Автор Тема: Движение "За Родину со Сталиным!"  (Прочитано 3320 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
И один в поле воин! Размышления о И.В. Сталине

22.08.2010 16:20
Е.Г. Кузнецов
(философско-историческое эссе)

Предисловие

Прошло празднование 65-летия Победы СССР над гитлеровским фашизмом. И нам важно оставить в памяти то, что весь апрель 2010 г. российские СМИ истерически обсуждали тему: можно ли портретом руководителя Советского Союза в этой войне, полководца-генералиссимуса Сталина в ряду портретов других маршалов Великой Отечественной украсить улицы Москвы.
Накатившая волна почти официального антиисторизма тем более печальна, что прошло всего два с небольшим года после общенациональной акции «Твое имя Россия», где Сталин занял почетное 3-е место после Александра Невского и Петра Столыпина.
Значит, все эти журналисты, которые ярились на предложение патриотов о портрете Сталина на празднике Победы, сознательно игнорируют мнение народа о его собственной истории, следовательно, они откровенно враждебны к обществу.
Основой такой позиции штатных пропагандистов либерализма являются идеологические клише по вопросу сталинизма, вброшенные в информационное пространство страны за последние 25 лет. Они считают, что историю можно субъективно переписать. Они уверены, что возможно наложить табу на имя главы правительства страны-победителя.
Истоки таких взглядов сродни взглядам толпы советских маргиналов в годы перестройки, когда они всерьез «рассуждали» в конце 80-х: «Проиграли бы Гитлеру, то пили бы сейчас баварское пиво с сосисками».
Вопрос о роли Сталина в Победе чрезвычайно серьезен, но его не следует обсуждать в рамках клишированных оценок, которые старательно повторяет пресса и ТВ. Дело в том, что все «ток-шоу» на ТВ истина истории не интересует, даже если они посвящены вопросам истории. В рамках управляемых «дебатов» на ТВ выявляются только разные точки зрения по спорным вопросам, то есть, осуществляется контроль за эффективностью промывания мозгов гражданам России со стороны «победившей» идеологии либерализма.
Свежий пример: «Российская газета» от 3 августа 2010 (№ 170), статья обозревателя Юрия Богомолова «Адвокат истории или Зла», в которой автор высказывается об этих «ток-шоу». Его возмущает взгляд С. Кургиняна, высказанный последним в рамках программы «Суд времени» по теме коллективизации: Кургинян «искусно защитил абсолютное Зло – коллективизацию 30-х годов» (с.11).
Метод либерала в отношении истории антиисторичен – он свои моральные оценки отдельных фактов противопоставляет объективности исторического процесса народной жизни. Либерал никогда не анализирует действительный процесс, он только фиксирует разные мнения об отдельных фактах с позиций современности.
Богомолов искренне считает, что моральное отрицание (=неприятие) «ужасов» истории и есть правильная позиция гражданина. Он не понимает, что проявляя «заботу» о жертвах истории, он уничтожает историю, предлагает народу отречься от исторической памяти, тем самым предлагает народу забыть и жертвы в том числе, о которых он якобы морально печется. 
Чрезвычайно показателен вывод Ю. Богомолова:
«Самое поразительное – интерактивное голосование: 71%-29% в пользу адвоката Зла. Вот что мы сегодня не можем взять в голову до конца. Тогда вместе с раскулачиванием шло и расчеловечивание на несколько поколений вперед.» (с.11)
Расшифруем этот вывод, что на самом деле сказал нам Богомолов.
1.    Вывод о «расчеловечевании на несколько поколений вперед» означает признание Богомолова в том, что он живет среди нелюдей, среди «расчеловеченых», среди животных (которых 71%).
2.    Это взгляд с другого берега, он пришлый среди нас и нашей истории. Если он наш, то каким образом он остался «вочеловеченым» среди «расчеловеченых»? Тем более в условиях «советского тоталитаризма»?
Попробуйте заставить Богомолова, исходя из его собственной посылки о расчеловечености русского народа в результате коллективизации, объяснить, как этот деморализованный народ сумел победить действительно абсолютное Зло – гитлеровский фашизм?
Спросите у него, этого либерала, признает ли он Благом нашу Победу? Признает ли он массовый героизм народа на фронте и в тылу? Или он думает, что «расчеловеченое» общество способно на подвиг и невероятно длительное моральное усилие в борьбе со Злом?
Это именно Богомолов отказывает нашему народу в том, что люди страны Советов искренне шли на «священную войну» с «фашистской силой темною». Или Богомолов думает, что именно 20-30% населения страны смогли выиграть Великую Отечественную войну?
Повторю свой тезис: клишированные оценки ничего не добавляют. Меня интересует исторический процесс жизнедеятельности моего народа в его объективности – эпоха Сталина, ее предпосылки, основания и причины.
В своих размышлениях о Сталине я исхожу из нескольких посылок.
И.В. Сталин был не только выдающимся государственным деятелем, но и самостоятельным мыслителем. Признавая марксизм, прежде всего как экономическую доктрину, он не был идейным рабом его классиков, не делал ставку на мировую революцию, считал необходимым строить социализм в отдельно взятой стране.
Можно сказать, что Сталин был системщиком. Он был концептуально самостоятельным. Именно это его качество сделало его генеральным секретарем ВКПб (с подачи Ленина), когда этот пост еще не был главным в стране. По национальному вопросу он написал статью еще до революции. В 1924 году он выпустил свою работу «Уроки ленинизма». Чем, кстати, и победил в итоге своих противников во внутренней политике.
Он разбирался в психологии общественной, коллективной, индивидуальной, умело выстраивал кадровую политику партии, делая ставку на практиков.
В условиях внешних и внутренних угроз государству он исповедовал авторитарный стиль правления, и, скорее всего, видел в этом свою историческую миссию. В отличие от троцкистов, он хотел сохранить страну, а не пустить ее в распыл ради мировой революции. Это именно троцкисты исповедовали принцип экспорта революции в другие страны.
Он искренне считал, что партия должна служить народу, и лишь опосредованно – человечеству. Сталин не наворовал никаких капиталов, он был честен в этом вопросе. Он уклонялся от роскоши. Можно сказать, что он был аскетом. (В отличие от последующих правителей СССР).
Сталин хорошо знал мировую историю, включая ее идеологические аспекты. Он знал, какая эгоистическая конкуренция царит в мире между государствами и народами. По партийной традиции он называл эту конкуренцию «политикой империализма». Он отдавал себе отчет в том, что Россия проиграла в этой конкуренции, отброшена далеко назад во многих отношениях (именно отсюда традиция партийных съездов вести отсчет внутренней статистики от 1913 года). Например, к 1922 году российская промышленность была развалена, не было гвоздей, подков. Ее уровень максимум 30% от 1913 года.
Сталин был реалистом. Он исходил из национальных интересов своего государства. Он любил свою страну, гордился, заботился о ней, то есть, был патриотом.
Он знал, что после Первой мировой войны большая часть мира всецело подчинена капиталистическим державам, а поэтому исторической России в форме СССР никто не поможет.
Я думаю, что для него социализм был, прежде всего,  шансом для России как государства сохранить свое национальное бытие (что является естественной целью высшего руководителя государства). И уж потом восстановить историческую справедливость в отношениях между народами на путях строительства социализма во всем мире, но с опорой на собственное государство.
Поэтому Сталин был категорически против любой реставрации буржуазных отношений в экономике, на чем настаивали многие из большевистской элиты во время дискуссии о методах движения к социализму. Расстановка идейных сил в руководстве партии перед конференцией в конце 1926 года была 30% – 70% (Троцкий – Сталин). На XV  партконференции ВКПб все предложения Троцкого, Каменева, Зиновьева и других начинать развитие экономики с легкой промышленности («естественный путь развития капиталистической экономики» – автор) были отвергнуты делегатами. Конференция поддержала тезисы Сталина.
Но о чем забывают сообщать современные историки? Парадокс в том, что целых полгода троцкисты вели атаку на позицию Сталина во всех газетах, выступили массово на конференции. Конференция, однако, почти единогласно проголосовала за сталинскую резолюцию.
Именно это событие и есть поворотный пункт к сталинской эпохе.
Его противники сами подписали себе приговор. Поясню: когда противники Сталина осознали, что проиграли, они тоже проголосовали «за», смимикрировали под «массу». (Об этом событии есть кинематографический образ в кинокартине «Есенин» с С. Безруковым в главной роли. За кулисами конференции противники Сталина в панике – они засветились).
Был ли Сталин жестоким? Он дитя своей эпохи, с особым менталитетом. Не думаю, что менталитет Ленина, Троцкого, Свердлова, Дзержинского и прочих (включая расстрелянного Тухачевского) отличался от сталинского.  Все они, профессиональные революционеры, были фанатиками построения социализма.
Но одни, как Троцкий, считали, что это возможно только в рамках мировой революции. Для них Россия была только ресурсом для мировой революции.
Сталин же придерживался другой точки зрения: произойдет ли мировая революция – неизвестно, а вот в России социализм строить нужно. Именно в этом стремлении народ в итоге поддержал Сталина, признав в нем своего национального вождя уже с середины 30-х годов.
Разве Свердлов и Ленин не отдавали приказ об уничтожении казаков? Ведь это был по существу геноцид казаков. Разве Тухачевский не производил расстрел заложников (мирных жителей) во время антоновского восстания на Тамбовщине, разве не собирался применять там химическое оружие? Разве Бела Кун и Вера Землячка в Крыму не занимались лично расстрелами сдавшихся по призыву советской власти белогвардейских, но русских офицеров?
Советская власть с самого начала проявляла достаточно коварства и хитрости, чтобы подавлять своих врагов, истинных и вымышленных. Оправдание было очень простым: революционная целесообразность. Кстати, это не Сталин в 1918-м году ретиво внедрял в стране «метод революционной целесообразности», а Троцкий и его сторонники. Впоследствии об этом перестали упоминать, сваливая все на ВЧК во главе с Ф. Дзержинским. Жестокость была поветрием времени, а не лично сталинской чертой.
Еще один важный момент. Чтобы страна выжила, она должна была заново пройти индустриализацию. Исторические обстоятельства не давали других шансов.
При Сталине сложилась мобилизационная экономика, которую лукаво называют «командно-административной», иногда «плановой». (Это отдельная тема). Но к 40-му году Советский Союз вновь вошел в число мировых лидеров по уровню экономического развития, то есть, вновь стал геополитическим конкурентом США и Британской империи. Именно этот факт стал явной причиной попустительства западных стран процессу развязывания войны Гитлером. Потому-то Черчилль в послевоенные годы дал емкую характеристику Сталину: «принял Россию с сохой, сдал с атомным оружием» (вольный пересказ автора).
Общей канвой антисталинской истерии является то, что Сталин распространил репрессии на верхушку партии. Как выразилась в свое время московская благоверная Матронушка: «побеждал зло злом». Матрона искренне считала, что еще настанет время, когда все признают, что Сталин служил России, ее народу во имя мира.
Среди идеологов капиталистического либерализма в СССР  в годы перестройки и России 90-х годов было много детей и внуков парт-гос. номенклатуры, пострадавшей в 30-40 годы. Их можно понять в их чувствах.
Но это не дает им права называть Сталина преступником. В ином случае, преступниками должны быть названы все революционеры вообще, но особенно - первой половины ХХ века.

Предмет исследования

Роль Сталина в Великой Отечественной войне – тема чрезвычайно емкая. Но самым запутанным, неясным является вопрос о поведении Сталина накануне начала войны.
Единственной характеристикой его поведения выступает противоречие.
С одной стороны, ВКПб и лично Сталин твердо придерживались общей оценки ситуации в мире (неизбежность войны, агрессивность германского фашизма, отсутствие системы коллективной безопасности в Европе и мире).
С другой стороны, Сталин в 1941 году намертво придерживался буквы Пакта о ненападении, пописанного СССР и Германией в 1939 году несмотря на то, что потоком шла информация о готовящемся нападении Германии на нашу страну.
Теперь общеизвестно, что Сталин прекрасно знал все донесения разведчиков и дипломатов. Знал стратегические оценки главных военспецов. Знал мнения членов Политбюро ВКПб.
Именно этот факт вызывает наибольшее недоумение и раздражение у многих исследователей. Высказались по этому вопросу все: и выдающиеся полководцы Великой Отечественной войны, и зарубежные политики, и все последующие писатели.
Одни очень сдержано оценивают эту ситуацию, подразумевая, что все непросто, есть какая-то объективность, известная только Сталину. Наиболее точную оценку «Пакту о ненападении» высказал впоследствии У. Черчилль: «…Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на Запад исходные позиции германских армий, с тем чтобы русские получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи… их политика была также в тот момент в высокой степени реалистичной».
Уж Черчилль точно знал, о чем говорит, так как всегда был антикоммунистом, да к тому же вынужден был, как премьер-министр, корректировать вопросы предшествующей международной политики Великобритании в отношении СССР и Германии.
Другие примиряются с тем, что это просто ошибка вождя в оценке готовности Гитлера к войне. Они не делают акцент на моменте начала войны. Вероломное нападение – и весь сказ. В итоге-то мы выиграли войну.
Третьи предпочитают искать ответ в тайнах индивидуальной психологии Сталина (никому не доверял, сатрап, интриган, трус и т.д.).
Приведу точку зрения известного либерала А.Н. Яковлева. Высказываясь о Пакте с Германией, он, лично ненавидящий Сталина, не мог не обмазать его грязью и в этом вопросе, найдя уловку в факте заключения СССР 28 сентября 1939 года Договора о дружбе и границах с Германией: «…На мой взгляд, это качественно различные договоры (договоры от 23 августа и 28 сентября)… Первый в основном соответствовал тогдашней международной практике, второй – фактически ставил под сомнение статус СССР как нейтрала и толкал нашу страну на беспринципное сотрудничество  с нацистской Германией».
А.Н. Яковлев врет, утверждая, что СССР заявлял свой международный статус «как нейтрала». Страна Советов была классовым государством, а не Швейцарией. Яковлеву не хватило смелости заявить, что он не приемлет сам факт договора с Германией. Но такова манера либералов, ибо они давно ведут политику двойных стандартов в сфере идеологии.
Именно благодаря таким как А.Н. Яковлев, по разным книжкам гуляет мнение, что «…в Кремле не теряли надежды договориться с Гитлером и присоединиться к оси «Берлин-Рим-Токио». Начавшаяся в июне 1941 года война разом опрокинула  опрометчивую внешнеполитическую стратегию Сталина и Молотова и потребовала чрезвычайных усилий для создания антифашистской коалиции». Эту мысль внушают школьникам в «пособиях»: «Вся история в одном томе. Школьникам и абитуриентам. М., «Родин и компания». Аст. 1998».
Такое рассуждение – идеологическая диверсия. Нет ни одного факта, что СССР «не терял надежды присоединиться…». Известно другое, что СССР осудил антикоминтерновский пакт, который вначале подписали государства оси. Но почти нигде не говориться о том, что к этому пакту впоследствии присоединились Франция, Великобритания и др.
Ясно, что ответ на вопрос о поведении Сталина накануне войны не может быть простым. Поражает другое. Вопрос о «тайне» – о неких исторических объективных обстоятельствах, которые учитывал Сталин как высший руководитель страны Советов, – не ставился в более широком хронологическом диапазоне, его всегда рассматривают линейно, в потоке текущих событий накануне войны. Чтобы найти ответ надо отступить назад, к эпохе первой мировой войны.
Пояснение: я не буду скрупулезно разбирать всю последовательность событий во внешней политике послевоенного мира. Главным ее содержанием было исполнение условий Версальско-Вашингтонской системы коллективной безопасности.
Моя задача – подвести итог тому, для кого и в каком виде эта безопасность осуществлялась.

Содержание

Само возникновение Советской России непосредственно сопряжено с периодом окончания мировой войны. Потому главной проблемой для СССР в международной политике была безопасность нового государства.
Каковы же были международные условия безопасности?
Первая мировая война завершилась 11 ноября 1918 года полной капитуляцией Германии.
В результате этой войны с геополитической карты мира исчезли 4 империи: Россия, Австро-Венгрия, Германия, Османская империя (Турция). В Европе образовалось много новых независимых государств.
Победителями в войне себя провозгласили Великобритания, Италия, США, Франция, Япония. Именно эти страны являются творцами мировой системы коллективной безопасности по итогам войны. Она вошла в историю под названием Версальско-Вашингтонская система.
Прежде чем ее охарактеризовать, рассмотрим социально-экономические последствия, с которыми закончили войну победители и побежденные. 
Победители:
Полным победителем выступили США: на их территории войны не было, наименьшие потери войск из числа победителей, экономически стали первой державой мира, нажившись на этой войне.
Экономика Великобритании была истощена, но сохранила целостность. На ее территории война тоже не велась, хотя потери большие, чем у США.
Франция. Она понесла наибольшие потери из числа победителей, так эпицентр на Западном фронте был на ее территории. Большие разрушения в экономике, большие людские потери.
Япония. На ее территории война не велась. Экономика разрушена не была. Людские потери не значительные.
Италия. Это самая отсталая в социально-экономическом отношении из стран-победителей. Потери людские – незначительные, а вот в социально-экономическом плане – серьезные. Италия сильно зависела от состояния экономики Европы в целом. В стране был глубочайший кризис. Не случайно, фашизм впервые победил именно в Италии. Муссолини стал диктатором, потому что страна не получила никаких преференций от статуса победителя. Народ жаждал реальных  перемен.
Проигравшие:
Германия понесла наибольшие потери людские, экономические, политические. По потерям ее можно сравнивать только с Россией. С Германии (в виде Веймарской республики) по версальскому договору победители, можно сказать, «сняли кожу»:
1.    Политически – она признана виновницей в развязывании войны.
2.    Территориально – Франция вернула себе Эльзас и Лотарингию.
3.    Территориально – над германскими колониями был установлен протекторат победителей в виде так называемых «мандатов на правление».
4.    Все тяжелые вооружения Германии (пушки, корабли, самолеты) были изъяты победителями.
5.    Военные заводы были демонтированы  и вывезены в качестве репараций.
6.    Армия Германии первоначально была установлена в 200 тысяч войск, вооруженных стрелковым оружием.
7.    Вдоль Рейна была установлена 50 километровая демилитаризованная зона.
8.    По требованию Франции Германия была обязана выплатить контрибуцию в размере 125 миллиардов золотых марок.
Итог этих действий известен: полный развал экономики, бешеная инфляция, политическая и социальная нестабильность. Спустя 10 лет Гитлер отправиться в поход за властью. И возьмет ее, установит нацистскую диктатуру. Начнет создавать Третий Рейх.

Россия, участница Антанты, вынесла основные тяготы войны с Германией на Восточном фронте (до 1917 года на него приходилось 80 % военных действий, на Западный фронт – 20%). Революция 1917 года и последовавший вслед за победой большевиков сепаратный мир с Германией (Брестский мир 3 марта 1918 года) вывели Россию из числа победителей. «Мировое сообщество» победителей сделало ее изгоем международных отношений. А с помощью интервенции во все концы России Запад попытался установить контроль над ней во время гражданской войны.
К слову сказать, этим Брестским миром Россия по существу добила свою промышленность. Дело в том, по договору большевиков с Германией, последняя получила протекторат над Украиной, частью Белоруссии и Прибалтикой. То есть протекторат над угольной и значительной частью металлургической промышленности России. Немцы, пользуясь революционной смутой, интенсивно вывозили с Украины уголь, металл, продовольствие, чем крепко поддержали свою экономику (хотя их это не спасло). А российская экономика стала испытывать дефицит на уголь и металл. Развал государства всегда бьет по экономике и обществу.

Австро-Венгрия распалась, как ее и не было, на множество самостоятельных государств. Их экономики были в плачевном состоянии, хотя и не в столь ужасном, как экономики России и Германии.
Феодальная Османская империя распалась окончательно, основная ее часть стала республикой. Но ее роль в мировых делах была не заметна.

Подведем итоги войны. Все основные политико-экономические конкуренты США и Великобритании были выведены из строя, вынуждены заниматься зализыванием ран, и прежде всего – Россия и Германия. По темпам экономического роста эти страны были самыми прогрессировавшими перед войной. Темпы роста их экономик минимум вдвое опережали темпы роста экономик США и Великобритании.
Кстати, перед II Мировой войной ситуация практически повторилась – экономики СССР и Германии были на подъёме. Поэтому-то можно говорить, что главным объективным фактом мировой истории является то, что Россия и Германия, главные конкуренты Британской империи и США, дважды дрались насмерть в первой половине ХХ века.
Но если итогами первой мировой войны англо-саксонский мир был в целом удовлетворен, то последствиями второй мировой – нет: СССР воспрял и вновь оказался его конкурентом.
Вернемся к Версальско-Вашингтонской системе коллективной безопасности.
По замыслу ее творцов основными элементами системы должны были стать:
1) «команда» победителей – субъекты поддержания установленного после войны миропорядка, главным из них были США, чья экономика стала равносильной экономике остального мира;
2) укрощенность агрессора в лице Германии;
3) Лига наций, как демократический орган сотрудничества государств в международных делах, должна была получить приоритет;
4) распределение ролей победителей по контролю над мировым океаном (по предложению США и Британской империи в Вашингтоне в 1921 году). По существу США и Великобритания своими флотами установили полный контроль над мировым океаном. Тем самым они создали главное условие безопасности для своих государств, отделенных от остальных морскими просторами.
Почему я использовал выражение «должны были стать»? Потому что система начала разваливаться вскоре после того, как была сформулирована. Этому способствовали несколько причин.
Первая – явное силовое неравенство между государствами-победителями, соответственно, разные преференции. По умолчанию, подразумевалось право победителей на ведение локальных войн, то есть, применения силы для достижения своих целей. Центр управления нервами мировой политики разместился в Лондоне и Вашингтоне. Остальные были их «клиентами», за исключением Японии и СССР. Это объективность.
Вторая причина – после завершения войны в США произошла смена высшей власти. Президент Вильсон, идеолог системы коллективной безопасности мира, ушел на пенсию. При новом Президенте, Соединенные Штаты отказались участвовать в Лиге наций. Они просто видели, что для них реально никаких угроз безопасности нет. США дали понять всему миру, что их устраивает мировое лидерство, и они не нуждаются в «демократических советниках» от других стран.
Если главная в мире по политико-экономическому статусу страна демонстрирует презрение к  «мировому сообществу», то остальные могут действовать только на свой страх и риск. По существу, неявно, США дали «добро» на продолжение войн, только локальных.
Более того, когда мир вскоре вновь оказался перед угрозой, но уже глобальной войны (Гитлер откровенно делился нацистскими планами на будущее), Конгресс США принимает закон о нейтралитете в 1936 году. Главная по статусу страна дала понять всем остальным, что ей безразличны судьбы мира. Штаты дали отмашку – делайте, что хотите (в Европе в первую очередь), нам все равно.
Думаю, лучше всего это решение США понял Гитлер. Именно с 1936 он приступил к политике расширения Рейха.
Третья причина – явный антикоммунизм победителей. Из главных стран последними признают дипломатически СССР именно США – в 1933 году. Это год победы Гитлера на выборах в Германии. Прямо скажем, США в отношении СССР действовали своевременно: агрессор против СССР сформировался, явный антикоммунизм (как общую функцию стран Запада) можно «поручить» Гитлеру, согласно его доктрине «Майн кампф», поэтому пора выстраивать систему воздействия на СССР, хотя бы номинально.

Таковы были общие условия «коллективной» безопасности мира.
Это были условия безопасности для США.
Частично, была безопасность и для Великобритании – она имела очень значительный флот, в том числе, военно-морской. У Германии же флота, достаточного для войны, не было. К тому же Англия была верным союзником Штатов.
Частичную безопасность имела также Япония, которая владела основательным флотом, но главное, она не вмешивалась в дела Европы, т.е. в прямую епархию США.
Франция не могла жить спокойно, как только Гитлер пришел к власти.  Непосредственное соседство несло ей прямую угрозу. Но у французов не было самостоятельности в международных делах, они ориентировались на Англию. Рассчитывали, что ей помогут.
В этой пресловутой Версальско-Вашингтонской системе коллективной безопасности был для СССР (для Сталина!) еще один пункт – политический.
Победители первой мировой войны назвали политического виновника войны – Германию. А потому к ней не было никакого снисхождения. Это не было судом, это был политический вердикт победителей.
Если Александр I, основатель традиции коллективной безопасности в Европе, считал Наполеона (революционного генерала) виновником общеевропейской войны в 1812-1814 гг. (хотя Франция как страна не была наказана); то победители первой мировой наказали Германию как страну. Этого хотела, прежде всего, Франция в лице ее Президента Пуанкаре. Но и остальные не очень противились.
Имел ли СССР какие-то гарантии безопасности в таких условиях? Думаю, гарантий не было. Это и записано во всех документах ВКПб как правящей силы Советского Союза в ту эпоху.
Но в этих условиях безопасности для победителей произошел сбой из-за того, что их решения превратили недавних непримиримых противников (Россию и Германию) в мировых изгоев. Советская Россия и Германия в 1922 году в Рапполо (пригород Генуи) заключили договор о сотрудничестве.
Это было вызовом победителям.
Но стране Советов важен был факт прорыва своей международной изоляции  в Европе. В дальнейшем внутренняя жизнь Франции и Англии привела эти страны к возобнавлению сотрудничества с СССР (Россией).
СССР вплоть до 1934 года не принимали в Лигу наций. Главное здесь не в самом факте явной недоброжелательности, а в характеристике субъекта – мир в лице победителей явно не жаловал СССР.
Как бы там не было, нас воспринимали как прямую угрозу всему Западу. Мог ли Сталин хоть на минуту забыть стратегическую позицию стран Запада в отношении России (СССР)? Эпизодические победы на выборах социалистов в странах Европы ясно показывали, что они не признак «мировой революции». Более того, их правление ничего принципиального в отношениях с СССР не меняло. Менялся номинал – они признавали Союз в качестве субъекта международных отношений. За это им спасибо.
Когда в 30-х годах ХХ века в Европе «запахло жаренным», усилия Советского Союза создать совместно со странами Запада более-менее реальную систему коллективной безопасности завершились ничем.
Последовал гитлеровский аншлюс Австрии, Мюнхенский сговор 1938 года между Великобританией, Францией и Германией по вопросу присоединения Судет к Германии и последовавшая за этим оккупация Чехословакии.
Почти весь 1939 год Франция и Великобритания только делали вид, что хотят договориться с СССР. Эти страны четко вели политику двойных стандартов. Терпение Сталина лопнуло, и был заключен Пакт о ненападении между Союзом и Германией.
Не буду разбирать выгоды СССР для своей безопасности от этого Пакта. Они более-менее известны большинству. Но один момент повторить стоит. СССР по этому Пакту вернулся в итоге к границе с Западом «по линии Керзона», то есть, к границам Российской империи.
Какова цена этого соглашения для СССР? Очень большая. Оно было не только политическим, но и коммерческим договором. Чтобы выиграть время для полноценной подготовки к неизбежной войне, СССР платил Гитлеру углем, металлами, пшеницей и прочим вплоть до 22 июня 1941 года.
Когда прибалты говорят, что СССР оккупировал их страны, то пусть они предъявляют счет к США и Великобритании, которые отказались предоставить миру реальные условия безопасности. Россия – страна освободитель, а не поработитель.
СССР действовал по ситуации.
Здесь нужно говорить о другом – нашу страну откровенно использовали. 
Страны Запада дипломатически искусно загоняли СССР «в угол» – в положение невозможности использовать созданное за три пятилетки национальное богатство для блага советского общества. Новое богатство – это как дом, его надо обжить. Запад со своим антикоммунизмом откровенно боялся того момента, когда созидательные успехи СССР станут очевидными для мира. Вот тогда у них действительно могли начаться неконтролируемые революции.
В более общем виде, для Британии и США не нужны были мощные и политически самостоятельные континентальные державы в Европе.
Для сохранения своего реального господства в мире им нужно было вновь разрушить потенциалы конкурентов. Самым эффективным средством отбросить назад конкурентов – прекратить  у них процесс накопления богатства. Методы для этого разные есть, но лучше всего – это война, то есть, реальное разрушение. Пусть повоюют друг с другом.
Для чего это нужно было «англосаксам»? Чтобы диктовать условия, когда начнется война. Это их коммерческий проект. Война должна была превзойти Первую мировую по ужасным последствиям прежде всего из-за нового технического уровня вооружений, так что пусть конкуренты уничтожают свой потенциал, а они потом снова подведут итоги войны к своему вящему удовольствию.
Был риск в их расчетах? Конечно, очень большой. Более того, я уверен, что ставка делалась на то, что СССР будет упорно сопротивляться натиску гитлеровской Германии. Это была ставка на истощение сил и СССР, и Германии, чтобы потом в полном масштабе самим вступить в войну, когда будет близка развязка.
Оставалось продумать, как вывести СССР из числа победителей, и повторение ситуации после первой мировой войны будет налицо. Следовательно, условия безопасности для США и Великобритании будут восстановлены.
Как можно было вывести СССР из числа победителей?
Моя гипотеза: 1) Обязательно самим принять капитуляцию Гитлера. 2) Предъявить СССР обвинение в пособничестве в развязывании войны.
Такие мысли ранее не публиковались. Либералы считают не приличным подозревать «самые демократические страны» в умыслах. Но вторая половина ХХ века и начало второго тысячелетия наглядно показывают, что США не церемонятся там, где видят угрозу своим интересам.
Так что свой интерес в мировой политике у «англосаксов» был.
Можно сказать, что политическое поражение Троцкого в России в 1928 году (его выслали из страны) привело в тупик владык мира. Одно дело, когда Россия – ресурс мировой революции, с этим можно бороться внутри своих стран. Другое дело, когда посредством строительства социализма развивается независимая Россия – суверенный Советский Союз. Это угрожало их владычеству в перспективе.
Может, поэтому в 1928 году у Гитлера появились спонсоры?
Итак, СССР вынужден был отбросить иллюзии международного сотрудничества и действовать исходя из своих национальных интересов. Надо было связать Гитлера обязательствами, выгодными для него на какой-то период, выиграть время.
Это и есть очередной поступок Сталина, который ему не могут простить «хозяева мира».
Сталину нужна была внутренняя стабильность страны. Он ясно понимал, куда идет мир. Он всегда подчеркивал в 30-е годы, что война неизбежна. Поэтому он готовился, как умел. Отсюда и «московские процессы», включая расстрел Тухачевского, обвиненного в подготовке военного переворота.
Уверен, что Сталин очень высоко оценивал военно-оборонный потенциал СССР и не сомневался, что СССР остановит Гитлера.
Дело было в другом – нужно было продумать, как не попасть после победы в силки империалистов.
И самое главное – обеспечить такой миропорядок после войны, в котором СССР будут гарантированы условия безопасности.   

Выводы

Мы подошли к главному пункту - различению двух ролей Сталина в этой войне.
Сталин воевал не только в пространстве, но и во времени.
В пространстве – это текущее управление страной как её верховного руководителя.
Во времени – это выработка и реализация стратегии будущего, выгодного СССР с точки зрения его безопасности.
Сталин, как подлинный стратег, единолично задумал план, как обеспечить Советскому Союзу устойчивое, суверенное, мирное существование после войны.
Я не буду касаться первой роли Сталина в войне. Во-первых, она исследована достаточно полно. Более того, я признаю, что иногда вмешательство Сталина в планирование фронтовых операций было излишне субъективистским. И это действительно связано с его авторитарным стилем правления. Но не потому, что считал себя самовластным хозяином страны, а потому, что боялся не поспеть с созданием условий осуществления своей стратегии.
Предметом моего исследования является роль Сталина как государственного стратега глобального уровня.
Он ясно понимал, что принципиально одинок в осуществлении этой стратегии.
Сталин знал, что никто, кроме него, не может обеспечить ее реализацию.
Прежде всего, он боялся утечки информации.
Если бы его смогли просчитать, то смогли бы и помешать. «Кротов» в высшем политическом руководстве СССР было достаточно, несмотря на «сталинские чистки». 
Теперь пора перейти к главному вопросу статьи: почему Сталин тянул с отдачей приказа войскам на отражение грядущего нападения Гитлера?
Думая о ситуации в мире после завершения войны, он делал все, чтобы ни один коварный западный политик не мог предъявить ни одного факта в том, что СССР хоть как-то спровоцировал войну.
Кто будет после войны разбираться с тем, что Красная армия просто бы ответила на действия фашистских войск. Обвинят в сопричастности в развязывании войны, и точка.
Поэтому целью вождя было обеспечение того, что Советский Союз будет безусловным победителем, безупречным во всех отношениях.
Неудивительно, что именно в период «перестройки» на свет выползли «Суворовы» и Резуны. То, что было немыслимо в 1945 году (обвинение СССР в развязывании войны), в 90-е годы попытались сделать всякие там моральные пигмеи  по заказу своих хозяев с Запада. Это их попытка мести задним числом за то, что их стратегический проект на войну провалился. Это их ничтожество.
Часть населения нашей страны, к несчастью, попалась на удочку лжецов. Ясное дело, в школе-то не учили. Но всплеск интереса был недолгим. Разобрался народ, где ложь, хотя и не до конца. Надеюсь, моя статья восполнит умолчания либералов.
Таким образом, именно коварство Запада в его двусмысленном отношении к Гитлеру толкало Сталина на тяжелейший шаг в его жизни: весь мир должен был увидеть, что Советский Союз свято соблюдал условия Пакта о ненападении.
Именно ситуация демонстративной беспечности Красной армии и советского общества в июне 1941 года были абсолютным гарантом того, что никто нам не предъявит обвинения в развязывании войны после ее  завершения.
Надо набраться смелости и прямо назвать такое поведение Сталина: думая о победе, он, как опытный шахматист, разыграл гамбит, то есть, пожертвовал малым, чтобы получить стратегическую инициативу.
Он совершил жертвоприношение части своего народа, чтобы выиграть войну на условиях СССР.
Мог ли Сталин хоть кому-то в СССР объяснить неизбежность такого решения? Я думаю, никто бы не понял. Особенно высшие командиры. Они восприняли бы такое рассуждение как провокацию.
Сталин был единственным руководителем в нашей стране, который сделал правильные выводы из итогов первой мировой войны.
Он понял, что политическая ответственность за развязывание войны теперь превратилась в дубину империалистов.
Значит, этот пункт должен быть исключен для СССР абсолютно.
Такое решение Сталина объясняет его странное поведение после начала войны, когда он несколько дней не показывался на людях. А потом выступил с обращением к народу, в котором есть слова «дорогие братья и сестры», являющиеся каноническим обращением к пастве в Русской Православной церкви.
Такие решения рвут сердце. Уверен, что Сталин в те дни тайно молился, оплакивал тех, кто безвинно погибал. Но что?.. и кому?.. - кроме Господа! – он мог объяснить в то время?! Это личная нравственная ноша вождя. Время тогда наступило подлое, безнравственное, аморальное, алчное. А он думал о благе страны.
Я знаю интуитивно, что Сталин постоянно думал о Вечном, он к нему стремился. Пусть наивно, но образ мальчиша-Кибальчиша, который не выдал своей тайны мировому буржуину, постоянно приходит мне на ум, когда думаю о ситуации начала Великой Отечественной войны. Так что зря Е. Гайдар осуждал Сталина, тем самым отрекаясь от образов своего деда А. Гайдара, автора «Военной тайны».
Вторым пунктом личной стратегии Сталина на послевоенный период было выстраивание антигитлеровской коалиции на условиях Советского Союза. Что здесь было главным? Минимум равноправное партнерство СССР с США и Великобританией.
Достигнуть этого было ох как не просто, если эти страны до войны 20 лет держали сильную дистанцию от СССР в любых вопросах международной политики, соглашаясь лишь на то, что приносило им экономическую выгоду.
Гитлеровские полчища уже полгода уничтожали нашу страну, а Соединенные Штаты даже не объявляли войну, блюдя свой нейтралитет. Если бы не японцы, напавшие на Пирл Харбор, то еще не известно, когда американцы вступили во Вторую мировую войну.
Так что, японцы подыграли стратегии Сталина тем, что соблюдали нейтралитет в отношении СССР и вынудили США вступить в войну.
Многое ли это значило? Да, решение Японии оказало существенное влияние на весь ход войны. Но для сталинской стратегии его роль не столь значительна.
Для Сталина было важно не просто участие Америки в войне против Германии и Японии. Главное, чтобы Америка (вместе с Англией) стали официальными союзниками СССР в этой войне.
Это была очень трудная задача – добиться союзничества США.
Откровенный антикоммунизм этих стран мешал им признать свое союзничество с Советским Союзом. США в отношении к СССР пошло по легкому для себя пути – помощь по лендлизу. То есть привычно зарабатывали деньги на войне.
Конечно, Сталин был благодарен американцам за материальную помощь.
Но его целью было другое: чтобы народы США и Великобритании четко знали, что СССР воюет и за их безопасность.
А что может быть для них прямым доказательством такого союзничества?
Только Второй фронт!
Именно победы СССР в 1943 году под Сталинградом и на Курской дуге с последующим прорывом на Днепр позволили Сталину ультимативно потребовать встречи. Это Сталин настоял на Тегеране. А что вообще безпрецидентно, Президент США Рузвельт во время встречи лидеров в Тегеране проживал в советском посольстве, полагаясь на гарантии безопасности, данные Сталиным.
Добился Верховный Главнокомандующий своей цели? Да, но только номинально – обещания США и Англии открыть Второй фронт в июне 1944 года. Были обсуждены также некоторые аспекты послевоенного мироустройства.
Сталин был реалистом! Он знал цену обещаниям, тем более от идеологических противников. Он понимал, что это наша страна своими победами принудила Запад всерьез считаться с Советским Союзом.
Думаю, Сталин вел свою игру. Он увидел, что союзники все еще недооценивают СССР в его способности самостоятельно разгромить Гитлера.
И Сталина это устраивало. Чем дольше господа капиталисты тянут со Вторым фронтом, тем легче Красной Армии будет выполнить третий пункт стратегии вождя.
Советский Союз должен самостоятельно принять капитуляцию фашистской Германии. Без всяких посредников.
Это должна быть наша Победа! Навечно. Навсегда!
Именно это условие было гарантией безопасности для мирного существования СССР после войны.
То, что Сталин в открытую вел игру с союзниками, легко доказуемо двумя фактами.
Первый факт – это обращение Черчилля к СССР в декабре 1944 года с просьбой предпринять наступление на Восточном фронте, так как на Западном фронте Гитлер крепко прижал войска Второго фронта наших союзников. Союзникам стало кисло!
Красная Армия провела незапланированную заранее войсковую операцию в январе 1945 года, кстати, очень рискуя, оставляя в тылу померанцевскую группировку фашистских войск. При этом операция была столь успешной, что немцы увидели русские танки глубоко в своем тылу, в городке в 60 километрах от Берлина.
Второй факт – Ялтинская конференция вождей антигитлеровской коалиции, которая прошла 4-11 февраля 1945 года, то есть, сразу после нашей помощи союзникам. Именно на этой конференции Сталин реализовал большую часть своей стратегии: было определено послевоенное мироустройство с учетом почти всех предложений СССР.
То, что Рузвельт и Черчилль приехали в Ялту по предложению Сталина немедленно, показывает, что авторитет СССР и лично Сталин в мировых делах поднялся чрезвычайно высоко. Кончилась эпоха международной изоляции СССР.
Оставался последний, но чрезвычайно важный пункт стратегии Сталина: единоличное принятие СССР капитуляции гитлеровской Германии. Для его реализации необходимо было взять Берлин и встретить войска союзников на достаточном удалении от Берлина.
Так и произошла знаменитая встреча на Эльбе войск союзников. В Берлине еще шли кровопролитные бои, а война уже закончилась на условиях СССР.
Все произошло, как задумал Сталин.
И этим оправданы все решения Верховного Главнокомандующего.
В том числе, решения периода начала войны.
Поэтому и сочинили песню те, кто хлебнул войны: «А нам нужна одна победа – одна на всех, мы за ценой не постоим!»
Именно за то, что Сталин осуществил свою стратегию Победы, ненависть к нему всех лакеев «мировых господ» брызжет ежедневно с телеэкранов, льется со страниц огромного количества книг, брошюрок, статей с одной единственной целью – заставить людей отвернуться от Сталина, забыть его имя, поверить, что он преступник.
Их ненависть уникальна. Это не просто ненависть к конкретному лицу. Это ненависть к нашей стране, к России.
Но мы есть, и мы празднуем нашу Победу, несмотря на требовательные вопли забыть имя нашего Верховного Главнокомандующего.
Декабрь 2008 года показал, что крепка память нашего народа. Сталин – это третье имя России. Так определило народное голосование. Пусть враги трепещут!
В доказательство моей гипотезы, разберем вопрос, почему летом 1945 года прошла еще и Потсдамская конференция, повесткой дня повторявшая Ялтинскую.
Номинальная причина, конечно, в том, что в США сменился Президент – в апреле 1945 г. умер Рузвельт, его сменил вице-президент Трумэн. Но действительной причиной был простой факт, что победу-то над Гитлером одержала Красная Армия. А США, Великобритания и присоединенная к ним (по предложению Сталина) Франция в лице генерала де Голля были только «свадебными генералами» на этой победе. (В политическом смысле).
Запад попытался в Потсдаме выкручивать руки СССР, но Сталин не позволил – советская делегация покинула конференцию.
Оставалась война с «милитаристской Японией». СССР выполнил полностью свое обещание союзникам – разгромил японскую армию в Китае, на островах Сахалин, Курилы. Притом победы Красной Армии были столь успешны и стремительны, что у американцев возникло опасение, как бы русские вновь не присвоили победу.
Наверное,  для того, чтобы объяснить японскому императору, перед кем нужно капитулировать, американцы сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки.
Бомбардировка императора впечатлила. Капитуляция Японии была подписана на американском авианосце.
Я не оспариваю заслуг простых американских парней, одетых в военную форму своей страны. Но полуторомиллионную Квантунскую армию разгромила Красная Армия. Япония, по сути, лишилась сухопутных войск. Не стоит забывать об этом. Политическое влияние СССР ничуть не уменьшилось, несмотря на главенство американцев при капитуляции Японии.
Прошел суд над нацистскими преступниками в Нюрнберге. Возникла ООН. Самая кровопролитная война завершилась.
СССР потерял 28 миллионов своих граждан, больше половины мировых потерь.
Такова цена нашей свободы и 65-летнего мира.

Но Сталин в своей стратегии оказался прав и после войны.
«Англосаксы» все равно начали войну против нас, но уже холодную.
Хотя это не может отменить того, что наша страна остается постоянным членом Совета безопасности ООН с правом вето его решений. И у нас есть сторонники. Нас не удалось сбросить с корабля современности.

Эпилог

Учитывая весь комплекс проблем, связанный с эпохой Сталина, я обязан высказаться в целом о своем отношении к Сталину.
Чтобы не было экивоков, скажу  – мои деды оба пострадали в ту эпоху, притом оба безвинно.
Дед по матери отсидел 15 лет в норильских лагерях и был на бессрочном поселении в Норильске, когда подоспела реабилитация.
Дед по отцу был председателем колхоза в Иркутской области, но в 1933 году был схвачен ЧК по доносу за то, что выделил из колхозных закромов немного зерна вдове погибшего красноармейца.
Его жену, мою бабушку с 6-ю детьми, выселили из дома. Целую зиму они жили в летней землянке лесорубов. Потом деда отпустили как невиновного, но ничего не вернули.
Дед в колхоз так и не вернулся. В войну работал на железной дороге, а потом плотничал для колхоза по хоздоговорам («шабашил»).
Теперь по сути.
При Сталине русский народ возродился духовно в годы войны и Победы.
За это я ему благодарен.
Но на будущее России такая диктаторская система уже не нужна.
Мы выжили. Поумнели. И мир стал другим. Даже у «англосаксов» теперь много проблем.
Однако, личность масштаба Сталина совсем не помешает в руководстве современной России. В России бесполезно бороться с вождизмом. Ее условия столь уникальны, что они все равно требуют разумной централизации власти.
Россия – это народная монархия, здесь я полностью согласен с Иваном Солоневичем. У нас может быть только демократия (власть народа) с монархическим уклоном. Никто не может игнорировать этот базовый факт.

Так что будем жить, как того и хотел И.В. Сталин, Верховный Главнокомандующий нашей Победы.

11 августа 2010 г. СПб.