Автор Тема: Репрессии  (Прочитано 116968 раз)

0 Пользователей и 3 Гостей просматривают эту тему.

Кунгурцев

  • Гость
Re: 1937-1938
« Ответ #30 : 01/06/09 , 05:19:04 »
А что за работа Наумова?

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: 1937-1938
« Ответ #31 : 01/06/09 , 13:27:41 »
Называется, кажется, "Левый поворот". Или "Сталин и НКВД: левый поворот". Автор, по-видимому, расположен к "правоуклонистам". Но дал много полезного материала.

Кунгурцев

  • Гость
Re: 1937-1938
« Ответ #32 : 02/06/09 , 08:11:01 »
Поискал и нашёл. У него две книги. Судя по всему вторая повторяет первую с добавлениями.

http://gym1505.ru/uchitelya/la-naumov/nauchnye-issledovaniya

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Репрессии
« Ответ #33 : 24/09/09 , 09:56:40 »
Варлам Шаламов - не знаешь, чему верить...

ukrainolog
September 23rd, 23:04

Давно, достаточно давно хотелось мне детально, по-абзацно разобрать хотя бы одно произведение такого признанного авторитета в области описания кромешных ужасов ГУЛАГа, второго мэтра после Великого Солженицына, как Варлам Шаламов.
И вот случай представился. Мне случайно попал в руки номер журнала "Новый Мир" за 1989 год, а там - искомый автор. Перечитал, и окончательно решил, что без такого подробного анализа - не обойтись. Анализа не с точки зрения литературоведческих критериев, а исходя из элементарной логики и здравого смысла, призванных просто ответить на вопрос: честен ли с нами автор, можно ли ему верить, допустимо ли принимать описанное в его рассказах за объективно-историческую картину?
Достаточно одного рассказа - "Леша Чеканов, или однодельцы на Колыме" (http://shalamov.ru/library/7/3.html), а точнее - цитат из него.
Но сперва - о "творческом методе" шаламова с его же слов. вот что автор думает об объективности и достоверности: "Важно воскресить чувство <...>, необходимы необычайные новые подробности, описания по-новому, чтобы заставить поверить в рассказ, во все остальное не как в информацию, а как в открытую сердечную рану".
И мы увидим, что весь рассказ сводится к тому, что описываемые там самим Шаламовым факты как таковые резко расходятся с тем, как он их стремится "подать". Факты - это факты. А выводы - это то, что Шаламов нам настоятельно предлагает сделать из них, даже навязывает свой взгляд, как априори объективный. Посмотрим, насколько первые и вторые не противоречат друг другу.
Итак, поехали:
"На Колыму нас везли умирать и с декабря 1937 года бросили в гаранинские расстрелы, в побои, в голод. Списки расстрелянных читали день и ночь."
"На Колыму нас везли умирать"
- это ведущий лейтмотив во всех Шаламовских рассказах. Развернуто это значит следующее: ГУЛАГ и в частности его колымские филиалы - были лагерями смерти, лагерями уничтожения, те, кто туда попадал - были обречены на смерть. Это повторяется на разные лады на каждой странице по многу раз. Поэтому наша задача будет беспристрастно, не поддаваясь на авторские вскрики и всхлипы, рассмотреть - опираясь только на его же слова! - так ли это на самом деле?
"Всех, кто не погиб на Серпантинной – следственной тюрьме Горного управления, а там расстреляли десятки тысяч под гудение тракторов в 1938 году, – расстреляли по спискам, ежедневно под оркестр, под туш читаемым дважды в день на разводах – дневной и ночной смене." - уже начинаются странные нестыковки в таком недлинном отрезке текста.
-  Первое: зачем нужно было везти десятки и сотни тысяч заключенных за тридевять земель, ОЧЕНЬ далеко, на край географии, тратить на них продукты в пути, солярку и уголь для паровозов и кораблей, тратить продукты и деньги на содержание тысяч конвоиров, строить сами лагеря и т.п. - если никто не мешал расстрелять всех этих людей (если их хотели расстрелять) в подвалах тех тюрем, в которые их посадили при аресте? Что мешало? ООН? Журналисты? ЖЖ-сообщество с его сплетнями? Тогда такого не было. Ничего не мешало в техническом плане.
- Второе, непонятно, как выглядел масовый расстрел десятков тысяч людей с юридической точки зрения? Нет, я не идеализирую правосудие той поры. Но все же - приговор есть приговор, его выносит суд. И если суд вынес приговор - лишение свободы, то как можно расстреливать, я подчеркиваю, не просто гноить на работе, морить голодом и пр. - а именно официально массово растреливать? вот пришел этап начальнику лагеря - 1000 человек, у каждого свой срок, своя статья, свое дело. А он их всех одним махом - р-р-раз! и под гудение тракторов! Как он это объяснит начальству, что у него лагерь пустой стал? всех-всех убили при попытке к бегству? ему их прислали содержать и охранять, а он всех в распыл. По какому праву, приказу, как он подтвердит, что они не разбежались?
И опять же - возвращаемся к первому пункту: зачем было везти за 15 000 километров? Что, в европейской части СССР не было тракторов?
- Третье. Совершенно не стыкуются трактора и оркестр. Трактора - они (если принять, что они были и гудели) чтобы скрыть от заключенных факт расстрелов. А расстрел под оркестр, при всех, - чтобы показать: так будет с каждым. Это как стыкуется? Чтобы одновременно не знали, но трепетали? Или чтобы боялись, но не подозревали о расстрелах?
"Я «доплывал» десятки раз, скитался от забоя до больницы и обратно" -  это о жизни в лагере смерти, уничтожения и тотального мора. Шаламов честно пишет, что ему ДЕСЯТКИ раз не давали умереть. Его вели или несли в больничку, а там его выхаживали. Почему выхаживали, а не просто - "выздоравливал"? Да потому, что просто выздороветь, "выдюжить", можно два-три раза. А не десятки. Не может крайне изможденный организм - трудом, холодом, побоями - сам по себе выдюжить. Тут одно из двух:
- либо "лагеря смерти" отнюдь не ставили перед собой цель уничтожение своих заключенных, раз десятки раз вытягивали их из могилы
-  либо, если Шаламов сам выздоравливал десятки раз, то условия жизни и труда вовсе не были такими адскими, как они их рисует.
"Средство физического уничтожения политических врагов государства – вот главная роль бригадира на производстве, да еще на таком, которое обслуживает лагеря уничтожения" - вот еще раз звучит "лагеря уничтожения". Но выясняются новые подробности. Оказывается, расстреляли не всех ( а как же чуть выше, что - "всех", под оркестры из тракторов?). Оказывается, что необходим трудовой процесс, в котором главная роль отводится бригадиру, назначение которого - уничтожать врагов государства (политических, запомним это).
"Преступления бригадиров на Колыме неисчислимы – они-то и есть физические исполнители высокой политики Москвы сталинских лет" - а чуть выше - "Бригадир – это как бы кормилец и поилец бригады, но только в тех пределах, которые ему отведены свыше. Он сам под строгим контролем, на приписках далеко не уедешь – маркшейдер в очередном замере разоблачит фальшивые, авансированные кубики, и тогда бригадиру крышка. Поэтому бригадир идет по проверенному, по надежному пути – выбивать эти кубики из работяг-доходяг, выбивать в самом реальном физическом смысле – кайлом по спине". Получается, что главные виновники - это такие же подневольные люди ("На пять человек выделяется постоянный бригадир, не освобожденный от работы, конечно, а такой же работяга"), при том - в известных пределах - кормильцы и поильцы своих бригад, преступление которых состоит в том, что они принуждают своих товарищей к труду. Как - увидим дальше.
"Потому-то и была отмечена в немногочисленной статистике и многочисленных мемуарах точная, исторически добытая формула: «Человек может доплыть в две недели». Это – норма для силача, если его держать на колымском, в пятьдесят – шестьдесят градусов, холоде по четырнадцать часов на тяжелой работе, бить, кормить только лагерным пайком и не давать спать... Две недели – это и есть тот срок, который превращает здорового человека в доходягу. Я все это знал, понимал, что в труде нет спасения, и скитался от больницы до забоя и обратно восемь лет". Ах, вот в чем дело!! Да наш автор - симулянт!! Пока - как он утверждает - силачи доходят "в две недели" (и снова наш главный вопрос: зачем их было везти за 15 000 км?), Варлам Тихонович скитается от больнички до забоя и обратно 8 лет. Видимо, его согревала мысль о том, что пока другие "доплывают", он должен выжить, чтобы поведать...
Но вот лафа и туфта кончается:
"У бригадира он (новый десятник - прим.) тут же осведомился о моем трудовом поведении. Характеристика была дана отрицательная (вот странно! - прим).

– Что же, блядь, – громко сказал Леша Чеканов, глядя мне прямо в глаза, – думаешь, если мы из одной тюрьмы, так тебе и работать не надо? Я филонам не помогаю. Трудом заслужи. Честным трудом.
С этого дня меня стали гонять более усердно, чем раньше"
. Вот оно - неизмермое преступление пособника высокой политики Москвы сталинских лет.   
Тут, понимаешь, Варлам Тихонович в 208 раз пережил своих умерших-в-две-недели-солагерников, а его стали более усердно гонять. Заметим, его не посадили в карцер, не урезали пайку, не отбили почки, не расстреляли даже. Просто стали обращать больше внимания, как он трудится.
Затем Шаламова отправлют на исправление в бригады к изуверу, и вот что с ним происходит:
"Каждый день на глазах всей бригады Сергей Полупан меня бил: ногами, кулаками, поленом, рукояткой кайла, лопатой. Выбивал из меня грамотность.Битье повторялось ежедневно. Разгорячившись, Полупан снимал куртку и оставался в телогрейке, управляясь с ломиком и кайлом еще более свободно. Полупан выбил у меня несколько зубов, надломил ребро". Я боюсь показаться циничным, но пусть меня одернут или поправят люди с медицинским образованием: Шаламов пишет, что били много дней и недель подряд. Били кайлом (сиречь киркой), ломиком, поленом и просто кулаками. Скажите мне, сведущие люди, особенно хотелось бы услышать мнение судмедэкспертов или паталогоанатомов: как может жить, и отделаться ВСЕГО ЛИШЬ несколькими зубами и надлолменным ребром человек, которого со всей силы бьют ЛОМИКОМ И КАЙЛОМ - бьют много-много дней подряд???? Я не знаю, сколько весили тот ломик и то кайло, но явно не меньше нескольких килограмм. Опишите, пожалуйста, что происходит с костями и мягкими тканями человека, которому зарядили острием кайла или ломом по голове, или по рукам, или просто по корпусу?
Живуч был гражданин Шаламов...
Но все плохое когда-то кончается, и вот з/к Шаламов едет в "Центральное северное управление – в поселок Ягодный, как злостный филон, для возбуждения уголовного дела и нового срока".
"В изоляторе гоняют следственных на работы, стремясь выбить хоть один рабочий час из транзитного дня, и следственные не любят этой укоренившейся традиции лагерей и транзиток.
Но я ходил на работу не затем, конечно, чтобы попытаться выбить какую-то норму в ямке из камня, а просто подышать воздухом, попросить, если дадут, лишнюю миску супа.
В городе, даже в лагерном городе, каким был поселок Ягодный, было лучше, чем в изоляторе, где пропахло смертным потом каждое бревно. За выходы на работу давали суп и хлеб, или суп и кашу, или суп и селедку."
- Продолжаем поражаться порядкам в системе "лагерей уничтожения". Не за проделанную работу, а лишь за выход на нее, дают суп и кашу, и даже можно выклянчить лишнюю миску.
Для сравнения, как кормили в настоящих лагерях уничтожения, в немецких:
"6 августа 1941 года верховное командование немецкой армии издало распоряжение относительно продовольственного рациона советских военнопленных; согласно этому распоряжению, на 28 дней каждому из них полагалось:
6 кг хлеба - 200 гр. в день,
400 г мяса - 15 гр. в день,
440 г жиров - 15 гр в день и
600 г сахара - 21 гр в день."
http://jhistory.nfurman.com/shoa/osvencim003_11.htm
Можно предположить, что лишних мисок не давали.
А вот как питались в блокадном Ленинграде: "Пятое снижение норм продовольствия — до 250 граммов хлеба в день рабочим и 125 граммов остальным — произошло 20 ноября 1941 года" http://www.t-i.ru/article/60/
А как же кормили товарища Шаламова за его выходы на работу? Вот так:
"Норма питания № 1 (основная) заключённого ГУЛАГа в 1948 году (на 1 человека в день в граммах):
Хлеб 700 (800 для занятых на тяжёлых работах) - !!! сравните с немецкой и блокадной пайкой!!!
Мука пшеничная 10
Крупа разная 110
Макароны и вермишель 10
Мясо 20
Рыба 60
Жиры 13
Картофель и овощи 650
Сахар 17
Соль 20
Чай суррогатный 2
Томат-пюре 10
Перец 0,1
Лавровый лист 0,1"
- отсюда http://ru.wikipedia.org/wiki/ГУЛАГ
"Следствие мое кончилось ничем, нового срока мне не намотали. Кто-то высший рассудил, что государство мало получит пользы, добавляя мне снова новый срок." - интересно, почему государство рассуждало иначе, расстреливая под гудение тракторов десятки тысяч людей, осужденных по той же 58-й статье, что и Шаламов?.. Что поменялось резко в государстве?
И наконец, рассказ заканчивается тем, что ненавистного изверга Полупана убивают, а также словами "Тогда рубили бригадирских голов немало, а на нашей витаминной командировке блатари ненавистному бригадиру отпилили голову двуручной пилой.".
Помните, я просил запомнить насчет того, что бригадиры были орудием убийства именно политических врагов государства? Но в этих словах мы видим, как бригадира убивают не какие-то политические, а именно блатари - убивают жестоко и изощренно - за то, что хотел принудить работать. Шаламов с блатарями солидарен. У самого духу ни на что не хватило, только на филонство, но - солидарен.

Вот такой рассказ. Ложь на лжи. Ложь, приправленная пафосом и лицемерием. У кого другое мнение?

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Репрессии
« Ответ #34 : 17/10/09 , 13:57:26 »

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Репрессии
« Ответ #35 : 19/10/09 , 16:26:12 »
Проводились ли "репрессии" и существовал ли "тоталитаризм" в СССР

Вопрос о "репрессиях" подменяется вопросом "числа жертв". Между тем число не имеет принципиального значения, если репрессии -  целенаправленное насилие власти против народа в целом или его групп - имели место. Само принятие терминологии "репрессий" означает признание "преступности советского режима", идеологическую капитуляцию. Спор между "добросовестными" антисоветчиками и антисоветчиками "больными на голову" становится борьбой нанайских мальчиков.

Идеологическая война давно ведётся в поле терминологии и языка, потому настойчиво призываю сознательных граждан каждый раз настаивать на определениях "нарушения закона" (закона, конечно, не в узком смысле "кодексов", а принципов социально-политического строя), "сведение личных счётов", "корыстное политиканство" и т.п. в отношении процессов, имевших место в сталинском СССР. Репрессий - не было.

Другой вражеский термин - "тоталитаризм" - введён в моду западными марксистами. Значительная часть последних не приняла Октябрь, опровергавший теории их учителя. К ним присоединились отшатнувшиеся от СССР в сталинские и позднейшие времена. Дабы не путаться в анализах "строев" и защититься от обвинений справа, марксисты воспользовались бесполым словечком "тоталитаризм". Нету, мол, в СССР, в стране репрессий, никакого вообще строя, там тоталитаризм. Почин подхватили "демократы" и "либералы" - в корыстных целях, для оправдания насилия по всему миру. Затем подключается масс-культура, счастливая таким простым, всё нежелательное включающим - для разглаженных извилин - понятием. Без разъяснения сути происходящего в (любой) стране использование термина "тоталитаризм" - стыдно умному, добросовестному человеку.

Принципиальное отношение к двум названным понятиям - ещё одно отличие "левой" идеологии от "красной".
http://blanqi.livejournal.com/268551.html

Так называемые "сталинские репрессии"

Эта тема сегодня похоронена в потоке лжи и спекуляций. Литература по данному вопросу целиком относится к жанру идеологического фэнтэзи. Бог с ним, остановимся лишь на двух важных понятиях.

1. Русские обвиняют евреев, латышей, грузин и прочих; евреи, грузины, прибалты и прочие - русских. Причём ВСЕ могут предоставить как список своих жертв, так и список палачей. И все правы. Не существует ни одной строго описываемой целевой группы преследуемых, как нельзя назвать ни одной нации либо организации, занимающейся "репрессиями". Определить по идеологическому признаку тоже не получится: революционеры обвиняют державников, сталинисты - троцкистов, троцкисты - крестьян, крестьяне - интеллигенцию. И все правы.

Раз все правы, значит - все ошибаются. В СССР просто случились нарушения закона, доносы, карьеристы и сатрапы. Почему в таком количестве среди интеллигенции? Потому что она самый поражаемый паразитами (глистами) класс. Откуда вообще взялось это массовое явление, кто виноват? Виновата русская традиция, традиция холопства и бюрократического произвола, поднявшая голову с укреплением государства. Персонажи Салтыкова-Щедрина никуда не делись, сегодня мы наблюдаем их победное возвращение.

Таким образом, "репрессий" в СССР не было по определению этого слова. Были: отдельные случаи нарушения закона, многочисленность которых обусловлена проклятым прошлым.

2. Некоторые дамы и товарищи любят оправдывать государственную бюрократию СССР 30-х годов "жестокой необходимостью". Даже восхваляют, как "верный выбор" - бальзам на душу нынешних предателей России. Мол, только благодаря "сильной руке" построена великая страна. Такое "оправдание" неверно и вредно. Страна построена не рабским, а освобождённым трудом, неслыханным энтузиазмом масс, молодёжи прежде всего. Любой, смотрящий в 30-е годы не через злобную щёлку воспоминаний мещанских недобитков, может увидеть этот порыв. "Время, вперёд!"

Государство российское успешно и хорошо тогда, когда освобождает и затем использует энергию, ум, творчество, труд народа. Государство всегда проваливалось в болото, когда наливалось свинцом бюрократии. СССР построен не силой, но волей, человеческой свободой.
http://blanqi.livejournal.com/122659.html


babitto
2007-10-30 04:44 am UTC (ссылка)
Вообще-то, «репрессии» — синоним слова «наказание». По этому фраза «Таким образом, "репрессий" в СССР не было по определению этого слова» выглядит несколько загадочно...
    
blanqi
2007-10-30 07:57 am UTC (ссылка)
Тогда следует говорить о "репрессиях" применительно к штрафам ГАИ/ГИБДД.

salnikov_vova
2007-10-30 10:10 am UTC (ссылка)
"Репрессии" 30-х - это заговор партийных бонз, провинциальных первых секретарей против группы Сталина, которая задумала провести альтернативные выборы в Советы, в результате которых партийные начальники оказались бы не выбраны в Советы, и власть перешла бы гражданскому обществу, а ВКП(б) стал бы религиозным институтом - церковью. Для этих целей из заключения были даже выпущены те, кто смог бы стать народными лидерами, священники, инженеры, крестьяне, во время коллективизации. Но номенклатура разгадала этот план и развязал по всей стране террор именно против этих людей. Сталин, не обладавший полнотой власти не мог ему сопротивляться, т.к. сам был первым кандидатом на врага народа. Но Сталин смог повернуть террор против его зачинщиков, а после уничтожения их, поставил во главе аппарат террора Берию, который уничтожил палачей и освободил многих репрессированных.
Заговор это назывался "Клубок".
И до сих пор в основном засекречен.

vikrussia
2007-10-30 05:35 am UTC (ссылка)
Были не репрессии. Было сведение счёта отдельными гражданами страны с другими посредством гос. аппарата. В каждом отдельном случае можно найти инициатора преследований. И это был, конечно, не Сталин. Короче, подлецы уничтожали тех, кто стоял на пути их карьеры, личной жизни и т.д. И вина государства была лишь в том, что недосмотрело.:(

kuula
2007-10-30 07:08 am UTC (ссылка)
Да, вот это наиболее верный подход.
Основная масса вышаков - с июля 1937 по ноябрь 1938 года. Из 738 тысяч расстрелянных в 1923-1953-м 676 тысяч падает на этот период. Подавляющее большинство приговоров вынесено "тройками". Председателем "троек" были партийные реководители - первые секретари обкомов и крайкомов. Которые были в большинстве своем сами члены ЦК, и не они подчинялись Сталину, но Сталин зависел от них. Правда, многие из них сами были ликвидированы... но вал репрессий 1937-38-го был изначально мероприятием местной партократии, боявшейся общественного недовольства и "зачищавшей" всех потенциально-недовольных... К этому добавим интриганство на местах, когда кто-то из карьерных соображений убирал руками "троек" своих конкурентов.
В ноябре 1938-го Берия, став зам-НКВД, упразднил "тройки". В феврале 1939-го он стал наркомом, и начал разбираться с тем, что наворотили за это время. Наиболее рьяные "репрессанты" понесли наказание.
Сталину же в это время было не до того, чтобы в открытую выступать против большинства ЦК - этих самых первых секретарей. Помним: он только с мая 1941-го стал Предсовнаркома, главой правительства - в 1937-38-м он был только генсеком, и целиком зависел от большинства в ЦК. При этом у него стояла задача: сначала принять новую конституцию, в которой не было места ревкомам - только советской государоственной системе, а потом провести выборы в советы по этой конституции. Чтобы партократия не мешала, ему пришлось развязать им на время руки. Этим он добился хотя бы того, что первые секретари, увлеченные своими местными делишками, не поддержали заговорщиков в "верхушке" партийного, военного и чекистского аппарата. И расколотил их поодиночке... хотя, как позже стало ясно, не до конца.
ТО есть на жесткую борьбу в верхушке, с участием в ней и внутренней оппозиции, и международных интересов, наложились и карьеристские разборки, и драчки за теплое кресло.. и много еще чего.

a_eliseev
2007-10-30 10:18 am UTC (ссылка)
Были совершенно разные группы в партийно-государственном руководстве. Был Сталин и его окружение. Были могущественнейшие регионалы, партийные бароны - Эйхе (Западная Сибирь), Варейкис (Центрально-Черноземный р-н), Косиор (Украина), Шеболдаев (Азовско-Черноморский регион). У каждого из них был свой собственный культ личности - портреты и бюсты выпускались в гигантском объеме. Эта публика очень не хотела ограничения своей власти. Она-то, в первую очередь, и инициировала репрессии, чтобы отвлечь внимание от себя и заняться "врагами". Так, именно Эйхе предложил создать знаменитые карательные "тройки". Достаточно почитать материалы Февральско-мартовского съезда ЦК (1937) и увидеть, кто был главны апологетом расправ - "регионалы". Но сами они и пострадали, в конечном итоге, маховик репрессий развернулся в полную мощь, и Сталин использовал его для зачистки конкурирующей группы.
Вообще, политические репрессии всегда есть следствие политической борьбы - по моему, это более чем очевидно.
http://nashsovr.aihs.net/p.php?y=2005&n=3&id=20

blanqi
2007-10-30 10:37 am UTC (ссылка)
Ну это борьба внутри партии. А внутри интеллигенции была своя. Крестьяне сводили свои счёты - с кулаками и хуторянами. Вот и получается - не направленные организованные репрессии, а разрозненные эксцессы.

kuula
2007-10-30 09:56 am UTC (ссылка)
=Покажите мне другую страну, где есть такое - кроме, конечно, Северной Кореи=

Китай, Вьетнам, Южная Корея. Короче, все те страны, которые вскоре будут определять лицо человечества.

=Дальний Восток: Колыма, т.е. Магадан и т.п., Владивосток, Сов.гавань (об этих местах я знаю не понаслышке) - это же лагеря сплошные=

Вообще-то на Дальнем Востоке не так уж много лагерей: у нас один Озерлаг вмещал больше, чем весь Дальвост вместе. Но и у нас труд зеков, безусловно, не играл ни решающей, ни даже преобладающей роли. Да, на строительстве БАМа, например, просеки бить и насыпи делать привлкали зеков. Но вот уже класть рельсы или тем более путевое хозяйство делать - их и близко не подпускали. Не подпускали их и к работе на заводах, на земле. То есть труд зеков занимал весьма небольшую, весьма специфическую нишу. Кстати, ГУЛАГ как предприятие всегда был планово-убыточным, то есть затраты на содержание зеков превышали все, что они вырабатывали. Так что не "за счет труда зеков" развивалась экономика, а зеков еще и подкармливать приходилось, чтобы дать им возможность работать. Но на это шли, и это было правильно, чтобы не потерять этих людей. Отсидев, они вливались уже в нормальные трудовые коллективы.

=вы знаете, офисный планктон по-любому лучше, чем грызня, доносы и предательство=

Вы знаете, офисный планктон без этих прелестей и не живет...

=Почему именно население Советского Союза во время Второй Мировой отличилось количеством переходов на сторону врага=

От чего "отличилось"? Все европейские страны перешли на сторону врага просто поголовно. Население же СССР, в отличие от Европы, врага разгромило. Своими собственными силами, несмотря на весьма небольшой процент перебежчиков. Чехи, поляки, бельгийцы, голландцы, французы, датчане, норвежцы - эти все, опять же за малым процентом исключений, перешли на сторону врага и воевали вместе с ним уже против нас. То есть если мы и отличались - то именно тем, что у нас мало кто переходил на сторону врага.

Оффлайн skinhead

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 360
Re: Репрессии
« Ответ #36 : 29/10/09 , 00:35:23 »
http://nkd.forum24.ru/?1-2-0-00000004-000-0-0-1255441441
ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЖЕЛЕЗНОГО НАРКОМА
Он шёл по тюремному коридору и пел. Низкорослый исхудавший человек в изношенном красноармейском обмундировании шагал твёрдо, несмотря на болезнь и побои. Он знал, что больше не выйдет из этих стен, но тем не менее пел: «Это есть наш последний и решительный бой…», как пел эти слова все двадцать пять лет своей партийной жизни. Через минуту он войдёт в «расстрельную» комнату Сухановской тюрьмы, встанет у стены и произнесёт три последних слова: «Да здравствует Сталин!». И умрёт. Четвёртого февраля 1940 года.
Ежов Николай Иванович по частоте проклятий, которые демократы, фашисты, буржуи и прочие враги народа обрушивают на головы советских руководителей прошлого, стал третьим после Сталина и Ленина. Борзописцы обвиняют его во всех смертных грехах, какие только можно придумать. «Пигмей», «кровавый карлик», «чудовище» — то и дело истошно верещат они. Имя Ежова пытаются замарать как палача и организатора репрессий против якобы ни в чём не повинных. При этом возникает интересная ситуация: те самые «жертвы тоталитаризма», которые совсем недавно, в перестройку, требовали своей реабилитации как ни в чём не виновных, теперь, во времена неприкрытого капитализма, открыто заявляют, что в 37-м году они сознательно и активно боролись против Сталина и большевизма, ненавидели советский строй, стремились к его поражению. Может быть, они лишь стремятся крепче «задружить» с новыми хозяевами жизни? Некоторые — возможно. Но не большинство. Ибо не прошло и пяти лет с 1937 года, как около миллиона бывших советских граждан встали под гитлеровские знамёна, тесно сотрудничало с фашистами и фанатично сражались против Красной Армии, партизан, участвовали в карательных акциях против мирного населения. Скажите же тогда, «откуда Власов / И целые дивизии его?» (Ф. Чуев). Так что нужны были перед войной «ежовые рукавицы», верно поступал с врагами железный нарком Николай Ежов!
Будущий нарком НКВД родился 1 мая 1895 года в семье питерского рабочего. В 1910 году Николай Ежов стал работать на Путиловском заводе учеником слесаря, где вскоре стал квалифицированным рабочим. Там же он попал под влияние большевиков-подпольщиков, участвовал в пропагандистской работе. В 1913 году слесаря Ежова уволили с завода, а вскоре «забрили» в царскую армию. Во время Первой мировой войны служил он вначале в 76-м пехотном запасном полку, затем в 172 пехотном Лидском полку. Был ранен, получил 6-месячный отпуск. Поступил вновь на Путиловский завод, проработав до конца 1916 года. Затем за пропаганду против империалистической бойни Николая Ежова послали в 3-й пехотный полк в город Новый Петергоф, запасной батальон, в котором формировались маршевые роты, отправляемые в самые гиблые места. «Путиловцы в батальоне устроили забастовку— не вышли на занятия и уговорили остальных солдат остаться в казарме. Батальон временно расформировали, а зачинщиков забастовки вместе с Ежовым бросили в военно-каторжные тюрьмы, штрафной батальон. Боясь отправки на фронт революционно настроенных солдат, офицеры перевели их в нестроевую команду. Среди переведённых оказалось человек тридцать путиловцев. Они организовали выступления солдат против офицеров, едва не закончившиеся убийством начальника команды. В 1916 году в команду приехал начальник артиллерийских мастерских [5-е артиллерийские мастерские Северного фронта в Витебске]. Ему нужны были токари и слесари. Вместе с другими рабочими взяли и Ежова. Живой, напористый, он с самой революции 1917 года с головой ушёл в организаторскую работу. Ежов, создавая Красную гвардию, сам подбирал участников, сам обучал, доставал оружие. Витебский военно-революционный комитет после восстания в Петрограде не пропустил ни одного отряда на помощь Временному правительству» (И. Минц). В мае 1917 года Ежов, вступил в партию большевиков, за несколько месяцев до Октябрьской революции был организатором Красной гвардии Витебска. За несколько дней до октябрьского восстания назначен от Совета помощником комиссара железнодорожной станции Витебск, а во время переворота стал комиссаром станции Витебск, работая до января 1918 года. В это время участвую в разоружении Хопёрской дивизии (казачьей) и польских легионеров, после чего вновь работает на производстве —в Витебских железнодорожных мастерских.
А тем временем по России катится гражданская война, развязанная интервентами и недобитой буржуазией. В апреле 1919 года Ежов вступает в Красную Армию, а в октябре того же года становится комиссаром школы радистов.
«На базе и в школе о Ежове сложилось хорошее мнение. Он держался скромно, в работу преподавателей не вмешивался, не скрывая, что ничего не понимает в радиотехнике. Он был на хорошем счету у начальства, и претензий к нему не было…
…В апреле 1921 года, когда комиссар управления базы Я. Т. Совцов перешёл на другую работу, Ежов был назначен на его место. Был он усердным, исполнительным и очень въедливым и дотошным человеком. К тому же пролетарское происхождение и дореволюционный партстаж открывали перед ним безграничные возможности.
Он проявлял большую инициативу в работе не только на базе, но и в Татарском обкоме РКП (б) и вскоре стал заместителем заведующего его агитационно-пропагандистского отдела по совместительству. Его избрали делегатом Второго съезда Советов ТатАССР и третьей областной партийной конференции. Перед ним открылись перспективы партийного роста, и он решил демобилизоваться из армии. Оставив должность комиссара управления 2-й Казанской базы радиотелеграфных формирований, в сентябре 1921 года он уехал в Москву.» (А. Полянский)
Вскоре Ежов был направлен из Москвы в командировку в Туркестан в качестве особоуполномоченного. Здесь он участвует в руководстве операцией отрядов войск особого назначения по ликвидации банды Энвера-ходжи в Восточной Бухаре осенью 1921 года.
«Двадцатого февраля 1922 года Оргбюро ЦК РКП (б) рекомендовало Ежова на должность ответственного секретаря парторганизации Марийской автономной области. Ему не было и двадцати семи лет, когда началась его карьера партийного руководителя.» (А. Полянский)
В 1923–25 гг. Николай Иванович вновь переезжает — на сей раз в Казахстан. Ю. Домбровский, в ЗО-е-40-е годы активный участник антисоветского подполья, противник и Сталина, и Ежова, тем не менее писал: «Ежов долго был секретарём одного из казахских обкомов (Семипалатинского). Многие из моих современников, особенно партийцев, с ним сталкивались по работе или лично. Так вот, не было ни одного, кто сказал бы о нём плохо. Это был отзывчивый, гуманный, мягкий, тактичный человек. Любое неприятное личное дело он обязательно старался решить келейно, спустить на тормозах. Повторяю: это общий отзыв. Так неужели все лгали? Ведь разговаривали мы уже после падения «кровавого режима». В декабре 1925 года Ежова избран делегатом XIV съезда ВКП (б).
Вскоре после этого Н. И. Ежов был переведён в Орграспредотдел ЦК Партии. Крупнейший современный исследователь деятельности ОГПУ-НКВД А. Полянский писал об этом периоде его жизни (да и о стиле работы вообще): «Ежов целиком отдаёт себя работе. Можно было не контролировать то, что он ему поручал, — всё будет выполнено точно и в срок. Во всех вопросах Ежов был так дотошен и настолько глубоко прорабатывал их, что его даже приходилось сдерживать, сам он остановиться не мог.
Читая исполненные Ежовым документы, трудно было поверить, что он только год посещал школу и не получил практически никакого образования. Николай писал грамотно, крайне редко допускал орфографические ошибки. У него был неплохой стиль изложения материала, выработались определённые речевые штампы и формулировки, необходимые для составления документов. Чувствовалось, что он в своё время много занимался самообразованием…
Как-то сослуживцы спросили Москвина (начальник Орграспредотдела ЦК) о новом работнике.
— Вот Николая попросишь что-нибудь одно сделать, ну, например, в Наркомпрос подобрать ответственного сотрудника, так он на следующий же день человек на пять, а то и больше справки составит, каждого в них по косточкам разберёт, все сильные и слабые места укажет. До него у меня таких работников не было.
Москвин сам был по натуре аскетичным и на редкость трудолюбивым человеком, всё своё время уделял только работе, не зная ни отдыха, ни развлечений. Он усматривал такие же качества и у Ежова и поэтому уже через четыре месяца сделал его своим помощником, а потом и заместителем.» В ноябре 1929 года — в 34 года — Николай назначен замнаркома НКЗем по кадрам. 11 ноября 1930 г. Его впервые принял И. В. С-талин. Вскоре он назначается заведующим Орграспредотделом ЦК ВКП (б).
И вот настал день, когда Николай Иванович Ежов стал у руля Народного Комиссариата Внутренних дел — НКВД. Сегодня демагоги огульно обвиняют славную кузницу советских чекистов в том, что, де, НКВД занималось только кровавым террором против невинных агнцев, загоняя их в страшный гулаг. На самом же деле Комиссариат представлял собой сложный организм, обеспечивающий и поддерживающий порядок внутри страны. Кроме функций охраны общественного порядка, НКВД занимался внешней разведкой, строительством стратегических объектов, частично на него возлагался контроль за добычей драгметаллов и стратегического сырья… А вспомнить славных ребят-пограничников? Те, кто шёл при Ежове в военные училища, 22 июня сорок первого командовали заставами и погранотрядами, которые встали на пути фашистских танков. Что же до гулага… было и такое. Вот только в го-о-ораздо меньших размерах, чем нас пугают разные солженицыны и бжезинские. Да и сидели там не столько «невинные жертвы произвола», сколько настоящие озлобленные враги существующего строя и большевизма. Случалось, что под карающую руку попадали и честные люди, зачастую оклеветанные затаившимся врагом, но в большинстве случаев им, разобравшись в невиновности, их отпускали, вернув все регалии и восстановив в правах. Королёв, Рокоссовский, Серпилин, Рыдз-Смигла, Пшимановский — вот только несколько из таких людей, принёсших впоследствии великую пользу и славу нашей советской стране. Гораздо больше, чем кассовых врагов, находилось в заключении уголовников — грабителей, бандитов и убийц. Это сейчас, в «свободном, демократическом государстве» нельзя выйти в сумерках на улицу без риска быть ограбленным, искалеченным, убитым, причём РОССИЯ некую милицию люди боятся больше, чем преступников! А в те годы, когда наркомвнудел Ежов железной рукой навёл порядок в стране, славные весёлые ребята с васильковыми петлицами НКВД решили проблему преступности просто и изящно: «кто не с нами — тот против нас!». Против народа — значит, враг. А как известно, если враг не сдаётся…
И вновь вернёмся к тому, что пишет о Ежове и тогдашнем положении в стране А. Полянский — между прочим, активный антисталинист, однако стремящийся к объективности историк: «Он считал, что уходящий 1937 год был самым трудным годом в его жизни. Советская власть чудом уцелела. Против неё был направлен заговор в Красной Армии, сотни тысячи заговоров в различных обкомах, райкомах, наркоматах, на заводах, в колхозах, в университетах. Троцкистские и фашистские шпионы опутали всю страну своими мерзкими щупальцами. Предателями оказались не только бывшие офицеры и дворяне, от которых, кроме как двурушничества, другого и ожидать было нечего, но и старые большевики-подпольщики, оказавшиеся на самом деле провокаторами царской охранки, десятки лет скрывавшими от партии свои истинные лица.
Предатели в любой момент могли пойти в наступление. Если бы Тухачевскому и его своре удалось взбунтовать в Москве хотя бы один пехотный полк, направить его против Сталина и правительства, то тысячи вражеских агентов во всех государственных организациях, включая НКВД, приступили бы к захвату власти и к уничтожению настоящих коммунистов. А это гражданская война и непременная интервенция…
Но партия всё же сумела выстоять в борьбе с врагами, и органы НКВД разгромили троцкистско-зиновьевские и бухаринские шпионские банды. И этим разгромом, по указанию Сталина, руководил он, Николай Ежов. Да, это он победил врага и спас советских людей от троцкистского порабощения. Он теперь народный герой, его называют «любимцем народа», «сталинским железным наркомом». Он уже вошёл в историю и теперь ближе всех стоит к Сталину, является его главной опорой.»
— Помилуйте! Да не было никакого заговора! Это всё паранойя! — воскликнет, возможно, зомбированный телевидением и прессой обыватель. — это всё злодей Сталин придумал для удовлетворения своей кровожадности!
Так скажет он, и соврёт, вольно или невольно. Были тогда тайные организации, готовившие переворот, были и шпионы с диверсантами (Один Герой Советского Союза Карацупа задержал несколько десятков нарушителей границы), и сознательные вредители и саботажники, и военные заговоры (по делу одного из них арестовывали и моего деда, в ходе следствия разобрались, кто виноват, а на кого возведён поклёп, невиновных выпустили, вернули звания, награды, многих послали осваивать новую технику, а подлинных врагов сурово покарали), и «пятая колонна» в преддверии войны точила отравленный нож для удара в спину. Война стучалась в двери — только отгремели хасанские бои, впереди были Халхин-Гол, Освободительный поход, Великая Отечественная.
Нельзя сказать, что Николаю Ивановичу Ежову удалось полностью очистить советскую землю от нечисти, однако врагов народа тогда заметно поубавилось. Уцелевшие хоронились по щелям, мимикрировали, перекрашивались в «честных и бескомпромиссных борцов», и всячески стремились подлыми гадючьими укусами нанести максимальный вред. И главный их удар был направлен против тех, кто сурово и беспощадно выводил их на чистую воду, показывая советскому народу лицо врага. В январе 1939 г. Н. Ежов был арестован по сфабрикованному обвинению, около года вместе с лучшими своими соратниками-чекистами находился под «следствием» — выбивались нужные показания, однако безуспешно. Ежов знал, что надеяться на снисхождение от врага, которого он вовремя не сумел распознать, не приходится. Однако на суде он выступил с последним словом — он говорил для тех, кто мог его слышать, для бойцов конвоя, для секретарей, стенографистов Военной коллегии, для тех советских людей, кто не по своей воле присутствовал на этом «судебном спектакле». Вот часть его выступления:
«Я долго думал, как пойду на суд, как буду вести себя на суде, и пришёл к убеждению, что единственная возможность и зацепка за жизнь — это рассказать всё правдиво и по-честному.
…Я решил: лучше смерть, но уйти из жизни честным и рассказать перед судом действительную правду. На предварительном следствии я говорил, что я не шпион, я не террорист, но мне не верили и применили ко мне сильнейшие избиения. Я в течение 25 лет своей партийной жизни честно боролся с врагами и уничтожал врагов. У меня есть и такие преступления, за которые меня можно и расстрелять, и я о них скажу после, но тех преступлений, которые мне вменены обвинительным заключением по моему делу, я не совершал и в них не повинен…
На предварительном следствии следователь предложил мне дать показания о якобы моём сочувствии в своё время «рабочей оппозиции». Да, «рабочей оппозиции» в своё время я сочувствовал и об этом никогда не скрывал, но в самой оппозиции я участия не принимал и к ним не примыкал. Когда вышли тезисы Ленина «О рабочей оппозиции», я, ознакомившись с тезисами, понял обман оппозиции и с тех пор я был честным ленинцем.
В 1933–1934 годах, когда Пятаков ездил за границу, он передал там Седову [сын Троцкого — А.] статью для напечатания в «Соц-вестнике». В этой статье было очень много вылито грязи на меня и на других лиц.
Никакого заговора против партии и правительства я не организовывал, а наоборот, всё зависящее от меня я принимал к раскрытию заговора. В 1934 году я начал вести дело «О кировских событиях». Я не побоялся доложить в Центральный Комитет о Ягоде и других предателях ЧК. Эти враги, сидевшие в ЦК, […] нас обводили, ссылаясь на то, что это дело рук латвийской разведки. Мы этим чекистам не поверили и заставили открыть нам правду об участии в этом деле протроцкистской организации. Будучи в Ленинграде в момент расследования дела об убийстве С. М. Кирова, я видел, как чекисты хотели замазать это дело. По приезде в Москву я написал обстоятельный доклад по этому вопросу на имя Сталина, который немедленно после этого собрал совещание.
При проверке партдокументов по линии КПК и ЦК ВКП (б) мы много выявили врагов и шпионов разных мастей и разведок. Об этом мы сообщили в ЧК, но там почему-то не производили арестов. Тогда я доложил Сталину, который вызвал к себе Ягоду, приказал ему немедленно заняться этими делами. Ягода был этим очень недоволен, но был вынужден производить аресты лиц, на которых мы дали материалы.
Спрашивается, для чего бы я ставил неоднократно вопрос перед Сталиным о плохой работе ЧК, если бы я был участником антисоветского заговора.
Мне теперь говорят, что всё это ты делал с карьеристской целью, с целью самому пролезть в органы ЧК. Я считаю, что это ничем не обоснованное обвинение, ведь я, начиная вскрывать плохую работу органов ЧК, сразу же после этого перешёл к разоблачению конкретных лиц…
Придя в органы НКВД, я первоначально был один. Помощника у меня не было. Я вначале присматривался к работе, а затем начал свою работу с разгрома польских шпионов, которые пролезли во все отделы органов Ч К. В их руках была советская разведка. Таким образом, я, «польский шпион», начал свою работу с разгрома польских шпионов. После разгрома польского шпионажа я сразу же взялся за чистку контингента перебежчиков. Вот так я начал свою работу в органах НКВД. Мною лично разоблачён Молчанов, а вместе с ним и другие враги народа, пролезшие в органы НКВД и занимавшие ответственные посты. Люшкова я имел в виду арестовать, но упустил его, и он бежал за границу.
Я почистил 14000 чекистов. Но моя вина заключается в том, что я мало их чистил. Кругом меня были враги народа, мои враги. Везде я чистил чекистов. Не чистил лишь только их в Москве, Ленинграде и на Северном Кавказе. Я считал их честными, а на деле же получилось, что я под своим крылышком укрывал диверсантов, вредителей, шпионов и других мастей врагов народа.
…Ягода и его приспешники каждое троцкистское дело называли «липой», и вот под видом этой «липы» они кричали о благополучии, о затухании классовой борьбы. Став во главе НКВД СССР, я сразу же обратил внимание на это «благополучие» и весь огонь направил на ликвидацию такого положения. И вот в свете этой «липы» Фриновский всплыл как ягодинец, в связи с чем я и выразил ему политическое недоверие.
Участником антисоветского заговора я никогда не был. Если внимательно прочесть все показания участников заговора, будет видно, что они клевещут не только на меня, но и на ЦК и на правительство.
На предварительном следствий я вынужденно подтвердил показания Фриновского о том, что якобы по моему поручению было сфальсифицировано ртутное отравление. Вскоре после перехода на работу в НКВД СССР я почувствовал себя плохо. Через некоторое время у меня начали выпадать зубы, я ощущал какое-то недомогание. Врачи, осмотревшие меня, признали грипп. Однажды ко мне в кабинет зашёл Благонравов, который в разговоре со мной между прочим сказал, чтобы я в Наркомате кушал с опасением, так как здесь может быть отравлено. Я тогда не придал этому никакого значения. Через некоторое время ко мне зашёл Ваковский, который, увидя меня, сказал: «Тебя, наверное, отравили, у тебя очень паршивый вид». По этому вопросу я поделился впечатлением с Фриновским, и последний поручил Николаеву-Журиду немедленно произвести обследование воздуха в помещении, где я находился. После обследования было выяснено, что в воздухе находились пары ртути, которыми я и был отравлен. Спрашивается, кто же пойдёт на то, чтобы в карьеристских целях за счёт своего здоровья поднимать свой авторитет. Всё это ложь.
Меня обвиняют в морально-бытовом разложении. Но где же факты? Я 25 лет был на виду у партии. В течение этих 25 лет все меня видели, любили за скромность, за честность. Я не отрицаю, что пьянствовал, но я работал как вол. Где же моё разложение?
Я понимаю и по-честному заявляю, что единственный способ сохранить свою жизнь — это признать себя виновным в предъявленных обвинениях, раскаяться перед партией и просить её сохранись мне жизнь. Партия, может быть, учтя мои заслуги, сохранит мне жизнь. Но партии никогда не нужна была ложь, и я снова заявляю вам, что польским шпионом я не был и в этом не хочу признавать себя виновным, ибо это моё признание принесло бы подарок польским панам, как равно и моё признание в шпионской деятельности в пользу Англии и Японии и принесло бы подарок английским лордам и японским самураям. Таких подарков этим господам я преподносить не хочу.
Когда на предварительном следствии я писал якобы о своей террористической деятельности, у меня сердце обливалось кровью. Я утверждаю, что я не был террористом. Кроме того, если бы я хотел произвести террористический акт над кем-либо из членов правительства, я для этой цели никого бы не вербовал, а, используя технику, совершил бы в любой момент это гнусное дело.
Всё, что я говорил и сам писал о терроре на предварительном следствии, — «липа».
Я кончаю своё последнее слово. Я прошу Военную коллегию удовлетворить следующие мои просьбы.
Судьба моя очевидна. Жизнь мне, конечно, не сохранят, так как я и сам способствовал этому на предварительном следствии. Прошу об одном, расстреляйте меня спокойно, без мучений.
Ни суд, ни ЦК мне не поверят, что я не виновен. Я прошу, если жива моя мать, обеспечить её старость и воспитать мою дочь.
Прошу не репрессировать моих родственников — племянников, так как они совершенно ни в чём не виноваты.
Прошу суд тщательно разобраться с делом Журбенко, которого я считал и считаю честным человеком, преданным делу Ленина—Сталина.
Я прошу передать Сталину, что я никогда в жизни политически не обманывал партию, о чём знают тысячи лиц, знающие мою честность и скромность. Прошу передать Сталину, что всё то, что случилось со мной, является просто стечением обстоятельств и не исключена возможность, что к этому и враги приложили свои руки, которых я проглядел. Передайте Сталину, что умирать я буду с его именем на устах».
Николай Ежов жил и умер как Настоящий Человек. Он останется в нашей памяти верным соратником Сталина, честным бойцом за счастье своего народа, как он его понимал. Прошли годы. Сегодня мы видим, как потомки тех врагов народа, в которыми боролся нарком Ежов, разрушили и растащили всё, что создавалось трудом поколений советских людей, предали и продали русский народ, низринув его в прах. Но знайте: есть наследники славного дела! И пусть трепещут гады: придёт день, и они почувствуют на своей шкуре карающую руку русского пролетариата — и тогда им станет ясно, каким был добрым наркомвнудел Ежов! Придёт снова Семнадцатый год, придёт и карающий Тридцать Седьмой!
Тов. Антон.
"Здоровый, правильно понятый национализм!"
Сталин

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Репрессии
« Ответ #37 : 13/05/10 , 01:50:16 »
В. РФ пишет в мэйл-сообществе Движение "17 марта"

Честный враг народа

Честный враг народа. Судьба Николая Ежова (16 апреля 2010, Виталий Сарматов)
http://www.rkrp-rpk.ru/index.php?action=articles&func=one&id=765
Всякому, кто знаком с современным левым движением России, известен такой парадокс: это движение весьма малочисленно, однако состоит из огромного множества самых разных организаций. Все эти группы (под самыми «яркими» и эпатажными названиями, типа «Движения сопротивления имени Петра Алексеева») проводят бесчисленные акции протеста против всего, чего угодно. Их активистам кажется, что «левак» должен всегда вступаться за всех «униженных и оскорбленных». Левые взгляды во многих случаях основаны лишь на эмоциях отторжения несправедливости существующего бытия и глубоко не осмыслены. Теоретическая подготовка иногда отрицается полностью, а учиться коммунизму у них и желания нет. «Зачем, ведь понятно, сейчас плохо, а должно быть хорошо!», «Все начальники сволочи!» - такие бессмысленные выкрики составляют всю идеологию подобных движений. Не редкость в этой среде и коллективные попойки по случаю революционных праздников или просто «громких» акций. Неудивительно, что политическая деятельность при таких условиях воспринимается как хобби и проходит вместе с юношеским максимализмом. И повзрослевший левак с усмешкой вспоминает свои махания флагом и крики про «буржуев».

Такие люди были всегда, в том числе и 100 лет назад в партии большевиков, осуществившей Октябрьскую революцию. В ходе прямых вооруженных столкновений с наемниками капитала от таких «поверхностных коммунистов» часто была несомненная польза – их решительность и отвага здесь были как раз кстати. Однако позже, в ходе созидательной деятельности по строительству социалистического общества, нежелание учиться приводило к трагическим итогам и для самих «леваков» и для других людей. Ярким примером того, к чему приводит наличие невежд в коммунистической партии, является судьба Народного комиссара внутренних дел СССР в 1936-38 гг., Николая Ежова.

О детстве и юности Николая Ивановича Ежова известно очень мало, что порождает множество слухов и сплетен. В разных книгах о Ежове можно увидеть абсолютно противоречащие друг другу характеристики: «Был отъявленным хулиганом» и «С малых лет был несгибаемым революционером, и, будучи учеником слесаря, на Путиловском заводе, боролся с произволом и самодурством тамошних начальников» и, наконец, «был по происхождению литовцем и проживал в городе Мариамполе». Однако наиболее общепринятой является версия, что будущий нарком родился 19 апреля (1 мая) 1895 года в Санкт-Петербурге, в семье рабочего. Кроме Коли в семье было еще двое детей – Евдокия и Иван. Когда подошло время, родители отдали сына в школу, в которой он, по всей видимости, отучился все положенные три года, хотя во всех своих биографиях в графе образование писал «не оконченное низшие». С 11 лет Коля был учеником портного Николая Бабулина, мужа его старшей сестры Евдокии. Однако портняжничал он недолго и с 14 лет стал работать на различных заводах, в числе которых разные источники называют Путиловский завод и знаменитый «Треугольник». В самом начале Первой Мировой войны Николай, по-видимому захваченный истерией «защиты отечества» в мировой бойне, отправился добровольцем на фронт, но из-за малого роста не попал в строевое подразделение, а стал солдатом 5-й артиллерийской мастерской.

Позднее в одной из анкет Николай Ежов указывал, что в боях империалистической войны был легко ранен. Возможно след этого ранения – шрам на правой щеке, ясно видный на фотографиях и кадрах кинохроники.

Путь в Кремль для Ежова начался со знакового для того времени поступка – 5 мая 1917 года он вступил в партию большевиков. Это было время, когда ряды набиравшей популярность РСДРП(б) росли стремительно (февраль 1917 г. - 23 тыс.членов, октябрь того же года - 350 тыс.). В этих условиях партию не могли не пополнить люди, имевшее весьма слабое представление о марксизме, понимавшие коммунизм как «уничтожение буржуев и раздел их имущества». Позднее это приведет к печальным последствиям.

Молодой партиец Ежов с энтузиазмом включился в работу, которую вели большевики Витебска. Главной задачей для местного отделения партии была пропагандистская работа в массах – распространение газет и листовок, организация митингов и вооруженных отрядов Красной гвардии. Именно на партийной работе раскрылось административное и ораторское дарование молодого большевика. Вот как описал одно из его выступлений большевик В.С. Романовский: «По тому, как Ежов говорил, понял я нутром, сердцем, что меньшевики – это та погань, которую надо вышвыривать, нам, рабочим, из своих рядов».

Однако слабое здоровье Николая Ивановича Ежова, подорванное тяжелым ранением, дало о себе знать: он заболел, попал в госпиталь и вскоре был уволен в отпуск по болезни сроком на шесть месяцев. Получив отпуск, Николай отправился в Вышний Волочок, куда из голодного Петрограда перебрались его родители. Отдохнув и поправив здоровье, Ежов устроился работать на бывший стекольный завод Болотина, где и проработал до весны 1919 года, когда по партийной мобилизации был призван на фронт, став политруком 2-й базы радиотелеграфных формирований в городе Саратове. Здесь слесарю Ежову пришлось столкнуться с не знакомой ему деятельностью, поэтому все свое свободное время молодой политрук посвящал изучению радиодела.

С окончанием Гражданской войны партийная работа была для Николая более перспективной. Он демобилизовался из армии и стал профессиональным партийным функционером. Перспективного работника заметили в Москве, и вскоре он получил новое назначение секретаря Марийского обкома партии.

Приехав в Марийскую область, Николай столкнулся с целым комплексом проблем. Народное хозяйство области было разорено войной и внутренней борьбой между марийцами и русскими за главенство в обкоме. Самой главной своей задачей Николай видел борьбу с голодом в крае. С этой целью он создает ревизионную комиссию для проверки областного продовольственного комитета. В ходе проверки вскрылись факты хищений продовольствия в особо крупных размерах, к которым был причастен член президиума облисполкома И.А. Шигаев и другие высокопоставленные чиновники, оказавшиеся, как и он под следствием. Члены бюро обкома не остались в долгу и обвинили самого Ежова в «семейственности», ведь вместе с ним работала его жена, А.А. Титова. Поняв, что в такой обстановке невозможно работать, он пишет письмо в ЦК с просьбой предоставить ему другую должность. В результате рассмотрения письма Ежова Оргинструкторский отдел ЦК постановил укрепить Марийский обком проверенными большевистскими кадрами, что позволило прекратить вражду на национальной почве, а Николая Ивановича ждало новое назначение – в Семипалатинск.

Став секретарем Семипалатинского губкома, Ежов быстро разобрался в ситуации. Подметив, что местные земли богаты полезными ископаемыми, а земледелие, в связи с засушливым климатом, не может быть основным направление развития народного хозяйства в губернии, он заявил: «В ближайшее время предполагается обратиться в вышестоящие с ходатайством о переводе в Семипалатинскую губернию ведущих кожевенных заводов. Это удешевило бы производство и дало толчок к общему экономическому подъему губернии». Вот как отзывался о работе Ежова ответственный секретарь Киробкома Г.М. Дунаев: «Безусловно, на своем месте стоит тов. Ежов – секретарь Семипалатинского губкома, сумевший сплотить вокруг себя все здоровые силы организации, совершенно разложенной политикой старого секретаря».

В 1929 году Николай Иванович был назначен заместителем по кадровой работе наркома земледелия. Он вспоминал позднее: «вопрос о моем назначении был решен против моего желания. Я пришел в секретариат Сталина и стал просить о приеме, мне отказали. В это время вошел Сталин. Видя, что я ругаюсь в секретариате, он пригласил меня к себе в кабинет, где и состоялась беседа. Он меня пожурил за мое нехорошее поведение и сказал, что бы я работал». И Николай, как и всегда, отдал всего себя новому делу. Он занимался не только подбором высококвалифицированных кадров для сельского хозяйства, но и пытался улучшить профессиональное образование. В то время, многие учебные заведения, готовившие работников сельского хозяйства, совсем не имели материально-технической базы для должной подготовки специалистов. Николай Иванович лично доставал необходимые материалы и пособия.

Исполнительного работника, во всем неизменно следовавшего линии партии, руководство решило выдвинуть на более высокие и ответственные посты. В трудные годы индустриализации и коллективизации были востребованы именно такие кадры: пусть слабо разбирающиеся в теории, зато надежные в плане проведения практической политики. В 1934 на XVII съезде партии Ежов был избран членом ЦК ВКП(б) и членом Оргбюро. Наряду с этим он получил должность заведующего Промышленным отделом ЦК (система отраслевых отделов была введена вместо расформированных оргинструкторского и распределительного отделов), а по совместительству руководил Политико-административным и Планово-финансово-торговым отделами ЦК. По линии руководства Политико-административным отделом Ежов впервые столкнулся с деятельностью ОГПУ.

1 декабря 1934 года в Смольном был убит Сергей Миронович Киров. Вечером того же дня в составе специальной партийной комиссии в Ленинград выехал Ежов. Во внутрипартийной борьбе тех лет Николай был верным сторонником Сталина, однако, как и многие другие члены партии, поддерживал сталинский курс не в силу осознания его марксистского характера, а по причине личной преданности, искренней веры в сталинский гений. В последующие почти два года основной нагрузкой Ежова стала работа именно по линии ОГПУ.

В 1935 году руководством ВКП(б) было решено провести чистку рядов партии, а органом, направляющим чистку, должен был стать новообразованный Отдел руководящих партийных органов (ОРПО), заведующим котором был назначен Ежов, освобожденный от руководства Промышленным отделом. К сожалению, во многих случаях местные органы подошли к проведению чистки с позиции «стахановского» соревнования – чем больше исключенных, тем лучше. Это привело к тому, что наряду с людьми непорядочными, были исключены и нужные, квалифицированные кадры, в чем была вина и Ежова, привыкшего обвинять огульно всех подряд в силу свой исполнительности (в данном случае, ложно понятой).

28 февраля 1935 года Ежов был назначен председателем Комиссии партийного контроля, что давало ему возможность не только следить за ходом партийной чистки, но, рассматривая жалобы, поступавшие в комиссию от граждан, выявлять экономические преступления, злоупотребления властью и тому подобное.

Межу тем наступило время так называемого «большого террора», одним из организаторов которого стал Н.И. Ежов. Террор проводился Советской властью с целью устранения контрреволюционных элементов из числа сторонников различных антипартийных группировок (групп Троцкого, Бухарина, Зиновьева и т.д.). В 1920-е эти бывшие руководители ВКП(б) пытались навязать партии неверную политику. Так, они выступали против необходимой СССР ускоренной индустриализации (Бухарин), утверждали, что социализм в одной стране невозможен (Троцкий). Угроза СССР со стороны бывших большевиков была вполне реальна: отвергнутые партией деятели пошли на всё ради возвращения себе власти, в том числе на организацию террористических актов (убийства Кирова, Менжинского), диверсий (взрывы на шахтах Кузбасса в сентябре 1936 г.), а также на сотрудничество с буржуазными государствами и их разведками (Троцкий, находясь в эмиграции, открыто согласился сотрудничать с Комитетом по расследованию антиамериканской деятельности, занимавшемся борьбой с «коммунистическим влиянием»). Теперь уже всем доступна информация, что репрессированы были вовсе не «миллионы», а около 600 тыс., и в большинстве своем заслуженно. Однако пострадало тогда и большое количество честных коммунистов и просто невинных людей.

Первый судебный процесс часто называемым началом «большого террора» был открыт 19 августа 1936 года, когда Ежов еще не был наркомом. Однако впоследствии и его припишут «железному» наркому, которым Николай станет только в конце 1936 года.

«Все старые кадры пойдут по боку, пройдет один или два тура смены всех людей, чтобы от старых кадров совершенно освободиться», - отметил в разговоре с одним из товарищей Ежов. Так и произошло – смена кадров на производстве, в армии, в партии. Но наряду с этим было множество перегибов, вызванных чрезмерным рвением работников на местах. Новый нарком с энтузиазмом включился в работу по уничтожению врагов народа, как действительных, так и мнимых.

Вот как об этом периоде вспоминал позднее В.М. Молотов, в беседе с журналистом Ф. Чуевым: «Я считаю, что мы поступили правильно, пойдя на некоторые неизбежные, хотя и серьезные излишества в репрессиях, но у нас другого выхода в тот период не было, тогда бы у нас во время войны была бы внутренняя такая драка, которая бы отразилась на всей работе, на самом существовании Советской власти (…) тот террор, который был проведен в конце 30-х годов, он был необходим. Конечно, было бы, может, меньше жертв, если бы действовать более осторожно, но Сталин перестраховал дело - не жалеть никого, но обеспечить надежное положение во время войны и после войны (…) Сталин, по-моему, вел очень правильную линию: пускай лишняя голова слетит, но не будет колебаний во время войны и после войны (…) 1937 год был необходим, если учесть, что мы после революции рубили направо - налево, одержали победу, но остатки врагов разных направлений существовали, и перед лицом грядущей опасности фашистской агрессии они могли объединиться. Мы обязаны 1937 году тем, что у нас во время войны не было «пятой колонны». Ведь даже среди большевиков были и есть такие, которые хороши и преданны, когда все хорошо, когда стране и партии не грозит опасность. Но если начнется что-нибудь, они дрогнут, переметнутся (…) пострадали не только ярые какие-то правые или, не говоря уже, троцкисты, но пострадали и многие колебавшиеся, которые нетвердо вели линию и в которых не было уверенности, что в трудную минуту они не выдадут, не пойдут, так сказать, на попятную (…) конечно, переборщили, но я считаю, что все это допустимо ради основного: только бы удержать власть».

Думается, что подобные мысли были и у Ежова. Трагедия 1937 г., когда пострадало много невинных людей - следствие вредительства или злоупотребления служебным положением работников партии и НКВД. И Ежов стал одной их главных фигур этого явления.
«Даже став кандидатом в члены Политбюро, он по взглядам и представлениям остался таким же, каким был в 1917 г., когда солдатом вступал в ряды революционной партии. Инстинктивное недоверие простого человека ко всем, кто имеет власть, давало ему возможность вначале эффективно руководить огромным карательным аппаратом. Но чем больше он вникал в суть политических событий, тем больше он укреплялся в самом примитивном выводе о власть имущих, который и в наше время разделяют большинство живущих на зарплату, - "стрелять их всех надо." Чем дальше, тем больше Н. И. Ежов раскручивал механизм репрессий, и чем дальше, тем больше генеральный комиссар государственной безопасности становился похож на тех, с кем искренне хотел бороться ради интересов трудящихся», - пишет исследователь Пискун в труде «Термидор в СССР».

Ситуацию усугубили и личные пороки Ежова: склонности к пьянству и к сексуальным «подвигам». Позже, в ходе следствия по делу Ежова, выяснилось, что с 1934 он сотрудничал с германской разведкой, которой попался на удочку во время пребывания в венском санатории, при позорных для коммуниста обстоятельствах. «На третьей неделе своего пребывания в санатории я вступил в интимную связь с медицинской сестрой, имени которой не помню. В первую ночь все обошлось благополучно, но в следующее ее дежурство в комнату неожиданно вошел доктор Энглер, который застал меня в непристойном виде с медсестрой и поднял скандал. Он немедленно вызвал сестру, та с криком выбежала из комнаты, а Энглер стал на ломаном русском языке объясняться со мной.

Он заявил: «Такого скандального случая у нас в санатории еще не было, это вам не дом терпимости, вы портите доброе имя нашего санатория. Здесь имеются ученые всего мира, а вы такие дела делаете. Придется вам выписаться из санатория, а мы доведем до сведения наших властей об этом безобразном факте. Я не ручаюсь, что эта скандальная история не появится в печати» - из показаний Н.И.Ежова на следствии. Далее последовало предложение работать на немецкую разведку, сотрудником которой был доктор Энглер. Опасаясь разоблачения и публичного позора, Ежов согласился. Так распущенность привела честного человека в ряды изменников Родины, хотя сам Ежов утверждал, что не сообщал германской разведке ничего особо важного. При этом надо отменить, что данные обстоятельства вербовки стали известны только из показаний самого Ежова. А он вполне мог специально рисовать эти обстоятельства карикатурными, чтобы суд не поверил в его виновность.

Распоясавшегося наркома постепенно лишали части полномочий, назначив его по совместительству наркомом водного транспорта.

Ежов всеми силами пытался успеть руководить двумя наркоматами. Именно тогда И.В. Сталин назначил наркому нового заместителя Л.П. Берию. Первым делом новый заместитель занялся кадровой чисткой. Впоследствии было осуждено и расстреляно 20 тыс. работников НКВД ежовского периода, уличенных в злоупотреблениях властью и прямом вредительстве путем репрессий против невиновных людей.

Николай Ежов уже ничего не мог сделать для того, чтобы спасти своих друзей от волны арестов, прокатившихся по НКВД. В это время бывший заместитель Николая Ивановича по ОРПО Г.М. Маленков написал письмо на имя И.В. Сталина, в котором обрисовал перегибы работы «железного наркома». Как выяснилось, почувствовав вкус власти, Ежов расправлялся не только с преступниками, но и со своими личными врагами.

Последним ударом для наркома стала смерть любимой жены, которая покончила с собой.

Последним ударом для наркома стала смерть любимой жены, которая покончила с собой.
Ежов потерял двух дорогих ему людей – жену и доверие его «вождя» и «учителя». Ничто не смогло заменить их. Нарком ударился в беспробудное пьянство.

10 апреля 1939 года сталинский нарком Николай Иванович Ежов был арестован. Следствие длилось несколько месяцев. До самого 4 февраля 1940г., дня своего расстрела, бывший нарком внутренних дел сохранил веру в свою невиновность (кроме нескольких «случайных ошибок») и веру в Сталина.

Из Последнего слова Н. И. Ежова на судебном процессе, 3 февраля 1940 г.:

«Я прошу передать Сталину, что я никогда в жизни политически не обманывал партию, о чем знают тысячи лиц, знающие мою честность и скромность. Прошу передать Сталину, что все то, что случилось со мной, является просто стечением обстоятельств и не исключена возможность, что к этому и враги приложили свои руки, которых я проглядел. Передайте Сталину, что умирать я буду с его именем на устах». («Совершенно секретно», № 4, 1992 г.)

Авиаконструктор Яковлев, относившийся к числу людей, которые пользовались доверием и расположением Сталина, вспоминал, как на одном из ужинов Сталин заговорил о повсеместной нехватке хороших работников, присовокупив к этому: «Ежов - мерзавец! Погубил наши лучшие кадры. Разложившийся человек. Звонишь к нему в наркомат - говорят: уехал в ЦК. Звонишь в ЦК - говорят: уехал на работу. Посылаешь к нему на дом - оказывается, лежит на кровати мертвецки пьяный. Много невинных погубил. Мы его за это расстреляли».

Мы не собираемся присоединяться к буржуазной демонизации личности Н.И.Ежова. Это был искренне преданный советской власти человек, сделавший немало для строительства социализма. Однако чувства справедливости и преданности мало понятой идее недостаточно для того, чтобы быть коммунистом. Человек, имеющий партбилет, но плохо осознающий, что такое коммунизм, не понимающий необходимости марксистского образования и постоянной самодисциплины (эти два фактора во многих случаях тесно связаны между собой), может помимо своей воли стать врагом народа и революции.

Если современные коммунистические организации не хотят вырастить в своих рядах новых «честных врагов народа», им нужно учить своих активистов коммунизму не на словах, а на деле.

MALIK54

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #38 : 20/07/10 , 21:17:40 »


Жертва сталинизма

Докладная записка Особого отдела НКВД Западного фронта N 70991-сч командующему фронтом Г.К. Жукову и члену Военного совета фронта Н.А. Булганину о работе Особого отдела за период с 22 июня по 28 декабря 1941 г.

"30 декабря 1941 г.

В декабре О[собым] О[тделом] НКВД 16-й армии вскрыта и ликвидирована шпионско-диверсионная группа, возглавлявшаяся бывшим жителем г. Москвы Форстом Альфредом Алоизовичем , 1918 г. рождения, уроженцем г. Вены (Австрия), по национальности австрийцем. В СССР проживал с 1935 г.

Первым, кого Форст завербовал, был его друг (житель ст. Сходня) Осипов Владимир, которому он рассказал, что еще в начале войны между Германией и СССР он как политически неблагонадежный был выслан в Караганду, откуда бежал, и сейчас проживает на нелегальном положении.

Тогда же Форст поведал своему другу, что с нетерпением ждет немцев и верит в их победу над Красной Армией. Форст далее заявил, что в целях быстрейшей победы немцев необходимо здесь, в тылу, организовать диверсионные акты, взрывать мосты, в частности, указал на Химкинский мост, продовольственные склады и т.д.

По делу Форста арестовано шесть человек".

Справка. Форст Альфред Алоизович (1918-1942) - гражданин СССР, прибыл в СССР в 1925 г. Работал агентом по заготовкам Химкинского горпо. Арестован 10 декабря 1941 г. Особым отделом НКВД 16-й армии по обвинению в "контрреволюционной агитации и создании шпионско-диверсионной группы с ориентацией на немецкую разведку". 11 февраля 1942 г. военным трибуналом Западного фронта осужден по ст. 58-1а и 58-10, ч. 2 УК РСФСР к высшей мере наказания. 24 декабря 1990 г. Московским областным судом реабилитирован посмертно. http://advocatd.livejournal.com/108728.html
http://www.duel.ru/201029/?29_2_1

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Репрессии
« Ответ #39 : 24/07/10 , 20:04:17 »
Есть в Карелии около Медвежьегорска такое место массовых расстрелов - урочище Сандармох. Там стоит памятник жертвам НКВД.
Вот только при изучении ситуации возникают некоторые недоразумения: в урочище более двухсот братских могил, а расстрелянных НКВД по самым оптимистическим (?) оценкам там было от силы тысяча сто. Разумеется все могилы никто не вскрывал, но во вскрытых были обнаружены финские гильзы фирмы "Лахти-Салоранта". Что же это за невезуха такая? Всех расстреливает НКВД, а в Катыни - немецкие гильзы, тут - финские? Да еще и финский сержант Тауно Кяхонен имел неосторожность сфотографировать лагерь для военнопленных под Медвежьегорском, ликвидированный в 1942 году (надо полагать - вместе с военнопленными, судя по фото).


Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Репрессии
« Ответ #40 : 06/08/10 , 13:22:08 »
Эта безжалостная система ГУЛАГа.

Благодаря самоотверженной и бескорыстной деятельности А.И.Солженицина и его учеников из «Мемориала» сегодня большинство граждан бывшего СССР наслышано о бесчеловечной сущности ГУЛАГа. Однако, некоторые стороны его деятельности настолько сильно могут поразить воображение, что о них обычно стараются умалчивать даже самые правдолюбивые либералы.
Мои старые читатели помнят мои изыскания насчет массового предоставления отпусков заключенным крестьянам на период проведения сельскохозяйственных работ в середине 1920-х гг. В дальнейшем изощренное изуверство советской исправительной системы также давало себя знать.

Сегодня приведу два факта из новой книги: Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929-1953 гг.). – М.: РОССПЕН, Фонд «Президентский центр Б.Н.Ельцина», 2010.

1. Организация оздоровительно-профилактических пунктов «для быстрейшего восстановления физического состояния заключенных, содержащихся в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД, временно ослабевших на производстве, в пути следования при этапировании и перенесших заболевания».

Приказ НКВД от 2 марта 1942 г. ГА РФ. Ф.9401. Оп.1а. Д.116. Л. 66. Цит. по указ. соч., С. 59-60.

Данных заключенных предписывалось размещать в теплые и светлые бараки, оборудованные вагонкой, назначить им повышенные нормы питания, разрешить 10-часовой сон, не использовать на работах. Срок 2-4 недели.

Директива замнаркома внутренних дел Чернышева от 17 сентября 1943 г. ( ГА РФ. Ф.9401. Оп. 1а. Д.154. Л. 86-89. Цит. по указ. соч., С. 60-61)вместо ОПП предписывала создать оздоровительные пункты и оздоровительные команды со следующими условиями:

- Срок пребывания 2 недели не чаще раза в год.

- «Направляются заключенные –отличники производств, ударники и систематически выполняющие и перевыполняющие производственные нормы, нуждающиеся в отдыхе».

-Сухие, теплые и светлые бараки.

- 9-часовой сон.

- 2-часовой послеобеденный отдых.

- 3-разовое питание по спецнормам.

- Не использование на работах, но в лечебных целях и не более 2,5 часов – сбор ягод, грибов и т.п.

Должен сказать, что в суровом 1942 г. заключенным ГУЛАГа пришлось несладко. В этом году их смертность составила 2,08%, или 62 454 чел. (Источник: Нахапетов Б.А. Очерки истории санитарной службы ГУЛАГа. – М.: РОССПЕН, 2009, С.34) или 17,58% по данным В.Н.Земскова. Но в том же году законопослушные граждане в большем количестве гибли на фронтах Великой Отечественной. И едва ли кого-то из них отправляли в лес по грибы-ягоды на пару недель…


2. Некоторые заработки власовцев и бандеровцев в ГУЛАГе в 1947 г.


Заработная плата заключенным ГУЛАГа выплачивалась по тем же суточным нормам выработки и расценкам, что и вольным работникам. Вот примеры, которые приводит в указанной книге А.Б.Суслов:


«Относились к труду спецпоселенцы в основном добросовестно. Причем по мере социально-бытовой адаптации и приобретения новых трудовых навыков, желание трудиться лучше усиливалось. В докладах Молотовского ОСП о хозяйственно-трудовом устройстве спецпоселенцев за первое полугодие 1947 г. отмечалось, что освоившие специальности работают лучше, чем в 1946 г., приводились многочисленные примеры перевыполнения норм и т. д. Так, большинство крымских спецпоселенцев выполняли и перевыполняли нормы. К примеру, средняя производительность труда работающих на Иньвенском сплавном рейде (Чермозский р-н, трест «Камлесосплав») была выше 100%, ежемесячный заработок рабочих составлял 400-800 руб. в месяц. В угольной промышленности большинство спецпереселенцев из Крыма, имеющих специальность и работающих на прямом производстве, также значительно перевыполняли нормы выработки. Например, слесарь И. П. Стоянов ежемесячно выполнял норму на 108%, зарабатывая по 1 467 руб. В Губахинском районе на шахтах и в цехах коксохимического завода нормы от 80 до 100% вы-полняли 72 чел., на 100-125% - 216, 125-200% - 51 чел, средний заработок составлял от 500 до 1600 руб. На Краснокамском бумкомбинате также отмечались хорошие производственные показатели. Машинист электрокрана Наджие Кемолова выполняла задание на 150%, зарабатывая по 1000-1100 руб. в месяц

…Некоторые «власовцы» зарабатывали более 4000 руб. На шахте № 65 Гремячинского шахтоуправления выполнившие более 200% нормы за май заработали от 8 000 до 13 000 руб. На шахте им. Крупской спецпереселенцы Люблицкий, Заникаев, Родмин, Серов получили по 6 000 руб. На предприятиях лесной промышленности в Ворошиловском районе из 426 чел., занятых в лесу, нормы до 100% выполнили 52, на 100-120% — 243, 120—150% — 86, 150% и выше — 45. В среднем их заработок составил от 300 до 1 700 руб. в месяц.

<…>На многих других предприятиях немцы также перевыполняли планы. Некоторые из них «выдавали» дневные нормы на 150-200%. Например, кислородчик Краснокамского бумкомбината Г. В. Нюренберг выполняла прозводственную программу на 200%, ее средний заработок составлял 2200 руб. в месяц. Загрузчица колчедана того же бумкомбината В. И. Шенке выполняла производственное задание на 250% и зарабатывала 2 000 руб. в месяц. Лесоруб Осинского леспромхоза Вайкумяэ за сезон 1947 г. сделал 259 норм и заработал 16 000 руб. Не справлялись с дневными нормами в основном ограниченно годные к труду и подростки.

На шахте им. Ленина (Кизеловский р-н) из 275 «оуновцев» 207 выполняли более 100% нормы. Зарплата под землей доходила до 3 ООО руб., на поверхности — до 1 ООО руб. На шахте № 6 Капитальная из 202 «оуновцев» 120 выполняли 100% нор¬мы и выше. Зарплата бригады шахтеров Гоевого, Бусы, Цепенюка со¬ставляла от 1 800 до 2 000 руб. в месяц при выполнении норм на 120%».


Указ. источник, С. 226-229.



Для справки: средняя зарплата в 1947 г. по СССР была около 500 рублей ( моя оценка).


У меня два вопроса:

1) На каком основании труд заключенных в то время называют БЕСПЛАТНЫМ? Это труд с оплатой даже и до 26-кратного превышения средней зарплаты по стране? (власовцы Гремячинского шахтуправления)?

2) А сегодня есть заключенные, имеющие возможность честно зарабатывать в колонии пусть не по 17 000 х 26=442 000 в месяц, но хотя бы тысяч по 50-60 (аналог тех 2000)?
Статья:
http://ihistorian.livejournal.com/116450.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Репрессии
« Ответ #41 : 31/10/10 , 22:50:30 »

Марина Чернова

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #42 : 01/11/10 , 00:36:45 »
Есть в Карелии около Медвежьегорска такое место массовых расстрелов - урочище Сандармох. Там стоит памятник жертвам НКВД.
В июле 1997 года близ города Медвежьегорск в лесном массиве Сандармох экспедицией общества "Мемориал" были найдены тайные захоронения жертв массовых политических репрессий 1937-1938 годов. На площади в 10 гектаров было обнаружено 236 расстрельных ям. Здесь было расстреляно и захоронено свыше 9500 человек 58 национальностей.
Это были спецпоселенцы и заключенные с Беломоро-Балтийского канала и Соловецких лагерей, а также жители окрестных деревень: простые рыбаки, лесники, крестьяне, священники...
http://www.karvin.ru/histori/memori/Sandarmoh



MALIK54

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #43 : 01/11/10 , 08:55:01 »
Цитата: Admin от 24 Июля 2010, 19:04:17
Цитировать
Есть в Карелии около Медвежьегорска такое место массовых расстрелов - урочище Сандармох. Там стоит памятник жертвам НКВД.
В июле 1997 года близ города Медвежьегорск в лесном массиве Сандармох экспедицией общества "Мемориал" были найдены тайные захоронения жертв массовых политических репрессий 1937-1938 годов. На площади в 10 гектаров было обнаружено 236 расстрельных ям. Здесь было расстреляно и захоронено свыше 9500 человек 58 национальностей.
Это были спецпоселенцы и заключенные с Беломоро-Балтийского канала и Соловецких лагерей, а также жители окрестных деревень: простые рыбаки, лесники, крестьяне, священники...
http://www.karvin.ru/histori/memori/Sandarmoh
удивительно,в какую антисталинскую помойку превращается ваш сайт,т. Харчиков

Марина Чернова

  • Гость
Re: Репрессии
« Ответ #44 : 01/11/10 , 11:19:46 »
Малик, а по существу что-нибудь сказать можешь?
Приписал Админу чужие слова...
Грязно оскорбил форум, причем, совершенно несправедливо...
Не привел никаких аргументов в противовес моему посту о расстрелах в сандармохе..
Так нельзя вести дискуссию, Малик.