Автор Тема: Стихи дорогами любви  (Прочитано 3700 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн В.Савельев

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 45
Стихи дорогами любви
« : 17/09/12 , 19:04:00 »
Предисловие.

Родился я в 1943 году в городе Красноярске, куда был во время войны эвакуирован Онежский завод, на котором начальником цеха работал мой отец. Отец был одним из пяти сыновей толкового токаря царской эпохи, предки которого по мужской линии, вероятно, происходили от тульского оружейника - кузнеца Устина Савельева , в 1706 год признанного в Петрозаводской слободе мастером обработки металлов. Мама моя  вышла из семьи крестьян деревни Сенная Губа, расположенной в 10 километрах от всемирно известной Преображенской церкви, около которой в своё время крестьяне митинговали в борьбе за облегчение тягот по обеспечению заводов рудой и углем. Естественно, что по примеру отца и его братьев, я тоже мечтал работать на заводе. Отец мой был первым в роду окончившим техникум. Я поступил учиться в Лесотехническую академию и стал первым в нашем роду инженером. В ЛТА попутно с инженерным образованием я обрёл на военной кафедре специальность штурмана дальней авиации.
В школе я был вовлечён учительницей русского языка Татьяной Фёдоровной Сепсяковой в литературный кружок, где его участники сочиняли стихи и отбирали лучшее в рукописный альманах. Поэтому в студентчестве я  участвовал в выпуске сатирических номеров стенгазеты «Студентческий Козёл». В военной авиации, я побывал четырежды - месяц отлетал курсантом на ЛИ-2, два месяца стажёром на АН-12, три года штурманом на ТУ-16 и три месяца курсов переподготовки офицеров запаса на учебных самолётах училища штурманов ТУ-124. И каждый из этих 4 раз неизменно вовлекался в выпуск армейских «Боевых листков». Стенная печать привела меня во внештатные корреспонденты сначала студентческой, затем Тихоокеанской флотской, а впоследствии Онегзаводской и самых разных карельских газет . В авиационном гарнизоне и на Онежском заводе мне довелось возглавлять литературные объединения. В годы работы конструктором на Онежском заводе я регулярно привлекался в Заонежье — на мамину родину - заготавливать сено или собирать картошку. И там тоже — для пользы подшефного ОТЗ совхоза «Прогресс» - привлекался к созданию публикаций в газетах... Так вот и сложился массив стихов, часть из которых на волнующую в любом возрасте тему я  решил предложить вашему вниманию.
Почему и для чего я трачу своё время, силы и деньги на издание и распространение своих стихов?
Меня ужасает действительность 1990-2010 годов... Ещё недавно судостроение Петрозаводска поставляло стране противоминные военные тральщики, рыболовные, транспортные и досуговые суда, мебель и сувениры. Тракторами ОТЗ заготавливалось более половины древесины в СССР. Продукция Ремонтно-Механического завода возила хлысты из леса на биржу разделки. С помощью Петрозаводских станков брёвна  превращались в стройматериалы. Продукция Тяжмаша потреблялась бумажной промышленностью.
 Сегодня заводы Петрозаводска один за другим терпят финансовое банкротство, прекращают выпуск машиностроительной продукции, исправные станки и оборудование демонтируются и сдаются в переплавку.  Многие из лично мне знакомых высококлассных специалистов сначала стали безработными, некоторые спились и умерли. В окружающих меня 24 квартирах за эти годы покончили с собой 3 мужчины и 1 женщина. Вокруг множество одиноких женщин, лишённых возможности организации семейного счастья. СМИ рассказывают, что многих молодых красивых женщин обманывают, насилуют, продают в сексуальную эксплуатацию. Миллионы детей стали беспризорниками. Система образования превращается в систему пустого время препровождения. В армии господствует дедовщина. Молодёжь сосредоточилась в охранных структурах, отупела, теряет способность к производительному труду.
 В СМИ утверждается: причины всех несчастий в  нежизнеспособности (порочной сущности) социализма, что жители СССР всегда были несчастливы.
Убеждён: утверждения эти не объективны. Я прожил счастливую, то есть интересную, продуктивную  содержательную и достаточно обеспеченную жизнь среди таких же счастливых современников.   Свидетели  этому  - мои стихи.
Переживаемые нашей страной и нашими народами события прецедента в мире не имели. Они политологами и историками, теоретиками организации общественной жизни не осмыслены. Эта работа ещё ждёт исследователей и мыслителей. Для этой работы нужны самые разные материалы. Надеюсь: мои стихи помогут кому-то пережить трудное время, понять его сущность, а кому-то подскажут нужные для счастья людей мысли и предложения.
Хочется надеяться на это потому, что многих моих сослуживцев и сотрудников интересовала та правда жизни, которую отражали и отражают эти стихи 





Введение

Онежское озеро. Берег в берёзках.
Как чёрные молнии в небе стрижи.
Я плыл теплоходом из Петрозаводска
В музей-заповедник с названьем Кижи.
А рядом со мною девчонка стояла,
Быстра и игрива ,как рыжая белка…
Её я  спросил: « Ты откуда такая?»
И слышу в ответ: « Из местных…  карелка.»
Я с ней обошёл весь диковинный остров.
Нигде не видал я подобных церквей…
Но думалось мне всё о платьице пёстром,
О встречах с карелочкой после Кижей.
Я в город вернулся конечно же с нею.
Пылали огнём загоревшие лица.
«А где вы живёте?» - спросил я робея,
И слышу в ответ:  «В Карельской столице.»
На пристани людной её потерял я,
Три дня её тщетно  средь улиц искал…
О девушке чудной карельского края
Невольно я эти стихи написал.
Стихами решил я назначить свиданье:
Карелочка! Если ты помнишь меня,
Приди в воскресенье к Петра изваянию.
Жду я тебя в одиннадцать дня !
Вдруг полюбившие , робкие , юные ,
Не записавшие адрес любви –
Спешите к Петру в минуты безлюдные ,
Надейтесь : помогут вам эти стихи!

Как вода утекают года…   
Как спешили мы взрослыми стать,
Все увидеть ,узнать ,испытать…
В жизнь спешили мы как в поезда! 
Как нам в поезде жизни своей
Слишком часто порой не хватало
Очень нужных вещей…И людей,
Положения, денег иль славы…   
Но пришли и ушли вехи лет!
И спешить никуда уж не нужно…
А нужны то –знакомых привет
И хорошая старая дружба.

Бывает в жизни тяжко , горько,
Бывает жалкой, тошной жизнь,
Бывает больно, трудно – только
Трудом крепясь за жизнь держись!
И помни, что другой не будет,
Ей не прикажешь – Повторись!
Пусть жизни путь бывает труден,
Но уж такая наша жизнь!
И пусть нам душу согревает
Надежды светлый огонёк,
Что коль себе не изменяешь-
Удачи день тебя найдёт!

Женщина в пустой квартире…
Что может быть грустнее в мире?
Желанья смутного полна
Она застыла у окна…
А там внизу жрецы любви
Снуют, как будто муравьи,
Кто в мыслях о постройке дачи,
Кто в поисках снастей рыбачьих,
Кто озабочен жаждой водки…
И нет в них мысли о молодке,
Той, что желания полна
На них вниз смотрит из окна.
Хоть мир страны как океан,
Но это просто глаз обман:
Вся нация,  что муравейник,
Лишённая основ идейных
Забот ничтожнейших полна…
Тоскует женщина одна
И ждёт: случится ли роман,
Который в жизни океан
Её забросит, вдруг заполнив
Всю жизнь её усильем воли,
Поступков смысла ,силой чувства…
Сбылось бы!  А пока ей грустно:
Не слышно шума океана,
Нет претендентов в великаны,
Снуют как будто муравьи
Банальные жрецы любви…
Дождётся ли в тоске келейной
Она любви, забот семейных…
Женщина в пустой квартире…
Что может быть печальней в мире!!!

Мне не сидится. Ношусь я по миру
В поисках новых мыслей и чувств…
В глазах проводивших меня из квартиры
Всегда остаётся тихая грусть.
Когда ж  появляюсь я вновь на пороге-
Вопросом встречают родные глаза:
«Что  встретил любимый ты в дальних дорогах?
Созвучны ль как прежде сердец голоса?»

Оффлайн В.Савельев

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 45
Re: Стихи дорогами любви
« Ответ #1 : 17/09/12 , 19:06:19 »
Сенокос




Людвиг Марков из АСУ
В чурку вбив стальную бабку
Стал оттягивать косу
Крепко взяв её за пятку.
В том как косу он держал ,
Как смотрел на лезвие ,
Было видно : он считал
Дела нет полезнее
Перед первым трудным днём
Инструмент проверить
И настроить так , чтоб он
Дал в себя поверить.
На покосы в первый раз
Многие попали,
И поэтому  сейчас
Все они стояли,
Бригадира взяв в кольцо ,
На работу глядя…
Людвиг в руку взял брусок,
Начал косу править.
К бабке сел косец другой,
Молоток взял в руку…
И пошли мы чередой
Изучать науку :
Как держать косу в руках,
Как отбить ей лезвия ,
Как в работе на полях
Стать нужней , полезнее.
Ночью долго не спалось ,
Не хотелось как-то…
Блеск холодный острых кос
Умирал с закатом.

Только солнце поднялось
Над зубчаткой леса ,
Мы пошли на свой покос
С великим интересом…
А какая там трава?
А какое поле ?
Людвиг впереди шагал
И был немногословен.
Вот и поле .Опустил
Он на землю косу .
Вновь брусочком поточил
И пошёл прокосом.
Плавный взмах руки широк
И наполнен силой…
Да ,работать Людвиг мог
Сноровисто , красиво.
Рядом взял прокос Евгений ,
Шириною – метра два ,
И пошёл вперёд как гений
Сенокосного труда
Острый клин образовав
Друг за другом постепенно
Мы вдыхая запах трав
В поле врезались за сеном.
Так сложилось и пошло :
В дому и в поле спелом
Людвиг зря не тратя слов
Вёл бригаду делом.

Разговорись со мной , Наташа!
Мне юность в сердце оживи…
Пускай граблями руки машут…
А думы будут о любви.
Ты расскажи ,  как сердце девичье
Любовь впервые обожгла ,
Как ты с доверьем недоверчиво
Парнишку под руку взяла ,
Как он обняв тебя за талию
Привёл знакомиться в семью,
Как уходя на службу в армию
Сказал впервые  : «Я люблю.»
Разговорись со мной , Наташа!
Мне юность в сердце оживи…
Пускай граблями руки машут ,
А думы будут о любви…
Щека Наташи загорелая
Уходит прочь от глаз моих…
Сказала девушка несмелая :
«Не делят чувства на троих.»

Сверловщица Андропова Елена
В широкой шляпе с лентой голубой
Забралась вверх ,на заколье из сена
И получила прозвище «Ковбой»
Ей дружно подавали  кипы сена ,
И заколье росло ,росло,  росло…
Вдруг смотрим : наш «ковбой» в полуприседе
По сену ходит между двух колов .
И тотчас слышится : «Я больше не полезу…
Здесь что-то стало слишком высоко…»
Но без задержки мускулов железо
Взметает сено вверх –до облаков…
Не выпускаете – так хоть воды подали б !
Я без воды здесь больше не могу !»
С водою кружку Людвиг в вилы вставил
И как жонглёр направился к стогу.
«А ну-ка принимай ,полей царица…-
И вот уж кружка в Лениных руках… -
И помни ,что теперь ты как орлица
На месяц прописалась в облаках…»
Окончен труд .И словно альпинистка
Она спустилась , осмотрелась на земле…
Но снизу заколье теперь казалось низким
Особе царственной  «прогрессовских» полей.
А завтра вновь она на стог полезет –
С её-то опытом внизу работать грех ,
И снова мощных мускулов железо
Ей будет сено подавать наверх.

Последнее окно в селе погасло
И пары разошлись в ночную чернь .
Медичка шла домой со скучных танцев ,
И  дома ей никто не отпер дверь .
Она достала ключик из кармана ,
Вошла в квартиру . Загорелся свет .
Ей так хотелось пошептаться с мамой…
Но мама в городе…Увы…Здесь мамы нет .
Ей не спалось . Она к столу присела
И написала в армию письмо.
О том ,как друга видеть ей хотелось ,
Простой рассказ в  В.часть умчит оно .

Взгляд сочувственный,  пальцы ловкие,
Бинт на рану ложится легко.
Сколько в сёлах девчушек тоненьких
Юных душ нам даруют тепло..
Им не просто жить жизнью взрослою,
На селе быт  тяжёл , уров.
На работе бездна вопросов,
Ну а дома проблема дров.
Побежала девчушка по вызову
По дождю сквозь дорожную хлябь
Из беды человека вызволить…
А находит хамящую пьянь.
А потом по холодному вечеру
К дому вёрсты обратные меря
Проклинает работу фельдшера
И свою чистоту стремлений.
Сколько в сёлах медичек тоненьких
Юных душ нам даруют тепло…
Берегите их слабых , молоденьких!
На селе им и так тяжело.

Случилось мне в семье карельской
Пить чай с малиновым вареньем…
Хозяин вёл со мной беседу…
А я увлёкся женщин пеньем.
Хозяин смолк ,а я к певицам
Подсел и слушая смотрел ,
Как их морщинистые лица
Чужой судьбы несли удел.
Была мелодия печальной
И звала думать о своём ,
О времени далёко – дальнем ,
О том как быстро мы живём…
И хоть язык был чуждым уху ,
Хоть смысла песни я не знал ,
Я полон был той песни духом ,
Я жизнь карелов понимал .
Когда же звуки песни древней
Утихли – женщин я спросил :
«О чём вы пели ?» - «О деревне.»
Я перевёл ту песню в стих…

Селезни ,
К золотой косе у плёса
Тихо селезни поплыли .
У меня на сердце слёзы.
Женихи меня забыли .
Ко мне сватался один ,
Но унёс печаль домой .
Вот другой нас посетил…
Не пришёл лишь дорогой .
Не пришёл жених желанный ,
Не позвал меня с собой…
Утешает робко мама :
«Не пройдёт  ,  мол , стороной…
Я богата и приданным ,
И большая у нас хата ,
Но не знает мой желанный ,
Где его заждались сватов…
К золотой косе у плёса
Тихо селезни поплыли .
У меня на сердце слёзы :
Женихи меня забыли .

Мой интерес к старинной песне
Старушек вдохновил . Поют…
В глазах улыбки и веселье ,
Старушки юностью живут…
И близость к ним я ощутил :
Родным мне стал язык карельский ,
И вновь я в стих переводил
Со слов старушек мудрость песни…

Эхо
У лужайки в тихом плёсе
Утки селезням кричат .
На лужайке у берёзы
Молча девушки сидят .
Крик утиный не помеха :
Слышен голос за рекой…
Кто зовёт…Иль может эхо…
Нет отец зовёт домой.
Не спешит уйти Маруся ,
Не встаёт она с бревна :
У неё распались бусы ,
И водица холодна.
У лужайки в тихом плёсе
Утки селезням кричат.
На лужайке у берёзы
Молча девушки сидят.
Крик утиный не помеха :
Голос слышится опять…
Кто зовёт ? Иль может эхо ?
Нет . жених зовёт гулять .
Через речку шла Маруся ,
И вода не холодна ,
И рябиновые бусы
Позабыла у бревна.
Из дома того уходил
Я радостный и возбуждённый ,
Я полон был духовных сил ,
Я был как будто вновь рождённый .
Я в общежитии друзьям
Прочёл в стихах мотивы песен.
Карелы стали ближе нам ,
И вечер стал всем интересен.

На полке   каша ,  .миски  , суп.
Огонь в печи , ,как надо.
Здесь  «царство» Тани  Антонюк –
Повара бригады.
Загорелая она
В платьице из ситчика
Выдаёт суп из окна
Весело , улыбчиво.
В шишечках стоит хвоя
На столе красиво…
В общем ,кухня у ребят
Милая на диво.
На  Татьяну  я смотрю :
«Ладишь ли с бригадой ?» -
«Если вовремя кормлю –
Всё идёт ,как надо…
Мужики , как поедят-
Сразу все добреют ,
За обед благодарят ,
Мне в труде помочь хотят ,
Всем нам веселее…»
«А варить хватает силы
На бригаду мужиков ?»-
«В детском доме приходилось
Мне варить на сотню ртов.
Химик я – заметим к слову…
Химик , между прочим,-
Тот же повар…Но в столовой
Химия попроще…
Компоненты все  знакомы ,
Суть реакций не сложна…
В общем  ,я живу , как дома
У бригадного котла.
Что скрывать – участок нудный :
Мыть кастрюли , вновь варить…
Но в совхозе всем ведь трудно…
Что ж об этом говорить ?»

Бригадир один – бессилен.
Говорить – не хватит слов.
Бригадир силён активом
Работящих мужиков.
Людвиг , ,родом из Матросов,
Сельский труд отлично знал…
Звеньевых по сенокосу
Он неспешно подбирал.
После краткого знакомства,
Предварительных  речей
Он Евгения попросит
Старшим быть у косарей
Женя был стратег прокосов,
Станет главным «загребным»
Опыт свой настроить косу
Передаст он молодым.
А Дианков дядя Саша
Был и плотник ,и косарь…
Говорил он : «У мамаши
Жил когда-то здесь я встарь…»
В кухне , в поле , и в квартире
Он к любым трудам готов…
Он по просьбе бригадира
Станет автором стогов.
Соберутся вместе трое –
С самокруток дым клубится ,
И в негромком разговоре
План на день определится.

Как желток на сковородке
Солнце в небе раскалённом.
Мы неспешною походкой
Шли с покоса утомлённо.
Вот и кухня. Шумно сели.
Таня и Надежда
Оробели , покраснели ,
Прячутся в одежды.
Чтобы как-то им помочь
Справиться с смущеньем
Кто-то молвил : «Я не прочь :
Пусть мне угощенье
Подают они вот так ,
Как сейчас одеты…
Кухня станет как кабак
Под Парижем где-то.
Ну-ка , вы  « месье французы» ,
Не ругайтесь ! Дурно !
Что открыли рты как  щлюзы ?
Это не культурно !»
Слово за словом…Под смех
Вся усталость спала.
Ну , а шутка как на грех
Неприличной стала…
Кто-то пошлость отпустил –
Нате , хохочите…
Людвиг смех остановил :
«Братцы , не хамите!»
Помолчали. Взяли суп.
Едим без передышки.
Замечает кто-то вдруг
Сельского парнишку.
Парень с Тани глаз не сводит…
Таня –Понимая взгляд ,-
Словно мать по кухне ходит –
Мать ,кормящая ребят .
Снова взрыв острот и смеха.
Все хохочут лихо.
В «амбразуру» на потеху
Смотрят поварихи.
Обсуждается проблема :
Как с любовью поступить ,
Чтобы к заготовке сена
Силу парня приобщить.

Получила девушка письмо.
А оно  оттягивает руку…
Изменяет милый – суть его :
«Опиши в стихе ты эту муку !»
Услужить товарищу я рад .
Смотрим на огонь мы с нею вместе ,
Вместе рифмы складываем в лад…
Так сложились строки этой песни.

Берёза белая в огонь попала.
Берёза белая в печи горела .
А я  ,  несчастная, измены ждала ,
Но вот соперницу не доглядела…
И чем разлучница его привадила?
И что нашёл он у ней хорошего ?
Она любимого мне не оставила .
Любовь моя уходит в прошлое.
На углях пламенных береста крутится .
Огонь берёзу жжёт – не успокоится .
Любовь печальная мной не забудется .
Обидой горькою она становится .

Керосиновая лампа .
Тонкий света язычок .
Ночь полна глубокой тайны.
Лампа в тайне светлячок .
Будто сливы переспелые
У девчат глаза блестят…
Здесь о самом сокровенном
И молчат , и говорят…
Вот уж все проговорились.
И настала тишина .
К черноглазой  обратились :
«Что-то ты молчишь одна…»
А её врасплох застали
В милых думках про него ….
Думки те остались тайной…
Не сказала ничего.
Керосиновая лампа.
Яркий света язычок.
Хорошо , когда у тайны
Остаётся тайничок .

Как-то вечером взгрустнулось ,
Воспоминания пошли…
Вспоминали хлопцы юность
И про флот все речь вели.
«Подожди-ка !Сколько ж флотских
Нас в бригаде» ,-Людвиг встал ,-
Опросил всех сенокосцев –
Половину насчитал .
И когда восторг затих ,
Людвиг высказался : «Просим ,
Если можешь – сделай стих
«Флотские на сенокосе»

Август – пора сенокосная.
После праздника моряков
Приплыли в деревню флотские
Обеспечить кормами коров.
Дудки в поле стоят как дубы .
Точат жала свои комары  .
Но у флотских закон таков :
Слово дал – обеспечь коров!
Взмах направо , взмах налево ,
С трав роса слетела .
Мы стога накосим сена ,
Чтоб корова ела.
Чтоб зимою молоко
Пить перед работой –
Делай взмахи широко ,
Не жалея пота
Комарьё – это дрянь несносная ,
Пьёт кровинушку, как вино…
Но распухшие лица флотские
Улыбаются всё равно .
Словно море – трава в валках.
Как линкоры – сено в стогах.
Да ! У флотских закон таков –
Не обманывать даже коров.
Взмах направо ,взмах налево ,
С трав роса слетела.
Мы стога накосим сена
Чтоб корова ела
Чтоб зимою молоко
Пить перед работой –
Делай взмахи широко ,
Не жалея пота.

Не забуду никогда я
Эти серые глаза…
В них стоит тоска глухая
И усталая слеза.
Вниз по щёчкам закопченным
Две полоски чистоты…
Поварихи тру – труд пчёлки –
От зари до темноты.
И когда в вечернем солнце
К дому лодка поплыла –
В тех глазах как в двух оконцах
Влага блеском отдала .
То ли дым вновь вызвал слёзы…
Иль не в силах была скрыть
Девушка , что ей в совхозе
Очень трудно взрослой быть.

Отсветило солнце месяц…
Отдождило иногда.
Как ступеньки чудо-лестниц ,
Встали вдоль дорог стога.
С каждым днём покосы дальше ,
Лица у косцов черней ,
С каждым днём всё больше каши
В мисках наших косарей.
Все едят по богатырски.
Грязь от заводских работ
Смыл поток речушки быстрой ,
Смыл тяжёлый сельский пот.
Но всему конец приходит.
Вот и мы последний пот
На родной красе природы
Ложим в свой последний стог.
В мышцах тел иссякла сила.
На тяжёлый сельский труд
Уголки природы милой
Свежих сил притока ждут.
Ранним утром мы в крылатый
Дружно сели теплоход…
С радостью домой ребята
Плыли  на родной завод.
Вдоль бортов «Кометы» быстрой
На полях стоят стога…
Каждый ехал с думой чистой :
«Неплохи у нас дела !»
Людвиг Марков сняв заботу
С плеч тяжёлую свою
Вдруг сказал : «

Всех за работу
От души благодарю!»


Оффлайн В.Савельев

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 45
Re: Стихи дорогами любви
« Ответ #2 : 17/09/12 , 19:15:40 »
Бывает в жизни…


   Рифмованные  наблюдения, размышления , монологи:






Шумел как улей городок.
Огнём окошки в нём блистали.
На север, юг и на восток
Специалисты разъезжались.
Вино бурлящею рекой
В стаканы лилось, и звенели
Студентов песни… «Что с тобой?
Все песни мимо пролетели…
Ты что так мрачен? Иль не  рад,
Что позади  теперь науки,
Что покидая Ленинград
Не испытаешь лекций скуки?
Молчишь…И зря!  В минуту эту
Выкладывал бы всё сполна…
Облегчил душу бы…Советы
Послушал наши…На вина!»
«Вина не надо. Знаешь ,  друже,
Скажу по честному : сейчас
Печален мне последний ужин
Лишь потому , что через час
Уходит поезд…А девчонка,
Что я любил, в ответ вчера
На всю мою серьёзность звонко
Смеялась…Словно я  шутя
Ей предложил поехать вместе
В таёжный край…Она глупит,
Что остаётся в этом месте
Ждать парня лучше…Злость кипит
В моей душе, что одиноко
Польётся дальше жизнь моя,
Что я по воле злого рока
Любил девчонку эту зря.»
«Ты  прав, что цели не бросаешь!
Пустого сердца не жалей!
Уедем мы .И ты узнаешь,
Что счастье там, где жить трудней.
Пройдём мы все по жизни гордо.
Нам опыт душу остудит.
Мысль лаконичной станет, твёрдой,
Душа окрепнет. На пути
Ты встретишь новую подругу
С такой же сложною судьбой.
Ты ей подашь мужскую руку
И позабудешь о такой,
Что волновать воображенье
Тебе когда-то так могла…
Долой печали выраженье!
Тебе пора! Не пей вина!

Как жизнь судьбой людей играет…
Совсем недавно ты была
Красива ,  как подснежник в мае,
И беззаботно весела.
Но жизнь своей железной хваткой
Измяла всё в какой-то миг,
И стал мучительной загадкой
Мне твой болезни полный вид.
Твои глаза  красны и слёзны,
И губы сжаты словно сталь…
Откройся мне. Скажи серьёзно:
Какая жгёт тебя печаль?
Она:
С тобой знакомы мы недавно.
И ты не станешь слёзы лить…
Ты знаешь…Очень скоро маму
Придётся мне похоронить.
Пришло письмо: неизлечимо
Она больна . И средства нет
Помочь ей как- нибудь… Незримо
Смерть каждый день ей шлёт привет.
Я письма шлю ей очень часто,
Звоню, делюсь своей судьбой…
О, если б знал ты ,как ужасно,
Знать, что топор над головой!
Он:
В какой-то мере ты права :
Твою я мать совсем не знаю…
Она не так мне дорога,
Как ты - цветок красивый мая…
И всё ж послушай : ставит нам
Свои  задачи жизнь сурово,
И все мы похороним мам,
И петь на свадьбах будем снова,
Пойдём сдавать свои зачёты,
Смеяться будем…и любить…
Прости…Не плачь…Ну, хватит…Что ты?
И зная смерть нам нужно жить!

Кружатся в вальсе юные пары.
Быстрые ноги шуршат о паркет.
С любимым учителем в актовом зале
Сижу я не чувствуя прожитых лет.
Так же робею в серьёзной беседе ,
Так же учитель мой выглядит строго ,
Так же внимательно наши соседи
Слушают чёткую речь педагога:
«Как это чудно , и как хорошо ,
Если к нам с радостью кто – то пришёл!
Радость я рада всегда разделить ,
С радостью легче нам жить и учить.
Мы видим полезности нашей плоды
Через успешные ваши труды.
Кружатся в вальсе юные пары.
В школе так много сегодня счастливых.
В танец идёт с озабоченным парнем
Учитель мой милый шагом старинным.
Парня лицо засветилось улыбкой ,
Окрепла во взгляде мальчишечья воля .
Я слышу   - учитель словесностью пылкой
Музыке вальса напористо вторит :
«Жаль ,что ты раньше ко мне не зашёл…
Характер твой знаю я  хорошо.
Смогла бы, наверное, я научить ,
Как тебе в деле твоём поступить.
В школу иди , коль в судьбе неудача…
Будет для нас и урок , и задача.»
Кружатся в вальсе юные пары.
Расселись у стенок , кто волосом  сед.
В каждом ,кто здесь – в этом актовом зале
Есть благородный учительский след.
Если на вас вдруг обрушилось счастье –
В школе найдите учителей…
Очень им нужно в удачах участье…
Радость же ваша не станет бедней .

На столе стоит варенье ,
Чашки полны чаю ,
Пьют девчонки с наслажденьем ,
Тихо рассуждают…
«Никогда бы не пошла
Замуж не любивши ,  -
Говорит из них одна , -
Сестра моя так вышла…
И красива ,и стройна ,
И умом не бедна…
Но …Порхала – не жила ,
Всё прошло бесследно .
Хоть и муж у ней хорош ,
Зря не скажет слова –
Для неё он  « медный грош» ,
Влюблена в другого…
Забежит ко мне в обед ,
Сядет ,взглянет робко ,
И шепнёт : «Ну ,как сосед ?
Как живёт там Вовка ?»
С ним по юности гуляла , -
В армию ушёл он .
Ждать его пообещала ,
Не сдержала слова .
И теперь итог печален :
До сих пор он холост ,
Мир её семьи в развале ,
Между всеми – холод…
Нет , девчата , то не жизнь –
С мужем жить и думать  ,
Что его не окажись –
Счастье взять – что дунуть .»
Приговор закончив свой ,
Девушка взглянула
На подругу ,ну ,а той
Тридцать уж минуло.
Посмотрела нежно та :
Ей смешно и грустно :
«Оскудеет красота ,
Ну а в жизни пусто ,
У подруг полно детей ,
Ты к ним ходишь няней…
Вот тогда бежишь скорей
От твоих мечтаний.
Не любовь – семья мечта ,
Бабьего бы счастья…
Видишь ,жизнь как не проста ,
Нет в ней однозначья.
Что тебе тяжёлой драмой
Может показаться –
Для меня удача… Мамой
Я мечтаю зваться…»
Как задумчивый мудрец
Третья восседала .
В женском споре под конец
И она сказала :
«Ох , девчата , тяжело
В жизни разобраться…
Где бы счастье не брело –
Умей его дождаться …»

Они атлетически сложены.
В разговоре они легки.
Молодые мужья ухожены,
И смелы, и дерзки в любви.
Но сдержи себя, милая девушка,
Не дразни молодецкую кровь:
Лишь разлуки, заботы и бедушки
Даст любимой чужого дюбовь.
И поверь :ты ещё расцветаешь,
А когда полный цвет наберёшь –
Ты красавца с собой обвенчаешь,
Меж подруг за собой поведёшь…
Атлетически будет он сложен,
И шаги его будут легки,
И тобою он будет ухожен,
Смел и дерзок он станет в любви.
Привлекать станет взгляды он девушек,
И взволнуется юная кровь…
Ты ж напомнишь: «Заботы и бедушки
Даст   любимой чужого любовь !»

Когда в последний раз коснётся
Луч солнца розы лепестка –
Печаль от сердца к сердцу льётся:
Жизнь ! Почему ты коротка !?
Бутон недавно полный силы
Бил дождь и ветер гнул к земле,
Но он казался лишь красивей
В своей отчаянной борьбе.
Но минул срок, и лёгкий ветер
За лепестком рвёт лепесток,
И розу ищешь по приметам
Затоптанным в тропы песок.
И лепестки под неба просинью
Алеющие на песке
Кричат о ранней в жизни осени,
Как серебринки на виске…

Два человека встретились случайно,
И близость душ явилась сразу им ,
Но было в встрече той одно печально :
Она в годах ,года стоят за ним.
Они ходили рядом локоть к локтю ,
И речь лилась без умолку порой,
Порой молчали…И безмолвьем соткан
Шёл разговор тогда руки с рукой
Ах ,милые минуты наслажденья
Родством души…Вы были коротки ,
Но сколько вы вместили душ волнений ,
Сердца как бились от касания руки…
Два человека встретились случайно…
И близость душ явилась сразу им…
Но неизбежно было расставанье:
У ней семья ,семья стоит за ним…



Если муж собрался в море,
Или в тундру на оленях,
И зовёт жену -не спорь с ним,
За супругом поезжай!
 Не забавы ради он ведь
Собрался в суровость края:
Хочет он, чтоб был красивей
И богаче стол семьи.
Для мужчин их труд тяжёлый
Смыслом полнится великим
Лишь тогда, когда их жёны
Знают  : что им стоил труд.
В мышцах легче напряженье
Ярче солнца в мыслях смелость,
Если жёны пусть виденьем,
Но присутствуют в делах.
А для женщин есть ли счастье
Больше, чувственней, прекрасней,
Чем сознанье от участья
В подвиге ради неё.
Если муж собрался в море
Или в тундру на оленях,
И зовёт жену с собою –
Руку друга дай ему.

Хорошие вести далёко лежат,
Придавленные камнями.
Плохие врываются в дом словно танк,
В душу и в сердце стреляя.
Измена-известье несли сапоги!
Измена… За что униженье такое?
Затоплена печь  . Будут трудные дни.
Так хочется слов с обещаньем покоя.
В топке огонь по поленьям взбежал
И пляской своей он вдруг мысль успокоил,
И слово за словом ложатся в лад,
И песня родилась из боли и горя:
Берёза белая в огонь попала,
Берёза белая в печи горела,
А я несчастная, любовь искала,
Да вот соперницу не доглядела…
И ч чем разлучница его привадила?
,И что нашёл он у ней хорошего?
Она любимого мне не оставила-
Мечты о счастьи упали в прошлое.
Береста в пламени трещит и крутится.
 Берёзу жжёт огонь -не успокоится.
Любовь печальная мной не забудется,
Обидой горькою она становится.
Берёза белая тепла желала,
Тянулась к солнцу – в печи истлела.
И я, несчастная , в любви пылала,
И как берёзонька, чуть не сгорела…
А может всё-таки ошиблись люди:
Измены не было .Пустое баяли.
И он меня всё так же любит.
Напрасно плачу я, и зря страдаю.
А если было то, о чём болтали –
Вдруг не осознанно, без чувства вечного,
Вдруг в муках совести и он страдает,
Простить должна я. Ведь я же женщина!
Забуду всё ! Ему лишь верю!
Кто любит сам -лишь тех и любят.
Его любовь не буду мерять.
Пусть сам решает  он всё в наших судьбах.

Поворотов и пригорков есть на свете много.
Только тот, что за посёлком, мне особо дорог.
Там у сопки поворот крутизны опасной.
Ехал парень в городок. Парень-шофер классный.
Я в ведёрко собирала клюкву на болоте.
Слышу: вдруг машина встала -  там на повороте.
Паренёк к ручью спустился. Чуб под кепкой светел.
Ключевой воды напился .И меня заметил.
Подошёл .Ведро спросил. Мол ,его «родная»
Очень хочет воду пить»,в жажде изнывает.
Кепку я с него сняла, ягоды в кепчонку,
И на буфер подала воду я в ведёрке.
Парня паром обдало. Он назад подался.
Поддержала я рукой- он и удержался
.Шофера промчались мимо. Нас они видали.
А народ они шутливый .К были сочиняли.
Разговоры тут пошли, всё в них переврали…
А гору «Горой любви»  шофера прозвали.
И  хоть не было того ,что в людях говорилось,
К нам потом пришла любовь, в общем…мы  женились.
И теперь его я жду :служит мой любимый.
К повороту я  приду ,постоять счастливой.
Поворотов и пригорков есть на свете много.
Только тот что за посёлком мне особо дорог.

Прошу тебя: не уходи!
Прошу тебя: побудь со мною!
Не торопись, ну, подожди:
Порассуждаем над судьбою…
Безмерный раб твоих желаний,
Что в жизни сделал я не так?
За что на горькие терзанья
Я обречен в своих мечтах?
Ну, чем он лучше, этот парень,
Чей взор усердно ловишь ты?
Неужто служба в нашей армии
Его украсила черты?
Пусть ел в солдатской он столовой,
Стоял в дежурствах на постах,
В казарме бредил чернобровой,
Слал письма ей на трех листах,
И пережив измену милой,
Теперь он жесткий и прямой,
И взгляд его исполнен силой…
Но он не покорен тобой!!!
Прошу тебя: не уходи!
Прошу тебя: побудь со мною!
Не торопись, ну, подожди:
Порассуждаем над судьбою…
Разлука наша неизбежна.
И я скажу сегодня  так:
Прости за ласки и за нежность,
Прости за то, что я простак…
Но верю я, что есть характер,
Что есть душа, которой я
Дам столько же волнений в страсти,
Как тот, что покорил тебя.
Пройдут года. И будет встреча…
Ты будешь замужем, а я
Свою жену обняв за плечи
Вдруг встречу вас: его, тебя…
И всколыхнется все былое
В тебе, во мне, и в нас двоих…
Но волей будет успокоен
Привета знак… Взгляд будет тих…
Прошу тебя : не уходи!
Прошу тебя : побудь со мною !
Не торопись ,ну ,подожди :
Порассуждаем над судьбою…

Я знаю, что ты тоскуешь,
Я знаю, что ты скучаешь,
Что в нашей невольной разлуке
Ты дни с нетерпеньем считаешь,
До часа: когда ты в погонах
В квартиру свою войдешь
И с добрым, ласковым словом
Сына на руки возьмешь…
И я по тебе скучаю
С сыном деля свою грусть,
С нетерпением я представляю,
Как щекою к тебе прижмусь,
Как в восторге от нашей встречи
Я приму у тебя шинель,
И начнутся  без умолку речи,
И начнется счастливейший день.
Ты оденешь рубашку штатскую,
Ты оденешь костюм цивильный,
Я поставлю на стол шампанское
И скажу тебе "Здравствуй, милый!"
Это будет. И будет скоро…
А пока…ты одет в погоны
И стоишь ты в армейском дозоре,
Подчинившись команды слову.
В день рожденья тебе, любимый,
Я желаю успеха в службе,
Оптимизма, здоровья, силы,
И друзей бескорыстных в дружбе.

Женщина в пустой квартире…
Что может быть грустнее в мире?
Желанья смутного полна
Она застыла у окна…
А там внизу жрецы любви
Снуют, как будто муравьи,
Кто в мыслях о постройке дачи,
Кто в поисках снастей рыбачьих,
Кто озабочен жаждой водки…
И нет в них мысли о молодке,
Той, что желания полна
На них вниз смотрит из окна.
Хоть мир страны как океан,
Но это просто глаз обман:
Вся нация,  что муравейник,
Лишённая основ идейных
Забот ничтожнейших полна…
Тоскует женщина одна,
И ждёт: случится ли роман,
Который в жизни океан
Её забросит, вдруг заполнив
Всю жизнь её усильем воли,
Поступков смысла ,силой чувства…
Сбылось бы!  А пока ей грустно:
Не слышно шума океана,
Нет претендентов в великаны,
Снуют как будто муравьи
Банальные жрецы любви…
Дождётся ли в тоске келейной
Она любви, забот семейных…
Женщина в пустой квартире…
Что может быть печальней в мире!!!

Как у котёнка глаза у девчонки
Блестят в темноте лукаво и юно…
Завидно мне: в души глубине
Услышать бы собственной юности струны.
Нога равнодушная ритму послушная
Толкнула тележку в пропасть и мглу.
Замерло сердце : в милое детство
Так просто и быстро попасть я могу.
Тридцать секунд- это мгновение…
Кончилась горка, с нею веселие,
Снова зима на душе и вокруг.
Рядом заснеженной девушке бережно
Подняться с сиденья помог юный друг.
Восторгом глазёнки блестят у девчонки
Доволен собою парнишка-атлет…
Я знаю наверно: они непременно
Вернутся сюда через несколько лет. 

Яркое солнце. Сильный мороз.
Снег крупянистый. Ветер до слез.
Холод над озером острый и жгучий.
Поверхность воды в майне тягуча.
В будочке дверь отворилась неробко,
И  по глубокой протоптанной тропке
К проруби черной походкою плавной
Купаться идет обнаженная дама.
Пенсионеры замерли в шоке.
Собаки  их лают в волненьи глубоком.
Глядят с любопытством детские глазки:
Ужели все правда! Ужели не сказка!
А женщина шаг не ускорив ничуть
Свой продолжала к проруби путь.
По лестнице в воду спустилась она
И поплыла в раме толстого льда.
Потом поднялась  на мороз и на ветер –
Дыханье  спокойно, взгляд ее светал,
Кожа ее как уголь красна,
И настроенье у ней, как весна.
Купайтесь, друзья, зимою и летом –
И юность души Вам будет за это!

Жизнь ,что поле под травой густою…
Лабиринтов это поле посложней.
Мы дружили так светло с тобою ,
Письма присылали…Но теперь
Я хочу ,чтоб спутницу нашёл ты…
В поле жизни плохо одному…
Зелень поля скоро станет жёлтой ,
Волосы воспримут седину.
Время , друг мой , очень быстротечно.
В юности нельзя терять года.
Относилась я к тебе сердечно ,
Но пришёл час распроститься навсегда.
Чтобы ,полюбив ,ты мог жениться ,
Чтоб о будущем ты размечтался вновь ,
Друг мой !Мы должны с тобой простиься.
Мне хранить , тебе ж искать любовь !

В неведомую далъ я самолётом мчался.
Не знал что ждёт меня? Каков мой будет труд?
А рядом лейтенант  -молоденький супруг,
С женою юной весело смеялся.
Неведомая даль  - им счастием казалась,
Таёжный гарнизон  -  началом жизни новой…
Вдруг я почти что к трудностям готовый
Почувствовал :боязнь их – это старость.
Нет, я не стар, я  силами наполнен,
Я мало сделал ,многого хочу,
Нисколько я о прошлом не грусчу,
Свои мечты я все ещё исполню…
Три года в армии…Большой отрезок жизни,
Особенно в годах,  когда мысль стала зрелой…
Пусть воин я пока что неумелый,
Но всеми силами готов служить Отчизне.
Что знаю и умею ,чем талантлив
Тебе родная армия отдам,
И в жизни стану опытнее сам,
И в службе напряжённой буду счастлив…

На работе друзья по плечу потрепали,
На вокзале жена помахала платком ,
Долго – долго колёса по рельсам стучали –
Вот и город , с которым пока не знаком…
У казармы стоит капитан с сединою –
Бывший штурман высокого класса…
По здоровью простившись с небес синевою
Стал он старшим на сборах «запаса»
С ним три месяца жизни заботой одной
Проживя , мы простимся друзьями…
А пока ему трудно с гражданской толпой ,
С баламутами и крикунами.
На занятиях взвод наш ругали сначала
За причёски и за дисциплину.
И  тогда доставалось за нас капитану,
И его умножались седины.
Он набравшись терпения нам говорил :
«Дисциплину держите сознательно ,
Чтобы строем я вас по плацу не водил ,
Чтобы был ваш досуг содержательным».
С капитаном три месяца жизнью одной
Проживя , мы простимся друзьями,
А пока ему трудно с гражданской толпой ,
С офицерами – запасниками.
Но недели прошли . Стал опрятным наш взвод ,
Не ругают нас преподаватели ,
Капитан замечает : «Вы славный народ…
С вами можно быть даже приятелем.»
Скоро с рёвом взлетим мы в небес синеву ,
Вдаль умчит самолёт нас стремительно.
А как «сядем» – придёт капитан наш к крылу ,
И усталых нас встретит почтительно.
С капитаном три месяца жизнью одной
Проживя мы простимся друзьями.
А нависнет опасность над нашей страной –
В полк придём мы летать штурманами.

Курсанты все танцуют  танец  этот …
Лишь ты один в сторонку отошёл.
Как я танцую – смотришь незаметно ,
И потому мне очень хорошо !
Приятель твой со мной танцует рядом.
Он угловат , но это не смешно…
Со мною он знакомится упрямо…
Он думает , что с  ним мне хорошо.
А я танцую до самозабвенья.
И мне сегодня очень хорошо…
Я под твоим негласным наблюденьем
Жалею , что из круга ты ушёл…
Ты очень любишь этот танец тоже .
Так почему стоишь ты в стороне ?
Тебя твой друг наверное тревожит…
Ну , как сказать , что нравишься ты мне ?

Они близнецы, как две капли похожи…
От этого трудно всем нам троим …
Хочу объясниться , но очень тревожит
Меня ,что не той я скажу о любви.
Стоят они рядом – черноволосы ,
У них одинаковы речь и манеры ,
Молчу я и мучаюсь тяжким вопросом :
Которая Эра , а кто из них Вера.
Я выбрал брюнетку, ,которая первой
Глаза подняла и мне улыбнулась ,
Сказал ей решительно : «Милая Вера !
Станцуемте вальс ?» А она отвернулась.
Стоят они рядом –черноволосы.
У них одинаковы речь и манеры…
Молчу я и мучаюсь тяжким вопросом :
Которая Эра , А кто из них Вера…
Я понял ошибку ,к другой повернулся
И вижу обиду в родных я глазах…
Хотел пригласить её ,но отвернулась
Она от меня , ничего не сказав.
Стоят они рядом – черноволосы.
У них одинаковы речь и манеры.
Молчу я и мучаюсь тяжким вопросом:
Которая Вера , а кто из них  Эра.
И вдруг я увидел за маленьким ушком
У Верочки милой родинку -  точку!
У Эры на шее нет такой «мушки»
Теперь я  не спутаю их – это точно !
Стоят они рядом – черноволосы ,
У них одинаковы речь и манеры ,
Простой карандаш разрешил  все вопросы:
Теперь я не спутаю Веру и Эру.

Танцуешь ты свободно и красиво.
Приятно мне с  тобою рядом быть.
Когда меня ты в танец пригласила ,
Я понял :  это дар мне от судьбы.
Когда на плечи мне твои ладони
Легко легли – боялся очень я ,
Что голос мой нечаянно вдруг дрогнет
И выдаст ,  как волнуешь ты меня.
Лицо твоё ушло из поля зренья ,
Но я прочёл в глазах твоих подруг ,
Что ты моё мальчишечье волненье
Ввела в насмешку в танцевальный круг.
И танец мне из радости стал мукой .
Я захотел взглянуть в твои глаза .
В них я увидел деланную скуку…
Но что мне было делать ? Я смолчал.
Нас поезд мчал на летние ученья.
Я вспоминал насмешливый твой взгляд ,
Но вдруг вбежал сержант в купе в волненьи
И закричал : «Вагоны там горят !»
Задачу понял взвод наш с полуслова .
И побежал военных длинный ряд
Туда , где как  «тревога !» слышно снова :
«Быстрей ребята ! Дети там горят !»
В вагоне смерть на нас дохнула жаром !
Как вспомнишь – дыбом волосы стоят .
Медалью «За отвагу на пожаре»
Награждены мы, спасшие ребят .
Лишь через месяц я пришёл в казарму
С лицом , что маме даже не узнать…
Друзья мои – отличнейшие парни
В клуб завлекли оркестр мне показать .
Танцуешь ты свободно и красиво .
Приятно мне с тобою рядом быть .
Когда меня ты в танец пригласила ,
Я принял это как удар судьбы .
«Опять смеётесь…Снова стало скучно ? –
С тоской и болью я спросил тебя , -
Ужели нет вам развлеченья лучше ?
Ужель жестока красота твоя ?»
А ты глаза на землю опустила .
Твои слова звучали далеко …
За ту насмешку ты простить просила …
С тобой мне стало просто и легко .

Лейтенанта погоны на плечи легли .
У погона рука дорогая .
Завтра к краю любимой Советской земли
Из училища я улетаю     .
Как волнует меня взгляд твоих серых глаз
И улыбка знакомая с детства …
Я прощаюсь надолго с тобою сейчас,
И печалью сжимается сердце .
Буду я вспоминать среди тёмной тайги
Этот вечер последний курсантский ,
И как руки твои мне на плечи легли
У погон у моих лейтенанта .
Буду я вспоминать взгляд твоих серых глаз
И улыбку любимую с детства…
Я прощаюсь надолго с тобою сейчас,
И печалью сжимается сердце .
Ты взволнована тоже отъездом моим ,
Твои руки дрожат от волненья…
Может скажем три слова сейчас о любви
И запомним вот это мгновенье …
Будем вместе теперь мы с тобой вспоминать
Этот вечер последний курсантский ,
Этот зал , где тебе молодой лейтенант
Предложил стать женой лейтенанта.

Как объективы телекамер
Офицерские глаза
Следят за яркокрасным платьем ,
И возбуждён тем платьем зал.
Причёска – как у королевы!
Глаза подведены чуть-чуть…
Волнуется дыханьем грудь
Потомка легендарной Евы.
А молодые лейтенанты
Полны волнующих затей :
Как с новенькой официанткой
Познакомиться  б  скорей .
С неё готов писать картину
И я без дара рисовать…
Но было грустно мне узнать :
У Люды просто именины .
Что завтра вновь она оденет
Свой скромный будничный наряд ,
И вновь её уж не заметит
Мужской пытливый зала взгляд .
А потому заметим кстати :
Бывает в жизни так порой ,
Чтоб любовались красотой
Её украсить нужно платьем .
Ты…танцуешь со мной…
И не хочешь ты мне улыбнуться.
Почему невеселой
Сегодня сюда ты пришла?
Может кто-то другой
Вдруг заставил тебя обернуться?
Может ты вечерами
Давно не скучаешь одна?
Да, я  тоже один.
Не нашел я пока свою пару.
Моя юность, как видишь,
Осталась уже позади
На меня ты взгляни!
Я не молод, но я и не старый,
Я надеюсь найти свое счастье…
С тобой…впереди.
Ну, и что из того,
Что знакомы мы  менее часа?
Я циклону спасибо
За эту посадку  скажу.
С первых наших шагов
Под мелодию старого вальса
Робость юности в сердце своем
Я опять нахожу.
Да, пилоты быстры:
На земле, как в высотном полете,
Но тебя я прошу
Верить в искренность сказанных слов:
Просто эти черты
Воспитала в нас наша работа,
И что это неплохо
Тебе доказать я   готов.
Ты смеешься в ответ
Недоверчиво, робко, печально…
Много раз ты в пустую
Слыхала такие слова!
Легкий тонкий конверт
Свяжет нас через все расстояния…
Мы пока далеки,
И, конечно, ты в этом права.
Вот меня и зовут.
Извини. Мне пора. Покидаю.
Очень жаль, что с маршрута
Так быстро уходит циклон.
От тебя писем жду.
Я надеюсь. Я верю и знаю:
Я любовь отыскал,
Хоть похоже все это на сон!

Не ревнуй ты меня к Сахалину!
Ну и что из того, что опять
Будем пить мы тягучее пиво,
Коль погода не даст нам летать,
Что на юбки мы будет равняться
Сквозь табачный сиреневый  дым,
Что кому-то вдруг станет казаться,
Что он стал холостым, молодым,
Что в вечернем мужицком застольи
Мы о женщинах речь поведем,
А о вас, дорогих, беспокойных,
Может даже не упомянем…
  Так сложилось в мужицком застольи:
Чтобы пошлостью жен не марать,
Мы родных, дорогих, беспокойных
Не рискуем упоминать.
Мы без женщин всегда грубоваты,
Прячем чувства в глубины души.
И любимые не виноваты,
Что им пишутся письма в тиши.
Соглашаюсь с тобой: есть мужчины,
Для которых любовь – что еда.
Но не может быть это причиной
Твоей ревности всюду, всегда.
Я прошу: коль услышишь , что где-то
Кто-то с кем-то кого-то видал,
Не спеши делать вывод, что это
Непременный для всех ритуал.
Я лечу.  Проводит меня лаской.
Улыбнись. Дай прижаться к губам.
Вот теперь можешь жить без опаски,
Что тебя я  когда-то предам.

Ситохэ-Алинь! Родные нам горы …
Когда возвращаешься из-за Курил,
Их профиль до боли, до счастья знакомый
Всегда вызывает подъем наших сил.
Мы ищем в тайге полоску бетона,
С которой нам другом сигналит маяк:
"Поторопись-ка … Темнеет…" И жены
Давно в ожиданьи у окон стоят.
И сладко  с мороза ввалиться в квартиру,
И женщину ждущую крепко обнять…
О встречах  не все рассказать можно миру,
Но ради лишь встреч этих стоит летать!

Вы думаете просто жить собаке?
Нет в жизни сложностей? Гони из леса дичь?
Для радости подай ребенку лапу.
И по ночам от холода не хнычь.
Так думал я, пока щеночком малым
Жил у хозяина, играл с его детьми.
Но вырос я в огромного "Бурана"
И очень сложно стало мне с людьми.
С хозяином мы раз для тренировки
Пошли гулять в лесу в погожий ясный день.
Я -  нюх оттачивать, а он развить сноровку
За мною бегать быстро, как олень.
Бегу по лесу, но меня тревожит
Какой-то запах. И не уловлю,
Кто пахнуть здесь мне так знакомо может …
Вдруг вспомнил я симпатию свою:
К нам приходила женщина из сказки.
У ней был теплый, очень мягкий нос,
И, как черника, голубые глазки …
Впервые я жалел, что я всего лишь пес.
Хозяин обращался с ней учтиво:
Вино лил в рюмку, что-то говорил…
А муж ее -мужик был молчаливый
Наверно думал все про Сахалин.
Но иногда его глаза светились
Собачей преданностью. В этом я знаток.
В его кудрях ее ручонка вилась.
На них не любоваться я не мог!
И вдруг, о чудо! Запах – то знакомый:
Духи той женщины, помады терпкий вкус.
Я возбужден, как в тот же вечер, снова,
По следу я как будто пуля мчусь.
Вот и она!  Я прыгаю, ласкаюсь.
Но что это?  В глазах  я вижу стужу!
Она под  дых ногой меня лягает.
И прячется за спину… Нет, не мужа.
Хозяин мой, услышав жалкий визг,
Из чащи выскочил могучей сокол - птицей.
Как жаль, что я ему про свой сюрприз
Не мог по человечьи изъясниться.
Мужчина тот в кусты, стирая с щек помаду.
Молчит она. Стоит хозяин мой…
Я не пойму: чего ж они не рады
Так встрече этой  - неожиданной такой?
Она глазами уперлась в траву,
Сказала тихо, но  предельно  внятно:
"Коль Вы друзья – не говори ему.
Ему знать это будет неприятно!"

Ушел из жизни офицер.
Не полетит он вновь в Курилы,
И не оставит нам пример
Отваги, мужества и силы.
Частица армии… В полетах
Хранил он мир всех матерей,
Но, пулей сняв себя с учета,
Стал горем матери своей.
Банальна выстрела причина:
Жена сказала, что не нужен
Ей муж теперь, что есть мужчина,
Который стал ей ближе мужа.
Им стал красавец, но повеса
Из тех, что думать не хотят,
Чья голова – не мыслей место,
А поцелуйный аппарат.
Что дал чужой жене повеса?
Вдовство, сиротство, ложь, мгновенья
От удовольствий легковесных,
И на двоих от нас презренье!
А офицер служил достойно:
Летал он ночью, днем летал,
Возился с сыном беспокойным –
Измены дома он не ждал!
Друзьям одалживал он деньги,
На перекурах хохотал…
От офицера, от коллеги
Никак он подлости не ждал!
Когда ж свалилось все вдруг разом
Ему на плечи – не сдержал…
Не смог бороться он с заразой,
Свою он муку расстрелял.
Его за слабость осуждая,
Мы смотрим пристальней вокруг:
Ужель найдется вновь такая
Среди знакомых, жен, подруг?
Ужель из тех, с кем делим службу,
И риск, и радости, и стол,
Найдется вновь, кто нашу дружбу
К жене использует мостом?!

Я в казарму жена.
Не смотри на меня с укоризной.
Знаю сам ,что тебе
Нелегко вечерами одной…
Но пойми : до темна
Должен я занимать пост в Отчизне,
Что доверен мне в схватке
Не менее грозной чем бой.
С каждым часом и днём
К коммунизму на трудной дороге
Мы в нелёгкой борьбе
За высоткой берём высоту…
Но противник силён.
Он коварен в средствах .Он упорен
В устремлении ложью
Смутить нам идей чистоту.
Да , сегодня покой
Окружает селенья и семьи.
Как на службу домой
Офицеры пришли точно в срок…
Но не кончился бой ,
Бой незримый в умах,  бой идейный,
И вечерней порой
В этот бой я вожу целый полк.
Пусть полвека тому ,
Как Советская власть победила,
И как Ленина мысль
Стала мыслями многих людей ,
Но  , пойми , потому
Лишь и множится Родины сила ,
Что мы Ленина мысль
Утверждаем всей жизнью своей.
Я от мысли далёк
Себя сравнивать с гвардией Ленина :
Слишком мало пока что
Я знаю , умею , творю                       ,
Но и то ,  что я смог –
Стало нитью меж двух поколений,
И за нить в вечной связи
Свою я  работу люблю  .
Вдруг бы я стал не я,
Если б всё вдруг сменилось местами,
Если б видел я в службе
Лишь денег источник в семью,
То поверь ,что меня
Уважать  в части тотчас не стали б…
Ну , а без уваженья и ты
Мне не скажешь : «Люблю!»
Да, желал бы и я,
Чтоб досуг твой был радостью ярок,
И чтоб чаще на людях
Жена появлялась со мной,
Но должна ты понять :
Комсомольскому съезду подарок –
Это труд необычный ,
Ответственный , просто большой!
Мы живём только раз,
И активной работы на старте
Всю энергию юности
Должен я службе отдать…
Будет отпуск у нас…
Ты увидишь музеи, театры…
А пока я прошу
Пониманием мне помогать…

Со мной никто не станет спорить :
Для нас важней Горшкова нет!
И я готов любому вторить :
Борзов – огромный человек…
В обоих опыта громада,
Две бездны – знаний и ума ,
А в звёздах ,золоте , наградах
Лишь часть заслуг отражена…
Прекрасные у нас главкомы…
Мы безпредельно верим в них
Хоть лично даже не знакомы…
И вдруг наш гарнизон затих…
Большая кончена работа :
Бетон сверкает как паркет,
Зачехлены все самолёты.
Всё сделано…Работы нет !
Не зря крутились мы -  как белки
Вращают глупо колесо :
К нам из Москвы летит проверка :
Главком Горшков и сам Борзов.
К проверкам мы давно привычны,
У нас толковый генерал,
Военный труд для нас обычен ,
Учений знаем мы накал…
Летаем мы не хуже многих,
И даже лучше – говорят,  -
И при проверках самых строгих
Полки лишь мелочью корят…
Давно горды мы мыслью красной,
Что охраняем милый край
В те времена , когда опасным
Соседом стал для нас Китай.
И как отметины в работе –
Большой , стремительной , как пламя –
В одном полку есть «Знак Почёта»,
В другом есть Памятное Знамя.
Гостями , может быть ,кощунство
Назвать главкомов…Тем не менее
С большим гостеприимства чувством
У нас готовили тайменей.
Не нам судить главкомов старых ,
Но нам политики твердят :
«Судьбу войны решают кадры –
Те кадры , что в строю стоят.»
И потому недоуменье
Заполонило нам сознанье :
«Неужто общество тайменей
Полезней нашего собранья ?
Мы столько сделали для встречи…
А в голове вопросов – тьма…»
Но мимо нас промчались речи
С бездной знаний и ума.

У нас бытуют остряки
На замполитовскую тему…
Мол труд подобный из таких ,
Что не имеет точной меры…
Болтают :  тигр , иль зверь какой
Съест замполита с потрохами  -
Пропажу замполит другой
Откроет  лишь прочтя бумаги.
У замполита рот закрыт –
Порядок на рабочем месте…
Мне хочется убавить прыть
Болтушек наших легковесных…
Пример возможно и банален ,
Но вновь на Ленина сошлюсь…
Мне скажут : «Ленин – гениален !!!»
«Но поднял он   не что-то – Русь…
Стонал народ трудом забитый ,
Безграмотен , ожесточён ,
Когда он в кучке  « замполитов»
Авторитетным стал вождём.
Язык , перо , бумага , книги…-
Он тоже этим  «воевал»…
Не смел смеяться – ненавидел
Оружье это капитал.
Охранка их ряды косила ,
Но партия росла безмерно ,
Являя   мысль : всегда всесильно
Ученье , если оно верно.
Компартия,  возглавив классы,
Их к новой жизни устремила.
Ученье,  овладевши массой
Материальной стало силой.
И всё ж, коль анекдот родился ,
И коль в народе он живёт
Обидно – горькой  шуткой - птицей ,
И коль «зерно» в ней зрит народ –
Серьёзно нужно коммунистам
С бюрократизмом бой вести ,
И пусть стихов моих страница
Поможет в нашем нам пути.

Нет мы не нытики! И этого клейма
Мы не приемлем пред возможной сечей!
Политики! Случись сейчас война –
Её мы тяжесть взгромоздим на плечи
И понесём безропотно , безгласно ,
И если Родина нам скажет:  долг велит…-
Мы сложим голову …И дума будет ясной ,
И сердце будет твёрдым как гранит .
Нет мы не нытики!  Мы тоже патриоты!
Не легковесней об Отчизне наша мысль…
Вам нужно помнить : ратные заботы
Идут не как-нибудь , а через нашу жизнь…
Чтоб к коммунизму не рвалась дорога ,
Чтоб враг нас не свалил ударом вдых ,
Работаем мы разве мало – много!
И терпим многое живя без выходных .
Не просим мы каких-то яств особых ,
Не ищем лёгкой жизни в авиации…
Пока жизнь мирная – нам нужно хоть немного
Разумной отдыха организации.
И если это требованье наше
В вас вызвало реакцию : мы – нытики !
Позвольте нашу точку зренья скажем :
Работаете плохо вы – политики !
Откройте Ленина страничку в синем томе
И поучитесь с массой толковать…
А мы друзья не можем вам позволить
Нам в души всем огульно наплевать.
Мы , воины Отличного полка ,
Принять не можем это званье –« Нытики!»
Оно родилось от ленивого ума
Беспомощного жалкого политика !

Онежское озеро. Берег в берёзках.
Как чёрные молнии в небе стрижи.
Я плыл теплоходом из Петрозаводска
В музей-заповедник с названьем Кижи.
А рядом со мною девчонка стояла,
Быстра и игрива ,как рыжая белка…
Её я  спросил: « Ты откуда такая?»
И слышу в ответ: « Из местных…  карелка.»
Я с ней обошёл весь диковинный остров.
Нигде не видал я подобных церквей…
Но думалось мне всё о платьице пёстром,
О встречах с карелочкой после Кижей.
Я в город вернулся конечно же с нею.
Пылали огнём загоревшие лица.
«А где вы живёте?» - спросил я робея,
И слышу в ответ:  «В Карельской столице.»
На пристани людной её потерял я,
Три дня её тщетно  средь улиц искал…
О девушке чудной карельского края
Невольно я эти стихи написал.
Стихами решил я назначить свиданье:
Карелочка! Если ты помнишь меня,
Приди в воскресенье к Петра изваянию.
Жду я тебя в одиннадцвть дня !
Вдруг полюбившие , робкие , юные ,
Не записавшие адрес любви –
Спешите к Петру в минуты безлюдные ,
Надейтесь : помогут вам эти стихи!


Мозг – как   губка, сил – избыток,
Воля – кипяток в  котле!
Молодость – пора попыток
Побеждать в борьбе!
Зрелым стать – войти в боренье
Сил ума, души .
Если молод – в нетерпеньи
Действовать спеши.
Будет больно от ошибок,
Будешь бит не раз,
Но на то и сил избыток
В юности у нас,
Но на то и мозг как губка…
В опыт обрати
Боль ошибок…
И хоть трудно –
Волю сбереги.
Под ударами не гнись,
Если убеждён!
Только вдаль,
И только ввысь!
После отдохнём!
Помни: хватит сил пройти
Сквозь борьбу по жизни,
Если цель всего пути –
Послужить Отчизне!