Автор Тема: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев  (Прочитано 25797 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #15 : 09/03/11 , 09:21:29 »
Н.Гульнев

ПОСЛЕ  ПОБЕДЫ  ПОД  СТАЛИНГРАДОМ

Победа  наших  войск  под  Сталинградом  ознаменовала  собой  начало  коренного  перелома в  войне  в  пользу  Советского  Союза.  Это  была  долгожданная  и  радостная  победа  не только  для  войск,  осуществлявших  разгром  врага,  но и  для  всего  советского  народа.
        В  офицерском  и  генеральском  составе  противника,  а  также  среди  немецкого народа  стало  более  резко  проявляться  отрицательное  отношение  к  Гитлеру.
     «Поражение  под  Сталинградом, - пишет  генерал-лейтенант  Вестфаль, - повергло  в  ужас,  как  немецкий  народ,  так  и  его  армию.  Никогда  прежде  за  всю  историю Германии  не  было  случая  столь  страшной  гибели  такого  количества  войск».
   За  успешное  общее руководство  контрнаступлением  в  районе  Сталинграда  и  достигнутые  при  этом  результаты  крупного  масштаба,  в  числе  других  я  был награждён  орденом  Суворова  Первой  Степени  за  №1.
                                                                                                                 Г.К.Жуков

Коль  признаться – миг  победный,
Как  солдатская  печать –
Самовар  бы  к  месту  медный,
Чтоб  Победу  отмечать,
«Фронтовых»  для  пылу-жару,
И  за  стол  гвардейский  строй,
А,  вдобавок  к  самовару,
Можно  выпить  по  второй!
И  по  третьей!  То  ли  дело –
Не  беда,  коли  не  пьёшь,
Боль  такая  накипела,
Только  водкой  и  зальёшь!
Или  спиртом!  Градус – чистый,
Можно  сердце  не  беречь –
Политрук  у  нас  речистый,
Он  водой  разбавил  речь!
Спирт?  Ни-ни!  Размах  и  поза,
Если  трус – получишь  в  лоб:
С  председателя  колхоза –
И  моряк,  и  хлебороб!
Всё-то  нам – «Благая  смена!
Сильно  вас  я  полюбил!»
Всех  поздравил  непременно,
В  слове – мёртвых  не  забыл!
Сколько  их!  Ещё  хороним,
Приутих  смертельный  стон,
Поимённо  всех  не  помним –
Их  же - целый  легион!
Все  в  войне – отцы  и  деды,
Отстояли  свой  редут,
Вера  есть – плоды  Победы
Наши  детки  соберут!
Спор  о  свадьбах!  Где  их  встретим?
Одуреем  от  тоски,
А  потом  и  не  заметим,
Как  запишут  в  старики!
И  пойдёшь  один,  свободный,
Можно  плакать,  можно  пить,
Успокоил  тут  же  взводный –
«Нам  бы  только  победить!»
И  ещё  добавил  знатно –
«Долг – не  сено  ворошить!
Победим!  Уже  понятно,
До  Победы  бы  дожить!
И  победный  звон  возглавить,
Смертью  смертный  грех  поправ!» -
...Не  добавить,  не  убавить –
Лейтенант  безусый  прав!
Мне  б  в  живых,  друзья,  остаться,
К  свадьбе  я  давно  готов,
Жаль,  в  округе  нашей,  братцы,
Без  числа  крестьянских  вдов!
Нам – война,  а  им – работа,
Им – беду  свою  измерь,
Полегло  в  боях  без  счёта,
Мы – как  мамонты  теперь!
Нынче  баба  рыбой  бьётся –
Нет  в  деревне  коренных,
Нам  за  всех  пахать  придётся –
За  убогих  и  больных,
За  чужих  детей  и  наших,
И  за  тех,  кто  в  горе  ждёт,
За  друзей,  до  срока  павших,
И  за  тех,  кто  пропадёт!
Не  грусти!  Денёк – отрада,
И  беду  не  дело  гнуть –
Наливай!  Сегодня  надо
Всех  погибших  помянуть!
Жизнь-судьба – в  одном  повторе,
Словом  можно  подрасти!
...После  водки  зло  и  горе
Улетучилось  почти!
Так-то  вот!  За  «то  и  это» -
Пусть  не  кончилась  война,
Но  из  всех  примет – примета:
Солнце,  день  и  тишина,
Рядом – радостные  лица,
Вместе – воин  и  народ,
Сталинград – навек  Столица,
Где  свершился  поворот,
Где  не  видно  довоенных
Разносолов-пирогов,
Но  почти  без  счёта  пленных,
Бывших  гадов  и  врагов!
Присмирели  забияки
И  спустили  грязный  стяг -
Нет!  Они  уж  не  вояки,
Коль  в  глазах  заметен  страх!
Вид  бессмысленно-убогий,
А  вот  плен  для  них - в  цене:
Оказался  путь  недолгий
По  кровавой  целине!
Пчёлкин  так – «Побил  бы  гада,
Дал  бы  в  рыцарский  оскал!» -
Политрук  сказал – «Не  надо!
Невский  пленных  отпускал!»
Что  теперь  обычай  древний?
Что  славянское – «Прости!»
Мне  бы  нечисть  по  деревне
Под  конвоем  провести!
Сквозь  колдобины,  ухабы,
Где  обид – невпроворот,
Пусть  на  них  посмотрят  бабы
Взглядом  маленьких  сирот!
Что?  Землицы  захотели?
Аль  пройтись  по  головам?
Вы  же  пили,  вы  же  ели –
Показалось  мало  вам?
Под  врагом – горит  солома
И  калятся  кирпичи,
Да  не  вы,  сидели  б  дома
На  прадедовской  печи!
Боже!  Дел  давно  по  горло,
Что  мне  эти  господа,
Ну,  куда?  Куда  ты  пёрла,
Разномастная  орда?
Может  быть,  на  похороны?
Может  быть,  дружить  со  мной?
Графы!  Рыцари!  Бароны,
С  кровью  мерзкой  и  больной!
Что,  поникшие,  молчите?
Узелок  не  развязать?
Ах,  бандиты,  извините –
Вам  мне  нечего  сказать!
Что  смогли – уже  сказали,
Переплавилась  руда –
Болью  Родину  связали,
Разбомбили  города,
Дев  в  полон  безбожный  взяли,
Оторвали  от  земли,
Что  смогли – уворовали,
Что  по  силам – унесли!
Тут  шагать – не  по  Европе,
Тут  Советские  Полки -
Вас  бы  в  угольные  копи,
Вас  бы,  гадов,  в  рудники,
Вас  бы  гнать  дорогой  длинной,
Так,  чтоб  вам  невмоготу,
А  потом  ещё  дубиной
По  ногам  да  по  хребту!
Нам  теперь  постройте  хаты,
Возродите  старый  сад –
Что?  Не  все  вы  виноваты?
Только  Гитлер  виноват?
Вы,  трудяги–работяги,
Вы  сегодня  не  причём?
Вас,  в  безумии  отваги,
Заманили  калачом?
...Что  слова  да  разнотолки?
Что  укоры  подлецу?
Успокойся,  Ваня  Пчёлкин,
Гнев  солдату  не  к  лицу!
Глаз  затёк,  не  слышат  уши,
Не  понять  твоих  обид –
Ты  прости,  Иван,  заблудших,
Им  неведом  русский  стыд!
«Нам  чужих  не  надо  мнений,
Но  запомни  вор  и  хам -
До  десятых  поколений
Воздаётся  по  грехам!»
Так-то  вот!  И  в  том  отрада –
Пчёлкин  выполнил  приказ!
...Нам  ведь  большего  не  надо,
Если   сам  Господь  за  нас! 


Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #16 : 13/03/11 , 12:51:07 »
Н.Гульнев     

   ЗАТИШЬЕ

К  середине  марта  1943  года  на  всех  фронтах обстановка  изменилась  в  пользу Советского  Союза.
 С  момента  перехода  в  контрнаступление  под  Сталинградом советские  войска  в  общей  сложности  разгромили  более  100  вражеских  дивизий.  Эти
большие  победы  нелегко  достались  нашим  воинам  и  советскому  народу.  Мы  также понесли  большие  потери.
      На  фронтах  наступило  затишье,  и  лишь  на  участках  Воронежского,  Южного и  Юго-Западного  Фронтов,  и   на  Кубани,  продолжались  ожесточённые  сражения.
Многократные  попытки  фашистских  войск  прорвать  нашу  оборону  в  районе Белгорода  и  на  Северском  Донце,  не  дали  результатов.  Понеся  большие  потери, противник  закрепился  на  достигнутом  рубеже.  С  этого  момента  положение  на Курской   Дуге  стабилизировалось.
                                                                                                                           Г.К.Жуков 

Так  уж  вышло – десять  жизней
Я  шагал  по  целине,
Ведь  надежды  нет  капризней,
Чем  на  проклятой  войне!
Знаю  точно!  Уж  поверьте –
Топал  тяжким  сапогом,
Знамо,  ездил  не  в  карете –
По-пластунски  да  бегом!
День  и  ночь – подобно  плашке,
Что  в  безумии  несёт,
Тут  гадай,  как  на  ромашке –
«Повезёт?  Не  повезёт?»
Жизнь,  однако,  озадачит,
И  с  тобой  случится  зло,
Безусловно - это  значит,
Что  тебе  не  повезло!
А  порой – прекрасен  волок
И  хорош  армейский  ряд –
В  стороне  прошёл  осколок,
Не  в  тебя  попал  снаряд,
Не  глубокой  вышла  рана,
Различил  команду – «Пли!»
Или  в  сроки – очень  странно! –
К  медсанбату  довезли!
Да  у  нас – судьба-минута,
Не  додумать  головой –
Вон,  упал  без  парашюта,
Без  царапин  и  живой!
Повезло  среди  развалин?
Торжество  небесных  сил?
Говорят,  товарищ  Сталин,
Про  того  бойца  спросил!
Удивился!  «Вот  так  случай –
Можем  падать  и  вставать!
Только  наш  народ  могучий
Так  способен  рисковать!
Вот  порода  для  парада –
Комсомолец?  Пионер?
Наградить  бойца  как  надо
И  поставить  всем  в  пример!»
Случай  был  рассмотрен  круто,
Но  зарезал  без  ножа –
Падал?  «Да!  Без  парашюта,
Со  второго  этажа!»
Вновь  докладывать  не  стали,
Чтоб  эффект  не  перебить –
Приказал  товарищ  Сталин?
Значит,  так  тому  и  быть!
...Наградили  перед  строем –
Слово  Сталина - металл,
Стал  виновник  не  героем,
Но  вполне  известным  стал!
Не  сбивался  он  над  Бугом,
Был  подбит  лишь  правый  глаз –
По  заслугам,  не  заслугам,
Но  исполнили  приказ!
Мало  быть  и  мало  статься –
В  наградной  попасть  бы  ряд:
«Вождь  не  может  ошибаться!» -
Так  в  народе  говорят!
Байки  мы  рождаем  в  споре,
Байки  слушает  Федот –
Пчёлкин  как-то  в  разговоре
Сей  поведал  анекдот!
Что  мне  байки-прибаутки?
«Я  душой  и  сердцем  чист!»
Но  вопросы  через  сутки
Задавал  уже  чекист!
Где?  С  какой  связался  бандой?
Что  за  подленький  рассказ?
И  какою  пропагандой
Промышляешь  в  этот  раз?
Где  родился?  Как  назвали?
И  ещё -  «Мозги  не  парь!»
И  когда завербовали?
Кто  сообщник?  Кто  главарь?
«Отвечай,  небритый  контрик?
Что  глядишь,  подпольный  враг?» -
Странный  вышел  поворотик,
Аль  немыслимый  зигзаг?
«Без  меня – меня  женили?» -
Ну,  даёт  безумный  хват,
Без  раздумий  обвинили,
Я  ж  ни  в  чём  не  виноват!
Не  виновен!  Однозначно,
Белый  свет  не  удивляй,
И  добавил  Пчёлкин  смачно –
«Хорошо!  Веди!  Стреляй!
Я  давно  готов  для  рая,
И  в  раю  продолжу  жить,
Ты  же,  крыса  тыловая,
Если  честно  доложить!
Я – солдат!  Я – русский  воин,
Ты – сморчок,  поганый  гриб,
Я  в  одном  пока  виновен,
Что  до  срока  не  погиб!
Мы  негаданно  явились,
С  кобурою,  без  наград! -
Где  ты  был,  когда  мы  бились,
Защищая  Сталинград!?»
Ах  ты,  жалкая  короста –
Не  спеши  блокнот  листать,
Обвинить  солдата  просто,
Да  солдатом  трудно  стать!
...Заскрипела  портупея:
Приготовь  карандаши,
И  чекист,  слегка  тупея,
Приказал – «Бери!  Пиши!
Мы  на  тайном  фронте  бьёмся,
Враг?  Не  враг?  Одно  из  двух –
Не  виновен?  Разберёмся,
У  меня  партийный  нюх!»
Дошутился!  Вот  те  нате,
Подошёл  бы  лучше  мат –
Оказался  в  каземате,
Если  это - каземат!
Ни  махорки  нет,  ни  спичек –
Вот  такая,  братцы,  жизнь,
От  своих  дурных  привычек
Без  раздумий - откажись!   
Через  день – опять  допросы,
Но  в  ответ – один  молчок,
Замутились  быстро  плёсы,
Так,  солдатик-морячок?
Ну,  и  что  теперь  бравада?
Всё  же  истину  усвой –
Языком  молоть  не  надо,
Лучше  думать  головой!
Повторить  другим  уместно,
Что  словесный  вреден  яд,
И  чекисты,  если  честно,
Хлеб  напрасно  не  едят,
Ведь  они,  как  ты,  опора,
И  рубить  не  дело  сук!
...За  меня  вступился  скоро
Батальонный  политрук!
Убедил,  что  я – крестьянин,
Что  врага  зубами  рвал –
Под  Москвою  тяжко  ранен,
В  Сталинграде  воевал!
Я,  естественно,  не  мистик,
Мне  по  жизни – бог-порог,
Но  таких  характеристик
Ожидать  никак  не  мог!
Видно  с  Богом  эта  дата –
Просто  истину  прочесть:
Есть  заступник  у  солдата,
И  на  свете  правда  есть!
...Поделюсь  финалом  лучшим,
И  скажу - пронёсся  вал:
Уж  чекист  меня  «заблудшим»
Почему-то  называл!
Не  врагом!  Сказать  такое –
Сам  на  нарах  посиди,
Глупость  эту  с  перепоя
Не  придумаешь,  поди!
Но  исполнена  работа
В  кабинете,  над  листом –
Суд,  потом  штрафная  рота,
А  потом?  Да  что  потом?
Наказать  могли  и  строже,
Подменяя  голос  масс –
Политрук  сказал  попозже –
«Я  тебя  от  смерти  спас!»


Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #17 : 14/03/11 , 09:35:16 »
Н.Гульнев

    ПЧЁЛКИН  В  ШТРАФНОЙ  РОТЕ

«...Наша  Родина  переживает  тяжёлые  дни.  Мы  должны  остановить,  а  затем  отбросить  и  разгромить  врага,  чего  бы  нам  это  не  стоило.
      Командиры,  отступающие  с  боевой  позиции  без  приказа  свыше,  являются предателями  Родины.  С  такими  командирами  и  политработниками  и  поступать надо,  как  с  предателями  Родины...
    Сформировать  в  пределах  армии  3-5  хорошо  вооружённых  заградительных  отряда до  200  человек  в  каждом,  и  поставить  их  в  непосредственном  тылу  неустойчивых  дивизий  и  обязать  их  в  случае  паники  и  беспорядочного  отхода  частей  дивизии  на месте  расстреливать  паникёров  и  трусов...
   Сформировать  в  пределах  армии  от  пяти  до  десяти  штрафных  рот – от  150  до 200  человек  в  каждой...»
              Из  приказа  №227  от  28  июля  1942  года.  Нарком  Обороны  СССР  И.Сталин

Не  гадай!  Не  угадаешь,
Даже  если  невтерпёж –
Потерпи!  И  сам  узнаешь –
Верноподданным  умрёшь!
Враз  подстрелят  малой  белкой,
С  приговором – «Виноват!»
А  поможет  Бог – калекой,
Ты  останешься,  солдат!
В  новый  бой – то  по  приказу,
Приклонись,  как  колосок,
А  убьют,  так  лучше  сразу –
Пуля  в  сердце  аль  в  висок!
И  наверх,  как  дым  летучий,
Если  ветер  угадал!
...Пчёлкин  был  мрачнее  тучи –
«Ну,  никак  не  ожидал!»
Побратался  с  оплеухой,
Синяка  лишь  не  видать –
Политрук – «Не  падай  духом!
Возвращайся!  Будем  ждать!
Понимаю – очень  жалко,
Роковой  для  части  счёт,
Верь,  с  тобой  твоя  закалка,
И  она  тебя  спасёт!»
Вдохновил,  и  то  спасибо –
Ясен  путь  до  запятой:
«Политрук,  однако,  глыба,
Ну,  как  будто  Лев  Толстой!
Словом  лечит,  без  укора,
А  слова – почти  бульон!»
...Пчёлкин  верит – очень  скоро
Возвратится  в  батальон!
Это,  брат,  такая  малость,
Как  воды  в  жару  испить,
Из  проблем  одна  осталась –
Кровью  «что-то»  искупить!
Что?  Пока  ещё  не  ясно,
Сон  подскажет,  если  спать,
Спорить  вроде  бы  опасно,
Но  опасней - наступать!
Кто  обидою  не  скован?
Сколько  их?  В  который  раз?
Хорошо  экипирован –
Котелок,  противогаз,
Вместе – штык  и  трёхлинейка,
И  махорки  на  пятак,
Жизнь,  естественно,  копейка,
Смерть,  понятно,  не  за  так!
Счёт  один – с  врагами  счёты,
За  Отчизну  смерть  и  ад –
Коль  идут  на  пулемёты,
То - «За  Сталина!» - кричат!
Я – как  все!  Приемлю  драку,
Ожидая  пулю  в  лоб,
Не  ходил  ещё  в  атаку –
Обживаю  свой  окоп!
Рад  от  дружеской  опеки –
Помощь  взглядом  оцени:
Рядом – ссыльные  и  зэки,
Справа,  слева – не  они!
Все – знамение  отваги,
Всех  своя  стегнула  плеть –
Не  привыкли,  бедолаги,
Жизнь  под  пулями  жалеть!
...Тут  имей  повадку  волчью,
Приучись,  уже  пора –
Мы  в  атаку  ходим  ночью,
Немцы?  Те  идут  с  утра!
Изучили  забияку
И  небитых  непосед!
...Как-то  раз  пошли  в  атаку,
Но  не  ночью,  а  в  обед!
Немец  как?  Бежал,  сдавался –
Захватили  их  врасплох,
Нам  обед  чужой  достался,
Покутили  все,  кто  мог!
Накормили  тут  же  роту –
Шнапс  нашёлся  и  табак,
Немец?  Он  привык  к  комфорту,
Он  не  может  «кое-как»!
Всё-то  есть – тропа,  дорога,
Не  хватает  белых  роз –
Видно  к  нам  пришёл  надолго,
И,  естественно,  всерьёз!
Ну,  а  день – годами  длится,
Нет  ни  смерти,  ни  суда –
Не  мешало  б  поучиться
Нам  у  немцев,  господа!
...К  знатокам  себя  причисли,
Но  закрой  немедля  рот –
Вдруг  твои  читает  мысли
Новоявленный  Федот!
Оглядись  до  горизонта
И  забудь  про  их  уют,
Правда,  знай,  что  дальше  фронта
Нынче  точно  не  пошлют!
Повествуют  так  в  народе
При  рассудке  и  уме –
В  штрафниках  опасней  вроде,
Чем  на  дальней  Колыме!
Так-то  вот,  герой-крестьянин,
Поумерь  ненужный  пыл –
Не  убит  пока!  Не  ранен,
И  вину  не  искупил!
Новость  есть – несёт  сорока:
Тут - низина,  там – река,
Приказали  взять  до  срока
Первой  ночью  «языка»!
Вот  почти  свобода  снится,
Вместо  горя  и  обид –
Попытайся  отличиться,
Если  будешь  не  убит,
И  судьбу  начни  сначала -
Из  народа – вновь  в  народ:
Вот  команда  прозвучала –
«Добровольцы – шаг  вперёд!»
Верьте  в  слово,  не  в  бумагу –
Тут  удача  дорога:
Помня  клич – «Назад  ни  шагу!» -
Пчёлкин  сделал  три  шага!
Но  вперёд!  Тут  выбор  ясен -
Есть  здоровье  и  настрой:
«Быть  разведчиком  согласен!» -
Так  представился  герой!
...Штык  бери,  а  не  винтовку,
И  гранат?  Ну,  штучек  пять –
Сутки  есть  на  подготовку,
И  часок-другой  поспать,
И  поужинать  со  смаком –
Кашей,  пусть  не  с  молоком!
...В  ночь  ушли  по  буеракам,
Где  пригнувшись,  где  ползком!
Риск  ведёт  в  такие  годы,
А  потом  уже  приказ –
«Где  же  минные  проходы,
Что  проделали  для  нас?»
«Вешки  вот!» - и  стихли  споры,
Не  взорвёмся,  не  сгорим:
«Молодцы  у  нас  сапёры!» -
Меж  собою  говорим!
Камыши!  Вода!  Засада
И  тропинок  малых  стык –
Приказали,  значит,  надо,
Будет  к  вечеру  «язык»!
Вот  уже  команда – «К  бою!»
Время  жёсткое  не  ждёт –
Видишь,  немец  к  водопою
Лошадь  серую  ведёт?
Скручен  враг!  Не  обезглавлен,
В  плен  попал,  не  на  блины –
Вместе  с  лошадью  доставлен
К  нам  с  немецкой  стороны!
«Кто  таков?  Пришли  откуда?
Что  за  круглая  печать?
Не  советуем,  паскуда,
Партизанами  молчать!
Поделись-ка  именами -
Танки  чьи  и  чьи  полки?»
...Оказались  перед  нами
Их  солдаты - штрафники!
Говорят,  и  в  речку  дважды
Входят  в  месте  похорон -
Так  свела  судьба  однажды
Штрафников,  но  с  двух  сторон! 


    ШТРАФНИКИ  ПРОТИВ  ШТРАФНИКОВ!

«После  своего  зимнего  отступления  под  напором  Красной  Армии,  когда  в  немецких войсках  расшаталась  дисциплина...они  сформировали  более  100  штрафных  рот  из бойцов,  провинившихся  в  нарушении  дисциплины  по  трусости  или  неустойчивости,поставили  их  на опасные  участки  фронта  и  приказали  им  искупить  кровью  свои
грехи...Они  сформировали  специальные  отряды  заграждения,  поставили  их  позади неустойчивых  дивизий  и  велели  им  расстреливать  на  месте  паникёров  в  случае  попытки  самовольного  оставления  позиций  или  сдачи  в  плен. И  вот  получается,  что  немецкие  войска  имеют  хорошую  дисциплину,  а наши  войска,  имеющие  возвышенную цель  защиты  своей  поруганной  Родины,  не  имеют  такой  дисциплины...
        Не  следует  ли  нам  поучиться   у  наших  врагов,  как  учились  наши  предки?»
            Из  приказа  №227  от  28  июля  1942  года.  Нарком  Обороны  СССР  И.Сталин

Нам  нельзя  без  перерыва –
Подвиг  так  не  совершишь,
Коль  во  сне  не  слышно  взрыва,
Посчитай,  что  крепко  спишь!
Ты – привык!  Уж  мне  поверьте –
К  месту  дождь  и  облака,
Привыкать  же,  братцы,  к  смерти
Не  сподобились  пока!
Нет!  До  сердца  не  доходит
Эта  кровь,  и  эта  ложь –
Вроде  смерть  и  хороводит,
Но  сдаётся – ты  живёшь!
Солнце  в  небе  и  рассветы,
Поутру  горит  Восток,
От  трофейной  сигареты
Необычный  завиток,
Травы  в  пояс  вам – любые,
Можно  волей  подрасти,
Да!  Не  платят  полевые,
День  в  зачёт – один  к  шести!
Властный  посох  вертикален –
За  тычок  благодари:
Ценит  нас  товарищ  Сталин?
Ценит,  что  ни  говори!
Знает  точно – нам  не сладко,
Тут  не  Пасха  и  не  Спас –
Вождь  Надзора  и  Порядка
Всё  же  думает  про  нас!
Верит – точно  не  уступим,
Он  в  своей  надежде  прав:
Мы  свою  свободу  купим,
«Смертью - смерть  в  бою  поправ!»
Сталин  зрит – осколок  косит,
Кругозор – за  горизонт,
И,  на  карту  глядя,  спросит –
«Как  там  Пчёлкин  держит  Фронт?»
И  доволен  службой  нашей,
Где  войны  и  смерти  пик,
Даже  в  сроки  термос  с  кашей
Доставляет  тыловик!
Жаль,  не  вдоволь  часто  хлеба,
Но  на  то  отдельный  спор:
Наступление – потреба,
Отступление – позор!
...Размышляй!  К  земле  приправа –
Размышляешь  неспроста:
Наши – слева,  немцы – справа,
Перед  нами – высота,
И  огонь!  Порой – волнами,
Мы  же  в  выборе  легки –
Не  фашисты  перед  нами,
А  фашисты-штрафники!
Нам  кричат – «Сразись!  Попробуй,
Вырвем  сердце  из  груди –
Подходи  с  крестьянской  торбой,
Не  смущайся,  подходи!»
Подойдём!  Проучим  знатно –
Нас  ведь  только  подними,
Крик  не  слышен,  но  понятно,
Так  ведь  думают  они!
Приготовились  по  фронту,
Нам  сигнал  уже  знаком,
Говорят,  поддержат  роту
Орудийным  огоньком,
И  словцом – «Давай,  ребята!»
И  угрозой – «Не  моги!»
А  земля,  войной  измята,
Натолкалась  в  сапоги!
Мы  же  ждём!  Придёт  команда,
Ожиданье – тяжкий  груз:
Чистить  кивер  нам  не  надо
И  крутить  гвардейский  ус!
Руки  заняты – винтовка,
Нам  возмездие  не  сглазь!
...Огневая  подготовка
В  срок  под  вечер  началась!   
Что-то  вышло  с  перепоя?
Аль  не  тот  избрали  брод?
Это,  мол,  «разведка  боем»!
Вам  одним  идти  вперёд!
Будет  что?  Потом  узнаем –
Ты  себя  опереди:
Мы  приказ  не  обсуждаем,
Не  положено,  поди!
Приучились  к  повороту -
«С  Богом!  Родина,  прости!»
Видно  надо  нашу  роту
Тут  же  в  жертву  принести!
И  пошли!  Пошли,  как  звери,
Быть  зверюгой  не  грешно –
Что  потери?  Не  потери,
Если  свыше  решено?
Мы – залог  задачи  важной,
Мы – солдаты,  но  не  те:
Вот  дошло  до  рукопашной
На  проклятой  высоте!
Может,  это  интересно?
Может,  греет  души  зло?
Оглядись!  От  трупов  тесно
И  от  стонов  тяжело!
Смерти,  что?  Пересчитаем
Взглядом  новых  дикарей -
Люди-звери?  Мы  не  знаем,
Как  доходим  до  зверей!
Тут  Россия,  а  не  Троя,
Тут  не  взор  для  детворы –
«Нас  осталось  только  трое!» -
Было?  Сотни  полторы!
Пчёлкин  как?  Я  храбро  дрался
В  бойне  с  чистого  листа –
Нет,  не  ранен,  жив  остался,
Нашей  стала  высота!
Наше  всё – окоп  и  ДОТы,
Неба  свет  и  солнца  блик,
Если  мы – остатки  роты,
То  остаток  невелик!
Роту,  сказано,  утроим –
Намечается  масштаб,
Мол,  прошла  разведка  боем,
Как  задумал  высший  штаб!
Ну,  спасибочко,  стратеги,
Или  как  вас  нынче  звать?
Не  помогут  обереги,
Если  кровью  воевать,
Если  быть  в  плену  приказа,
Если  жить  в  стихии  лжи,
Если  свыше – только  фраза,
Тут  же  сотни  положи!
Всё-то  кажется  нам  ясно –
«Сталин!  Родина!  Народ!»
Рассуждать  одно  опасно,
Лучше  с  криками - вперёд!
Пусть  разрывы  и  осколки –
Мы  назад  не  повернём!
...Искупил  проступок  Пчёлкин,
Если  кровь  его  при  нём?
Кто  решит?  Скорей  поспорьте -
Не  герой  ли  нынче  он?
Быть  ему  при  этой  роте,
Аль  вернуться  в  батальон?
Приготовлена  бумага –
Потрудился  кадровик:
«На  лицо – его  отвага,
Риск,  заведомо,  велик!»
«Молодец!» - заметил  внятно,
Сам  чекист  поздравить  рад –
Пчёлкин?  Он  спешил  обратно
Без  ранений  и  наград!
Говорят,  отлично  дрался,
И  предстал  во  всей  красе –
Суть  не  в  том,  что  жив  остался,
Суть,  что  он  теперь,  «как  все»!
Жив?  Здоров?  Ну,  слава  Богу!
Политрук  встречает  так:
«Коль  пришёл  опять  к  порогу,
Значит,  правда - не  пустяк,
Но  с  печалью  наша  правда,
От  досады  крикнешь – «ах!» -
Попадать  «туда»  не  надо,
Даже  если  грудь  в  крестах!»
...Гонит  посох  изначальный,
Гонит  с  выкриком – «Война!»
Взгляд  у  Пчёлкина  печальный,
И  заметна  седина! 

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #18 : 16/03/11 , 09:31:58 »
           НАГРАДА

Главная  награда  была  какая?  Медаль  «За  отвагу».  Медаль  «За  боевые  заслуги». И
орден  «Славы»  3-й  степени,  как  солдатский  орден.  Штрафники  очень  недолюбливали
этот  орден.  Хотя  он  высокий  орден,  красивый  орден,  и  считалось,  если  три  ордена
«Славы»  получить,  так  это  же  почти  Герой  Советского  Союза.  Но  штрафник
прекрасно  знал,  что  если  он  здесь  получит  орден  «Славы»,  другого  ордена  он  уже  не 
получит.  Потому  что  он – офицер!
     Награждали,  но  не  густо.  Ну,  если,  допустим,  из  роты  один  или  два  человека
получали  награды,  так  это  было  хорошо.  Если штрафник  сам,  лично,  подбил  танк 
или  сбил  самолёт.  Тут  уже  без  всяких -  орден  «Великой  Отечественной  войны!»
   Из  воспоминаний  А.В.Пыльцина  из  книги  «Штрафбаты
 по  обе  стороны  фронта»,  Москва,  «Яуза»,  «Эксмо»,  2007

Интерес?  Надуйте  щёки –
В  это  время  не  до  лжи,
Расскажи,  товарищ  Пчёлкин,
Как  там  было!  Расскажи!
Как  в  атаке  громкой  пали?
И  почём  кровавый  миг?
Скольких  немцы  расстреляли?
И  остался  кто  в живых?
«Утверждаю,  правды  ради,
Под  перстом  тягучих  дней –
Не  страшней,  чем  в  Сталинграде,
Знамо,  братцы,  не  страшней!
Там  и  тут – дожить  позвольте,
Там  и  тут – не  держит  твердь,
И  в  штрафной,  и  в  нашей  роте
Выбор – жить,  аль  умереть!»
В  жертвах  нет  плохих  и  лишних –
Неделим  смертельный  ад,
Я  б  причислил  всех  погибших
Просто  к  званию – «Солдат!»
Неизвестен,  аль  известен,
Жив,  аль  больше  не  живёт,
Он  в  одном  едино  честен –
«Положил  за  Русь  живот!»
Тот  и  этот -  Русский  Воин,
Тот  и  этот – перемог,
Каждый  памяти  достоин,
Кто  исполнил  честно  Долг!
Тут  ответов  нет  неясных –
Ясно  в  чём  добро  и  зло!
...Без  докладов  громогласных,
Как  же  сердце  проняло!!! 
Разговор  случился  малый,
Но  с  особенной  ценой -
Говорил  солдат  бывалый,
А  не  Ванька  продувной!
Повздыхали – «Да,  братишка,
Что  касается  наук,
То  тебе  бы  впору  книжка,
Вот  бы  вышел  политрук!»
Кто  ещё  мудрее  скажет?
Есть  в  России  мастера:
Вроде  маслом  речь  не  мажут,
А  доходит  до  нутра!
И  вколачивать  не  надо
Ни  железом,  ни  дубьём –
Вот  те  Крест!  Святая  правда,
Чую - немцев  мы  побьём!
Как  живой  воды  напился
И  сказал  себе - «Не  трусь!»
Тут  солдат  перекрестился
К  слову – «Немца - не  боюсь!»
Молодой!  Одно - деревня,
Проявил  свой  пылкий  нрав:
Ваня,  Витя,  Вова,  Веня,
Несомненно – каждый  прав!
...Слово – сила!  Много  значит,
Как  для  пчёл  рядочек  сот –
Слово  душу  озадачит,
Слово  честное  спасёт!
Пчёлкин  как?  Он,  право,  волен
Проявлять  гвардейский  вид,
И  сегодня  тем  доволен,
Что  солдатам  говорит!
Ведь  в  окопе – правда  кстати,
А  не  блеф  и  жалкий  вздор,
Правда,  словно  в  аттестате -
Полный  привод  и  набор!
Горько?  Да!  Глотай  до  срока,
Принимай  словесный  яд –
Правда  бьёт  по  нам  жестоко,
Но  она - как  шоколад!
Впору  хилым  и увечным –
И  поесть  бы,  и  попить:
Быть  без  правды  человечным?
Невозможно,  братцы,  быть!
Факт  оспаривать  не  надо,
Как  играть,  шутя,  с  судьбой:
Нам  неправда – для  парада,
Правда?  Если  завтра  в  бой!
Если  завтра – «Будь  готовый!»
Под  разлом  железных  нот –
Тут  и  танк,  на  деле  новый,
И  новейший  самолёт,
И  гранат – чтоб  не  по  штуке,
И  землянка,  чтобы  спать,
И  ещё – чтоб  по  науке
Отступать  и  наступать,
Знать,  где  наши  и  не  наши,
Сроки,  цели  и  приказ,
Только  бравурные  марши,
Однозначно,  не  для  нас!
...Суть  не  сказана  нарочно,
Не  превышен  в  слове  тон –
«Ты  стратег,  Иваныч,  точно,
Ну,  почти  Наполеон!
Смог  бы  дать  совет  Наркому –
Предлагаю  делать  так?!»
Подстели,  солдат,  солому
Или  старенький  тюфяк!
Допытался  до  печёнки,
Прямо - жаришь  на  плите –
Сталин  знает,  Ваня  Пчёлкин
Дал  совет  на  высоте!
Право,  бой  не  идеален,
Но  фашиста  больше  нет –
Значит,  Вождь,  товарищ  Сталин
Принял  с  кровушкой  совет!
Бить  и  бить  без  остановки,
Гнать,  как  зло  на  помеле –
На  войне  стреляет  Пчёлкин,
Сталин  думает  в  Кремле!
Ошибёмся?  Тут  опасно,
Тут  гадай  и  не  гадай,
А  кому  трудней – неясно,
Мне  чуток  подумать  дай!
Всяка  лошадь – лучше  с  ковкой,
А  последний  полк – живой,
И  хорош  солдат - винтовкой,
Полководец – с  головой!
...Надевай  наряд  не  пыльный,
И  надеждой  душу  грей –
Рядом  выкрикнул  рассыльный:
«Пчёлкин?  В  штаб  и  поскорей!»
Видно  дело  не  к  почёту –
При  грехе  не  суесловь:
Может  быть,  в  штрафную  роту
Отослать  решили  вновь?
Зашагал  солдат  понуро,
Не  разгладив  серый  кант –
Штаб  правей!  Комендатура –
Рядом  ходит  комендант!
«Пчёлкин?»  «Пчёлкин!» - «Поздравляю!
Ты  невинного  не  строй –
Я  с  утра  седого  знаю:
Ты  действительно  герой!»
Веселей!  Прибавьте  шагу,
Выше  нос  и  выше  тон –
Был  медалью  «За  отвагу»
Ваня  Пчёлкин  награждён!
Вышло  как!  Не  ожидали,
Что  за  подвиг  помянут?
Труд  солдатский  без  медали,
Это  всё-таки  не  труд!
Наградили!  Дело – свято,
По  заслугам,  видит  Бог –
Поздравление  комбата
Подвело  словам  итог!
Краше  стала  гимнастёрка,
Да  и  ты  бодрей  чуть-чуть –
Ожидал,  что  будет  порка,
А  тебе – медаль  на  грудь!
Провидение!  Не  случай –
Бог  указывал  перстом:
Может,  Пчёлкин,  ты  везучий,
А  герой  уже  потом?
Что  сказать?  Да  бога  ради –
Есть  кому  сказать  о  ком:
Впереди  он  был,  не  сзади,
И  колол  врага  штыком!
Счёт  за  ним  в  погибшей  роте –
Там  начало  и  конец!
   Уж  поздравить  мне  позвольте –
«Пчёлкин!  Ты  же  молодец!»

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #19 : 16/03/11 , 10:45:50 »

  НА  КУРСКОЙ  ДУГЕ

С  утра  5  июля  1943  года  началась  Курская  битва.  Мы  не  дали  застигнуть  себя  врасплох.  Наши  войска  были  готовы  не  только  к  отражению  ударов,  но  и  к нанесению  ответных,  мощных  контрударов.  Ценой  огромных  потерь  врагу  удалось лишь  вклиниться  в  нашу  оборону.  24  июля  в  Генштабе  готовился  приказ  Верховного Главнокомандующего.  В  конце  концов  родились  такие  сроки:  «Проведённые  бои  по ликвидации  немецкого наступления  показали  высокую  боевую  выучку  наших  войск, непревзойдённые  образцы  упорства,  стойкости  и  геройства  бойцов  и  командиров  всех
родов  войск...». Советское  Верховное Главнокомандование  оценило  результаты  битвы под  Курском, как  свидетельство  полного  провала  неприятельского  плана  летнего
наступления.  Разоблачена  «легенда  о  том,  что  немцы   летом  в  наступлении  всегда одерживают  победы...».
                                                                                                        С.М.Штеменко   

Я,  ребята,  рядом  с  домом,
Я  в  округе  этой – свой,
Чую – пахнет  чернозёмом
И  нескошенной  травой,
Пахнет  лесом,  пахнет  мятой,
Луг  знакомый  узнаю –
На  такой  земле  богатой
Русским  витязем  стою!
Нет  мужицкого  покоса,
Хлеб  сгорел!  Одно – война,
Жерла  пушек  смотрят  косо,
И  рассвет!  И  тишина!
Лишь  ручей  в  низине  вьётся
Да  ласкает  дождь  рябой –
Видно  скоро  нам  придётся
Начинать  горячий  бой!
Нам  бы  в  срок  закончить  свалку,
И  свободен!  Будь  таков -
Я  ушёл  бы  на  рыбалку
У  порушенных  мостков!
Вот – плотва!  Одно – отрада,
Рядом  церковь!  Образа,
И  вишнёвый  свет  из  сада
Мне  бы  радовал  глаза!
А  улов?  В  обычай – мерка,
Хорошо,  к  утру  не  взмок –
Самокрутка,  табакерка
И  задумчивый  дымок!
Разговор – как  раньше  было,
Между  стопками – «До  дна!»
Как  Отчизна  не  любила,
Как  любила  нас  она!
Всё-то  искренно  и  ясно –
К  коммунизму  времена,
И  судьба  была  б  прекрасна,
Если  б  снова  не  война!
...«Ну,  насыпь  чуть-чуть  махорки,
Искурился!  Виноват!» -
Размечтался  Ваня  Пчёлкин
Под  малиновый  закат!
«Говоришь,  Ванюша,  местный?» -
Как  не  местный?  Рядом  воз -
Повод  был  бы  интересный
Посетить  родной  колхоз!
Посидеть  на  косогоре,
Поглядеть – живёт  река?
После  немца  видно  горе
У  любого  земляка!
Настрадались!  Понимаю –
Беды  надо  понимать,
Даже,  Господи,  не  знаю,
Как  несёт  поклажу  мать?
...Только – «Чу!» - сигнал  к  атаке,
И  комбат  во  всю  орёт –
«Выбивать  сначала  танки,
А  пехота  так  умрёт!»
Ясно!  Знаем!  Научились –
Тут  проверенный  костяк,
Мы  у  самой  Волги  бились,
Понимаем  что  и  как,
Различаем  зло  и  лихо,
Крик  бойцов  и  салажат -
Есть  сигнал!  Однако,  тихо,
Только  воздух  смертью  сжат,
Только  кровь  колотит  вены
Да  летит  огонь  и  дым –
«Не  случатся  перемены,
Если  мы  не  победим!»
Ну,  пора  пехоту  славить
Через  выбор – «Не  могу!»
Как  бы,  Господи,  расправить
В  месяц  Курскую  Дугу!
...Было  небо  синеоким,
А  сейчас – сплошная  гарь:
Держит  фронт  товарищ  Пчёлкин –
Сам  Солдат  и  Государь!   
Подготовлен!  Не  опален,
Видит  мир  за  горизонт,
И  не  зря  товарищ  Сталин
Смог  ему  доверить  Фронт!
Пчёлкин  как?  Воюет  дома,
Пересилив  смертный  ад,
И  в  минуту  перелома
Не  попятится  назад!
А  вперёд!  Была  б  команда,
Он  один – Благая  Рать,
И  умрёт!  Да  было  б  надо,
Только  рано  умирать!
Но  сегодня  с  кровью  росы,
Что  земля  под  утро  пьёт!
...В  ставке  Гитлера  вопросы
Лично  Гитлер  задаёт!
И  у  карты – разнотолки,
Штаб,  поди,  не  виноват?
«И  откуда  этот  Пчёлкин,
Что  за  сталинский  солдат?
Как  воюет,  сей  мерзавец?
Как  звонит  в  колокола?
До  Москвы  бежал,  что  заяц,
А  сегодня – как  скала!
Прочитал  недавно  сводки –
Мы  неделю  бьём  и  бьём:
Танки  бьют  и  самоходки,
А  солдату - нипочём!»
Наш  ответ - да  бога  ради,
Пчёлкин  наш,  от  крови – свой,
Выжил  даже  в  Сталинграде,
Состоялся  под  Москвой,
Воевать  пришёл  не  в  тире,
Сам – бесчисленных  мастей,
И  морозцем  из  Сибири
Проморожен  до  костей, 
На  беде  людской  замешан,
Куполами  позлащён,
На  весах  советских  взвешен
И  Отечеством  взращён,
Приобщён  к  святым  былинам,
Прокалился,  как  металл,
И  Советским  Исполином
На  земле  под  Курском  встал!
В  нём – великая  отвага,
С  ним – огонь  смертельных  дат!
...Гитлер  молвил – «До  Рейхстага
Не  дойдёт  такой  солдат!»
И  привычно  стал  горланить,
Жалким  криком  стервеца –
«Не  убить!  Хотя  бы  ранить
Надо  этого  бойца!»
Ладно,  ты!  Фашист  проклятый,
Не  с  тобой  календари –
Пчёлкин  битый,  Пчёлкин  мятый
Встанет  мёртвым  из  земли!
Неприступен,  не  сгораем,
Бьёт  от  света  до  темна,
И  твоим  фашистским  раем
Он  насытился  сполна!
...Всё!  Закончилось  терпенье –
Натерпелись  в  прошлый  год:
Всё!  Команда - «В  наступленье!» -
И  пошёл  в  атаку  взвод,
И  пошла  на  силу  сила,
До  Победного  конца!
...Тут  и  там – везде  могила
И  фашиста,  и  бойца!
Поле  кровью  пропиталось –
Там,  где  лечь,  уже  не  встать,
Сколько  их  в  земле  осталось?
Не  считай!  Не  сосчитать!
Слишком  много  зла  и  боли –
С  кровью  наши  короба:
Через  год  на  мёртвом  поле
Встанут  тучные  хлеба!
А  пока – разрывы,  крики
И  огонь  без  очага –
То  народ,  в  беде  великий,
Гонит  подлого  врага!
Новым  подвигом  возвышен,
Тем  ещё – что  с  нами  Бог!
...Мы  штыками  гордо  впишем
Свой  победный  эпилог!
Бой  идёт!  Пробита  фляжка
И  вконец  разбит  приклад –
«Пчёлкин  ранен,  но  не  тяжко!» -
Санитары  говорят!   


Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #20 : 20/03/11 , 17:27:57 »
Н.Гульнев   

      ПОБЫВКА

25  июля  1943  года  в  Ставке  Гитлера  обсуждались  результаты  провала  операции «Цитадель».  До  нас  теперь  дошла  часть  стенографических  записей,  сделанных  на 
этом  совещании,  в  частности,  диалог  Гитлера  с заместителем  начальника оперативного  руководства  вооружёнными  силами  Германии.
  Затрудняюсь  сказать,  чего  больше  в  этих  гаданиях  на  кофейной  гуще – заблуждений или  привычного  лицемерия.  Можно  допустить,  что  зарвавшийся  диктатор  просто -
напросто  подбадривал  себя  и  своих  генералов.  Но,  как  бы  то  ни  было,  «ощущения» его  на  деле  оказались  пустой  иллюзией.  Советские  войска  лишь  временно 
приостановили  наступление,  чтобы  подтянуть  силы  и  средства,  а  затем  снова осуществить  сокрушительный  удар.
                                                                                                     С.М.Штеменко   

Удивляйся!  «Вот  те  нате!
Как  ты  выжил,  дорогой?» -
Ваня  Пчёлкин  в  медсанбате
С  перевязанной  ногой!
Медсанбат  ли?  Поле,  речка –
Выбор  явно  наугад:
Деревенька,  дым-колечко
И  палаток  целый  ряд,
И  кресты!  Медсёстры  в  белом,
И  простор,  и  даже  тишь –
Станешь  всё  ж  осатанелым,
Если  лагерь  оглядишь!
Лошадёнки!  Явно  клячи,
На  путях – штабной  вагон,
Пчёлкин?  Зрячий,  не  ходячий,
И  безногих  легион!
Тарантас!  А  рядом – бричка,
Дальше  упряжь  без  дуги,
И  везде  одно – «Сестричка!
Помоги  да  помоги!»
Где  ты,  Ванька?  Где  ты,  Сенька?
Кто  нести  поможет  кладь?
Вон,  моя-то  деревенька –
Как  бы  весточку  подать?
По  глазам - как  не  заметить?
Беспримерная  тоска!
Ну,  кого  бы  нынче  встретить?
Однозначно - земляка!
Расспросить  бы – кто?  Откуда?
Чем,  солдатик,  пособить?
И,  в  процессе  пересуда,
Время  тяжкое  убить!
...Извини!  Иная  планка –
Что  тут  сердцем  бастовать?
Было  так - окоп,  землянка,
Нынче - жёсткая  кровать!
Что  кровать?  Нужна  опора,
Нужен  собственный  каркас –
Костыли,  сказали,  скоро
Пригодятся  в  самый  раз!
Ну,  спасибо!  Ну,  опека –
Вот  подарок,  Боже  Свят:
Коль  лежачий – ты  калека,
Коль  ходячий – ты  солдат!
И  уже  на  полдороги,
Хоть  ходить – великий  труд,
Но,  кому  отрежут  ноги,
Те  уже  не  отрастут!
Тут  лежи,  живая  плашка,
В  чине  равном – «чуть  живых!»
А  протез?  Так  деревяшка –
Сколько  нынче  таковых!
Бил  снаряд,  возможно,  мина –
И  уже  «безногий  вид»,
А  войны-то – половина –
Сколько  ж  горя  предстоит?
Мы  уже  «навоевали»,
Но  с  ценой!  И  с  дорогой –
Ведь  не  зря  «протез»  прозвали
Люди – «сталинской  ногой!»
Кто  сказал – тот  не  запнулся,
Донести  Вождю – не  труд:
Сталин  вроде  улыбнулся
И  ответил – «Пусть  зовут!»
Что  ж,  ответ - вполне  нормален,
Кто  бы,  что  ни  говорил –
Начинал  войну  не  Сталин,
Но  протезы - подарил!
По  заслугам  и  вне  плана –
Всех  калек  опереди:
Пусть  протез  не  из  титана,
Но  зато – «Солдат,  ходи!»
Торопись  в  ларёк  за  пивом,
Есть  селёдка  про  запас,
И  при  этом – будь  счастливым,
Коль  протез  надежду  спас!
...Край  родимый  возвышает –
Ваня  Пчёлкин  от  земли,
Сам,  естественно,  решает
Встать  с  утра  на  костыли!
В  прозябании  убогом
Показался  день  за  год –
Прошептал  хирург – «Ну,  с  Богом!»
И  шагнул  герой  вперёд!
Шаг  и  два,  и  все  четыре,
И  оставлена  кровать –
Падать  духом  в  нашем  мире,
Равносильно – умирать!
Будь  с  надеждой  не  в  протесте,
Как  с  кусочком  пирога –
Голова?  Она  на  месте,
Но  ещё  болит  нога!
Верь,  что  время  хороводит,
Провожая  далеко –
Тяжело!  Но  Пчёлкин  ходит,
А  кому  сейчас  легко?
Будь   суров  в  солдатском  теле,
Отдохни  без  крика – «Пли!»
Ну,  понятно?  В  две  недели
Можно  бросить  костыли!
Так  и  вышло!  Угадали –
Отдаляется  напасть:
В  срок  паёк  с  «бумагой»  дали –
«Догоняй  родную  часть!»
Ничего!  В  дороге  смутной
Жизнь  ещё  не  отцвела –
Где  пешком,  где  на  попутной
Он  добрался  до  села!
Долетел  случайным  ветром,
Провидением  храним –
Крюк  проверил  километром,
Но  крестьянским – не  одним!
Факт  не  словом  обозначим
И  не  песней,  что  споём –
Мы  встречаем  русским  плачем,
Провожая – слёзы  льём!
Знамо,  плач  разрезал  ухо,
Оставляя  тяжкий  след –
Плачет  мать,  почти  старуха,
Суетится  старый  дед!
Бог  ты  мой!  Сыновья  жалость –
Принимай  её  на  «ты»:
Тут  невольно  сердце  сжалось
От  крестьянской  нищеты!
Будь  своим  на  тризне  братской –
Не  горюй,  честной  народ:
«Вот,  попробуй  хлеб  солдатский,
А  вот  это - банка  шпрот!
Сало!  Резать  лучше  тонко –
Приглядишься – розов  цвет,
Вот  заморская  тушёнка,
Деду – пачка  сигарет!»
... «Гость  какой!  Проездом?  Редко,
Но  к  обеду  угадал!» 
Вопрошала  лишь  соседка –
«Моего  там  не  видал?»
Что  сказать?  Одно – воюет,
А  она – «Прости  за стыд –
Нет,  Ванюша!  Сердце  чует –
Он  не  ранен,  не  убит!
Он – в  плену!  Беду  не  скрою –
К  пленным  строг  у  нас  закон,
Всё-то  кажется  порою,
А  не  «власовец»  ли  он?»
«Ну,  какой  же  он  предатель?
Выйдет  час – иди,  встречай!»
...Пил  убогий  председатель
И  крестился  невзначай!
Всё  едино – смех  и  слёзы,
Сто  забот,  чтоб  полоскать –
Ох,  колхозники-колхозы,
Где  такое  отыскать?
Беззаветны,  терпеливы,
В  бабьей  поступи  полки –
И  Святою  Верой  живы,
И  в  обиде  велики!
Тут  связующие  нити –
Бабы,  деды,  детвора!
...Сын  тихонько – «Извините!
Мне  в  дорогу,  мать,  пора!
Вон,  восток  зарёю  светит –
Верь,  что  нам  поможет  Бог!»
...Мать  сыночка  перекрестит
И  проводит  за  порог!

     ПУТЬ  НА  ЗАПАД!

В  течение  трёх  лет  Белоруссия  изнывала  под  гнётом  вражеской  оккупации.  Враг разграбил  всё  общественное  достояние  белорусского  народа,  опустошил  города,  сжёг
1200  тысяч  строений  в  сёлах,  превратив  в  развалины  7  тысяч  школ.  Более  2200  тысяч  мирных  жителей  и  советских  военнопленных  было  уничтожено.  Не  было 
почти  ни  одной  семьи,  которая  жестоко  не  пострадала  бы  от  гитлеровцев.  Но,  как ни  тяжка  была  её  доля,  Белоруссия  не  склонила  головы  перед  врагом...
     В  рядах  Действующей  Красной  Армии  было  около  6,6  миллионов  солдат  и офицеров,  фронты  имели  98,1  тысяч  орудий  и  миномётов,  7,1  тысяч  танков  и штурмовых  орудий,  около  12,9  тысяч  боевых  самолётов.
     В  конце  апреля  Верховное  Главнокомандование  приняло  окончательное  решение  о проведении  летней  кампании,  в  том  числе  и  Белорусской  операции.
                                                                                                                       Г.К.Жуков 

Нам  ходить  и  ехать  длинно,
Нам – родной  земле  поклон!
...Где  попутная  машина,
Где  случайный  эшелон,
Где  пешком  с  мешком  и  скаткой,
Где  на  бег  обречены –
Нам  ли  с  выдумкой  солдатской
Не  добраться  до  войны?
Оглядись,  на  то  есть  случай,
Тут  же  станешь  в  гневе  злой –
Надругался  гад  ползучий 
Над  родимою  землёй!
Надругался!  Дым  пахнул  бы
С  этих  старых,  милых  хат –
Только  нет!  Печные  трубы
Обожжённые  стоят!
Что  сказать  врагу  и  кату?
Будет  час  и  будет  спор –
Тут  немой  укор  солдату,
Да  и  Сталину  укор!
Посмотри,  зевая  сонно,
Те  же - поле  и  овраг:
Шёл  путём  Наполеона
Обнаглевший  новый  враг!
Также  бил  и  также  бился,
Только  нёс  тевтонский  тон,
И  над  Родиной  глумился,
Беззастенчив  и  силён!
Безразличен  к  крику-стону,
Наводивший  дикий  страх!
...Слёзно  машут  эшелону
Девы  в  беленьких  платках!
Ты,  герой  войны  и  практик,
Ты,  фашиста  бить  мастак,
Ну,  махни  в  ответ,  касатик,
Наудачу,  просто  так!
Просто  так!  Вне  плана  гонки,
Без  задумок  и  греха –
Вдруг  покажется  девчонке:
«Провожает  жениха!»
И,  подальше  от  вокзала,
Пусть  кричит  тебе  вдогон –
«Это  он!  Да  я  узнала,
Безусловно – это  он!»
Вот  и  всё!  И  часом  квиты,
Даже  знойный  ветер  стих,
Оба  в  мыслях  знамениты –
И  невеста,  и  жених!
Мы  ж,  в  истории  банальной,
Ложь  и  правду  отличим,
Как  без  арки  триумфальной
День  и  ночь  на  запад  мчим!
Мчим  под  выкрики  и  сводки,
Весть  несите,  провода –
Танки,  пушки,  самоходки –
Все  на  Запад!  Все  туда!
Мчим,  врагу  не  потакая,
Мчим,  являя  грозный  вид –
«Мощь-то,  Господи,  какая!» -
Пчёлкин  тихо  говорит!
Расскажи  кому  на  милость –
Всё  на  деле,  не  в  словах,
Видно  что-то  изменилось
И  в  стране,  и  в  головах!
Закружилась,  заиграла
Весть  под  звон - колокола:
Сталь  Великого  Урала
Расплескалась,  потекла!
Отдохни  на  малой  полке,
В  тесноте,  но  невредим –
«Ну,  и  как,  товарищ  Пчёлкин,
С  этой  мощью  победим?»
Пчёлкин  что?  Он  судит  строго,
И  словцом  не  пустит  дым -
Помолчал!  Ну,  так,  немного,
И  ответил – «Победим!»
Ясно,  братья  дорогие,
Наяву – не  анекдот:
Мы,  естественно,  другие,
И  фашист  уже  не  тот!
Но  силён!  И  будет  драться –
Немцы?  Драться  мастера,
Нам  не  надо  обольщаться
И  кричать – «Вперёд!  Ура!»
Опыт  есть!  Фашиста  знаем
По  атакам!  Не  из  снов:
Нынче - «шапкой  закидаем» -
Для  случайных  хвастунов!
И  среди  дымов,  развалин,
Не  закончен  главный  спор –
Для  врага  товарищ  Сталин
Приготовил  свой  манёвр!
«Слух,  аль  что?  Откуда  знаешь?
Как  бы  не  было  вреда?» -
Вред – когда  ты  отступаешь,
Наступленье – не  беда!
Жизнь  восшествует  к  нагрузкам,
Не  приветствуя  каприз -
Я,  дружок,  под  самым  Курском,
Видел  сталинский  сюрприз!
Вождь – стратег!  Не  к  месту  толки –
Он  навек  оставил  след,
Есть  в  запасе  заготовки
И  для  будущих  побед!
«Ну,  коль  так,  тогда  понятно
Без  случайных  докторов –
Рассуждаешь  очень  внятно,
Повидал,  знать,  будь  здоров!»
Повидал!  Да  бога  ради –
Ни  один  окоп  не  сдал:
Если  выжил  в  Сталинграде,
Значит,  много  повидал!
Бил  врага  в  засаде,  слёту,
Хоть  боялся – смерть  не  ждал,
Сам  прошёл  штрафную  роту –
Значит,  много  повидал!
Разговор?  Да  вечер  сонный,
И  на  всё  назначен  срок –
Хорошо  под  стук  вагонный
Подремать  хотя  б  часок!
Вдруг  на  миг  забудешь  всхлипы,
Вдруг  знамение  поймёшь –
У  солдата  недосыпы,
Как  в  дорожной  бане  вошь,
Как  служебная  морока,
Как  в  нагрузку  с  дёгтем  мёд –
Вдруг  поднимут  ненароком
С  криком – «Воздух!  Самолёт!»
Спи!  Покой  войной  размечен –
Вспомнить  есть  во  сне  о  ком:
Ты – солдат!  Дорогой  вечен
И  махорочным  дымком!
Спи!  Врачуй  неспешно  ранки –
Судьбы  мира  не  решай,
Где-то  там,  на  полустанке
Ждёт  команда – «Выгружай!»
Без  команд  вперёд  не  суйся –
Будь  с  природой,  как  родня,
И  быстрей  замаскируйся
От  настильного  огня!
Ну,  а  дальше  Бог  рассудит
И  земля,  что  жертвы  ждёт –
Что  свершится,  значит,  будет,
Что  дано – произойдёт!
Портупеи  Бонапарты
Затянули  в  самый  раз –
Разложили  в  штабе  карты,
И  уже  летит  приказ!
...Русь  надежду  замесила,
Лишь  припёк  осталось  ждать –
С  нами  Бог  и  с  нами  сила,
С  нами  Воля – побеждать,
Собирать  свои  осколки,
Пяди,  веси,  города –
Поднимайся,  Ваня  Пчёлкин,
Ты  же  нужен,  как  всегда!
С  нами  Истина  Благая,
С  нами  весь  разумный  мир!
...Так  случилось – часть  другая,
Взвод  чужой  и  командир!
И  не  та – другая  рота
В  постижении  войны!
...Снова  матушка-пехота
У  окопной  стороны!


Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #21 : 22/03/11 , 19:38:52 »
Н.Гульнев

В  НАСТУПЛЕНИИ!

Наступление  советских  войск  в  Белоруссии  совпало  с  третьей  годовщиной  войны.  За  три  минувших  года  произошли  исторические  события.  Советский  Союз,  разгромив  в ряде  генеральных  сражений  фашистские  войска,  завершал  освобождение  своей  Родины
от  злейшего  врага.
      Несомненно,  ободряло  и  то,  что  союзники  6  июня  1944  года,  наконец-то, открыли Второй  Фронт.
      Всего  Белорусская  операция  должна  была  охватить  огромную  территорию – более  1200  километров  по  фронту  и  до  600  километров  в  глубину. 
     22  июня  была  проведена  разведка  боем.
 В  результате  удалось  уточнить  огневую  систему  противника  непосредственно  на  его  переднем  крае  и  расположение  батарей,которые  раньше  не  были  известны.
                                                                                                                Г.К.Жуков

Что  вопросы  для  солдата?
Это – как  меню  прочесть!
«Из  матросов?»  Был  когда-то,
Да  сегодня  вышел  весь!
Не  совпало  видно  что-то
Или  кадровый  обвал?
Я – морская,  брат,  пехота,
В  Сталинграде  воевал!
Бескозырка – вместо  знака,
От  обиды – просто  плачь!
«Ты,  браток,  хлебнул,  однако,
Тёртый  временем  калач!»
Может,  так!  А  ты  откуда?
«Я  почти  с  Кавказских  гор!» -
Так  в  безделье  пересуда
Завязался  разговор!
Прост  солдат  и  чаще - кроток,
Не  ведёт  ненужный  спор:
Молодой  и  переросток –
Новый  сталинский  набор!
По  его,  суровым  мерам,
Фрица  точно  долбанём –
Начинавших  в  сорок  первом
Не  отыщите  с  огнём!
И  во  взводе,  Богом  данным,
С  кем  стоять  теперь  стеной,
Пчёлкин  ближе  к  ветеранам
С  незаметной   сединой!
Различает  взрыв  по  звуку –
То  снаряд,  то  миной  звать:
«Ну,  Иваныч,  ты  науку
Смог  бы  всем  преподавать!»
Смог  бы!  Думать  начинаю,
Даже  немцу - видит  Бог,
Языка,  вот  жаль,  не  знаю,
Только  помню – «Хенде  хох!»
Только  так!  Куда  уж  строже,
И  прикладом  тут  же – «На!»
Языки  поймём  попозже,
Лишь  бы  кончилась  война!
А  пока  придётся  биться –
Ведь  войне  подходит  пик,
И  в  Берлине  пригодится
Новых  варваров  язык!
«Что  язык,  коль  злоба  ныне
Помогает  брать  редут,
А  случится,  то  в  Берлине
Переводчиков  дадут!»
А  пока – глазами  косим
И  в  окопчиках  сидим,
Но  врага  одно  допросим
И  вопросы  зададим!
Натурально  и  дословно,
Как  партийный  комиссар –
«Почему  ты  вероломно
По  стране  нанёс  удар?
Кто  вернёт  земле  потери?
Сколько  слёз  у  матерей?
Вы – не  люди!  Вы  же  звери,
Хуже  не  было  зверей!»
...Поутихла  канонада –
Можно  сменами  поспать:
Допросить – ума  не  надо,
Важно  умно  воевать!
А  не  так – сиди  в  засаде,
Зло  и  силы  береги –
Наши – слева,  наши – сзади,
Впереди  одни  враги!
Оглянуться  не  опасно –
Перед  нами  только  ад,
До  чего  же  стало  ясно,
Так  бы  года  два  назад!
И  на  то  не  надо  мнений –
Не  услышишь – «Помоги!»
Ни  «котлов»,  ни  окружений –
Не  убили?  Бей!  Беги!
Снова  бей!  И  так – «до  ручки»,
До  восторга – «в  плен  бери» -
Мы  теперь  не  самоучки,
А  умом - богатыри!
Так  отныне  можно  числить,
Всех  к  воякам  отнести –
Хорошо  преувеличить,
Хорошо  преподнести!
Есть  резон?  Да  так  отчасти –
Ободри!  «Не  били?»  Бьём,
Научили  бить  напасти
В  43-третьем  не  дубьём!
...Чу,  философ!  Выше  уши –
Эхом  взрывы  отдают:
По  плацдарму  бьют  «Катюши!»
Слева - справа  пушки  бьют!
Наш  огонь – до  Эвереста,
Нам – торжественность  минут,
Не  хватает  лишь  оркестра,
Но  ансамбль  победный  тут!
Это  только  часть  восторга
Дивным  эхом  пронеслась –
Ведь  бежать  солдату  долго
Сквозь  канавы,  кровь  и  грязь,
Сквозь  заслоны  и  разрывы,
Обходя  железный  ДЗОТ!
...Пчёлкин  как?  С  друзьями  живы,
Взвод  за  танками  идёт!
День  и  ночь  без  перерыва,
До  случайных  «фронтовых» -
Ну,  и  что  взрастила  нива?
Сколько  мёртвых  и  живых?
Сколько  подвигов  в  приказы
Командиром  внесено?
Не  написаны  рассказы,
Как  и  знать  нам - не  дано!
Кто  дошёл?  А  кто  споткнулся?
Кто  пожертвовал  собой?
Кто  в  болоте  захлебнулся,
Проклиная  этот  бой!?
Будет  день  и  будет  дата,
И  оценит  так  народ –
«Числить  подвигом  солдата
То,  что  он  шагал  вперёд!»
И  в  боях,  больших  и  местных,
Где  порой  ни  лечь,  ни  встать,
Столько  будет  неизвестных,
Что  вовек  не  сосчитать!
Но  потом  молва  пробьётся –
«Сталин!  Сталин  виноват!»
...Силой  власти  Полководца
Наделён  в  бою  солдат!
Повтори!  Но  кто  услышит?
Правду  кто  не  превозмог?
Всё  война  до  капли  спишет,
Даже  то,  что  знает  Бог!
Даже  то,  что  ложью  крыто,
Что  зовут  в  народе – «Стыд!»
Что  героем  был  Никита,
Полководцем - Леонид!
Что  они  в  партийной  силе,
Что  они – не  жалкий  ряд,
Что  совет  у  них  просили
Сталин?  Жуков?  Все  подряд?
Что  они – при  каждом  плане,
Что  от  них  летел  сигнал,
Что  Герой – не  Пчёлкин  Ваня,
А  кто  время  оболгал!
...Час  привала!  Передышка
С  перекошенным  лицом –
«Вот  солдатик!  Сам  мальчишка,
А  держался  молодцом!»
Ешь  сухарь,  вода  в  бочонке,
Сало  кто  не  обожал?
«Я,  как  вы,  товарищ  Пчёлкин,
И  ложился,  и  бежал!
И  стрелял!  Казалось – мимо,
И  в  меня,  но  я – без  ран!»
«Будешь  мне  за  побратима!» -
Так  заметил  ветеран!
А  пока – давай  с  устатку,
Впереди  такие  дни!
...Ты  свою,  солдатик,  хватку
До  Берлина сохрани!
Нам  ведь  столько  сделать  надо,
Нам  за  всё  держать  ответ!
...Не  написана  баллада
О  солдате  в  двадцать  лет!

  НЕМЦЫ  В  МОСКВЕ!

Обсуждая  возможности  Германии  продолжать  вооружённую  борьбу,  все  мы  сошлись
на  том,  что  она  уже  истощена  и  в  людских,  и  в  материальных  ресурсах. Открытие
Второго  Фронта  заставит,  наконец,  Германию  несколько  усилить  свои  силы  на 
Западе.  Возникал  вопрос: на  что  могло  надеяться  гитлеровское  руководство  в  данной
ситуации?  На  этот  вопрос  Верховный  ответил  так:  «На  то  же,  на  что  надеется
азартный  игрок,  ставя  на  карту  последнюю  монету.  Гитлер,  решаясь  на  войну  с
Советским  Союзом,  считал  империалистические  круги  Великобритании  и  США  своимиидейными  единомышленниками. И  не  без  основания:  они  сделали  всё,  чтобы  направить военные  действия  Вермахта  против  Советского  Союза».
         Гитлер,  вероятно,  сделает  попытку  пойти  любой  ценой  на  сепаратные  сговорыс  американскими  и  английскими  правительственными  кругами.
                                                                                                                        Г.К.Жуков 

Нам  не  надо  иноземцев,
Нам  важней  команда – «Пли!»
По  Москве  колоны  немцев
Под  конвоем  провели!
Им  Столицу  показали
В  час  побед  и  перемен –
«А  не  мы  ли  немцев  взяли
Здесь,  на  нашем  Фронте,  в  плен?»
Ладно – эти,  аль  ни  эти,
Дай  в  страничку  загляну –
«Не  прописано  в  газете,
Но  одно – они  в  плену!
И  понятно – нами  биты,
В  память  мёртвым  и  живым –
Тем  фашисты  знамениты,
Что  прошли  по  мостовым!»
Не  под  крики – «Бис!»  и  «Браво!»
А  под  собственный  арест,
И  Москва  им – не  Варшава,
Не  Париж,  не  Бухарест,
Не  София  и  не  Вена,
Не  Европа  без  стыда –
Кровь  за  ними  по  колено,
Не  кристальная  вода!
Но  прошли!  Прошли  понуро
По  шеренгам!  К  ряду – ряд:
Русский  штык,  комендатура
И  Москвы  военный  взгляд!
Вот  они,  остатки  банды,
Приземлились  с  высоты,
Даже  тренькают  награды -
С  чёрной  свастики  кресты,
Даже  дышат  принародно,
Не  поставлены  к  стене,
А  недавно  шли  повзводно
И  грозили  нагло  мне!
Был  и  блин  икрою  смазан,
Под  победную  картечь,
И  банкет  в  Кремле  заказан,
И  была  готова  речь!
Вон,  в  бинокль  не  просто  дали,
А  Москвы  заметна  твердь,
Что  ж!  Они  Москву  гадали
С  боем  взять  и  осмотреть?!
Вот  и  взяли!  Осмотрели,
Оказалось – мало  сил,
Видно  зря  благие  трели
Гитлер  лично  возносил!
Оказалось – Русь  загадка,
А  не  выдуманный  пшик –
И  крепка  на  деле  кладка,
И  силён  в  беде  мужик,
И  в  Кремле  одна  команда,
И  за  нас  календари –
«Этот  марш – не  пропаганда,
Выше  всё-таки  бери!
В  этом  Русь – сильна  и  свята,
В  этом  власть  и  лучший  строй,
А  для  Гитлера – расплата,
Так  я  думаю  порой!»
Прав,  Иваныч!  Что  об  этом –
Пусть  любуется  народ,
Я  бы  рядом  с  Сельсоветом
Под  ружьём  прогнал  бы  сброд,
По  ухабистым  дорогам,
По  жнивью,  что  уж  не  сжать!
«Русь?  Она  живёт  под  Богом,
Может  бить!  Не  унижать!
Ей - своя  стихия  жажды,
Ей  и  так  из  боя  в  бой –
Провели  в  Москве  однажды,
И  довольно,  Бог  с  тобой!»
...Ясно  всем – Отчизна  бьётся,
И  разносит  в  бездну  хлам –
Верим!  Ворогу  зачтётся
По  поступкам  и  делам! 
Долго  ждать,  пока  воздастся –
Не  умерить  в  сердце  злость,
Надо  так  сегодня  драться,
Чтобы  тут  же  воздалось,
Чтоб  за  всё – за  нивы,  веси,
За  безумие  смертей,
За  сестру,  что  враг  повесил,
За  обиды  матерей,
За  окоп,  где  ранен  взводный,
За  кровавых  пять  минут –
Чтобы  тут  же  Суд  Народный,
А  потом  уж - Божий  Суд,
А  потом – слова  и  мессы,
Дань  церковному  царю!
... «Ничего!  Ответят  бесы –
Так  я  нынче  говорю!
Ведь  на  деле – с  нами  правда,
С  нами  воля  и  приказ –
Гоним  их  от  Сталинграда,
Страшно  бьём  в  который  раз!
Ворон,  вон,  над  ними  вьётся
И  пророчит  зло  и  месть –
Это,  значит,  воздаётся,
Значит,  что-то  в  мире  есть!»
Что  ж,  Иваныч,  ты  однако
Постарался  убедить!
«Покури  один  для  смака,
Хватит  душу  бередить!
Я  устал! Одно – «Иваныч!»
Словно  тысяча  поклаж –
Почитай  молитву  на  ночь –
Ну,  хотя  бы  «Отче  наш...!»
А  к  утру  меня  разбудишь –
Искупаюсь  в  полынье!
Не  суди!  Судим  не  будешь,
Говорила  бабка  мне!»
...Было  ль?  Не  было?  Извольте
В  торопливости  своей,
Прокричать – «Не  мог  на  Фронте
Петь  природный  соловей!»
Не  философы  солдаты –
Им  молитва - не  улов,
И  под  те  часы  и  даты
Пчёлкин  вам – не  богослов!
Взводным  не  был  и  комбатом,
Не  являл  в  науках  прыть,
Мог  огнём,  порою  матом,
Злого  ворога  покрыть!
Не  был  в  роли  квартирьера,
А  тянул  лишь  удила,
Но  его  родная  Вера
И  спасала,  и  вела!
Не  судите  торопливо,
Не  вяжите  поясок –
Говорят,  растёт  олива
Там,  где  камни  и  песок,
Где  ветра,  чего  не  надо,
А  под  небом – Знак  Беды,
Но случается  прохлада –
И!  Возделаны  плоды!
А  на  небе – звёзды,  млечность,
И  кометный  хвост  не  мал –
Верю  я!  Солдатик  вечность
Русским  сердцем  понимал!
Без  высоких  слов  и  знаний,
Без  молитвенных  трудов -
Был  он  часто  православней,
Чем  десяток  в  рясах  ртов!
Вот  секреты  без  секрета,
Колокольчик  без  дуги –
Кто  решает?  То  и  это?
Ты  решенью  помоги!
...Тишина!  Зашло  светило,
В  небе – первая  звезда,
Пчёлкин  верит – с  нами  сила,
Сила  Веры – навсегда!
Свет  с  Небес  печалью  льётся,
Тише  гул  и  перебор:
Пчёлкин  знает - всем  зачтётся,
И  на  этом  кончен  спор!
Что  ценит?  Сухарь  и  корку?
Что  дано  нам  понимать?
...Пчёлкин  знает – в  гимнастёрку
«Отче  наш...!»  зашила  мать!
Дальше – как  судьба  рассудит,
Есть – добро,  а  рядом – зло,
Что  случится,  значит,  будет,
Что  сошлось – произошло!

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #22 : 25/03/11 , 10:33:17 »
Н.Гульнев

ВПЕРЁД  ПО  ЕВРОПЕ!

Для  фашистской  Германии  наступила  тяжёлая  пора.  К  концу  1944  года  производство  вооружения  стало  резко  падать.  Германия  попала  в  стратегическое  окружение, 
выход  из  которого  найти  было  очень  трудно.  Надежда  на  помощь  и  поддержку  западных  империалистических  кругов  не  оправдалась,  а  мощь  Красной  Армии  день 
ото  дня  всё  более  возрастала.
      Сколько  не  приходилось  опрашивать  пленных  немцев,  мы  не  встречали  таких,  кто бы  ещё  верил  в  возможную  победу  Германии.  Все они заявляли:
«Германии  капут!»,
«Гитлер  капут!»  18  октября  был  введён  в  действие  указ  германского  правительства об  образовании  народного  ополчения,  в  которое  призывались  лица  в  возрасте  от  18
до  60  лет.  Это  ополчение  под  началом  Гиммлера   должно  было  служить  резервной армией.  Фашисты  подавляли  малейшее  недоверие  к  своему  режиму.
                                                                                                                      Г.К.Жуков 

К  бою – бой!  Одно  досада –
Не  проснуться,  не  уснуть,
А  солдату,  братцы,  надо
И  портянки  простирнуть,
Покурить,  поспать  с  устатку,
Слово  доброе  сказать,
А  комбату  снова  хватку
Дай  в  атаке  показать,
Дай  поспеть  порой  сенною,
Дай  увидеть  тут  же  высь,
Что  ни  день – «Ура!  За  мною!» -
И  в  атаку  понеслись!
Грязь  и  кровь – едино  месим,
Подставляем  пулям  грудь –
Тут  не  наши  пяди,  веси,
Тут  Европа,  как-нибудь!
Ну,  не  надо  влево,  вправо,
Ну,  не  надо  наугад –
Сами  справятся:  Варшава,
Чехи,  венгры  и  Белград!
Всё!  Одумались  ребята,
Им – мозгами  шевели:
Всё  за  них – судьба  и  дата,
Мы  их  к  воле  подвели!
Мы  для  них – благая  сводня,
С  нами  счёт  победных  дней –
Трудно  вроде  всем  сегодня,
А  ком  всего  трудней?
«Да  солдату!  Что  об  этом? –
Дел  ему – невпроворот,
Он  и  ночью,  и  с  рассветом –
Всё  одно – иди  вперёд!»
Кто-то  сходу – «Огорошу!
Коль  судить  о  том – по  мне,
Всех  трудней  и  даже  горше,
Безусловно,  старшине!
Бой,  ни  бой,  а  шея - мята,
Поневоле  будешь  сед –
Надо  в  сроки  для  солдата
Дать  тушёнку  на  обед,
Сухарей,  махорки  пачку,
Фронтовых  сто  грамм  испить,
И,  естественно,  в  заначку
Что-то  присовокупить!»
Но  солдатик – «Не   согласен!
Коль  судить  сейчас  о  ком,
Тут  ответ  предельно  ясен –
Трудно  быть  политруком!
Для  него  не  служба - гонки,
Видит  чох  и  слышит  стон,
Составляет  похоронки
Всякий  раз,  конечно,  он!
Оттого  не  станешь  злее?
А  за  нами – глаз  да  глаз,
И  ещё  всего  труднее –
Вдохновлять  на  подвиг  нас!»
Но  другой  солдат  до  дрожи
Свой  отстаивал  ответ –
«Всех  трудней  комбату  всё  же,
Ясно  тут,  как  Божий Свет!
Спрос  с  него – по  высшей  мере,
Как  с  солдата  на  посту:
За  победы  и  потери,
За  окоп  и  высоту,
За  палатку  и  землянку,
За  ответы – «Не  пойму!»
Не  поднимешь  выше  планку –
Всех  трудней  одно - ему!»
Спор,  как  спор,  вполне  нормален,
Про  комбата – явно  лесть!
.. «Ну,  а  как  товарищ Сталин?
Нам  бы  Сталина  учесть!
Он  для  нас – Земное  Око,
С  ним  надежда  на  успех –
Видит  в  сроки  и  без  срока,
И  стоит  один  за  всех!»
«Сталин?»  «Да!»  Затихли  вроде –
Тут  не  звоны  под  дугой!
«Но,  однако  же,  в  народе
Есть  на  то  ответ  другой!»
Но  какой,  скажи  на  милость?!
Пчёлкин?  Он  рубить  мастак –
«Правда  здесь  не  проявилась –
Всё,  что  сказано,  не  так!
Мыслю  я  своим  масштабом
Без  заведомых  прикрас –
Всех  трудней  сегодня  бабам,
Там,  на  Родине  у  нас!
Там,  где  русская  морока,
Где  устали  от  тоски,
Где  ушли  в  поход  до  срока
Мы – солдаты-мужики!
Каково  им?  Кто  ответит?
Как  их  там  стегает  плеть?
И  на  небе  солнце  светит,
А  в  слезах - не  разглядеть!
И  у  миленькой  сторонки,
Где  легли  в  печали  дни,
Получают  похоронки
Бабы,  Господи!  Они!
Всё  они  в  колхозной  доле,
В  битвах  с  чёрной  полосой –
Нынче – в  лес,  а  завтра – в  поле,
То  с  пилою,  то  с  косой!
Так-то  вот!  Имеет  место –
Битва  там  своя  идёт!»
А  солдат – «Меня  невеста
Может,  больше  и  не  ждёт?»
« Знамо,  ждёт  в  крестьянской  позе,
Безупречна,  без  греха –
Нет  в  порушенном  колхозе
Для  девицы  жениха!
Рассудить?  Да  очень  просто,
Как  врага  в  бою  распять –
Есть  «жених»  под  девяносто,
Аль  моложе  лет  на  пять!
Так  что  зря  ломаешь  дуги –
Без  меня  видать  смекнул,
Окажись  я  в  той  округе –
Деву  б  тут  же  умыкнул!»
Но  солдат,  на  шутки  пылкий,
Будто  рядом  нет  войны –
«Пчёлкин!  Бабник  ты  великий,
Коль  глядеть  со  стороны!»
«Брось  солдат!  Побойся  Бога,
И  почисти  сапоги –
Ведь  у  нас  в  деревне  строго,
И  до  свадьбы – не  моги!!!»
А  когда  вдова  случалась?
Приходилось  привечать?
«То – секрет!  Про  эту  малость,
Нами  принято  молчать!
Строго  принято!  Извольте –
Я,  как  все,  в  деревне  жил,
И  побед  на  «женском  фронте»
До  сих  пор  не  совершил!»
...Показалось,  летом  пахнет,
Солнце  в  небе  золотом,
Только  рядом,  как  бабахнет,
А  потом?  Да  что  потом!
...Знали  мы  его  от  Бреста,
В  разговорах  знаменит –
Он!  Его  ждала  невеста,
Был  негаданно  убит!
Кто  живой?  В  окопы  сели –
Факт  для  пользы  ремесла:
Батальоны  на  прицеле,
Взрывов  много,  без  числа!
Что  за  странное  мгновенье?
Может,  взрывы  наугад?
Может,  будет  наступленье,
Аль  попятимся  назад?
Бьют  по  нам,  пожалуй,  сотки,
Так  что  есть  жалеть  о  ком,
Но  и  наши  самоходки
Огрызнулись  огоньком!
Пушки  грянули  без  счёта
И  добавили  огня –
И  пошла  вперёд  пехота
За  Отчизну,  за  меня,
И  за  тех,  кто  стал  роднее,
Кто  в  бою  жестоком  свят –
Бьют  за  тех,  кому  труднее,
Это  значит - за  солдат!

        НА  БЕРЛИН!

Готовя  операцию,  все  мы  думали  над  тем,  что  ещё  предпринять,  чтобы  больше ошеломить  и  подавить  противника.  Так  родилась  идея  ночной  атаки  с  применением прожекторов.  Решено  было  обрушить  наш  удар  за  два  часа  до  рассвета.  Сто  сорок  зенитных  прожекторов  должны  были  внезапно  осветить  позиции  противника  и  объекты  атаки.
    Битва  за  Берлин  планировалась  немецким  верховным  командованием  как  решающая битва  на  Восточном  Фронте...  Оборону  непосредственных  подступов  к  Берлину первоначально  возглавлял  Гииммлер,  и  все  руководящие  посты  были  переданы эсэсовским  генералам.  Этим  гитлеровское  командование  подчёркивало  особую ответственность  момента.  За  март  и  апрель  1945  года  на  берлинское  направление было  переброшено  девять  дивизий.   
                                                                                                                Г.К.Жуков   

Тут  важнее,  чем  потеха,
Тут  не  комом  вышел  блин –
По  полкам  разносит  эхо:
«Через  битвы - на  Берлин!»
Ветерок  за  нас,  проказник,
Он  прохладой  знаменит –
Бой  ни  бой,  однако,  праздник,
Если  взрывом  не  убит!
Но  берём  дома,  высоты,
Подкрепление  не  ждём,
И  в  его  берлоге  счёты
Окончательно  сведём!
Дай  нам,  Господи,  немного
Отомстить  в  текучке  дней,
Но  заметили – дорога
На  Берлин  куда  длинней!
Вон,  кровавой  змейкой  вьётся –
Там  засада,  тут  окоп,
Враг  в  безумии  дерётся
У  предбанника  Европ!
Но  и  мы  колотим  знатно –
От  нагрузки  Пчёлкин  взмок,
И  не  катимся  обратно,
Как  недавно,  на  Восток!
Мы – на  Запад!  Мы – в  траншее
Приближаем  эпилог –
У  врага  сидим  на  шее,
С  нашей  силой,  видит  Бог!
В  час,  когда  разрывы  смолкли
И  отхлынула  беда,
Осмотрели  их  посёлки,
Городки  и  города,
И  дома!  Гляди – громада,
И  усадебки  в  цене –
Жили,  сволочи,  как  надо,
Не  привидится  во  сне!
Всякий  дом – по  делу  скроен,
Сразу  видно – не  мираж:
И  подвальчик  обустроен,
И  веранда,  и  этаж!
А  внутри – фарфор,  посуда,
Даже  диво – граммофон,
Где  берут?  И  что  откуда?
Видно  с  рыцарских  времён!
Что  молчите,  корифеи?
По  делам  бывает  честь -
«Я  б  немецкие  трофеи
Перевёз  бы  все,  как  есть!
Все  б  диковинки  сгодились,
Всё  при  доме,  всё  с  руки –
Вот  бы  бабы  удивились,
А,  возможно,  мужики!»
Эти  б  вымыслом  гадали,
Предлагая  вывод  свой –
«Мы  диковинки  видали
С  царской!  Первой - Мировой!»
Как  не  верить?  Бога  ради,
Повидали  тяжкий  бой,
Жаль,  не  вписано  в  тетради –
«Дед  наш - витязь  столбовой!»
...Пошутил?  И  то  немало,
Но  расслышал  голос  масс –
«Что  вам,  гады,  не  хватало?
Отчего  пошли  на  нас?»
Но  пока – проблем  беремя,
День  и  ночь  огонь  и  дым,
А,  когда  ж  наступит  время,
Все  вопросы  зададим!
И  в  тюрьму  откроем  двери,
Чтоб  просили  слёзно – «Пить!»
Жаль,  великие  потери,
Кровью  их - не  искупить!
Взять  бы  всех  в  дубины-палки,
Чтоб  потомкам  был  зарок –
Дорог  с  бешеной  собаки,
Говорят,  и  шерсти  клок!
Дорог,  братцы!  Что  об  этом?
В  судьбы  беды  внесены –
Жили  б  мы  своим  советом,
Если  б  не  было  войны!
А,  пока,  едино – биться,
Так  уж  доля  повела –
Сколько  всё  же  не  родится
Хлеборобов  для  села!
Тот – убит,  а  этот – ранен,
Кто-то  сгинул,  не  найти –
Ну,  давай,  земляк-крестьянин,
Бог  тебя  перекрести!
Осуди  врага,  как  судишь,
В  этой  бойне  мировой –
Если  жив,  героем  будешь,
А  убьют – одно  герой!
...Что  нам  голос  всенародный?
Нам  важней  ползком  и  вброд –
Не  гадали!  Ранен  взводный,
Пчёлкин  взвод  повёл  вперёд!
Вышла  истина  вне  плана,
Кто  бы  там  вперёд  не  лез –
Он  по  праву  ветерана,
Со  штыком  наперевес!
Ну,  и  что  в  процессе  гонок?
Тут  себя  опереди –
Перед  ним  почти  ребёнок,
Лет  в  четырнадцать,  поди!
Но  при  свастике,  как  надо,
В  серой  форме,  без  наград –
Пчёлкин,  истинно,  громада,
Дал  мальцу  пинка  под  зад!
Не  воюю  с  пацанами,
Помню  с  детства – «Не  вреди!»
Ну,  давай  немедля  к  маме,
До  греха  не  доводи!
Оказалось – он  наводчик,
Жалкий  воин  без  полка –
Вот  где  нужен  переводчик
Для  такого  «языка»!
Ничего,  опустим  планку,
Не  внесём  в  число  потерь –
Привели  его  в землянку, 
Озирается,  как  зверь! 
Сразу  видно – сдали  нервы –
«Что  там  будет  наперёд?»
Не  съедим – бери  консервы,
Мы  отходчивый  народ,
И  не  плачь,  не  любим  стоны,
Расскажи  для  ерунды –
Где  хранят  фаустпатроны,
Где  засада,  где  склады?
Не  порвётся  там,  где  тонко –
«Тут – засада,  там  вокзал!»
Расслюнявился  мальчонка
И  секреты  рассказал!
Ошарашен  не  грозою,
А  лишь  тем,  как  шли  дела –
Пчёлкин  вспомнил  тут  же  Зою –
«А  она  не  предала!»
Ну,  не  надо!  Он – ребёнок,
Что  с  него  сейчас  возьмёшь?
Ум  его  и  прост,  и  тонок –
Не  приемлет  просто  ложь!
Согласились!  Зря - не  бились,
Не  спросили – «Как  же  звать?»
Снова  взводом  торопились
Средь  завалов  воевать!
Гром  и  дымные  раскаты,
И  фашисты  без  ума –
Знайте!  Мы  не  виноваты,
Что  порушили  дома!
Тут  же  бойня,  не  атака,
Тут,  считай,  посмертный  ад!
...Взвод  подбил  четыре  танка –
Лишь  за  сутки  результат!
Не  для  нас – «Назад  ни  шагу!»
Мы – вперёд!  И  только  так –
Все  полки  идут  к  Рейхстагу
В  вихре  грома  и  атак!
...Курский  ты?  А,  может,  псковский?
Кто  вас  в  списках  отличил?
Говорили - Рокоссовский,
Орден  Пчёлкину  вручил!
Это  правда?  Аль  неправда?
Всё  одно - не  ерунда,
На  груди  горит  награда –
Орден  «Красная  Звезда»!   


           ПОБЕДА

7  мая  мне  в  Берлин  позвонил  И.В.Сталин  и  сообщил,  что  сегодня  в  городе  Реймсе
немцы  подписали  акт  безоговорочной  капитуляции.  Главную  тяжесть  войны  на  своих плечах  вынес советский  народ,  а  не  союзники,  поэтому  капитуляция  должна  быть подписана  перед  Верховным  командованием  всех  стран  антигитлеровской  коалиции,  а не  только  перед  Верховным  командованием  союзных  войск.  Я  не  согласился  с  тем,  что  акт  капитуляции  подписан  не  в  Берлине.  Мы  договорились  с  союзниками  считать  подписание  акта  в  Реймсе  предварительным  протоколом  капитуляции...
     В  ноль  часов  сорок  три  минуты  9  мая  1945  года  подписание  акта  безоговорочной капитуляции  было  закончено.  Я  предложил  немецкой  делегации  покинуть  зал.  От  имени  Советского Верховного Главнокомандования  я  сердечно  поздравил  всех присутствующих  с 
долгожданной  победой.
                                                                                                          Г.К.Жуков     

Можно  взять  рассказик  с  полки
И  солгать  по  мере  сил,
Будто  бы  товарищ  Пчёлкин
Лично  Знамя  водрузил!
Будто  полз  по  скользкой  крыше –
От  огня – белым-бело,
И  вот  там,  правей  и  выше,
Знамя  место  обрело!
У  героя  есть  работа –
Пить  победное  вино,
Ведь  солдатиков - без  счёта,
Знамя  Славное - одно!
Тут  не  важно – левый,  правый,
И  какой  снаряд  в  стволе –
Завершился  бой  кровавый,
Самый  страшный  на  земле! 
И  в  таком  эксперименте
Прокрутилась  всяка  ось –
За  знамёна – все  в  ответе,
И  за  то,  что  вознеслось!
Вон,  сияет  над  Рейхстагом –
Словом  Славу  помяни,
А  вокруг – без  счёта  стягов,
Все - победные  они!
Все!  Скажите  бога  ради,
Все  без  счёта – эти,  те,
Все,  что  были  в  Сталинграде,
И  на  курской  высоте,
Под  Москвой,  Калугой,  в  Бресте,
В  севастопольском  огне,
Под  Варшавой,  в  Бухаресте
И  в  берлинской  стороне!
В  рост  иди  победным  строем,
Все  со  всеми  наравне –
Все  причислены  к  героям
На  немыслимой  войне!
И  вперёд!  Не  до  сомнений,
По  брусчатке - к  взводу  взвод:
Славу  ваших  поколений
Уж  никто  не  отберёт!
Всё!  Конец  фашистским  путам,
Не  ползком,  а  лучше – в  рост,
Можно  радовать  салютом,
Не  грешно  возвысить  тост,
Строить  солнечные  планы,
Бить  парадом  в  берега –
Говорили – «Вы  Иваны!»
Вы  же - в  логове  врага!
Вы,  народец  православный,
Вы – на  собственных  ногах!
...Только  где  же   самый  главный,
Самый  подлый,  лютый  враг?
Где  скрывается  подлюка,
Может,  вырвался  из  пут?
А  вокруг  о  том  ни  звука,
Только – «Гитлеру  капут!»
Пчёлкин молвил – «Понимаем!
Это – частный  эпизод!»
И  решился – мы  поймаем,
Мне  бы  в  помощь  только  взвод!
Уж  спасибо  скажет  Сталин,
В  этом - видимый  резон!
...Как-то  в  ночь,  среди  развалин,
Пчёлкин  видит – «Это – он!»
Мешковат,  давно  без  лоска,
Что-то  ест  и  что-то  пьёт,
Приглядеться,  то  причёска
Гитлерюгу  выдаёт!
«Хенде  хох!  Без  шума  сдуру!» -
Подоспел  и  малый  взвод,
И  врага  в  комендатуру,
Где  сказали – «Гитлер  вот!»
Комендант,  спросонья  мятый,
Взял  бойцов  на  абордаж –
«Гитлер?  Есть  уже  тридцатый,
Тридцать  первым  будет  ваш!»
Жаль-то  как!  Порвались  нити,
Не  отметят – «Знаменит!»
«Больше  сволочь  не  ловите,
По  секрету – он  убит!»
Был  ответ!  В  суровом  тоне –
Золотник  достался  мал,
Но  считали  в  батальоне –
«Пчёлкин  Гитлера  поймал!»
Пошутить – губа  не  дура,
С  шуткой  вовсе  не  до  лжи,
И  вопрос  для  перекура -
«Как  там  было?  Расскажи!»
Пчёлкин  Ваня - не  в  обиде,
Он – солдат,  а  не  монах,
Облачился – в  лучшем  виде,
При  медалях-орденах!
Отвечал – «Во  всю  старался –
Родила  ж  ублюдка  мать,
Но  итог – ни  с  чем остался,
Может,  Бормана  поймать?»
Слух  пошёл  в  честном  народе –
Мол,  мозгами  шевели:
«Застрелился  Гитлер  вроде,
Только  косточки  нашли!»
«Заслужил!» - словцом  судили,
«Сатаной,  подлюга,  дан!
Жаль,  уж  лучше  б  посадили,
Аль  сослали  б  в  Магадан!»
Тут  же  крик – «Повесить  гада!» -
В  этом – слово  мужика –
«Вот  бы  всем  была  награда
И  зарок  на  все  века!»
Так  в  курилке – ахи,  вздохи
И  восторги  непосед:
Все – свидетели  эпохи
И  властители  побед!
Жаль,  когорта  поредела,
Жаль,  на  Родине  беда –
Оторвали  всех  от  дела,
От  крестьянского  труда,
И  вперёд,  под  звук  набата,
Средь  команд  поспешных – «Пли!»
...Тяжкой  поступью  солдата
До  Победы  всё  ж  дошли!
Что  сказать?  Отцы  и  деды –
Вам  о  будущем  мечтать?
Жаль,  родителей  Победы
Нам  уже  не  сосчитать!
Им  не  можется,  не  спится,
Не  резон  до  срока  ждать –
Им  же  надо  приобщиться,
И  самим  себе – воздать!
Расписать  по  личным  нотам
Все  победные  года –
Со  вторым – мы  помним! – фронтом
Не  спешили  господа!
А  сейчас – одни  пираньи,
В  споре  всех  опереди:
Круглый  стол – не  поле  брани,
Тут  политика,  поди!
Всё  б  решить  одним  вопросом,
Что  возможно,  подменить,
А  Союз – оставить  «с  носом»,
Разорвав  Победы  нить!
Тут  туманов – океаны,
Тут  вовсю  надменный  тон –
Уж  свои  готовит  планы
Обнаглевший  Вашингтон!
Тайный  сговор – не  ночёвки,
Тут  от  дружбы - вкось  и  вспять:
Будь  готов,  товарищ  Пчёлкин,
За  Отчизну  постоять!
Бог  ослеп,  а  мир  не  видит
Тайный  ход,  не  миражи -
Нас  эпоха  ненавидит
Средь  улыбок,  зла  и  лжи!
Что  сейчас?  И  что  там  будет?
И  какой  готовят  пакт?
Победителей  осудят
За  победный  результат?
Смысл  эпох  неведом  магу,
А  война – не  эпилог!
...Пчёлкин?  Он  спешит  к  Рейхстагу,
Чтоб  исполнить  давний  долг!
На  колонне,  где  осколки,
Где  солдатик  мир  спасал,
В  бескозырке  Ваня  Пчёлкин –
«Вася  Тёркин!» - написал!

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #23 : 28/03/11 , 10:38:41 »
Н.Гульнев

     ПАРАД  ПОБЕДЫ

Не  думайте,  что  я  скажу  что-нибудь  необычное.  У  меня  простой,  обыкновенный тост.  Я  бы  хотел  выпить  за  здоровье  людей,  у  которых  чинов  мало  и  звание 
незавидное.  За  людей,  которых  считают  «винтиками»  великого  государственного  механизма,  но,  без  которых,    все  мы – маршалы  и  командующие  Фронтами,   армиями,
говоря  грубо,  ни  черта  не  стоим.  Какой-либо  «винтик»  разладится – и  кончено.  Я подымаю  тост  за  людей  простых,  обычных,  скромных,  за  «винтики»,  которые 
держат  в  состоянии  активности  наш  великий  государственный  механизм  во  всех  отраслях  науки,  хозяйства  и  военного  дела.  Их  очень  много,  имя  им – легион,  потому что  это  десятки  миллионов  людей.  Это – скромные  люди.  Никто  о  них  не  пишет, звания  у  них  нет,  чинов  мало,  но  это – люди,  которые  держат  нас,  как  основание  держит  вершину.  Я  пью  за  здоровье  этих  людей,  наших  уважаемых  товарищей.
 
  Из  речи  Сталина  25  июня  1945  года
                                                             
Что  сказать?  Сияют  лица –
Жизнь  поставила  печать!
Интересно,  как  Столица
Будет  праздник  отмечать?
Все-то  мы – в  единой  доле,
Все  должны  Победой  жить,
Это  не  на  Халхин-Голе
Марш  под  тосты  завершить!
Тут  не  счесть  победных  кладок,
Тут  прикинь  себе  на  глаз –
И  пойдёт  другой  порядок
В  миллионы  больше  раз!
Тут  завалы  и  препоны,
Тут  умов  бесценный  план –
Если  жертвы – миллионы,
Если  слёзы – океан,
Если  кровь – то  по  колено,
Если  груз – то  сто  поклаж,
Нет!  Отметим  непременно
Под  салюты  праздник  наш!
Чтоб  слезу  смахнули  вдовы,
Чтоб  живущих  не  корить,
Чтобы  знали – мы  готовы
Снова  подвиг  повторить,
Чтоб  пропала  укоризна,
Чтоб  на  время  гордо  встать:
Праздник – это  та  же  тризна,
Духу  времени  подстать!
Мы  в  немыслимом   восторге,
Натерпелись,  бог  ты  мой –
Эти  уж  на  полдороги,
Те  готовятся  домой!
Предписания – в  кармане,
На  душе – победный  след,
Уезжают  могикане
Поражений  и  побед,
Значит,  будет  много  плача
И  немало  ярких  дней!
...Пчёлкин  как?  Ему  задача
Благородней  и  трудней!
Вышло  так!  Кому-то  надо,
Чтоб  собой  украсил  ряд –
Быть  участником  Парада
Он  достоин,  говорят!
Строят  лучшую  когорту –
Не  пролезешь!  Узок  люк,
Даже  ту,  штрафную  роту,
Не  напомнил  политрук!
Дрался  всё-таки  достойно,
И  по  всем  канонам – наш,
И  теперь  к  команде – «Вольно!»
Приурочат – «Шагом  марш!»
Подобрали  честь – по – чести,
Будет  бравым  молодцом –
И  награды  все  на  месте,
Вышел  ростом  и  лицом!
Славянин!  Ну,  что  тут  скажешь?
Не  скатился  с  диких  гор –
Командир  сказал – «Покажешь
Наш  пехотный  коленкор!»
Покажу,  коли  достоин,
Не  с  иконы  писан  лик –
Пчёлкин  Ваня  крепко  скроен,
Да  и  спорить  не  привык,
И  не  думать – «Приказали!» -
Крепок  будь  в  дороге,  сон!
Скоро  были  на  вокзале,
И  понёсся  эшелон!
Громом  эхо  отзвучало –
Видно,  доля  такова!
...И  Москва  солдат  встречала –
Не  военная  Москва!
Приукрашена,  отмыта,
Куполами  дорога,
И  отныне  знаменита
Тем,  что  выгнала  врага!
Торопись  без  назиданий,
Русский  воин,  не  пострел –
Красоту  московских  зданий
Пчёлкин  бегло  осмотрел!
Не  окоп!  Взирает  робко –
Деревенский  виден  стаж!
...Ждёт  «парадная  коробка»
И  обыденный  тренаж!
Не  покажешься  героем –
Новичком  привычней  звать,
Ведь  ходить  парадным  строем,
Потрудней,  чем  воевать!
Пошутил!  Во  всём – наука,
И  не  спорьте,  видит  бог –
Барабан  живёт  для звука,
А  брусчатка – для  сапог!
Тут  начальник – не  милее,
Новостей – сплошной  обвал,
Побывал  он  в  Мавзолее,
И  в  театре  побывал!
Побывал  не  в  дальнем  свозе –
Тут  так  много  можно  взять:
Будет  что  в  родном  колхозе
Про  Столицу  рассказать! 
Упадут  от  удивлений –
«Пчёлкин  в  памяти  людской!»
И  уже - не  до  сомнений:
Он  почти  что  городской!
Это - спесь!  Она  уж  сбита –
Так  он  мыслями  играл!
...Форма  новая  пошита –
Дважды  Пчёлкин  примерял!
Ну,  дивитесь,  командиры,
И  парадный  стройте  рад,
Жаль,  колоть  придётся  дыры
Для  заслуженных  наград!
Знатно  выглядишь!  Не  типом,
Кандидат  почти  наук –
Сапоги  с  новейшим  скрипом
И  подковки  на  каблук!
Репетиции – без  меры,
Не  простят  малейший  брак:
Кто-то  учит  для  карьеры,
Кто-то  ходит  кое-как!
Но  уже  дошли  до  брода,
Держим  месячный  режим –
Мы  же  крепкая  порода,
В  сроки  дело  довершим!
...Всё  горит – значки  и  канты,
Марши  гордые  поют,
И  знакомые  куранты
На  кремлёвских  башнях  бьют!
Вот  Войны  Великой  правда –
Помни,  Русская  Земля,
Всё  готово  для  Парада
У  старинного  Кремля!
Как  сердцам  сейчас  не  биться? -
«Это – Сталин!  Это – он!»
Тут  история  вершится
И  Знамение  времён!
Все  едины – курский,  псковский,
Все  вершат  Победный  Суд –
Вместе – Жуков,  Рокоссовский
Поздравления  несут,
И  оркестр  разносит  ноты –
Честь  по  месту  велика:
То  Парадные  Расчёты
Шаг  печатают  в  века!
Всех  не  помним  поимённо,
Но  запомним  главный  факт,
Как  фашистские  знамёна
Бросил  под  ноги  Солдат!
На  помост!  Чтоб  гады  знали,
Чтобы  весть – до  всех  концов:
Духом  чтоб  не  оскверняли
Землю  славную  отцов!
Так  для  свастики  и  надо
Под  столичный  дождь  рябой,
И  оркестр,  душе  отрада,
Барабанный  выдал  бой!
...Вздрогни,  грустная  Отчизна,
Счастье  с  миром  будем  ждать –
Сей  Парад,  всё  та  же  Тризна,
Духу  русскому  подстать,
Без  велений  злых  и  ценных,
Без  команды – «Выручай!» -
Тут  одно - «Качай  военных,
Без  разбора - всех  качай!»
Заслужили!  Честь – по  праву,
Факт  отмеченный  судьбой -
Грудью  встали  за  Державу
И  ушли  на  смертный  бой!
И  беде  конец  приходит –
Русь  Победная  встаёт,
А  Столица  хороводит –
И  целуется,  и  пьёт,
И  поёт!  Да  что  об  этом?
Каждый – витязь  и  герой,
Тут  с  закатом  и  рассветом,
Ну,  почти  пчелиный  рой!
Протрубил  рожок  сигнальный –
Всё  едино,  всё   срослось,
И  в  квартире  коммунальной
Пчёлкин  Ваня – лучший  гость!
И  откуда  что  берётся?
Коньячок  под   тост – «До  дна!»
Нынче  плачется  и  пьётся,
Нынче  любится  сполна!
Пчёлкин  вроде  исполина –
Поздравлений – просто  вал:
Дошагал  он  до  Берлина,
И  в  боях  не  сплоховал!
И  вопросы – «Было?  Как  там?
Где  нашли  Победный  Зал?» -
«Завершили  дело  Пактом,
Так,  как  Сталин  приказал!»
Не  застолье – круг  почёта,
Не  восторги – миражи:
«Ну,  ещё,  хотя  бы  что-то,
Нам,  солдатик,  расскажи!»
Расскажи  им,  непоседа,
Поглядев  на  ордена,
Как  пришла  одна  Победа,
Навсегда  и  всем – одна!
Так  и  есть!  И  так  ведь  было –
Много  счастья  и  друзей:
То,  что  Родина  забыла,
Пчёлкин  вновь  напомнил  ей!
...Слёз – с  избытком,  водки - мало,
Серп  и  Молот  и  Звезда –
Как  Москва  тогда  гуляла,
Не  гуляла - никогда!
Дай  гармонь!  Да  в  том  ли  дело?
Я  ещё  ни  стар,  ни  сед –
Весть  столичная  летела
Благородством  эстафет!
День  велик!  Но  что  подарки?
Каждый  долю  превозмог –
Скверы,  садики  и  парки
Пыль  взбивали  из  под  ног!
Пей,  гуляй!  Да  ради  бога,
О  заоблачном  мечтай –
Дай  одуматься  немного,
И  минуту  счастья дай!
Мы – равны!  И  мы – богаты,
Дни  в  анналы  внесены,
И  в  одном  лишь  виноваты,
Что  не  все  пришли  с  войны!
...Растяни  гармонь-тальянку,
Все  частушки  хороши –
Посчитаем,  братья,  пьянку
Откровением  души!
Круг  великий  шире,  шире –
За  ошибки  не  суди,
Мы  ещё  в  советском  мире –
Общность  новая,  поди!
Все – на  круг!  Мои  объятья,
Принимай  по  мере  сил –
«Сёстры»  мы  теперь  и  «братья» -
Сталин  так  определил,
Так  занёс  в  державный  свиток –
Весть  благая  рождена,
Нынче,  Господи,  избыток
Слёз  и  терпкого  вина!
Позже  будут  пересуды,
Позже – совесть  береги,
И  появятся – Иуды,
И  восшествуют – враги!
А,  пока,  не  до  ночёвки –
Напрягай  остатки  жил:
Отмечает  Ваня  Пчёлкин
То,  что  кровью  заслужил!

СЛУЧАЙНАЯ  ВСТРЕЧА

Передо  мной  черновик  записи  Риббентропа,адресованный  Деницу.  Гитлеровский министр  иностранных  дел  начал  составлять  этот  документ,  видимо,   ещё  в середине  апреля  1945  года.  Посмотрите,  что  он  пишет:  «Россия  и  её  военная промышленность,  распределённая   на  обширной  территории,  практически  неприступна и  несокрушима.  Её  200  миллионов  человек  биологически,  как  показала  война,  очень сильны. Большая многодетность.  В  России  есть  все  виды  сырья,  которые  нужны. 
Русский  человек,  ранее  неграмотный,  теперь  в  высшей  степени  модернизирован  и оснащён  техникой».  Вот  ведь  как  запели  нацисты  в  конце  войны.  Риббентроп 
пытался  «объяснить»  и  внутренние  побуждения  русского  народа:  «200  миллионов спаяны  фанатичным  агрессивным  мировоззрением  коммунизма,  политическая  установка  которого  совпадает  с  экспансивным  панславизмом».
                                                                                                                С.М.Штеменко 

Вместе – праздник  и  напасти,
И  солдат,  что  детвора –
Приказали  быть  при  части
До  восьми  часов  утра!
Приказали!  Что  тут  скажешь?
Ведь  солдат  для  строя – свой,
Но  поститься  не  прикажешь
В  день  Победы  Вековой!
Поцелуи,  поволоки –
Срок  по  времени  не  мал,
Но  случилось – Ваня  Пчёлкин
От  избытка  загулял!
Загулял!  К  чему  упрёки?
Столько  лет  в  сплошной  тоске!
Не  солдатские  пороки,
А  любовь  накоротке!
Может,  просто  разговоры
С  третьей  дамою  полка?
Мы  сдвигать  способны  горы,
Если  цель  недалека!
Было?  Не  было?  Бывает –
Не  кори  солдата  зря:
Лишь  об  этом  Пчёлкин  знает,
Никому  не  говоря!
Может,  просто  от  невзгоды
Был  Победою  могуч?
И  считал  с  девицей  звёзды,
Что  мелькали  в  бездне  туч?
Не  гадай!  Не  наше  дело,
Не  копай  солдатский  слой –
Время  жёсткое  летело
Половецкою  стрелой!
«Без  войны,  а  всё  же  сгину!» -
Мысль  колотится  в  висок!
«Мне  бы  первую  машину,
И  к  казарме  за  часок!»
Бог  солдата  не  обидел,
Ведь  солдат  для  Бога – сын:
И  действительно,  увидел,
Пчёлкин  чёрный  «лимузин».
Замахал  рукой,  как  практик,
Бить  готов  уже  поклон –
За  рулём  сидит  солдатик,
Только  ведь  не  главный  он!
Там  другой – сама  награда,
Приглядишься – не  простак:
На  вопрос – «Куда  вам  надо?»
Пчёлкин  молвил – «так  и  так!»
И  в  ответ – «Цени  удачу!
Не  спеши,  солдат,  рыдать –
Мы  ко  мне  сейчас  на  дачу,
Разрешаю  опоздать!»
«Не   могу!  Ведь  будет  поздно,
Пропаду  на  быстрине!» -
Только  Пчёлкину  серьёзно –
«Едим,  сказано,  ко  мне!»
Чист  асфальт,  торопят  шины
И  мелькают  провода –
Не  видал  такой  машины
Ваня  Пчёлкин  никогда!
Лес  и  малая  дорога,
Красота,  откроешь  рот –
Вроде  ехали  недолго,
Вроде  правый  поворот!
Дом?  Не  дом?  Одно – громада,
Фонари  и  белый  свет:
«Бог  ты  мой!  Да  это  ж  надо –
Тут  не  то,  что  Сельсовет!»
А  шофёру – тут  же  нити:
Торопи  обратный  шлях –
«В  часть  скажи,  мол,  извините –
Он  у  Сталина  в  гостях!»
...Факт  воистину  нормален –
За  задумку  не  суди:
«Я – Василий!  Можно – Сталин!
В  дом,  солдатик,  заходи!»
Без  вопросов – где?  Откуда?
Без  красивых  слов  и  дат,
Без  простого  пересуда –
«Наливай  себе,  солдат!
Не  умею  по  науке –
По  душе  мне  бег  и  зуд,
Посиди  со  мной  от  скуки,
Скоро  завтрак  подадут!»
Говори!  Пройди  по  следу
В  вихре  значимых  атак –
Можно  выпить  за  Победу,
Можно  выпить  просто  так,
Можно  речь,  а  можно – слово,
Можно  всех  по  именам –
«Знай!  Победа – как  обнова,
Но  носить  её  не  нам!
Ведь  покоя  нет  достойным –
Позовёт  всевластный  гимн,
И  конца  не  будет  войнам,
Не  кровавым,  а  другим!
А  плоды  созреют  летом
И  подарят  семена –
Под  ковром  и  под  паркетом
Бесконечная  война!
Наливай  ещё,  как  знаешь,
Пей!  Отменное  вино!
А  в  футбол,  солдат,  играешь?»
«Нет!  Играю  в  домино!
Футболистов  нынче  много,
А  по  мне – одно  тоска:
И  играю  в  «подкидного»,
Извините – в  «дурака»!
А  деревню – числю  раем,
Город  сердцу  нипочём,
Да!  В  футбол  порой  играем,
Только  войлочным  мячом!»
«Как  же  так?  Туман  укутал?
Думал – цель  недалека!
Я  тебя  ведь  перепутал
С  вратарём  из  ЦДКА!
Всё!  Не  будет  разговора –
Не  моя  ты  нынче  кладь:
Я  готов  уж  был  шофёра
За  девицами  послать!
Спать  пора!  Усталость  давит –
В  голове  привычный  сор:
Торопись!  Тебя  доставит
На  машине  мой  шофёр!
Был  денёк  словами  жарок
И  на  выдумки  горяч –
Да!  Возьми  себе  в  подарок
От  меня  футбольный  мяч!»
...Было?  Не  было?  Не  спорьте –
Словом  память  не  разбить:
На  советском  развороте
Не  могло  такое  быть?
«Не  могло!» - скажи,  и  баста,
Пробубни  обиду  в  нос –
«Это  автор  для  контраста
Байку  людям  преподнёс!»
Правда  есть!  И  в  полной  силе,
И  на  то  не  скажешь – «Нет!»
Вы  у  Пчёлкина  спросили
Про  негаданный  секрет?
Или  нет  причин  для  факта?
Аль  не  тот  в  поэме  стык?
Случай  этот  в  детстве  как-то
Мне  поведал*  фронтовик!
Память  есть!  Застряла  нота –
Верю  я  былым  словам:
Без  лукавого  расчёта
Правду  я  поведал  вам!
Приукрасил?  Бога  ради,
Для  родных  солдатских  масс!
...Ваня  Пчёлкин  при  параде
Был  при  части  через  час!
Там  эффект  времён  не  смазан –
Торжеством  удачу  крой:
Не  унижен,  не  наказан,
Он  по-прежнему – герой!
До  конца,  увы,  не  вольный,
Но  Победою  удал!
...Говорят,  что  мяч  футбольный,
Пчёлкин  школе  передал!
..........................................
Случай  встречи  с  Василием  Сталиным  солдата -фронтовика,  которого  подвёз  Василий  Сталин,  я
услыхал  в  15-летнем  возрасте  от  солдата-фронтовика.  Он  находился  в  Москве  в  день  Парада  Победы.  Некоторые  факты  я  додумал  за  фронтовика.
 Прим.  автора. 

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #24 : 01/04/11 , 09:01:16 »
       НА  ВОСТОК!

В  феврале  1945  года  собралась  новая  конференция  руководителей  трёх  союзных  держав.  На  этот  раз  в  Крыму.  На  ней  окончательно  уточнили  срок  вступления 
СССР  в  войну  с  Японией:  через  два-три  месяца  после  окончания  войны  в  Европе.
     5  апреля  Советское  Правительство  денонсировало  свой  договор  с  Японией  о нейтралитете.  Бессмысленно  было  считать  связанными  этим  договором,  в  то  время
как  японская  сторона  бесцеремонно  нарушало  его.  Для  всех  было  уже  совершенно очевидно,  что  в  течение  30-40  дней  война  на  Западе  завершится  нашей  полной
Победой.  Не  могло  это  не  видеть  и  японское правительство.  Заявление  СССР  о  денонсации  договора  явилось  серьёзным  предупреждением.  Однако  оно  не  было принято  во  внимание.  В  Японии  по-прежнему  раздувалась  военная  истерия  под лозунгом – победить  во  что  бы  то  ни  стало.
                                                                                                      С.М.Штеменко

В  прошлом,  девочки-девчонки,
И  парад,  как  сладкий  сон,
Но  герой  мой,  Ваня  Пчёлкин,
Безусловно,  впечатлён!
Жизнь  эпохе  вторит  гулко,
И  Победе – каждый  рад,
И  Парад  вам – не  прогулка,
А  торжественный  Парад!!!
Жаль,  подъём  сегодня  ранний,
И  приказа  завиток –
Уж  по  факту  предписаний
Пчёлкин  едет  на  Восток!
Путь  действительно  великий -
Настоящий  перегон:
Рельсы  бьют  его  на  стыке,
И  качается  вагон,
Разговоры – «Кто?  Откуда?
Что  теперь?  И  что  нас  ждёт?» -
Если  нет  в  России  чуда,
То  оно  произойдёт,
И  откроет  день  оконца,
И  укажет – «Чудо – вон!» -
Говорят,  мол,  на  японца
Направляют  эшелон!
Не  проходит  чудо  мимо,
Нам  не  скажут – «Братцы,  чур!»
Хорошо,  что  не  Цусима,
Хорошо – не  Порт-Артур!
Что,  однако,  это  значит,
Чем  загадка  дорога?
Коль  солдат  во  всю  судачит,
Значит,  снова – на  врага!
Ход  вполне  оригинален –
Век  войну  не  завершил,
То  ли  автор,  то  ли  Сталин,
Так  за  Пчёлкина  решил!
Посчитай – сама  эпоха
Направляет  прямо  в  ад –
Без  войны  с  японцем – плохо,
А  с  войной - другой  расклад!
Факт,  как  есть,  не  пропаганда,
Не  с  водою  решето –
Говорит  нам  Сталин – «Надо!»
И  союзники  за  то!
Рассуждать  не  дело  длинно,
Что  сошлось – тому  и  быть:
Нам  бы  земли  Сахалина
И  Курилы  возвратить,
И  решить  судьбу  под  солнцем,
Возвратить  не  пироги –
А  вернуть  долги  японцам,
Те,  далёкие  долги!
Безусловно – не  до  баловств,
Все  долги  перечисляй –
За  «Варяг»  и  «Петропавловск»,
За  родной  Приморский  край,
За  коварство!  Тут – избыток,
И  за  то,  что  ворог  лют –
У  японцев – тайный  свиток,
Зазевался – вмиг  сомнут!
Счёт  по  делу – бесконечен,
Правда  ж  фактом  дорога,
И  вопрос  солдатский  вечен –
«Как?  С  Парада – на  врага?»
Что  вопрос?  Не  бей  по  нервам,
Не  закручивай  резьбой –
«Ну  и  что?  Я  в  сорок  первом
Шёл  с  Парада – прямо  в  бой!»
Пережил  эпоху  лично –
Зол,  суров  и  деловит:
«Всё  в  России  симметрично!» -
Так  история  твердит!
Всё  и  здесь  свершится  скоро
В  три  налёта,  в  три  прыжка –
От  повтора,  до  повтора
Наша  тропка  коротка! 
Приготовьтесь – будет  драка,
Это,  как  воды  испить –
«Ты  философ,  брат,  однако,
Коль  серьёзно  рассудить!»
Это  так!  Ума – палата,
Не  заметишь  в  слове  брак –
«В  Кенигсберге  был  у  Канта,
На  могиле,  как-никак!»
...Остудись,  солдат  весёлый,
Оцени  земной  уют –
Вдоль  дороги  разносолы
За  копейки  продают!
«Прошлым  летом  уродила –
Понимай  в  картошке  толк!»
В  этом - сталинская  сила,
И  сибирский  потолок!
Принимай,  солдат,  без  спешки,
Впереди  по  сроку – Спас,
Вот  кедровые  орешки,
С  года  прошлого  запас!
...Горем  гул  дорог  размечен,
Стянут  больно  поясок,
И  в  пути  солдатик  вечен,
Как  под  шпалами  песок!
А  кому-то  сладко  спится,
Одному – не  всё  равно:
«Ну,  братишка,  как  Столица,
С  той  же  правдой,  как  в  кино?»
Это  как?  «Как  на  экране –
По  Столице – и  гурьбой!»
И  вопрос  в  таком  же  плане –
«Сталин  вроде  бы  рябой?»
Это  брось!  Его  отлично
Видел  не  со  стороны –
Как-то  Сталин  самолично
Дал  мне  ватные  штаны!
«Ну,  задал  ты,  парень,  скачку,
Словом  тут  же  уморил!»
Говорю – «Казбека»  пачку
Сталин  также  подарил!
И  открыла  рот  пехота -
Если  правда,  то  проймёт,
Но  потом  заметил  кто-то:
«Любопытно  парень  врёт! 
Но  зато,  как  маслом   мажет, 
И  в  фантазии  не  мал,
Может  быть,  ещё  расскажет,
Как  он  Гитлера  поймал?» 
Было,  да!  Тут,  правда – свята,
Я  и  сам  в  святые  вхож –
Отловил  того,  ребята,
Кто  на  Гитлера  похож!
Есть  причина  для  повтора –
Жду  естественный  ответ:
Разберутся  очень  скоро –
Это  Гитлер  или  нет?
«Это – он!»  Такое  снится,
Но  не  мне  судьбу  решать,
Если  ж  правда  подтвердится,
То  наград  не  избежать!
...Ну,  даёт  солдат  бывалый,
По  натуре – точно  свой,
Он  одно – аль  с  детства  шалый,
Аль  контужен  головой!   
Санитарам – не  измерить
Весь  словесный  урожай –
Верить  ли  ему?  Не  верить?
Самолично,  друг,  решай!
Правда  в  нём  иного  рода –
Долг  его  не  отобрать:
Кто  в  войне  четыре  года,
Разрешается  приврать!
Тут  не  следует  перечить –
Щука  он  или  карась?
Приукрась,  и  станет  легче,
Красивее  приукрась!
Утверждай,  что  это - правда,
Но  не  смей  судьбу  корить,
А  в  пути  одно  награда –
По  душам  поговорить!
Ты  ж,  в  своём  рассказе  пылком,
Шуткой  всех  опереди!
...На  пути  большом,  великом,
Две  недели  позади!
И  уже  иное  надо –
Скорость  первую  снижай:
Понеслась  во  всю  команда –
«По  вагонам!  Выгружай!»


   РАЗГРОМ  ЯПОНИИ

8  августа  1945  года  японскому  послу  в  Москве  было  сделано  мотивированное  заявление  о  том,  что  с  9  числа  СССР  считает  себя  в  состоянии  войны  с  Японией.
9  августа  на  Забайкальском  Фронте  начали  действовать  передовые  отряды.
     Вопреки  здравому  смыслу  и  военной  необходимости,  6  августа  на  Хиросиму обрушилась  первая  атомная  бомба,  а  через  два  дня  вторая  спалила  Нагасаки.
     Вечером  19  августа  над  зданием  Квантунской  армии  был  спущен  японский  флаг  и поднят  Советский  Флаг.  Главную  свою  задачу – ускорить  капитуляцию  Квантунской
армии,  все  десанты  выполнили  безукоризненно.
    Наши  войска  вступили  на  территорию  Кореи.  Морские  десанты  захватили  важнейшие  её  порты.  Советский  солдат  пришёл  на  священную  для  него  землю –
Порт-Артур.
                                                                                                    С.М.Штеменко 

Погрешим  ли  перед  правдой,
Выполняя  в  срок  приказ?
Называть  теперь  армадой,
Безусловно,  можно  нас!
Без  раздумий  и  без  счёта –
Поглядишь  и  будешь  рад:
В  форме  матушка-пехота,
С  мощью  танковых  бригад!
Выгружаем  с  перекуром,
Расстановка – не  на  глаз,
Самолёты  над  Амуром,
Как  нетронутый  запас,
Цель – ясна!  Одним  парадом
Пробиваем  к  следу  след,
Даже  кухни  едут  рядом –
Каша  с  мясом  на  обед!
Через  горы  путь  проложим –
Недосуг  погоду  ждать,
Что  сказать?  Сегодня  можем
И  японцев  побеждать!
Есть  настрой  победной  рати –
Часть  идёт  по  целине,
Пчёлкин,  может  быть,  в  десанте?
Аль  на  танковой  броне?
Может  быть,  сидит  в  засаде?
Ждёт  команду – «По  местам!?»
Пчёлкин  спереди  и  сзади,
Пчёлкин  тут!  И  Пчёлкин  там!
Не  несётся  в  пекло  сдуру,
Не  кричит  в  припадке – «Мать...!»
И  сегодня  амбразуру
Нет  причины  закрывать!
...Сквозь  слова  и  разнотолки,
Донеслась  к  солдату  весть –
«У  врага,  товарищ  Пчёлкин,
Камикадзе,  слышал,  есть!»
Но  ответ – не  пропаганда,
Прост,  как  прутья  для  корзин –
«Камикадзе?  Думать  надо,
Перебежчик  из  грузин!
На  Кавказе,  знамо,  жили –
Бурку  носят  и  кинжал,
Сталин,  он  же - Джугашвили,
Никуда  не  убежал!
И  от  трусости  не  сгинул –
Ставь  заслугу  во  главу:
В  сорок  первом  не  покинул
Нашу  Матушку-Москву!
Не  деревня!  Знаем,  знаем –
Не  проскочит  вошь  и  мышь:
Мы  и  этого  поймаем,
Камикадзе,  говоришь?»
И  в  ответ  солдатик – «Ясно!
Будет  дерзкий  ворог  бит -
Объяснил  вполне  понятно,
И  не  так,  как  замполит!»
И  пошёл,  сгибая  спину,
Обновив  рассказа  суть –
«Дам  огня  тому  грузину,
Окопаюсь  лишь  чуть-чуть,
Он  же  трус!  Почти  что - заяц,
И  его  решён  удел –
Вот  фамилию,  мерзавец,
Изменить  не  захотел!»
...Мысль,  как  знак  на  повороте
Для  умельцев-мастеров:
«Есть  свои  грузины  в  роте,
Но  воюют – будь  здоров!
С  нами  вынесли  годину,
С  нами  с  чистого  листа –
Камикадзе-господину,
Наши  парни - не  чета!»
...Остаётся  крикнуть – «Что  ты!
Правда  шуткой  дорога!» -
Знатоки  и  патриоты
Вышли  грудью  на  врага!
Это  автор  от  восторга
Эхо  времени  постиг –
Тех  и  этих – очень  много,
И  герой  мой  среди  них!
Вот  он,  братцы,  корень  русский
От  крестьянской  простоты –
Может,  слышит  Вальс  Маньчжурский
Там,  где  старые  Кресты?
Где  покой  нашли  калеки?
Где  для  смерти – «Будь  готов!»
Где  и  не  было  вовеки
Ни  надгробий,  ни  Крестов?!
Тут  история  повтора –
Меж  эпохами  мосты,
Где  сойдутся  очень  скоро
Каски,  звёзды  и  кресты!
Жив  пока!  Не  надо  знака –
Всем  единый  Божий  Знак:
Утром,  вечером – атака,
Днём – готовность  для  атак!
Но  идём!  Отныне – можем
Не  сдаваться  временам:
Мы  огнём  себе  поможем,
Тут  и  Бог  поможет  нам!
Скажет  Око  Неземное:
«Тут  опасней,  чем  Седан!» -
Опыт – дело  наживное,
С  превеликой  кровью  дан!
Это,  значит,  славно  бились,
А  в  штабах - намётан  глаз,
До  Берлина  научились,
И  не  бьют  сегодня  нас!
А  привал - вполне  весёлый,
Для  такой  нагрузки – рай:
«Всё  ж  японец  нынче  квёлый,
И  не  скажешь - самурай!»
Не  вперёд  бежит – обратно,
От  разрывов  устаёт,
И,  порою  непонятно,
Сам  оружие  сдаёт!
Что  ж!  Война  не  для  парадов,
У  войны – коварный  вид:
«Нет  у  них  заградотрядов!» -
Пчёлкин  к  слову  говорит! 
Забрели,  куда  не  надо,
Под  огнём  не  могут  встать –
Им  уроки  Сталинграда
Мы  сумеем  преподать,
Чтоб  ходить  не  смели  в  ногу,
Чтоб  познали  русский  ад –
«Не  задержимся,  ей  богу!»
Подтвердил  седой  солдат!
...Так  и  вышло – в  срок  и  ловко,
В  час  победных  перемен:
Вся  сдавалась  группировка,
Без  раздумий,  в  русский  плен!
А  солдат,  всё  та  же  смена,
Славу  счастлив  обрести –
«Камикадзе  непременно
Мне  бы  надобно  найти!»
И  туда-сюда,  глазами,
Пленных  ест,  как  апельсин:
«Коль  грузин – одно  с  усами,
Коль  с  усами – то  грузин!»
Пусть  всё  так  и  не  иначе,
Пусть  не  шутка,  не  урок:
Факт!  Исполнены  задачи
С  малой  кровью,  в  малый  срок!
Понесёт  судьба,  как  плашку,
И  затихнет  пулемёт,
И  поймёт  солдат  промашку,
Пчёлкин?  Пчёлкин  не  поймёт!
В  том  ли,  братья  дорогие,
Схожесть  русская  судеб?
Знает  он  слова  другие –
Конь  и  сбруя,  плуг  и  хлеб,
Различает  колос  спелый,
Урожайный  ценит  год –
Хлебороб  давно  умелый,
Только  он  не  полиглот!
С  ним – крестьянская  дорога,
С  ним - лихие  времена,
Подучиться  бы  немного?
Но  на  то  была  война!
...Проще  будь,  читатель-зритель,
Я,  как  автор,  виноват –
Пчёлкин  всё  же  Победитель,
Долей  Русскою – Солдат!


Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #25 : 04/04/11 , 08:32:40 »
     ПУТЬ  ДОМОЙ!

Как-то  на  докладе  в  Кремле   в  приёмной  Сталина  мы  встретили  Главного  Интенданта  Красной  Армии.  Он  был  одет  в  пышную  военную  форму  неизвестного
нам  покроя.  Мундир  был  сшит  по  модели  времён  Кутузова,  с  высоким  стоячим воротником.  Брюки  же  выглядели  по-современному,  но  блистали  позолоченными
лампасами.  В  кабинете  у  Сталина  находились  члены  Политбюро.  В  кабинет  вошёл Главный  Интендант.  Сталин  окинул  его  беглым  взглядом  и  помрачнел.  На  вопрос –
«Кого  это  вы  собираетесь  так  одеть?»  Ответ - «Это  форма  для  Генералиссимуса!» Сталин,  не  стесняясь  присутствующих,  разразился  длинной  и  гневной  тирадой.  Он протестовал  против  особого  возвышения  его  личности.  Кончилось  это  затея  тем,что  формы  Генералиссимуса  так  и  не  было  создано.  И.В.Сталин  до  конца  дней  своих носил  маршальскую  форму,  как  и  все  остальные  маршалы.
                                                                                                           С.М.Штеменко

Не  на  голом  месте  были,
Не  придумал  быль  народ –
Турок  били,  шведов  били,
Европейский  били  сброд!
Все  легли  под  русским  грузом,
Всем  досталось  на  помин –
Тут,  с  поляком  и  французом,
Потерпел  позор  румын!
Загляни  в  Архив,  не  в  сонник,
В  нём  никто  не  позабыт –
Итальянец-макаронник
И  фашист  с  мадьяром  бит!
Не  одна  за  век  армада
Шла  под  клёкот  стервецов –
Объясните,  что  вам  надо,
Здесь – на  Родине  отцов?
Что  вам,  гады,  не  хватало?
Что  прельщало  всякий  раз?
Может,  хлеба  было  мало?
Может,  следовал  приказ?
...А  луна  над  миром  светит,
Весь  в  крестах  случайный  луг –
Мёртвый  больше  не  ответит,
А  живому – недосуг!
Так  и  Пчёлкин!  Что  он  знает?
Сам  ещё  не  встал  с  колен –
Он  японцев  охраняет,
Что  сдались  недавно  в  плен!
Не  до  тайн  в  безумном  мире,
Сохранить  бы  в  меру  сил!
...Тут  солдат  про  «харакири»
Вдруг  у  Пчёлкина  спросил!
Но  герой – не  князь  Волконский,
По  войне  солдатом  мчал,
И  язык – язык  японский,
Никогда  не  изучал,
Да  и  бил  врага  не  в  тире,
Но  нашёлся  в  пять  минут –
«Для  японцев – харакири,
Что  для  Гитлера – капут!
Их  язык  не  понимаю,
Изучать  мне – не  дано,
Чую  сердцем,  а  не  знаю –
«То»  и  «это» - всё  одно!»
До  ушей  с  улыбкой  щёки,
Будто  кто  экзамен  сдал –
«Вы  знаток,  товарищ  Пчёлкин,
Я  никак  не  ожидал!
Можно  впредь  сказать  в  квартире,
И  меня  одно  поймут –
Немцам – наше  харакири,
А  японцам – наш  капут!»
...Так-то,  Ваньки!  Так-то,  Петьки –
Всяким  ворогам – конец,
Значит,  «хрен  не  слаще  редьки!» -
Пчёлкин  молвил – «Молодец!»
...Расплелись  в  поэме  нити –
Кто  бы,  как  не  понимал,
Но  солдатик,  извините,
Так  «грузина»  не  поймал!
Не  успел  за  русским  гоном –
Утром - рано,  днём – рожай:
Вновь  команда – «По  вагонам!
Торопись  и  загружай!»
Загружай  превыше  планки,
Постарайся  всё  учесть -
На  платформах  пушки,  танки,
Кухня  с  кашей - тоже  есть!
Значит,  будем  кушать  знатно,
Значит,  будет  крепок  сон –
То  туда,  а  то  обратно,
Наш  несётся  эшелон!
Ну,  никак  не  остановишь –
Нынче – правда,  завтра – ложь,
Но,  когда  об  этом  вспомнишь,
То  покажется - живёшь!
Приучили  нас  к  порыву -
Норовят  больней  стегнуть,
Мы  ж  в  ответ – «Да  быть  бы  живу,
Перетерпим  как-нибудь!»
Что  характер-то  бурливый
И  мотив, что  громко  спел?
Пчёлкин?  Пчёлкин  терпеливый,
Две  войны  перетерпел!
Полустанки,  промежутки.
Он – туда,  его – сюда,
Не  записан,  ради  шутки,
Ни  в  князья,  ни  в  господа!
Он – солдат!  Душа  авралов,
Всё  ему – копьё  и  щит,
Он  «прокормит  генералов»
И  Отчизну  защитит,
И  пройдёт  за  бороздою,
Бросит  в  землю  семена –
Всё  исполнит  под  звездою,
Только  чтобы  не  война!
...Захвалили?  Перебрали?
Перемыли – о-го-го?
Это  мы  словцом  играли,
И  не  более  того!
Ты – домой?  И  мы  с  тобою,
Будем  дружбой  дорожить –
Был  готов  недавно  к  бою?
Будь  готов  и  мирно  жить!
Без  окопа,  без  разрыва,
Без  того,  чтоб  догонять,
Только  жизнь – такая  нива,
Что  без  боя - не  поднять!
Тут  опасности  повсюду,
Тут  деревня  без  отца –
Повстречаешь  там  Иуду,
Дурака  и  подлеца!
Там – желают,  тут – милуют,
Тут  дают  воды  испить –
Полупьяным  зацелуют,
И  способны  залюбить!
Пчёлкин  как?  Он – с  головою,
Улей  цел  и  много  сот,
Сладит  с  криком  и  молвою,
И  беду  перенесёт!
Он,  как  Родина,  простецкий,
И  по  виду – не  орёл,
Не  казак  с  войны  турецкой,
Ничего  не  приобрёл!
Но  заметим  ради  правды –
Что-то  он  привёз  домой:
Два  ранения,  награды,
И  мозоли,  бог  ты  мой!
Сосчитать?  Да  что нам  счёты?
Боль,  поэт,  не  береди –
Знай,  у  матушки-пехоты
Есть  мозоль  и  на  груди!
Всё  ползком  да  перебежкой,
Всё  болотом,  мимо  свай,
Всё  тебе  кричат – «Не  мешкай!»
А  ещё – «Давай,  давай!»
Надавал!  Проверьте  кстати,
В  мирный  час,  не  под  огнём –
Немцы  в  старом  аттестате
И  японцы  также  в  нём!
Он  вполне  богат!  Извольте
Вознести  и  полюбить -
Не  в  пехотной  нынче  роте,
А  в  колхозе  должен  быть!
Не  умрёт  теперь  от  жажды,
Не  водички  поднесут –
Победитель  Пчёлкин  дважды:
Раньше – там,  а  нынче – тут!
Промелькнули  полустанки,
Время  крикнуло – «Пора!»
Что  там  пушки?  Что  там  танки?
Срочно  дайте  трактора!
...Ну,  пока!  Пешком  с  вокзала,
Обойдёшься,  не  жених,
Так  Отчизна  приказала –
Нет  залётных-коренных!
Впереди  рассвет  и  дымка,
Много  лет  и  трудных  дат,
Но  идёт  не  горемыка:
Русским  Подвигом – Солдат!
Не  мешайте!  В  сердце – дума,
И  не  стройте  пьедестал, 
Он  давно  устал  от  шума
И  от  войн  душой  устал!

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #26 : 07/04/11 , 10:32:21 »
Уважаемые  читатели!
Только что  Николай Николаевич Гульнев передал мне для  публикации  очередные книги:
 
- "Память нам не изменит" - окончательный вариант книги "Фронтовик Иван Пчелкин" - изменены и дополнены некоторые предыдушие  главы, а также  написана  новая Часть - "Пчелкин на том свете"

- "Святое воинство России"

 обе книги изданы в бумажном варианте на средства Автора тиражом по 100 экз. Все что написано Н.Н.Гульневым публикуется на  Сайте - ООД 17 марта и  на Сайте - Изба-читальня, Автор - Гульнев Нкиолай, там  достаточно удобный  формат для  чтения

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #27 : 07/04/11 , 10:40:05 »
Н.Гульнев   "Память нам не изменит"

    Часть  вторая

       ОТ  ПОБЕДЫ  К  ПОРАЖЕНИЮ

         С  некоторых  пор  актуален  вопрос – «Кто  и  почему  победил  в  этой  войне?»  Новые  знатоки,  приближённые  к  властной  кормушке,  и  отрабатывающие  Иудины  серебряники,  уже  определились.  Вот,  если  репрессии,  так  это  Сталин  виноват,  а  вот  если  Победа – то  понятно,  это  народ  совершил  свой  великий  подвиг.  Такой  подход,  мягко  сказать,  скрывает  некое  лукавство,  но  он  удобен  и  выгоден  нынешним,  властным  пигмеям.  Но  даже  в  животном  мире,  в  стаде,  табуне  или  отаре,  должен  быть  вожак.  Когда  горит  степь,  то  вожак  выводит  ошалевший  табун  из  огненного  кольца,  самая  сильная  и  опытная  птица  направляет  журавлиный  косяк.  Наши  руководители,  изучавшие  в  Ленинградском  Университете  философское  понятие  с  точки  зрения  марксистско-ленинской  идеологии,  о  роли  народа  и  личности  в  истории,  сегодня  от  всего  советского  нагло  отказались,  ну,  если  не  считать  народных  богатств,  а  вот  вывод  той  идеологии,  что  «народы  вершат  историю,  а  не  личности!»,  они  взяли  себе  на  вооружение.  Это  им  выгодно!  Это  же  народ  у  нас  взрывает  электростанции,  подрывает  «Невские  Экспрессы»,  проводит  приватизации,  сам  себя  обворовывает.  Властные  жулики  не  причём!  Понятно  тогда,  что  не  Александр  Македонский свершил  великие  завоевания,  и  его  смерть  не  стала  причиной  развала  Великой  Империи.  Понятно,  если  исходить  из  выгодного  постулата  наших  властителей,  что  не  Наполеон  вел  великие  войны,  и  не  Пётр  Великий  провёл,  пусть  не  до  конца,  великие  реформы.  Это  всё  народ  по  своему  разумению  делал.  Понятно,  если  бы  вместо  Сталина  в  то  жестокое  предвоенное  и  военное  время  у  руля  стоял  бы  Боря  Ельцин,  то  мы  бы,  естественно,  столько  бы  подвигов  совершили.  А  если  бы  у  руля  стояли  вместе - Владимир  Путин  и  Дмитрий  Медведев,  то  вообще  никаких  проблем  у  страны  не  было  бы.  Позволю  себе  не  согласиться.  По  мне – уж  лучше  бы  Ельцин  руководил,  чем  этот  двуумвират.  Ельцину  дали  бы  пару  бутылок  армянского  коньяка,  он  бы  отключился,  глядишь,  вместо  него  руководил  бы  Жуков  или  Рокоссовский.  А  Путин  с  Медведевым  спортсмены,  однопартийцы,  оба  юристы  и знатоки  римского  права.  Всё  у  них  по  закону – по  закону  коррупция,  по  закону  рейдерские  захваты,  по  закону  приватизация,  по  закону  взрывают  и  убивают,  по  закону  Абрамовичи  и  Вексельберги.  Всё  у  них  по  закону!  Правда,  иногда  сермяга  словесная  вылетает  из  уст  бывших  комсомольцев!  Так,  Медведев  как-то  в  прямом  эфире  заявил,  что  Сталин – преступник!  Интересно  спросить – а кто  судил  Сталина?  Нюрнбергский  трибунал  осудил  гитлеровскую  клику.  Сталин  остался,  даже  в  лице  врагов,  победителем!  Ну,  чего  тут  не  скажешь  в  угоду  новым  хозяевам  жизни  и  заморским  покровителям?
            Напомню  ещё  один  исторический  факт.  На  момент  падения  династии  Романовых,  когда  Российская  Империя  вела  войну  с  Германией,  почти  ни  одной  пяди  земли  не  было  под  пятой  немцев,  положение  России  с  точки  зрения  материальных  и  людских  ресурсов  было  вполне  приемлемым.
     Ну,  и  что  мы  получили  в  итоге?  Мы  получили  революцию  и  развал  Великой  Империи.  Причина  здесь  одна – Империей  руководил  такой  же  безвольный  и  жалкий  руководитель,  как  некоторые  из  нынешних  руководителей.
            Давайте  вспомним,  в  каком  положении  находился  СССР  к  лету  1942  года?  Украина,  Белоруссия,  часть  территорий  РСФСР  находились  под  фашистом,  враг  стоял  у  Волги,  пытаясь  отрезать  нас  от  кавказской  нефти  и.т.д.  Ну,  и  что?  Ни одной  революции,  никаких  мятежных  Петроградов  и  Кронштадтов,  никаких  Троцких  и  матросов  Дыбенко,  никаких  призывов  к  свержению  сталинского режима,  не  считая  Западной  Украины,  крымских  татар  и  некоторых  кавказских  образований.  Почему  же  так?  Может  быть,  вы,  господа  Медведев  и  Путин,  знаете  ответ  на  этот  простой  вопрос?  Да  всё  вы  прекрасно  знаете.  Да  вас  зависть  чёрная  съедает!  Вот  Сталин  смог,  а  вы  ничего  пока  сделать  не  можете!  Ответ  прост – Сталин  жёстко  руководил  страной,  Сталин  смог  создать  работающую  «вертикаль»,  у  Сталина  была  Коммунистическая   Партия,  а  не  «Единая  Россия»,  в  которую  подбирают  по  принципу  преданности  и  наличию  определённых  богатств.  У  Сталина  были  Жуков,  Рокоссовский,  Толбухин,  Нарком  ВМФ  Кузнецов,  Устинов,  Косыгин  и.т.д.  А  у  вас,  господа  Медведев  и  Путин,  кто?  А  у  вас  все  те  же – Чубайсы,  Сердюковы,  Потанины,  Абрамовичи,  Вексельберги,  Швыдкие  и.т.д.  От  некоторых  ваших  приближённых,  «Свиты  его  Величества»,  народ  в  дрожь  бросает!  Ну,  не  верит  им  народ,  а,  значит,  и  вам.  Но  он  голосует  за  вас  только  потому,  что  знает – деньги-то  у  вас.  Победи  кто-то  другой  на  выборах,  деньги  из  казны,  предполагаю,  тут  же  испарятся.  Вот  причина  Победы  Сталина,  КПСС  и  Народа  в  той,  Великой  Отечественной  Войне!  В  одной  связке,  с  одним  лозунгом – «Родина-Мать  зовёт!»  и  с  другим – «Ни  шагу  назад!»
        Если  исходить  из  вашего  постулата,  что  только  народ  победил  в  той  войне,  тогда  следует  считать,  что  наш  великий  народ  виноват  в  поголовной  коррупции  и  преступности!  Вы  здесь  не  причём!  Это  не  вы  принимали  подлые  законы,  по  которым  жирные  куски  бесплатно  раздавались  Абрамовичам  и  прочим...,  это  не  вы  допустили  проституцию,  беспризорство,  наркоманию,  взяточничество.  Это  не  у  вас  сгорают  сотни  деревень!  Странно!  Рублёвки  и  ваши  дачи,  ваши   коттеджи  и  ваши  дома  почему-то  не  горят!  Это  народ  поджигает  свои  дома  сам.
           Вы  научились  приобщаться  к  великим  Советским  датам,  это  вам  выгодно.  Вдруг  обездоленный  народ  посчитает,  что  эти  подвиги  совершили  вы  или  с  вашим  участием.  Напомню,  что  в  приказе  Верховного  Главнокомандующего товарища  Сталина  от  1  мая  1945  года,  за  героическую  оборону  в  Великой  Отечественной  войне  почётные  звания  городов-героев  были  присвоены  Ленинграду,  Сталинграду,  Севастополю  и  Одессе.  С  подачи  Брежнева,  звания  городов-героев  стали  присваиваться  по  партийной  целесообразности.  А  с  подачи  нынешних  господ  скоро  у  нас  будут  героические  дома,  деревни,  коттеджи.  Первое  звания  надо  присвоить  Рублёвке,  а  потом  некоторым  кавказским  республикам,  которые  встречали  фашистов  на  белом  коне,  а  ещё  персонально  наградить  товарища  Путина  медалью  «За  отвагу  на  пожаре!»
         И  о  т.н.  свободе!  В  Европе  и  США  прекрасно  знают,  что  никакой  свободы,  кроме  «свободы  воровства»,  у  нас  нет.  Но  там  думают  так – «Пусть  гробят  уроды  Великую  Державу,  пусть  спаивают  и  сокращают  население,  пусть  плодят  наркоманов  и  педофилов,  пусть  уничтожают  Русскую  Государственность,  пусть  убивают  на  Кавказе  как  можно  больше  людей,  главное,  чтобы  новая  Россия  была  слабее  и  слабее».  Вот  и  весь  результат  «свободы».         

                 ВОЗВРАЩЕНИЕ  ДОМОЙ
 
  "Власова,  изменника,  втиснули  в  автомобиль.  Главаря  предателей  Родины  вывезли  из
общей  колонны  и  доставили  в  советскую  часть.
  Компания  врагов  нашей  Родины  вскоре  пополнилась  новыми  членами.  В  предгорьях
Альп  обнаружились  старые  недруги  Советской  власти – генералы  П.Н.Краснов,
А.Г.Шкуро,  К.Султан-Гирей  и  другие.  В  1944  году,  наступая  в  Югославии,  советские
войска  встретились  в  боях  с  частями  русского  белогвардейского  корпуса.   
      П.Н.Краснов  и  др.  были  приговорены  к  смертной  казни."
                                                                                                            С.М.Штеменко 

Не  знамения,  не  вьюги,
Не  гадания – «Не  сглазь!»
А  война  по  всей  округе
Чёрным  мором  пронеслась,
Придавила,  разбросала,
Крест  поставила  на  лбах –
Смерть  повальная  плясала
На  отеческих  гробах!
Это  их  порядок  новый,
Это  их  Архипелаг –
До  глубинки,  до  кондовой,
Дошагал  подлейший  враг,
Утвердил,  что  мы – холопы,
А  они – права  и  суд:
Тут  и  там – везде  окопы,
И  воронки – там  и  тут!
Шаг  не  сделать  без  опаски –
То  снаряд,  то  ржавый  трак,
Но  зато  с  фашистской  каски
Кормят  птицу  и  собак!
Так-то,  Ваньки,  так-то,  Сеньки -
«Помоги,  Россия-Мать!»
Нынче  наши  деревеньки
Надо  срочно поднимать,
Позабыть  про  поволоку
И  красу  девичьих глаз!
...Возвратился  Пчёлкин  к  сроку,
А,  точнее,  в  самый  раз!
Вот  и  кончились  разлуки,
Торопись  с  коленей  встать -
Да  сейчас  любые  руки
Самородочку  подстать!
Так  твердит  с  клюкой  крестьянин,
Понимая  сердцем  мир –
Если  жив,  не  сильно  ранен,
Почитай – ты  бригадир!
Можно  тем  и  этим  статься –
Привечают  всё  отцы:
Лучше  в  конюхи  податься,
А,  важнее,  в  кузнецы!
Ну,  решай!  Да  что  об  этом?
Верь,  что  сладятся  дела -
По  деревне  весть  с  рассветом
Любопытных  подняла!
Тут  же  сходу  пульс  забился –
К  хате  старенькой  пути:
«Ванька  Пчёлкин  возвратился,
Жив,  здоров  и  без  культи!»
Разговор - без  меры  долгий,
Если  речь – наперерез:
«Мой-то,  Господи,  безногий,
Правда,  сделают  протез!»
Плач  и  рёв!  И  враз – бравада,
Председатель – «Всё  путём!
Обустроим  жизнь,  как  надо,
И  надежду  обретём!
Жить  устали  у  развалин –
Израсходован  запас:
Подскажи – товарищ  Сталин
Нынче  думает  про  нас?»
Что  на  то  ответить  внятно,
Если  слово  повело?
«Сталин  думает,  понятно,
И,  особо,  про  село!»
Речи  те,  а  мысли  эти,
Остаётся  лишь  учесть –
Коль  прописано  в газете,
Значит,  так  оно  и  есть,
Значит,  что-то  скоро  будет,
Значит,  каждый  помощь  ждёт –
Если  Сталин  не  забудет,
Чудо  всё  ж  произойдёт!
Председатель  громко – «Знаю!
Собирай  к  столу  родню –
День  рабочим  засчитаю
И  впишу  по  трудодню!»
Тише - спор!  Частушки – звонко
Под  надежду  перемен –
Поднимала  самогонка
Жизнь  убогую  с  колен!
Вот  уже  картошка  в  сале,
Вот  холодная  вода –
Как  тогда,  скажу,  плясали,
Не  плясали  никогда!
И  не  спорьте!  Лично  видел,
Как  над  речкою  зарю,
И  деревню  не  обидел
Тем,  что  правду  говорю!
Мы  да  мы!  И  мы – вовеки:
«Ничего,  Иван!  Держись!»
Даже  старые  калеки
Подтвердили – «Это – жизнь!»
Что  там  новости  и  слухи?
Вечевой  порядок  смят –
Ободрённые  старухи
Не  крестились – «Боже  свят!»
Не  толкали  пьяных  бабы,
Разрешив  застольем  жить -
«Дай  нам,  Господи,  хотя  бы
Боль  на  сутки  заглушить!
Протрезвеют – тут  же  спросим,
Пусть  валяются  во  рву –
Без  помощников  накосим
Бурьяны  да  мураву!»
...Разговор – почти  былина,
С  перебором – «Вот  те  Крест!» -
Тот  добрался  до  Берлина,
Этот  видел  Бухарест!
Не  прописано  в  бумаге –
Пчёлкин  молвил – «Это  да!
Свой  автограф  на  Рейхстаге
Я  оставил  навсегда!»
Нечем  крыть!  Вот  это – карта,
Тот,  кто  спорил,  тут  же  сник –
Стало  ясно – три  карата,
Это  вам  не  золотник!
Перебьёт  любую  смету,
Пчёлкин  с  нами  и  за  нас –
Не  меняет  на  карету
Деревенский  тарантас!
Оттого  и  нет  досады –
Ты  погоны  не  срывай:
Пчёлкин – наш!  Ему  и  рады,
Наливая – наливай!
Ну,  чего  замолкли,  девки?
Что  вы  пялитесь  на  нас?
Деревенские  припевки
Подошли  бы  в  самый  раз!
День  хорош  и  вечер  дивный,
Не  главенствует  тоска,
А  мотив-то  заунывный
Про  лихого  казака!
Но  взметнулся  голос  сонный,
Удивляя,  чтоб  не  спать –
«А  я  выйду  в  сад  зелёный,
В  сад  криниченку  копать!»
...Подтяни,  краса-отрада,
Хватит  горести  чесать –
Нам  не  только  выпить  надо,
А  других  переплясать!
Подавай  гармонь,  ребята,
Пляска  сердцу  дорога,
Жаль!  Изба–то  маловата
Для  размаха  в  три  шага!
Выходи  на  круг  до  срока –
Наше  время – без  числа!
...Эту  пляску  не  сорока
Мне  в  поэму  принесла!
Та  гармонь  стонала  тонко –
Кто  кого  переплясал?
Давней  памятью ребёнка
Я  прошедшее  писал,
И  с  обидой  снова  бился,
Что  мне  бабкины  блины?
Мой  отец  не  возвратился
С  той  невиданной  войны!
Вот  и  мать  сидит  в  сторонке –
Слишком  доля  горяча:
Ей  не  надо  самогонки –
Слёзы – крепче  первача!
...Придавили  похоронки!
Как  не  видеть  эту  жуть?
За  слезу,  товарищ  Пчёлкин,
Ты   меня  не  обессудь!
Время – нет,  и  возвратится,
Даль,  не  небо-бирюза,
И  не  пляска  мне  приснится,
А  горючая  слеза!

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #28 : 11/04/11 , 08:21:29 »
ПОСЛЕВОЕННАЯ  ГОДИНА

Церковь  построена  в  1864  году  тщанием  прихожанина  подпоручика  Андрея Толмачёва.
Здание  каменное  с  такой  же  колокольней,  покрыта  железом.  Освещена  во  имя  Св.великомученика  Дмитрия  Солунского  в  1911  году.  Копии  в  метрической  книге 
хранятся  с  1776  года,  исповедные  росписи  находятся  в  целости  с  1810  года.
       Имеются  в  приходе  школы: Земская – в  селе  Мальцево,  в  ней  обучается  50 мальчиков  и  58  девочек.  В  деревне  Касторной – 2-х  классная,  в ней  обучается 89
мальчиков  и  девочек – 51.  В  деревне  Любимовка    при  заводе  частная  школа,  в  ней обучается  мальчиков – 78,  девочек – 75.  Ближайшие  к  ней  церкви: Воскресенская  села Тарасова  в  6  верстах,   села  Житеня  в  5  верстах.  При  церкви  состоит старостой  церковным – крестьянин дер.  Касторной  Моисей  Афанасьевич  Долженков.
   Из  ведомости  Дмитриевской  церкви  с.  Мальцево,
  Суджанского  района,  Курской  губернии

Что  возвышено  обетом –
Встанет  в  небе  золотом:
Красный  Флаг  над  Сельсоветом,
Церковь  старая  с  Крестом!
Что  дано – тому  и  сбыться,
Кто  проснулся – не  уснул:
В  церковь  как-то  помолиться
Пчёлкин  в  праздник  заглянул!
Не  грехов,  поди,  боялся,
Не  камней,  что  скатят  с  гор,
Но  при  этом  состоялся
Любопытный  разговор!
«Красоту  заметил  эту?» -
Разошёлся  поп,  речист,
Добавляя  по  секрету –
«Сталин – он  семинарист!
Все  сегодня  вышли  рожей
И  возвысились  на  миг –
Предок  твой,  не  куль  рогожей,
Красоту  сию  воздвиг!
Видит  Бог!  Восторг - не  лживый,
Тут  потомственный  пример –
Прадед  твой – одно  служивый,
Подпоручик,  офицер!»
Ну,  а  что  стоит  у  факта,
Кроме  дыма  сигарет?
«Дед  твой  в  исповеди  как-то
Приоткрыл  большой  секрет!
Память  вечная - в  народе –
С  Богом  должно  говорить:
Говорят,  на  сельском  сходе
Церковь  не  дали  закрыть!
Целый  век  в  народной  моде,
Можно  бред  не  городить,
Да  и  ты  из  «благородий»,
Коль  по  прошлому  судить!»
Что  тут  правда,  что  неправда –
Я  восторги  превозмог:
Мне  приписывать  не  надо.
То,  чего  не  знает  Бог!
Я – обычный  непоседа,
От  меня – обычный  свет,
Не  успел  спросить  у  деда –
Это  правда  или  нет?
Из  крестьян  я!  Свой  и  местный,
Нынче – пёхом,  завтра – вброд –
Хлеборобами,  известный,
Сотню  лет  старинный  род!
И,  касаясь  офицера,
Ты,  Отец,  не  городи –
По  селу  едина  мера:
Все  мы  Пчёлкины,  поди!
Я – не  вхож,  простая  свита,
Правда,  с  золотом  наград,
То,  что  церковь  не  закрыта,
Признаюсь – безмерно  рад!
Ну,  прощай,  Отец!  Скучаешь?
Будем  прошлым  дорожить,
Если  свадьба – обвенчаешь,
Но  до  свадьбы  дай  дожить!
Видит  глаз  и  слышит  ухо,
А  словцом  не  будешь  сыт –
Говорят,  что  голодуха,
Вот  такое  предстоит!
И  не  надо – «Всё  от  Бога!»
И  не  надо – «Бог  ты  мой!»
...Мы  запомнили  надолго
Этот  год – сорок  седьмой!
Нет  войны – но  гром  рыданий,
Нет  огня,  но  режут  плоть –
А  не  много  ль  испытаний
Посылает  нам  Господь?
Кто  ответит?  Нет  ответа,
Не  поможет  скородум –
Нет  ума  у  Сельсовета,
А  на  Небе  есть  ли  ум?
День  и  час  отныне  важен –
Урожай  не  соберём?
Пчёлкин  не  обескуражен:
Пересилим,  перетрём,
И  услышим – «Пчёлкин,  надо!»
И  заветное - «Вперёд!» -
Тяжела  в  России  правда,
Тяжек  день  и  тяжек  год!
За  спиною – войны,  войны,
Вроде  вот – расправил  грудь,
Но,  однако,  недостойны
После  бойни  отдохнуть!
Торопись,  на  честь  не  падок,
Потеряли – не  вернёшь,
Не  осталось  и  лошадок,
Если  есть,  то  клячи  сплошь!
Заплелись  концы  и  нити,
Бесполезно  решето –
Вы  Россию  извините,
Коль  сподобитесь  на  то!
Отошли  от  славы  громкой –
Нынче  вечер  никакой:
Ходят  нищие  с  котомкой
И  убогие  с  клюкой!
Затяни  ремень  потуже –
Закрома  зерно  не  ждут,
Но,  пожалуй,  где-то  хуже,
Если  нищие  идут!?
...Где  ты,  счастье,  затерялось?
Где  пшеница  на  току?
Это  времечко  досталось
Всё  ему – фронтовику!
Всё  ему – концы  и  тяги,
Он!  И  некого  винить –
Блеском  гербовой  бумаги
Никого  не  накормить!
Из  травы  оладьи  слепим,
Из  крапивы – детям  снедь,
Перетерпим?  Перетерпим!
Только  как  перетерпеть?
Как  поднять  поля  и  пожни?
Не  сойти  бы  как  с  ума,
Если  стол  пустопорожний
И  пустые  закрома,
А  народ – святые  мощи,
И  голодных  целый  строй?
«На  войне – оно  попроще!» -
Пчёлкин  думает  порой!
Бесполезен  тут  воитель,
Коль  зерно  сгорело  сплошь –
В  этом  поле,  победитель,
Ты  в  атаку  не  пойдёшь!
Ты – народ!  С  тобой  печали,
Печь  пустая  и  ухват –
«Правда,  Пчёлкин,  не  кричали –
Сталин!  Сталин  виноват?»
Выживали,  кто  как  может,
Говорили – «Вот  напасть!»
Повторяли – «Бог  поможет!»
И  надеялись  на  власть! 
Были  рады  малой  корке,
Но  не  кормит  время  мак,
Что  касается  махорки –
Вырос  значимый  табак!
Вот  и  стало  легче  втрое –
Трын-трава  да  мурава:
Самокрутка - на  второе,
А  на  первое – слова!
«Видно  Бог  хреново  правил,
Вот  и  нечего  рыдать!»
...Пчёлкин!  Я  тебя  заставил
В  год  суровый  голодать!
Для  чего  слеза  и  стоны?
Почему  ты  там  и  тут?
Чтобы  знали,  что  батоны
В  русском  поле  не  растут,
Что  вставать,  в  обычай,  рано,
Что  в  полях  работа  ждёт,
Что  с  небес  на  случай  манна
Для  детей  не  упадёт,
Что  твои  в  мозолях  руки,
Если  жив – благодари,
Чтобы  знали  дети,  внуки:
Труд  крестьянский - до  зари!
А  потом – труды  с  рассвета,
А  ещё – печален  дом,
И  не  песней  время  спето,
А  молитвенным  трудом!

ДЕРЕВЕНСКИЕ  БУДНИ

Послевоенная  деревня  жила  бедно  и  просто.  Хаты,  если  их  можно  так  назвать, 
были  построены   до  войны.    Имели  жалкий  вид.  И  то  радость,  что  не  сгорели! 
Многие  в  средней  полосе  ходили  в  лаптях.  Труд  крестьянский  с  малых  лет  и  от 
зари  и  до  зари.  Выживали  по  всякому.  В  основном – за  счёт  огорода  и  сада,  если
что-то  уродило.  Любой  излишек  старались  нести  на  рынок,  дабы  купить  какую-то
обнову  за  деньги.  В  колхозе  мерой  труда  был  «трудодень».  Он  везде  был  разный,
но  в  целом – беден  и  мал.  Страна  выживала,  страна  обустраивалась  после  войны.

Для  России  многоликой
Мор  и  голод - не  беда:
Для  любви  большой  и  пылкой
Есть  желание  всегда!
Душу  голодом не  ранишь,
Тяжкий  год  переживёшь,
Да  и  юность  не  обманешь,
И  натуру  не  убьёшь!
Далеко  до  доли  панской,
Но  надежды  воздух  чист –
Вдоль  околицы  крестьянской
Снова  ходит  гармонист!
Он – другой!  Солдатской  роты,
Бывший  строгий  старшина –
«Первым  делом  самолёты?»
Ну,  прости,  брат!  Не  война!
Измени  слова-напевы,
Прокричи  горячим  ртом –
«Первым – девы-королевы,
Самолёты  уж  потом!»
И  потом  штыки-приклады,
И  потом  последний  взвод –
Как  гармони  нынче  рады,
Что  зовёт  на  хоровод,
Что  поведать  нам  готова –
«Нет  немыслимой  тоски!»
Что  врачует  души  снова
У  леска  и  у  реки!
«Хороша  в  руках  умелых!» -
Так  в  деревне  говорят,
Вон,  уже  в  платочках  белых
Посветлел  девичий  ряд!
Все  едины – девы,  вдовы:
«Так  бы  нам  вовеки  быть!»
Для  любви  они  готовы,
Только  где?  Кого  любить?
Что  частушки  в  десять  глоток? 
Что  души  забытой  крик?
Этот  юноша – подросток,
Тот – калека,  тот – старик!
Не  полюбишь  поневоле,
Нет  того,  кто  милой  звал –
Русь!  Россия!  В  женской  доле
То  скирда,  то  сеновал,
То  до  срока  гость  незваный,
То  проклятий  череда,
То  детина  полупьяный,
Почерневший  от  труда,
То  привычки  доли  страдной
От  зари  и  до  зари –
У  России  заурядной 
Про  любовь  не  говори!
Лучше  так – без  канители
В  обоюдном  дележе –
Вся  любовь  в  богатом  теле
И  в  измученной  душе!
...Ну,  хорош!  Оставим  толки,
И  без  них  сплошная  ложь -
С  гармонистом  Ваня  Пчёлкин,
И  застенчив,  и  хорош!
Неспроста  в  напевном  ряде –
Понимает  тонкий  лад:
Он  сегодня  при  параде
И  при  золоте  наград!
Вот – жених!  Сама  заноза,
Прямо  в  сердце,  мимо  глаз,
Разворот  лихой  и  поза,
Просто  милый  на  заказ!
Холостяк!  В  округе  редко
Сыщешь  нынче  молодца,
Говорила  ведь  соседка –
«Парень,  бабы,  весь  в  отца!
И  заквашен  нашей  гущей,
И  трудами  деловит,
Как  отец  его,  не  пьющий,
Что  на  Финской  был  убит!»
...Ну,  оставьте  разговоры,
Травы  в  слёзах  и  росе –
Не  война!  Мы  сдвинем  горы
На  девичьей  полосе,
Узелки  затянем  туго,
Подытожим  выбор  свой,
Нынче  главная  заслуга,
Что  солдат  пока  живой! 
На  него  бросают  взгляды:
«Как  бы,  девки,  не  отстать!»
Тут  не  главное – награды,
Тут  важней  лицо  и  стать,
Тут  важнее  вечер  званый,
А  в  душе  напевный  стих –
Ваня  Пчёлкин?  Он  желанный
Гость,  красавец  и  жених!
Погадай!  И  милым  станет,
И  не  к  месту  речи  гнуть:
Ваня  Пчёлкин  не  обманет –
Он  не  может  обмануть!
Занят  он!  Без  срока  пляска,
Заслужил!  Не  детвора –
«Укажи,  судьба-подсказка,
С  кем  остаться  до  утра?
С  кем  одна  межа-полова,
С  кем  бетон  и  кирпичи?
Прошепчи  хотя  бы  слово
Или  криком  прокричи!
С  кем,  ужо,  остепениться?»
...Скажет  мать – «Ради  Христа!
Рано,  Ванечка,  жениться,
В  доме  голь  да  нищета!
А  в  округе – дети,  вдовы,
Кто  беду  на  нас  позвал?
Хлев  скучает  без  коровы,
Без  запаса  сеновал!»
...Позабудь  упрёк  до  срока –
Боль  душевную  не  тронь,
Что  крестьянская  морока,
Коль  блаженствует  гармонь?
Коль  заря  спешит  с  Востока,
И  возможно  нитку  вдеть,
А  девиц  родное  око
Не  успело  разглядеть!
Нет  примет,  значка  и  знака,
Только  ночь  пророчит  зной!
...Коль  гуляешь – ты  гуляка,
Не  гуляешь – ты  больной,
Если  пьёшь – то  ты  отродье,
И  судьба  с  тобою – пшик,
А  не  пьёшь,  заметят  вроде –
«Он  же  баба,  не  мужик!»
В  этом  выбор  деревенский,
Пьяный  ты  или  не  пьян –
Ваня  Курский!  Ваня  Мценский –
К  одному  одно – Иван!
К  одному  одно – морока,
День  и  крохи  трудодня!
...Развела  гармонь  до  срока
От  плетня  и  до  плетня,
От  деревни  до  округи,
К  ночи – слёзы,  утром – звон,
Гнёт  и  гнёт  Россия  дуги,
И  берёт  судьбу  в  полон!
Ты  и  ты!  Одно - страдатель,
На  покосе-полосе!
...Утром  скажет  председатель –
«Грабли  где?  И  вилы  где?
Что?  Один  я  нынче  мерин?
Я  за  плугом  и  косой?»
...Труд  твой,  Ванечка,  измерен
Деревенской  полосой!
Где,  подстать  девице  ловкой,
Ты  для  всех  авторитет –
Цвет  не  радуги  высокой,
А  в  обычай – чёрный  цвет!
Полоса  за  полосою,
К  номиналу – номинал,
Не  кричал  ты – «Сколько  стою?» 
И  в  надрыве  не  стонал!
Не  скулил,  не  верил  в  слухи,
Не  пытался  рвать  удил,
Жалкой  поступью  старухи
Ты  на  паперть  не  ходил!
Поле,  рожь – страда  и  книжка,
Комом  первый,  третий  блин!
...Слухи – кинопередвижка
Фильм  покажет  про  Берлин!
Может  быть,  не  то  сказали,
Взяв  молве  под  козырёк?
 Пляшет,  Вань,  в  колхозном  зале
Для  тебя  Марика  Рёкк! 
Фильм  трофейный!  Что  тут  скажешь?
Не  советское  драже!
...Жаль,  один  в  постель  ты  ляжешь,
А  не  с  немкой  в  неглиже! 

Онлайн А.Хрящевский

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 745
Re: "Фронтовик Иван Пчелкин" Н.Гульнев
« Ответ #29 : 13/04/11 , 08:09:34 »
             КОРОВА

Хотим  мы,  или  не  хотим  так  считать,  но  русскую  глубинку  во  время  Великой Войны  спасла  корова.  Корова  кормила,  на  коровах  пахали,  забота  о  корове  как-то отвлекала  хозяйку,  возвращая  её  к  мирным  временам.  Обратите  внимание  на  кадры военной  кинохроники  первых  дней  войны,   когда  жители  уходили  от  озверевших фашистов  на  Восток,  во  след  отступающим  войскам.  Можно  заметить,  что  с  немудрёным  скарбом,  некоторые  жители  уводили  с  собой  и  корову.  Памятник  надо было  бы  поставить  русской  тощей  корове,  которая  спасла   детей  во  время  войны! 


В  радость,  Вань,  простое  слово,
Будь  словами  знаменит,
Ведь  слова – «Земля!»,  «Корова!»
Красят  наш  убогий  быт!
Вспомни,  Вань,  как  ты,  подранок,
Постриг  свой,  крестьянский,  нёс –
Коровёнку  спозаранок
Гнал  на  пастбище,  в  покос!
Там  лесочки – слева,  справа,
Птиц  без  счёта  и  числа,
И  покос,  где  вновь  отава
В  поларшина  подросла!
Там  роса  слезой  искрилась,
Там  заботы  и  мечты –
Там  твоё  сердечко  билось
От  вселенской  красоты!
Погулял?  Скорее  к  дому –
Солнцем  высь  опалена!
...Всё-то  было  б  по-другому,
Если  б,  Ваня,  не  война,
Если  бы  не  та  дорога,
Что  в  окопы  повела!
Что  от  Бога?  Что  без  Бога?
Странны,  Господи,  дела!
И  пошла  по  миру  гонка –
Не  вернуться  в  срок  домой,
И  пахала  коровёнка,
И  кормила,  Бог  ты  мой!
Не  спросить – «За  что?  Доколе?
Как  всё  это  перенесть?»
Видно,  Вань,  в  коровьей  доле
От  России  что-то  есть!
От  её  трудов  и  схваток,
От  восторгов  и  обид –
При  корове,  Вань,  достаток
И  другой  крестьянский  быт!
Не  добавить!  К  слову – слово,
Это  надо  понимать!
«Нам  бы  новую  корову!» -
Повторяла  часто  мать!
«Без  коровы – это  слишком,
Жизнь,  как  голый  напоказ,
Не  пойдёшь  за  молочишком
До  соседки  всякий  раз!
Не  пойдёшь!  Одно – досада,
Как  по  сердцу  борона –
Надо,  Вань!  В  корове – правда,
Что  от  прошлого  дана!»
Решено!  Во  след  победам
Слово  судьбы  повело,
И  в  телеге  Ванька  с  дедом
Едут  в  дальнее  село!
Разговор  о  «доле  панской»
И  о  том,  что  внук – живой:
Дед?  Он  не  был  на  Гражданской –
Был  на  Первой!  Мировой!
Вспоминать – вина  напиться
И  скатить  печали  с  гор:
Разговор  неспешный  длится,
Настоящий  разговор!
Не  беда,  что  оба  в  штатском,
Ратный  труд  навеки  дан –
Дед  своим  трудом  солдатским
Горд  не  меньше,  чем  Иван!
Повидал  дворцы  и  шпицы,
Оценил  заморский  вид,
И  свои  Кресты  в  тряпице
За  иконкою  хранит!
Не  расстрелян,  не  опален,
Не  толкал  Россию  в  бок –
Был  во  Францию  отправлен
В  тот,  шестнадцатый  годок!
Так  с  небес  решило  Око?
Аль  цари  решали  цель?
«Мы  же  с  Дальнего  Востока
Шли  морями  на  Марсель!
Там – война!  И  там – окопы,
И  осколки,  вместо  жал –
Я  предбанники  Европы
Почему-то  защищал!
Так-то,  Ваня!  Для  огласки –
Погибал  за  взводом  взвод:
Хлеб  чужой,  чужие  каски
И  не  лучший  пулемёт!
Кровью  судьбы  расписали
С  громким  выкриком – «Не  трусь!»
Не  пойму!  Кого  спасали?
До  сих  пор  не  разберусь!
Их  земля,  а  наши  Флаги,
Их  сады  и  деревца,
Но  скажу,  своей  Присяге
Верен  был  я  до  конца!
Повидал,  моря  и  дали,
Словно  птица  с  высоты –
У  тебя  с  Вождём  медали,
У  меня  же – сплошь  Кресты!»
...Боль  от  слов,  как  время  с  поркой,
Как  с  грозою  облака –
Затянулся  дед  махоркой
И  закашлялся  слегка!
Что  ж!  Эпоха  не  в  тетради,
А  сожжённая  дотла,
И  тоска  его  во  взгляде
Горше  времени  была,
Как  полынь,  что  слева,  справа,
Как  к  утру  зубная  боль –
Дед,  как  Родина-Держава,
Как  славянская  Юдоль!
Ждал  не  сладкую  удачу
И  не  сдобный  каравай!
...Он  слегка  ударил  клячу
И  добавил – «Ну,  давай!
Ну,  пошла!  Пока  что  живы,
Нам  в  России  не  до  слёз!»
...Дальше  птичьи  переливы,
Стук  копыт  и  шум  колёс,
И  кустарник  вдоль  дороги,
И  столбы,  и  провода –
Если  есть  в  России  боги,
То  не  с  нами,  как  всегда!
...Докурили!  Треба – свята,
Как знакомая  печать –
Что  ж,  нередко  для  солдата,
Лучше  просто  помолчать!
Помолчать!  И  в  этом – тайна,
Как  взглянуть  на  бирюзу,
Чтоб  не  вышибить  случайно
Словом  крепкую  слезу,
Чтобы  быть  навек  солдатом,
Чтоб  нести  число  обид –
Расщепить  мы  можем  атом,
И  расплакаться  навзрыд,
И  скрутить  эпоху  круто,
И  расправить  завиток –
Нам  ведь  слабости  минута,
Будто  воздуха  глоток!
«Ну,  пошла  своим  парадом,
Нынче  быстро  рассвело!»
...Вот  и  церковь  вроде  рядом,
Вот  и  нужное  село!
Хорошо!  С  дорог  не  сбился,
Пыль  ушла  и  воздух  чист –
Дед  на  Крест  перекрестился,
Ванька?  Ванька  атеист?
Как  сказать!  Себе  дороже –
«Отче  наш..?»  Спеши  прочесть,
Ну,  а  вдруг,  на  Небе  всё  же
Русский  Бог  по  правде  есть?
Может  так!  Во  всём  утайка,
Тут  не  будь  других  умней!
...У  ворот  стоит  хозяйка
И  коровушка  при  ней!
Торг  потом!  Порвём,  где  тонко –
Дед  в  торгах  великий  спец,
А  пока  же – самогонка,
Хлеб,  вода  и  огурец!
Тост?  Не  тост!  Но – «Живы  будем!»
Чаша  времени  полна –
Торг  былой  не  мы  рассудим,
А  лихие  времена,
И  эпох  великих  Слово,
И  крестьянских  судеб  взлёт!
...Дед  сказал,  что  нам  корова,
Несомненно,  подойдёт!
Вот  и  вся  дневная  гонка,
И  закуска,  и  обед -
Та  же  кляча  и  бурёнка,
И  седой  от  жизни  дед!

       ЖЕНИТЬБА

Мы  знаем,  что  в  июле  1945  года  в,  резиденции  прусских  королей,  в  Потсдаме,состоялась  конференция  стран-победительниц.  Были  решены  многие  вопросы,
касавшиеся  будущего Германии  и   мира  в  Европе.  После  недели  работы  Г.Трумэн  с ведома  Черчилля  поставил  Сталина  в  известность  о  том,  что  в  США  есть  бомба
необычайной  силы.  Это  произошло  в  неофициальной  беседе  с  глазу  на  глаз,  когда участники  конференции  спешили  разойтись  после  утомительных  заседаний.
        Следует  предположить, что   начиналась  опасная  игра  Америки  и  Англии  против СССР.  Сталин  вынужден  был  бросить  все  силы  и  средства  на  создание  собственной атомной,  а  позже,  и  водородной  бомбы.  Вот  какую  проблему  преподнесло  ему  время.
          Все ресурсы  сосредотачивались  на  решении  этой  проблемы.  Не  решив  эту  проблему,  можно  было  предположить,  что  СССР  через  10  лет  уже  бы  не  существовал.

Жизнь – не  сказки  половина,
Жизнь – не  выдал,  не  солгал!
...Что  с  того,  что  до  Берлина
Ваня  Пчёлкин  дошагал?
Что  с  того,  что  в  доле  честен,
И  прошёл  сквозь  смертный  ад?
Никому  ты  неизвестен,
Русской  немощи  солдат!
Но  твои – поля  и  домны,
В  небе  клин  и  крики  стай –
Пчёлкин?  Вас  же  миллионы,
Не  пытайся,  не  считай!
Знаешь  сам,  что  не  до  счёта –
Счёт  по  ране  и  по  шву!
... «Доживёшь  ли  до  почёта?» -
Коль  женюсь,  то  доживу!
Обойду  молву  людскую –
Свадьба  будет  весела:
Мне  б  невесту  заводскую,
А  не  с  нашего  села!
При  заводе – есть  посёлки,
Одолею  в  день  пути –
Так  решает  Ваня  Пчёлкин
Счастье  в  жизни  обрести!
Не  клади  наряд  на  полку –
Жизнь  по  плану  и  путём:
Вмиг  отпразднуем  помолвку,
Если  девицу  найдём!
Оговорено,  ребята,
Можно  крикнуть – «По  местам!»
Председатель?  Он  за  свата,
Сваху  же  отыщем  там!
Есть  старуха  на  примете –
Ей  по  делу – нет  цены:
Лучше  не  было  на  свете,
Помню  сваху  до  войны!»
Запрягли  на  случай  клячу,
Пропустили  по  одной –
Председатель  наудачу:
Вместе – сват  и  стременной,
Он  же  пеший,  он  же  конный,
Он  же - власть  и  депутат,
Для  него  стакан  гранёный,
Как  для  борова – ушат!
Ни  в  одном  глазу!  Не  спорьте –
Не  унизить,  не  распять:
Тридцать  лет  в  большом  почёте,
А,  возможно,  тридцать  пять!
Говорит – «Иван!  Не  хмурься,
Всё  едино - мёд  и  квас,
Наблюдай  и  стажируйся,
И  меня  заменишь  враз!
Мы  ж  с  тобой  в  единой  роте,
Нам  одна  едина  снедь -
На  ответственной  работе
Надо  пить,  но  не  пьянеть!»
Что  сказать?  Такое  чтиво!
Он  в одном  лице  актив -
Должность  вроде  детектива,
Да  и  время – детектив!
Память – вовсе  не  скрижали,
Правду-матку  трудно  ждать –
Трижды  вроде  бы  сажали,
Дважды  смели  оправдать!
Жив,  здоров,  по  виду - крепость,
Дым  пускает  через  нос –
«Для  меня  одно  нелепость,
Коль  не  сделали  донос!
Так-то,  брат,  учись  до  срока –
Уши – вверх  и  зоркий  глаз:
Жизнь  ни  то,  чтобы  морока,
А  гримаса  из  гримас!
Я  всегда  премного  значил,
Хоть  по  должности  и  мал –
Никого  не  раскулачил,
Никого  не  высылал!
Вот  такие  дни  и  вехи –
Жив,  живу  не  без  греха,
Но  зато  мне  под  застрехи
Не  пустили  «петуха»!
Вижу  всё – беду  и  муки,
От  бессилия  устал,
Рёбра  ж  в  тёмном  переулке
Мне  никто  не  сосчитал!»
...Разговор – не  просто  бредни,
А  к  душе  солдатской  гать –
Все  премудрости  деревни
Надо  долго  постигать!
Но  подъехали  без  счёта –
Разговоры – на  потом!
...Вот  знакомые  ворота,
И  почти  знакомый  дом!
Цель  близка,  да  мало  толку,
Помешает  и  пустяк -
Слух  разнёсся  по  посёлку
Без  вопросов – что  и  как?
И  дошли  дела  до  схватки,
И  до  риска  головой –
Поселковые  ребятки
Показали  норов  свой!
Не  помогут  сват  и  сваха,
И  невеста – не  сноха:
Уж  разорвана  рубаха
До  пупа  у  жениха!
Вот  уже  и  драка  к  месту,
Вот  уже  задора  дым –
«За  селянина  невесту
Никогда  не  отдадим!»
Пчёлкин  как?  Опасно  драться –
Мало  будет  череды,
И  решили  возвращаться,
Дабы  не  было  беды!
Не  суди!  Другие  нравы
И  другая  благодать –
От  такой  шальной  оравы
Можно  горе  ожидать!
Развернулись,  и  в  дорогу,
Загадал – не  угадал:
«Извини,  солдат,  ей  богу,
Ну,  никак  не  ожидал!»
Что  солгать?  Нам  ложь  любая,
Как  случайный  завиток –
«Скажем – девица  рябая,
Обманулись,  мол,  чуток!»
Хорошо,  что  целы  лица
И  «другая»  сторона –
«На  примете  есть  девица,
Если  честно – не  одна!»
...Жизнь – не  выручка  дневная,
Не  свидание  на  миг –
Вот  невеста  коренная,
Вот  и  тутошний  жених!
«Помнил  я!  Должок - за  нами,
Будь,  Иваныч,  молодцом!»
...Председатель  с  орденами
Стал  посаженым  отцом!
Остальное – всё  известно,
Все  знакомы,  все  равны:
Эту  свадьбу,  если  честно,
Видел  не  со  стороны!
Тут  и  шёпот,  тут  и  слухи,
Тут  от  зависти - солги,
Тут  и  гости,  и  старухи
Уплетали  пироги,
Пили  квас  и  три  отвара,
Пили  смеси  в  «три  ерша»,
Но  одно  звучало – «Пара!
Пара,  бабы,  хороша!»
Пей  до  дна,  коль  не  напился,
Пей  без  крика  и  тычка –
Урожай  коли  случился,
Как  не  выпить  с  кондачка!?
Наливай  повторно  зелье,
Нам  и  море,  как  река:
Свадьба – горькое  веселье
Для  любого  мужика!
...Позабыта  канонада,
Можно  славить  и  корить,
Крикнуть - «Горько!» - если  надо,
Можно – «Горько!» - повторить!
Председатель – «Удостоим!» -
И  себя  ударил  в  грудь –
«Новый  дом  к  зиме  построим,
Только  сладимся  чуть-чуть!»