Автор Тема: Язычество или Христианство?  (Прочитано 114829 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн skyline

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 646
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #135 : 24/03/11 , 13:55:03 »
По-моему все эти религиозные срачи неактуальны мягко говоря. В будущем русском государстве госрелигии не будет.
Т.е. не будет идеологии?
Будет конечно.
...а закончу речь я словами сами знаете кого:

“Кто хочет жить, должен сражаться. Кто не хочет сражаться в мире вечной борьбы – тот недостоин жить”

MALIK54

  • Гость
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #136 : 24/03/11 , 15:38:30 »
По-моему все эти религиозные срачи неактуальны мягко говоря. В будущем русском государстве госрелигии не будет.
Т.е. не будет идеологии?
Будет конечно.
значит будет религия и вера.В Сталинские времена мы побеждали ,потому что верили.Эта вера правда сильно отличалась от нынешнего православия ,ибо опиралась на знания и в значительной мере на понимание и нашего пути ,и наших целей.

Оффлайн skyline

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 646
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #137 : 24/03/11 , 15:40:55 »
По-моему все эти религиозные срачи неактуальны мягко говоря. В будущем русском государстве госрелигии не будет.
Т.е. не будет идеологии?
Будет конечно.
значит будет религия и вера.В Сталинские времена мы побеждали ,потому что верили.Эта вера правда сильно отличалась от нынешнего православия ,ибо опиралась на знания и в значительной мере на понимание и нашего пути ,и наших целей.
Будет идеология русского национализма. Почему при Сталине побеждали? Потому что он понял что интернациональной пропагандой о мировой революции никого не мотивируешь и смени пропаганду на национальную.
...а закончу речь я словами сами знаете кого:

“Кто хочет жить, должен сражаться. Кто не хочет сражаться в мире вечной борьбы – тот недостоин жить”

Оффлайн skinhead

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 360
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #138 : 24/03/11 , 22:25:29 »
По-моему все эти религиозные срачи неактуальны мягко говоря. В будущем русском государстве госрелигии не будет.
Т.е. не будет идеологии?
Будет конечно.
значит будет религия и вера.В Сталинские времена мы побеждали ,потому что верили.Эта вера правда сильно отличалась от нынешнего православия ,ибо опиралась на знания и в значительной мере на понимание и нашего пути ,и наших целей.
Будет идеология русского национализма. Почему при Сталине побеждали? Потому что он понял что интернациональной пропагандой о мировой революции никого не мотивируешь и смени пропаганду на национальную.

У Сталина никогда не было "интернациональной пропаганды", Он всегда за Россию и за объединение вокруг русского трудового народа был.
"Здоровый, правильно понятый национализм!"
Сталин

Оффлайн skyline

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 646
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #139 : 24/03/11 , 22:33:57 »
По-моему все эти религиозные срачи неактуальны мягко говоря. В будущем русском государстве госрелигии не будет.
Т.е. не будет идеологии?
Будет конечно.
значит будет религия и вера.В Сталинские времена мы побеждали ,потому что верили.Эта вера правда сильно отличалась от нынешнего православия ,ибо опиралась на знания и в значительной мере на понимание и нашего пути ,и наших целей.
Будет идеология русского национализма. Почему при Сталине побеждали? Потому что он понял что интернациональной пропагандой о мировой революции никого не мотивируешь и смени пропаганду на национальную.

У Сталина никогда не было "интернациональной пропаганды", Он всегда за Россию и за объединение вокруг русского трудового народа был.
Имеется ввиду довоенный период.
...а закончу речь я словами сами знаете кого:

“Кто хочет жить, должен сражаться. Кто не хочет сражаться в мире вечной борьбы – тот недостоин жить”

Оффлайн skinhead

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 360
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #140 : 24/03/11 , 22:43:47 »
Тупой что ли? "Никогда не было".

Красные использовали национальные темы ещё со времен противостояния Антанте. Красный патриотизм родился сразу же после русской революции - когда молодой Советской России противостоял весь империалистический Запад.

Создавая свою Державу, укрепляя её армию и противопоставляя Советскую Россию всему миру, сталинисты способствовали распространению красного патриотизма.

Настроения подобного рода проявляются уже накануне Октябрьской революции. На VI съезде партии, в августе 1917 года, первым высказал их Сталин. При обсуждении резолюции съезда Преображенский предложил поправку, согласно которой одним из условий изъятия государственной власти большевиками было наличие пролетарской революции на Западе. Выступая против этой поправки, Сталин заявил, что не исключена возможность, что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму. "Надо откинуть, — сказал Сталин, — отжившее представление о том, что только Европа может указать нам путь"

Если до революции главным врагом большевиков была российская разношёрстная буржуазия и немецкое самодержавие, то после революции, а в особенности во время гражданской войны, главным врагом большевиков стали не быстро разгромленные силы реакции в России, а мировой капитализм.

Это не было неожиданностью, и дело было даже не в самой России, а в потенциях марксизма, который бессознательно локализовал мировое зло, капитализм, географически, ибо капитализм был достоянием лишь нескольких высокоразвитых стран.
Капитализм оказывался аутентичным выражением именно западной цивилизации, а борьба с капитализмом стала отрицанием самого Запада.

Еще больше эта потенция увеличилась в ленинизме с его учением об империализме и сталинизме: "социализм в одной отдельной стране". Борьба против агрессивного капитализма, желающего подчинить себе другие страны, превращалась в национальную борьбу. Как только Россия осталась в результате революции одна наедине с враждебным капиталистическим миром, социальная борьба не могла не вырасти в борьбу национальную, историческую борьбу, ибо социальный конфликт был немедленно локализирован.

Давление национальной среды, сам факт, что революция произошла именно в России, не мог не оказать сильнейшего влияния на большевистскую партию, как бы она ни декларировала свой интернационализм. Прежде всего, для большинства русских членов партии такие цели революции, как диктатура пролетариата, борьба с империализмом и даже мировая революция, автоматически связывались с гегемонией Советской России, несмотря на то, что в этом контексте такое отождествление не имело сколько-нибудь выраженного национального характера.

Пока же неожиданное положение России как страны образцовой, как страны, зовущей весь мир следовать её примеру, не могло не импонировать многим коммунистам. Это явление вскоре получило название красного патриотизма.

Нарком просвящения Луначарский оказывался самым рьяным покровителем русского национализма, который шел на сотрудничество с большевиками, и сам высказывал порой такие мысли, которые было более чем странно слышать от партийного вождя.
Поведение Луначарского могло объясняться еще и тем, что он был, по-видимому, вообще не уверен в марксизме как идеологии, пригодной для народа в целом. Уже после разгрома революции 1905 г. Луначарский в поисках более широкой, чем марксизм, идеологии пытался предложить религию социализма.

Луначарский выступает в защиту русского национального характера, противопоставляя его национальному характеру западных наций. Он первым выступил против очень распространенной среди большевиков привычки считать русских менее активными, чем другие народы, в особенности чем американцы. В полемике с идеологами Пролеткульта, желавшими переделать русский национальный характер, Луначарский уверяет, что национальный характер, например, американцев безвозвратно изменился под действием машинной цивилизации. «Управлять машиной, — утверждает он, — не приспособившись к ней, не поспевая за ней, не ставши ее живой разумной частью — невозможно. Но эта машинизация человека проникла дальше, чем нужно, она выбросила из него в значительной мере живое, в том числе и тот идеализм, то чувство солидарности, которое, несмотря на весь трезво-научный склад свой, и Маркс и Энгельс ставили так высоко».

Итак, по словам Луначарского, душа американца — «индустриально-коммерческая». Этому выродившемуся типу человека Луначарский противопоставляет более глубокую, стихийную русскую душу. По его словам, «русский рабочий класс был в состоянии, обливаясь собственной кровью, принося громадные жертвы, из глубины самодержавия и варварства подняться до положения авангарда человечества, несмотря на свою сиволапость и неладность, которые зато... вознаграждались варварской свежестью (скифы!) чувств, способностью увлекаться грандиозными лозунгами — словом, наклонностью к активному реалистическому идеализму».

Этот апофеоз русского характера, и, надо сказать, не только скифский, а почти славянофильский, был перепечатан в «Известиях», так что с ним могли познакомиться миллионы.

Давление национальной среды, узость социальной базы привели к тому, что большевики стали довольно рано использовать русские национальные настроения в политических целях. В марте 1919г. в Одессе, например, расклеивались прокламации, призывающие русских бороться с французами. "Как вам не стыдно идти вместе с французами? — говорилось в одной из таких прокламаций.— Разве вы забыли 12-й год?"

Особенно резкий подъем красного патриотизма вызвала война с Польшей в 1920 г. и военные действия Японии на Дальнем Востоке в 1920—1922 гг. Война с Польшей и Японией рассматривалась как национально русская, несмотря на все коммунистические лозунги. Один из организаторов партизанской борьбы на Дальнем Востоке, Петр Парфенов, впоследствии председатель Госплана РСФСР, утверждал, что «военные действия партизан на Дальнем Востоке носили характер «русско-японской» войны! Это не случайная оговорка для Парфенова. Позднее он отождествляет себя с т. н. русской группой в партии.

Конечно было и участие русифицированных национальных меньшинств в укреплении идеологии красного патриотизма и  русского национал-большевизма.

18 мая 1920 г. главный редактор «Известий» Ю. Стеклов выступает за решительное использование русских национальных чувств. Интересно, что и он, будучи русифицированным евреем, был в партии чужаком, еще недавно являясь активным меньшевиком.
Стеклов опубликовал передовицу, где эта проблема ставилась. Стеклов говорил следующее: «Народ, на который нападают, начинает защищаться. Когда посягают на его святая святых, он начинает чувствовать, что в нем просыпается национальное сознание».

Стеклов признавал, что национальные ценности оказываются выше классовых, что для того времени было весьма смелым шагом.

Не меньшую, а потом и значительно роль в этом процессе играют представители других национальных меньшинств, порвавших со своей национальной средой. К ним в первую очередь принадлежат русифицированные кавказцы, грузины и армяне, такие, как Сталин, Орджоникидзе, Енукидзе, Микоян, Карахан, Мясников (Мясникян) и др. Именно грузин Сталин возглавил советскую национальную политику, именно он был душой создания СССР в 1922 г., именно он способствовал подавлению всех признаков национального сепаратизма, начиная с родной ему Грузии. Именно он первым в партии, еще до большевистской революции, о чем уже говорилось, провозгласил возможность независимого от Запада социалистического развития для России. Именно ему суждено было стать тем человеком, который, опираясь на красный патриотизм, примет национал-большевизм как политическую программу и воплотит его в жизнь, уничтожив полностью все старое поколение интернационально ориентированных большевиков (троцкистов).

Официально Ленин высказывается о сменовеховцах в марте 1922 года на 11 съезде партии. Он так представляет идеологию сменовеховства: "Советская власть строит русское государство, и надо поэтому идти за нею... Большевики могут говорить, что им нравится, а на самом деле это не тактика, а эволюция, внутреннее перерождение"

Сталин был самым настоящим и убежденным русофилом. Конечно, его национализм никак не походит на то, что было, например, в гитлеровской Германии или франкистской Испании. (Другая страна, иные обстоятельства.)

Но речь сейчас идет не только об этом. Будущий строитель великой державы выступал за руководящую роль русского народа в революции, против интернационализма, который потом длительное время осуществлялся за счет стержневого народа России.

Сталин еще в марте 1917 года предлагал иной подход. В своей статье «О Советах рабочих и солдатских депутатов» он обращался с призывом: «Солдаты! Организуйтесь и собирайтесь вокруг русского народа, единственного верного союзника русской революционной армии». Это был призыв к созданию русской военной организации, связанной с рабочими и крестьянами, а также их революционной партией. Примечательно, что говоря о крестьянах, Сталин имел ввиду все крестьянство, взятое как единое целое, а не одних только беднейших крестьян.

Сталин отлично понимал, что в мире нарастает мощное и опасное движение, ставящее своей целью демонтировать все национальные государства. Сегодня мы называем это движение «глобализмом» или «мондиализмом»,  а тогда сталинская пропаганда использовала термин «безродный космополитизм». Сталин вовремя распознал самого опасного врага, который угрожает всем патриотам и националистам. Поэтому его национализм совершенно оправданно носил характер антиглобализма.







Текст из манифеста барона Врангеля:

Ихь фанге ан. Я нашинаю.
Эс ист для всех советских мест,
Для русский люд из краю в краю
Баронский унзер манифест.

Вам мой фамилий всем известный:
Ихь бин фон Врангель, герр барон.
Я самый лючший, самый шестный
Есть кандидат на царский трон.

Послюшай, красные зольдатен:
Зашем ви бьетесь на меня?
Правительств мой - все демократен,
А не какой-нибудь звиня.

Часы с поломанной пружина -
Есть власть советский такова.
Какой рабочий от машина
Имеет умный голова?

Какой мужик, разлючный с полем,
Валяйт не будет дурака?
У них мозги с таким мозолем,
Как их мозолистый рука!

Мит клейнем, глюпеньким умишком
Всех зо генаннтен простофиль
Иметь за власть?! Пфуй, это слишком!
Ихь шпрехе: пфуй, дас ист цу филь!

Без благородного сословий
Историй русский - круглый нуль.
Шлехьт! Не карош порядки новий!
Вас Ленин ошень обмануль!

Ви должен верить мне, барону.
Мой слово - твердый есть скала.
Мейн копф ждет царскую корону,
Двухглавый адлер - мой орла.

Святая Русслянд... гейлих эрде...
Зи лигт им штербен, мой земля.
Я с белый конь... фом вейсен пферде...
Сойду пум альтен стен Кремля.

И я скажу всему канальству:
"Мейн фольк, не надо грабежи!
Слюжите старому начальству,
Вложите в ножницы ножи!"

Вам будут слезы ошень литься.
"Порядок старый караша!"
Ви в кирхен будете молиться
За мейне руссише душа.

Ви будет жить благополучно
И целовать мне сапога.
Гут!
"Подписал собственноручно"
Вильгельма-кайзера слуга,

Барон фон Врангель, бестолковой
Антантой признанный на треть:
"Сдавайтесь мне на шестный слово.
А там... мы будем посмотреть!!"
"Здоровый, правильно понятый национализм!"
Сталин

Оффлайн skyline

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 646
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #141 : 24/03/11 , 22:49:06 »
В чём национальное? В борьбе с русским "шовинизмом"? В антицерковных действиях(при этом тронули только православие, мусульмане и иудеи преспокойно существовали)? В страшном антирусском красном терроре?
Цитировать
Нарком просвящения Луначарский оказывался самым рьяным покровителем русского национализма, который шел на сотрудничество с большевиками, и сам высказывал порой такие мысли, которые было более чем странно слышать от партийного вождя.
Спасибо большое такому "националисту" который ввёл совместное воспитание полов. Результаты подобного воспитания ныне налицо. Как говорится " с такими националистами русофобы не нужны".
А как насчёт уравниловки за счёт русских? К слову голодухи случались только в русских регионах, на Кавказе и в Средней Азии ничего подобного не было.
...а закончу речь я словами сами знаете кого:

“Кто хочет жить, должен сражаться. Кто не хочет сражаться в мире вечной борьбы – тот недостоин жить”

Оффлайн skyline

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 646
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #142 : 24/03/11 , 23:09:32 »
Цитировать
Особенность национальной политики 20-х годов заключалась в том, чк) она была полностью свободна от всего, что хотя бы отдаленно напоминало о политике, направленной на создание условий свободы развития и «расцвета» русской национальной культуры, о защите национальных интересов русского народа. Да и трудно было ожидать такой политики от руководства страной, в котором после смерти Ле¬нина среди четырех первых лиц (Троцкий, Зиновьев, Каменев, Ста¬лин) не было ни одного русского.
из книги Барсенкова-Вдовина, запрещённой жидами.
...а закончу речь я словами сами знаете кого:

“Кто хочет жить, должен сражаться. Кто не хочет сражаться в мире вечной борьбы – тот недостоин жить”

Оффлайн skinhead

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 360
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #143 : 25/03/11 , 00:31:33 »
Цитировать
Особенность национальной политики 20-х годов заключалась в том, чк) она была полностью свободна от всего, что хотя бы отдаленно напоминало о политике, направленной на создание условий свободы развития и «расцвета» русской национальной культуры, о защите национальных интересов русского народа. Да и трудно было ожидать такой политики от руководства страной, в котором после смерти Ле¬нина среди четырех первых лиц (Троцкий, Зиновьев, Каменев, Ста¬лин) не было ни одного русского.
из книги Барсенкова-Вдовина, запрещённой жидами.

И какое это отношение имеет к Сталину? Сталин себя русским считал.
"Здоровый, правильно понятый национализм!"
Сталин

Оффлайн skyline

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 646
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #144 : 25/03/11 , 02:30:52 »
Цитировать
Особенность национальной политики 20-х годов заключалась в том, чк) она была полностью свободна от всего, что хотя бы отдаленно напоминало о политике, направленной на создание условий свободы развития и «расцвета» русской национальной культуры, о защите национальных интересов русского народа. Да и трудно было ожидать такой политики от руководства страной, в котором после смерти Ле¬нина среди четырех первых лиц (Троцкий, Зиновьев, Каменев, Ста¬лин) не было ни одного русского.
из книги Барсенкова-Вдовина, запрещённой жидами.

И какое это отношение имеет к Сталину? Сталин себя русским считал.
Когда именно так считал? В конце своей жизни?
...а закончу речь я словами сами знаете кого:

“Кто хочет жить, должен сражаться. Кто не хочет сражаться в мире вечной борьбы – тот недостоин жить”

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #145 : 13/04/11 , 01:04:22 »
Широпаев совсем охренел: http://shiropaev.livejournal.com/33129.html

Оффлайн skyline

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 646
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #146 : 13/04/11 , 03:18:25 »
Ну сей опус отнюдь не нов, уж почти двухлетней давности...
...а закончу речь я словами сами знаете кого:

“Кто хочет жить, должен сражаться. Кто не хочет сражаться в мире вечной борьбы – тот недостоин жить”

Оффлайн Анатолий Глазунов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1081
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #147 : 17/10/11 , 12:55:48 »

http://my.mail.ru/community/yu.ra/74D795548CACC3.html

История человеческих жертвоприношений
Олег Ивик
Отрывки из книги

Предисловие

Авторам, пишущим под общим псевдонимом Олег Ивик, в течение многих лет довелось работать в археологических экспедициях. Случилось им раскапывать и курганы со следами человеческих жертвоприношений.
Археологи легко относятся к атрибутам смерти, и на раскопе не редкость люди, которые одновременно чистят скелет и едят яблоко. И все-таки одно дело видеть перед собой останки человека, который был заботливо снаряжен в последний путь своими близкими, и совсем другое – человека, который был во имя неведомой и сегодня уже всеми забытой религии безжалостно убит на этом самом месте тысячи лет назад. К такому трудно привыкнуть.
И тем не менее, человеческие жертвоприношения являются неотъемлемой частью мировой истории. Нельзя отделить от них и историю религий. Впрочем, далеко не всегда эти жертвоприношения были кровавыми.

Во многих религиях мира известны традиции посвящения богам абсолютно живых людей, которые и далее продолжали жить и здравствовать, но уже будучи «собственностью» или «супругом» божества. Очень часто в жертву приносилась лишь какая-то часть человеческого тела, порою далеко не самая значимая – например, волосы, ногти или борода. Иногда убийство жертвы заменялось ее изгнанием или избиением. Иногда вместо него разыгрывалось очень реалистичное по виду, но абсолютно бескровное театрализованное представление. В некоторых религиях людей, возлагаемых на алтарь, еще тысячи лет тому назад стали замененять их ритуальными фигурками, а людей, предназначенных в заупокойную жертву – их изображениями на стенах гробницы.

Авторы хотят предупредить читателей этой книги, что она написана не для тех, кому хочется пощекотать нервы кровавыми сценами – описание жестокостей авторы попытались, насколько это возможно, свести к минимуму. Они поставили перед собой другие задачи – рассказать о том, как были связаны человеческие жертвоприношения с духовным и культурным развитием людских сообществ. Именно поэтому из многочисленных цивилизаций, практиковавших человеческие жертвоприношения, авторы выбрали те, в которых, по их мнению, эта связь прослеживается достаточно наглядно. Авторы стремились показать, как в течение тысяч лет человечество медленно, но верно шло по пути замены кровавых ритуалов ритуалами духовными. И как, наконец, именно «неудавшееся» человеческое жертвоприношение – несостоявшееся заклание Авраамом своего сына – открыло новый этап мировой истории, в значительной мере положив начало трем великим религиям: иудаизму, христианству и исламу.

Книга написана для широкого круга читателей, поэтому авторы иногда намеренно упрощают специальные вопросы или же из нескольких существующих версий без объяснений предлагают одну, которая представляется им наиболее показательной либо занимательной. При датировке исторических событий авторы старались как можно реже использовать точные даты, ограничиваясь указанием века, чтобы не перегружать читателя избыточной и не имеющей прямого отношения к делу информацией. Из тех же соображений при цитировании исторических документов авторы намеренно убрали скобки, которыми отмечены сомнительные или темные для перевода места – таким образом текст, без изменения его смысла, стал легче читаться. Авторы надеются, что эти и другие подобные упрощения не вызовут нареканий со стороны серьезных читателей – им авторы рекомендуют обратиться к списку использованной литературы, приведнному в конце книги, и изучить вопрос по более солидным источникам.

Каменный век
(…)
Синантроп, живший на территории Китая примерно полмиллиона лет тому назад, был уже безусловно человеком (хотя, возможно, и тупиковой ветвью), его титула «Homo» никто не оспаривает. Но прозвания «sapiens» он тоже не удостоился, удовлетворившись скромным прозванием «erectus» – прямоходящий. Мозг его был раза в полтора больше, чем у олдувайца; он, судя по черепу, умел неплохо говорить и пользовался огнем: в одной из пещер, где жили синантропы, слой золы достигает шести метров. От жителей древнего Олдувая синантропа отделяют тысячи веков и километров, однако у него ученые проследили тот же самый интерес к человеческому черепу. Впрочем, сначала археологи, обнаружив в золе синантропских костров черепа с искусственными отверстиями на затылке, объявили древнейших жителей Китая каннибалами, питавшимися человеческим мозгом. Но потом профессор Пэй Вэньчжун вступился за соотечественников, и его доводы оказались весьма убедительными. В кострах синантропов, помимо людских останков, найдено немало самых разнообразных костей животных; эти животные, очевидно, были съедены целиком. Что же касается людей, то другие части их скелета почти отсутствуют, а ведь с точки зрения каннибала мясо должно быть ничуть не хуже мозга. Кстати, сам профессор Пэй Вэньчжун уверяет, что оно даже лучше, но на чем основывается такая уверенность, авторам неизвестно (согласно наблюдениям Миклухо-Маклая, новогвинейские папуасы-людоеды придерживались противоположной точки зрения). Кроме того, если голову отрубают от тела, на черепе сохраняются два позвонка, а у синантропских черепов этих позвонков нет. Это говорит о том, что черепа были принесены на стоянку уже после разложения мягких тканей… Короче, что и зачем делали со своими сородичами синантропы, не вполне понятно, но какой-то ритуал налицо, хотя скорее всего он носил похоронный характер.
Известный российский этнолог Владимир Кабо писал, что уже у архантропов (так называют древних людей, живших не только до современного человека, но и до неандертальцев) складывались предпосылки для развития религиозных представлений. Ученый считает, что во времена ашельской культуры (а она была предшественницей мустьерской культуры неандертальцев и завершилась примерно 150 тысяч лет назад) мы встречаем «первые бесспорные свидетельства религиозно-магических представлений», причем «они выступают уже в сравнительно развитом виде, что предполагает предшествующую историю их формирования».
Но если все рассуждения о религиозности архантропов носят еще несколько дискуссионный характер, то неандертальцы были уже людьми безусловно религиозными. Они появились на земле около 400 тысяч лет назад и жили долго и, возможно, счастливо, пока 30 тысяч лет тому назад их не вытеснил (а может быть, частично и ассимилировал) Homo sapiens, возникший не намного позже их, но долгое время пребывавший на задворках цивилизации. Около ста с лишним тысяч лет назад неандертальцы стали главной культурной силой Земли. Они тоже увлекались манипуляциями с черепом; в пещере Крапина в Хорватии найдены останки примерно двадцати неандертальцев, кости которых обуглены и раздроблены, а черепа имеют сильные повреждения. Некоторые ученые склоняются к мысли о том, что жители пещеры не просто угощались мозгом, а совершали религиозный обряд и что два десятка неандертальцев были убиты в ритуальных целях. Подобные ритуалы у дикарей нового времени, как правило, объясняются желанием приобщиться к жизненной силе врага. А дробление костей могло быть связано с попыткой предотвратить воскрешение.
(…)

Египет
(…)
Две гробницы имела и царица Мерьет-нейт, возможно, правившая Египтом после Джера. В Абидосе для нее был построен склеп, окруженный восьмью обширными кладовыми, а вокруг гробницы похоронен целый штат прислуги – 41 человек. Они, как и свита Джера, имели отдельные могилы и каменные стелы с именами. Кроме того, неподалеку археологи нашли целый «квартал», где для царицы были принесены в жертву еще 77 человек. Что же касается северной гробницы Мерьет-нейт, здесь таких массовых жертвоприношений, судя по всему не было, но зато в Саккара царица устроила загробные «мастерские» с полным штатом «сотрудников». Здесь были найдены мастер-кораблестроитель с моделями лодок, художник, с которым были положены наполненные краской сосудики, мастер по изготовлению каменных ваз с инструментами и образцами его работы, горшечник и т.д.
Еще большую свиту взял с собой в загробный мир Уаджи, представитель той же самой, Первой, династии. В одном только Абидосе его усыпальницу окружают 174 могилы слуг, принесенных в жертву. Отдельным кварталом захоронены еще 161 человек.
Преемник Уаджи, царь Удиму, правил долго и мудро. Он укреплял границы Египта, обеспечивал безопасность торговых путей, занимался строительством, провел перепись населения; при нем расцвели искусства и ремесла. Удиму с пышностью отметил тридцатилетний юбилей своего правления – праздник Хед-себ. В древние (по сравнению с правлением самого Удиму) времена этот праздник, по мнению некоторых исследователей, сопровождался ритуальным убийством царя: египтяне, подобно многим другим народам, считали, что магическая сила правителя со временем иссякает и что царствовать больше тридцати лет никому не положено. По истечении этого срока устраивалась торжественная церемония «передачи власти» – новый владыка убивал старого и занимал его место. Однако ко временам Удиму властители Египта, несмотря на свою безусловную веру в радости загробной жизни, перестали торопиться на тот свет, решив, что им все-таки милее этот. Вместо царя стали погребать его статую, а вместо нового царя на троне оставался старый, чья молодость и сакральная сила обновлялись с помощью специальных ритуалов. Впрочем, хотя сам Удиму и не торопился с собственными похоронами, предпочитая земное существование, для своих слуг он уготовил другую судьбу. Вокруг его гробницы в Абидосе были захоронены 136 человек.
(…)

Китай
(…)
Эпоха Борющихся Царств закончилась приходом к власти в 221 году до н.э. императора Цинь Ши-хуанди, объединившего Китай и основавшего империю Цинь. Император был новатором, максималистом и праведником. «Я преклоняюсь перед праведниками, поэтому я буду именовать себя “праведником”», – без ложной скромности заявил Цинь Ши-хуанди. Он затеял строительство Великой китайской стены и приказал сжечь все книги, которые ему не нравились (а нравились ему только трактаты «по медицине, лекарствам, гаданиям на панцирях черепах и стеблях, по земледелию и разведению деревьев»). Кроме того, он обожествил самого себя и построил себе гигантскую гробницу, периметр внешней стены которой составляет шесть километров. Сыма Цянь пишет:
«В девятой луне прах Ши-хуана погребли в горе Лишань. Ши-хуан, впервые придя к власти, тогда же стал пробивать гору Лишань и устраивать в ней склеп; объединив Поднебесную, он послал туда со всей Поднебесной свыше семисот тысяч преступников. Они углубились до третьих вод, залили стены бронзой и спустили вниз саркофаг. Склеп наполнили перевезенные и опущенные туда копии дворцов, фигуры чиновников всех рангов, редкие вещи и необыкновенные драгоценности. Мастерам приказали сделать луки-самострелы, чтобы, установленные там, они стреляли в тех, кто попытается прорыть ход и пробраться в усыпальницу. Из ртути сделали большие и малые реки и моря, причем ртуть самопроизвольно переливалась в них. На потолке изобразили картину неба, на полу – очертания земли. Светильники наполнили жиром жэнь-юев (вид рыб – О.И.) в расчете, что огонь долго не потухнет».
К этому времени китайцы уже давно признали, что идущая на Небо душа «шэнь» имеется у всех, в том числе и у самых безродных людей. «Шэнь» простолюдина не обладала бессмертием, но обладала достаточно долгим существованием, и, казалось бы, именно теперь человеческие жертвоприношения могли получить какую-то логику – ведь раньше было не вполне понятно, как лишенные «шэнь» слуги отправлялись за своим господином. Тем не менее, ко времени правления Цинь Ши-хуанди заупокойные человеческие жертвы были уже непопулярны, и вопрос о загробных слугах императору пришлось решать по-новому.
Назвать императора гуманистом было бы трудно: предание гласит, что он велел живьем закопать в землю 460 конфуцианских ученых, с которыми у него случились философские разногласия. Император в частности был обижен на то, что он «весьма щедро одаривал» ученых, «а «теперь, – заявил он, – они клевещут на меня, обвиняя в отсутствии добродетелей». Но был ли Цинь Ши-хуанди добродетелен или нет, на своих похоронах он все же решил заменить живых людей терракотовыми.
Вообще говоря, и статуэтки, и крупные скульптурные фигуры использовались в похоронном ритуале китайцев и раньше. Еще в одной из гробниц эпохи Шан-Инь, принадлежавшей, вероятно, верховной жрице, была найдена целая коллекция нефритовых фигурок, изображавших людей разных народов и разного общественного положения. Каменные изваяния было принято выстраивать вдоль дороги, ведущей к гробнице знатного человека. Но Цинь Ши-хуанди подошел к вопросу с воистину императорским размахом.
Он приказал вырыть неподалеку от своей гробницы одиннадцать подземных тоннелей и поместить в них изваянные из терракоты скульптуры воинов и приближенных. Общее количество их превышает восемь тысяч (раскопки еще не закончены); большую часть свиты составляют воины в боевом облачении, с терракотовыми лошадьми и деревянными колесницами, но раскопаны также статуи чиновников, музыкантов и акробатов. Все фигуры изваяны в полный человеческий рост и имеют индивидуальные черты лица. В древности терракотовые воины были снабжены настоящим боевым оружием, но спустя четыре года после смерти Цинь Ши-хуанди в стране вспыхнуло восстание. Бунтовщики вскрыли тоннели, в которых обитала глиняная армия, и изъяли оружие на нужды армии живой.
Несмотря на то, что Цинь Ши-хуанди, по-видимому, собирался в загробной жизни удовлетвориться услугами терракотовых приближенных, похороны императора, по инициативе его преемника, Эр Ши-хуанди, сопровождались массовыми человеческими жертвами. Сыма Цянь пишет:
«Эр-ши сказал: “Всех бездетных обитательниц задних покоев дворца покойного императора прогонять не должно”, и приказал всех их захоронить вместе с покойником. Погибших было множество. Когда гроб императора уже спустили вниз, кто-то сказал, что мастера, делавшие все устройства и прятавшие ценности, знают все и могут проболтаться о скрытых сокровищах. Поэтому, когда церемония похорон завершилась и все было укрыто, заложили среднюю дверь прохода, после чего спустили наружную дверь, наглухо замуровав всех мастеровых и тех, кто наполнял могилу ценностями, так что никто оттуда не вышел. Сверху посадили траву и деревья, чтобы могила приняла вид обычной горы».
(…)

Передняя Азия
(…)
Единственным человеком, которому в Вавилоне могла угрожать ритуальная смерть, был, как это ни удивительно, сам царь – может быть потому, что он, в отличие от остальных людей, обладал божественными функциями. Возможно, что в незапамятные времена в Месопотамии на празднике Нового года и впрямь убивали царей, когда они старели и их сакральная сила уменьшалась – такой обычай существовал у многих народов. Кроме того, царь считался символически ответственным за все грехи и бедствия подданных, каковые грехи и должен был смыть своей кровью. Но к тому времени, о котором сохранились письменные свидетельства, в Вавилоне возникла традиция, согласно которой царь на праздновании Нового года становился на колени перед верховным жрецом, отдавал ему знаки своей власти и клялся, что ничем не согрешил против государства. В ответ жрец бил царя по щеке и дергал за уши, каковым ритуалом и заменялась возможная казнь правителя. После этого царю надлежало заплакать: это означало, что Мардук поверил клятве и разрешил царю остаться в живых и сохранить власть.
Впрочем, таким образом можно было отвести от царя необходимость только ритуальной смерти. Если же ему, согласно предсказаниям, грозила смерть настоящая, царя временно смещали с престола и вместо него «короновали» преступника или раба, на которого и должна была обрушиться кара судьбы. Если судьба с таковой карой медлила, вавилоняне брали функции провидения на себя. Например, если царю предсказывали смерть через сто дней после его вступления на престол, то на сотый день «подменного царя» казнили, и все возвращалось на круги своя. Однажды такая практика привела к неожиданному результату: в начале второго тысячелетия до н.э. царь города Исин, Эрраимитти, в качестве «подменного царя» посадил на престол садовника по имени Эллильбани. Но хитрость не помогла – Эрраимитти умер, объевшись горячей кашей. После чего Эллильбани, которого теперь не было смысла приносить в жертву судьбе и который был как-никак царем, хотя и «подменным», остался на троне.
Позднее, когда Вавилон, начиная с 539 года до н.э., находился под властью персов, здесь существовал обычай, чрезвычайно близкий к древним обычаям вавилонян: ритуальная казнь «подменного», теперь уже персидского царя по завершении ежегодного праздника Сакеи. В течение пяти праздничных дней рабы и господа Вавилона менялись местами, а во главе государства становился приговоренный к смерти преступник, который объявлялся «царем». Роль его была не только символической, он получал и вполне реальные права, например, право сожительствовать с женами своего «предшественника», который должен был покорно терпеть нового владыку в собственном гареме. Но в последний день праздника «царя» торжественно казнили. После чего на престоле появлялся прежний царь, символизируя обновление власти и вечное воскрешение жизни. Персы-зороастрийцы верили в воскресение праведников по завершении Последнего суда. У них это жертва могла из земледельческого обряда ежегодного обновления природы стать символом того окончательного воскресения, которое ожидало людей после грядущей победы сил добра над воинством зла.
(…)

Греция
(…)
Одним из обычаев, которые продержались в Афинах и в крупных торговых портах Ионии с древности и вплоть до шестого, а где-то и до пятого века до нашей эры, был обычай принесения в жертву так называемого «фармака». Фармак – это нечто вроде «козла отпущения», им объявляли преступника, приговоренного к смертной казни, или кого-то из людей, принадлежавших к низам общества. В случае эпидемии, голода или других напастей, фармак объявлялся ответственным за все грехи горожан, и его приносили в жертву богам. Чаще всего фармака побивали камнями, но этому предшествовал определенный ритуал. В некоторых местах его предварительно кормили смоквами, ячменными лепешками и сыром, а потом розгами прогоняли через весь город и, нанеся ему семь ударов прутьями по половым органам, убивали, а пепел сжигали и развеивали над морем. Где-то фармака оставляли в живых, но камнями прогоняли из города. В Афинах избирали двух фармаков, мужчину и женщину. Их украшали венками из фиговых ветвей и после ритуального обхода города изгоняли прочь.
Существовал такой обычай и на острове Левкада, но ко времени, о котором сохранились письменные свидетельства, гуманность восторжествовала и, хотя в качестве фармака выступал преступник, левкадцы всячески старались сохранить ему жизнь. Страбон описывает это так: «У левкадцев существовал унаследованный от отцов обычай на ежегодном празднике жертвоприношения Аполлону сбрасывать со сторожевого поста на скале одного из обвиненных преступников для отвращения гнева богов; к жертве привязывали всякого рода перья и птиц, чтобы парением облегчить прыжок, а внизу множество людей в маленьких рыбачьих лодках, расположенных кругом, подхватывали жертву; когда преступник приходил в себя, его, по возможности невредимым, переправляли за пределы своей страны».
(…)

Рим
(…)
В праздник, который назывался Компиталии, римляне приносили в жертву богине Мании кукол, сделанных из шерсти. Это было отголоском древней кровавой традиции, отмененной то ли царем Нумой, то ли еще полумифическим Геркулесом. Мания была связана с обожествленными душами усопших предков – манами, она была матерью домашних богов-покровителей ларов (которых иногда отождествляли с манами), ведала благополучием в доме, и ей надлежало приносить жертву за каждого здравствующего члена семьи. Но несмотря на свое материнство и склонность к семейным и домашним добродетелям, Мания была одной из самых кровожадных богинь древней Италии: за каждого члена семьи она требовала себе в жертву голову одного ребенка. Этот обычай, который римляне также возводили к оракулу, данному пеласгам, был отменен в незапамятные времена, и детей заменили шерстяными куклами. Но в шестом веке он был восстановлен царем Тарквинием Гордым. Впрочем, Тарквиний не пользовался популярностью у римлян. Власть он захватил ценой убийства своего тестя; его правление отличалось деспотичностью и жестокостью, он залил кровью не только алтари, но и весь Рим. После того, как сын Тарквиния прославился скандальным насилием над Лукрецией, царь был изгнан из Рима. В результате последовавшей гражданской войны римляне возымели стойкое отвращение к царской власти, установили республиканское правление и избрали первым консулом Луция Юния Брута, главного борца против ненавистных Тарквиниев.

Став консулом, Брут отменил жертвоприношения детей и приказал заменить их головы маковыми головками. И, как пишет Макробий, «было сделано так, чтобы вместо душ отдельных людей, посвященные манам фигурки искупали опасность, если таковая угрожала домочадцам». Поскольку кроме ларов отдельных семей были и лары, покровительствующие соседским обществам и добрососедским отношениям вообще, то римляне стали сооружать для них святилища не только дома, но и на перекрестках. Каждое из них имело столько отверстий, сколько примыкало к этому перекрестку усадеб. В святилище главы семейств развешивали кукол по числу своих близких. Рабов тоже не забывали, но они персональных кукол не удостаивались: за каждого раба вешался шерстяной шарик.

Еще одна религиозная традиция римлян, уходящая в глубь веков, тоже прямо говорит о когда-то приносившихся человеческих жертвах. В ночь с 14 на 15 мая главные жрецы города сбрасывали с моста в Тибр соломенных кукол со связанными руками и ногами. На ритуале должны были присутствовать весталки и первые лица Рима. А фламиника – верховная жрица Юноны – должна была в этот день носить траур, снять с себя украшения и избегать омовений. Кукол, приносимых в жертву, было немало: в первом веке до н.э. писатель-энциклопедист Марк Теренций Варрон называет число двадцать семь, Дионисий Галикарнасский, примерно тогда же написавший «Римские древности», – тридцать. Видимо, в далеком прошлом в эту ночь римляне или их предшественники приносили массовые человеческие жертвы. Но к тому времени, когда этот обычай был описан римскими авторами, никто уже не помнил об истинной сути обряда.
(…)

Великая степь
(…)
Сообщения Геродота подтверждаются археологами. Во множестве царских курганов, возведенных скифами, они находят останки слуг, погребенных рядом со своим повелителем. На весь мир прогремел знаменитый Чертомлыкский курган, раскопанный на Украине в середине девятнадцатого века. В нем, как предполагают археологи, был похоронен скифский царь Атей, умерший в 339 году до н.э. Атей был человеком знаменитым, он осаждал город Византий (будущий Константинополь) вместе с Филиппом Македонским (отцом Александра) и даже одно время предполагал усыновить Филиппа, чтобы сделать его наследником скифской державы. Но потом цари не поделили расходы, понесенные ими в войне с Византием: Филипп потребовал от Атея возместить издержки, а Атей, как сообщает римский историк Юстин, «стал ссылаться на то, что климат в Скифии неблагоприятный, а почва бесплодна; она не только не обогащает скифов, но едва-едва доставляет им пропитание; нет у них богатств, которыми он мог бы удовлетворить столь великого царя…»

Несмотря на жалостливые отговорки Атея и ссылки на бедность, после его гибели (в войне с тем же Филиппом) в его кургане были спрятаны огромные богатства. Кроме того, вместе с царем были погребены его жена, несколько придворных и слуг и одиннадцать коней. Высота царского кургана превышала двадцать метров, диаметр – сто тридцать метров. Он был обнесен мощной каменной стеной. В насыпи археологи обнаружили следы многочисленных тризн. В погребальной камере – зале площадью около сорока метров – археологи обнаружили останки царя. Одежда его был когда-то расшита золотыми бляхами. Здесь же лежало роскошное оружие Атея – два меча с золотыми рукоятями (один из них – в золотых ножнах), знаменитый золотой горит со сценами из жизни Ахилла, стояли огромные бронзовые котлы…

В смежной камере на ложе покоилась царица. На ней было платье, усеянное золотыми бляшками, и головной убор из золотых лент с растительным орнаментом и сценами борьбы зверей. На полу, головой к госпоже, лежала служанка. Еще в одной камере лежали останки двух богато одетых скифов, оба – в золотых и серебряных украшениях, вооруженные мечами с золотыми рукоятками и с колчанами, полными стрел. В камере, уставленной винными амфорами, находился юноша, одежды которого тоже были расшиты золотом; при нем лежал колчан со стрелами. В соседней камере тоже стояли многочисленные винные амфоры – быть может, юноша служил виночерпием. И, наконец, снаружи, отдельно от главной могилы, в трех ямах лежали останки одиннадцати коней со сбруей, украшенной серебром и золотом, некоторые – под деревянными седлами, обитыми золотыми лентами. А рядом с этой загробной конюшней были похоронены в отдельных могилах два конюха.

Восьмой человек, павший заупокойной жертвой царя Атея, вероятно, погиб позже. Его останки были найдены у основания грабительского лаза, который проходил через курган. Скелет самого Атея был потревожен, золото разбросано по камере, а грабитель, который так и не успел вынести сокровища наружу, лежал, придавленный обвалившейся землей. Скифы не очень доверяли вооруженным воинам, которые уходили в вечность вместе с царем, и накладывали на гробницы проклятия, которые должны были обрушиться на головы грабителей. В данном случае все примерно так и получилось. Тем не менее, большинство курганов были успешно ограблены еще в древности. Курган Атея – один из немногих, избежавших этой участи. Возможно, заметный грабительский лаз, говоривший о том, что могила уже ограблена, уберег курган от грядущих мародеров. Так человек, павший последней заупокойной жертвой Атея, невольно сохранил сокровища царя.

Надо отметить, что, возможно, не все скифские цари забирали с собой в загробный мир свою свиту. И хотя в царских курганах археологи часто находят несколько захоронений, это далеко не всегда говорит о человеческих жертвоприношениях. Такая точка зрения высказывается специалистами, например, по поводу знаменитого кургана Куль-Оба, возведенного в Крыму (вблизи современной Керчи) на рубеже эр. Рядом с саркофагом царя, чье имя осталось неизвестным, покоилась роскошно одетая женщина. В этой же камере находились останки воина в богатых одеждах и коня. В отдельной, потайной могиле археологи обнаружили останки еще одного богато одетого воина.
Археолог П.А. Дюбрюкс, раскопавший курган в 1830 году, увидел в нем иллюстрацию к рассказам Геродота о человеческих жертвоприношениях. Эта точка зрения продержалась довольно долго, пока исследователи не обратили внимание на то, что каменная кладка, закрывавшая вход в погребальную камеру, не была скреплена раствором – значит, в склеп можно было заходить повторно. Теснота, царившая в склепе, тоже говорит о том, что поначалу он не предназначался для нескольких обитателей. И сегодня ученые склоняются к мысли, что жена и приближенные царя отправились за своим мужем и господином не сразу, а позднее, умерев своей смертью и приказав, чтобы их похоронили рядом с покойным владыкой (чего ни он сам, ни строители тесного кургана, вероятно, не предусматривали).
(…)


Языческая Европа
(…)
По свидетельству Тацита, заупокойных человеческих жертв германцы не знали. «Похороны у них лишены всякой пышности; единственное, что они соблюдают, это – чтобы при сожжении тел знаменитых мужей употреблялись определенные породы деревьев. В пламя костра они не бросают ни одежды, ни благовоний; вместе с умершим предается огню только его оружие, иногда также и его конь. Могилу они обкладывают дерном. У них не принято воздавать умершим почет сооружением тщательно отделанных и громоздких надгробий, так как, по их представлениям, они слишком тяжелы для покойников. Стенаний и слез они не затягивают, скорбь и грусть сохраняют надолго. Женщинам приличествует оплакивать, мужчинам – помнить».
Этому сообщению противоречат песни «Старшей Эдды», которые, правда, создавались позднее (по поводу их датировки ведутся споры), а сохранились и вовсе в рукописи тринадцатого века. Так или иначе, «Старшая Эдда» донесла до нас реалии раннего средневековья. Здесь, в «Краткой песне о Сигурде», воительница Брюнхильд, собираясь покончить с собой, чтобы отправиться в загробный мир вместе со своим возлюбленным Сигурдом, отдает распоряжения:
Украсьте костерковрами, щитами,рабов положитеи яркие ткани;пусть рядом со мнойсожжен будет конунг.(…)Пять рабынь мы возьмеми слуг восьмерыхвысокого родас собой на костер,рабынь, что вырослив доме отцовом…
(…)
О человеческих жертвоприношениях у восточных славян сохранилась не слишком обширная информация. Одним из первых письменных упоминаний о них можно считать сообщение в так называемом «Стратегиконе», созданном, вероятно, по инициативе византийского императора Маврикия на рубеже шестого и седьмого веков. В нем, в частности, идет речь о славянских племенах склавов и антов.
«Жены их целомудренны сверх всякой человеческой природы, так что многие из них кончину своих мужей почитают собственной смертью и добровольно удушают себя, не считая жизнью существование во вдовстве».
Автор «Стратегикона» не говорит о том, что эти самоубийства носили ритуальный характер, но иного характера они в те времена носить и не могли; о них упоминают и другие авторы. Арабский географ Ибн Руста (Руст) писал в начале десятого века о том, как в «Стране Славян» проходит похоронный обряд:
«И если у покойника было три жены и одна из них утверждает, что она особенно любила его, то она приносит к его трупу два столба, их вбивают стоймя в землю, потом кладут третий столб поперек, привязывают посреди этой перекладины веревку, она становится на скамейку и конец (веревки) завязывает вокруг своей шеи. После того как она так сделает, скамью убирают из-под нее, и она остается повисшей, пока не задохнется и не умрет, после чего ее бросают в огонь, где она и сгорает».
Археологическими находками массовые самоубийства женщин, о которых говорят автор «Стратегикона» и Ибн Руста, не подтверждаются, но единичные случаи, безусловно, имели место. Известны парные погребения воинов-славян с женщинами – женами или рабынями. А в кургане второй половины десятого века под Черниговом, получившем название «Черная могила», были похоронены трое: взрослый воин, вооруженный подросток и женщина. Некоторые исследователи допускают, что подросток-оруженосец и женщина были убиты на похоронах павшего витязя. И если юноша все же мог пасть в битве вместе со своим старшим боевым товарищем, то насильственная ритуальная смерть женщины почти не вызывает сомнений.
(…)

Индейцы
(…)
Ацтеки были людьми чрезвычайно религиозными. В одной только их столице, Теночтитлане, насчитывалось к моменту прихода испанцев семьдесят храмов (на шестьдесят тысяч домов), а во всем государстве их было около сорока тысяч. Захватив новую территорию, ацтеки включали богов покоренного населения в свой пантеон и начинали приносить им кровавые жертвы наряду со своими прежними богами. Накануне вторжения испанцев властитель империи ацтеков, Мотекусома (Монтесума) II, предпринял своего рода религиозную реформу. Он приказал на территории главного храма страны, посвященного Уитсилопочтли, построить святилище (которое было названо «Храм всех богов») и разместить в нем идолы всех племенных богов из районов, покоренных ацтеками. Приказание было исполнено, но для того, чтобы освятить новостройку и в должной мере почтить всех новоселов, требовалось огромное число жертв. Такого количества людей в распоряжении Мотекусомы II не было, и он поступил так, как традиционно поступали его предшественники, когда нуждались в жертвенной крови, – пошел войной против восставшего сапотекского города Теуктепек. Армия Мотекусомы одержала победу, хотя эта победа и была ознаменована дурными предзнаменованиями – как повествует хроника, защитники города на глазах у осаждавших стали превращаться в аллигаторов и рыб. Тем не менее, всех тех, кто остался жив и в рыб не превратился, ацтеки захватили в плен, и Мотекусома лично провел на вершине пирамиды массовое жертвоприношение в честь старых и новых богов.
Европейский автор времен колонизации писал: «не было числа идолам Мексики» – только у самих ацтеков почиталось около двух тысяч богов. И большинство из них требовало человеческих жертв и прежде всего человеческой крови. Боги имели на это право: ведь когда-то и сами они жертвовали свои тела и свою кровь для людей. По представлениям ацтеков мир периодически проходил через катаклизмы, заканчивающиеся гибелью не только человечества, но и светил, и кому-то из богов приходилось бросаться в пламя жертвенного костра, чтобы из своей горящей плоти создать новое солнце и новую луну. После завершения четвертой эры и перед вступлением мира в пятую, современную, боги сами напоили вновь сотворенное солнце своей кровью. А бог Кетсалькоатль оросил собственной кровью кости ранее умерших людей, чтобы дать жизнь новому человечеству. Да собственно, люди и были созданы богами прежде всего для того, чтобы снабжать солнце пищей.
Записанный в середине шестнадцатого века «Кодекс Чимальпопока» рассказывает о том, как непосредственно перед созданием солнца бог Тескатлипока создал «400 людей и пять женщин» – «люди», т.е. мужчины, должны были обеспечить солнце первоначальной пищей. Когда солнце взошло, на свет родились еще четыреста индейцев, но и их задачей было не дать жизнь новому человечеству, а умереть – «чтобы у солнца были сердца для еды». Поэтому для их убиения были созданы еще пятеро «воинственных». С тех пор и до прихода европейцев ацтекам было доподлинно известно, что если солнце не кормить сердцами и человеческой кровью, то оно перестанет вставать над миром, погибнув во время своего ночного подземного пути. Позднее им пришлось убедиться, что это не так, но до того, как испанцы положили конец кровавым культам (устроив при этом резню, вполне сопоставимую с ацтекской), никому не приходило в голову проверить, взойдет ли солнце без положенной ему пищи.
(…)

Для того, чтобы обеспечить Уитсилопочтли регулярными жертвами, ацтеки вели бесчисленные войны. А поскольку реальных врагов не хватало, то практиковались так называемые «цветочные войны» – в них армии союзных городов сражались между собой, не питая друг к другу никакой ненависти и не ставя никаких политических задач. Единственной целью этих ритуальных войн было обеспечить необходимое количество (иногда многие тысячи) пленных для заклания на алтарях. Кроме того, кровь, пролитая на поле брани, тоже считалась жертвоприношением. Для проведения «цветочных войн» выделялись специальные территории, туда сходились войска и проводили битвы по заранее оговоренным правилам. Свое романтическое название эти войны получили потому, что ацтеки сравнивали человеческое сердце с цветком. Ацтекский поэт писал:
Нашими дротиками, нашими щитами существует город.Там, где окрашиваются дротики,где окрашиваются шиты,находятся белые благоухающие цветы,цветы сердца:раскрывают свои пестики цветы Дарителя Жизни,аромат которых вдыхается в мире принцев,это Теночтитлан.
Захваченных пленников содержали и «расходовали» по мере надобности – так поступали и сами ацтеки, и родственные им племена. Берналь Диас писал, что в Тлашкале (городе-государстве, зависимом от ацтеков) неоднократно видел деревянные клетки, в которых содержалось множество индейцев – мужчин, женщин и детей, предназначенных для жертвоприношений.
Интересно, что пленники, предназначенные в жертву, вне зависимости от того, попали они в плен во время настоящей или «цветочной» войны, как правило, не пытались бежать. Выкупать их родные тоже обычно не пытались. Для знатного воина побег и выкуп были в равной мере позорны. Он должен был привести с войны пленных для принесения в жертву или попасть в плен и стать жертвой сам. Это было почетно, к тому же смерть на алтаре обеспечивала соединение с божеством в загробной жизни. Известны случаи, когда пленники, которых по какой-то причине отпускали на волю, отказывались от свободы и требовали, чтобы их принесли в жертву.
(…)

Жертвоприношение Авраама
(…)
Категорический запрет человеческих жертвоприношений прозвучал в заповедях, данных Богом через Моисея: «Скажи сие сынам Израилевым: кто из сынов Израилевых и из пришельцев, живущих между Израильтянами, даст из детей своих Молоху, тот да будет предан смерти; народ земли да побьет его камнями…»
Правда, надо отметить, что, несмотря на однозначный запрет, страшная традиция была не сразу предана забвению. Но теперь редчайшие случаи человеческих жертвоприношений происходили помимо или вопреки Божественной воле. Когда израильский военачальник Иеффай (в иудейской традиции – Ифтах) шел сражаться с Аммонитянами, он дал обет Господу: «по возвращении моем с миром от Аммонитян, что выйдет из ворот дома моего на встречу мне, будет Господу, и вознесу сие на всесожжение». Иеффай вернулся домой с победой, «и вот, дочь его выходит на встречу ему с тимпанами и ликами: она была у него только одна, и не было у него еще ни сына, ни дочери». Иеффай в отчаянии разодрал свои одежды, но сказал, что не может нарушить обет. Его дочь согласилась с отцом и лишь испросила себе два месяца на то, чтобы оплакать свое девство с подругами. «По прошествии двух месяцев, она возвратилась к отцу своему, и он совершил над нею обет свой».
Поступок Иеффая в Библии остается без комментариев. Впрочем, это жертвоприношение было совершено не из желания возродить кровавую традицию, а скорее по несчастному стечению обстоятельств. Позднее человеческие жертвоприношения совершались лишь вероотступниками. Так, царь Манассия восстановил поклонение идолам, «и поставил жертвенники Ваалу… и провел сына своего через огонь». Внук Манассии, Иосия, восстановил религию, завещанную Моисеем, приказал уничтожить идолов, «и осквернил он Тофет, …чтобы никто не проводил сына своего и дочерей своих чрез огонь Молоху». Впрочем, существуют отличные от Библии источники, сообщающие, что и сам Манассия раскаялся в содеянном еще при жизни.
(…)
Для христиан жертвоприношение Авраама, значимое и само по себе, выделяется из прочих событий Ветхого Завета. Для них оно явилось предвестником грядущего принесения Богом-отцом своего сына Иисуса в искупительную жертву за грехи человечества. Евсевий Кесарийский на рубеже третьего и четвертого веков писал в своей «Церковной истории»:
«Столькими-то бедствиями пожирался прежде весь род человеческий! ...По этим-то причинам заклан был человеческий организм Слова Божьего. Но сей великий Архиерей, принесенный в жертву Владыке и Всецарю Богу, в тоже время был и отличен от жертвы; как Слово Божье, как Божья сила и Божья Премудрость, Он вскоре смертное воззвал от смерти и представил его Отцу в начаток общего нашего спасения, воздвиг его за всех людей в виде победного трофея над смертью и демонскими полчищами, в виде силы, отвращающей человечество от древних человеческих жертв».

Оффлайн Vuntean

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7129
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #148 : 31/12/11 , 17:35:06 »
Требую от президента РФ прекратить оскорблять Велеса
Президенту РФ Д.А.Медведеву –

от гражданина РФ Карпова С.

З А Я В Л Е Н И Е

Из СМИ я узнал, что 6 декабря 2011г. перед вами отчитался зиц-председатель ЦИК РФ В.Е.Чуров об успешном проведёнии в РФ выборов в Госдуму и о работе своего ведомства, подарил вам вымпел с заначками и сообщил, что его прогноз по выборам был точнее, чем у ведущих социологических компаний. На ваши слова: «Вы же волшебник почти. Вас так некоторые лидеры партий называют», Чуров, как персонаж из детского кинофильма «Золушка», заявил, что «он еще только учится на волшебника» («Медведев назвал Чурова волшебником» http://lenta.ru/news/2011/12/06/magician/).
У одного из коренных народов РФ – славян, одним из самых высокочтимых предков является Велес – Волос за открытое им течение РеКаВиКа (Гольфстрим и Северо-Атлантическое течения), за обеспечение поставок скота из С.Америки в Европу и в другие земли, за изобретение им способов стойлового и пастбищного животноводства, способа земледелия с использованием скота, позволивших накормить более половины всех людей на Земле, способа перевозки грузов, людей и выполнения работ с использованием скота (совершение технической революции – использование скота для нужд человечества). Славяне, для сохранения Велеса в вечной памяти: устанавливали ему в своих поселениях памятники, на которых изображался седой Велес – Волос с палкой в руке; называли свои поселения в его честь; изображали Велеса на своих гербах; увековечивали его в словах и словосочетаниях. Одним из словосочетаний, которое увековечивает Велеса – Волоса, является «Волос-с-ебник» - «Волос с палкой» (искажённое слово Волшебник) (см. «Велес (Волос) - великий древнеславянский мореплаватель» http://blogs.mail.ru/list/serg.karpov/57EDFB737305F602.html).
Считаю, что называние в РФ госчиновниками и государственными СМИ кого-либо, кроме Велеса-Волоса, «Волос с ебник(ом)» – Волшебником, нарушает права славян, в том числе мои – права на присвоение авторских прав Велеса-Волоса, права на запрещение дискриминации славян по национальному признаку, права на запрещение осквернения памятников истории и культуры славян.
На основании вышеизложенного, прошу:
Осуществить действия по недопущению называния в РФ госчиновниками и государственными СМИ кого-либо, кроме Велеса-Волоса, «Волос с ебник(ом)» – Волшебником.

Дата: 21.12.2011г. Карпов С.
http://blogs.mail.ru/list/serg.karpov/#2625473AD05B8057

Оффлайн Анна Бусел

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 6
Re: Язычество или Христианство?
« Ответ #149 : 09/01/12 , 13:53:02 »
«ПРАВОСЛАВНАЯ» СИОНИЗАЦИЯ РОССИИ
 
 
Вниманию читателей предлагаются отрывки из книги В.Н. Емельянова «Десионизация», М., 2001. В них раскрывается просионистский, иудофильский характер богослужений в Русской православной церкви, ныне активно осуществляющей второе крещение Руси и вновь навязывающей свои симпатии и антипатии школе, армии, всему российскому обществу. Но прежде несколько слов о позиции самого Емельянова и о том, чем она вызвана.
 
В. Емельянов - противник христианства, которое он считает разновидностью иудаизма. Эта точка зрения основана на поверхностном чтении Библии, на внешней букве Писания. Емельянов, как и многие, не видит принципиальной разницы между Ветхим и Новым заветом, принимает господствующее иудеохристианство с его богом Яхве за христианство в целом, и на этом основании отвергает Христа и христианство, утверждая свою особую арийскую идеологию.
 
Но в Евангелии многократно сказано, что Христос отменил Ветхий завет, упразднил Моисеев закон, см. Гал.3:19-25; Еф.2:15; Евр.7:11-22; 8:6-13; 10:9; 2Кор.5:17; Лк.16:16 и др. Однако иудеохристианство, к коему относится и официальное русское православие, исповедует не Новый завет, а иудейский Ветхий завет, якобы обновленный Христом. «Закон Божий» официальной православной церкви не есть новозаветный закон совершенной любви к ближнему, данный Христом. То, что названо церковью «Законом Божиим» – это десять заповедей Ветхого завета с его иудейским богом Яхве плюс полстраницы Евангелия - т.н. «заповеди блаженства». Последние были избраны из всего Евангелия потому, что они, по признанию самой церкви, «нисколько не нарушают заповедей (Моисеева) закона, а напротив, эти заповеди взаимно восполняются» (см. «Закон Божий для семьи и школы», Московская патриархия, 1987, с.585). Секрет этой подмены новозаветного закона ветхим десятословием и «заповедями блаженства» прост. Ветхое десятословие освящает частную собственность и позволяет служить маммоне – богатству, в то время как новозаветный закон совершенной любви к ближнему упраздняет частную собственность и обязывает к ее обобществлению, т.е. к коммунизму (см. Мф.19:21; Деян.2:44, 4:32-34 и др). Официальная же русская православная церковь, так же, как и сионизм, является противником коммунизма.
 
Первая заповедь ветхого десятословия, с которой начинается «Закон Божий» официального православия, требует почитания бога Израилева как единого и единственного бога: «Я Господь Бог твой, (Израиль,) который вывел тебя из Египта… да не будет у тебя других богов, кроме меня». Никакого иного Бога, кроме Яхве, не должно быть у иудеев. Но православные, выходит, тоже иудеи? Кого вывел бог Израилев из Египта: евреев или нас, русских и т.д.?
 
Официальное православие, исповедуя десять заповедей Ветхого завета, наследовало и почитание бога Израилева, и восхваление «богоизбранных» иудеев. Но все это противоречит Евангелию, т.к. Христос называет иудейского бога «диаволом, человекоубийцею, лжецом и отцом лжи»  (Иоан.8:31-56). Христос говорит иудеям: «Вы не от Бога»,  «Истинен (Бог,) Пославший Меня, Которого вы не знаете», «Вы не знаете… Отца Моего» (Иоан.8:47; 7:22-39; 8:13-26). А Апостолы заповедали познать тайну Божию, тайну Бога, Отца и Христа, тайну Христову, познать Бога истинного. Апостол Павел предупреждал о том, что в мире царит тайна беззакония и действует дух заблуждения, посланный Богом тем людям, кто возлюбил ложь.
 
Но богословы молчат об этих ВАЖНЕЙШИХ ЗАГАДКАХ ЕВАНГЕЛИЯ. В. Емельянов в своей «Десионизации» тоже обходит молчанием эти вопросы, хотя в основном справедливо критикует иудофильство официального православия. Эта критика и предлагается читателям. Но прежде еще несколько замечаний.
 
В связи с тем, что во время православных богослужений, содержание которых описано Емельяновым, особенно часто упоминаются имена Авраама, Исаака, Иакова и Давида, следует еще раз напомнить эпизод в Иерусалимском храме, который описан в Евангелии. Фарисеи (ревнители Моисеева закона) и законники в присутствии народа допрашивали Иисуса, чтобы поймать Его в словах и предать смерти за отречение от Моисеева закона. Помня о том, что надо сохранить учеников, Иисус, разумеется, не мог открыто, при многих свидетелях, отречься от иудаизма с его богом Яхве, - «отвергшийся закона Моисеева, при 2-3 свидетелях, без милосердия наказывается смертью» (Втор.18:20; Евр.10:28). Поэтому Иисус отвечал намеками.
 
Так, когда Его спросили о воскресении мертвых, Он отвечал: «Не читали ли вы реченного вам Богом: «Я Бог Авраама, Бог Исаака, бог Иакова»? Бог не есть Бог  мертвых, но живых». Тогда законник, искушая Его, спросил о главной заповеди закона. Иисусу пришлось ответить заученными словами о Моисеевом законе: «Слушай, Израиль! Господь Бог  наш есть Господь единый…». Но следом за тем Иисус, в свою очередь, задал фарисеям каверзный вопрос. Он спросил их: «Что вы думаете о Христе? чей Он Сын?» Говорят Ему: «Давидов». Говорит им: «Как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом?.. если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему?» И никто не мог отвечать Ему ни слова (Мф.22:35; Map.12:38; Лк.10:25).
 
Подобные эпизоды требуют пристального внимания.
 
Итак, предоставим слово В. Емельянову. Разными путями движется человеческое познание к Богу истинному, порой через неприятие Христа, как в случае с автором «Десионизации». Разумеется, точка зрения Емельянова на Христа и на христианство ошибочна. Но, тем не менее, стоит внять его трезвой критике и разделить беспокойство иудофильским зомбированием умов в православной церкви, особенно ввиду нынешней ситуации в России.
 
А.И.Бусел
 
------------------------
 
«…Насколько православное богослужение пронизано и пропитано иудейским духом, его мнимыми «ценностями» и самими иудеями, не только атеистам, но даже и рядовым верующим трудно представить. Это знали, видимо, только священнослужители, но и они, по общей малограмотности и слепом некритичном звучании литургии и проч., не видели в библейских иудеях ничего, кроме представителей так высокочтимого христианами «богоизбранного народа». Языковой барьер церковно-славянского языка, на котором происходит богослужение, также много скрывал и скрывает…
 
Чтобы не быть голословными, обратимся к практическому «русскому» православию. Попытаемся выяснить, из чего состоит ежедневное православное богослужение? Каков удельный вес в нем Ветхого Завета, т.е. чистого иудаизма?.. И что же русского в этом богослужении, каков его удельный вес?
 
Ежедневное богослужение в русской православной церкви состоит из следующих частей: полуношница, утреня, чтение часов, литургия (обедня), вечерня и повечерие. Совершаются также мелкие службы-требы: крестины, молебны, венчания, панихиды, отпевания покойников и др. Остановимся на этом богослужении подробно:
 
1. ПОЛУНОШНИЦА начинается обычно для всех служб: молитва к Св. Духу («Царю небесный...»), Трисвятое, молитва к Св. Троице и евангельская молитва «Отче наш...» После такого краткого начала читается ветхозаветный Псалтырь: псалмы Давида № 50 («Облагодетельствуй по благоволению твоему Сион[1]; воздвигни стены Иерусалима... тогда возложат на алтарь твой тельцов» - так кончается этот псалом) и № 118, затем символ веры, повторение «начала», тропари (краткие, в 20-30 слов, но емкие песни-панегирики) в честь праздника или святого и несколько молитв; затем чтение псалмов № 120 («Не дремлет и не спит хранящий Израиля») и № 133 («Благословит тебя Господь с Сиона», т.е. Яхве в тексте оригинала на иврите). Далее - повторение «начала», тропаря праздника или святого, молитва и, наконец, небольшая заключительная часть, называемая «отпуст».
 
Итак, обычная полунощница состоит на 70% из чистых ветхозаветных, т.е. чисто иудейских, текстов и на 30% - из причудливой компиляции ветхо- и новозаветных текстов. Программирование иудофильства - налицо! А в субботние и воскресные дни усиливается главным образом за счет введения дополнительных псалмов Давидовых.
 
2. УТРЕНЯ. «Начало» - обычное, псалмы № 19 («Да защитит тебя имя Бога Иаковлева; да пошлёт тебе помощь из Святилища и с Сиона да подкрепит тебя») и № 20, повторение «начала», тропари в честь Креста и Богородицы, затем псалмы № 3 (Псалом Давида: «Боже мой!…Над народом твоим благословение Твое»)* , №№37, 62, 87, 102 («Господь… показал пути Свои Моисею, сынам Израилевым – дела Свои»)* [2], №142 (так называемое шестипсаломие), ектения (краткое прошение к Богу) и пять стишков - по шесть-восемь слов каждый - в честь израильского бога на тексты из Ветхого Завета; последний стишок подчеркивает мысль о том, что этот бог положил во главу здания камень (т.е. «народ израилев»), и каждый должен споткнуться об него и признать его за краеугольный камень в мировом здании. В этом месте утрени за семь дней недели прочитывается три четверти всего Псалтыря, а остальная часть дочитывается в те же дни на вечерне. Иными словами, еженедельно православный христианин имеет возможность прослушать все 150 псалмов Давидовых! Затем следуют два тропаря, псалом № 50 («Облагодетельствуй, (Господи,) по благоволению Твоему Сион; воздвигни стены Иерусалима…»)* и далее - канон - миниатюрная служба в службе, посвящённая конкретному (по расписанию на год) празднику или святому. В иной день может читаться до четырех канонов. Канон состоит из 9 песен - по 10-15 слов каждая, сопровождаемых несколькими тропарями (до четырех). Рассмотрим их содержание.
 
Первая песнь всегда посвящена победному исшествию евреев из Египта. Израильтяне и сопричисляющие себя к ним молящиеся православные ежедневно ликуют и радуются поголовной гибели египетских первенцев у людей и скота, гибели египетского войска вместе с фараоном в пучине Красного моря, восславляя за эти злодеяния израильского бога, который для христиан - бог всемирный: «Яко по суху путешествовал Израиль... фараона видя потопляема!»
 
Вторая песнь, певаемая только в великий пост, высказывает хвалебные мысли о Моисеевом законе, о Второзаконии.
 
(Второзаконие – самая диавольская книга Ветхого завета. Здесь бог Израилев (Яхве, или Иегова) говорит, что, кроме него, нет Бога, хотя, обратите внимание, называет себя богом Богов: «...Иегова есть Бог на небе вверху и на земле внизу, и нет еще (Бога)…. Слушай, Израиль: Иегова, Бог наш, Господь един есть; и люби Иегову, бога твоего, всем сердцем твоим и всею душою твоею и всеми силами твоими… Ему (одному) служи... Иегова… ЕСТЬ БОГ БОГОВ  и Владыка Владык».
 
Далее бог Израилев требует беспощадно истребить народы Палестины и разрушить места их поклонения иным богам. Кстати, такая же участь постигла и Русь после крещения. Следуя заповедям Ветхого завета, принявшие крещение вырубали священные рощи, сжигали священные книги, истребляли волхвов - хранителей тайн славянского ведичества.
Во Второзаконии бог Израилев также требует беспощадно убивать тех, кто будет говорить именем богов иных и звать к служению иным богам. Таких он велит без милосердия побивать камнями. И понятно, что иудеи, следовавшие этим заповедям, то и дело хватали каменья, чтобы побить явившегося спасти их Христа.
Кроме этих заповедей, во Второзаконии Иегова обещает сынам Израиля дать много серебра и золота, богатства и всякого изобилия. Он разрешает сынам Израилевым заниматься ростовщичеством среди иноплеменников, обещает господство и превосходство иудеев над другими народами. «Иегова обещал тебе ныне, что ты будешь собственным его народом… и он поставит тебя выше всех народов, которых он сотворил… ты будешь святым народом у Иеговы, бога твоего».
Вот такой книге Второзакония высказываются хвалебные мысли во второй песне канона)*.
 
Третья песнь рассказывает нам о так называемом еврейском чуде: способности евреек рожать детей (будущих великих евреев) без участия мужчин. В частности воспевается некая Анна, мать пророка Самуила, одна из первых родившая великого еврея без участия мужчины.
 
В четвертой песне прославляются проречения еврейского пророка Аввакума.
 
В пятой - проречения еврейского пророка Исайи.
(Пророк Исайя между прочим фрагментарно излагает и ОТКРОВЕННУЮ ДЕКЛАРАЦИЮ СИОНИЗМА И САТАНИЗМА. Вот что говорит бог Израилев через пророка Исайю:
«Возьми из моей руки чашу с вином ярости и напой из нее…  все царства земные… и скажи им: пейте и опьянейте, и изрыгните, и падите, и не вставайте при виде меча, который я пошлю на вас… Я призываю меч на всех живущих на земле». «Мой меч пойдет на всякую плоть от юга до севера… меч наострен и вычищен, чтобы больше заколать… наострен этот меч и  вычищен, чтобы отдать в руку убийцы», «вот,  я сотворил кузнеца, который раздувает угли в огне и производит орудие для своего дела;  я творю губителя для истребления». «Господь собрал народы, как снопы на гумно. Встань и молоти, дщерь Сиона, ибо я сделаю рог твой железным и копыта твои медными, - и сокрушишь многие народы и посвятишь Господу стяжания их и богатства их Владыке всей земли». «Они последуют за тобою, в цепях придут и повергнутся пред тобою, и будут умолять тебя, говоря: у тебя только Бог, и нет иного Бога». «Достояние народов придет к тебе… Сыновья иноземцев будут строить стены твои… Народ и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, такие народы совершенно истребятся… Падут к твоим стопам все, презиравшие тебя, и назовут тебя городом Господа, Сионом Святого Израилева… Ты будешь насыщаться молоком народов, груди царские сосать будешь». «Я помазал Царя над Сионом,  святою горою моею». «Возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, немучавшаяся родами… Еще не мучалась родами, а уже родила: прежде, нежели наступили схватки ее, разрешилась сыном. Кто слыхал таковое? Кто видал подобное этому?» «И будут цари питателями твоими, и царицы кормилицами твоими;  лицом до земли будут кланяться тебе и лизать прах ног твоих… Я буду состязаться с противниками твоими, и сыновей твоих я спасу: и притеснителей твоих накормлю собственной плотью, и они будут упоены кровию своею, как молодым вином; и всякая плоть узнает, что я – Господь, Сильный Израилев»  «Я сам утешитель ваш. Кто ты, что боишься человека, что умирает, и сына человеческого, который то же, что трава?» «Поведу слепых дорогою, которой они не знают… Мрак сделаю светом пред ними». «Вот, имя Господа идет издали… чтобы развеять народы до истощания; и будет в челюстях народов узда, ведущая к заблуждению».
 
Пророк Исайя говорит о ЗАБЛУЖДЕНИИ НАРОДОВ, о злодействе злодеев и БЕЗЗАКОНИИ, тяготеющем над землей:
«Итак, славьте Господа на востоке, и на островах морских – имя Господа, бога Израилева. От края до края мы слышим песнь: «Слава праведному!» И сказал я: «Беда мне! беда мне! увы мне!  Злодеи злодействуют, и злодеи злодействуют злодейски. Ужас, яма и петля для тебя, житель земли! Тогда побежавший от крика ужаса упадет в яму; кто выйдет из ямы, попадет в петлю; ибо окна с небесной высоты растворятся, и основания земли потрясутся. Земля сокрушается, земля распадается, земля сильно потрясена. Шатается земля, как пьяный, качается, как колыбель, и БЕЗЗАКОНИЕ тяготеет над ней».
  Вот такие откровения встречаются среди проречений Исайи)*.
 
  В шестой песне - молящиеся русские православные призывают спасти их, как некогда израильский бог спас некого еврея Иону из чрева кита.
 
  В седьмой песне прославляются три еврейских отрока, которых некогда в Вавилоне бросили в огненную печь, но тот же израильский бог спас их от неминуемой смерти, ниспослав с неба росу, мгновенно угасившую огонь.
 
 В восьмой песне прославляется «Бог израилев, ... сотворивший небо и землю».
 
 В девятой песне воспевается еврейка Мария, последняя из избранных иудеек, родившая сына Иисуса «неизреченно», т.е. не познав мужчину. Перед этой песней идут стихи от Евангелия от Луки с хвалой израильскому богу за то, что тот, наконец, «воспринял Израиль», проявил к нему милость в согласии с обетом Аврааму и потомству его…
 
После канона опять идут напевы псалмов № 148 («Хвалите Господа… Он возвысил рог народа Своего, славу всех святых Своих, сынов Израилевых, народа, близкого ему»)*  и № 149 («Пойте Господу песнь новую… Да веселится Израиль о Создателе своем; сыны Сиона да радуются о Царе Своем… ибо благоволит Господь к народу Своему…»)*, несколько тропарей (стихир) в честь праздника или святого, затем великословие - 175 слов компиляции ветхо- и новозаветных текстов, ещё тропарь, две ектении и отпуст. Подсчет показывает, что 69% утрени заняты чисто ветхозаветными текстами, остальные компиляцией ветхо- и новозаветных.
 
3. ЧАСЫ. После утрени читаются так называемые часы: их четыре. Согласно разъяснениям православной церкви, на 1-м часе вспоминается суд над Христом у Пилата; на 3-м - сошествие на апостолов Святого Духа; на 6-м - страдания Христа на кресте; на 9-м - крестная смерть Христа. Однако, как ни странно, все четыре часа состоят только из ветхозаветных псалмов и крошечных тропарей в честь праздника или святого. Во времена составления псалмов Давидовых, как известно, ни Христа, ни Пилата, ни апостолов не было, и непонятно, как можно ветхозаветными текстами напомнить слушателям часов о Пилате или об апостоле Павле. Но ближе к делу:
  1-й час состоит из псалмов №№ 5, 89 (Молитва Моисея «…Да будет благоволение Господа Бога нашего на нас, и в деле рук наших споспешествуй нам»)*, №100, двух-трёх тропарей компилативной молитвы;
  3-й час - псалмы №№ 16, 24 («Избавь, Боже, Израиля от всех скорбей его»)*, №50 («Облагодетельствуй (Господи) по благоволению Твоему Сион; воздвигни стены Иерусалима…»)* плюс концовка первого часа со своей молитвой;
  6-й час - псалмы № 53 (Учение Давида «…Бог помощник мой…Ты избавил меня от всех бед…»)*, №54 («На Тебя, Господи, уповаю…»)*, №90 (Хвалебная песнь Давида)* плюс концовка 1-го часа со своей молитвой;
 9-й час - псалмы № 83 («…Господи сил, Царь мой и Бог мой! Блаженны живущие в доме Твоем… являются пред Богом на Сионе. Господи, Боже сил! Услышь молитву мою, внемли, Боже Иаковлев»)* , №84 («Господи! Ты… возвратил плен Иакова; простил беззаконие народа Твоего… Восстанови нас, Боже спасения нашего…»)*, №85 («Нет между богами, как Ты, Господи, и нет дел, как Твои. Все народы, тобой сотворенные, придут и поклонятся пред тобою, Господи, и прославят имя Твое»)* плюс концовка 1-го часа со своей молитвой.
 
Таким образом, 75% каждого часа занято чисто ветхозаветными текстами, а остальное - компиляции.
       
 4. ЛИТУРГИЯ, или ОБЕДНЯ. Основная служба дня начинается с ектинии, затем следуют псалмы № 102 («Благослови, душа моя, Господа… Он показал пути Свои Моисею, сынам Израилевым – дела Свои»)* и №145 («Блажен, кому помощник Бог Иаковлев… Господь будет царствовать во веки, Бог твой, Сион, в род и род»)*, затем компиляция из 35 слов, новозаветный «Блаженны нищие духом...», тропари, прохимеи на каждый день, затем Апостол, т.е. отрывок из новозаветных деяний Апостолов и отрывок из Евангелия; здесь же начинается поминовение здравствующих и усопших, выход служителей из алтаря на амвон с дарами, призвание Святого Духа для превращения предложенных даров (хлеба и вина) в тело и кровь Христовы - упрощенная процедура иудейского кровавого человеческого жертвоприношения на так называемом медном море в Иерусалимском храме, и отпуст. Даже без учета молитвы и псалмов на пресхомидии (тайной службе в алтаре непосредственно перед литургией), а также без учета внутренних ветхозаветных молитв священника во время литургии, и на этой службе 35% занято ветхозаветными текстами, а остальное - компиляция из Ветхого и Нового Заветов.
 
 5. ВЕЧЕРНЯ. Начинается псалмом № 103 (Псалом Давида «Буду петь Господу Моему…»)*, затем следует ектиния, после чего дочитывается дневная норма псалмов, начатая на утрене. Затем псалмы, постоянные на вечерне: № 140 (Псалом Давида «Господи! К Тебе взываю: поспеши ко мне…»)*, №№141, 129 («Да уповает Израиль на Господа, ибо у Господа милость и многое у него избавление, и он избавит Израиля от всех беззаконий его»)*. В перерывах поются тропари. По окончании тропарей следуют прохимеи (стишки по 5-10 слов) из ветхозаветных текстов и паримии - отрывки Ветхого Завета, в основном, Пятикнижия, пророков израильских и книг Царств. Потом опять тропари, евангельская молитва Симеона-богоприимца «Ныне отпущаеми...», заканчивающаяся славословием в адрес иудеев: «...и славу людей твоих, Израили». Эта молитва поётся «великим гласом», т.е. громко, на высоких нотах, чтобы и в Палестине было слышно, как русские славят людей израилевых. Затем опять тропарь, в согласии с календарем православным, и отпуст. Подсчет показывает, что 75% вечерни занято ветхозаветными текстами, а остальное - компиляциями из обоих Заветов.
 
6. ПОВЕЧЕРИЕ. Начинается псалмами №№ 4, 6, 12 («Воспою Господу, облагодетельствовавшему меня…»)*, №24 («Избавь, Боже, Израиля от всех скорбей его»)*, №№30, 90. Затем хор поёт «Яко с нами Бог...» - ветхозаветные стихи, оканчивающиеся воплем иудейского псалмопевца: «С нами бог, разумейте языцы (т.е. гои) и покоряйтеся...» Затем тропарь, символ веры, «Отче наш...» и молитва. Далее псалмы № 50 («Облагодетельствуй, (Господи,) по благоволению Твоему Сион; воздвигни стены Иерусалима»)* №101 («И убоятся народы имени Господня, и все цари земные – славы Твоей. Ибо созиждет Господь Сион и явится в славе Своей… дабы возвещали на Сионе имя Господне и хвалу Его – в Иерусалиме, когда соберутся народы вместе и царства для служения Господу»)* и опять молитва, сочинённая иудейским царем Манасией: «Господю (Яхве) вседержателю, боже отец наших, Авраамов и Исааков и Иакова и семени их праведного... праведные перед тобой только Авраам, Исаак и Иаков и семя их». Итак, это уже откровенный расизм «богоизбранных», закрепляемый в униженном признании русскими людьми, что они унижаются перед семенем израилевым. После – «Отче наш...», тропарь, небольшая молитва, опять псалмы №№ 69, 142, славословие в честь израильского бога, опять молитва и отпуст. Итого - 70% повечерия занято ветхозаветными текстами, а остальное - компилативными…
 
---------------------------
 
Все рассмотренные нами службы состоят как бы из двух частей: 1) статической, неизменяемой и 2) переменной, меняющейся каждый день в зависимости от церковного календаря, т.е. посвящаемой конкретному празднику или памяти святого, приходящимся на данный день.
 
Статическая часть, как мы видели, лишь на 15% составляется из новозаветных, т.е. непосредственно христианских текстов, остальные 85% - тексты чисто иудейские – те же, что читаются в синагогах. Стало быть, обычная ежедневная служба на 85% синагогальная! Иудофильский христианский интернационализм здесь полностью довлеет.
 
Но может быть его поменьше в переменной части?
 
Эта часть представлена праздниками… Каждый праздник господский или богородичен есть не что иное, как бесконечное повторение ветхозаветных текстов, равно как и современных Христу, но опять-таки еврейских историй, ситуаций, терминов, географических привязок с еврейской топонимикой, непереводимых еврейских фраз и словечек и т.д. Обязательно упоминается всемогущий и вездесущий иудейский закон, на который русские люди должны равняться и с ним соизмерять дела свои, не обходится без Авраама, Исаака,, Иакова (он же – Израиль), без Моисея, Давида, Соломона, без всех иудейских пророков, царей полководцев, «праведников» и мучеников… Обязательно упоминается, как когда-то народ израилев насмеялся над тем или иным соседним племенем, как он пролил кровь своих соседей, а то и просто истребил их с лица земли, как евреи без конца молили помочь им в кровавых злодеяниях, и как их бог помогал им, сокрушал гоев, а когда евреи, устав от насилий, хотели передохнуть немного, этот бог…гневался на своих избранцев, жестоко карал их и миловал только после того, как они снова шли к нему на кровавую службу. Христиане в своих храмах ежедневно призываются следовать примеру верного служения иудеев своему кровожадному богу. Этому посвящается до 85% богослужебного времени, а в остальные 15% слышатся кощунственные призывы фарисейских фраз Нового Завета о любви к ближнему…
 
Пятнадцать господских и богородичных праздников занимают в году 136 дней (37% года), и все эти дни в русских православных церквях звучат имена и термины иудейские, вдалбливая в души русских людей иудофильство…
 
В году 52 воскресных дня, и каждое воскресенье посвящено именно Христу, а это значит, что в ушах русских людей и на устах снова и снова Авраам, Израиль и т.д…
 
49 дней в году продолжается Великий пост, а это – удлинение службы за счет пополнения ее псалмами Давидовыми и паримиями…
 
Но и на этом не кончается иудофильское программирование: 92 дня из 365 в году церковь отмечает память евреев, большая часть которых не имеет никакого отношения к христианству, а уж к русскому православию и вовсе. Сюда относятся: еврейские патриархи от  Адама до Ноя, от Ноя до Иисуса Навина, Давида и Соломона, все пророки иудейские, все цари иудейские и израильские, родственники Христа по матери, современники Христа, например, Иосиф Обручник, апостолы 12 и еще 70, еврейские младенцы, избитые царем Иродом… 49% годового времени посвящено исключительно еврейским персонажам. Повторяем, что сюда не входят праздники, посвященные Христу и Богородице.
 
Но в православном церковном календаре отмечены и дни, посвященные чисто русским святым… Празднование дня какого-либо русского святого начинается с вечерни, и сразу же русского прихожанина ударяют паримиями, т.е. обширными чтениями из Ветхого Завета. Оказывается, в нем давно было предречено рождение в России того или иного чудотворца, или мощи его стали чудотворными только благодаря иудейскому Ветхому Завету, т.е. без него – ни шагу!… Общая наивысшая характеристика русского святого - «чадо Сиона». Иногда в предчувствии этого блаженства – попадания в еврейский рай – даже рядовые христиане уже называют себя чадами Сиона! О какой подлинной борьбе с сионизмом можно говорить с подлинно верующими христианами?…
 
ТРЕБЫ. Помимо основного богослужения, в русской православной церкви совершаются мелкие службы, т.н. требы ( по требованию прихожан). Это – крещения, венчания, молебны о здравии, панихиды, отпевания покойников.  Может быть, христианская иудофилия обошла эти службы?
 
Крещение. При обряде крещения присутствует одна из молитв об «оглашенных» (запрещение бесам и сатане), которая начинается словами: «Господь Саваоф, Бог Израилев, исцеляй всякий недуг». .. Паримии призывают прихожан: «…Придем в Сион с веселием и радостью… радуйся и веселися живущими на Сионе, яко вознесся святой Израиль посреди его». Апостол, читаемый при этом, свидетельствует, что крещающийся «крестится в Моисея». В молитве по этому поводу прославляются Ной, Моисей (одновременно поносятся египтяне и фараон), славословятся Илья-пророк, «спасший Израиль от прелести Вааловой»…       
 
БРАКОСОЧЕТАНИЕ.
1. Обручение. Священник, находясь впереди бракосочетающихся, «велегласно», т.е. во всеуслышание произносит первую молитву по чину обручения: «Боже..., благославивый (когда-то) Исаака и Ревекку и их семя, благослови теперь и рабов твоих (следуют имена молодых)». Надо сказать, что молодые, стройные, красивые здоровые русские жених и невеста сразу обливаются из зловонного иудейского душа, помимо воли их сопоставляются с грязными обликами Исаака и Реввеки. Вторая - небольшая молитва ставит молодым другую пару - христианскую церковь и Деву Марию. Третья молитва опять взывает к еврейскому богу: «Боже, помогавший патриарху Аврааму, помогавший сыну его (отроку) Исааку найти верную жену Ревекку и обручивший их в конце концов, обручи теперь эту пару... Больше, как к тебе, Боже, не к кому обращаться - ведь ты дал власть Иосифу в Египте, ты прославил Даниила в Вавилоне, открыл истину Фамаре, Моисея вооружил в Красном море, ты евреев укреплял всегда». И действительно, к кому же нам ещё обращаться - нам - бедным русским! Священник одевает обручальные кольца на пальцы молодых.
2. Венчание. Эта часть обряда начинается стишками (конечно, из текста Ветхого Завета), последние два из которых гласят: «Благословит вас Господь от Сиона и увидите прекрасный Иерусалим во все дни жизни вашей». «И увидите сынов от сынов израилевых: да будет мир Израилю». В ектинии, следующей за этим, одно из прошений призывает новый брак быть таким, каким когда-то был брак в еврейской (евангельской) семье в Кане Галилейской. Затем опять велегласно произносится молитва: Боже..., когда-то Авраама благославливый и разверзый ложе-сна Саррины и тем самым сотворивший отца всех народов - Исаака, а затем даровавший Исаака Ревекке и та по твоему благословению родила славных сынов еврейских, в том числе Иакова (будущего Израиля), затем сочетавший Иакова с Рахилью, которая (вместе с другими, женами Иакова) произвела 12 сыновей, славных основателей 12 колен израилевых, затем сопрягший Иосифа, (сына Иакова) с Асенефой и пославший им славных детей Ефрема и Манасию, затем благословивший Захарию и Елизавету и давший им сына Иоанна (Крестителя) наконец, великий Боже, из корня Иессей по плоти родивший Приснодеву, и уже из неё даровавший миру Иисуса, а тот, в свою очередь, показал в Кане Галилейской всем народам какими должны быть бракосочетания..., благослови теперь и этих рабов, стоящих теперь в церкви. Тут же читается следующая молитва, и опять на головы русских выплёскивается очередная порция иудейских мерзостей: Благослови, Боже, молодых сих, как когда-то благословил Авраама и Сарру, Исаака и Ревекку, Иакова и его 12 сыновей, Иосифа и Асенефу, Моисея и Сапфору, Иоакима и Анну (родителей девы Марии), Захария и Елизавету... Сохрани их, как когда-то сохранил Ноя в ковчеге, Иону в утробе кита, трёх еврейских отроков в печи вавилонской... Помяни их, как некогда помянул Еноха, Сима, Илию и всех прочих выдающихся евреев…
 Раздаётся торжественное пение: «Исайя ликуй, дева имела во чреве и родила Эммануила..." Священник снимает венцы с голов молодых по очереди, приговаривая - жениху: «Возвеличься, жених, как Авраам, благословись, как Исаак, умножись, как Иаков...», а невесте: «и ты, невеста, возвеличься, как Сарра, возвеселись, как Ревекка, умножься, как Рахиль...» В заключение священник ещё два раза упоминает о браке в Кане Галилейской, и обряд венчания закончен.
 
Панихида, отпевание. В напутствие русскому человеку, отошедшему на тот свет, в последний раз читается весь Псалтырь. Если успевают прочитать его дважды - хорошо, трижды - ещё лучше. Расчёт тот, что если человек при жизни манкировал богослужением, невнимательно слушал еврейские псалмы, пренебрегал домашним чтением Ветхого Завета, то посмертное чтение, независимо от воли умершего, всё равно кинет душу умершего в руки иудеев на том свете. Живые же должны знать, что от иудеев всё равно, даже после смерти, не уйти - везде достанут! Вывод: лучше не рыпаться на этом свете и смиренно иудофильствовать. Центральной частью панихиды или отпевания является канон, начинающийся залихватски-классическими словами: «Яко по суху путешествовал Израиль...» В заключительной молитве священник призывает бога упокоить усопшего «в недрах Авраама».
 
Молебен. Стандартный молебен о здравии, например, к Богородице, начинается несколькими стишками на ветхозаветные тексты, затем следуют два тропаря в честь Богородицы и ветхозаветный псалом № 50 («Облагодетельствуй (Господи) по благоволению Твоему Сион; воздвигни стены Иерусалима…»)*. После этого канон Богородице, начинающийся песней о том, как радостно вопил израильтянин при виде умерщвлённых египетских первенцев и утопающее фараоново войско. В канон вставляется чтение Евангелия, которому предшествуют стишки на ветхозаветные тексты. Заключает молебен молитва к Богородице с просьбой защитить молящихся от всяких бед, напастей, зла...
При внимательном рассмотрении оказывается, что и все мелкие части ежедневных служб и треб, не являющихся вроде бы прямыми текстами из Ветхого Завета, тем не менее без него не обходятся, а порой и цитируют его дословно…
 
-----------------------------
 
  В современной обстановке, когда наш потенциальный противник в третьей мировой войне, впервые за всю нашу историю, будет подлинно сионистским, т.к. за всеми западными блоками стоит их настоящий хозяин – международный сионистский концерн, особо вредное, уже чисто практическое значение имеет молитва о войне… Дело в том, что в молебне на случай войны  поются еврейские тексты «Яко с нами Бог, покоряйтесь, языки…» (т.е. покоряйтесь неевреи – гои). Бог же, к которому обращаются во время войны русские православные, как мы ранее выяснили, никто иной, как еврейский бог Яхве. Именно так он и называется на языке оригинала – на иврите. Раньше при всех прошлых войнах данный факт практического значения не имел: в конце концов русские люди могли ожидать, что в ответ на их мольбу иудейский бог Яхве поможет им одолеть татар, турок, а особенно немцев-фашистов, ставивших задачу физически истреблять «богоизбранных». Тут естественно было ожидать, что уж ради своих этот еврейский бог и русским поможет. Но на что может надеяться русский православный, вознося к еврейскому богу молитву, в которой он будет просить о победе над столь возлюбленным этим богом контингентом еврейских банкиров, промышленников и т.д., стоящих у пульта управления НАТО? Как же тогда молиться Аврааму, Израилю, Моисею и иже с ними?… Русским православным 1000 лет вдалбливали в голову, что иудейский бог есть одновременно и единый мировой бог, т.е. бог и русских православных и их союзников по Варшавскому пакту польских католиков, протестантов ГДР и т.д. Так на чьей же стороне будет бог? По всей логике, только на стороне своих излюбленных иудеев и их ландскнехтов из НАТО! Молитва русских в данном случае нелепа… Нелепа молитва русского человека к Аврааму и Израилю помочь в войне против Авраама и Израиля…
 
Далее настанет очередь канону, в котором первая же песнь песнословит евреев: «Чудотворный Моисеев жезл погрузил фараона с войском в море, а Израиль спас, поэтому мы теперь и поем песнь Богу». В тропарях, сопутствующих песням канона, то и дело вспоминается «великий еврейский народ», «великие еврейские люди», еврейские отцы, пророки,  цари, Моисей, Соломон, Исайя, Давид и т.д. Сами по себе эти тропари есть перефразировка еврейских псалмов. Завершает молебен о войне молитва, в которой поминается Моисей, когда-то что-то сказавший «сынам израилевым». Как могут повести себя истинно верующие православные и прочие христиане в случае возникновения третьей мировой войны?…
 
Борьба с христианским дурманом сейчас намного важнее и серьезнее, чем борьба с такими культами, как ислам или буддизм! Об иудаизме же, кроме смертельного боя до полной и безоговорочной капитуляции, никакой другой речи быть не может. Иудаизм – это расизм, это самая мощная из всех когда-либо существовавших форма фашизма. Именно иудаизм поставил во главу угла фанатическую идею мирового господства для иудеев. Поэтому никаких даже тактических компромиссов с иудаизмом быть не может. Ведь сионизм лишь логическое, политическое продолжение иудаизма. Без иудаизма сионизм немыслим».
 
На главную страницу
 
 
 

[1] По В. Емельянову, гора Сион в земле МОРИА у арийцев называлась Сиян-горою:
 «…Исследования в области палеолингвистики дают нам основания полагать, что именно венеды (гинду, хинду, индусы) составляли становой хребет арийского языкового субстрата и являлись древними носителями и хранителями древней общеарийской идеологии… У арийцев строились, прославлялись и рушились целые империи, а их праматерь венедская хранила себя в относительной девственной безвестности на огромных просторах Евразии, делая все новые выплески своих детей в разные части земли, и не только на суше, но и морем, дав знаменитую плеяду так называемых «народов моря». С разных сторон и разными путями дети венедов устремлялись на протяжении тысячелетий в Палестину. Какая-то страшная древняя катастрофа, сопровождавшаяся палящим фактором, закрепила за страной название Палестана (Опаленного стана), которое потом трансформировалось в Палестину. Сильное арийское племя  иевуссеев, вернее, евусов или явусов – древних венедских «материалистов», отдававших предпочтение Яви (отсюда и их название – явусы или евусы) имели один из самых крупных городов в Палестине – Евус с холмом высотой 737 м над уровнем моря на своей юго-западной окраине. Холм был увенчан крепостью со святилищем священного огня, ночное свечение которого и дало холму  название Сиян-горы. Ни один из семитских языков, в том числе иврит и арабский, не дают этимологии топонима Сион. На иврите это – «цион», на арабском – «сыпьюн». Никакого значения у этих слов нет. Наоборот, русские паломники в Палестину - люди, зачастую высокообразованные для своего времени, с глубоким знанием уже недоступных нам исторических истин, упорно называли гору Сион – Сиян-горой. Одной из положительных сторон творения Дмитрия Ростовского является употребление топонима  Сиян-гора. Наличие в арабском варианте звука h в качестве второй (придыхательной) согласной лишь подтверждает арийское происхождение слова в том же значении: так в древне-индийском – «блеск», «сияние» - h сохраняется. И вообще во всех языках – арийском и особенно венедо-славянском – основа слова «сияние» звучит одинаково. Переход же я->о для иврита закономерен - это язык «окающий».
(В.Н. Емельянов.  Десионизация. М., 2001, с. 30-31).
 
Сведения о горе Сион из Библейской энциклопедии:
«Иерусалим в древности был крепостью иевуссеев и назывался Иевусом, по имени родоначальника иевуссеев.
Иевус был захвачен у  иевуссеев Давидом около 1000 лет до Р.Х. Давид сделал его метрополией своего царства и построил к северо-западу от старого города новый город-крепость, названный Иерусалимом, который стал столицей Израильско-Иудейского, а около 935 г. до Р.Х. – Иудейского царства.
О первобытном положении Иерусалима сообщается в 22 главе книги Бытия. Он должен был находиться в земле МОРИА, на одной из гор которой Авраам по требованию Иеговы должен был принести в жертву своего сына Исаака. Библейская историческая гора МОРИА находится в настоящее время на одном общем уровне с прочими частями города.
Сион был самым южным из холмов, на которых построен Иерусалим. Сейчас его границы невозможно определить с точностью. Так теперь называют самую высокую, юго-западную часть города.
К северо-востоку от Сиона находилась гора МОРИА, которую Давид купил у Орны Иевуссеянина, определив местом для храма Иеговы. Этот храм построил его сын Соломон, искусственно приподняв это место, увеличив площадь и сделав крепкую насыпь. МОРИА и есть собственно храмовая гора, однако ее называют Сионом, имя Мориа для храмовой горы не употреблялось. (Ст. «Иерусалим»)
-----------------------------------
В Евангелии есть эпизод, рассказывающий о том, как юный Христос убежал от своих родителей, и те после долгих поисков нашли Его в Иерусалимском храме. Когда родители стали укорять Его, Он ответил: разве вы не знаете, что Мне должно быть там, что принадлежит Отцу Моему?
 
Истинный Отец Христа, Старший из библейских Богов-Элохимов, Всевышний МОРИА дал миру  в первой половине ХХ века Новое Благовестие – Учение Живой Этики, или Агни Йоги (Агни – санскрит. «Огонь»). Есть там упоминание и о горе Мориа: «На гору МОРИА ходили для жертвы».
 
[2] Здесь и далее дополнения в скобках, отмеченные знаком *, сделаны А.Б.