Автор Тема: Читаем, смотрим, слушаем Пыльцына Александра Васильевича  (Прочитано 104606 раз)

0 Пользователей и 3 Гостей просматривают эту тему.

Админ

  • Гость
От Александра Васильевича поступили ответы Вениамину:

 Вопросы Вениамина
Цитировать
Здравствуйте, Александр Васильевич!
 У меня есть два вопроса к Вам.
 
 Вопрос первый. Давайте немного пофантазируем и представим себе, что вам посредством машины времени удалось встретиться с самим собой в юности, когда вам было лет 17. Что бы вы сказали тогда тому юноше, то есть самому себе, представ перед ним в образе неведомого старца? О чём предупредили бы, к чему наставили бы?
Ответ: Уважаемый Вениамин Сергеевич, фантазировать, так уж представим того неведомого старца ещё и провидцем.
Простите, если эта «фантазия» уже теперь известного  «старца» - ясновидящего», будет по-стариковски не очень краткой. Если, конечно, пофантазировать, то    тем  предвоенным юношам  я сказал бы, что на ту войну, про которую мы тогда пели «Если завтра война, если завтра в поход…»  точно и верно  настраивали нас всех,  готовили к защите отечества. И  если кому-то это «завтра»  ещё кажется каким-то далёким, это большая ошибка, и   что нас, школьников, да и всё взрослое население и всю промышленность, всё народное хозяйство правильно готовили, всесторонне.  Развёрнутые в стране широчайшие индустриализация и коллективизация неизмеримо усилили нашу мощь.  Однако, превратить  страну из отсталой в техническом отношении, какой она  стала после почти десятка лет империалистической и гражданской войн, нам не хватило времени. Война начнётся в июне 1941 года, как только вы окончите средние школы.
           Но  мы устоим и победим, хотя и с  большими потерями и людей, а поначалу и земли нашей, промышленных и добывающих предприятий. Фашизм, угроза всему человечеству, будет повержен,  и к этому святому делу примкнут даже многие наши извечные недруги вроде Англии, США, хотя их главные руководители будут  долгое время обещать помощь в виде открытия «второго фронта», а втайне они станут планировать выступить против СССР , как только у нас начнут иссякать силы. Будущий президент  Америки на второй день после начала войны заявит: 
«Если мы увидим, что войну выигрывает Германия, нам следует помогать России, если будет выигрывать Россия, нам следует помогать Германии, и пусть они как можно больше убивают друг друга.»
      Мы не дадим осуществиться этим зловещим планам, повернув войну вспять после таких битв, как Сталинградская, Курская,  мы освободим Украину, Белоруссию.   Три года  англо-американцы будут выжидать, но когда увидят, что и без их прямого участия в разгроме фашизма мы  побеждаем уверенно, тогда они весьма ограниченно войдут в прямое вооружённое вмешательство на нашей стороне, открыв, наконец,  в 1944 году обещанный ещё в конце 1941 года второй фронт. Мы и без этой «помощи» изгоним фашистов из Польши и водрузим знамя Победы в самом Берлине. За пять послевоенных   лет страна, потеряв за время войны огромное число наиболее работоспособного населения, в основном восстановит  всё, что в течение долгих лет войны ежедневно разрушалось бомбами, снарядами и  оккупационным беспределом фашистов.

          Буквально почти сразу после победы над Германией и Японией, наши «союзники» устами руководителя Англии объявят «холодную войну» Советскому Союзу, разработают доктрину  внедрения так называемой «демократизации» нашего общества,  и  самыми изощрёнными способами будут стремиться разрушить тот моральный и экономический потенциал, которым будет обладать послевоенный СССР.

  Изобретённой к тому времени бомбой небывалой разрушительной мощности  будут грозить всему миру.   В  советском народе,  перенесшем такие большие человеческие жертвы, такие разрушения,  возникнет желание предотвращать повторение  всяких войн.   Естественно  родившаяся в нём готовность идти на компромисс, выразившаяся как «Лишь бы не было войны»,  заокеанские «друзья», и  наши недруги сумеют превратить в безоговорочный постулат  и использовать  для достижения своих  подлых целей. 
        Всегда  имея главной целью уничтожение любыми способами первого в мире социалистического государства, империалисты вначале через людей неустойчивых или сверхамбициозных, типа Никиты Хрущёва, помогут оболгать нашего вождя и организатора побед  товарища Сталина, посеют раздор и неверие в высокие цели социализма. Затем  подберут и более хитрых «агентов влияния», типа Горбачёва, его приспешников Яковлева, Шеварднадзе и других, с помощью которых внедрят обманную идеологию «перестройки» нашего общества в «социализм с человеческим лицом». И  тогда   найдут и приведут к рулю государством  авантюристов Ельцина и иже с ним, которые   тоже не без  помощи  Запада  обманом развалят страну, а сопротивляющуюся законную власть России расстреляют из танковых орудий…

Враги скрытые и явные , «забугорные» и свои поведут страну назад, в капитализм. И если первое в мире социалистическое государство СССР, ставшее сильнейшей в мире державой, первой проложившей путь человечеству в космос, будет успешно  противостоять мировой системе капитализма, то  постсоветская Россия, по воле ставших у её руководства прислужников той системы,   станет второразрядной  страной на планете Земля. А бывшие «союзники» разместят вдоль всех западных и южных границ России свои военные базы с ракетно-ядерным вооружением.

 А дальше останется разложить наших людей морально, нравственно, вселить в них жажду развлечений, сексуальных и других наслаждений, потребления и приобретения, выветрив из них стремление к созиданию, чувства товарищества, взаимовыручки, коллективизма, скромности и верности. В ход будет пущено всё: низкопробная музыка, засорение   когда-то могучего русского языка примитивным иностранным мусором,  широким фронтом пойдёт наступление на  всю нашу  историю славянства, особенно – русских, у которых даже под благовидным предлогом отнимут право называть себя русскими. И в  этом  они   преуспеют, если  ветераны, и пришедшие им на смену новые поколения, упустят это поле борьбы, которое может стоить нашей стране многих Бородинских, Куликовских, Прохоровских полей, Сталинградских и других великих битв, побед над  Гитлером,  Наполеоном,  шведскими и немецкими псами-рыцарями и многого другого. Вот к чему приведёт страну казалось бы безобидный и даже гуманный лозунг «Лишь бы не было войны», если мы поверим пришедшим в «Новую Россию» «дерьмократам».

 А наставление будущему поколению, молодым, кто останется после той тяжелейшей войны, одно:  будьте бдительны, не давайте себя обмануть или убаюкать хитростями, изобретёнными нашими вечными недругами. Не  дайте развязать ещё более опасную войну – идеологически-информационную. Не опоздайте встать горой за нашу Родину, не отдавайте её в руки воров и предателей, какими бы они лозунгами не прикрывались. Успехов вам в этом и ПОБЕДЫ!!!
Цитировать



 Вопрос второй. Сейчас модно говорить о тяжёлом морально-психологическом состоянии воинов, вернувшихся из горячих точек. Появились даже выражения вроде "афганский синдром" или "чеченский синдром".
 Сохранились ли у вас, Александр Васильевич,  воспоминания о раннем послевоенном периоде? Как вы чувствовали себя в 1945-46 годах после окончания войны? Было ли у вас чувство своей ненужности в этой жизни, ощущение чужеродности общества, отрыв собственных интересов от интересов общества, ощущение безвозвратного окончания   какого-то очень важного периода вашей жизни?

  Никаких «синдромов» , вроде «вьетнамского» у американцев, а потом и «афганского», «чеченского» у наших воинов, у нас тогда не было. Был, я бы сказал, «ПОБЕДНЫЙ СИНДРОМ!».   Да, мы ПОБЕДИЛИ, мы освободили пол-Европы, наш сапог в Берлин ступил, сколько народов спасли от фашизма!  И никаких тяжёлых морально-психологических состояний, вызванных чувствами ненужности себя в мирной обстановке  у абсолютного большинства бывших фронтовиков не проявлялось. Тем, что победно закончили тяжелейшую войну, советские люди гордились, этим жили, с этим «синдромом» отстраивали, восстанавливали всё, что было порушено, взорвано, загублено во время войны.     
          Конечно, были проблемы у многих. Увечья, тяжёлая инвалидность, утрата семей, жилища, полуголодный паёк – всё это было следствием войны, не нами начатой, но нами наконец  законченной. Была  у многих неустроенность,   но не было отчаяния, не грызла совесть за якобы неправедно уничтоженного противника. Ведь в сознании каждого прочно закрепилось то, что всё это было совершено при защите своего отечества и всего человечества от фашистского притязания на мировое господство.. Не сравнить же Великую Отечественную ни с афганской, ни с чеченскими войнами ни по их масштабам, ни по значению. Очень к месту здесь стихи уважаемого Александра Харчикова, из которых я взял только небольшую часть:

"Генерал- старикан седовласый,  ……………………………………………………………………………

Говорил он "полкану": - Салага,
Хоть и был ты комбатом в Афгане,
Не видал ты того, бедолага,
Что отцы на войне повидали.
 Ты не видел горящую ниву
Той  земли, что была нам своею,
Ты не шел через всю Украину,
Ты  не знаешь, как бабы жалеют.
Ты не видел, сынок, как вставали
Вслед за мною бойцы из окопов,
И орлами в атаку взлетали,
Пол-земли пешкодралом протопав.
Ты не видел, как мы наступали
Сквозь  прорывы поротно, повзводно,
Как голодных детей согревали
И  кормили из кухонь походных.
Как живыми мы в плен не сдавались,
А израненных нас выносили,
С поля боя ползком выбираясь,
На руках медсестрички России.
..."

Пусть не обидятся на меня и на Александра Анатольевича ни «афганцы», ни «чеченцы» их героизм неоспорим, но разные это войны. И «синдромы» несопоставимы.

Огромную, многомиллионную армию после войны нужно было сократить, и была проведена демобилизация таких масштабов, которая вернула в народное хозяйство страны те самые излишние в армии мирного времени миллионы для восстановления страны. Я оказался в числе оставленных в армии, но и тут речь шла о сохранении кадров даже с использованием офицеров на более низких должностях, чем они достигли за время войны. Два года после победы мне довелось ещё послужить в Советских Оккупационных войсках в Германии, а затем многих из нас переводили в войска на Родину. Вот здесь мне пришлось на себе испытать ту кадровую чехарду, которая тогда была в наших вооружённых силах. Мне, боевому офицеру в звании «майор» с боевыми орденами, после долгих проволочек «подыскали» должность категории «старшего лейтенанта» в одном из райвоенкоматов Тульской области по учёту офицеров запаса.  Был тогда в ходу у офицеров такой анекдот:

 Вызывают в кадровый орган генерала-комдива и спрашивают, как он смотрит на назначение его на должность командира полка. 
– Положительно!  - отвечает генерал. 
 - А если батальон?
 – Положительно! 
Повели кадровики генерала к высокому начальству.
– Это верно, что Вы положительно смотрите на предложенные должности? Генерал отвечает:
- Да …положил я на всех вас!  У  меня большая выслуга и пойду на пенсию!

 У меня-то выслуга всего была только годы войны, до пенсии было очень далеко, и потому мне пришлось соглашаться на такое назначение.  Вот там я и столкнулся с проблемами тех, кто увольняется в запас, не имея образования по гражданским специальностям. В Подмосковье и Тульской области главным потребителем рабочих рук были угольные шахты, а не имеющие специальной подготовки офицеры, уволенные в запас, принимались туда на самые неквалифицированные рабочие места: грузчиками, навалоотбойщиками.  Помню, на учёт ставил полковника запаса, бывшего начальника связи танкового корпуса. Так  вот: его, имеющего огромный фронтовой опыт организации связи в боевых условиях, но не имеющего специального образования, с трудом устроили дежурным телефонистом в одном шахтоуправлении наряду с девчонками-семиклассницами.

Безусловно, проблемы послевоенного устройства своей жизни у каждого, вернувшегося с войны, были. Глядя на такое положение, мне, имеющему только военное образование  в пехотном училище, стало понятно, что коснись меня увольнение из армии, где и кем мне придётся работать? А у меня семья, уже двое детей…. И  тогда я решил получить высшее образование через военную академию, непременно дающую и гражданскую специальность. Подал рапорт в Военно-юридическую академию, благо там не нужно было сдавать вступительные экзамены по математике, физике.  Во-первых, прошло уже  9 лет после школы, а   во-вторых, после тяжёлого ранения в голову  у меня стали появляться проблемы с памятью, поэтому выбор мой был однозначен – поменьше экзаменов.
Предварительные экзамены я сдал, но на мандатной комиссии мне предложили изменить направление. Куда, мол, боевому майору, с таким войсковым опытом, да в юристы... Давай в Академию Фрунзе, на общевойсковой факультет, недостающие экзамены тебе зачтём! А я стоял на своём: хочу получить и гражданскую специальность, которую Академия Фрунзе  не даёт !  Один из членов комиссии даже предложил  мне Ветеринарную академию: -Там получишь гражданскую специальность – кобылам  клизмы ставить! Поскольку я настойчиво отказался от общевойсковой академии, в юридическую мне отказала та самая мандатная комиссия, видимо, рассчитывая, что я передумаю.
Однако,   поиски военной академии, дающей и гражданскую специальность, привели меня в Ленинградскую Военно-транспортную академию, на инженерный факультет  которой надо было сдавать  уйму экзаменов, в том числе и по физике, и по всем разделам математики. К экзаменам готовился изо всех сил, их  выдержал, да и академию сумел окончить «С отличием». Так, что   цели своей добился.

Я никогда не жалел о тех решениях, которые принимал в своей жизни, хотя анализируя их позже, оценивал их по-разному.  Например,  в ту самую  общевойсковую академию после войны поступал тоже с боевыми орденами, тоже майор Петров Василий Иванович, ставший   Маршалом Советского Союза. Или другой известный маршал Язов Дмитрий Тимофеевич, войну окончил капитаном с одним орденом, получил полное среднее образование только в 1953 году, но потом Академия имени Фрунзе дала ему возможность дорасти до такого высокого звания.  Видимо, дело ещё и в более высоких их деловых и других качествах,  давших им  такую перспективу.

Так что  «чувства своей ненужности в этой жизни, ощущения чужеродности общества, отрыва собственных интересов от интересов общества, ощущения безвозвратного окончания какого-то очень важного периода»  в моей жизни я не переживал, да и у  своих сверстников не видел.

Оффлайн Ледоруб

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 202
    • Сергей Никулинский
Наилучшие пожелания
Александру Васильевичу!

Хотел разместить видеоролики с его интерьвью на своей страничке в фейсе но не получилось.
может кто подскажет.
Сергей Никулинский

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 7142
Товарищи Ледоруб и Hrizos, то, о чём вы говорите, надо бы размещать в теме "Обсуждение..."
Здесь же у нас должны быть только вопросы и ответы

Оффлайн stan4420

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 56
Уважаемый Александр Васильевич!
           Недавно с большим интересом прочёл Вашу книгу "Правда о штрафбатах. Как офицерский штрафбат дошёл до Берлина".
Хотел бы Вам сказать огромное спасибо за Ваш нелёгкий труд в деле установления исторической справедливости: ведь тема штрафных подразделений не просто мало исследована - она вдобавок порядком изгажена злонамеренной ложью всяких млечиных-свинидзе-пивоваровых!
           Ещё хотел бы задать пару вопросов по Вашей книге - но, как я понял, обсуждение на форуме уже закрыто ? или ещё нет?

Админ

  • Гость

           Ещё хотел бы задать пару вопросов по Вашей книге - но, как я понял, обсуждение на форуме уже закрыто ? или ещё нет?
Вопрос вы всегда можете задать, для этого тема у нас открыта. Сначала мы действительно  хотели  ограничить конференцию по времени, но затем подумали: а что, собственно, мешает держать канал связи открытым? Современные возможности вполне это позволяют, и надо ими пользоваться.

Другое дело - когда будет получен ответ. Здесь никто ничего обещать не может, есть множество причин из-за которых ответ может быть с задержкой или не последовать вообще. С этим надо смириться, и если вы видите, что ваше обращение долгое время остаётся без внимания, напишите администрации личное сообщение.
Мы тоже не всегда успеваем всё замечать, например, это ваше сообщение, stan4420, я увидел только сейчас.

Оффлайн stan4420

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 56
Здравствуйте.
Вопросы у меня к Александру Васильевичу по книге "Правда о штрафбатах. Как офицерский штрафбат дошёл до Берлина", Москва, Яуза, Эксмо, 2008.Вопросы такие.
1. Не встречался ли Александр Васильевич со своим бывшим комбатом Батуриным после войны? И что сказал ему (или хотел бы сказать) как о человеке и о его способах руководства воинским подразделением?
2. На странице  331 у Александра Васильевича написано, что в тех случаях, когда попутные машины не хотели его подвозить, он применял хулиганский метод их остановки - стрельбу по колёсам. В связи с этим у меня вопрос: в случае попадания по колесу это означает не только остановку автомобиля, но и порчу военного имущества страны, срыв транспортной связи и т.д. Не боялся ли Александр Васильевич ответственности за такие свои вольные действия?
Или колёса у военных машин были из литой резины - и, кроме некоторого испуга едущих в автомобиле, других последствий у "остановочных выстрелов" не было?

http://img-fotki.yandex.ru/get/5628/54835962.87/0_117518_fbcd2efc_L.jpeg

3. В первой вкладке фотографий той поры приведено одно фото, которое меня очень заинтересовало. Подписано оно как "Командир пулемётного взвода 8-го ОШБ Георгий Сергеев обучает бойца-переменника (штрафника)". (Я попытался сделать эту фотографию вложением jpg-файла 107 кб, но не знаю - удачно ли.) Вопрос: если можно, скажите - какой это тип пулемёта? я никогда ранее не встречал подобный в фотодокументах.
 
(Если вложение jpg-файла пройдёт нормально, я задам ещё несколько вопросов.)
 
Заранее благодарю за ответы!
 
С уважением и пожеланием Александру Васильевичу крепкого здоровья,
     Осаулко С.В.

Админ

  • Гость
Александр Васильевич ответил  на вопросы Осаулко С.В.:
Цитировать

 1. Не встречался ли Александр Васильевич со своим бывшим комбатом Батуриным после войны? И что сказал ему (или хотел бы сказать) как о человеке и о его способах руководства воинским подразделением?


Спасибо за внимательное чтение моей книги, уважаемый С.В.

Я приношу извинения за своё административное упущение:  не предупредил stan4420  о необходимости представиться полностью, сообщить своё имя и отчество.
Просьба ко всем участникам разговора представляться, когда вы обращаетесь с вопросами в Александру Васильевичу. Называйте так же по возможности свой возраст, род занятий и если надо, пол.
Это противоречит традициям интернета, но  наши принятые  правила общения требуют сначала представиться самому, а затем уже задавать вопрос собеседнику.
С уважением.
Админ.


А по поводу Батурина скажу, что не встречался и не хотел бы. В главе 17 моей книги вы прочтёте, что «в глупость людей, достигших высокого положения, я не верю, а скорее, верю в их непорядочность».

Сегодня, когда у меня появились документы, более проясняющие личностную характеристику нашего бывшего комбата Батурина, я бы добавил к тем словам ещё  «и  даже в подлость».  Среди этих документов есть ксерокопия наградного листа  на Батурина, подписанного командиром дивизии. 
Эта   ксерокопия убедила меня в том, что согласованное решение пустить мою роту на минное поле  приняли комдив и комбат совместно, и не без одобрения командарма Батова.
Косвенным доказательством  этому служит следующий факт:
за время боевых действий на Наревском плацдарме Батурин ни разу не побывал даже в окопах, когда мы после  тяжёлых боёв и больших потерь почти месяц держали оборону. А в наградном листе на Батурина, наверняка сочинённом  им самим и  подписанном командиром   дивизии генерал-майором Борисовым, перечислены все подбитые нашей ротой танки, самоходка «фердинанд», уничтоженные фрицы – всё приписывалось самому Батурину. Вот такая у батурина была «порядочность и честность». И будь такая встреча сегодня, я бы дал ему этот «наградной» документ, чтобы прочёл его он при мне. И достаточно. Беседы никакой не состоялось бы.

Цитировать
2. На странице 331 у Александра Васильевича написано, что в тех случаях, когда попутные машины не хотели его подвозить, он применял хулиганский метод их остановки - стрельбу по колёсам. В связи с этим у меня вопрос: в случае попадания по колесу это означает не только остановку автомобиля, но и порчу военного имущества страны, срыв транспортной связи и т.д. Не боялся ли Александр Васильевич ответственности за такие свои вольные действия?
 Или колёса у военных машин были из литой резины - и, кроме некоторого испуга едущих в автомобиле, других последствий у "остановочных выстрелов" не было?


По-моему, в описании этого единственного в моей фронтовой жизни поступка, который я сам охарактеризовал  не  как браваду или даже какую-то сверхрешительность без оглядки на возможные последствия. Вот смотрите, что там написано:

"Конечно, этот способ был не только неправедным, хулиганским даже для фронтовых условий, да и просто опасным. Ведь можно попасть и не по колесам, а тогда – трибунал. Но почему-то мне тогда это не было страшно».

Этот  способ «АВТОСТОПА» на фронте был уж не так и редок, да и чаще всего это были выстрелы вверх, чтобы просто обратить внимание на серьёзность предупреждения. Конечно, применяя такой метод «голосования» - это крайняя мера, когда взвешиваешь, что опаснее: возможные последствия его применения, или ответственность за невыполнения в указанный срок какого-то важного приказа.
Цитировать

 3. В первой вкладке фотографий той поры приведено одно фото, которое меня очень заинтересовало. Подписано оно как "Командир пулемётного взвода 8-го ОШБ Георгий Сергеев обучает бойца-переменника (штрафника)". (Я попытался сделать эту фотографию вложением jpg-файла 107 кб, но не знаю - удачно ли.) Вопрос: если можно, скажите - какой это тип пулемёта? я никогда ранее не встречал подобный в фотодокументах.

Это обыкновенный станковый пулемёт системы Горюнова или СГ-43, который у нас в штрафбате появился уже к лету 1944 года на замену известного еще с 1-й мировой и гражданской войн пулемёту  системы «Максим». Если «Максим в сборе со станком и броневым щитом без коробки с патронной лентой весил  почти 60 килограмм + 5 литров воды для охлаждения ствола, то «Горюнов» был  более, чем на 25 кило легче, что для наступающих давало значительное преимущество.
Странно, почему Вы его не видели раньше Изображение и характеристика легко открываются через любой поисковик.

Надеюсь, я на Ваши вопросы ответил.  С уважением А. Пыльцын

Оффлайн stan4420

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 56
Здравствуйте.
Благодарю Александра Васильевича за обстоятельные и развёрнутые ответы. Приятно общаться с человеком, который с готовностью делится своей  информацией, своими мыслями и т.д.
Хотел бы задать ещё пару вопросов.
1. После выхода в Москве в издательстве Яуза, Эксмо, книга Александра Васильевича "Правда о штрафбатах. Как офицерский штрафбат дошёл до Берлина" после 2008 года переиздавалась с авторскими изменениями (дополнениями) - или это уже окончательный вариант? если изменения были, то нельзя ли вкратце пересказать их суть.
2. Из последней главы книги не совсем ясно, остался ли жить  Александр Васильевич в Харькове - или переехал в какой-то другой город. Если  Александр Васильевич - ныне харьковчанин и принял гражданство Украины, тогда вопрос: насколько просто ему было получить доступ к российским военным архивам?
3. В книге есть фотография, подписанная "Генерал-лейтенант А.Т. Смирнов с группой офицеров ЦАВТУ в Уссурийском военном автомобильном училище. Май 1967 г." На ней группа офицеров из 5 человек одета в военную форму того времени - кители, рубашки с галстуками. В то же время полковник Пыльцын запечатлён на фото в гимнастёрке, т.е. в униформе предыдущего образца. Как это получилось?

http://img-fotki.yandex.ru/get/5628/54835962.87/0_11a0d8_fbea0d2c_XL.jpeg

Оффлайн stan4420

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 56
4. Ещё вопросы по теме фотографий. Одна из них "А.В. Пыльцын - майор, командир роты автоматчиков 8-го ОШБ" производит странное впечатление: если изображённые на фотографиях того же пириода сослуживцы Александра Васильевича получились с нечёткими контурами, "размытыми" лицами - то майор Пыльцын снят как будто бы другой техникой (настолько линии, тени и полутона хорошо очерчены).

http://img-fotki.yandex.ru/get/5643/54835962.87/0_11a0d9_cb1613cd_L.jpeg

То же самое касается вкладки "Офицеры постоянного состава 8-го ОШБ 1-го Белорусского фронта.
Заранее благодарю за пояснения.
 
С уважением,
Осаулко Станислав Валерьевич, 38 лет, сотрудник лаборатории, г. Запорожье

Оффлайн stan4420

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 56
Вот страница с фотографиями офицеров Восьмого штрафного батальона:

http://img-fotki.yandex.ru/get/4131/54835962.87/0_11a0d7_bdb59e_XL.jpeg

Админ

  • Гость
От Александра Васильевича поступили ответы на очередные 4 вопроса от С.В. Осаулко:
 
Цитировать

 1. После выхода в Москве в издательстве Яуза, Эксмо, книга Александра Васильевича "Правда о штрафбатах. Как офицерский штрафбат дошёл до Берлина" после 2008 года переиздавалась с авторскими изменениями (дополнениями) - или это уже окончательный вариант? Если изменения были, то нельзя ли вкратце пересказать их суть.

 
Ответ на вопрос №1 
Уважаемый Станислав Валерьевич!
 Книга, которая вызвала у вас столько вопросов, не последнее издание. Издательство «Эксмо» после этого выпустило ту же книгу, но без единой фотографии под названием «Главная книга о штрафбатах». С этим издательством произошёл конфликт, так как я не согласился с надуманной картинкой размещённой на обложке, где у них снова пулемёт  за спиной штрафников гонит их в атаку, что противоречит главному содержанию книги. Я разорвал с ними договор и запретил дальнейший её тираж. После этого адаптированная для Беларуси   под названием «Страницы истории 8-го штрафного батальона Первого Белорусского фронта»,    рецензировавшаяся Институтом истории Беларуси,  она дважды издавалась в Минске, каждый раз дополнявшаяся появляющимися у меня архивными документами и документальными свидетельствами потомков моих сослуживцев по ОШБ.

И вот уже в 2012 году издательством «Вече» была издана «Штрафбат в бою, от Сталинграда до Берлина без заградотрядов», наиболее полная по насыщенности документами того, давно уже прошлого военного времени. Правда, книга вышла тоже без единой фотографии, зато на обложке штрафники идут в атаку без понуждения.

          Если мне ещё достанет времени и сил, да найдётся издательство, готовое выпустить новый вариант, ещё более документированный, появится ещё одна книга,  документально  опровергающая домыслы и злостные вымыслы о штрафбатах и штрафниках, о командирах, водивших их в атаки, в рукопашные.
     
         А насчёт того, чтобы пересказать суть изменений, думаю, из сказанного выше ясно, что это задача может оказаться посложнее, чем написать новую книгу. Вам лучше будет прочесть тот последний вариант, вышедший в 2012 году, если сможете его приобрести. Мне, её автору это удаётся только через интернет-магазины, и то далеко от Санкт-Петербурга. В Киеве ещё несколько недель назад эта книга ещё была. Они анонсировали, что могут доставлять во все крупные города Украины, попробуйте, Запорожье в том числе!


Цитировать

 2. Из последней главы книги не совсем ясно, остался ли жить Александр Васильевич в Харькове - или переехал в какой-то другой город. Если Александр Васильевич - ныне харьковчанин и принял гражданство Украины, тогда вопрос: насколько просто ему было получить доступ к российским военным архивам?

 
Ответ на вопрос №2
 Из Вооружённых Сил СССР я по болезни был уволен в запас ещё до развала Советского Союза и остался жить по месту службы в Харькове, где нас всех, запасников, не спрашивая, зачислили в украинское гражданство. Из Украины мне всё-таки удалось перебраться в Россию, и теперь я не харьковчанин, а ленинградец, хотя и живу в Санкт-Петербурге. О сложностях получения российского гражданства, мне, русскому, родившемуся в России, воевавшему за Советский Союз, правопреемницей которого стала Россия, я тоже писал в книге. Так что я теперь полноправный российский гражданин, правда, утративший право называть себя русским. Вотроссиянин я, «без роду, без племени», и всё тут.

Что касается архивных документов, то  по состоянию здоровья, особенно после сложнейшей операции на открытом  сердце, я не мог посещать госархивы и просиживать там дни в поисках документов. Когда  вышла моя самая первая книга «Штрафной удар…»,  я послал её в Центральный Архив Министерства Обороны России (ЦАМО РФ, г. Подольск) с просьбой выслать мне некоторые справки. Руководство Архива  настолько, видимо, прониклось уважением к теме, к её правдивому отображению, что они специально подбирали материалы, касающиеся событий и имён, упоминаемых в книге, и в скором (!!!) времени выслали мне более СОТНИ ксерокопий различных приказов, донесений и справок, которыми я подтверждал и расширял сведения, помещённые в первой книге, написанной только по памяти и письмам своих фронтовых друзей, когда они ещё были живы. Радовался тому, что моя память меня не подвела, и никаких отклонений от реальных событий не было.

Часть документов присылают мне люди, занимающиеся поиском своих родных, погибших на войне, дети моих фронтовых друзей. Как говорят, мир не без добрых людей, вот они и помогают нам доносить истинную правду потомкам  о том тяжком, но героическом времени.
 

Цитировать

 3. В книге есть фотография, подписанная "Генерал-лейтенант А.Т. Смирнов с группой офицеров ЦАВТУ в Уссурийском военном автомобильном училище. Май 1967 г." На ней группа офицеров из 5 человек одета в военную форму того времени - кители, рубашки с галстуками. В то же время полковник Пыльцын запечатлён на фото в гимнастёрке, т.е. в униформе предыдущего образца. Как это получилось?


Ответ на вопрос №3
Группа офицеров из Центрального Автотракторного Управлении Министерства Обороны СССР  (ЦАВТУ МО), как Вы понимаете, москвичи. Они приехали в повседневной форме одежды в  командировку  , как тогда говорили, для «контроля и помощи». Эта фраза  проверяемыми  неофициально дополнялась другой: «контроль на месте, а помощь в приказе».  Понятно, москвичи одеты по столичному, а мы, уссурийцы, в рабочей форме, которая тогда ещё не была упразднена. Конечно, на служебных совещаниях, классных занятиях и мы, офицеры военного училища, придерживались определённого этикета, да и в городе появлялись, как правило, в повседневной форме одежды. Так, что, тут никакого нарушения уставного порядка не было.


Цитировать

4. Ещё вопросы по теме фотографий. Одна из них "А.В. Пыльцын - майор, командир роты автоматчиков 8-го ОШБ" производит странное впечатление: если изображённые на фотографиях того же периода сослуживцы Александра Васильевича получились с нечёткими контурами, "размытыми" лицами - то майор Пыльцын снят как будто бы другой техникой (настолько линии, тени и полутона хорошо очерчены).
 
 То же самое касается вкладки "Офицеры постоянного состава 8-го ОШБ 1-го Белорусского фронта.
 Заранее благодарю за пояснения.
 
 С уважением,
 Осаулко Станислав Валерьевич, 38 лет, сотрудник лаборатории, г. Запорожье 


 
Ответ на вопрос №4
Вы правы, эта фотография сделана берлинским профессионалом-фотографом стационарной камерой, тогда как многие, помещённые в книге, либо сделаны «в полевых» условиях, трофейными  фотокамерами неумелыми «фотографами» из числа самих офицеров или штрафников.  Многие фотографии – скопированы  тоже не специальной фототехникой, да и не специалистами этого дела, причём часть из них увеличена с очень маленьких фотографий, и потому во многих случаях, как Вы справедливо заметили, «с нечёткими контурами, "размытыми" лицами». Зато эти фотографии, не ретушированные, не подрисованные говорят сами за себя, передают ту некабинетную атмосферу и несовершенную технику и технологию, которые и донесли до нашего времени суровую правду о суровом времени.

 Полагаю, на все Ваши вопросы ответил. Благодарю за вопросы, они говорят о том, что мои читатели не просто читают очередную из многих, ныне попадающих на прилавки книг, а хотят знать больше, чем в ней написано.

Спасибо, с уважением , А. Пыльцын

 

Оффлайн stan4420

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 56
Здравствуйте!
Хочу выразить свою сердечную признательность Александру Васильевичу за предоставленную возможность из первых уст узнать правду о самой великой – и самой страшной – войне. Я, к сожалению, долгое время был лишён такой возможности: мой дед-фронтовик, успевший и побывать в немецком концлагере, и повоевать под Кёнигсбергом, умер когда я ещё был школьником. Пока он был жив, мне казалось: я всегда успею его расспросить – но…

Затем было коллапс системы и безвременье 90-х годов, и только сейчас в 21 веке, интернет позволяет познакомиться с мнением ветеранов, узнать получше о Войне от непосредственных участников событий. Прикоснуться к памяти.
Спасибо что вы есть!
Спасибо Вам, Александр Васильевич, что взяли на себя тяжкий труд донести до нас Правду о войне. Если бы не вы, фронтовики, нам пришлось бы учить историю по млечиным да по соЛЖЕницыным.


Так что если не вы (ветераны) – то кто же?


Не расстраивайтесь, если какой-то из заданных вопросов покажется Вам недостаточно важным, серьёзным или масштабным. Просто наше поколение хочет знать о тех огненных годах всё – даже мелочи, например, "какими биноклями предпочитали пользоваться командиры на поле боя".


Так что если Вы не против, ещё несколько фраз по заданной теме.

1. 
Благодарю за информацию о новой книге «Штрафбат в бою, от Сталинграда до Берлина без заградотрядов», - попытаюсь её найти.

2.  Скажите, как отзывались в окопах о союзниках вообще, а также о Втором фронте и о "военной помощи", получаемой по ленд-лизу, в частности? Я помню Вашу фразу, что английские ботинки имели подошву из прессованного картонано ведь одними ботинками дело, наверно, не ограничилось?
3.  Кто из советских и постсоветских писателей и публицистов – по Вашему мнению – наиболее полно, развёрнуто и правдиво смог описать Противостояние 1941-1945 годов?
4.  Много разговоров идёт о вооружении штрафбатов. А вот я бы хотел спросить: какое индивидуальное оружие (включая трофейное) Вы считали наиболее результативным на поле боя?
5. В главе 8 Вы писали про штрафроту 64-й армии: "Тогда редко, но быва­ли случаи, когда просто не успевали подвезти нужное коли­чество оружия. И если перед выполнением срочно постав­ленной боевой задачи не оставалось времени, то тем, кому не доставалось винтовок, давали штыки от них". Значит ли это, что штрафники получали оружие только перед боем, а всё остальное время оно хранилось на складах?
(Прошу простить такой дилетантский вопрос, просто неоднозначно изложенный материал допускает весьма различные трактовки – а их хотелось бы избежать. Хотя бы в спорах с идеологическими оппонентами, которые непременно возникнут.)

С вопросами пока всё.

Желаю Александру Васильевичу крепкого здоровья – чтобы он не проигрывал свои битвы с болезнями и слабостью!
Желаю неиссякаемой целеустремлённости в деле установления истины о войне.
Желаю вменяемых редакторов в издательствах, которые поймут, что книга писателя Пыльцына нужна не только лично генералу Пыльцыну – но и всем нам, живущим сейчас. Живущим благодаря подвигу Осипова, Басова, Бельдюгова, Ражева и многих, многих других.
С уважением,
 Осаулко Станислав Валерьевич, 38 лет, сотрудник лаборатории, г. Запорожье

Админ

  • Гость
Вот ответы Александра Васильевича:

Ответы Станиславу Осаулко

Цитировать
Вопрос
Скажите, как отзывались в окопах о союзниках вообще, а также о Втором фронте и о "военной помощи", получаемой по ленд-лизу, в частности? Я помню Вашу фразу, что
английские ботинки имели подошву из прессованного картона – но ведь одними ботинками дело, наверно, не ограничилось?

Станислав Валерьевич, понимаю,  вопрос именно об «окопном» мнении, а не о сегодняшней оценке этой военной помощи. Я бы не ставил в кавычки эти слова,  помощь эта была, конечно, не только ботинками с обмотками, консервами со свиной тушёнкой да непривычно остро пахнущим (не сказать грубее) плавленым сыром да яичным порошком. Но мы,  пехота, только слышали от штрафников из числа лётчиков, танкистов, автомобилистов о технике, которую нам поставляли союзники. Не знали мы тогда и что такое «ленд-лиз», но могу только сказать о тех мнениях, которые исходили из уст штрафников.

От танкистов мы слышали, что танки у них какие-то «валентайны» никудышные, и броня у них плохая, да и моторы у них бензиновые, «горят эти танки, как соломенные»,   ругались танкисты. Гусеницы  у этих танков, говорили танкисты,  наполовину резиновые,  только для парадов  и хороши (как и ботинки с картонной подошвой!).

 Летчики тоже не очень добро поминали их  технику. Ругали какой-то истребитель, не помню точно его марку, говорили, устаревший английский, который сняли с вооружения у себя, а нам передавали, «на тебе убоже, что нам не гоже».
Сдержанно отзывались о «Кобрах», хвалили «Дугласы». 

Зато автомобилисты хвалили «Студебеккеры», «Виллисы» и  почти с восторгом отзывались о «Доджах Три Четверти».

Повторяю: это то, что осталось в моей памяти из тех разговоров, собственного мнения у меня тогда по этим  машинам просто не могло быть. Морякам или ничего не доставалось, либо нечего было обсуждать, никаких суждений слышать не приходилось, хотя моряки у нас были не редкость.

 
                 Что касается «Второго фронта», то мы тогда вообще перестали верить, что его когда-нибудь откроют.   Это потом стало известно, что американцы и англичане   свою стратегию Второй мировой войны строили по принципу, который,   отвечая на вопрос о своем отношении к нападению Германии на СССР, провозгласил в июне 1941 г., Трумен, возглавлявший тогда  чрезвычайный комитет США по исследованию программы вооружения : «Если мы увидим, что Германия побеждает, мы должны помогать России, и если будет побеждать Россия, мы должны помогать Германии. Надо дать им возможность убивать друг друга как можно больше». 

           С  самого начала войны такие вот «союзники» всё обещали 2-й фронт: и в 41-м, и в 42-м,  и в 43-м, и в в мае 1944-го,  а «открыли» его, когда уже всем стало ясно, что мы и без него обойдёмся, и Сталинградскую выиграли, и тяжёлую  Курскую, после которой  так двинулись на запад, что сходу преодолели Днепр.  Всему  миру   уже стал ясен исход войны. Вот тогда союзники, зная  о масштабах готовящейся на вторую половину июня стратегической операции «Багратион», испугались, что Красную Армию может не остановить даже Ла-Манш,  в начале  июня 44-го, фактически нисколько не повлияв на   оперативно-стратегические планы Ставки ВГК, наконец, «обозначили» этот Второй фронт. Сообщение об этом в окопах было встречено без какого либо энтузиазма.   Честно  говоря, наша операция «Багратион», началась в заранее намеченный срок, всего через 2 недели хоть и после  начала операции «Оверлорд» высадкой англо-американского десанта во французской  Нормандии, но вовсе независимо от их высадки на континент.
Современную оценку и «ленд-лиза», и других сторон союзнической помощи нам в годы войны, более квалифицированную,  полагаю,   Вы найдёте в специальных добросовестных исследованиях.

Цитировать
Вопрос
Кто из советских и постсоветских писателей и публицистов – по Вашему мнению – наиболее полно, развёрнуто и правдиво смог описать Противостояние 1941-1945 годов?

Перечислять всех – задача нелёгкая. Наиболее правдивым и честным писателем считаю Юрия Васильевича Бондарева, стоящего на позициях правды и поныне,
Михаила Шолохова,
его земляка  Виталия Закруткина  (по фронтовым  корреспонденциям). 
К этой группе отношу (с определённой осторожностью) также Константина Симонова.

   Из  писателей-публицистов нашего времени отметил бы прежде всего Игоря Пыхалова с его «Великой Оболганной войной»и книгой «СССР без Сталина: путь к катастрофе»,
 Арсена Мартиросяна («Трагедия 1941 года»,  «Трагедия 22 июня. Блицкриг или измена? Правда Сталина»), 
Елену Прудникову  («Ленин, Сталин, технология невозможного», «Ложь, ставшая историей» про Катынь),
Вадима Кожинова.
С Юрием Бондаревым знаком эпистолярно, с Константином Симоновым имел случай личного знакомства, с Еленой Прудниковой и  Игорем Пыхаловым дружим, имел честь давать им рекомендации в Академию военно-исторических наук, действительным членом которой состою уже почти 10 лет.


Цитировать
Вопрос:
Много разговоров идёт о вооружении штрафбатов. А вот я бы хотел спросить: какое индивидуальное оружие (включая трофейное) Вы считали наиболее результативным на поле боя?

Наше штатное оружие – винтовки, особенно самозарядные Токарева СВТ, дегтярёвские ручные пулемёты РПД, станковые пулемёты Горюнова СГ-43, автоматы ППШ, противотанковые ружья любой системы, ручные гранаты и…саперные лопатки! Я не говорю уже о пистолетах ТТ или системы «Наган». В хорошо натренированных и умелых руках всё перечисленное очень даже результативно, включая и малые лопатки, у которых  бойцы затачивали до остроты топора боковые части лопаточных лезвий. Вполне подходящее оружие в рукопашном бою!
             Из трофейного оружия брали автоматы-«шмайссеры», если к ним доставалось достаточно патронов. Они были легче, имели откидной приклад и рожковый магазин , который хотя и вмещал меньше патронов, чем дисковый у ППШ, но заряжать его было удобней и проще. Винтовки не брали, наши были не хуже, а пулемёты «МГ»  только до первого «приземления» в песок или рыхлую землю – отказывали. Немецкие ручные гранаты с длинной деревянной ручкой неудобны, зато их «фауст-патроны» или как потом они стали называться «панцерфаустами», старались использовать, если такая возможность предоставлялась. Хорошее средство борьбы не только с танками!

Цитировать
Вопрос:
В главе 8 Вы писали про штрафроту 64-й армии: "Тогда редко, но быва­ли случаи, когда просто не успевали подвезти нужное коли­чество оружия. И если перед выполнением срочно постав­ленной боевой задачи не оставалось времени, то тем, кому не доставалось винтовок, давали штыки от них
". Значит ли это, что штрафники получали оружие только перед боем, а всё остальное время оно хранилось на складах?

 (Прошу простить такой дилетантский вопрос, просто неоднозначно изложенный материал допускает весьма различные трактовки – а их хотелось бы избежать. Хотя бы в спорах с идеологическими оппонентами, которые непременно возникнут.)

Вы, конечно внимательно читали  тот фрагмент, в котором приводился рассказ бывшего командира армейской штрафной роты, с кем меня судьба свела лет через 45 после войны в Харькове.  Беседа  с тем бывшим командиром  штрафроты по трагическим причинам внезапного его ухода из жизни, у нас тогда не состоялась, и я привёл лишь фрагмент из газетной статьи о нём.Там речь шла об одновременном прибытии и срочном обмундировании и вооружении большой партии бывших заключённых, добившихся в исправительных лагерях права искупить свою вину перед Родиной на фронте. И вот, когда эта партия зэков оказалась больше численности, положенной по штату, а  штатного оружия на всех не хватило, выход из положения  был в том, что  кому-то достались только штыки от винтовок.  Понятно, что я не смог уже уточнить у этого офицера, ходили ли эти штрафники в атаки, вооружённые только штыками, но думаю, что до получения боевой задачи и им было выдано недостающее огнестрельное оружие, ведь роты эти формировались где ни будь вблизи полковых тылов, а там и вопросы снабжения решались быстрее.
                 Уверяю Вас, в нашем батальоне оружия всегда было в достатке, и даже новыми  его образцами  батальон вооружался иногда  раньше, чем обычные полки и батальоны, так как боевые задачи нашему батальону ставились чаще сложнее, и подготовительного времени для этого оказывалось иногда меньше. Но, когда позволяла обстановка, то ещё до получения боевой задачи проводились занятия и тренировки, направленные, в том числе, и на получение навыков владения полученным оружием, особое внимание при этом обращалось на подготовку «пехотному бою» бойцов, прибывших  из других родов войск. Надеюсь, Вы убедились, что оружие от штрафников не пряталось по складам, а выдавалось  им, как правило, сразу же по прибытии в подразделение, независимо от того, когда будет подразделению поставлена боевая задача.

               Прошу извинить, если на какие то Ваши вопросы мои ответы показались неполными или не убедительными. Желаю Вам всего доброго.

А. Пыльцын.

 

Hrizos

  • Гость
Тревожная кнопка,
или некоторые  проблемы заботы властей о ветеранах-инвалидах, и связи этих  проблем с патриотическим воспитанием  молодёжи 

       
       Нечасто, к сожалению, нам, ветеранам Великой Отечественной, особенно завершающим 9-й десяток лет, предоставляется возможность высказать своё мнение по этим проблемам.

Однако, вначале хочется отметить некоторые моменты, которые можно было отнести к  положительным. 
Заметной  формой заботы об инвалидах войны  в Санкт-Петербурге является реализация с февраля 2010 года городского проекта  по предоставлению специализированных услуг экстренной социально-медицинской помощи «Тревожная кнопка. Система Забота», когда инвалид может в случае крайней необходимости вызвать нужную службу помощи с любого места в городе.  Трудно, наверное, себе представить уровень нашей благодарности властям за такую заботу о ветеранах, особенно об инвалидах Великой Отечественной войны.

 Вот ещё одна форма заботы, которую поначалу   тоже было весьма положительно оценили. У нас в Санкт-Петербурге с 2006 года работает служба «Социальное такси». Буквально за символическую плату (10% от обычной) инвалиду Великой Отечественной можно было доехать до любого «социально значимого объекта», разрешённого довольно строгими правилами. Кроме медучреждений, собесов, юридических контор, это даже театры, музеи, вокзалы. И до 2012 года действовало правило: на месте, куда вас доставило это такси, оно могло ждать вас до 2-х часов.

Но, к сожалению, по тем же правилам, нельзя воспользоваться этой услугой для приезда, например на общественные мероприятия, на которых иногда обсуждаются важные проблемы. Например, когда обсуждается «Роль общественных и ветеранских организаций в гражданско-патриотическом воспитании молодёжи». Касается это и других ветеранских собраний, а так же в совсем уж редких приглашений в школы, ВУЗы и т.п.

Все мы не вечны, но для того, чтобы съездить попрощаться с умершим боевым товарищем, если это прощание организовано по частному адресу, а не по «разрешённым социально значимым объектам», мы тоже лишены права пользования этой услугой. И ещё один важный недостаток в этом благородном деле: заказ на социальное такси можно делать не позднее, чем за 3 дня до события, а тут ещё по субботам и воскресеньям бюро заказов не работает. Это создаёт определённые неудобства даже для посещения лечебного учреждения.

Но вот мне по медицинским показаниям вдруг понадобилась операция по неотложной замене электрокардиостимулятора.  Для этого нужно было успеть получить «квоту», ибо, как мне разъяснили в медучреждении, этих квот выделяется мало, и они могут закончиться, и тогда эта операция обойдётся мне не менее, чем в 150 000 рублей.  Конечно, нам, инвалидам Великой Отечественной эта сумма, как говорят, «неподъёмна» и надо было спешно посетить три разных учреждения, расположенных в разных частях города.

Воспользоваться услугой «социального такси» я уже не смог, так как по новым правилам такси, доставив инвалида к месту назначения, может ожидать его возвращения не более 10-15 минут. За эти минуты едва ли 90-летний инвалид дойдёт от машины до врача или офиса чиновника, выстоит там, как правило, очередь и получит нужный ответ.  Значит, я должен заранее сказать, к какому месту и к какому времени нужно прислать за мной другую машину, и так далее. А поскольку мне нужно было посетить для сбора и передачи необходимых документов в нужные  ТРИ места именно в один день, да ещё и вернуться домой, пришлось от таких «услуг» службы «социальное такси» отказаться и пользоваться обычным такси, стоимость которого, учитывая расстояния между нужными пунктами посещения в нашем Санкт-Петербурге, можно представить. 

Сегодня, когда страна недавно отмечала 200-летие Отечественной войны 1812 года, мы часто вспоминаем легендарных героев того времени.  А мне хочется отметить и факт царской заботы о героях войны.

          Например, известному герою той войны генерал-лейтенанту Александру Никитичу Сеславину, уволенному от службы   в 40 лет, на почетных условиях — с мундиром и полным пенсионом, «во уважение отличной его службы в прошедшую войну и полученных ран», царь пожаловал для уплаты долгов отставному генералу 50 тысяч рублей, даровав ему   особую привилегию: «Никогда и ни перед кем не только не снимать шляпы, но и не подносить руки к козырьку».
Не о таких особых привилегиях пойдёт дальше речь.

         В течение уже более 2-х лет по разрекламированному интернет-общению с Высшей властью, я обращался с письмами и к Президенту Медведеву (в 2010 году, объявленному «Годом   ветеранов Великой Отечественной войны»), и к тогдашнему премьеру Путину (13 апреля 2011 года, в канун очередного Дня Победы), и когда он снова стал Президентом. Но в обоих случаях не получал даже электронного уведомления о получении моих писем, не то, чтобы ответа по существу.

            А смысл этих писем заключался в предоставлении одной только привилегии: действительно бесплатного стационарного лечения инвалидов-фронтовиков в нынешней системе медицинской помощи.

Теперешняя медицина всё более становится частной, а значит ПЛАТНОЙ и даже во многих государственных больницах, клиниках организованы ныне так называемые «хозрасчётные отделения». Там с пациентов взимается плата не только за комфортность (отдельная палата, изолированный туалет, телевизор, иногда и «санаторное» питание и т.п.). Платить приходится и ЗА ЛЕЧЕНИЕ: анализы, медицинские исследования, консультации специалистов, за капельницы, рентгенографию, УЗИ, за каждый укол или таблетку, вообще за любое медицинское действие.

          Естественно, при создании таких форм лечебных учреждений расчёт шёл, очевидно, на богатых чиновников, крупных бизнесменов или их родственников. Если же уже перешагнувший 85- или 90-летний рубеж фронтовик-инвалид, частично или полностью утративший способность к самообслуживанию, решился воспользоваться таким «хозрасчётным» медицинским учреждением то ни удостоверение Инвалида Отечественной войны, ни медицинская страховка не принимаются во внимание. За всё нужно платить, и как оказывается, совсем немалые деньги.

           Надеюсь, понятна озабоченность инвалидов, если они уже не могут обходиться без помощи близких (жены, детей, родственников), фактически выполняющих обязанности круглосуточной сиделки.   Тем более, не могут такие инвалиды содержаться в общих палатах, где   эта необходимая помощь   станет нежелательным публичным зрелищем. 

           Не царской привилегией, но действительной заботой об инвалидах войны   на уровне федеральных властей было бы «Постановление»,    предписывающее   лечебным учреждениям России  любой формы собственности,  к  инвалидам Великой Отечественной войны, строго соблюдать принцип бесплатного лечения,  и кроме оплаты за     «комфортность»,  не взимать платы за оказание  медицинских услуг.     

              Мы никогда не возражали оплачивать в этих случаях «повышенную комфортность» на разных её уровнях по сравнению с многокоечными палатами «без удобств», но нас возмущает своеобразное игнорирование нашего права инвалидов Великой Отечественной на бесплатное оказание нам медицинской помощи. Или оно уже безвозвратно отменено, как и все другие привилегии?

      Ведь это игнорирование – не что иное, как своеобразная форма унижения тех, кто положил на Алтарь Победы своё здоровье.  Такие факты далеко не содействуют гражданско-патриотическому воспитанию молодых. Они всё реже встречаются с фронтовиками Великой Отечественной на школьных «Уроках мужества» или студенческих встречах, но видят и эту форму неуважительного отношения общества к тем, кто отдал свои силы и здоровье во славу Отечества.

Считайте это наше обращение своеобразной «Тревожной кнопкой».  Нас, фронтовиков, кто стал инвалидами Великой Отечественной войны 1 или 2 группы, имеющих 3 категорию трудоспособности из-за многих ранений на фронте, осталось уже совсем немного.  Но мы, уже завершающие преодоление 90-летнего возрастного рубежа, или приближающиеся к своей последней черте, особенно, надеемся на принятие Руководством РФ или региональных властей важных для нас решений, направленных на улучшение качества нашей, увы, уже оставшейся немноголетней жизни.  Эти   решения одновременно подчёркивали бы действительно уважительное отношение к нам со стороны общества, и прежде всего тех медицинских учреждений, куда нам всё чаще приходится обращаться.

И если бы эта наша вполне законная просьба была бы услышана властью, если бы она была реализована, то мы, воины-фронтовики «не только бы сняли шляпы», но и с благодарностью «поднесли бы руки к козырьку» отдавая воинскую честь тем, кто по-настоящему проявляет истинную заботу о защитниках Отечества.


Александр Пыльцын, пенсионер, инвалид
Великой Отечественной войны 2 группы
(3 категория трудоспособности).
          Санкт- Петербург

Hrizos

  • Гость
О «детском» вопросе в современной России и об опасностях в воспитании детства и юношества

                   http://img-fotki.yandex.ru/get/4124/54835962.7c/0_108fcc_d94ed1d8_-1-L.jpg height=323


Действительный член Академии военно-исторических наук,
         Фронтовик, инвалид Великой Отечественной войны
                         Александр Пыльцын



Рассмотрение Госдумой России так называемого «Закона Димы Яковлева», это скорее попытка «бить по хвостам». Сам факт гибели этого русского ребёнка в приёмной американской семье четыре с половиной года тому назад по вине усыновителя Майклза Харрисона, как и все предыдущие подобные случаи в США с приёмными детьми из России, кроме общих слов не громкого, прямо скажем, осуждения, таких, как сегодня мер не вызывали.
 
 А вот теперь, когда в США приняли «Закон Магнитского», разгорелось и у нас в России шумиха вокруг «альтернативных» мер. Получается, что забота о российских детях в Америке вдруг обрела такое большое значение. Вот если бы Госдума или её вдохновители обратили внимание на заботу о детях в самой России, и не в связи с гибнущими где-то, а у нас самих – это было бы действительно проявлением внимания к «детскому вопросу» в наше время. 

На самом деле, даже министр образования России Дмитрий Ливанов, сменивший недавно поклонника западного ЕГЭ Фурсенко, заявил, что «российские сироты нуждаются в усыновителях из-за рубежа, и отказ от этого совершенно неуместен, ведь под удар попадут именно дети».

Вот так и мыслится в российских верхах решение «детского вопроса» в России. Видится им оно не в коренном изменении ситуации, сложившейся у нас в настоящее время, и наносящей колоссальной силы удар по российским детям, то есть по будущему России, а исключительно в надеждах на «Запад нам поможет», мол, без него нашим сиротам нечего рассчитывать на своё государство, которое никогда больше не будет заботиться о будущем страны, на русское невежество, тупость народа и неспособность изменить извечное социальное бескультурье. 

Видимо, именно сторонники варианта продажи наших детей американцам организовали 13 января 2013 года в Москве   шествие «оппозиции», назвав это шествие «Марш против подлецов».  Основными требованиями они, эти «защитники», выставили отмену запрета на усыновление детей-сирот американскими гражданами, а также роспуск Госдумы и Совета Федерации, которые принимали этот закон. 

 Однако, не прошло и месяца после этого «марша», как стало известно, что там же, в США снова жестоко убит трехлетний Максим Кузьмин. Это за последние 10 лет уже 20-й официально подтвержденный случай, когда в США от рук американских так называемых усыновителей или при их прямом небрежении погибают приёмные, а вернее сказать, купленные российские дети.

  У нас, честных людей России, теперь есть основание полагать, что этот «Марш против подлецов», вставших на защиту американских детоубийц, следует именовать «Марш самих подлецов».

 Если вернуться к американскому «Списку Магнитского», то, вообще говоря, и им он понадобился срочно, но только тоже спустя 4 года после события, ставшего поводом очередного давления на Россию. Руководство США обещало отменить действовавшую почти 40 лет так называемую «поправку Джексона-Веника», которая была принята конгрессом в 1974 году и вводила ограничения на торговлю с СССР.

Многие годы вероятная отмена этой поправки была то инструментом давления на СССР в деле «соблюдения прав», то приманкой для постсоветской России.  Было, наконец, твёрдо обещано, что как только Россия вступит в ВТО, и примет соответствующие условия членства, так эта поправка будет отменена.  Вступление это, наконец, после многих российских уступок, состоялось, а Штатам понравилось держать нашу страну на «коротком поводке».   Вот и понадобился новый повод для этого. Ну, не было бы случая с Магнитским, нашёлся бы повод, например, с  Ходорковским или ещё с кем нибудь.  Правда, не думаю, что для такого повода им подошёл бы случай нарушения прав человека, например с полковником Владимиром Квачковым, но чем не повод был бы для этого демарша ужасная смерть в Казанском ОВД Сергея Назарова, изнасилованного там полицейскими бутылкой из-под шампанского.

Так, что едва ли есть основания для того, чтобы не считать лишь поводом этот «Список Магнитского» для срочной и адекватной замены «поправки», ограничивающей торговые отношения России с Америкой и её вассалами именно в ущерб нашей стране.

Будем считать всё вышесказанное лишь прелюдией к основной теме нашего разговора.