Автор Тема: Поход Че Гевары  (Прочитано 5346 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Русский Антиф

  • Гость
Поход Че Гевары
« : 29/01/09 , 14:31:10 »
ЗВЕРСКИЙ ПОХОД.

Партизаны вышли в экспедицию 1 февраля 1967 года. Она была рассчитана на двадцать дней, и хотя партизаны не искали конфронтации, "возможность столкновения с армией не исключалась", как Че сказал Инти Передо. После первого перехода Че записал: "Люди пришли несколько усталыми, но в целом выдержали хорошо. Вило, шедшему в тыловом охранении, мешал его вес, и он сдерживал всю группу. Пачо Фернандес Монтес де Ока был счастлив: "Сегодня я ощущал себя великим и пока что побил все рекорды, так как ни разу не отстал".
Отряд шел под дождем, изучая местность, так как их карты были неточны: "Этот ручей не может быть рекой Фриас, его вообще нет на карте". Че постоянно пытался "рисовать наши собственные карты, исправляя" цветными карандашами те, что у них были, помещая горные цепи и реки на верные места. Он много фотографировал.
Усталость начала сказываться на отряде 4 февраля, после ежедневных двенадцатичасовых переходов. "Мы шли по течению Ньянкауасу, что было довольно легко, но просто смертельно для нашей обуви; некоторые товарищи оказались теперь практически босыми. Люди устали, но все держатся очень хорошо. У меня забрали почти пятнадцать фунтов груза, и мне идти легче, хотя боль в плечах время от времени бывает невыносимой". По словам Инти, Че в своих дневниковых записях был чрезмерно бодр и представил проблемы, возникавшие во время похода, совсем незначительными. Путешествие оказалось чрезвычайно трудным, так как его маршрут проходил по девственным джунглям в сезон непрерывных ливней. Пачо отмечал: "Люди измучились. Леонардо Тамайо подхватил лихорадку, у Аларкона разнесло гланды, а я не могу есть".
И все это происходило в полной изоляции. "Мы не нашли никаких признаков того, что по реке за последнее время кто-нибудь проходил, но, согласно карте, мы рано или поздно должны натолкнуться на жилье". Карта была ненадежна, и Че постоянно исправлял ее. Режи Дебрэ позднее отметил:
"Область между Ньянкауасу и Рио-Гранде почти полностью необитаема. Обитатели ее сельских районов настолько же социально и экономически инертны, насколько джунгли действительно неизведаны, а многие места совсем не отмечены на карте. Все доступные карты этой области были полны пробелов, неточностей и ошибок в указании местоположения объектов".
5 февраля партизаны вышли к широкой реке, "в несколько раз шире, чем Ньянкауасу, которую невозможно было преодолеть вброд. Мы... нашли настоящую "рио-Гранде" ["Большая река"], и к тому же полноводную. В этом месте ширина реки составляла от восьмидесяти до ста ярдов, и в нее вливались другие реки". Пачо записал в этот день: "Че подпрыгнул от радости и сказал мне: Пачо, мы добрались до реки Иордан. Окрестите меня".
Но они все так же ни видели вокруг никаких признаков присутствия людей. "Есть признаки жизни, но старые, а тропинки, по которым мы пытаемся идти, исчезают в густом подлеске, и нет ни малейшего намека на то, что они используются". Наконец Че отдал приказ остановиться на дневку. На следующий день им предстояло попытаться форсировать реку.
6 февраля, в день "покоя и восстановления сил", дозоры, направленные вверх и вниз по реке, так и не нашли ни одного места, где можно было бы вброд переправиться через нее. Кое-кто из партизан попробовал переплыть, но никому это не удалось. Пачо записал: "Я нырял в реку четыре раза; переплыть было невозможно".
На следующий день была предпринята попытка воспользоваться "очень большим и неуправляемым плотом, который сделал Пинарсс. Авангард переправился за две поездки, половина второй части колонны и моя одежда, но не мой рюкзак, отправились в третью. Расчеты Суареса Гайоля насчет предполагаемого места высадки оказались неверны, плот отнесло далеко вниз по течению, и вернуть его не смогли. Он разбился, и Вило Акунья принялся делать другой, который не был готов до 9.00 вечера", так что переправу оставшейся части второго подразделения пришлось отложить на следующий день.
На противоположном берегу реки отряд обнаружил все то же самое: одиночество и голод. Первая встреча у них произошла 9 февраля - они наткнулись на кампесино по имени Онорато Рохас, которому в дальнейшем предстояло сыграть заметную роль в судьбе партизан. Че познакомился с ним на следующий день: "крестьянин был абсолютно типичным, он не был способен ни понять нас, ни помочь нам, а также и представить себе, какую опасность влечет за собой его встреча с нами. Таким образом он потенциально опасен - наша безопасность для него абсолютно безразлична. Наш доктор подлечил его детей от глистов, одного из них от удара лошадиным копытом, и мы распрощались".
Той ночью Че изложил на бумаге свой сценарий: "Для начала я думаю совершить в течение ближайших десяти дней поход в сторону Масикури и привести всех товарищей в физическое состояние, подобающее солдатам". Он пояснил, что цель состояла в том, чтобы вступить в бой: "Мы попробуем провести его на реке Фриас, где будем разведывать другой маршрут".
Партизаны добрались до Масикури. Пачо радовался в своем дневнике: "Я вымылся с мылом. Это было великолепно". Начиная с того дня партизаны были вынуждены прорубать себе дорогу через джунгли при помощи мачете. При случайной встрече с несколькими кампесинос им удалось добыть немного еды. Даже Че, несмотря на его выдающиеся упорство и стойкость, начал выказывать признаки изнеможения: "Я ужасно устал, потому что мое нутро не согласилось принять умет, и я не ел целый день". Было решено устроить 13 февраля дневку около жилища крестьян. Пачо признается в дневниковой записи: "Мы с Пинаресом отправились поискать зерна; это наша единственная пища уже в течение нескольких дней". Че поддерживал дисциплину; весь их скудный провиант выдавался в походном порядке. У него самого был номер 14.
В тот же день был расшифрован текст радиограммы из Гаваны, содержавшей новости по поводу активных переговоров с Боливийской коммунистической партией. Второй секретарь Хорхе Колье повторил, что "не имел никакого представления о континентальной направленности проекта. Но в таком случае они готовы принять участие в осуществлении этого плана, а детали их попросили обсудить со мной". Радиограмма сообщала также, что лидеры БКП Колье,   Умберто   Рамирес  и Симон Рейес твердо обещали посетить отряд и что партия будет продолжать сотрудничество с партизанами в предварительно оговоренных направлениях. В ней говорилось еще и о том, что Хуан Лечин, партийный руководитель, пользовавшийся большим влиянием в среде шахтеров, которого Че уже встречал, проезжая через  Боливию  в пятидесятые годы, заявил о своей готовности присоединиться к вооруженной борьбе. Как ни странно, все эти известия о переменах, которые позволяли значительно расширить политический фронт партизанской операции, удостоились в дневнике Че только сухой фразы: "Посмотрим, как нам удастся выдержать столкновение с этой новой миротворческой атакой".
День за днем партизаны прорубали себе путь сквозь заросли, иногда встречаясь с крестьянами. Рацион был очень однообразным и скудным. От голода спасало зерно. Запись в дневнике Пачо: "Завтрак - суп из маиса. Обед - ничего. Ужин - немного маиса".
16 февраля Че решил пересечь горную цепь в направлении реки Росита. От встречного крестьянина удалось узнать, что в тех местах проводится строительство дороги. Работы ведут солдаты, в лагере у которых имеется тридцать винтовок. Че проанализировал возможность завязать бой с солдатами силами своего отряда и пришел к выводу, что в этом не было никакого смысла, поскольку начало боевых действий было запланировано на июль, когда партизаны закончат тренировки и наберутся сил и опыта. В течение следующих нескольких дней шли проливные дожди, безжалостно терзавшие отряд. Подъем в горы начался под ( мощным ливнем, который шел не переставая в течение восемнадцати часов. 18 февраля Пачо записал, что они "шли к реке Росита по крутым горам с отвесными обрывами по обеим сторонам К. пути". Че добавлял к этому: "Очень плохие новости. Склон перекрыт искусственными ограждениями, и спуститься совершенно невозможно. Нет иного выхода, кроме как повернуть обратно". 20 февраля: "В этот день шли очень медленно". Из других записей также явствует, что партизаны приложили массу усилий для того, чтобы перебираться через разлившиеся от дождя бурные горные ручьи и непроходимые скалы.
22 февраля: "Потратили целый день, поднимаясь по очень тяжелым крутым склонам и пробираясь сквозь густые джунгли. В конце концов... мы оказались у истока ручья, который впадает в реку Масикури, но течет на юг". 23 февраля: "Поганый день для меня. Я выдержал его только за счет мужества, поскольку чувствовал себя совершенно вымотанным. Мы вышли в двенадцать, под солнцем настолько жарким, что камни трескались. Вскоре после этого, когда мы взбирались на самый высокий холм, я почувствовал головокружение и после того уже брел, не отдавая себе отчета". Пачо уточняет список трудностей: "Ни капли воды, жажда и очень мало пищи". А кошмарный поход все продолжался. 24 февраля: "Очень скучный день, утомительный переход. Прошли немного. Нет воды; ручей, вдоль которого мы следовали, пересох". 25 февраля: "Плохой день" - Че пришлось вмешаться, чтобы прервать возникший конфликт между двумя из своих людей.
"Пачо [, шедший в авангарде,] вызвал меня, чтобы рассказать о том, что между ним и Пинаресом возник спор, после чего Пинарес отдал ему категорический приказ, угрожая мачете, и ударил рукоятью ножа в лицо. Когда Пачо обернулся к нему и заявил, что не пойдет дальше, Пинарес снова пригрозил ему мачете, толкнул и порвал одежду. Это было очень серьезным происшествием, так что я вызвал Инти и Сан-Луиса, которые подтвердили мне, что из-за характера Пинареса в авангарде возникают дурные настроения, но также сообщили, что Пачо нарушал субординацию". Это был не дождь, а потоп.
За два дня до происшествия Че уже сделал в дневнике пометку о том, что слышал, как Пинарес послал одного из товарищей к черту, и что с ним следует переговорить.
И на следующий день Че поговорил с обоими. Он понимал, что у Пинареса властный характер, но и Пачо несколько преувеличил, да к тому же и выждал некоторое время, прежде чем доложить об инциденте с мачете. Че воспользовался случаем, чтобы объяснить, что нервное напряжение, являющееся результатом усталости и трудностей (которые Инти в своем дневнике назвал "чертовскими"), следует держать под контролем. Виновникам он пообещал суровое наказание. Согласно записи, сделанной Сан-Луисом, Че сказал:
"Семь лет революции наложили отпечаток на некоторых товарищей, которые привыкли пользоваться услугами шоферов, секретарей и других помощников, отдавать им приказания. Мы привыкли получать все готовое. Относительно легкий образ жизни заставил нас забыть о суровой и требующей жертв жизни, к которой мы теперь вернулись".
Пачо особенно задело, когда Че сказал ему и Пинаресу, что они мажут друг друга дерьмом.
Рио-Гранде выглядела пугающе. Аларкон рассказывал: "Когда мы остановились у реки и взглянули на нее, увиденное впечатлило и даже немного напугало нас. По ней неслись комья размытой земли, посредине плыли огромные деревья, вздымавшие ввысь ветви и корни". На берегу реки произошло несчастье, стоившее жизни Бенхамину Коронадо, одному из боливийцев, прошедшему подготовку на Кубе, - он поскользнулся у кромки воды, упал в реку и утонул прежде, чем ему смогли прийти на помощь. "На берегу Рио-Гранде мы прошли крещение смертью, причем совершенно нелепой".
27 февраля партизаны ничего не ели; лишь пили чай. Последние консервы закончились. Некоторые из неопытных новобранцев принялись поедать неприкосновенный запас. Несколько разведывательных партий, отправленных на поиски брода, вернулись без утешительных результатов, так что партизаны, выйдя к месту впадения Роситы в Рио-Гранде, взялись за постройку плота. Однако он развалился, не успев добраться до середины. Еще два дня было потрачено на тщетные поиски переправы, однако в конце концов отряд был вынужден двинуться дальше по берегу реки. При этом была потеряна связь с авангардом.
3 марта партизаны питались только съедобной сердцевиной стволов срубленных пальм. Пачо записал: "Еще один адский день". На следующий день им удалось убить двух обезьян, какаду и голубя. Вся эта жалкая добыча была разделена на весь отряд "Люди совсем пали духом, а их физическое состояние становится с каждым днем все хуже. У меня начинают отекать ноги". Из дневника Пачо: "Все идем и идем без пищи, измотанные, под дождем, приглядываясь к деревьям в поисках плодов, чего-нибудь, на что можно было бы поохотиться, но ничего, ничего. У меня кружится голова и [перед глазами мелькают] звезды. Только силой воли мне удается держаться на ногах".
Главным врагом партизан теперь стал голод. Сердцевина пальмовых стволов и случайно пойманные птицы, конечно, не могли насытить людей. 7 марта Че записал: "4 месяца. По мере того как близится к концу наша провизия, но не дорога, люди все сильнее падают духом". Они вновь приступили к поискам реки Ньянкауасу.
8 марта потерялись Инти и Мартинес Тамайо. Доктор Педра-ха Морогоро отметил, что Че был "истощен и, конечно, очень слаб, но прилагал огромные усилия, чтобы скрыть это от остальных". На следующий день пропавшие были найдены, но тогда же обнаружились и дурные новости: Ньянкауасу находилась на расстоянии пяти дней пути, а Пинарес со своим авангардом наткнулся на нефтяную вышку, причем рабочие увидели их оружие.
Че, хотя и предполагал недоброе, не мог знать, что вследствие ошибки Пинареса капитан Сильва, армейский офицер, охотившийся в тех местах, узнал от рабочих-нефтяников о том, что те видели поблизости вооруженных людей. Решив, что это торговцы наркотиками, он доложил об этом по команде. Патино, майор боливийской армии, подробно расспросил нефтяников, после чего приказал капитану взять подразделение и найти этих людей. Трехдневный рейд Сильвы не увенчался успехом, но тем не менее присутствие партизан было раскрыто. Почти в то же самое время (естественно, Че не знал и об этом) двое из числа добровольцев, прибывших с Мойсесом Геварой - Висенте Рокабадо и Пастор Баррера, - дезертировали из базового лагеря.
Следующие три дня партизаны Че проходили лишь по две с половиной-три мили. 13 марта Че записал: "Люди очень устали и снова находятся в крайне дурном состоянии духа. Пищи осталось на один раз. Мы прошли около шести километров, но никуда толком не продвинулись".
К незримому и пока что очень непрочному окружению, смыкавшемуся вокруг партизан, добавилось новое звено - полицейские добрались до Каламины. Пытаясь выяснить, кто же все-аки шляется по окрестным местам, они избили Серапио -Акино Туделу, - а на крыше поставили флаг в качестве ориентира для вертолетов. Полиция пока что не знала, что искать.
И марта, "почти не сознавая этого, мы достигли Ньянкауасу. (Я был - и есть - утомлен и клонился, будто придавленный горем.) Река просто дикая, и ни у кого нет настроения переправляться через нее, но Сан-Луис вызвался и спокойно справился [с задачей], после чего, ровно в 15.20, направился на базу. Я рассчитываю, что он окажется там через два дня. Мы доели последнюю провизию - тушеное зерно с мясом - и теперь будем зависеть от охоты. Пока я писал, нам попалась маленькая птичка, и я слышал еще три выстрела. Врач и Инти - охотники. Мы слышали часть речи, в которой Фидель обрушился на венесуэльских коммунистов и про отношение СССР к своим латиноамериканским марионеткам".
В тот же день полиция арестовала Висенте Рокабадо и Пастора Барреру, когда те пытались продать винтовку в Лагунильясе. Рокабадо, бывший сотрудник криминальной полиции, уволенный оттуда за взятки, постарался снискать расположение своих бывших коллег: он рассказал им даже больше, чем знал, и попытался припомнить все, что смог услышать за время пребывания среди партизан. Он рассказал о своем командире (Оло Пантохе) как об "Антонио-кубинце", сообщил, что "большой начальник", которого он никогда не видел, был Че, рассказал о находившихся в лагере аргентинцах, перуанцах, французе (Режи Дебрэ), дал подробное описание джипа, на котором ездила Таня, перечислил имена членов группы, завербованных шахтерским лидером Мойсесом Геварой, а в довершение всего предложил провести солдат к Каламине и базовому партизанскому лагерю. Он даже утверждал, что присоединился к партизанам для того, чтобы собрать сведения, а потом посмотреть, не удастся ли ему потом выгодно распорядиться ими.
Коко Передо позже с гневом заявил, что "боливийские партизаны, завербованные Мойсесом Геварой, набирались в борделях и барах и примкнули [к партизанам] ради денег". Это было несправедливо, хотя несомненной истиной было то, что Гевара отбирал людей крайне поверхностно. Из дюжины его людей, попавших в лагерь, часть была признанными профсоюзными активистами, но вместе с ними оказались и люмпен-пролетарии из добывающих регионов.
15 марта малочисленная часть отряда во главе с Че предприняла еще одну попытку переправиться через Ньянкауасу и частично преуспела в этом. Плот снова развалился, успев перед этим отнести пассажиров на полмили вниз по течению, а двое партизан из группы Че и тыловое охранение остались на берегу. Часть отряда страдала от различных заболеваний ног, все поголовно партизаны ослабели из-за нехватки в рационе белков и жиров - а точнее, из-за длительного недоедания.
С самого начала экспедиции с партизанами шла найденная по дороге лошадь. Когда голод начал особенно сильно терзать людей, двое обратились к Че с просьбой позволить съесть животное. В первый раз он пригрозил лишить их рациона, если они еще раз поднимут этот вопрос. Но 16 марта Че, который с детства очень любил лошадей и намеревался в будущем использовать эту лошадь на ранчо, принял решение: "Мы решили съесть лошадь, поскольку от голода у людей начали пухнуть животы, и это вызывало тревогу. Мануэль Эрнандес, Инти, Леонардо Тамайо, и Густаво Мачин имели различные признаки [недоедания]. Я был чрезвычайно слаб. В пять часов вечера у нас начался пир из конины. Вероятно, завтра нам придется расплатиться за него".
По крайней мере радио работало безотказно. Сообщение из Гаваны подтвердило, что Режи Дебрэ прибыл в Боливию. Че считал, что тот уже должен оказаться в базовом лагере. Так и было на самом деле - Таня встретила его в Ла-Пасе в конце февраля и доставила в лагерь вместе с Аргентинцем, Сиро Роберто Бусто-сом и Коко Передо 5 марта. Фидель Кастро направил Дебрэ в эту повторную поездку в Боливию, чтобы тот встретился с Че, хотя основная цель этой поездки была не до конца ясной. Дебрэ считал, что Фидель хотел, чтобы он помог Че добиться более широкой поддержки среди боливийских левых, прежде всего маоистских и троцкистских групп, с которыми он уже имел контакты после начала трений с коммунистами.
17 марта произошло еще одно несчастье - во время переправы тылового охранения через Ньянкауасу плот опрокинулся. Лорхио Вака - "до тех пор, пожалуй, лучший из боливийцев в составе тылового охранения по его серьезности, дисциплинированности и энтузиазму" - утонул. К тому времени Че, судя по всему, начал сомневаться в достоинствах выбранного региона. Но, как позднее сказал Дебрэ, было уже слишком поздно для того, чтобы "отказаться от него и направиться на поиски чего-то лучшего".
Тем временем капитан Сильва со своим патрулем добрались до ранчо Сиро Арганьяраса. После сурового допроса, в ходе которого Сильва засовывал пистолет в рот Арганьярасу, ему удалось получить ту же самую информацию, которую давно уже имела полиция: поблизости, на расстоянии нескольких миль, разместилась группа странных людей, вероятно, торговцев наркотиками. Было поднято подразделение численностью почти шестьдесят человек. Сильва с девятью солдатами дошел до Каламины, ни ничего не обнаружил. Двое боливийцев, Рейнага и Донгес, следили за солдатами из укрытия. Первые выстрелы разились в сумерках, когда Васкес Вианья, возвращавшийся в лагерь, столкнулся с другим патрулем и ранил солдата. После этого армия арестовала Салюстио Чоке, одного из боливийских "поденщиков", работавших на ранчо.
В базовый лагерь поступили противоречивые сведения о начавшейся активности армии. Авангард отряда Че во главе с Пачо и Аларконом прибыл за несколько дней до прихода основной части отряда. Затем внезапно появился Сан-Луис, которого Че отправил вперед с известием об их задержке при переправе через реку. Дебрэ так описал свои впечатления: "Сан-Луис прибыл внезапно, без предупреждения, днем раньше, с винтовкой, но без рюкзака. Ребенок-дикарь, сплошная кожа да кости; никто не услышал его появления. Другие ходят, спотыкаясь, но он, вроде бы совсем еще зеленый, скользит сквозь листья джунглей, как кошка".
В то время как Че медленно двигался к главному лагерю, вокруг второго лагеря, получившего теперь название "Медвежий лагерь", были размещены засады. Пачо с группой бойцов вышел на патрулирование искать командира, но безрезультатно. Дебрэ позже отметил, что на базе, которой в то время командовал Оло Пантоха, создался своего рода вакуум власти, проявившийся в хаотичности действий и слабой дисциплине. Главный вопрос заключался в том, что им следовало делать - сражаться против армии или дожидаться Че?
19 марта Че вел свой отряд как мог быстро, крепко держа в руках своих людей, которые из-за смертельной усталости часто ссорились по пустякам. В полшестого вечера они встретились с партизанским дозором.
"Нас встретил перуанский доктор Реституто Хосе Кабрера, вместе с которым были Чанг и телеграфист Лусио Гальван. Они сообщили новости о том, что Дариэль Аларкон дожидался нас с продовольствием, что двое из людей Мойсеса Гевары дезертировали и что на ранчо побывала полиция... Ни Оло Пантохи, ни Коко там не было. Последний отправился в Камири на поиски еще одной группы людей Гевары, а Оло ушел сразу же после того, как узнал о дезертирстве".
Че приказал Мануэлю Эрнандесу подробно описать их путь, чтобы можно было скорее отыскать тыловое охранение. К рассвету все участники экспедиции собрались вместе.
Когда на следующий день партизаны вышли на базу, Че узнал и остальные новости - об аресте Салюстио Чеке, о том, что армия заняла Каламину, о том, что Васкес Вианья исчез после того, как застрелил солдата, о потере мула с ранчо и джипа (Че, верный своим обычаям, записал все именно в таком порядке). Отряд тем временем шел дальше. Дебрэ наблюдал за их приближением: "В ночном полумраке постепенно начала вырисовываться процессия горбатых нищих, двигавшихся со скованной медлительностью слепцов. Наконец-то основная группа... И вот в серой мгле рассвета, на краю джунглей, в этой пустынной саванне, раскинувшей свои холмы и пустоши насколько хватает глаз, из густой желто-зеленой поросли показались силуэты цвета хаки, пробиравшиеся между высоких колючих и режущих трав, среди которых тут и там рассеяны ротанговые пальмы. Они напоминали цепочку лунатиков, обряженных в доспехи, или, вернее, нагруженных конскими вьюками, шатающиеся и согнутые под тяжестью своих рюкзаков (каждый из которых весил, по меньшей мере, тридцать килограммов). Их винтовки направлены вперед, приклады на руке под нужным углом. Утренний свет становится ярче. Их фляжки, висящие на поясах, как пистолеты, бойко побрякивают, невыразимого вида звонкие черные от сажи котелки, кружки и мачете привязаны к рюкзакам. Группа, молчаливая, как и подобает партизанам, звучала как один человек-оркестр всем своим висящим добром и движимым имуществом. Че находился в середине; он держал корпус почти  прямо, верх рюкзака возвышался над головой, свою винтовку "М-1" он держал вертикально, на голове - коричневый фетровый берет, на лице - пробивающаяся борода".
"Простите за задержку", - с кривой улыбкой сказал он, снимая рюкзак. Он остался на ногах, вытирая лицо и пытаясь перевести дух, тогда как все остальные, оказавшись на месте, попадали без сил. "Пора готовить", - сказал Че, увидев подвешенную вверх ногами тушу. Последовавшие двадцать четыре часа он кричал каждому, кто попадался ему на глаза: "Давай, иди готовить, шевелись!"
"- Майор, можно нам разжечь огонь средь бела дня? - Да, при исключительных обстоятельствах. Но никто не откусит ни кусочка, пока сюда не доберется тыловое охранение".
В лагере Че встретился с Таней и Хуаном Пабло Чангом, лидером Перуанской народно-освободительной армии.
"Преобладало пораженческое настроение. Вскоре появился недавно завербованный боливийский врач с сообщением для Сан-Луиса; он сказал, что Пинарес и Оло Пантоха находятся у водопоя и что ему нужно пойти туда поговорить с ними. Я отослал его назад, сказав, что войны выигрываются пулями и что они должны немедленно вернуться в лагерь и ждать меня там. Все это производит впечатление ужасного хаоса. Они не знают, что делать".
Че говорил с Чангом, одновременно пытаясь восстановить порядок среди своих людей:
"Он хочет 5000 долларов ежемесячно в течение десяти месяцев, и Гавана велела ему обговорить это со мною... Я согласился в принципе, при том условии, что он в течение шести месяцев организует восстание. Он считает, что сможет это сделать с пятнадцатью людьми в области Аякучо. Мы также договорились, что он получит пять человек сразу же и еще пятнадцать через некоторое время; они придут с оружием, получив боевую закалку... Он казался полным энтузиазма".

http://chehasta.narod.ru/paco/poxod.htm/ ·

emurods35

  • Гость
Поход Че Гевары
« Ответ #1 : 04/09/09 , 06:45:22 »
Салаца очень тихая река. грести надо будет постоянно.
брать то же что и в обычный водный поход, жилеты все-же лучше брать - не от балды они придуманы.
Учтите, что берега Салацы довольно крутые ну относительно конечно же и не везде можно пристать к берегу и высадиться на сушу.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15225
Re: Поход Че Гевары
« Ответ #2 : 11/10/11 , 14:40:27 »


    * Oct. 9th, 2011

В этот день 44 года назад ЦРУ убило одного очень хорошего человека



Денис Мишин, "Ливень перед Пасхой"


сочинение мальчика из семьи эмигрантов


     
       Один день до Пасхи все отдыхают мы не ходим в школу на улице ливень тепло плюс двадцать восемь ,сижу дома слушаю музыку и пишу.
      Перед окном огромный эвкалипт его навряд ли обхватят три дядьки и высота ого какая .
      В кроне спрятались птицы и им не страшен дождь он не пробивает огромную шапку листьев. Потоки воды текут по дороге сплошной полосой вода чистая и прозрачная ,
      Завтра Пасха мама приготовила кулич яички ,в этом году наша православная Пасха совпадает с католической. Иисус родился в Израиле а по всему миру через тысячи лет люди помнят его . Я не знаю в чём состоит разница вер христианских и других течений слишком запутано всё , но ясно что всё основано на учении Христа и через многие сотни лет люди ищут ответ в словах сказанных им .
      Здесь в Аргентине вероисповедание в основном католическое хотя очень много других церквей. Наша вера православная здесь называется - ортодоксы .Как динозавры наверно потому что это более древнее толкование .
      Здесь я недавно узнал то что не знал в России я много видел портретов Эрнесто Че Гевары ноя почему то думал что он кубинец наверно потому что он был как Фидель Кастро с бородой .

         Оказывается он родился в пригороде Росарио это район Буенос Айреса.
           Сейчас когда я могу читать по испанки я прочитал про него много книг и старых журналов в библиотеке.
          Может этого рассказа и не было но не давно я познакомился со стариком который живет не далеко от нас у него есть кампо - это усадьба или участок земли называется он Санта Роса . Я бегал в парке с друзьями а этот старик сидел на лавочке . Здесь у всех ребят и девчонок есть прозвища толстый ,худой, гордо ,фляко ,девчонок зовут муньека-куколка ,по разному у меня прозвище Русо- русский я уже привык и сначала как то обижался а теперь понял что это у них не со зла.
          Старик услышал что меня так зовут и подозвал меня спросил почему тебя называют русским?
          -Я русский- сказал я
          -Ты что из России ?
          -Да.
          Я даже знал что он спросит дальше ,
          -Ты русо русо-русский русский у меня часто это спрашивали и в школе учителя и в компаниях ребята потому что здесь нет русских которые из самой России есь русскоговорящие - армяне много евреев .
          Мы с нм познакомились его звали Нестор Кордоба и он сказал если когда у меня будет время , что бы я с друзьями приезжал к нему в гости.
          Спустя месяц мы катались на мотоциклах и я увидел на одной дороге этого старика на улице было жарко и мы с ребятами заехали к нему на ранчо.
          Унего был огромный дом и построен он в стиле старой архитектуры на крыше были цифры тысяча восемьсот восемьдесят пятый. Нестор сказал что он родился в этом доме .
          Он принес нам винограда и сока мы сели в тени и стали отдыхать торопиться было не куда .Старик принес старый альбом и стал показывать мне фотографии , они были разные и его бабушки и дедушки которые приехали с Испании . И потом он меня спросил показывая на одно знаю ли я этого человека .На фотографии был молодой парень в футболке на которой что то было написано .Я сказал что откуда я могу его знать .Тогда он достал цветную обложку журнала на которой был бородатый мужчина . Да это фото я видел много раз и ошибиться не мог потому что под ним стояла надпись CHE . Я сказал что знаю что это
          Че Гевара . Старик был доволен мои дружки не знали кто это .
          Вот тогда я первый раз услышал ,что Че Гевара аргентинец, но самое интересное оказалось что старик вместе с ним учился в медицинском университете в
          Буенос Айресе и то что он когда заболел щесть месяцев пржил здесь на Санта Росе у Нестора в гостях так как болел астмой и ему нужно было подлечится .
          Всё старик меня зарядил, после этого я перерыл в библиотеке все книги и газеты.
          Очень много я узнал от этого старика .Нестор Кордоба не был революционером но он был врач и много знал . В одной книге я нашел подтверждение что действительно перед тем как совершить свое первое путешествие на мотоцикле по Латинской Америке Че Гевара
          Жил на Санта Росе. Врачом он стал что бы помогать людям он был не из бедной семьи и его родители могли дать ему любое образование но он выбрал медицину .
          Нестор рассказывал что Че хорошо учился и когда надо выбирать тему для диплома ему предложили аллергию о отказался сказав что это болезнь богатых бедные от таких болезней не страдают , и выбрал самое страшное лепрозу -проказу сам проходил практику среди этих людей лечил их во многих городах и странах которые посещал но про это много написано.
          После революции на Кубе Че Гевара был и министром финансов первые деньги Кубы выходили с его подписью .Идея которая у него была всю жизнь свобода для всех земля не должна продаваться и тот кто хочет ,имеет право владеет такой долей которую может обработать.
          Бесполезные его попытки помощи и завоевания свободы не привели ни к чему .
          Последние годы жизни он вынужден был вести партизанскую борьбу в Бразилии Венесуэле и в Боливии . Против него была за пушена машина уничтожения которая располагалась В США и название ей ЦРУ. Против партизан в Боливии были брошены снятые с корейского фронта два батальона морских пехотинцев. Они заливали напалмом леса сжигая деревни и места выгоняя партизан, которых оставалось пятнадцать человек на открытые места, что бы потом с вертолетов добить. Че Гевара раненый в руку не смог бросить своего ослепшего товарища и попал в плен.
          Он был расстрелян . Но уже мертвому ему отрубили руки для того что бы увезти в США для опознания Я прочитал некоторые вещи революционера он хотел справедливости не для себя для всех .
          Сегодня в Ираке в новостях восстали шииты и суниты требуя что бы американцы ушли из их страны. Не понимаю если Америка страна демократии то почему они в других странах ведут себя как оккупанты навязывают свою политику?
          Можно ругать Саддама Хусейна но ведь он за свой народ воевал.
          В Аргентине вы не увидите памятника Че Геваре нет улиц и парков с его именем,
          Зато много неизвестных полковников и генералов эпохи диктатуры Перона чьи имена носят населенные пункты т площади с парками.
          Здесь не принято упоминать имя Че Гевары в школе вообще о нём ни по истории ни по социалесу нет ни слова . Здесь есть праздник День Демократии но богаты боятся волны
          Памяти которая может быть. Для того что бы забыть имя этого человека в стране по данным я нашел это в интернете США расходует более трех миллионов долларов- н дешево им обходятся старания.
          Что бы не потерять свой авторитет и зависимость во всем Америка держит все страны на южном континенте на положении фермы для производства продуктов.
           На улице идёт дождь . Завтра Пасха .
           А вот Че Гевара погиб когда ему не было и сорока .
          Что н хотел ? Мира что бы простые люди жили хорошо? Свободы?
          Портрет отсканирую и потом напечатаю попрошу Нестора .
          Кажется он чем то похож на него Че Гевара на Иисуса .
          Завтра будет солнце прямо с утра.
          http://988.livejournal.com/204128.html#cutid1

Оффлайн Vuntean

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7128
Re: Поход Че Гевары
« Ответ #3 : 17/06/12 , 12:31:02 »
Варлам Шаламов о Че...

 «Как ни хорош роман “Сто лет одиночества”, он просто ничто, ничто по сравнению с биографией Че Гевары, по сравнению с последним его письмом»  («Записные книжки 1972 года")



Последнее письмо Че Гевары родителям.

1 апреля 1965 года

Дорогие старики!

Я вновь чувствую своими пятками ребра Росинанта, снова, облачившись в доспехи, я пускаюсь в путь.

Около десяти лет тому назад я написал Вам другое прощальное письмо.

Насколько помню, тогда я сожалел, что не являюсь более хорошим солдатом и хорошим врачом; второе уже меня не интересует, солдат же из меня получился не столь уж плохой.

В основном ничего не изменилось с тех пор, если не считать, что я стал значительно более сознательным, мой марксизм укоренился во мне и очистился. Считаю, что вооруженная борьба — единственный выход для народов, борющихся за свое освобождение, и я последователен в своих взглядах. Многие назовут меня искателем приключений, и это так. Но только я искатель приключений особого рода, из той породы, что рискуют своей шкурой, дабы доказать свою правоту.

Может быть, я попытаюсь сделать это в последний раз. Я не ищу такого конца, но он возможен, если логически исходить из расчета возможностей. И если так случится, примите мое последнее объятие.

Я любил Вас крепко, только не умел выразить свою любовь. Я слишком прямолинеен в своих действиях и думаю, что иногда меня не понимали. К тому же было нелегко меня понять, но на этот раз — верьте мне. Итак, решимость, которую я совершенствовал с увлечением артиста, заставит действовать хилые ноги и уставшие лёгкие. Я добьюсь своего.

Вспоминайте иногда этого скромного кондотьера XX века.

Поцелуйте Селию, Роберто, Хуана-Мартина и Пототина, Беатрис, всех.

Крепко обнимает Вас. Ваш блудный и неисправимый сын Эрнесто.

http://sandinist.livejournal.com/303219.html

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15225
Re: Поход Че Гевары
« Ответ #4 : 11/10/12 , 17:48:16 »
    Че

Во френд-ленте несколько постов, посвященных смерти Че Гевары. Сравнивают с Троцким. Но в отличие от Че Гевары Троцкий был партийным лидером, партийным идеологом, партийным организатором. Че Гевара же популярен на Западе в качестве героя-одиночки, некоего идеального партизана против буржуазного мира. Мне кажется, что в истории русской революции вообще не было фигуры, подобной Че Геваре. Именно поэтому русская революция победила, победила партийной когортой, революционным товариществом, партстроительством. А романтическую и трагическую фигуру Че дозволено штамповать на масспродукцию именно потому, что путь одинокого партизана, оторвавшегося и от товарищей, и от народа, - это тупиковый путь в никуда     

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15225
Re: Поход Че Гевары
« Ответ #5 : 16/04/14 , 12:45:03 »


Устал - отдохни. Но тогда ты никогда не будешь первым.


Че Гевара

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 9281
Re: Поход Че Гевары
« Ответ #6 : 14/06/18 , 23:43:54 »
<a href="https://www.youtube.com/v/7-Kzd05ubFc" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/7-Kzd05ubFc</a>

CHE GUEVARA COMMANDANTE

Проходят десятилетья,
А ты нам ещё дороже.
Свет твоей отваги должен
Тебе принести бессмертье!

Пр.: Ты нам оставил в подарок
Свою простоту и честность,
Великому делу верность,
Команданте Че Гевара

Недрогнувшею рукою
Стрелял ты в гнилой мир старый.
Разбудил ты Санта-Клару,
И в бой повёл за собою
Ты нам оставил в подарок

Свою простоту и честность,
Великому делу верность,
Команданте Че Гевара
Все солнца весны с тобою
Ты мчишься как огненный ветер.

Наши флаги пусть расцветит
Свет улыбки героя.
Ты нам оставил в подарок
Свою простоту и честность,
Великому делу верность,

Команданте Че Гевара
Любовь к великой свободе
Ведёт нас в другие пределы,
Чтоб рукой своей умелой
Вернул ты её народам.

Ты нам оставил в подарок
Свою простоту и честность,
Великому делу верность,
Команданте Че Гевара

Не слышно твоей команды,
Теперь остались с Фиделем.
Мы твоё закончим дело...
Прощай навсегда команданте!

Ты нам оставил в подарок
Свою простоту и честность,
Великому делу верность,
Команданте Че Гевара?

Сегодня день рождения у выдающегося революционера современности, - Эрнесто Гевара де ла Серна!) Кубинского общественного и политического деятеля.
С днем рождения, Че!) Родина или Смерть!



https://pp.userapi.com/c845021/v845021816/7969d/4czOXLqA3Ug.jpg