Автор Тема: Национал-революционные выводы  (Прочитано 25366 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #45 : 18/05/14 , 14:56:53 »

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #46 : 03/06/14 , 12:51:21 »
    "Креативный класс" как эвфемизм слова "Богоизбранный народ".

 Я понял, для чего выдуман термин "Креативный класс".
Это эвфемизм (замена, тоесть) слова "богоизбранный народ". А слово "быдло" - замена слова "гой".
Согласитесь, что словосочетание "Креативный класс против тупого быдла" звучит гораздо политкорректнее чем словосочетание "Богоизбранный народ против гойского стада". Надо же чем то обозначать явление, которое своими словами называть пока как-то стрёмно. А так очень хорошо ложится на еврейскую психологию и не цараппает слух гоям. Некоторые из гоев и сами не проч приобщиться к такому красивому явлению. Только зря они это. Гоев не берут в "креативный класс". Религия запрещает-с.

[size=0pt]Поэтому то все, кто раздувает про "креативный класс" сполшь политизированные евреи. А более никто.

А что: евреи называют себя и народом, и нацией, и религиозной общностью. А про то, что они ещё и класс, как то забыли. Сейчас исправили. Теперь у них полный комплект самоопределений на все случаи жизни.
Или что то ещё упустили?[/size]
[/color]

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #47 : 06/06/14 , 14:57:19 »
Моральные уроды и СССР 2.0
  Главное достижение интернета в том, что стало ясно - в обществе полно дураков и моральных уродов. Не помню когда до меня дошло, что у ЛЮБОЙ алогичной, человеконенавистнической, шизофренической точки зрения, концепции, идеи, если оповестить о ней достаточно широко, найдутся свои сторонники. Неважно что - чайлдфри, легалайз наркотиков, каждому идиоту по пулемёту, казнить колдунов-учёных и т.д. и т.п. У любой херни есть сторонники.
Макаревич сказал, что ему "стыдно смотреть в глаза крымчанам". Нашлись уроды его поддерживающие. Завтра он попросит США "во имя мира" сбросить на Крым ядерную бомбу. И что, думаете не найдется энное количество уродов которое не напишет:"Молодец, Макар! Живёт по совести! Надо еще по Москве жахнуть!"? Найдётся, еще как найдётся. Исаича, вон, провозгласили совестью нации за подобное.
Узаконят в какой-нибудь Голландии людоедство, и можете не сомневаться, в ЖЖ появится ру-сообщество людоедов. Еще и постараются придумать прозвище для тех кто против людоедства.
Если завтра кто-то из топа ЖЖ напишет, что всех кто старше 60 надо усыплять, то в комментах обязательно вылезут согласные. Еще и обоснуют.

Верно и обратное. Для самой светлой и доброй идеи, мысли, поступка. образа, найдутся противники. Они всё вывернут наизнанку, назовут белое чёрным, а чёрное белым. Даже под фото милого ребёнка с котёнком, при достаточной посещаемости, кто-то прошипит что-то злобное и негативное.

Не знаю каков процент моральных уродов в обществе, но думаю, что достаточно высок. Это помимо моральных уродов пойманных на преступлениях. Хватает и законопослушных уродов.
Этот процент может быть выше, может быть ниже, но он обязательно есть. Это, разумеется, банальность. Но именно об эту банальность споткнулся и рухнул СССР. "Вдруг" оказалось, что ни партбилет, ни ранения на войне, ни клятвы товарищам и правильные речи, ни успехи в деле и достижения не гарантируют, что в удобный момент, этот "товарищ" всё не продаст и не предаст. Не сложатся обстоятельства - латентный моральный урод уйдёт на пенсию или в отставку, с наградами и почестями.

Я слабо верю в то, что удастся построить СССР 2.0. Некоторые шансы странам, как и людям, даются только раз. Но если построят, то он рухнет также как СССР 1.0 если не будут принимать во внимание постоянную внутреннюю угрозу и не придумают эффективный механизм противодействия. Это для капитализма моральные уроды во власти постоянная составляющая. Для социализма, их присутствие в узловых точках, разрушительно и отбрасывает к капитализму.
Черепушку рентгеном просветить можно, но по рентген снимку о "преданности делу партии" судить сложно. Но и наука не стоит на месте. Нейрофизиологи уже могут кое-что сказать о морали, зависти, злорадстве, родительских чувствах, альтруизме, чувстве сопереживании у данного человека. Наверняка это всё пока неопределенно, расплывчато и далеко до практического применения, но уже гораздо лучше чем безупречная анкета и комсомольская работа.
Ну и не говорю уже об использовании магнитоэнцелографии и фМРТ в качестве банального детектора лжи. Кстати, начал бы СССР в 50-х юзать обыкновенный детектор лжи для проверок с уровня секретаря райкома, глядишь и СССР был бы на месте. Не факт, но очень может быть.
Если СССР 2.0 появится, то ему придётся обратить пристальное внимание на исследование мозга . Чтобы можно было с определенного уровня принимать решения по кадровым вопросам основываясь не на характеристике из парткома, а на подтвержденных исследованиями моральных качествах и образе мышления. Иначе моральные уроды с камнем за пазухой и фигой в кармане, сожрут СССР 2.0, как сожрали первый СССР.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #48 : 18/07/14 , 16:03:16 »


                                                               ..

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #49 : 20/07/14 , 16:10:54 »
Hic Rhodus, hic salta! 

   Поставив совершенно правильный диагноз Сувенирной Демокрадии, тов. asocio выдает под конец абсолютно ошибочную рекомендацию "наивным работникам - инженерам всяким, ученым каким-то": "нужно ехать на Запад, где эти прожекты примут с радостью и воплотят в жизнь, и никаких бракованных деталей ставить не будут".
  В этой связи хотелось бы напомнить, например, о крупнейшей экологической катастрофе, произошедшей в Мексиканском заливе четыре года назад по вине вполне себе цЫвилизованной Бритиш Петролиум - катастрофе, последствия которой доселе ощущаются в каждом уголке земного шара в виде аномальных климатических явлений. Они ведь убили Гольфстрим! А главной причиной этой трагедии планетарного масштаба стало стремление BP сократить расходы по разработке скважины, ради чего был нарушен ряд норм безопасности: сокращение стоимости и длительности геологоразведочных работ, недостаточное цементирование, изменения в проекте.
  И это не инсинуации Ацких Коммуняк, это доклад Бюро по управлению, регулированию и охране океанских энергоресурсов (BOEMRE) и Береговой охраны САСШ.
  Нет, товарищ Асоций и внемлющие ему инженеры с учеными, надо не "валить" в какую-нибудь Странную Америкашку (Бриташку, Испашку, Итальяшку и т.д.), а менять систему здесь. Т.е. "валить" действительно пора, но - в несколько ином значении этого слова. В 1917-м - получилось ведь.

  ( + Еще один пример в комментах: )

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #50 : 30/07/14 , 17:54:45 »
Россия начнется в Новороcсии
http://www.youtube.com/watch?v=UIK_fZIsYTo

<a href="http://www.youtube.com/v/UIK_fZIsYTo?version=3&amp;amp;hl=ru_RU" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/UIK_fZIsYTo?version=3&amp;amp;hl=ru_RU</a>

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #51 : 31/07/14 , 20:30:49 »
«Мы видим национальное единение — единение не в пьяном угаре после победы футбольной сборной, но единение цепочки людей, из рук в руки передающих ящики с гуманитаркой для погрузки в фуры. Мы видим, как вокруг Донбасса образуется слой тех, кто не хочет разрушать, но хочет строить — строить Новороссию, строить Новую Россию. Мы видим как народные силы, пока Путин не может определиться, то ли он сливает, то ли он не сливает Донбасс, вылились не в погром, не в холокост, не в фашизм, а в тысячи спасенных жизней».

«Национальная оппозиция: начало»

http://sputnikipogrom.com/russia/17122/new-russian-op..   Ссылка sputnikipogrom.com

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #52 : 19/09/14 , 14:33:47 »
Социализм победит не потому, что он прав, а потому, что не правы его противники.
Пётр Чаадаев

 Убеждённый антисоветчик А. Зиновьев, который в годы Советской Власти был диссидентом, а после 90-х и вплоть до своей смерти в 2006 году занимал коммунистическую позицию. Не все его тезисы на мой взгляд бесспорны,но главный посыл безусловно понятен.

"Когда-нибудь, когда человечество в интересах самосохранения все-таки вновь обратится к коммунизму как к единственному пути избежать гибели, двадцатый век будет назван веком Ленина и Сталина." (А. Зиновьев)

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #53 : 05/11/14 , 17:03:24 »
профессор-исследователь НИУ ВШЭ, главный научный сотрудник Института социологии РАН Наталья ТихоноваГруппы социальных аутсайдеров в массе своей политически инертны. Если человек слишком долго пребывает в состоянии безысходности, у него развивается апатия, ощущение безнадежности. Он уже не склонен бороться за свои интересы, а думает о выживании. Поэтому политическая активность характеризует средний класс, рабочих и тех, чье социальное положение ухудшилось недавно. Но в нынешней ситуации ждать от них каких-то действий также не стоит.Чтобы ухудшение их положения привело к протестам, должна произойти экономическая катастрофа. Причем сопряженная, с точки зрения населения, с неправильной деятельностью властей. В противном случае, даже если будет очень плохо, винить в этом будут не правительство. А, например, США.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #54 : 23/11/14 , 12:55:36 »
 ]Украинская революция и контрреволюция. Часть 1


Один мой товарищ, известный в узких кругах под позывным «Полковник», весьма подкованный в марксистско-ленинском ключе, на мои слова о том, что БП в России вызовет революцию, весьма убедительно возразил: мол, революции случаются не тогда, когда массе стало нечего кушать, а тогда, когда в этой массе укореняется убеждение, что ТАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ. Действительно, в позднем СССР никто не голодал, а качество жизни в некоторых республиках был сопоставим с европейским, но совок рухнул.

Например, в начале 80-х западные эксперты сравнили качество жизни в Эстонии и Дании. Жаль, ссылку на документ не могу дать, но может, кто-нибудь подскажет, публикация материала была весьма резонансной, я лет 5 назад читал его. Так вот, эксперты не сделали однозначного вывода, где людям живется лучше. В чем-то было лучше в Дании, например уровень зарплат был значительно выше. Но в Эстонии была ниже стоимость жизни. К тому же из общественных фондов (бесплатная медицина, образование, соцобеспечение, ЖКХ, дешевый транспорт) эстонцы получали столько «бесплатных» благ, какие просто не снились датчанам, которые даже горячую воду дома считали роскошью.


Если сравнивать чисто материальные аспекты бытия, то у эстонцев не могло быть повода для недовольства, особенно учитывая исторический бэкграунд - еще 40 лет назад дедушки и бабушки молодых эстонцев жили в бедности, граничащей с нищетой. Тем не менее, в массовом сознании эстонцев укоренилось убеждение, что ТАМ люди живут прекрасно, а их «грабит Москва»: Они ТАМ ездят на «Мерседесах», а мы тут на «Жигулях», они ТАМ свободно могут поехать в любую страну, а мы тут, когда захочется глотнуть воздуха свободы, можем только слушать финское радио, потому что ТУДА нас не пускает КГБ. В общем, как ни парадоксально, именно те, кто лучше всего жил в Советском Союзе (самые богатые республики - Грузия и ЭССР) были самыми ярыми антисоветчиками. Конфликт с правящим режимом лежал не в материальной, а в мировоззренческой сфере.

Итог известен. Про грузин скромно умолчим - они быстро скатились «в Африку».  Эстонцам повезло больше - их взяли в Европу на правах батраков. Для них - дело привычное, эсты веками были батраками и прислугой шведских господ и немецких баронов, так что менталитет у народа сформировался соответствующий. Холуйский, прямо скажем. А холуй может жить в господском доме, носить обноски с его плеча и есть объедки с барского стола, но никогда не станет ему ровней. Поэтому сегодня сравнивать качество жизни населения в Эстонии и Дании никто не пытается, это несопоставимые категории. Уровень жизни еще как-то можно сравнить.
Вот что говорит аналитик Департамента статистики Эстонии Пия-Пирет Эомойс об уровне бедности в Эстонии:

«В странах-членах Евросоюза 16 процентов всех ее жителей живут в относительной бедности. В Эстонии живет в бедности 18 процентов населения, что означает, что 241 800 человек должны сводить концы с концами на 27 981 крон в год…
…Если в Эстонии у людей, живущих в бедности, годовой доход остается ниже уровня 28 тысяч крон, то в Люксембурге черта бедности - 280 000 крон…
…В Эстонии около 44 тысяч людей, которые имеют работу, но живут в бедности. В Эстонии в руках 20 процентов самых богатых жителей страны сосредоточен 41 процент всех доходов, в то время как на долю самых бедных 20 процентов приходится лишь 7 процентов доходов…
…В Эстонии в бедности живет каждый четвертый не достигший 15-летнего возраста ребенок».

Спрашивается, почему при проклятом совке, где «все лучшее - детям», где не было такого вопиющего социального неравенства, где люди могли гордиться не количеством богатых, а отсутствием бедных, где реально работали социальные лифты, эстонцы были изнуряемы мыслью, что ТАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ, хотя относительно других советских людей они жили лучше, а сейчас у них такого чувства нет, хотя относительно братьев-европейцев они на нижних ступенях иерархии? Недовольства собственным положением, душного страха перед будущим, осознания себя унтерменшем  - хоть отбавляй, но даже мысли о том, что ТАК НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ в головах эстонского быдла не шевелится. Почему? Да все элементарно просто. При совке у них была ЗАХВАТЫВАЮЩАЯ МЕЧТА О БУДУЩЕМ. Нет, не о коммунизме. Эта мечта была о том, чтобы жить, как ТАМ, избавившись от «русской оккупации». О жизни ТАМ они ничего не знали, но у них было ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, о том, как ТАМ живут. Ничего общего с реальностью это представление не имело, это была сладкая фантазия, но ради этой фантазии эстонцы готовы были и пошли на баррикады.

Сегодня у них нет никакой мечты, никакого идеала, фантазии, альтернативы, ради которой стоит бороться. Существующий порядок вещей, каким бы он ни был пошлым и унылым, представляется НЕЗЫБЛЕМЫМ, и потому любое недовольство, неудовлетворенность переплавляются не в протест,  а в чувство БЕЗЫСХОДНОСТИ. Чувство безысходности приводит к конформизму, стремлению максимально хорошо устроиться в нынешних условиях, победить своего собрата в конкурентной борьбе за место под солнцем. Места солидарности, братству, товариществу в этом мире нет. Есть лишь конкурентоспособность, ка мерило жизнеспособности. Поэтому случись в Эстонии БП, упади там уровень жизни хоть в 10 раз, никакой революции не произойдет. Потому что нет в массе убеждения, что ТАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ, и нет даже мысли, что можно жить ИНАЧЕ.

Значит ли это, что я не прав насчет БП, как причины революции? Так я, собственно, и не утверждал, что БП станет причиной революции. Я говорил более конкретно - БП станет стартером революции. БП вызовет стремительные трансформации в массовом сознании, которые не только убедят биомассу, что  ТАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ, но и родят ту самую ЗАХВАТЫВАЮЩУЮ МЕЧТУ О БУДУЩЕМ, ради которой миллионы ныне всем довольных хомячков, живущих с отключенной за ненадобностью мозговой функцией, готовы будут пойти на баррикады.

Почему в Эстонии этого произойти не может? Потому что в случае ухудшения жизни население оттуда просто свалит. Ну, жила прислуга в подвале, подвал затопило. Добрый барин разрешит пожить в сарае. То есть это в большей степени проблема хозяина - как наладить жизнь своих холопов. Собственно, уже сейчас эстонцы готовы сбежать из Эстонии: «37% жителей Эстонии в возрасте 15-35 лет готовы на некоторое время уехать работать в другую европейскую страну, 27% готовы провести за рубежом достаточно длительное время»(
источник). Среди молодежи "поравалильщиков", согласно тому же изданию, 64%. Эстонцы мысленно уже поставили на Эстонии крест.

А вот из России русским бежать некуда. Даже в качестве холопов 140 миллионов рыл никому не нужны. И потому любой внешний вызов становится причиной мобилизаци и трансформации общества, стимулом социального творчества. Некоторое количество сбежавших с корабля крыс не в счет. Собственно, вся история России - это ответ на внешние вызовы. Не всегда удавалось найти адекватный ответ с первого раза, эволюционным, так сказать, путем. Поэтому вторая попытка была в более жестких условиях, когда успех могли принести только революционные  методы.

Ответьте мне на простой вопрос: какая задача стояла перед революцией 1917 г.? Задача перед революционерами всегда стоит одна – захватить и удержать власть. Но если вы хотите сформулировать ЗАДАЧУ РЕВОЛЮЦИИ, вы должны ответить на вопрос, ЧТО НАДО СДЕЛАТЬ, чтобы удержать власть. Большевики могли удержаться у власти только в одном случае - если они осуществят индустриальный переход. Конечно, есть дурачки, которые думают, что власть можно удерживать путем массовых расстрелов и закручивания гаек. Да, можно, но лишь очень непродолжительное время. В 1941 г. большевиков не спасли бы расстрельные команды. И даже 20-миллионная армия рабов, у которых семьи взяты в заложники, а за спиной - заградотряды, их бы не спасла. Спасти режим могли только танки и самолеты, которые дает лишь передовая индустрия. А индустрия - это не только заводы, железные дороги и шахты, и даже не их количество. Это КАЧЕСТВЕННО ИНОЙ УКЛАД ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА.

Колонизаторы в Африке и Азии тоже строили шахты и железные дороги, а при необходимости и заводы, но при этом уклад жизни туземцев они не только не меняли, они его консервировали на стадии феодальных отношений. Поэтому развитие индустрии на периферии капитализма не приводило к индустриальному переходу и не создавало общества нового типа. Точно так же и в царской России сколь бы бурно не развивалась индустрия, во первых, она была по большей части иностранной, во-вторых, не порождала качественных социальных изменений. Индустриализация в России во второй половине XIX-начале XX веков носила колониальный характер, была неполноценной.

Позорное поражение в Восточной войне (у нас ее называют Крымской по основному театру военных действий) вполне отчетливо показало, что в мире, где доминируют промышленно развитые страны, место отсталой крепостнической, полуфеодальной России у параши. Был шанс осуществить модернизационный переход в период 1856-1917 гг. эволюционным путем. Шанс был просран. Да, после отмены крепостного права темпы промышленного развития существенно выросли. Но, во-первых, качественное отставание от Запада все эти годы лишь нарастало. В забеге побеждает не тот, кто бежит быстро, а тот, кто бежит быстрее. Во-вторых, тогдашняя элита не понимала самого главного - индустриализация колониального типа не приводит к индустриальному переходу. Более того, сам переход к новому социальному укладу страшил старую аристократическую элиту, потому что это означало ее самоустранение на вторые роли.

Да, можно распахнуть двери перед иностранным «инвестором»: вот тебе дармовая рабочая сила, вот тебе залежи природных ресурсов, вот тебе налоговые льготы - строй завод. Да, иностранные инженеры построят самый современный завод, оснастят его самыми совершенными станками и будут производить по лицензии самую передовую технику. Но этот «лицензионный капитализм» приведший к технологическому рабству, постепенно подъедал последнее, что еще отличало Россию от колонии - ее государственный суверенитет.

Элита думала, что она делает все правильно: мол, Петр Великий и Екатерина Великая выписывали из Европы мастеров, которые наладили в России мануфактуры, и мы так же сделаем, пригласив европейских «инвесторов». Они посылали русских дурней учиться в Европу, а мы сделаем хитрее - не будем ждать, когда наши ньютоны и ломоносовы ума наберутся, а купим самые передовые технологии и быстро все наверстаем. Но расчеты эти оказались в корне неверными.

Во-первых, в индустриальную эпоху лишь та страна имеет право называться индустриальной, которая обладает технологическим суверенитетом, проще говоря, контролирует всю производственную цепочку. Для этого же необходимо иметь собственные инженерные кадры, чтобы не зависеть от иностранных лицензий. А, самое главное, надо иметь независимость от иностранных средств производства средств производства. Ведь любой «инвестор», если он берется поставлять в отсталую Россию станки, будет в первую очередь озабочен тем, чтобы Россия сама не стала их производить. Это же логично?

Во-вторых, промышленные «инвестиции» идут только в комплекте с иностранным банковским капиталом, а это такой насос, который на один рубль иностранных «инвестиций» выкачивает за рубеж три рубля прибыли. Ради «инвесторов» даже рубль сделали конвертируемым (привязали к золоту), и после этого Россия не могла ни одного года протянуть, чтобы не занять деньги у европейских банкиров. Точнее, золото. Потому что европейские «инвесторы» получали в России, где был в их интересах создан максимально комфортный «инвестиционный климат», прибыли, чуть не на порядок превышающие прибыли в Европе, обменивали бумажные рубли на золото и вывозили его в Европу. А потом то же самое золото ссужали царю Николашке под солидный процент, чтобы опять его вывезти. И Россия не могла взять и отменить привязку рубля к золоту, потому что в случае прекращения свободного обмена рубля на золото иностранные «инвесторы» просто закрыли бы заводы в России. Собственных же инвестиционных капиталов страна не имела потому, что они в бешенном темпе вымывались в Европу. В течение недели это вызвало бы паралич всей русской промышленности и отбросило бы страну в докапиталистическую эпоху. Поэтому и сегодня
отмена режима внешнего валютного управления невозможна, поскольку для оффшорной илитки это означает мгновенное самоубийство.

Итак, почему был просран шанс эволюционного перехода к индустриальному обществу? Потому что элита совершила более чем преступление - ошибку: она решила не соперничать с Западом, бросившем России индустриальный вызов, а пошла по самому легкому и трусливому пути, попытавшись вписать Россию в Запад. И вот, в начале XX века наступил момент истины: России пришлось защищать свое право на существование в реальной схватке. Добрые «инвесторы» решили постелить шкуру русского медведя у своего камина. Тревожные звоночки русская элита, уже окончательно прописавшаяся в Париже и Лондоне, не услышала. Позорное поражение «европейской» империи в войне с Японией, которая шагнула в индустриальную эпоху буквально рывком из раннего средневековья, было уже не звоночком, а набатом, но и его никто не услышал.

Потом была серия балканских кризисов, которые показали, что Россия утратила способность влиять даже на те славянские страны, которые она сама создала, ценой крови русского мужика, освободив Балканы от турок. А потом случилась Великая война, ныне называемая Первой мировой, которая и похоронила Российскую империю. Западные «друзья» в отношении Российской империи имели совершенно те же планы, что в отношении империи Османской. И вроде бы февральский переворот 17-го года, устроенный под чутким руководством из английского и французского посольств прошел по плану. И октябрьский переворот, одобренный в американской миссии Красного креста (тогдашнее ЦРУ, Госдеп и фонд Сороса в одном флаконе) тоже вписывался в глобальный сценарий демонтажа России, как мировой державы…

А дальше все пошло не так. О причинах провала операции по окончательному решению русского вопроса написаны террабайты слов, сформулированы сотни версий, сделаны тысячи выводов на любой вкус и цвет. Я не буду их повторять, а всего лишь позволю себе обрисовать картину с высоты птичьего полета. Итак, большевики взяли власть, которую по задумке режиссеров должны были потерять через несколько месяцев вместе с Россией, разбитой на 10 кусков по этническому принципу.  А они не захотели. Никто не хочет терять власть. Царь не хотел отрекаться, но ему пришлось. И февралисты-либералы не хотели отдавать власть, но отдали ее, подержав в своих слабых холеных белых рученках всего несколько недель. Февралисты-социалисты, сменившие слабовольных буржуа, продержались у руля всего полгода, хотя за власть бились отчаянно. А большевики власть удержали. И поняв этот феномен, вы сможете понять, почему Россия тогда сохранилась и имеет шанс сохраниться в будущем.

Да, большеивики были более решительны, чем эсеры и кадеты, они готовы были ради удержания власти применять насилие. Но насилием невозможно удержать власть. Более того, применение насилия иногда приводит к совершенно обратному результату. Царь Николашка, расстреляв рабочую демонстрацию 9 января 1905 г. не укрепил режим, а получил революцию и вынужден был пойти на уступки буржуазии. Режим Керенского, расстреляв июльскую демонстрацию, фактически подписал себе смертный приговор. Правда, по случайному стечению обстоятельств, ему удалось пережить корниловский военный переворот (по иронии судьбы, при помощи своих будущих могильщиков – большевиков).

Большевики же расстреляли «мирную» демонстрацию за Уредилку, разогнали само Учредительное собрание - и никаких последствий не получили. Почему насилие в одних случаях вызывает жажду мести, а в других случаях встречает одобрение большинства? Подробно я  об этом писал
тут, сейчас речь немного о другом. Большевики не были элитой в том смысле, в каком это слово обычно употребимо. Даже Ленин был лишь выходцем из элитарных кругов, но он был маргинальным русским эмигрантом. Верхушка большевистской партии была еще более маргинальной и еще менее русской. Видным представителем старой элиты в революционном правительстве был разве что Красин. Но и тот был не потомственным элитарием, а лишь талантливым топ-менеджером, как бы его назвали сегодня.

То есть в октябре 17-го после череды переворотов и кризисов старая элита, все ее слои - дворянско-помещичий, национал-буржуазный и либерально-интеллигентский, полностью обанкротились, сошли со сцены и новая власть действовала уже вне старой самоубийственной логики. Напомню, что старая элита вне зависимости от места в иерархии - и члены императорской фамилии, и помещики, проматывающие последние франки от заложенных-перезаложенных родовых усадеб, и национальная финансовая верхушка, и представители промышленного лобби, и интеллигенция (не только охранительная, но революционная) не пытались противостоять элите глобальной, а всеми силами пытались стать ее частью, предлагая Россию в качестве вступительного взноса.

Нет, ни русифицированная аристократия, ни европеизированная буржуазия, ни либеральное, ни патриотическое крыло элиты, не желали смерти России, они понимали, что их страна - единственный источник их благосостояния. Они были заинтересованы в том, чтобы котировки России, как актива, были максимально высокими, чтобы благодаря этому занять в глобальной элите более высокое положение. Это так же верно, как и то, что нынешняя оффшорно-путирастическая элита вовсе не работает по «плану Далласа», она заинтересована в сильной России, которую будут доить еще их дети и внуки. Но
логика встраивания национальной элиты  в элиту глобальную означает отказ от борьбы, а отказ от борьбы предполагает только один исход - сдачу на милость победителю.

Это произошло с элитой царской России, это произошло с белогвардейской элитой, которую Антанта поимела и вышвырнула на парижскую панель, это произошло с постсталинской советской элитой, и это неминуемо произойдет с нынешней распильной илиткой. Сколько бы хомячки не занимались самогипнозом, убеждая себя, что Путин - патриот и государственник, развязка неминуема. Трусливому карлику не хватает духа назвать врагов врагами, он продолжает раболепно называть их «наши партнеры» и посылает им своими гневными речами «меседжи», весь смысл которых сводится к тому, что «мы же свои пацаны, мы же
исправно платим дань, не надо нас гнобить». НАЦИОНАЛЬНЫЙ лидер в такой форме на вызов не отвечает. В такой форме можно лишь вымаливать личные гарантии при сдаче в плен. Но это что касается формы. По сути же капитуляция уже вступила в завершающую, фазу, на что показатели форсированного вывоза капитала намекают более чем непрозрачно.

Итак, на индустриальный вызов старая русская элита ответила соглашательством и  капитуляцией. Большевики же вызов приняли. Они принципиально отказались от встраивания в мировую элиту, они открыто назвали врагов врагами. Сталин предельно чпетко заявил: Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нам хана. Сказано было
несколько иначе, но смысл точен. Почему большевики приняли вызов, находясь в положении куда более невыгодном, чем монархия находилась даже после проигранной Восточной войны, в которой западные «партнеры» предельно цинично отблагодарили  Россию за спасение от Наполеона? Ответ предельно прост: цари могли выбирать: то ли встать на пусть соперничества с Западом, то ли «дружить» с ним. А вот у большевиков такого выбора не было.
  Запад требовал от них именно полной капитуляции: мол, отдайте нам царские долги, отдайте НАШУ собственность, отдайте нам в виде компенсации за интервенцию против вас же в концессию вообще все, что у вас осталось, и вот тогда мы подумаем - признать вашу власть легитимной или нет. В этом заключался весь пафос
Генуэзской и Гаагской конференций 1922 г., на которые большевики приехали во фраках и цилиндрах, даже своим внешним видом демонстрируя готовность «дружить». Но западная элита дружить с большевиками не пожелала. Да, ее понять можно - Европа была истощен войной, и с России ей хотелось получить шкуру, которую они уже считали своей. Запад просчитался. Советская Россия не только не сдохла, не смотря на политическую, дипломатическую, экономическую и даже гуманитарную блокаду, она, оказавшись перед выбором сдохнуть или победить, ПОБЕДИЛА.

Революционная элита нашла в себе способность стать НАЦИОНАЛЬНОЙ элитой, и впервые в истории страны она стала опираться не на забугорных «партнеров», а на собственный народ. Народ это оценил, и со своей стороны выразил готовность на любые жертвы ради сохранения. Вот вам краткая суть русской революции, победившей, но преданной.

Так вот, почему БП должен стать стартером именно революции, а не эволюции? Шанс на эволюционное развитие, на реформирование советской системы, на постиндустриальную модернизацию упущен в 80-х годах. Китай шансом воспользовался, а мы – нет. Постсоветская бюрократия в ответ на вызов взяла курс на утилизацию совка, на отказ от сверхдержавы в обмен на интеграцию в мировую элиту. Это путь к капитуляции, и потому путирастия не может закончиться ничем, кроме краха. Всякая попытка для русской элиты дружить с Западом, заканчивалась крахом, не вижу даже гипотетической возможности для главстерха стать исключением. Лично Путин, возможно, избежит виселицы, будет, как Горбачев, пиццу рекламировать, да лекции про борьбу с коммунизмом читать, благо, языками владеет. Но это дело десятое.

Дело в другом: постпутинская элита не сможет продолжать обанкротившуюся политику интеграции в мировую элиту. Точнее может, но не более успешно, чем это делали правительства Львова или Керенского. Чехарда временщиков может длиться полгода или даже пять лет, правительство «силовиков» свергнет условный «Навальный», того сменит условный «Рогозин», который будет балоболить о патриотизме и Родине, ничего не делая, но все это логически приведет лишь к углублению кризиса и вызреванию необольшевизма. К власти должна прийти новая элита, действующая по абсолютно новой логике и опирающаяся не на благосклонность американского посла, а на поддержку широких масс.

При чем тут массы? А при том, что сегодня в обществе сохраняется консенсус между быдлом и элитой: элита с молчаливого согласия быдла ворует, но
делится с быдлом наворованным. Быдло готово терпеть элиту до тех пор, пока элита обеспечивает ему относительно высокий уровень потребления. В результате БП уровень потребления рухнет, и нынешняя элита не сможет ничем поддерживать свое господство. Пропаганда не всесильна, я это знаю лучше, чем кто бы то ни было. Пропаганда не действует на пустой желудок. Насилие? Об этом даже говорить смешно. Постсоветское быдло отказалось от чести, совести, морали, справедливости, права строить свою жизнь по собственным лекалам всего лишь ради потребления: ради айфона, машины в кредит, турецкого курорта эконом-класса и 20-летнего ипотечного рабства. Но если режим перестанет удовлетворять потребительские запросы быдла (а это невозможно долго осуществлять путем утилизации экономики), то в массах со скоростью лесного пожара распространится убеждение, что ТАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ, что сделает революцию неизбежной, потому что ЖИТЬ ИНАЧЕ в рамках старой парадигмы невозможно.

Вот такие мысли возникли у меня по поводу годовщины украинской Революции Достоинства. При чем тут Украина, о которой я не слова упомянул? Ну, умные люди, умеющие ухватывать аналогии, поймут. Для поколения ЕГЭ в следующий раз объясню на пальцах, на доступном школоте языке, йопта. (продолжение следует).

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #55 : 22/12/14 , 16:41:13 »
Привыкай к социализму или сдохни!

БП приближается, и как следствие, набирают вес новые тенденции. Например, у людей проходит аллергия на слово «социализм». Вчерась один товарищ, узнав, что я уезжаю из Чебоксар, расстроился: «Жаль, а мы хотели поп-деть о социализме». Лет 15 назад услышать такую фразу можно было разве что на сходке пенсионеров-совкодрочеров.

Естественно, мАсковских кряклов я за людей не считаю, но даже упоротые либерасты по мере истощения текущих счетов и испарения мечт о квартирке в уютненькой Гейропке, начинают задавать в личку всякие странные вопросы: типа, если не успею свалить до того момента, когда все наипнется, какие шансы у меня встроиться в новую систему? Вопрошающего какбэ интересует, какая это будет система, и исходя из этого он уже кумекает, сможет он в нее встроиться или нет. Но я никаким тайным знанием относительно будущего не обладаю, поэтому отвечаю стандартно: приобрети профессию – встроишься везде. Профессию – в смысле «ремесло», а не диплом религиоведа, или международного манагера.

Но таки давайте поп-дим о социализме. Социализмов всяких разных – дофига и больше, заумные теоретические модели меня не интересуют в принципе. Предлагаю рассмотреть практику. Социализм – это практика организации социального государства. В этом ключе можно рассмотреть практику Западной Европы, где к концу 60-х годов сложилась вполне жизнеспособная (правда, лишь в условиях перманентной экономической экспансии) модель социального государства. Однако уже с середины 70-х европейский велфер стейт стал вырождаться и ныне приобрел чудовищные декадентские формы.


По сути западноевропейское социальное государство – это результат общественного консесуса между верхами и низами. Верхи гарантировали низам социальные гарантии, как в Советском Союзе – первом социальном государстве в мире, как то бесплатное (либо общедоступное) образование, медицинскую помощь и систему соцобеспечения (пенсии, защиту от безработицы, охрану детства и т.д.). Низы взамен отказались от притязаний на политическое господство и не препятствовали верхам осуществлять грабеж в глобальном масштабе (содержание социального государства – удовольствие недешевое). Результатом этого консенсуса стало общество всеобщего потребления с соответствующей идеологией, гедонистической культурой, правовой основой.

В условиях бурного роста мировой экономики, научно-технической революции и наличия колоссальных неосвоенных ресурсов в странах Третьего мира поддержание режима социального государства в Европе было возможным. Но в 70-х годах это становится все более накладным, а с начала 90-х после краха СССР верхи начали политику сворачивания «велфер стейт». Формально представитель западного среднего класса потребляет сегодня больше, чем в золотую эпоху социального консенсуса. Но, во-первых, относительный уровень потребления снизился, как и качество потребления. Последнее в некоторых случаях снизилось фатально (например, качество медицинского обслуживания в США), классическое образование сегодня практически недоступно низам. Массовое потребление вообще стало суррогатным – люди носят эрзац-одежду, потребляют эрзац-еду, эрзац-культуру, живут в эрзац-домах и т.д.

Во-вторых, платить за этот уровень потребления приходится гораздо больше. То есть больше и напряженнее приходится работать, платить большим дискомфортом (ах, если меня сократят, я не смогу выплачивать кредиты, банк отберет дом, машину и я скачусь на социальное дно). В-третьих, за сохранение достигнутого уровня жизни приходится платить снижением качества жизни – своим здоровьем, отказом от политической самореализации, существовать в мире, где безопасность становится роскошью, иметь мало свободного времени. Европейцам пришлось отказаться от привычной культурной среды обитания и терпеть унизительный мультикультурный беспредел.

Наконец, не стоит забывать и о том, что завести детей для западного потребителя стало роскошью. Либо ты имеешь двоих детей, но в потребительском рейтинге опускаешься в категорию «ниже среднего», либо удовлетворяешься одним ребенком рожденным после 30 лет, зато делаешь карьеру и наслаждаешься потреблением.  К чему это приводит, надеюсь, рассказывать не надо – Европа в тепличных условиях вырождается, местное население уступает место более плодовитым пришельцам. Социализма в Европе становится все меньше, а проблем все больше. В общем, на образец для подражания такой «велфер стейт» не тянет однозначно.

Совок мы за идеал мы тоже почитать не будем. Да, либерасты, пока они еще не начали подыхать от голода, самодовольно гыгыкают: мол, хочешь социализма – вали нах на Кубу и наслаждайся, а мы уж как-нибудь и при капитализме «помучаемся». Ну, а что, тоже вариант. Какой из двух вариантов вас устроит больше:

- жить счастливо до 80 лет, небогато, но быть защищенным от нищеты;
- жить в страхе перед завтрашним днем, умереть в 60 лет, но иметь шанс (всего лишь шанс, а не гарантию) потреблять кучу барахла.

Если вам первый вариант нравится больше – то Куба для вас. Не в смысле валить на Кубу, а в смысле реализовать в РФ кубинскую модель социализма. Лично я легко променяю свой уровень потребления выше среднего (выше среднего для РФ, конечно) на более высокий уровень эндорфинов. Но на самом деле актуальная постановка вопроса сегодня такова: социализм, как на Кубе или капитализм, как в Нигерии. Если дебилы еще не осознали, что эпоха путинской халявы, основанной на тупом просирании советского наследства и природной ренты заканчивается, то они это скоро почувствуют через холодильник. Дебилы, особенно родившиеся в постсовке, даже не представляют, что значит «работать за еду», что многие хлебнули в начале 90-х. Это, знаете ли, отрезвляет. Я приближение  чувствую даже по коментам. Два-три года назад запутинцы и либерасты строчили портянки в 20 абзацев и срались за швабоду и рынок до кровавых мазолей на пальцах. Рекомендую ознакомиться, например, с постом Диагноз – скорая смерть! Сегодня они коментят мало и крайне немногословно, в тренде коменты типа «Да это и так уже понятно, аффтар, скажи, чо делать, хорош воду в ступе толочь».

Ну что ж, давайте поговорим о том, что делать. Социализм в РФ неизбежен. Я это говорю совершенно спокойно и даже не вижу нужды доказывать. В любой цивилизованной стране, когда наступает жопа, включается режим «социализм», если жопа средней тяжести, а если жопа полная, то наступает «военный коммунизм». Ну, не бывает другого. Представьте себе, что круизный лайнер потерпел катастрофу и до острова доплыли 100 пассажиров. Любого, кто попытается жить по законам джунглей, принципам конкурентоспособности и прочим капиталистическим понятиям, опустят сразу. Ну, или просто придавят, как клопа. Выжившие быстро создадут что-то вроде колхоза, но никак не капиталистическую плантацию с хозяином, супервайзерами и рабами. В экстремальных условиях инстинкт самосохранения любому идиоту подсказывает, что выжить можно только сообща, живя по принципу общее благо – выше частного. Та же идея быстро завладевает массами при масштабной социальной катастрофе. К сожалению, катастрофа – неизбежный катализатор.

Некоторые возражали мне в том духе, что в Сомали, почему-то, стихийный социализм не наступает. А кто рискнет назвать Сомали цивилизованной страной со сложным социальным, и экономическим устройством? Сомали – это вообще не страна, а просто территория, на которой господствуют первобытно-общинные порядки, и куда белые люди завезли дикарям в большом количестве автоматы Калашникова.

Следует учитывать и инерцию массового сознания. Скажем, в начале 90-х Россия, опущенная в рынок, оказалась в полнейшей жопе, однако желания «вернуться в социализм» у большинства не возникало. Все правильно: поздний совок был плох, а «временные трудности переходного периода» воспринимались как следствие того же совка и как неизбежная плата за скорое скорое «капиталистическое счастье». Знаменитую фразу Ельцина «жить мы будем плохо, но недолго» воспринимали без юмора. Сегодня в назревающей катастрофе проклятый совок уж точно обвинить не удастся. Наоборот, именно благодаря совку, в наследство от которого нам достался промышленный потенциал в виде нефтепроводов и меткомбинатов, удалось пожировать целых 20 лет (не всем конечно, но многим). Следовательно, в условиях глубокого кризиса (а я надеюсь, он будет достаточно глубоким) идея «давайте вернемся в счастливое время путинизма» уже не покажется адекватной. Нет, конечно, ХОТЕТЬ вернуться взад будут многие, вот только ВОЗМОЖНОСТИ уже не останется.

Сегодня общественный консенсус в РФ базируется на такой парадигме: низы позволяют верхам воровать, верхи взамен создают условия для экономически необоснованно высокого уровня потребления. Экономически необоснованный уровень потребления – это когда потребляет общество больше, чем производит. Долго это продолжаться не может. Об этом я уже десятки постов написал, повторяться не буду. На наших глазах консенсус рушится: верхи оказались не в состоянии поддерживать тот уровень потребления, который обеспечивает лояльность быдла. При этом отказаться от вовровства и заняться созиданием верхи не могут. Ну, етптать, не заточены эти дебилоиды под созидание, ничего сложнее схемы «распил-откат-оффшор» они родить не в состоянии. Что это значит? А это значит, что начинает складываться классическая революционная ситуация, когда верхи не могут, а низы не хотят. Так что, если не случится чуда и нефтяные цены не вернутся на уровень весны этого года, то крах путинизма состоится уже не в ближайшие годы, а в ближайшие месяцы.

Соответственно, придется менять модель развития страны, если существующая обанкротилась.  А на что менять? Методом исключения (исключаем капитализм, феодализм и рабовладение) получаем социализм. Да, есть дурачки, которые истерично возражают: мол нам не нужен социализм, потому что социализм – это чучхэ и железный занавес, администрируемый пулеметчиками на вышках; дескать, нам нужен капитализм, но правильный, со всеми побочными плюшками вроде швабоды, демократии и рынка. Цель этого «правильного капитализма» - создание конкурентоспособных производств. По мнению дурачков, раз уж концепция экспортно-сырьевой экономики накрылась п-дой, надо строить модель экспортно-товарную. Дескать, мы будем делать некие экспортные ништяки, за которыми весь мир выстроится в очередь, а на вырученную валюту станем затариваться айфонами, импортными тачками и кофеварками.

Не, я, конечно, не против, если вы, дурачки, нечто такое изваяете. Только ни один из вас даже не сказал, что же это за чудесные ништяки, которые никто не делает, а вы сможете делать, и за которые вам мировой рынок отдаст все доллары, а потом напечатает еще и снова отдаст. Наконец, кто мешал развивать это сферическое в вакууме «конкурентоспособное производство» последние 20 лет? Ах да,сырьевое проклятие вам мешало. Вот, наконец, вы от него избавились, дальше что? На какие шиши вы будете развивать производство?

- Надо создать привлекательный инвестиционный климат – отвечают дурачки, - И тогда добрые буржуи придут к нам, построят нам «конкурентоспособные производства», и мы будем жить богато и счастливо.

- А что надо для того, чтобы инвестиционный климат был привлекательным?

- Надо свергнуть чекистскую диктатуру Пукина, и построить истинно-правильные демократические свободы и рынок.

Ага, ну вы уже поняли. Ровно то же самое квакали глашатаи Перестройки: они вещали, что потенциал у страны – о-го-го какой, надо только прекратить кормить черножопых (вариант для нацокраин  – прекратить кормить русских оккупантов), свергнуть коммуняцкую диктатуру, ввести демократию, свободу и рынок, и тут же к нам придут иностранные инвесторы, и вместо телевизоров «Горизонт» мы будем делать SONY и TOSHIBA, а на АвтоВАЗе будут клепать FORD.  Ну, и чем это закончилось?  Сегодня былого о-го-го-потенциала нет, и то, что FORD наладил отверточную сборку во Всеволожске, счастье на нас внезапно не обрушилось. Быть рабом на фордовском конвейере – сомнительное удовольствие. Вчера конвейер работал, а сегодня платежеспособный спрос упал – идите сосите лапу (или кто что умеет).

Наконец, о самом главном: отверточная сборка импортных авто появилась в РФ исключительно благодаря сырьевому проклятию. За кордон идет нефть, в обратном направлении – нефтедоллары. Обратно они отсасываются через потребительский рынок: западные автопроизводители ввозят в страну комплектующие, значительно экономя на ввозных пошлинах, собирают авто, продают их за рубли, меняют рубли на доллары и вывозят их. Как только приток нефтедолларов оскудевает, отверточные производства тут же закрываются, что мы сегодня и наблюдаем. Никаких экспортоориентированных производств в РФ не возникло: либо эксплуатируется остаточный советский потенциал – ТЭК, авиапром, ВПК, Росатом, Роскосмос, либо в крайне редких, я бы сказал, редчайших случаях, экспортируется интеллектуальный продукт типа продукции компании Касперского. Много ли подобных примеров выможете привести? В любом случае в общем объеме экспорта доля «новой» продукции не составит и 0,1%. И что самое печальное, ни «Яндекс», ни «Лаборатория Касперского» не создают индустрии, не инициируют производственных цепочек. Поэтому никакие новые или суперновые технологии не способны вытянуть экономику из жопы. Постиндустриализм – химера. Без индустрии ни одно общество обойтись не в состоянии, точнее, оно не может обойтись без продуктов индустриального производства.

Опять приходим к тому, что все уже опробовали, и старые рецепты не канают даже под новым соусом. Кризис, разрушающий весь привычный мир, дает счастливую возможность попробовать построить то, чего еще не было ни при капитализме, ни при бета-социализме. Я предлагаю выстраивать такую социально-экономическую модель, которая будет ориентирована не на наращивание потребления (его, кстати, невозможно наращивать бесконечно) и ускоренный перевод ресурсов в говно, а на созидание человека.

Вы можете представить себе общество, цель которого – физическое и духовное совершенствование человека, общество, где место человека в иерархии определяется не объемами его потребления, а вкладом в совершенствование социума? Ну да, это сложно, особенно для постсовков, которые знают только одно мерило ржизненного успеха – объем потребления. Поэтому пойдем от самого простого. Давайте перечислим те приоритеты,  к которым следует стремиться:

- здоровье;
- безопасность;
- справедливость;
- социальная защита;
- жилье;
- гарантированная работа, позволяющая поддерживать базовый уровень потребления (БУП);
- семья;
- уверенность в завтрашнем дне;
- свобода;
- условия для творческой самореализации;
- уважение окружающих;

Ни один из перечисленных пунктов нынешнее ублюдочное государство не гарантирует своим рабам. Повторяю: НИ ОДИН. Так нах вам такое государство во главе с ботоксной крысой и «озерной» илиткой нужно? Представьте себе, что в РФ существует государство, которое в состоянии все перечисленное обеспечить. Вам нужно что-то еще? Хорошо, попробуйте обосновать. Например, скажите, что хотите иметь сотни рабов, которые будут иметь уровень потребления ниже среднего, но благодаря которым вы, как наиболее конкурентоспособная особь, получите уровень потребления, равный 500 БУП (то есть вы потребите ресурсов, достаточных для жизнеобеспечения 500 человек).

Я за свободу воли, поэтому в таком выборе вам отказывать не стану. Теперь вопрос: от чего вы готовы отказаться ради того, чтоб иметь коттедж на Рублевке и два лимузина в гараже? По факты вы отказываетесь от справедливости, потому что столь неравномерное распределение материальных лаг несправедливо по определению. Чем это для вас обернется: если вы отобрали у нижестоящих в иерархической лестнице блага для собственного статусного потребления, то будьте уверены – вышестоящие попытаются отобрать блага у вас.

Этот процесс перераспределения награбленного в пользу наиболее сильных особей происходит ежечасно и непрерывно. Соответственно, будьте готовы отказаться от безопасности и свободы. Жить вам придется в клетке (пусть золотой, но клетке), жить придется в страхе, причем бояться придется всего: и киллера, которого наймут ваши деловые «партнеры», желающие поживиться вашими активами, и следователей, которые уже шьют на вас уголовные дела, и ваших же рабов, которые вас ненавидят и с удовольствием порвут, если только представится возможность сделать это безнаказанно. Забудьте об уважении со стороны окружающих, о творческой самореализации, об уверенности в завтрашнем дне. О семье в большинстве случаев тоже придется забыть. Да и здоровье при такой нервной жизни тоже не купишь в отличие от медицинского обслуживания по высшим стандартам.

В общем выходит, что отказаться ради потребления придется ОТ ВСЕГО. Оно вам надо? Может лучше, все-таки, общество, построенное на принципах свободы и взаимопомощи, а не конкуренции и насилии? О том, как это быстро и просто делается, расскажу в следующий раз.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #56 : 29/12/14 , 20:02:46 »
Привыкай к социализму или сдохни! (часть 2)

Начало тут. Вы можете представить себе общество, цель которого – физическое и духовное совершенствование человека, общество, где место человека в иерархии определяется не объемами его потребления, а вкладом в совершенствование социума? Ну да, это сложно, особенно для постсовков, которые знают только одно мерило жизненного успеха – объем потребления. Поэтому пойдем от самого простого. Давайте перечислим те приоритеты,  к которым следует стремиться в социалистическом (социальном) государстве:( Collapse )


- здоровье;
- безопасность;
- справедливость;
- социальная защита;
- охрана окружающей среды;
- жилье;
- гарантированная работа, позволяющая поддерживать базовый уровень потребления (БУП);
- семья;
- уверенность в завтрашнем дне;
- свобода;
- условия для творческой самореализации;
- уважение окружающих;

Ни один из перечисленных пунктов нынешнее ублюдочное государство не гарантирует своим рабам. Повторяю: НИ ОДИН. Так нахрена вам нужно такое государство во главе с ботоксной крысой и «озерной» илиткой? В чем принципиальное отличие капитализма от социализма? Ответ очевиден: цель капитализма – наращивание капитала, все остальное неважно. Скажем, наращивается капитал трудом туземцев в одном месте, а концентрируется в другом. Несправедливо, однако. Но понятие «справедливость» при капитализме не существует в принципе.  При этом те же туземцы яростно надрачивают на капитализм, кивая в сторону капиталистической «витрины»: мол, там настоящий капитализм, надо еще больше работать, правильно голосовать, и у нас будет такой же.

Социализм – есть общественное устройство, ставящее во главу угла интересы социума, то есть общества, человека. Если что-то противоречит интересам общества, оно не имеет права на существование. В этом смысле капитал не отрицается, а ставится в положение, при котором либо он служит интересам общества, либо общество становится собственником капитала.

Собственно, любое государство в основе своей – это институт защиты интересов общества от произвола капитала. Либерасты, вопящие о том, что основа свободного общества – священная и неприкосновенная частная собственность, регулировать которую может только рынок, живут в выдуманном мире. В реальности даже в Конституции США в 5-й поправке, когда понятие «частная собственность» появляется там впервые, говорится именно об изъятии частной собственности: «частная собственность не должна изыматься для общественного пользования без справедливого возмещения». То есть изыматься она как раз может, но только с возмещением, и, что характерно, возмещение должно быть не «рыночным, и не «полным», и даже не «номинальным», а лишь «справедливым».

Конституция Германии в данном отношении повторяет американскую. Правда, там содержится очень важное уточнение: «Собственность обязывает. Ее использование должно одновременно служить общему благу». Это принципиальный момент: собственность МОЖЕТ служить интересам владельца, но интересам общества она ДОЛЖНА служить. В случае,  если собственность не выполняет возложенные на нее обязанности, она отчуждается: «Отчуждение собственности допускается только в целях общего блага. Оно может производиться только по закону или на основании закона, регулирующего характер и размеры возмещения. Возмещение определяется со справедливым учетом интересов общества и затронутых лиц».

А вот действующую Конституцию Франции, такое впечатление, коммуняки писали: «Всякое имущество, всякое предприятие, эксплуатация которого имеет или приобретает черты национальной общественной службы или фактической монополии, ДОЛЖНО стать коллективной собственностью». То есть основной закон накладывает ОБЯЗАННОСТЬ государства национализировать общественно значимые производства или естественные монополии. Причем о возмещении, как об обязательном условии, речи не идет.

При нормальном генезисе любое государство должно стать социалистическим.  Социалистическое государство – то, где общество подчинило себе капитал. Однако на практике все не так просто. Если капитал осуществляет рейдерский захват государства, то оно из инструмента защиты интересов общества становится инструментом защиты интересов капитала, причем за счет общества. Именно это мы и наблюдаем в большинстве стран мира – капитал подчинил общество своим интересам. Капитал незаконно узурпирует власть и паразитирует на обществе, и потому  уничтожение его политической гегемонии (экономическую он теряет автоматически) не только законно, но и в высшей степени справедливо.

Что касается Эрэфии, то ее Конституцию писали ох-евшие либерасты-рыночные фундаменталисты, поэтому об ОБЯЗАННОСТЯХ собственности и собственников по отношению к обществу там нет ни намека, и даже отчуждение частной собственности, хоть и допускается, но лишь при условии ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО возмещения, да еще и РАВНОЦЕННОГО. В конституциях развитых капиталистических стран такого варварства вы сегодня не встретите.

Так что социализация государства в России неизбежна даже в том случае, если страна эволюционно пойдет по пути строительства цивилизованного капитализма европейского толка. То есть по сути белоленточные либерасты, ратующие за европейский путь развития, требуют социализации государства, но они настолько тупорылые, что не в состоянии этого осознать.  Дальнейший дрейф в сторону криминального капитализма и авторитаризма порождает неразрешимые противоречия между капиталом и обществом, что исключает малейшую возможность компромисса. Разрешение противоречия в данном случае возможно исключительно революционным путем.

Я сторонник революционного разрешения конфликта, поскольку он позволяет максимально эффективно реализовать назревшие преобразования. Что касается целей, то тут даже трусливые эволюционисты редко что осмеливаются возразить мне. Но, как верно подметил один из моих читателей, актуальный вопрос звучит так: как не допустить строительства совка при строительстве социализма? Я об этом писал уже достаточно много и подробно. Например, в циклах Как победить коррупцию и Если бы Сталиным был я. Поэтому сейчас предлагаю рассмотреть пример социалистического мироустройства на частном примере. Скажем, на примере обеспечения права на жилье (см. список приоритетов в начале поста).

При совке право на жилье гарантировалось всем, но механизм реализации этого права был уродливым. Предприятия и учреждения как бы должны были обеспечить своих работников жильем в рамках предоставляемого соцпакета.  Но тут был одна маленькая загвоздочка – в СССР отсутствовал рынок жилья. Ситуация была следующей: бери, что дают, а не хочешь – не надо, очередников и без тебя много. Удобно тебе жить в таком доме в этом районе или нет, никого не волновало. Серые убогие коробки у меня никакого восторга не вызывают.

Предприятия-гиганты имели собственные домостроительные комбинаты, которые строили микрорайоны и объекты социальной инфраструктуры, а какая-нибудь фабрика валяной обуви позволить себе такое не могла, и потому ее работники обеспечивались жильем по остаточному принципу. Соответственно, в очереди на жилье они могли стоять десятилетиями. Бывало и наоборот. Вот что рассказывал мне известный профсоюзный деятель Александр Захаркин, о том, как в конце 80-х он работал в г. Алекминске (Якутия) в Передвижной механизированной колонне №12:

«В городе строили много жилья, у ПМК была квота – 10% от сдаваемых квартир, и у предприятия оказался в распоряжении избыточный жилой фонд. Поэтому отдельные хитрые товарищи стали получать за счет предприятия вторую квартиру. Но при этом среди работников оказались люди, которые  не получили и одной, потому что не встали в очередь, надеясь, что раз квартир много, то им и так дадут.

Распределял квартиры профком, и его руководители как раз из числа тех самых хитрых товарищей решили по формальным основаниям нуждающимся отказать, а себе урвать лишнего. Мы начали на собрании кричать в защиту бесквартирного работяги, профбосы уступить отказались».

В этом случае все решилось по справедливости: «хитрых» профсоюзных начальников просто сместили, председателем профкома стал Захаркин, спорные квартиры получили те, кто в них нуждается. Но так было не всегда и не везде. Если материальные ценности распределяются административными методами, то произвол администраторов неизбежен. А это уже коррупция, причем коррупция, возникающая гарантированно.

Не смотря на все эти издержки советская коррупционная, административная, негибкая и бесчеловечная система обеспечения права на жилье все-таки работала эффективнее, чем нынешняя рыночная система. Достаточно погуглить, сколько жилья строилось в 8о-е годы на душу населения, и сколько сейчас. Показатели 1987 г. до сих пор недостижимы. Ну, и чисто визуально бомжей при совке было ничтожно мало. Я впервые увидел бездомного, когда мне было лет 13, и это было для меня шоком. Сейчас я вижу бомжей каждый день, и не по разу.

Тем не менее я безоговорочно отдам предпочтение рыночной системе, дополненной социальными обязательствами государства. Работать она будет так: бесплатного жилья никто не получает, однако государство ВСЕМ обеспечивает доступное жилье по достижении совершеннолетия. Исполнилось вам 18 лет – имеете право получить комнатушку в общежитии. Ну, хотя бы 3х3 метра (советские люди помнят, что значит  выражение «три богатыря»).  Хочешь – покупай в рассрочку. Хочешь – плати мизерную аренду, которая, тем не менее, должна быть экономически обоснованной. То есть, если государство затратило энную сумму на строительство молодежного общежития, то она должна отбиться, скажем, через 30 лет. Рентабельность такого «бизнеса» будет близка к нулю, но давайте не будем забывать, что при социализме бизнес стремится не к извлечению максимальной прибыли, а к максимальному удовлетворению потребностей общества.

Конечно, многие в это время учатся. Сегодня учебные заведения жильем учащихся не обеспечивают. Ну, то есть не обязаны обеспечивать, и заставить их, разумеется, невозможно. Но если мы подключаем систему государственных гарантий, то все встает на свои места. Если учебное заведение государственное – то учащийся получает дополнительную соцзащиту – может воспользоваться привилегией получить комнатушку от альмаматери, а может в общем порядке. Мажоры могут пренебречь своим правом и снять жилье на свободном рынке по рыночным ценам.

Государство заинтересовано в том, чтобы мы плодились и размножались. Для этого необходима ячейка общества – семья, семье необходимо жилье. При капитализме эта проблема никого не ипет. Расклад такой, что в наиболее репродуктивном возрасте человек наименее платежеспособен. Купят папа с мамой квартирку отроку – хорошо, а не купят – соси лапу. При социализме все совсем не так. Создал семью – получаешь право на 1-комнатную квартиру, скажем, 30-метровую по нормативу. НЕ БЕСПЛАТНО!!! Залезаешь в интернет, выбираешь предложение от застройщиков или ищешь жилплощадь на вторичном рынке, заключаешь договор с продавцом, после чего приходишь в любой банк, показываешь договор, свидетельство о заключении брака и пишешь поручение оплатить такую-то сумму продавцу. Порядок ЗАЯВИТЕЛЬНЫЙ. Все, через полчаса можешь въезжать в свою новую квартиру. Она твоя, но ты за нее должен государству. Скажем, на базовых условиях государство тебе дает 10 лет, чтобы выплатить долг, что совершенно необременительно даже для молодежи. В нынешних ценах ежемесячный платеж в 8 тысяч рублей – более чем по-божески. Ставка на уровне инфляции + символический 1%.

Но, разумеется, у каждого есть стимул выплатить долг поскорее. Чем раньше выплатишь – тем быстрее получишь свидетельство о собственности. Соответственно, сможешь претендовать на 70-метровую квартиру на тех же кредитных условиях. Если ты не успел выплатить долг за однушку, а у тебя уже родился ребенок, то государство гарантирует тебе право на получение двухкомнатной квартиры. Механизм тот же, только в качестве взноса передаешь государству оплаченную долю своего предыдущего жилья. Опять же, социалистическое государство, за то что ты плодишься, тебя поощряет: например, списывает 10% стоимости твоей новой квартиры (точнее, выдает тебе сертификат, которым ты можешь гасить долг). Родил второго – вот тебе сертификат на 20% стоимости жилья. Взял сиротку из детдома – считай, что еще 30% стоимости погашено. И, кстати, чем больше детей, тем больше жилплощади ты имеешь право взять в кредит (ипотеку).  Трое детей – 100-метровая квартира, считай твоя. Правда, в рассрочку на 30 лет, но с учетом трех жилищных сертификатов, получаемых при рождении детей, это не то что необременительно, но даже практически не ощутимо для семейного бюджета. Однако стимул выплатить долг поскорее никуда не исчез. В любом случае «крепостное право» к жилплощади несколько угнетает – ни продать, ни поменять, ни разделить (если дети выросли).

Кто-то скажет, что сегодняшняя ипотечная система предлагает ровно такие же возможности. Этот кто-то – идиот. Во-первых, право не гарантируется, то есть если банк сочтет вашу неплатежеспособность сомнительной, то идите на, дорогой товарищ. В этом разница между заявительной системой (при социализме) и разрешительной (при капитализме). Во-вторых, ипотека служит не инструментом удовлетворению потребностей человека в жилье, а способом снять с него три шкуры. Вот почти дословный монолог одного моего товарища:

- Моя зарплата «выше средней температуры по больнице» – 28 тыс. руб. Ипотеку с ней мне не потянуть. Крутил и так и эдак – платежи должны быть не ниже 12 тыс. руб. в месяц. При таком раскладе я могу рассчитывать на самую дешевую 1-комнатную 36-метровую квартиру в доме, который стоит буквально в чистом поле, там цена метра самая низкая  (1 кв. м – 52 тыс. руб.). Но… дом построят (если построят, конечно), только через полтора года, и если я буду отдавать в месяц 12 тысяч по ипотеке и 10 тысяч за аренду жилья (очень по-божески для нашего дорогого города), то оставшиеся 6 тыс. руб. мне не хватит даже на похороны, потому что умру я от голода. Второе НО… Работаю я в частном предприятии «в тени». То есть официально зарплата у меня всего 11 тыс. руб. А это для банка не аргумент. Во-вторых, за последний год на предприятии дважды были сокращения (оставшимся норму выработки подняли без повышения оплаты). Судя по динамике рынка, через полгода все мы рискуем стать безработными. Опять же, спасибо, суке Наибуллиной, ставка по ипотечным кредитом теперь подпрыгнула…

Моя девушка – студентка, закончит медакадемию только через 5 лет. Чтобы мы могли купить жилье, она должна бросить учебу и пойти работать, тогда мы могли бы жить на ее зарплату, а мою отдавать по ипотеке. Ни о каких детях, разумеется, тут и речи быть не может…».

Остается добавить, что родители паренька живут в полумертвой деревне и никакой материальной поддержки ему оказать не в состоянии (спасибо, хоть на его шее не сидят). Вот это, ребятки, капитализм в чистом виде.
Капитализм эффективно удовлетворяет не ПОТРЕБНОСТИ, а СПРОС. Вы можете понять разницу? Если нет, поясню. В моем доме, когда еще было ТСЖ, ни единого разу не удавалось собрать кворум на общем собрании. Почему? Да потому что собственников в моем доме живет с гулькин нос. Люди купили квартиры не потому, что нуждались в жилье, а потому что у них были деньги. Несколько лет в окнах квартир висели объявления «ПРОДАЕТСЯ». Половина жильцов  - не собственники, а арендаторы, либо детишки богатеньких буратин с Севера, которые покупают своим чадам квартирку, когда те отъезжают в Тюмень на учебу (недалеко от моего дома Нефтегазовый университет). Заодно и вложение капитала неплохое – за четыре года стоимость жилплощади в моем доме выросла втрое. Но этот спекулятивный спрос делает бездомными тех, кто действительно нуждается в жилье, а тех, у кого есть свободный налик, чтобы покупать «инвестиционную» недвижимость, делает еще богаче, потому что тот, у кого нет возможности купить жилье, вынужден его арендовать.

А вот предложенная мною выше схема полностью исключает спекулятивный «мултипликатор», поскольку жилье становится ДОСТУПНЫМ КАЖДОМУ, даже если оно не становится дешевле (при социалистическом способе ведения хозяйства оно, разумеется, радикально подешевеет), потому что никто не будет втридорога снимать квартиру, если есть возможность приобрести его при нулевом первом взносе и совершенно необременительных выплатах. Другой фактор, который сделает спекуляции с недвигой бессмысленными – недвижимость начнет дешеветь. И это самое приятное, о чем ниже.

Поскольку социалистическое (социальное) государство берет на себя обязательство обеспечить всему населению доступное жилье, это даст мощнейший толчок строительной отрасли. Почему сегодня темпы строительства жилья ниже, чем при совке? Потому что темпы строительства тормозит низкий спрос. А при предложенной мною схеме проблемы сбыта квадратных метров просто не будет – их будут расхватывать, как горячие пирожки до тех пор, пока спрос не будет ПОЛНОСТЬЮ удовлетворен, а полностью он не будет удовлетворен никогда. Потому что люди будут размножаться, будут расти их аппетиты – если 50 лет назад тесная панельная хрущевка вызывала эйфорическую радость у тех, кто родился в рабочих бараках и коммуналках, то завтра 100-метровая квартира на семью будет восприниматься, как минимальный уровень комфорта. То есть строительный бум продлится долгие годы.

При все возрастающих объемах производства себестоимость продукции неизбежно будет падать. Это один из фундаментальных законов рынка. Некоторые дебилы почему-то до сих пор уверены, что цены регулирует спрос. Ну, смотрим на кризис 2009 г., когда спрос на жилье упал обвально. Многие стройки до сих пор, уже пять лет заморожены (одна такая стройка через дом от моего), но цены не снижались. А вот при росте объемов строительства снижение цен происходит даже при «диком» рынке. Но если рынок социалистический, то тут действуют гораздо более эффективные механизмы. Кто выступает гарантом права на доступное жилье? Государство. И вот тут государство уже может вполне рыночно продиктовать свои условия частным застройщикам: если хотите участвовать в государственной ипотечной программе, то есть если хотите гарантированно продавать все свои квадратные метры еще на стадии нулевого цикла, то стоимость квадратного метра не должна быть выше 30 тыс. руб. Нет, она может быть, конечно, любой, но жилье элитного уровня под действие госпрограммы не подпадает, тут уж пусть рынок сам ищет баланс между спросом и предложением.

А чтоб у частных строительных фирм появились дополнительные стимулы для участия в госпрограмме, предлагаем им такую плюшку: тот, кто гарантирует указанную цену, получает приоритетное право на «пятна» для застройки и цемент по супернизким ценам. Где взять дешевый цемент? Строится один цементный завод (государственный), который херачит в три смены и продает цемент по себестоимости + наценка в 10% (а не в 200%, как сейчас). Соответственно, частные цементные заводы встают перед выбором: либо разориться, либо стать участником глобальной программы по обеспечения граждан жильем и иметь гарантированный спрос, но с минимальной наценкой. А чтобы мотивировать производителей цемента, предлагаем им плюшки: кто работает на заявленных условиях, получит льготный кредит (например, в форме предоплаты за годовой объем поставок цемента). Ну, и так далее оживляется вся производственная цепочка – как грибы после дождя, растут арматурные заводы, производители пластиковых окон заваливают заказами производителей оборудования для склейки стеклопакетов, бум переживает лакокрасочная индустрия, производители сантехники увеличивают обороты в 3-5 раз, завод по производству строительных кранов расширяет производство, получив портфель заказов на 10 лет вперед…

И заметьте, форма собственности субъектов экономической деятельности здесь уже не играет сколь-нибудь значимой роли, ибо система выстроена так, что те, кто будут заламывать цену, желая снять сливки, наоборот, разорятся. Замшелые тупорогие марксисты могут до усрачки доказывать, что социализм, рынок, конкуренция и частная собственность несовместимы, но спорить я с ними не буду. Социализм без частной инициативы, рынка и конкуренции – это убогий совок. А когда социализм в Советском Союзе был еще живым, то в нем было место частной инициативе. Например, в конце 40-х годов порядка 2 миллионов рабочих в СССР были заняты в частном секторе. Не знали? А почему СССР первым в Европе после войны отказался от карточек на продукты? Да потому что частник благодаря грамотно выстроенной системе стимулирования обеспечивал, если не ошибаюсь, порядка 15% производимого продовольствия. Ну-ка, напомните мне, певцы о колхозном рабстве, сколько трудодней должен был отработать колхозник в году? 117 дней. А остальные 248 – работай на здоровье на своем приусадебном хозяйстве. Причем и трудодни были не барщиной, а гарантированно оплачивались по госрасценкам. Продукция же с приусадебного хозяйства уже реализовалась на абсолютно свободном рынке. Уничтожена эта система была только при Хрущеве…

Но это все, конечно, дела давно минувших дней, привел я этот пример лишь для того, чтобы показать, что социализм – это не система абсолютного доминирования общественной собственности на средства производства, а МЕТОД ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ, цель которого – удовлетворение потребностей общества. Причем рыночные механизмы позволяют удовлетворить этот спрос максимально быстро и максимально качественно, не создавая почвы для коррупции и не плодя бюрократию.

Осталось рассмотреть последний вопрос – а за счет каких средств государство будет финансировать эти социальные обязательства по обеспечению жильем? Да, затраты со временем отобьются, но первоначальные вложения должны быть громадными. На этот вопрос ответить довольно просто. Сегодня порядка $100 млрд. ежегодно утекает за рубеж. Много ли обществу пользы от того, что Ромка Абрамович  купил за миллиард «Челси» и особняк в Лондоне? В $300 млрд. оценивается рынок коррупционных услуг. Про вопиюще несправедливое распределение национального дохода говорить, полагаю, излишне. Одно только уничтожение клептократии даст такие колоссальные ресурсы, что хватит не только на финансирование доступной ипотеки, но и на многое другое.  Отчуждение, точнее, возвращение в общественную собственность естественных монополий – еще один источник финансирования социальных обязательств государства. Наконец, социалистическое хозяйство невозможно представить без суверенной финансовой системы. В идеале это должна быть демереджевая система, о чем я не один пост написал. Но даже и без этого государство, национализировав эмиссионное право, способно получать колоссальный эмиссионный доход (надеюсь, не надо объяснять, что это такое?), который будет направлен не на покупку яхт и «Челси» правильными пацанами, а на благо всего народа.

Ну что, кто сможет что-то возразить по делу против такого социализма? Это, я рассмотрел всего лишь один аспект – как обеспечить всех нуждающихся жильем и уничтожить спекуляцию недвижимостью, не расстреливая собственно спекулянтов (хотя я и против расстрелов не возражаю)

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #57 : 10/03/15 , 16:46:53 »

Цитата: Eok от 23 Января 2015, 21:42:59
16:27, 23 января 2015
Почти 80 процентов россиян отказались лично выходить на митинги

77 процентов россиян не готовы участвовать в акциях протеста. Об этом свидетельствуют данные опроса ВЦИОМ, опубликованные на сайте организации.

Возможность участия в митингах допускают для себя 16 процентов респондентов.

Тем не менее эксперты ВЦИОМа отмечают, что в стране начиная с последнего квартала 2014 года растет число людей, допускающих возможность протестных выступлений. 27 процентов респондентов считают, что в их городах и селах могут начаться оппозиционные выступления. С августа 2014 года число россиян, считающих вероятной протестную активность, выросло на 13 процентов. Тем не менее 60 процентов респондентов по-прежнему полагают, что митинги вряд ли могут начаться в их населенном пункте — в августе такой точки зрения придерживался 81 процент респондентов.

Отвечая на вопрос, «почему большинство людей в нашей стране сегодня не принимают участие в протестных митингах и демонстрациях», 37 процентов ответили, что из-за бесполезности акций. Также от выхода на площади людей, по мнению опрошенных, останавливают опасение применения силы сотрудниками правоохранительных органов (28 процентов), страх возникновения проблем на работе (26 процентов) и попадания за решетку (25 процентов). Среди перечисленных причин неучастия россиян в митингах — занятость только собственными проблемами, отсутствие информации о подобных мероприятиях, неприязнь к массовым скоплениям людей.



Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #58 : 01/04/15 , 13:59:53 »

из интернет-комментариев:-Либо Люди избавят Землю от жидов - либо Земля избавится от людей!


http://bolshoyforum.com/forum/index.php?topic=7648.msg5522572#new

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Национал-революционные выводы
« Ответ #59 : 22/04/15 , 16:44:55 »