Автор Тема: диалог русского националиста и ваххабита  (Прочитано 3644 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

MALIK54

  • Гость

Крайности сходятся?


Межнациональный диалог нового типа: националист-язычник делится впечатлениями от пребывания в одной камере с "лесным" ваххабистом.

*  *  *

Последние два года я меняю соседей так часто, как сто лет назад аристократы меняли свои белые перчатки. Память не хранит их имена, они ей не интересны. Но занимательны уголовные дела и вечерние беседы с главными героями этих дел.

Благодаря их историям я уже давно не переживаю из-за торчащих белых ниток, коими небрежно сшитое мое дело. Ведь у многих нет даже этих ниток, страницы их дел скреплены лишь соплями непорядочных следователей. Государственная измена и шпионаж, контрабанда и пиратство, терроризм и похищение людей, торговля людьми и их запчастями, организация всеразличных НВФ, ОПГ, ОПС, ЭО и прочие чудеса уголовной эквилибристики. Именно через опыт общения с соседями и следователями приходит понимание слов Шаламова: «Это слишком русское счастье – радоваться, что невинному дали 5 лет. Ведь могли дать и 10».

Сухая статистика утверждает – чаще всего соседскую компанию мне составляли мусульмане. Был и буддист с десятком трупов за плечами, и убежденные атеисты, и соблюдающие обряды христиане. Но не меньше половины срока меня сопровождает намаз. Пять раз в день.

Недавно я провел пару месяцев в обществе ваххабита. Сами себя они называют салафитами или проще – истинными последователями Корана. Не мне оценивать эту истинность, да и не принято в тюрьме спорить на религиозные темы. Но так как мне все на свете интересно, все чего боится Система, я вежливо и аккуратно стал изучать мировоззрение последователя Аль-Ваххаба. Процесс познания был обоюдным. Он тоже впервые в жизни увидел настоящего язычника и русского националиста.

Частенько по вечерам мы играли в шахматы. По взаимному согласию я всегда возглавлял белую армию, он – черную. И нам обоим это казалось естественным. Обмениваясь мнениями, задавая острые вопросы и не лукавя в ответах, мы изучали друг друга. Как изучали бы при встрече инопланетянина. И каждый из нас был уверен в себе, как в настоящем землянине – настолько отличались наши взгляды на мир. Но было не мало и общего – пусть и с разных планет, но оба гуманоиды.

Например, мы прекрасно осознавали враждебность Системы нам обоим и нашу обоюдную для нее опасность. И так же одинаково Система ничего не может нам противопоставить. Как идее русского национализма, так и радикальному Исламу, кроме как старой и несостоятельной идеи: «сажать – сажать – сажать». Даже сажает нас один и тот же следственный отдел. Одни и те же фамилии уговаривали, обманывали и запугивали каждого из нас. Только ему обещали соседство с «отмороженными скинхедами», а мне – «теплую компанию черных». Нам обоим клялись честью офицера, но мы по-разному проверяли их гнилую сущность.

Мы прошли и через «бывалых блатарей», одинаково обещавших нам отсутствие жизни на зоне, мне как экстремисту, ему – за содействие в терроризме. И мы оба выводили липовых жуликов на чистую воду. Я через логику и словесный разбор, он – миской по голове. Нас обоих терпеливо ждут женщины: меня – жена, его – невеста. Наши продукты лежали в одном холодильнике, но на разных полках. Сало и халяль – как символ единства противоположностей. Подобная диалектика преследовала меня всё время. По утрам и до обеда мы занимались спортом. Он борцуха со всеми вытекающими отсюда телодвижениями. Я же был тогда увлечен фехтованием – «куском пластика для резки продуктов» (в итоге весь инвентарь у меня изъяли). Днем мы просиживали за учебниками иностранных языков. Но мне важен английский, ему необходим был арабский. Я листал его Хадисы, он же от корки до корки изучал мои газеты – «Правый взгляд» и «Русская правда». И мы оба предпочитали телевизор в его выключенном состоянии. Он удивлялся Библии и Корану на моей книжной полке, для меня оказался сюрпризом его антисемитизм.

Бывало за сутки мы едва обменивались несколькими словами, но если мы садились вечером за шахматы – у нас начинались беседы. В неспешном разговоре он мог вдруг отметить наше сходство в отказе от алкоголя и никотина. Я же, со своей стороны шахматной доски, разделял его презрение к силовикам Системы. Но в любой момент спокойная гладь общения могла вскипеть от затронутых тем взрывов в Домодедово или в метро, войны на Северном Кавказе или бунте на Манежке, убийства спратача или гастарбайтера. В дверь стучали вертухаи и мы старались избегать острых дискуссий. В них мы не находили компромиссов. Он соглашался с моим мнением: совместной мирной жизни у нас не получится. Мультикультурие через колено – не для нас. Я же размышлял над его уверенностью в том, что мы можем быть союзниками в борьбе с наркотраффиком, педофилией, коррупцией, сутенерством и всем тем, что одинаково губительно для наших народов. В такие моменты казалось – появись на шахматной доски третий цвет фигур общего врага – мы бы не задумываясь объединили наши усилия и ресурсы. Благодаря людям в погонах, ваххабит узнал правду о русском национализме, а я о целях муджахедов. Без этих людей мы бы оба так до сих пор и пребывали бы в плену мифов СМИ.

Однажды я услышал от него поразившее меня сожаление, из-за которого я и взялся за написание этого рассказа.

- У воинов Аллаха, - говорил он, - нет такой взаимоподдержки, какую я увидел у вас русских.

Подобрав с пола мою отвалившуюся челюсть он уточнил:

- … у русских националистов.

Пока я думал над тем, издевается он или нет, ведь крепость связей кавказцев- мусульман общеизвестна, пусть иногда и преувеличена – он пояснил свое наблюдение. За время проведенное им в Лефортово, он не раз и не два слышал и читал об «узниках совести», о митингах и концертах в поддержку политзаключенных. Он видел открытки и посылки, присылаемые мне неизвестными соратниками. Он знает об организации «Русский вердикт». И не только от меня. Помощь от «Русского вердикта» с адвокатом и продуктовыми передачами навела моего соседа на мысль, что они – муджахеды, оказавшись в тюрьме остаются наедине с самим собой. В отличии от русских националистов. Им же, в лучшем случае, помогают только родственники. И пусть они многочисленнее, но в то же время большая их часть опасается попасть под пристальное внимание Системы, и потому отстраняются от поддержки. Возможно, благосклонность Аллаха самодостаточна, но… Но я запомнил и записал его фразу, брошенную в сердцах: «Вы молодцы, что не забываете друг о друге даже здесь! Нам же этого очень не хватает…».

Он не льстил, я это знаю. Лицемерие для него – грех. Потому это признание показалось мне лучшим доказательством сильной стороны русского национального движения. Вчерашний враг, возможно будущий союзник и просто мой недавний сосед невзначай дал понять, что известные слова: «Русский – помоги русскому!» уже давно подкреплены делом.

Расставаясь, мы крепко пожали друг другу руки.

Антон Мухачев, в ЖЖ (на воле) был [info]tony_fly
СИЗО "Лефортово", июль 2011
http://988.livejournal.com/187982.html#cutid1

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15224
Исламисты: куклы и кукловоды 12 ноября, 18:56
За что воюют боевики? Записки бойца ингушского спецназа
В комментах часто задают этот вопрос, а комменты у меня почему-то глючат. Поэтому отвечу одним постом.
Традиционно ингуши не были ремесленниками. Они не были хлебопашцами. У них не сформирована традиция труда. Максимум трудовой деятельности - держать скот. Основная профессия ингушей - воевать. Не было войны - грабили. Детей чуть ли не с рождения воспитывали как бойцов, разе что в пропасть слабых не сбрасывали, как в Спарте. Грубый век, грубые нравы.

( Свернуть )

Формировать из ингушей профессиональные воинские подразделения задача нереальная - они неуправляемые. То отступать откажутся, то в бой ринуться, презирая тактику и стратегию. К труду их приучить за время СССР так и не удалось. А генетика своего требует. Нужен адреналин, нужен авторитет, нужно быть кем-то в этой жизни.

Ислам несколько усмирил нрав ингушей, но не сильно. Но был неким сдерживающим фактором. По иронии судьбы, он же и стал катализатором бандитского движения. Идеологи поступают очень просто - убивают и запугивают тех имамов, кто исповедует не радикальный ислам, попутно внедряя мысль - Кавказ мусульманская земля и здесь нужно жить по шариату, а не по законам РФ. А посему его нужно отделить от России.

Всегда найдутся фанатики, лентяи, обиженные, недовольные, обделенные... С ними и проводится основная работа по двум направлениям. Внедряются через радикальных имамов основные  идеи:
- власть кафирская есть власть дьявольская, а потому правильный муслим не должен ей подчиняться.
- мусульманам на Кавказе не позволяют исповедовать правильный ислам, а потому нужно защищать веру с оружием в руках.
- в Ингушетии идет притеснение и развращение ингушей, чтобы они забыли свои обычаи и отвернулись от своей религии.
- местная власть - марионетки у кафирской власти.
- кафиры захватили Кавказ и теперь пришла пора освободить его и жить здесь по законам шариата.
При этом активно мусируются слухи о пытках, об убийствах невинных мирных жителей, о том, что военные подбрасывают взрывчатку и оружие "уаще неуиноуным" местным парням, которые хорошо учились, слушались папу и маму и вели тихий, скромный образ жизни.

И вот вам сформирован образ врага. Дальше нужно дать оружие и провести его обработку (ты краусаучег уаще, брат! Теперь ты муджахид! настоящий мужчина! Мы все тут братья! Ты станешь со временем амиром сектора, у тебя есть все задатки!). А оно было чмом в повседневной жизни. И даже родственники относились к нему как к никчемному отребью. А тут его уважают, тут с ним опытные муджахиды, как с равным базарят. Конечно, это приятно. Никто не хочет быть чмом. И вот он вчера никто, а сегодня уже воин на пути Аллаха. Будущий амир.
И он уже решает, кому жить, а кому умереть. И можно грабить и на бабки ставить коммерсов - это их обязаность помогать тем, кто вышел на джихад.

Муджахиды обходятся не так уж дорого. И являются аргументом - постоянным очагом нестабильности. Который в общем и всей стране как заноза в заднице и местной власти тоже.
Они сами уже не понимают за что они воюют. Просто воюют потом что другой жизни для них нет. На легальное положение им не перейти. Спускаются с гор, мы их сразу ликвидируем. Вот и сидят они в горах белые как простыни, потому что солнца не хватает, с хроническими болячками от плохохого питания и отсутствия элементарной гигиены и не знают что им делать дальше. Нужно устраивать какие-то акции (иначе о них вообще забудут), и как-то выживать. Целей нет. А задача одна - протянуть как можно дольше.

http://hardingush.livejournal.com/11025.html

Бандиты в Ингушетии. Откуда, что и зачем.
В комментариях часто спрашивают одно и тоже - откуда у бандитов оружие, почему они вообще существуют и зачем воюют. Я уже отдельным постом рассказывал (может быть сумбурно и упрощенно) за что воюют боевики. Я писал тот пост на бегу и считать вопрос исчерпанным, конечно, нельзя.

Попробую остановится на этом подробнее. Итак, взгляд с моей колокольни.

Установить контроль над территорией можно разными способами. Самый тупняковый и наименее эффективный - военное вторжение. (смотря как) Он требует огромных затрат на войну и еще больших - на удержание контроля. Можно использовать экономические и ресурсные методы, то есть сделать так, чтобы жизнеобеспечение зависело от государства, которым управляете вы. Но что делать, если ваши вооруженные силы в разы уступают армии территории, на которую вы нацелились? И экономически, тем более технологически вы на две ступеньки ниже? Да и при условии военного превосходства, вы не можете быть уверены, что война может быть успешной и вы не получите крепких люлей в обратку. Остается нудный, но очень эффективный способ - установление контроля с помощью идеологического захвата. Он тоже может вестись разными способами. Например, заселение части терроритории носителями иной идеологии с последующим ее отторжением (посмотрите, как технично отжали Косово от Югославии). У нас это, например, Дальний Восток, где китайцы стараются занять максимум территории с последующим выдавливанием оттуда коренных жителей. Выдавливание не силовое, нет. Просто нужно создать некомфортные условия жизни для местных и они уедут сами.

На Кавказе мы можем видеть второй вариант идеологического захвата - вовлечение в орбиту идеологии максимального количества местных жителей таким образом, чтобы они воспринимали традиционные идеологические установки как чуждые.

Ислам нельзя воспринимать как единую религию. Это общая идеологическая платформа для двух основных религиозных течений - которые делятся шиитов и суннитов, а также их ответвлений - множества религиозных сект. Все эти секты грызуться между собой и обвиняют друг друга в ереси. Руководство исламских государств прекрасно понимает, что эти противоречия - возможность для агрессивных стран манипулировать ими. Любой раскол у вас выгоден тем, кто противостоит вам на геополитической арене. Беда лишь в том, что устранить эти противоречия согласовав единые нормы верования невозможно. Любая идеология плодит ответвления и бороться с этим бесполезно. Но если нельзя объединить мусульман таким образом, можно увеличить их сплоченность другим способом. Израильским. Сформулировать его можно просто - "Кругом враги". Главный постулат - "кафиры ненавидят ислам вообще и мусульман в частности". Но, учитывая, что в Европе и США относятся к мусульманам достаточно толерантно и враждебности как таковой нет, а в России вообще после эпохи атеизма мало обращают внимание на религиозную принадлежность человека, потребовалось это враждебность сформировать.


Идеолог прокатарских братьев-мусульман Шейх Юзеф Кардауи с духовными братьями

Для этого в головы приезжавших в исламские вузы студентов из неисламских стран вбивались нужные установки. И вот уже мусульмане начинают мутить воду, раздражая местное население: "Уберите христианские символы с герба или поставьте рядом с ними исламские", "Мы хотим ходить в хиджабах и парандже", "Мы гневно протестуем против оскорбления Пророка". Некоторые элементы в идеологическом противостоянии прямо заимствовались из традиции ортодксальных евреев (правда с иными целями) - тем предписывалось всегда ходить в одежде, исключающей сомнения в религиозной и национальной принадлежности носителя, и эти стали поступать точно так же. Но с другой целью - раздражать носителей традиционных культурных установок территории.

Результаты работы не заставили себя ждать. То мечеть подожгут, то Брейвик перестреляет раздражающих чужаков и т.д. И все это заставляло мусульман плотнее смыкать ряды и затравленно озираться - "кругом враги". При этом, авторитетные идеологи вели пропаганду на другом уровне, рассказывая, что Запад идет войной на ислам, что мусульмане везде притесняются, при этом в доказательство демонстрировались в основном шокирующие фотографии, свидетельствующие вообще-то о "зверствах" израильтян, а не всего Запада. Но это обходилось очень просто - Запад поддерживает Израиль и его руками творит все это зло. Потом США помогло этот постулат развить и дополнить. Но у нас тем временем происходили совсем другие события.

Война с сепаратистами в Чечне открывала возможность реализации идеологии непосредственно на территории. Туда хлынули наемники со всего Ближнего Востока, среди которых высшей кастой были именно идеологи. Они обосновывали необходимость ведения войны с неверными и установлению норм шариата. И практика показала, что система работает. некоторое время Территория Чечни была фактически независимой и жила по нормам шариата. Успех окрылил кукловодов и они решили, что теперь им осталось  лишь продолжить свое победоносное шествие по территории России, отжимая максимум территорий. Но проблема в том, что на территории Дагестана и Ингушетии идеологическая работа была поставлена слабо. Удалось создать лишь небольшие форпосты, а большинство населения, посмотрев на беспредел, творящийся в новой шариатской республике Ичкерия, особого энтузиазма не испытывали от перспектив присоединится к этой вакханалии.

Итог известен - полномасштабные боевые действия и Чечня вернулась в состав России. Некоторые арабы убежали, остальные ушли в подполье. В самое глубокое. Возможности для бегства им были перекрыты и единственный вариант - уйти на дальние базы в горы. Я встречал арабов, которые провели на таких базах по 10-15 лет. Которые месяцами ели гречку, а иногда и просто муку. У которых не осталось ни одного своего зуба. Фактически они добровольно загнали себя в собственные концлагеря. Жить в таких условиях им, конечно, не хотелось. Поэтому им оставалось либо тихо гнить, либо пытаться как-то раскачать ситуацию и продолжать то, ради чего они сюда и приехали.

Внедрять свои идеологические установки исламисты будут и дальше. Терроризм - это лишь один из способов формирования неприязни к мусульманам. Будут провокации и на бытовом уровне. И ответная реакция русских националистов. И раскол будет продолжаться. Потому что доктрину объединения мусульман перед лицом "общего врага" в лице кафиров никто не отменял.

По этому поводу хочется сказать, что предложения, звучащие в камментах, "сбросить атомную бомбу на Кавказ" или "отгородится стеной" такие же абсурдные, как и предложение ампутировать руку из-за сломанного пальца. Большинство жителей Ингушетии хотят быть в составе России, хоть жить спокойно и не мешать спокойно жить другим. Те, кто призывает поставить Кавказ на колени, уже играют по правилам, которые придумали исламисты.

Дальше давайте обсуждать эту проблему в каментах.  Без истерик.
http://hardingush.livejournal.com/15230.html#cutid1

Лучший комментарий по теме нормальных мусульман и ваххабитов дал посол Ирана Саджади:

Покойный иранский лидер имам Хомейни уже много лет назад заявлял о том, что сегодня мы сталкиваемся с двумя видами Ислама: "американским исламом" и Исламом Пророка Мухаммеда. Ислам Пророка Мухаммеда – это такой Ислам, который защищает обездоленных и ищущих справедливости и мира. Это умеренный Ислам, чуждый всякого экстремизма и крайностей и признающий, что все живые существа сотворены Богом и достойны уважения. "Американский ислам" – это ислам, который исповедуют те, кто поддерживают насилие и вступили в сделку с США и Израилем. Такой "ислам" является инструментом в руках зависимых правительств, с помощью которого они вершат жестокость и преступления. Это "ислам", который использует нефть в качестве оружия в интересах Израиля и врагов человечества. "Ислам", который считает позволительным вербовать наемников и убивать женщин и детей для достижения своих целей, и не признающий ценности человеческой жизни. Это "ислам" талибов и вахабитов, которые использует его как средство для достижения своих целей.

Как нам уже не раз докказывала история, для сторонников "американского ислама" нет разницы в том, являетесь ли вы суннитом или шиитом. Как только вы выступаете против их интересов, вы становитесь их врагом и должны быть уничтожены любыми способами и под любым именем.

Я думаю, что все эти объяснения позволили вам придти к выводу о том, что то, с чем мы сегодня сталкиваемся на Ближнем Востоке, не является войной между шиитами и суннитами. Это война между сторонниками "американского ислама" и Ислама Пророка Мухаммеда.
http://sajjadi.livejournal.com/155722.html