Автор Тема: Девчата  (Прочитано 2893 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15224
Девчата
« : 03/09/12 , 20:39:06 »

Девчата.

 
«Ты к нам в Москву приезжай и пройдись по Арбату,
Окунись на Тверском в шум зеленый аллей,
Хотя бы раз посмотри, как танцуют девчата
На ладонях больших голубых площадей!»

Из репертуара Муслима Магомедовича Магомаева.


Хорошие девчата - заветные подруги! С этих слов начинается фильм с одноимённым названием - «Девчата». Это слово - уже практически архаизм, устаревшая форма, ушедшая натура. Слово тёплое, родное, и - советское. Сейчас нет девчат, как не было их в старину. Можно ли назвать девчатами юных фрейлин Екатерины Великой? Ни за то! Или молоденьких француженок - парижские девчата? Или так: девчата Лас-Вегаса. Оксюморон. Потому что это слово обозначает совершенно конкретный устойчивый тип юных особ. Корень «дев» вообще потрясающее интересен. Дева - это высокое, возвышенное, недостижимое. Дева Мария. Но и уничижительное, жалкое - старая дева. Или из более современного - «духовно богатая дева», почему-то непременно любящая «тёплый клетчатый плед». Девчонка - это подруга и антипод мальчишки, ребёнок, наивность, солнечная детская радость. Девушка, как, впрочем, и девочка - нейтральное поло-возрастное обозначение, ничего не говорящее о персонаже. Красивая или безобразная, модная или равнодушная к нарядам, умная или - не очень. Просто девушка, просто девочка.
 

Борис Романычев. «Бимовские девчата». БИМ - Большая Ивановская мануфактура.


Девица - вот это уже отрицательный окрас. Курящая девица, распутная девица, намалёванная, грубая, неженственная. С другой стороны, девица - часто...синоним понятия «девственница». До свадьбы она была девицей - именно в таком значении. Не девой и даже не девушкой, а именно - девицей. И, наконец, крайняя, последняя стадия - девка. Есть и архаизм - дворовая девка, существо, гораздо более низкое, чем просто крепостная крестьянка. У последней есть гордость, у дворовой - нет. Она - совершенная рабыня. И девка в значении «совсем пропащая», гулящая, последняя. У аналогичной девицы возможны фирменные шмотки, дорогие сигареты, высокие каблуки и красивая ночная жизнь. У девки - всё грязно, уродливо и подло... Так вот, девчата. Замечу, что это - всегда множественное число. (Девчонка - девчонки, а не девчата). Девчата - это всегда коллектив. Единственого числа тут не предусмотрено конструкцией. Дева и девица, а также девственница и девка могут существовать в одиночестве или, скажем так, в отрыве от своей среды. Девчата - это некий монолит.

Девчата - пролетарские или крестьянские девушки, работающие в бригаде, в колхозе, на стройке. Они наивны, чисты, невероятно восприимчивы. Песня «Стою на полустаночке в цветастом полушалочке...» - настоящая ода девчатам всех отраслей и всех городов. Простые. Непременно простые, потому что сложность - это уже для иного советского типа женщин. Те, другие, будут заглядывать в глаза модным физикам или петь под гитару стихи Беллы Ахмадуллиной. В кинофильме «Шла собака по роялю...» юная представительница девчат зачем-то влюбляется в лётчика, играющего на трубе, а он для неё слишком хлипкий и слишком нервный. А девчата - сильные. Они - базис, они всех хлебом кормят. При этом девчата тянутся к высокому - непременно любят артистов, вздыхают при виде балерин - какие же они тоненькие!, обожают бальные танцы и плачут на индийском кино. Они чувствуют гораздо сильнее, чем интеллигентные девушки, с детства начитанные и оттого слегка циничные. Девчата жалеют Анжелику - такую красивую и такую несчастную в любви.

Кадр из кинофильма «Девчата».

В поэме Евгения Евтушенко «Братская ГЭС» есть монолог Нюшки - одной из девчат, влюблённой в пресыщенного, красивого, якобы интеллигентного подонка. «Я бетонщица, Буртова Нюшка. Я по двести процентов даю». Ей противопоставлена...актриса Брижит Бардо, которая далеко и - высоко. Для девчат актрисы - недосягаемы, практически небожительницы. Они гораздо выше, чем королевы. Девчата превыше всего ценят Любовь. Для них она всегда с большой буквы. Они ждут её с гораздо большим трепетом, чем те, другие, которые слишком много знают. Для представительницы девчат потеря невинности - трагедия, это крах Любви и крах Будущего. Девчата - это всегда будущие матери, женщины. В позднесоветском фильме «Одиноким предоставляется общежитие» показано неистребимое желание девчат выйти замуж. В этом стремлении - мало корысти или простого желания вырваться из общаги, но много чего-то такого, что даётся природой, но истребляется цивилизацией. Девчата могут быть разбитными - они часто бывают Нюшками, Катьками, Тоськами, но это от полноты жизни, а не от распущенности. Катькой может быть и девка, но это уже совершенно иная Катька.

Певец девчат - художник Юрий Пименов - обожал своих муз. Они выходили жизнерадостными, светлыми, как и новые кварталы. Музы после работы спешили на танцы. Танцы для девчат - первое дело, даже важнее кино. Потому что в танце можно отыскать Любовь. «Сегодня праздник у девчат - сегодня будут танцы...». В фильмах часто прослеживается интересная тенденция - борьба коллектива за то, чтобы одна из девчат не соскользнула в девки. Красавица Анфиса - по мнению одного из работяг «она, брат...такая...». То есть почти совсем уж девка, но ещё возможно исправление. И оно случается. Или монтажница-высотница Катька из «Высоты». Курит, красится, носит безумное стиляжье сочетание зелёного с оранжевым, не комсомолка... Ещё немного и - девка. Однако передовой рабочий Пасечник, который знает не только Дениса Давыдова, но и правила хорошего тона, не даёт Катюшке, Катьке стать девкой... Потому что девчата - они для другого, не для блуда, а для семьи. Свадьба для девчат - центральное событие в жизни, как на картине Юрия Пименова, где невеста (возможно, и бетонщица) выступает в газовом, прямо-таки диоровском, наряде, на каблучках-гвоздиках.
 
Юрий Пименов. «Первые модницы нового квартала».

А потом наступит суровый быт, пойдут дети, и фигура - поплывёт. Наряды, танцы, и даже кино - всё это останется в прошлом, в скоротечной молодости. Увы, молодость у девчат короткая и наполненая ожиданием. Увы, они в тридцать лет становились тётеньками, а в сорок пять - бабушками. Но я знала в своей жизни девчат с междугородной станции. Они были самые лучшие на свете собеседницы, самые восприимчивые. А сейчас всё, нет девчат, ушли вместе с теми песнями, картинами и фильмами. С теми заводами, совхозами и междугородками. Впрочем, у каждой эпохи - свои героини. В галантной Франции были жеманно-пудреные, бело-розовые либертинки, в викторианской Англии - Синие Чулки с осиными талиями и острыми носами, в Советском Союзе - девчата. Наши девчата. Хранить и помнить.
http://zina-korzina.livejournal.com/592825.html#cutid1