале Этцеля - Атиллы.
    Увы, на миф народные уходят силы...

    Переведено  03 - 04. 04. 2003г.

                 
    LУ    Зезенхайм

    Известье: Зезенхайм подвергнут штурму...
    И сразу вспомнилось: "Свиданье и разлука".
    Любовь к прекрасной Фредерике, сердца мука..
    Ведь здесь начало "Drang und Sturm"-у.

    Сад, шорохи ночные, лунный свет...
    И Гете - всаднику : "Смотри, не пропусти".
    Любовь! Прощай! Прощай! Прости...".
    И что - то страстное в ответ...

    Он не вернулся больше в Зезенхайм.
    Но после много раз все вновь и вновь
    Он вспоминал его. И первую любовь...

    Известье: штурмом взяли Зезенхайм...
    Но Рейн течет. И теплится любовь...
    Да, Рейн течет... Все возвратится вновь.

     Переведено 5. 04. 2003г


    LУ1    Мемфис

    Я вспоминаю Нил в часы восхода.
    И пирамиды в свете солнечных лучей...
    Картина чудная - не оторвать очей...
    И мысли о величии народа -

    - Строителя великих пирамид,
    Что с нами говорит сквозь тысячелетья.
    Лицо вождя, что диорит пронес сквозь лихолетья,
    И мощи - те, что мумия хранит...

    И благородство фараонов,
    Чью память до сих пор хранит
    Залог бессмертия - гранит

    Они ушли во время оно.
    Они ушли... Но сквозь века
    Их нам протянута рука.

    Переведено 5 - 7 . 04. 2003
                 

    LУ11    Фараон Аменемхет

    Папирус нам принес тяжелые слова.
    Они принадлежали фараону с юга:
    "Не доверяй, нет ни врага, ни друга.
    Не слушай, что гласит расхожая молва".

    Аменемхет - фиванский фараон.
    Добился мира для своей страны.
    Народ освободил от ужасов войны.
    И сыну передал слова завета он.

    "Не доверяй!" - тяжелые слова.
    Четыре тыщи лет - день изо дня...
    Они как искры из огня.

    От этих слов немеет голова.
    И надо ль воплощать такой завет?
    Кому задать вопрос? Где получить ответ?

    Переведено 8. 04. 2003г


    LXУ1    Бхагаватгита

    В Махабхарате есть рассказ. Сюжет таков:
    Однажды юноша - прославленный герой
    Собрался с воинством на смертный бой.
    Но остановлен мыслию: прольется кровь...

    Великий Кришна в восхищеньи от него,
    Чтоб подтолкнуть на славные деянья,
    Внушил ему: в сем нету злодеянья...
    И перед боем руку укрепил его.

    Рассказ окончен. Но вопрос кумиру
    По-прежнему остался без ответа...
    И вот сегодня, здесь я повторяю это:

    Бог, создавая мир, не заповедал миру
    Войны.Он строил мир на жизни,- не на крови.
    Не убивая, завещал нам жить. В любови.

     Переведено 15. 04. 2003г.


    LXХ    Омар Хайям

    Великой аллегории поэта
    Не поняли наследники его.
    В ней нет насмешки - ничего,
    Что говорило бы об этом.

    Напротив, Бог велик. И как гончар
    Он лепит нас из праха, как из глины.
    Но не Его вина, когда в кувшины
    Вино налито,- но скисает божий дар.

    Гончар и глина - аллегория  ясна:
    Все, что изваяно, - то смертно.
    Лишь руки Гончара бессмертны...

    Все прахом станет. Но придет весна:
    Творец - Гончар  из праха, как из глины
    Для жизни изготовит новые кувшины...

    Переведено  06. 05. 2003г.


    LXХ1    Фазан

    Тай -Тсунг - китайский император в цвете сил
    Просил нарисовать фазана в смертный миг.
    Изысканны желанья у владык...
    Художник на шедевр три года испросил.

    Окончен срок. Художник властелина
    Зовет. Пред ним из шелка полотно:
    Живою птицей кажется оно...
    Наш император потрясен картиной...

    Законченно! - в восторге молвил он.
    Но мастер сделал шаг вглубь мастерской:
    Где сотни заготовок обрели покой...

    Проб и ошибок у Природы миллион.
    Жизнь рукотворной вещи коротка...
    Природа вмиг творит... И навека.

    Переведено  05. 05. 2003г.


    LXХ1У     Кami

    Согласно правилам Востока
    Я прежде, чем дыханию уснуть,
    Могилы многих должен помянуть, -
    Предшественников, близких и далеких.

    И вот теперь из камеры своей
    Я должен это сделать, и в дорогу
    Приуготовить душу - подвести к порогу.
    А дальше мертвые помогут ей.

    Проводники в потусторонние миры
    Для чистых душ особый знают путь.
    И те, кто не готов, - придут когда-нибудь.

    Ведь души мертвых снисходительны, добры.
    Лишенные страстей, желаний пут,
    Они на помощь к ним придут...

    Переведено  06 - 07. 05. 2003г


    LXХ1Х     Val Tuoi

    Я вспоминаю Альпы: горную долину,
    Ручей, несущий талых вод поток...
    Там, высоко в горах его исток.
    И мы с тобой туда, вверх, к Энгадину.

    Я видел: счастье утекает как вода,
    Как запах трав, как сладкий мед...
    И снова наступают скалы, лед.
    Но я хочу назад: туда, туда.

    Хочу там  подвести итог:
    Спуститься в белые и мягкие снега,
    Ручей увидеть, - жизни берега...

    Я не прошу. Нет, видит Бог!
    Я искренне хочу, - поверьте:
    Туда - к вершине Счастия и Смерти...

    Переведено  08. 05. 2003г


    LXXX    Время

    Я грежу днем с открытыми глазами,
    И ночью, позабывшись кратким сном.
    Я грежу - только об одном:
    Бесценно время - то, что с нами...

    От грез нас отвлекает звон ключей,
    Стук мисок при раздаче пищи...
    Вне грез я гол, я беззащитен - нищий,
    Я весь в руках своих безумных палачей.

    Я как гребец. Но весел нет с собой...
    И руки скованы, и порваны одежды.
    Река несет к обрыву... Нет надежды.

    Я слышу водопада грозный вой.
    Но руки скованы и весел нет с собой...
    Проигран бой? Убийство - ведь не бой!...

    Переведено  25. 02. 2003г.


       
         Вместо послесловия
       
         Наверное, это просто совпадение, но для меня оно символично: В этом году Альбрехту Гаусгоферу (Хаусхоферу) исполнилось бы 100 лет. Он не дожил до своего юбилея ровно столько, сколько мы живем в послевоенном мире.

         В мире, за право жить в котором он боролся и за который он погиб.

         И еще: я завершил перевод его сонетов (LXXV111 и LXX1X; LXXX был переведен ранее) 8.05. 2003г, в день, когда весь мир отмечает День Победы и накануне 9.05. 2003г, - когда эта дата отмечается в странах бывшего СССР. В этот день мы вспоминаем обо всех погибших в борьбе с фашизмом. Обо всех погибших за нас.

         Для меня, пережившего Вторую мировую войну в детском возрасте, это великая дата. И я, спасенный в этой войне, рад тому, что мне удалось сделать полный перевод его "Моабитских сонетов".

        Пусть это будет моим приношением его памяти.

        Памяти всех, кто ценой своей жизни позволил нам дожить до этих дней.

     Д. И. Гарбар

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 9393
Re: Германия
« Ответ #2 : 13/09/16 , 02:18:27 »
Ганс Магнус Энценсбергер

ЗАЩИТА ВОЛКОВ ОТ ОВЕЦ

Что: прикажете коршуну жрать незабудки?
Шакалу сделаться кроликом?
Или, по-вашему, волк
сам себе добровольно
выдернуть должен клыки?
Чем вам не нравятся правые?
Чем не нравятся левые?
Отчего с таким изумлением
вы, как кретины,
уставились в телевизионный экран!
Ах, вы узрели неправду
в очередной передаче!

Но кто же тогда нашивает
на генеральские брюки
кровавые ленты лампасов?
Кто преподносит барышнику
жертвенного каплуна?
Кто, заходясь от гордости,
украшает свое урчащее брюхо,
уютно урчащий пупок
крестом с дубовыми листьями?
Кто берет чаевые —
извечные тридцать сребреников
(по курсу западной марки)
за сокрытье злодейства?!

В нынешнем мире
воров меньше, чем обворованных.
Кто рукоплещет взломщикам?
Кто возводит убийц в почетные граждане?
Кто исступленно жаждет,
чтобы его околпачили
и обобрали, как следует?

Вот вам зеркало: гляньте,
узнайте самих себя,
робких,
страшащихся грубой суровости правды,
неумолимости знанья,
передоверивших право на бессмертную мысль
стае волков!

Вденьте в ноздрю кольцо —
вот для вас лучшее украшенье!
Нет такой глупости,
которую вы бы не слопали,
самый дешевый обман
способен вас тут же утешить,
самое мерзкое рабство
примете вы за свободу.

Жабоподобные овцы,
как вы друг с другом грызетесь,
как вы друг друга морочите!
Братство царит средь волков,
в крепко сколоченных стаях.

Слава разбойникам!
Вы же,
когда вас хотят изнасиловать,
лениво ложитесь
на постель послушания.
Скуля,
вы по-прежнему лжете:
вам нравится быть растерзанными.

Нет, вы не измените мир.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 9393
https://pp.userapi.com/c837526/v837526551/3371d/tqWZnAgmy2Y.jpg

Бертольд Брехт, "Классовый враг", 1933 Германия.

Меня научили в школе
Закону «мое — не твое»,
А когда я всему научился,
Я понял, что это не все.
У одних был вкусный завтрак,
Другие кусали кулак.
Вот так я впервые усвоил
Понятие «классовый враг».

Я понял, как и откуда
Противоречья взялись.
Так и будет всегда, покуда
Дождь падает сверху вниз.

Твердили мне: будешь послушным —
Станешь таким, как они.
Я же понял: не быть тому мясником,
Кто ягненком был искони.
Иной стремился к богатству,
И втирался к богатым он.
Я видел, как искренно он удивлялся,
Когда его гнали вон.

А я не желал дивиться.
Я знал уже в те года:
Дождь может лишь книзу литься,
Но вверх не идет никогда.

Загремели вдруг барабаны:
«Собирайся, народ, в поход,
В богатые дальние страны,
Где нас место под солнцем ждет
С три короба нам сулили
Охрипшие крикуны,
И жирные бонзы вопили!
«Вы драться как львы должны!»

Мы годами не ели хлеба,
Веря в радужные пути.
А дождь все струился с неба,
И вверх не хотел идти.

А потом порешило начальство,
Что республику создадут,
Где каждый будет свободен и сыт,
Тучен он или худ.
Тогда голодный и битый
Очень возликовал,
Но толстопузый и сытый
Тоже не унывал.

А я говорил: «Едва ли!
Это, наверно, ложь!
Где и когда вы видали,
Чтобы вверх поднимался дождь?»

Они бюллетени нам дали,
А мы им — оружье свое,
Они нам — свое обещанье,
А мы им — свое ружье.
Они говорили: с охотой
Должны, мол, помочь мы им.
Мы, мол, займемся работой,
Они же — всем остальным.

И я замолчал. беспричинно
Поверивши в чудеса.
Я подумал: дождь молодчина
Он польется назад, в небеса.

Они нам сказали вскоре,
Что трудный момент прошел,
Что, терпя небольшое горе,
Избегнем мы больших зол.
Мы поверили: лучше поп Брюнинг,
Лишь бы Папен не был у дел.
А потом: пусть уж юнкер фон Папен,
Лишь бы Шлейхер на шею не сел.

И вслед за попом был юнкер,
За юнкером — генерал,
И обрушился с неба на землю
Не ливень, а целый шквал.

Пока мы их выбирали,
Они прикрыли завод.
Голодные, мы ночевали
Под биржей труда, у ворот.
Они нам тогда говорили:
«Дождемся мы лучших дней!
Чем будет острее кризис,
Тем будет расцвет пышней».
Я же сказал ребятам:
«Это классовый враг говорит.
Мечтая о будущем, ищет
Он только себе профит.

Дождь не взлетает кверху,
Он совсем не таков.
Но он может пройти, если солнце
Выглянет из облаков».

Однажды они зашагали,
Новый вздымая флаг.
И кто-то сказал: «Устарело
Понятие «классовый враг».
Но я узнавал в колоннах
Немало знакомых рож,
И голос, оравший команды,
На фельдфебельский был похож.

И дождь уныло струился
Сквозь флаги ночью и днем,
И чувствовал это- каждый,
Кто ночевал пол дождем.

Они стали стрелять учиться,
Они слали проклятья врагам,
Грозя кулаком границе,
Врагам своим — значит, нам,
Потому что враги мы с ними.
Беспощадна будет борьба.
Потому что они подохнут,
Потеряв своего раба.

И вот почему, о мести твердя,
Они за нами гнались,
Бросаясь на нас, как потоки дождя
Бросаются сверху вниз.

Тот, кто от голода умер,
В сраженье честно пал.
Другой на площади умер,
Убит был наповал.
Они того удавили,
Кто голодать не любил.
Они челюсть тому своротили,
Кто хлеба у них просил.
Тот, кому обещали хлеба,
Палачами растерзан был.
В цинковый гроб был запрятан тот,
Кто правды не утаил.

А тот, кто им поверил,
Что он им друг и брат,
Тот, видимо, думал, что ливень
Польется в небо назад.

Мы с тобою враги по классу,—
Надо раз навсегда сказать.
Кто из нас не отважился драться,
Отважился умирать.
Барабаном своим, барабанщик,
Не покроешь ты грома драк.
Генерал, фабрикант, помещик.
Ты — наш классовый враг.

Мы станем с тобой друзьями
Лишь после дождя в четверг.
Так же немыслим союз между нами,
Как дождь не польется вверх.

Напрасно ты будешь стремиться
Замазать вражду, маляр!
Здесь нам обоим не поместиться,
Нам тесен земной шар.
Что бы ни было, помнить нужно:
Пока мне жизнь дорога,
Мне навеки пребудет чуждо
Дело классового врага.

Соглашений с ним не приемлю
Нигде, никогда, никак.
Дождь падает с неба на землю,
И ты — мой классовый враг.