Автор Тема: Зона  (Прочитано 43035 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Юрий

  • Гость
Зона
« : 24/11/08 , 00:31:56 »
Давайте освободим их всех!

ПРЕЗИДЕНТУ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Д.А. МЕДВЕДЕВУ

Москва, Кремль





Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Мы, нижеподписавшиеся, просим Вас объявить амнистию и освободить из мест лишения свободы всех находящихся там беременных женщин и всех женщин, имеющих детей в возрасте до 5 лет, осужденных за хозяйственные преступления, а также осужденных впервые за все остальные преступления небольшой и средней тяжести (предусматривающие наказание до 5 лет лишения свободы).

Также мы просим Вас обеспечить изменение меры пресечения на не связанное с лишением свободы всем беременным и имеющим детей до 5 лет женщинам, находящимся в СИЗО по подозрению в совершении хозяйственных преступлений, а также в совершении впервые всех остальных преступлений небольшой и средней тяжести (предусматривающих наказание до 5 лет лишения свободы).

Мы понимаем, что беременность не должна стать способом избежания наказания, и потому просим Вас именно о разовой амнистии, а не об изменении законодательства.

Мы понимаем, что многие из этих женщин действительно совершили преступления, и при определенных обстоятельствах могут создать опасность для нас, как добропорядочных и законопослушных граждан России.

Однако мы верим, что Вы как юрист, президент и гражданин разделяете с нами понимание того, что, вынашивая и рожая своих детей в тюрьме, абсолютное большинство этих женщин уже понесло значительно более серьезное наказание, чем мог представить себе самый жестокий суд.

Мы верим также, что Вы разделяете наше понимание того, что тюрьма - неподходящее место для появления на свет человека и первых лет его жизни, в течение которых в основном формируется его характер, и что в эти годы ребенок, как никогда, нуждается в постоянном общении с матерью.

Поэтому мы просим Вас проявить милосердие и даровать им свободу.

С уважением, граждане России:

Подписаться можно здесь

Я подписался под номером 100
http://volnodumie.ucoz.ru/forum/3-340-1#10918

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Зона
« Ответ #1 : 22/05/09 , 22:02:31 »
Мавроди: как ломают человека в тюрьме
http://r.mail.ru/n42118482

Ладога

  • Гость
Re: Зона
« Ответ #2 : 27/05/09 , 21:41:31 »
Женщин жалко ( я подпишусь), но есть и другое -

Некоторые женщины специально зачинают детей на свиданиях в тюрьме, что бы потом выйти на свободу( как юрист Ходорковского например) или попасть в облегченную зону или больничку.
Некоторые зечки потом бросают этих детей.


Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Зона
« Ответ #3 : 15/06/09 , 01:08:15 »
Лев Пономарёв либерал из Нацассамблеи, но интересно описывает порядки в современной эрэфовской зоне.

Что происходит с Иваном Денисовичем сегодня
12 ИЮНЯ 2009 г. ЛЕВ ПОНОМАРЕВ

 

Какой символ тоталитарной системы, будь то фашистская Германия или Советский Союз, можно считать самым ярким? Очевидно — концентрационные лагеря. Человеческая жизнь там ничего не стоила. Заключенных если не убивали, то морили голодом, унижали, пытали, превращали в «лагерную пыль». В своё время сознание советского человека перевернулось после публикации повести «Один день Ивана Денисовича» Солженицына, общественность ужаснулась, осознав то, что представляли собой сталинские лагеря — и это стало первым шагом к духовному очищению и преобразованию общества. Сейчас в стране происходят вещи, очень похожие на то, что описывал Солженицын, однако осознаётся это слабо. Я считаю, что наше общество должно наконец понять, что никакие демократические преобразования невозможны, пока не произойдёт коренная реформа пенитенциарной системы — конечно, параллельно с правоохранительной. Пока существуют концлагеря и пытки, призрак тоталитаризма будет продолжать висеть над страной.

 

А ситуация не может не ужасать. В современной России, по оценке правозащитников, существуют около 40 мест заключения, которые имеют репутацию пыточных зон или «пресс-зон». Это колонии, крытые тюрьмы, следственные изоляторы или отдельные внутренние участки колоний, например, помещения камерного типа (ПКТ). Именно эти «пресс-зоны» я с полным основанием могу сравнить с концентрационными лагерями.

Мне часто говорят — и старые советские диссиденты и бывшие заключенные, имевшие еще советский опыт, — что положение осужденных за уголовные преступления, по многим параметрам, в колониях стало заметно хуже, чем в брежневские или первые послесталинские времена.

Название «пресс-зона» (т.е. там, где давят, прессуют) возникло по аналогии с так называемыми пресс-камерами (пресс-хатами), в которых содержатся специально подобранные уголовники — для давления на подследственных и заключенных.

Для неофициального зачисления в категорию «пресс-зона» колония должна стать источником критического числа жалоб от заключенных или их родственников.

Подчеркну, однако, что речь идет не обо всей российской пенитенциарной системе. Всего в России сейчас около семисот колоний, в которых находится около миллиона заключенных. А репутация «пыточных» — у десятков из них. Однако существование их принципиально меняет всю систему исполнения наказаний. Достаточно в регионе иметь одну «пыточную» колонию, чтобы каждый заключённый в любой другой колонии понимал, что в случае борьбы за свои права, он будет перемещён немедленно в ту самую «пыточную» и подвергнут изощренной системе пыток и унижений. Что и происходит на практике, как это видно из писем и сообщений.

К такому положению пришли не сразу. В девяностые годы — под постоянным контролем правозащитников — происходила гуманизация системы исполнения наказания и количество «пыточных» колоний резко сокращалось.

Однако после 2000 г., после прихода к власти Путина и выходцев из КГБ, произошло стремительное падение политического веса правозащитников и либеральных реформаторов 90-х годов. Ужесточение политического режима, прежде всего, сказалось на пенитенциарной системе. Её начальники, уловив «ветер перемен», стремясь не отстать от общего вектора движения к авторитаризму, стали вводить военизированные порядки в лагерях и объявили «войну криминальной идеологии». Если путинский режим не мог терпеть принципиальной оппозиции, подавляя или подкупая, приручая ее, то тюремщики не могли терпеть рядом людей, живущих по «воровскому закону», с его архаическим стремлением к справедливости.

Как только борьба, точнее, настоящая война тюремщиков стала идеологической, она стала вестись по всем правилам борьбы тоталитарной империи с оппонентами, с «еретиками». Часть «воров в законе» была втянута в коррупционные отношения с администрацией колоний. За это они готовы были даже противодействовать жертвам произвола, когда те намеревались обратиться к правозащитникам или в Страсбургский суд. Например, именно так произошло после печально знаменитых событий в городке Льгове под Курском в конце июня 2005 года. Тогда свыше трёхсот заключенных объявили забастовку и нанесли себе раны в знак протеста против насилия. Пытками и избиениями администрация и ее подручные из пресловутых «секций дисциплины и порядка» пытались вынудить заключенных записаться в «актив» колонии.

Сама система «Секций дисциплины и порядка» (сокращенно СДиП, СДП), получила необычайное развитие, хотя не только правозащитники, но и многие юридические авторитеты считают недопустимым даже это название.

Эти секции по типу организации и многим функциям напоминают заключенных-надсмотрщиков «капо» в гитлеровских лагерях. Согласно ведомственным положениям, они имеют право не только контролировать остальных заключенных, но и проводить среди них воспитательную работу, т.е. имеют полномочия, которые даны даже не всем тюремщикам. В эти современные «капо» часто идут отпетые уголовники, насильники. Поэтому «актив» колоний так часто угрожает заключенным гомосексуальным изнасилованием.

Все эти действия находятся в формальном противоречии с российским законодательством. Но противодействие заключенных этим противозаконным порядкам было названо «борьбой криминала за власть над зоной» и стало жестоко и противозаконно подавляться. Именно для психологической ломки заключенных, не готовых расстаться с личным достоинством и своим кодексом поведения, и используются пыточные или «пресс»-зоны. Внутри разветвленной российской пенитенциарной системы эти зоны образуют внутреннюю концлагерную систему, новый Архипелаг ГУЛАГ.

Дождь из нефтедолларов, обильно орошавший путинский режим, позволил улучшить питание, отремонтировать некоторые колонии и следственные изоляторы, поставить новое оборудование, компьютеры. Но это никак не снижает жестокости режима: подростки, не выдержавшие давления «активистов», восставали, например, в Кировоградской колонии Свердловской области с прекрасными компьютерными классами. Фоном для убийств и зверских избиений могут быть и цветочные клумбы.

 

Для того чтобы не быть голословными, опишу судьбу некоего «типичного» заключенного, нового Ивана Денисовича, начиная с его прибытия в колонию. При этом я буду опираться на конкретные показания заключенных, которые они делали в письмах правозащитникам или выступая на пресс-конференциях и публичных слушаниях после своего освобождения. Не стремясь подражать гению Солженицына, я не буду изображать переживания нашего заключенного, а просто ограничусь цитатами. Остальное, уверен, сделает воображение читателя.

 

Не так важно, совершил ли этот типичный заключенный то преступление, за которое отправлен в колонию. Он мог быть невиновен полностью, но из-за предыдущей судимости милиция постановила, что он виновен и на этот раз. Он мог совершить одно правонарушение, но пытками и обманом, или уговорами адвоката из числа бывших работников прокуратуры, его вынудили взять на себя еще несколько эпизодов. Наконец, он мог быть и виновным, но никак не приговоренным к тому аду, который ему уготовила система возрожденного ГУЛАГа.

Российские суды выносят сегодня примерно 0,7% оправдательных приговоров, и этот процент непрерывно падает. Суды присяжных — около 18% оправданий, т.е. столько же, сколько выносят в среднем европейские суды. Это значит, что если бы всех в России судили присяжные, то оправданных было бы в 20 раз больше, а в тюрьмах и колониях сидело бы, по меньшей мере, на 200 тысяч человек меньше.

Итак, вот после суда скорого и, возможно, неправого наш герой едет в вагон-заке.

Начнем с прибытия в колонию, типичную пресс-зону. По прибытии в пыточный лагерь заключенных, как правило, избивают. А теперь дадим слово самим современным Иванам Денисовичам.

 

1. Прибытие в колонию


1) Из письма Ш*, отбывающего наказание в колонии ИК-55 Свердловской области. 2007 г.:

«По прибытию в колонию был произведен обыск моих личных вещей. Обыск производился не сотрудниками учреждения, а осужденными, членами СДП. Далее происходят избиения, ставят на «растяжку». Члены СДП наделены огромными полномочиями. Они принимают решения о наложении на осужденных различных взысканий, не предусмотренных законом. Например, бег вокруг футбольного поля до 200 кругов, штрафные работы, без оплаты труда, коллективные наказания, т.е. применяемые ко всем, и другие. В день по 3 раза объявляют пожарную тревогу с целью, чтобы осужденные выносили из общежитий личные вещи, тумбочку, спальные принадлежности на улицу, а затем обратно».


2) Из заявления в Фонд «В защиту прав заключённых» Г*, находившегося в колонии № 1 г. Копейска Челябинской области с 24 января по 7 февраля 2008 года:

«24 января 2008 г. в транзитно-пересыльный пункт (ТПП) исправительной колонии № 1 Копейска (пос. Калачёвка) одновременно со мной прибыло 15-17 человек.

В коридоре на первом этаже всех прибывших заставили раздеться догола, вещи бросить на пол, никаких лавочек или стульев не было, по коридору передвигались сотрудники ИК, в том числе женщины. Начальник смены прапорщик Ш* выкрикивал: «Вы приехали в Калачёвку! Здесь нет ни закона, ни власти! Вы запомните Калачёвку на всю жизнь!» С применением физической силы, с угрозами сексуального изнасилования, с криками и нецензурной бранью нас заставили бегом подняться на второй этаж, где в коридоре всех посадили на корточки лицом к стене в позе «руки за затылок». Затем по одному вызывали в кабинет, где снимали на цифровой фотоаппарат и заносили данные в компьютер ТПП ИК-1. Пока одни проходили в кабинет, других активисты заставляли в течение получаса заучивать «доклад» (не успеешь выучить –  бьют) и надевать повязку дежурного по камере, а в случае отказа беспощадно избивали сидящих на корточках заключённых. Тут же нас заставляли здороваться с каждым сотрудником ТПП, причём с одними и теми же по нескольку раз — приветствие должно произноситься по строгой военизированной форме: навытяжку, руки по швам, заключённый перечисляет свои статьи, и т.д. Стоит немного замешкаться и не успеть поздороваться, и тебя нещадно избивают, нанося удары по голове, по рукам и ногам палками, кулаками и ногами. Шекера Н.В. бил заключённых широким кожаным ремнём.

Тут же всех стригли под ноль, независимо от длины волос. Потом с побоями и руганью нас полностью обыскивали. Все наши личные вещи выбрасывались из сумок на пол, сваливались в кучу. Если человек не успевал их собрать и уложить в сумку, то их выкидывали. Активисты присваивали себе наиболее ценные и новые вещи, предметы одежды и обуви. После обыска снова под ударами палок и кулаков нас бегом погнали в душ. После душа с руганью и побоями выдавали постельные принадлежности, но выдали не полностью. После чего разместили по камерам».

 

3) Из письма М*, находящегося в следственном изоляторе (СИЗО) № 1 г. Челябинска.

«Меня били трое сотрудников СИЗО, били резиновой дубинкой, руками, ногами, не менее 15 минут, пока я не потерял сознание. После избиения предложили написать заявление о вступлении в СДП, а также о переводе в хозобслугу СИЗО, я отказался. Тогда сотрудники вновь продолжили избиения. После этого меня отправили в карцер, где наручниками пристегнули к ножке стола. В таком положении я провел 5 суток. Затем привели в кабинет, где находились сотрудники СИЗО. Меня избивали более часа, били резиновыми дубинками, руками, ногами. Затем на голову надели солдатскую каску и стали бить по каске деревянным молотком, а по ягодицам резиновой дубинкой. Я несколько раз терял сознание. Затем отвели обратно в карцер. Я не выдержал избиений и забил гвоздь себе в грудь. 16.08.2005 г. меня перевели в ИК-8. За отказ вступить в СДП меня избили. После отправили в ШИЗО. Подвесили за крюк на стене (руки были в наручниках), так я провисел 3 часа. Все это время били дубинками по ягодицам, кулаками по груди, где был гвоздь».

 

2. Карантин (куда после приезда на несколько дней помещают всех заключенных)


1) Из письма С*, ИК-11, г. Железнодорожный, Челябинская область:

«…в карантине меня стали избивать оперативники, начальник отдела безопасности, офицеры отдела, аргументируя применение спецсредств тем, что я отказался надеть на рукав повязку. Избиение происходило в присутствии доктора, который дважды приводил в сознание меня. Потом меня увели в оперчасть, где избивали двое, угрожали изнасилованием, пытались засунуть головой в унитаз».

(«Красная повязка» — признак членства в активе колонии или в секции дисциплины и порядка.)


2) Из письма М*, 1977 г.р., отбывающего наказание в ИК-4 Мордовия, п. Ударный от 28.03.2007 г.

«… в случае если осужденный отказывается мыть полы в карантинном отделении, что входит в обязанности дневального отделения, он подвергается жестокому избиению группой осужденных в присутствии и по указанию представителей администрации. Битье сопровождается угрозой изнасилования и другими оскорбляющими человеческое достоинство действиями. Всеми этими действиями руководит начальник оперчасти колонии. По окончании избиений и унижений осужденных отправляют в штрафной изолятор. Осужденные, занимающиеся избиениями, чувствуют свою безнаказанность, ведут себя очень вольготно».


3. Коллективные избиения

Из обращения (всего 465 жалоб, полученных Фондом «В защиту прав заключенных) осуждённого Ч*, отбывающего наказание в п. Тахтамыгда ИК-5 Амурская область, о событиях 16 и 17 января 2008 г.: «…они зверски избивали осужденных руками, ногами, резиновыми дубинками и пускали в ход электрошоки. Чтобы избежать издевательств осужденные начали резать себе вены на руках, шейные артерии и животы, но это не остановило сотрудников ОМОНа и они продолжили избивать осужденных, истекающих кровью. При этом присутствовали Л* и Ш* и никаких мер ни принимали, тогда мы обратились к начальнику учреждения полковнику в/с Ж* с просьбой прекратить необоснованные неправомерные действия сотрудников ОМОНа, но все продолжилось. Также ОМОН чинил расовый беспредел, жестоко избивая лиц нерусской национальности, именно поэтому я и еще 694 человека были вынуждены пойти на крайние меры и совершили попытку суицида».

(Подчеркнем: издевательства привели к тому, что в прошлом январе около 700 заключенных нанесли себе раны на лагерном плацу в этой колонии.)


4. Быт, условия содержания


Из коллективных заявлений осуждённых ИК-6 Самарской области, май 2008 г.:

«…мы, осуждённые, находящиеся в отряде № 9 СУС ИК-6, живём в помещении, непригодном для жилья. Вопреки законам РФ нас содержат в камере, т.е. в камерных условиях содержания. В данной камере отсутствуют самые элементарные бытовые условия проживания человека. Так, камера не оборудована вентиляционной системой, потолок камерного помещения обшит листовым железом, на окнах — решетки. На полу под деревянным настилом нет утеплителей, прямо под настилом находится бетон, в камере сильный холод, сырость. Из-за сырости и холода мы спим одетыми, в телогрейках. Данное помещение отряда № 9 СУС не было принято комиссией в качестве жилого помещения, оно было рассчитано только как подсобное помещение, предназначенное для хозяйственных нужд, и не соответствует минимальным нормам безопасности. Так, оно не оборудовано пожарным выходом, стены помещения не покрыты противопожарной пропиткой; установленные на окнах решетки открываются не изнутри помещения, а только снаружи, что представляет серьёзную опасность для жизни находящихся в помещении людей в случае возгорания помещения. Огнетушители отсутствуют. Размеры помещения не соответствуют жилым стандартам. Жилая секция в камере составляет 24 кв. м на 16 человек. Комната приема пищи 9 кв. м, и она же является комнатой ПВР. Сушильное помещение отсутствует, не хватает камерного инвентаря (например, тумбочек), комната эмоциональной разгрузки также отсутствует. Освещение камеры — 36 В. Умывальник оборудован одним сливным краном, горячая вода отсутствует. В туалете нет вентиляции, из-за неправильной конструкции возле писсуара на полу постоянно стоит вода. Туалет не оборудован в соответствии с УПК РФ, отсутствуют унитазы, осуждённым приходится оправляться в лунку, туалет всего 5 кв.м, умывальник составляет 4 кв.м. В прогулочном дворике условия также тюремного режима».


5. Питание


Из письма осуждённого А*, ИК-18 Республики Мордовия:

«Нам каждый день выдают на завтрак, на обед и ужин одно и то же месиво, густо заправленное томатной пастой. Что там намешано, непонятно. Нет ни кусочка положенного по нормам мяса, сплошная соя. От такого питания постоянная изжога. Овощей не дают вовсе. Сахара тоже не видим».


6. Работа


Из письма Д*, ЛИУ-23 [ЛИУ — это лечебное исправительное учреждение], Волгоградская область, от 03.04.2007 г.:

«Большинство осуждённых работает без оплаты труда. Большая часть осуждённых работает на очистке лука. Чистят этот лук регулярно, без выходных и праздничных дней. Работают на очистке больные туберкулёзом. При появлении проверок заключённых на очистку лука не выводят. Осуждённые работают в закрытом помещении, где грязь, пыль, луковые пары. Многие жалуются на бронхи и общее недомогание. Администрация продаёт очищенный лук супермаркетам, никто из осуждённых при этом не получает никакой заработной платы. Осуждённые чистят лук круглые сутки, и ночами, без ограничения времени, меняясь большими бригадами».


7. Медицина в местах лишения свободы


1) Из письма осуждённого Л*, Владимирская область, Т-2 [Т-2 — это печально знаменитая Владимирская крытка, закрытая тюрьма для особо опасных], апрель 2008 г.:

«…болею открытой формой туберкулеза, идет необратимый процесс распада легкого и бронха. Состояние здоровья критическое, постоянная повышенная температура тела, слабость и прочие недомогания. Лечения мне никакого не проводят уже третий месяц. Я, находясь в холодных сырых камерах постоянно один, в виду заразности, не принимаю никаких противотуберкулезных препаратов, вообще чувствую себя приговоренным к смерти».


2) Из письма осуждённого Е*, Республика Башкортостан, ЛПУ ИК-17 (больница), ноябрь 2007 г.:

«…я ВИЧ-инфицированный. Ремонт в палате не делался много лет. В палате находятся люди с разными заболеваниями, в том числе с инфекционными, а в палате нет кварцевания, в палате постоянно стоит духота и повышенная влажность. Сейчас у меня плеврит и подозрение на туберкулез легких. Моя болезнь прогрессирует, а мне по-прежнему дают две таблетки от кашля и полтаблетки аспирина, моя постоянная температура теля 39-40 градусов».


8. Секции дисциплины и порядка


1) Из письма Х*, ИК-24 г. Озерск, Челябинской области:

«Нас держат в изоляторах, в сырых холодных камерах, отнимают теплую одежду в зимнее время, раздевают догола, заставляют голыми приседать, затем ставят на растяжки к стене и бьют. Если бы я согласился вступить в «Секцию дисциплины и порядка», стать активистом, репрессии ко мне прекратились бы, но тогда я должен буду маршировать, кричать лозунги в адрес администрации, унижать и избивать других осужденных».


2) Из письма З*, отбывающего наказание в ИК-3 г. Товарково Калужской области от 10.09.2007 г.:

«Нас заставляли просидеть на согнутых ногах 2 часа, затем подписать заявления о вступлении в «Секцию дисциплины и порядка». В случае отказа осужденные были жестоко избиты резиновыми палками и скамейками. После этого человека увозили в санчасть, либо водворяли в ШИЗО. В ШИЗО также продолжались избиения и ежедневные досмотры с раздеванием догола».


3) Из письма Р*, 1970 г.р., ИК-6 Владимирская область, от 26.06.2007 г.:

«Меня сотрудники ФГУ ИК-6 дежурной смены, осужденные и ряд инспекторов избили и пытались изнасиловать. Отказали в предоставлении медицинской помощи. Заставили подписать заявление о вступлении в секцию дисциплины и порядка. Заставляли ходить по 4 часа по аллее с красной повязкой на рукаве маршировать и выкрикивать разные команды».


4) Из акта опроса М*, 1975 г.р., ИК-8 п. Ягул Удмуртской Республики, от 19.10.2007 г.:

«Ко мне подсадили осужденных-активистов секции дисциплины и порядка Антонова и Савко, которые мне пояснили, что будут заставлять меня отказаться от своих показаний о нарушениях прав в колонии, данных мною журналистам. Они мне сказали, что они выполняют прямое указание начальника колонии. Меня долго били. Я стоял на своем. Затем меня увели в кабинет к начальнику колонии А*, мне пригрозили, если я не скажу, что оклеветал администрацию колонии, то на моих глазах сначала «опустят» [этим словом обозначают ритуальное гомосексуальное изнасилование] Ж*, а затем З*. Я, опасаясь за жизнь своих товарищей, согласился опровергнуть свои показания».


5) Из письма С*, 1980 г.р., ИК-2 Свердловской области, от 21.08.2007 г.:

«Будучи осужденным, я занимал должность старшего дневального в секции дисциплины и порядка. Мне давали поручения, которые я должен был выполнять. На тот период в ПФРСИ находились Х*, Г*, Л*, М*, все являются подельниками по одному уголовному делу. Мне была поставлена задача надавить на М*, чтобы он дал нужные показания следствию против Х*. Мы избивали М*, угрожали «опустить» его человеческое достоинство. Чтобы не было синяков, мы наматывали на кулаки полотенце. Во время работы адвокатов со следствием были специальные комнаты, где были якобы электрические розетки, на самом деле подслушивающее устройство. Все записывалось, а затем относилось к оперативному работнику.

Так же подобные действия были применены к Л*, который должен был взять на себя несколько эпизодов и оговорить своих подельников. Мы, в количестве 6 человек, избивали Л*, но он оказался крепким орешком. Тогда мы распределили, кто его держит, и, достав мужское достоинство, «опустили» его. Только тогда мы получили то, что нам было нужно. Вот таким образом мы отрабатывали свое УДО [условно-досрочное освобождение]».


9. Пытки


1) Из письма осужденного С*, ИК-8, Омская область:

«…в камерах применяются методы психического воздействия (пытки) посредством акустических шумов: громкоговорители в камерах воспроизводят радиопередачи с жуткими помехами, шипением и треском. Вследствие этого меня терзает головная боль, которая утихает лишь тогда, когда отключают громкоговорители (перед отбоем).

При выходе из камеры я должен сотрудникам обязательно кланяться, они требуют, чтоб я нагибал голову и туловище под углом к полу. Выполнения указанных незаконных требований сотрудники ИК-8 добиваются с применением грубой физической силы: заламывают мне руки за спину и, выкручивая их вверх, добиваются того, чтобы я им поклонился при выходе и стоял, согнувшись в коридоре.

В течение дня, минимум дважды, сотрудники ИК-8 без законных оснований заставляют меня подвергаться полному личному обыску: вынуждают в присутствии около десятка сотрудников раздеваться догола, раздвигать ягодицы, поднимать мошонку».

 

2) Из заявления К*, Кировская область, КП-26, март 2008 г.:

«… капитан и ст. лейтенант поставили меня лицом к стене, подошли сзади и начали распылять мне в лицо газ из баллончиков. Я упал от удушья, тогда они втроем стали избивать меня резиновыми дубинками. В бессознательном состоянии меня забросили в камеру и ознакомили с постановлением о водворении меня в ШИЗО на том основании, что я был пьян, хотя я был абсолютно трезв. Начальник медицинской части отказался делать мне освидетельствование от нанесенных побоев. За время нахождения в ШИЗО у меня было три гипертонических приступа, давление составило 190 на 110, помощь мне не оказывалась».


Это все происходит сегодня. Руководят этим люди, которые хвастаются перед европейцами тем, как старательно они приближают российскую пенитенциарную систему к «современным европейским стандартам», которые упорно судятся с журналистами и правозащитниками за свою деловую репутацию и которые имеют отличную защиту среди правящих Россией силовиков.

Некоторая надежда на возможность изменения ситуации возникла после принятия закона «Об общественном контроле мест содержания под стражей…». В соответствии с этим законом Общественная палата РФ в регионах России создала наблюдательные комиссии, назначив в некоторые из них правозащитников, имеющих большой опыт борьбы с пыточными условиями в  колониях. Однако «система» не могла этого допустить и начала борьбу с наиболее успешно работающими правозащитниками. Взят под арест по сфабрикованному делу екатеринбургский правозащитник Алексей Соколов, член наблюдательной региональной комиссии. Не попал в окончательный список волгоградской наблюдательной комиссии правозащитник Игорь Нагавкин, после получения Общественной палатой клеветнического письма от волгоградских правоохранителей.

Правозащитное сообщество борется за освобождение Алексея Соколова и восстановление Игоря Нагавкина в наблюдательной комиссии. Многое будет зависеть от позиции руководства Общественной палаты — позволит ли оно превратить наблюдательные комиссии в очередную синекуру власти.

 

Повторю ещё раз — пока вся наша общественность не осознает весь ужас сложившейся ситуации, пока будут существовать концлагеря, ни о какой свободе и демократии в стране не может идти речи. Если человеческая жизнь и достоинство ничего не стоят в одной сфере, значит, они не ценятся нигде. Это — тот зародыш, из которого снова и снова будут прорастать ростки тоталитаризма, несмотря на любой внешний лоск.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Зона
« Ответ #4 : 29/09/09 , 21:15:12 »
Это просьба о посильной помощи!Нужен резонанс общества:СМИ,журналисты!Мы ищем любые варианты,чтобы остановить унижение и произвол со стороны администрации,"бойцов" спецназа и омона,забивающих дубинками истощённых и слабых людей,не делая разницы не для молодых парней,не для стариков!Вот они-гордость вооружённых сил России!Подготовленные и здоровые,в масках,с наручниками и дубинками!Трое-четверо таких "бойцов"забивают одного зека!Дубинками,ногами,руками,ломая челюсти,рёбраЮвыбивая зубы,отбивая почки и другие органы!А потом не пуская медиков,чтобы оказать помошь!Люди вскрывают вены и истекают кровью,а "бойцы" с администрацией не дают помочь им,провоцируя бунт!Вот они-сила и краса Российской армии!Всё это происходит в исправительной колонии строгого режима №2!Если вы хотите сделать что-то хорошее,то распространите это сообщение!Спасибо Вам!!!
г.Астрахань
пос.Мошайк
ФГУ ИК-249/2

http://basmanov.livejournal.com/

Бойцы,соратники,камрады,
там сидят не только простые зеки!там сидят и Наши Белые Воины!Ребят просто убивают!Нужна помощь!


Comments
29-Сент-2009 04:46 pm none (UTC)
a_zemskov
   Информация о наличие в колонии политзаключенных проверена? Если нет, то уголовники для националистов - враги, а не "комрады". Не забывайте, что они грабили, убивали, насиловали простых граждан, в большинстве случаев - Русских, а вовсе не укрывшийся за заборами и охраной "режим".


29-Сент-2009 04:57 pm none (UTC)
basmanov
   да, проверена.


29-Сент-2009 05:03 pm none (UTC)
fraulein_apfel
   Не фига толком не поняла. Инфа проверена? И с какой стати такие зверства?
 

29-Сент-2009 05:08 pm none (UTC)
basmanov
   да вроде подтверждаются из разных источников, даже видео гдето уже видел родственников у входа в колонию. зверства вероятно с связи с "ломкой зоны" новым начальником.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Зона
« Ответ #5 : 18/10/09 , 01:44:54 »
Вот так. Наводит на мысли.


   
 
 


Взято у http://nepofigist.ru/?p=1034#more-1034

 
ЗЫ. На украине "состоянием на 1 января 2008 года в местах лишения свободы находилось 149 тысяч человек." . Это тоже не мало, учитывая, что в ней живет порядка 40 миллионов населения, учитывая отсутствующих в европе и РФ гастеров-заробитчан.

http://ukrainolog.livejournal.com/

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Зона
« Ответ #6 : 20/10/09 , 19:24:32 »
FAQ по тюрьме. Инструкция в 77/1. Из книги "Замурованные" Ивана Миронова.

Oct. 20th, 2009 at 4:55 PM

«Ты попал в заключение.
Не отчаивайся. Жизнь продолжается, но теперь в ней существуют особенные правила (по которым живут заключенные), особенный язык (значения слов в котором отличаются от значений в языке, которым пользуются на свободе), особенное «общественное положение» заключенных.
Поэтому, если ты, не освоив эти правила, продолжишь жить по привычным тебе законам обычной жизни, то ты рискуешь попасть в, мягко скажем, неприятное положение.
Вот некоторые из них:
— Никакими своими действиями ты не должен навредить окружающим тебя заключенным.
— Будь аккуратен во всем — в словах, действиях, поведении. Не делай и не говори ничего, о чем не спрашивают и не просят. Не дай затянуть тебя в спор и «поймать» тебя в нем. Как правило, если начинаешь спорить, то настолько увлекаешься обоснованием своей точки зрения, что подчас перестаешь слушать собеседника. Выслушай его до конца, чтобы понять, с чем именно ты не согласен, а уже после этого излагай свою точку зрения.
— Будь наблюдателен, обращай внимание на слова, действия и поведение других людей в камере.
— Здороваясь, не подавай руки первым, пока не поймешь, с кем разговариваешь. Говори «Здравствуй», «Привет», «Добрый день».
— Больше молчи, по крайней мере, одну - две недели, ты должен научиться и уметь слушать других. Но не притворяйся, что слушаешь. Это бесполезно: отсутствие интереса и скука неминуемо проявятся в выражении лица и жестах. Лучше уж признайся, что в данный момент выслушать собеседника достаточно внимательно не сможешь, потому что у тебя все мысли о твоей беде.
— Тебе расскажут много «правдивых историй» — тюремных сказок — про суды и судей, про поступки заключенных, о приговорах и т. д. В них очень много выдуманного, но есть и правда. Слушай, но лучше не пересказывай и не повторяй их.
— Старайся не использовать при общении нецензурные слова и выражения.
— Старайся поддерживать со всеми окружающими ровные отношения, с любым из них ты можешь встретиться в совершенно другой ситуации.
— Не пытайся получить и пронести в камеру запрещенные предметы через адвоката или в передачах. Это может повредить не только тебе, но и окружающим.
— Не оговаривай других заключенных и не рассказывай того, что не видел сам.
— Не ври и не преувеличивай жизненные ситуации, также не рассказывай лишнего о собственных возможностях и финансовом положении близких людей.
— Не играй ни во что «на интерес», деньги и «просто так», — хочется играть, играй «без интереса».
— Не высказывай, если не просят, собственные оценочные суждения о других людях. Не делай поспешных выводов о других. Поспешные оценки мешают нормальному общению.
— Если ты собираешься что-либо сделать, но не знаешь всех последствий, тебе что-то непонятно в словах и действиях других заключенных, у тебя возникла конфликтная ситуация с кем-либо из заключенных — обратись к смотрящему камеры.
— Не давай совета, если тебя об этом не попросят. Если же у тебя действительно попросят совета, уточни, что собеседник хочет на самом деле.
... Многие судьбы поломались в тюрьме из-за элементарной глупости или неосторожности. Пожалуйста, будь внимателен, осторожен и побольше думай. Помни самое главное правило: ожидай худшего исхода своей ситуации, но надейся на лучшее.
В первую очередь тебе необходимо связаться с родственниками и близкими людьми. Чтобы связаться с близкими людьми и сообщить им, что тебе необходимо, нужно написать письмо и отдать его сотруднику в незапечатанном виде. Помни при этом, что все письма читает специальный сотрудник, поэтому не указывай в них информацию, которая касается уголовного дела.
Если твои близкие (родственники) не знают, что ты находишься под арестом, то, написав заявление в специальный отдел учреждения, ты можешь попросить связаться с твоими близкими (родственниками) и сообщить им о том, где ты и что тебе необходимо..
Передачи облегчают твое пребывание в заключении. Во-первых, твои близкие могут отправить почтовый денежный перевод на адрес учреждения, подписку на периодические издания и книги, изготовление ксерокопий документов, оплату аренды бытовой техники.
Во-вторых, передачи продуктовая, вещевая, «магазинная» передаются с воли твоими родственниками. Все передачи имеют определенные ограничения по весу и допустимым предметам, а также периодичность их передачи. Точнее о правилах приема передач твои родственники узнают в Бюро передач учреждения. Ниже приводится примерное описание того, что тебе будет необходимо в первую очередь...».

Сайт книги:
http://ivanmironov.ru/

kenigtiger wrote:
Oct. 20th, 2009 01:35 pm (UTC)
>— Больше молчи, по крайней мере, одну - две недели, ты должен научиться и уметь слушать других. Но не притворяйся, что слушаешь. Это бесполезно: отсутствие интереса и скука неминуемо проявятся в выражении лица и жестах. Лучше уж признайся, что в данный момент выслушать собеседника достаточно внимательно не сможешь, потому что у тебя все мысли о твоей беде.

Следует добавить, что не стоит также проявлять чрезмерного интереса к кому-либо из окружающих, настойчиво интересоваться его делюгой, жизненными обстоятельствами и т.д. Этот интерес, даже если он является следствием искреннего сочувствия, может быть неправильно истолкован.
В серьезном лагере могут неправильно понять даже если просто проходя мимо бросил взгляд в проходняк, где другие заняты каким-то своим делом.

>— Тебе расскажут много «правдивых историй» — тюремных сказок — про суды и судей, про поступки заключенных, о приговорах и т. д. В них очень много выдуманного, но есть и правда. Слушай, но лучше не пересказывай и не повторяй их.

У зэков в гипертрофированной форме проявляется общечеловеческое стремление жить в некоей "легенде о себе", мифологическом мире, в котором ты всегда был крут и прав. К развенчанию такой легенды все относятся весьма болезненно. Поэтому не стоит оспаривать даже очевидных тюремных и судебных сказок. Очень внимательно следует относиться к описанию приемов, которыми в данный момент наиболее часто пользуются следственные органы. Могут быть полезны сведения о положении в разных лагерях, хотя, как правило, они достаточно устаревшие, если не исходят непосредственно от человека, приехавшего из лагеря, например на рассмотрение надзорной жалобы.

>— Старайся не использовать при общении нецензурные слова и выражения.

Молодежь в тюрьме и в зоне матом практически разговаривает, однако среди уважаемых старых арестантов ценится грамотная речь без лишней ругани.

>— Не оговаривай других заключенных и не рассказывай того, что не видел сам.

Следует особенно подчеркнуть - даже не обсуждай того, что не видел сам.

>— Не высказывай, если не просят, собственные оценочные суждения о других людях. Не делай поспешных выводов о других. Поспешные оценки мешают нормальному общению.

Даже если просят высказаться о ком-то постарайся быть максимально сдержанным в оценках. Каждое слово может быть использовано против тебя в каком-либо конфликте, в которых ты можешь оказаться случайно замешанным.

>— Если ты собираешься что-либо сделать, но не знаешь всех последствий, тебе что-то непонятно в словах и действиях других заключенных, у тебя возникла конфликтная ситуация с кем-либо из заключенных — обратись к смотрящему камеры.

Однако помни, что подъем спорного вопроса выше по "арестантской иерархии" как бы "увеличивает ставки" в споре, привлекая к его решению серьезных авторитетных людей.

>— Не давай совета, если тебя об этом не попросят. Если же у тебя действительно попросят совета, уточни, что собеседник хочет на самом деле.

И даже после этого лучше всё равно просто изложи ему все возможные на твой взгляд варианты действий и предложи самому выбрать.

>... Многие судьбы поломались в тюрьме из-за элементарной глупости или неосторожности. Пожалуйста, будь внимателен, осторожен и побольше думай. Помни самое главное правило: ожидай худшего исхода своей ситуации, но надейся на лучшее.

Главное - будь всё время максимально спокоен. Нервная атмосфера тюремного заключения - причина множества конфликтов между арестантами. Будь спокоен и рассудителен сам и старайся по возможности непрямыми действиями сводить к минимуму конфликтные ситуации между другими заключенными, так как любой развивающийся личностный конфликт в камере рано или поздно захлестнет и тебя.

Ладога

  • Гость
Re: Зона
« Ответ #7 : 23/10/09 , 18:14:55 »
С распадом Советского Союза утратили актуальность татуировки антикоммунистического характера, портреты Ленина, Сталина и других вождей, устарела советская символика, ушли в прошлое многие надписи, например «ВОР - вождь Октябрьской революции», «раб КПСС», «раб МВД». Реже стали использоваться символы с изображением обнаженных женщин, изменилось значение некоторых знаков: скажем, паук в паутине может обозначать не только наркомана, но и грабителя.

По-прежнему сохраняют свое значение в современном преступном мире перстневые татуировки, подключичные звезды, отличительные знаки воров-авторитетов, символы, обозначающие «бойцов», шулеров и т. п. Популярны татуировки с надписью «КОТ» или изображением кота, с церквами и куполами, карточными мастями.

Визитной карточкой уголовников со стажем являются в первую очередь перстневые татуировки, которые наносят на фаланги пальцев. Татуированные перстни могут рассказать о количестве судимостей, положении в воровском мире, назвать статью Уголовного кодекса, за которую осудили преступника, сказать о его отношении к правоохранительным органам и «фраерам».

Перстневые татуировки чаще всего наносятся добровольно, однако могут быть наколоты и насильно (символы, означающие низшие и наиболее презираемые ранги). Это делается для того, чтобы при переходе в другое место - камеру, тюрьму, лагерь, заключенный, имеющий данный статус, оставался на соответствующем низком положении. Те, кому нанесли татуировки насильно, обычно после выхода из мест заключения удаляют их или переделывают под другие. Женские перстни встречаются реже, преимущественно у уголовниц со стажем, и чаще всего копируются мужские.

А если быть более любознательным , то можно узнать и аббревиатуру:



АМУР-ТНМН - ангел мой ушел рано - так начались мои несчастья.

АЛЕНКА - a любить ее надо, как ангела.

АЛЛЮР - анархию люблю любовью юной - радостно.

БАРС - бей актив, режь сук.

БЕРЛИН - буду ее ревновать, любить и ненавидеть.

БЖСР! - бей жидов, спасай Россию!

БОГ - был осужден государством; буду опять грабить; бог отпустит грехи; будь осторожен, грабитель.

БОГИНЯ - буду одной гордиться и наслаждаться я.

БОСС - был осужден советским судом.

BOTH - буду отныне твоя навеки.

ВЕРМУТ - вернись, если разлука мучает уже тебя.

ВИМБЛ - вернись, и мне будет легче.

ВИНО - вернись и навсегда останься.

ВОЛК - вот она, любовь, какая; вору отдышка - легавым крышка.

BOP - вождь Октябрьской революции.

ВОЮН - вор - он рожден одной ненавистью.

ВУЗ - вечный узник зоны.

ГОРЕ - Господь обездолил рабыню Еву.

ГОРН - государство обрекло в рабы навеки.

ГОТТ - горжусь одним тобой только.

ДЖОН - дома ждут одни несчастья.

ДМНТП - для меня нет тебя прекрасней.

ДНО - дайте немного отдохнуть.

ЕВГОПА - если вор работает, он - падший арестант.

ЕЛКА - его (ее) ласки кажутся ароматом.

ЖИРСПК - жиды из русских сделали подопытных кроликов.

ЖНССС - жизнь научит смеяться сквозь слезы.

ЖУК - желаю удачных краж; жизнь украли коммунисты.

ЗЕК - здесь есть конвой.

ЗЛО - за все легавым отомщу; зек любит отдыхать.

ИРА - иду резать актив.

ИРКА-ЕНТР - и разлука кажется адом - если нет тебя рядом.

KAT - каторжник.

КЛЕН - клянусь любить его (ее) навек.

КЛОТ - клянусь любить одного (одну) тебя.

KOT - коренной обитатель тюрьмы.

KPECT - как разлюбить, если сердце тоскует?

КУБА - когда уходишь - боль адская,

ЛБЖ - люблю больше жизни.

ЛЕБЕДИ - любить его (ее) буду, если даже изменит.

ЛЕВ - люблю его (ее) вечно.

ЛИМОН - любить и мучиться одному (одной) надоело.

ЛИС - любовь и смерть.

ЛИСТ - люблю и сильно тоскую.

ЛОМ - люби одного (одну) меня.

АОРА - любовь обошла раба-арестанта.

ЛОРД - легавым отомстят родные дети.

АОТ - люблю одного (одну) тебя.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Зона
« Ответ #8 : 14/06/10 , 14:07:50 »
Владимир Овчинский


ИЗ ГУЛАГА — В «КРЫТКУ»?


     В условиях глобального кризиса среди главных проблем уголовной политики — переполненность тюрем. На 12-м Конгрессе ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, который проходил в Бразилии в апреле с.г., отмечалось, что в Европе тюрьмы переполнены на 30%, а в Африке — на 300%. У нас в стране ситуация с переполненностью тюрем — не самая плохая. Но у нас сложилась весьма странная ситуация с преступностью: в последние годы количество заявлений о преступлениях постоянно растет, а число зарегистрированных преступлений снижается. Есть все основания говорить о том, что уголовная статистика в России стала полностью "управляемой". Если регистрировать все реальные преступления, расследовать их и наказывать виновных, то переполненность колоний и СИЗО также будет огромной. Модель криминальной России, созданной по лекалам программы "500 дней", где легализация теневого капитала объявлена главным двигателем "реформ", еще долгие годы будет воспроизводить новых преступников в условиях криминализированных общественных и экономических отношений.

     

     СЕЙЧАС СТАЛО МОДНЫМ ОБСУЖДЕНИЕ проблемы "гуманизации наказания". В Концепции развития уголовно-исполнительной системы в Российской Федерации до 2020 года , представленной руководством Минюста и ФСИН Президенту России Дмитрию Медведеву , предлагается кардинально изменить учреждения исполнения наказания , шире использовать условно-досрочное освобождение, перевести часть преступлений небольшой тяжести в административные правонарушения, а тяжких — в преступления средней тяжести, шире использовать такие виды наказания, как условное осуждение, краткосрочные аресты, домашние аресты и штрафы вместо лишения свободы. По всем этим вопросам готовятся законопроекты.

     За всеми этими законопроектами — скрытая боязнь проблемы увеличения количества "сидельцев" в колониях и СИЗО. Мы занимаем 3-е место по абсолютному количеству лиц, находящихся в местах лишения свободы: в США там содержится 2,5 миллионов человек, в Китае — 1,5 миллиона, в России — менее 900 тысяч человек. А по числу заключенных на 100 тысяч населения мы на 1-м месте: каждый десятый зек в мире сидит в России .

     Давайте попытаемся разобраться, что мы можем получить в итоге от реализации предложений, содержащихся в концепции.

     Начнем с последних: более широкое применение условного осуждения, штрафов и арестов как видов уголовного наказания, а также домашнего ареста. С кого мы собираемся брать штрафы: с будущих безработных, воров и грабителей? Где реализовывать краткосрочные аресты? Нужны арестные дома. Нужна их охрана, другой персонал. Но на какие средства предполагается все это делать?

     Что означает домашний арест? Ведь многие осужденные в быту пьянствовали, хулиганили, потребляли наркотики, избивали соседей. И что, предлагается их вернуть в ту же среду, которая помогла им стать преступниками, и назвать это мерой наказания? Чтобы они, не испытав на себе реального наказания, вновь продолжали отравлять жизнь окружающим?

     Если говорить о "гуманизации" наказания, то "гуманизировались" мы в последние годы и так "по полной программе". У нас основной мерой наказания стало условное осуждение к лишению свободы. В 2009 г. — 45% всех осужденных. Собственно лишение свободы применялось в 2009 г. только к 32% всех осужденных. Остальные преступники были вообще осуждены либо к штрафам, либо к исправительным работам.

     В России две трети осужденных приговорены к лишению свободы за тяжкие насильственные и корыстно-насильственные преступления, а в США — наоборот, две трети заключенных совершили ненасильственные преступления.

     Далее. О так называемой "декриминализации" наказания — переводе преступлений небольшой тяжести в разряд административных правонарушений, а тяжких — в преступления средней тяжести. В декабре 2003 г. уже декриминализировали все, что можно. После этого нельзя привлечь к уголовной ответственности большинство хулиганов, если они издевались над людьми без оружия. Нельзя привлечь и лиц, которые незаконно носят холодное, охотничье или травматическое оружие. Что еще предлагается декриминализировать? И по каким преступлениям предлагается понизить их тяжесть?

     Автор летом 2009 г. знакомился на слушаниях в Общественной палате с одним из законопроектов по декриминализации УК, подготовленных в Минюсте. В этом проекте предлагалось декриминализировать и перевести в административное правонарушение сбыт наркотиков, совершенный впервые. И это при том, что Россия стала главным потребителем афганского героина в мире! В том же проекте предлагалось декриминализировать незаконную порубку леса. В условиях, когда наша доморощенная мафия вместе с китайскими триадами методично уничтожают лесные богатства вдоль всей границы с Китаем!

     О расширении практики условно-досрочного освобождения. Действительно, тюрьмы и колонии — это не лучшие места для "перевоспитания" преступников. Но кто в них сейчас сидит?

     Нам последнее время пытаются навязать мысль, что большинство лиц, находящихся в местах лишения свободы, — это невинные агнцы. Но вот какие данные приводятся в документах самой ФСИН:

     "Криминогенный состав осужденных продолжает ухудшаться. Растет количество лиц, осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления. Несколько лет назад их численность составляла 30-35%. Сегодня она превысила 70%(!). Каждый четвертый отбывает наказание за убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, каждый пятый — за разбой или грабеж. 46% осужденных отбывают наказание второй раз и более. Наметилась тенденция к омоложению состава осужденных. Около одной трети лиц, отбывающих наказание, не старше 25 лет.

     Увеличивается количество лиц с повышенной агрессивностью и возбудимостью, с психическими отклонениями. Сегодня в местах лишения свободы содержится более 600 тысяч человек, склонных к различных формам деструктивного поведения — агрессии, конфликтам, членовредительству, суициду, в том числе: 78 тыс. человек с признаками психических отклонений; 127 тыс. человек с повышенной агрессивностью и импульсивностью; 54 тыс. человек-наркоманы; 28 тысяч человек — алкоголики; 88 тыс. человек, склонных к суициду и членовредительству; 210 тыс. человек, склонных к другим формам деструктивного поведения; 51 тыс. человек с лидерскими качествами и отрицательной направленностью".

     Остановимся на последней категории. Свыше 51 тыс. осужденных — это лидеры преступной среды ("воры в законе", "смотрящие", криминальные авторитеты, главари банд и ОПГ). Возраст двух третей таких лидеров составляет 30-50 лет, т.е. это в основном зрелые люди, имеющие устойчивые жизненные установки, достаточный опыт противоправной деятельности. Национальный состав лидеров разнообразен. Например, 33% "воров в законе", находящихся в местах лишения свободы, составляют грузины, 32% — русские, 8% — армяне, 5% — азербайджанцы; остальные являются представителями других национальностей.

     Лидеры криминальной среды пытаются осуществлять в местах лишения свободы властные, идеологические, экономические, координационные и контрразведывательные функции. Нередко они организуют беспорядки, голодовки, сбор средств в "общаки", дискредитируют соперников, проводят "коронацию" союзников, дезорганизуют работу общественных формирований осужденных, осуществляют подкуп представителей администрации, выявляют агентов и через них дезинформируют администрацию, предпринимают усилия по вербовке лиц из числа персонала учреждения, в том числе и за счет своих связей на свободе. Для манипулирования волей осужденных они используют различные возможности, способы и средства: угрозы, насилие, вовлечение в азартные игры и т.д.

     Используя процессы "гуманизации", лидеры зачастую избирают тактику давления на администрацию колоний путем массового написания необоснованных жалоб, групповых эксцессов в жилых и производственных зонах, клеветнические публикаций в СМИ и т.п.

     Теперь представим, что произойдет в обществе, если будет значительно расширена практика условно-досрочного освобождения. Возникнут "встречные потоки". С одной стороны, масса амнистированных и условно-досрочно освобожденных преступников, которые никогда не работали и ничего кроме совершения преступлений делать не умели, попадет в обстановку растущей безработицы и безденежья. А, с другой, масса тех, кто совершил преступления из-за безработицы и безденежья, попадет в места лишения свободы — под контроль оставшихся там сидеть лидеров преступной среды. Получается "заколдованный круг". Амнистированных и условно-досрочно освобожденных преступников вновь ловят и сажают в те же тюрьмы и колонии. Находящихся там "новобранцев" (уже обученных "воровским законам"), в свою очередь, тоже амнистируют, чтобы потом вновь вылавливать и направлять обратно в места лишения свободы. В конце концов, такие "встречные потоки" могут всю уголовную политику "схлопнуть", погрузив страну в криминальный беспредел.

     В складывающейся кризисной ситуации надо говорить не о "гуманизации наказания", а об "экономии репрессий". Это не замена слов. Это — разнопорядковые явления.

     При "экономии репрессий" речь должна идти не о массовом условно-досрочном освобождении по формальным признакам. Допустим, при амнистии и условно-досрочном освобождении лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести, на свободу выходят все педофилы (только осенью 2009 г. была ужесточена уголовная ответственность для этих нелюдей. До этого им больше 3-4 лет лишения свободы не давали), большинство воров и хулиганов, значительная часть грабителей и вымогателей. Но лица, которые совершили тяжкие преступления в сфере экономики, продолжат оставаться в местах лишения свободы.

     Не разумнее ли было бы в условиях кризиса восстановить конфискацию имущества как вид наказания, и именно с ее помощью наказывать экономических преступников, не сажая их в тюрьму?

     Это, конечно, для теоретиков уголовного права весьма спорный вопрос. Но мы живем в кризисе. А кризис диктует свои правила игры.

     

     НЕЛЬЗЯ НЕ СОГЛАСИТЬСЯ с руководителем Следственного комитета при прокуратуре РФ Александром Бастрыкиным, который предложил в корне изменить существующую систему условно-досрочного освобождения лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. Действительно, можно ли выпускать досрочно террористов, маньяков-насильников, главарей банд, преступных организаций и сообществ? Глава Следственного комитета привел данные: в 2008 г. в России условно-досрочно освобожден фактически каждый второй осужденный из категории особо опасных преступников. Только за шесть месяцев 2008 г. снова получили приговор почти 28 тыс. подобных лиц, которых суд выпустил из колоний раньше назначенного срока. На воле они опять стали убивать, насиловать и грабить.

     Говоря об "экономии репрессий", нельзя не коснуться и вопроса о государственном надзоре (контроле) за лицами, отбывшими наказание (попавшими под амнистию). В советское время действовал институт административного надзора за отбывшими наказание. Теперь "воры в законе", главари банд, насильники, педофилы, маньяки-убийцы, террористы (не говоря уже об "обычных" ворах, грабителях, мошенниках) выходят на свободу и ими НИКТО НЕ ЗАНИМАЕТСЯ. Их никто не регистрирует, для них не устанавливается никаких ограничений в передвижении и устройстве на работу.

     С начала 90-х годов прошлого века вопрос о специальном федеральном законе об административном надзоре за лицами, отбывшими наказание, обсуждается на разных уровнях в российском парламенте. Сейчас в Госдуме в первом чтении такой закон рассмотрен. Но большинство специалистов считают, что этот законопроект совсем "сырой" и требует существенной переработки (в советское время такой надзор, как известно, действовал. Причем весьма эффективно).

     Пора понять, что общественная опасность конкретных лиц не исчезает после формального отбытия наказания. "Экономия репрессий" и заключается в том, чтобы эта потенциальная опасность вновь не превращалась в реальную.

     О том, что система исполнения наказания в стране тяжело больна и нуждается в радикальном лечении, знает вся страна. И это не пустые и громкие слова. С начала нового XXI века через эту систему прошло более 10 миллионов человек. Всего в нашей стране проживает не менее 30 миллионов лиц, судимых за уголовные и экономические преступления. У каждого из них есть родственники, друзья, знакомые. Вот и получается, что система исполнения наказания стала частью жизни фактически каждого жителя России. Причем данная система оказалась весьма больной.

     Болезнь системы имеет много симптомов. Но самое страшное — это то, что полная закрытость системы в последние годы породила там такую страшную раковую опухоль, как пытки и издевательства над осужденными в колониях и тюрьмах и арестованными в СИЗО.

     Бывшие руководители ФСИН всегда отрицали наличие этой тяжелой болезни. Но 2009 год стал взрывным в этом отношении. Следственными органами в пытках и убийствах обвинены крупные региональные руководители системы. Обвинения предъявлены начальнику челябинского ГУФСИН генерал-майору Жидкову, а также начальнику управления по безопасности этого ГУФСИНа майору Афанасьеву и начальнику оперативного управления майору Шилину.

     Эти руководители для того, чтобы скрыть убийство нескольких осужденных в результате пыток со стороны сотрудников исправительной колонии № 1 гор. Копейска Челябинской области, по заключению следствия "инсценировали нападение погибших осужденных на должностных лиц исправительного заведения", а также "подготовили пакет подложных документов о произошедшем".

     Настоящий пыточный конвейер, устроенный руководством ГУФСИН по гор. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, вскрыт питерским Следственным комитетом при прокуратуре и ФСБ. В сентябре 2009 года уже осуждены к 4 годам лишения свободы и лишены специальных воинских званий первый заместитель этого ГУФСИНа Бычков, начальник оперативного управления Типпель и начальник управления СИЗО Довгополый.

     У Бычкова в сейфе была изъята целая кипа видеодисков с пытками, которые творил он и его подчиненные. Пытали не для того, чтобы раскрыть преступление или предотвратить побег. Пытали, чтобы посредством этих видео "выбить деньги" из родственников осужденных, перевести на своих людей собственность истязаемых. В 2010 г. осуждено еще 10 сотрудников питерского ГУФСИНа, в том числе и руководителей. Начальник этого ГУФСИН Маленчук — один из тех региональных руководителей системы, которых Президент снял с должности своим Указом в конце прошлого года.

     Новое руководство ФСИН проводит глобальную "чистку". И одновременно организует реформу системы. Тоже глобальную.

     Что касается "чистки", её поддерживает любой здравомыслящий человек. Но, что касается реформы, то здесь возникают весьма тревожные вопросы.

     Посмотрим, что представляет собой сегодняшняя система исполнения наказания и что с ней собираются сделать.

     

     НА НАЧАЛО 2010 ГОДА в учреждениях ФСИН содержалось 864 тыс. человек, в том числе в 755 исправительных колониях отбывало наказание 723,9 тыс. человек; в 226 следственных изоляторах и 164 помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов при колониях, содержалось 131,4 тыс. человек; в 7 тюрьмах отбывало наказание 2,8 тыс. человек; в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних — 5,9 тыс. человек. В учреждениях содержится 69,1 тыс. женщин, при женских колониях имеется 11 домов ребенка, в которых проживает 846 детей.

     В состав ФСИН также входят 2467 уголовно-исполнительных инспекций, в которых состоят на учете 534,4 тыс. человек, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы; 313 федеральных государственных унитарных предприятий, 505 центров трудовой адаптации осужденных, 37 лечебных центров, 40 учебно-производственных мастерских.

     При исправительных и воспитательных колониях функционируют 313 вечерних общеобразовательных школ и 521 учебно-консультационный пункт, 339 профессионально-технических училищ.

     Штатная численность уголовно-исполнительной системы, содержащейся за счет средств федерального бюджета, составляет 350,7 тыс.

     В чем суть концепции реформирования уголовно-исполнительной системы?

     Авторы концепции считают, что реформирование пройдет в три этапа. Первый этап уже начался. Он длится до 2012 г. В течение этого времени предусматривается разработка и принятие целевых программ, изменение законодательства. Также предусматривается более широкое внедрение в судебную практику альтернативных наказаний, подготовка правовой базы для создания государственной службы пробации (социальной помощи — авт.), перепрофилирование части колоний и СИЗО в тюрьмы особого режима.

     В период с 2013 по 2016 гг. предполагается перепрофилировать большую часть учреждений в тюрьмы общего и усиленного режимов, создать новые колонии поселения, сеть социальных центров постпенитенциарной адаптации, службу пробации в Минюсте.

     Заключительный этап, 2017-2020 гг. — это завершение реформы и планирование развития уголовно-исполнительной системы в будущем.

     Согласно планам реформирования, осужденные несовершеннолетние будут отбывать наказание в 33-х воспитательных домах. Наряду с этим предлагается сохранить для выполнения специальных медицинских задач 84 лечебно-исправительных и лечебно-медицинских учреждений. Осужденные к лишению свободы за преступления по неосторожности, а также осужденные впервые за такие преступления будут отбывать наказание в 210 колониях-поселениях двух видов: колониях с усиленным наблюдением и обычных колониях-поселениях. Основным критерием для направления туда осужденных будет оценка тяжести совершенных ими преступлений и наличие рецидива. Кроме этого, предполагается законодательно закрепить возможность перемещения в колонии-поселения лиц, отбывающих наказания в тюрьмах, при наличии комплекса положительных характеристик, поощрений и заключения, что человек встал на путь исправления. Одновременно предполагается возможность перемещения из колонии-поселения в тюрьму тех осужденных, которые наоборот ведут себя отрицательно либо совершают новые преступления или административные правонарушения.

     Колонии-поселения с усиленным наблюдением планируется организовывать в виде стационарных учреждений с развитым производством и инфраструктурой. Колонии-поселения обычного типа предусматривают временное размещение и работу на строящихся или развивающихся государственных объектах. Руководители ФСИН говорят, что во многом эти колонии-поселения будут напоминать существовавшие в прошлом спецкомендатуры для отбывания таких уголовно-правовых мер, как условное осуждение с обязательным привлечением к труду и условное освобождение из мест лишения свободы с обязательным направлением на стройки народного хозяйства.

     Также планируется строительство 428(!) тюрем трех видов: 246 тюрем общего режима — для содержания лиц, впервые осужденных к лишению свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления, для осужденных за преступления небольшой и средней тяжести, ранее осуждавшихся к лишению свободы за преступления небольшой и средней тяжести; 161 тюрьмы усиленного режима — для содержания лиц, ранее не менее двух раз отбывающих наказания в виде лишения свободы и вновь осужденных за совершение тяжких и особо тяжких преступлений и направленных судом для отбывания в данный вид учреждения либо признанных рецидивистами; 21 тюрьмы особого режима — для содержания лиц, осужденных к лишению свободы за неоднократное совершение особо тяжких преступлений, в том числе осужденных к пожизненному лишению свободы, а также для лиц, признанных активными членами и лидерами преступных сообществ, особо опасными рецидивистами, "воров в законе", осужденных за тяжкие преступления террористической и экстре- мистской направленности.

     

     ТЕПЕРЬ ДАВАЙТЕ ПОПРОБУЕМ разобраться в сути реформы. Её разработчики постоянно подчеркивают, что реформа проводится в двух главных целях. Первая — отход от системы ГУЛАГа, который, по их мнению, в настоящее время состоит в перевоспитании через труд и в действующей отрядной системе в колониях. Вторая — переход к европейским стандартам содержания осужденных в тюрьмах.

     По поводу ГУЛАГа. Сама постановка вопроса — странная. ГУЛАГа нет уже 50 лет. В 1961 г. было изменено всё законодательство, которое регламентирует исполнение наказаний. Мы 19 лет живем как бы при демократии. Нашу систему исполнения наказания с 1996 года постоянно инспектируют ревизоры из Совета Европы. При чем здесь ГУЛАГ?

     О труде. А чем осужденным заниматься, кроме как принудительным трудом. Об использовании труда как позитивном факторе перевоспитания осужденных писали многие отечественные и зарубежные учение.

     В Обзоре наилучших видов практики обращения с заключенными, представленном ООН на 12-м Конгрессе по предупреждению преступности и уголовному правосудию, труд назван одним из главных факторов отбытия наказания и перевоспитания осужденных любой категории ( а согласно концепции ФСИН в тюрьмах особого режима ТРУДА НЕ БУДЕТ).

     А потом, разработчики реформы сами себе противоречат. Они прямо говорят, что стремятся создать колонии-поселения по типу спецкомендатур, которые были созданы при Щелокове. Но ведь спецкомендатуры — это тоже принудительный труд на стройках народного хозяйства времен "развитого социализма". Где логика реформаторов?

     Что касается отрядной системы, которую разработчики концепции называют "порочной", то ее эффективность отмечалась даже на многих международных форумах ученых (тех же конгрессах ООН).

     Теперь о европейских стандартах. Есть швейцарские тюрьмы, похожие на дома отдыха, а есть французские. Например, такая как La Sante в Париже. Здесь постоянно высокий уровень самоубийств. Камеры переполнены. Душ можно принимать не более 2-х раз в неделю. Количество крыс таково, что, как пишут французские журналисты, осужденные подвешивают свои вещи к потолку, чтобы крысы их не съели ночью.

     Реформаторы предполагают, что в 428 тюрьем будет переведено не менее 400 тыс. осужденных. По нашим расчетам — не менее 500 тыс. Напомним, что сейчас в 7 имеющихся тюрьмах (построенных до 1917 г.) отбывает наказание менее трех тысяч человек. Реально ли в условиях финансово-экономического кризиса, который неизвестно когда закончится, и какие будет иметь последствия, построить такое количество тюрем? А также в условиях строительства объектов Олимпиады в Сочи, которые будут завершены непосредственно в 2014 г.? Или в стране некуда девать деньги? А жилье для военнослужащих? А социальное жилье? Дороги? Инфраструктура ЖКХ? А нагрянувшая реформа бюджетного финансирования, когда придется непрестанно латать дыры в регионах, чтобы не "грохнуть" систему образования и медицины? И, самое главное, десятилетие намечаемой модернизации у нас будет идти под знаком тюрьмостроения? А вместо технополисов мы будем строить тюрьмополисы?

     Откуда появятся деньги (а чтобы построить 428 современных тюрем по евростандартам, потребуется не менее 500 миллиардов рублей ), если в докладе ФСИН об основных направлениях деятельности в 2009-2011 гг. отмечалось, что из действующих в настоящее время технических комплексов охраны и надзора 65% разработаны и установлены на объектах в 1980-1985 гг., 30% технических средств охраны и надзора выработали по два и более срока эксплуатации? Укомплектованность подразделений охраны, режима и надзора пультами оперативной связи составляет 25%, из которых 40% выработали установленные сроки и нормы эксплуатации и подлежат ремонту или списанию. Уровень технической оснащенности оперативных служб СИЗО и тюрем составляет 17,6% от установленных норм табельной положенности. Оперативные подразделения учреждений, исполняющих уголовные наказания, находятся в еще более сложных условиях, имея техническую оснащенность на уровне 12%. Значительная часть имеющихся технических средств морально устарела, ресурсные сроки их эксплуатации истекли.

     Так, может быть, сначала надо обеспечить нормальное функционирование действующей системы, а потом создавать глобальные прожекты по ее реформированию?

     Никто из разработчиков не говорит об экономическом обосновании реформы ФСИН. Но ведь деньги потребуются не только на строительство тюрем, перепрофилирование колоний. При переходе на тюремный вариант неминуемо возрастет численность личного состава самой ФСИН!

     И вообще, не создадим ли мы нечто худшее ГУЛАГа? Ведь в тюрьмах будет гораздо меньше работы в сравнении с колониями (а в 21-й тюрьме особого режима труд вообще не предусмотрен), ограничено пребывание на воздухе. Гноить заживо людей — это лучше ГУЛАГа?

     И это прекрасно понимают обитатели нынешних колоний, особенно "паханы", "авторитеты", "воры" и "смотрящие". И у них нет желания идти в "крытку" — так называют тюрьмы на "фене". Не станет ли массовый перевод поводом к бунтам и неповиновениям?

     Реформу предлагается завершить к 2016 г. Это означает, что все 500 тысяч осужденных должны быть переведены из колоний в тюрьмы до этого срока. Но у половины из них сроки лишения свободы обязывают содержать их именно в колониях. Ведь перевод в тюрьму — это ухудшение положения осужденного. Здесь нужен новый приговор суда. А за одно и то же преступление — хоть по международным нормам, хоть по нашим законам — дважды не судят. Значит не просчитаны даже основополагающие положения реформы?

     И самое главное. Избавит ли предлагаемая реформа ФСИН от раковой опухоли пыток, унижений, издевательств и коррупции? Может ли система исполнения наказания в условиях приоритета тюрьмы стать более открытой? Скорее всего — нет.


http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/10/863/41.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Зона
« Ответ #9 : 11/07/10 , 22:57:52 »
Члену Общественной палаты РФ,
Председателю общественного совета
Федеральной службы исполнения наказаний,
Президенту Межрегионального
благотворительного фонда помощи заключённым
М.В.КАННАБИХ

Уважаемая Мария Валерьевна!

Обращается к вам представитель правозащитного центра "Русский Вердикт" Хасис Евгения Данииловна. В настоящее время я нахожусь в СИЗО Лефортово по абсурдному обвинению, но дело не в этом. Дело в том, что как правозащитник я смогла лично оценить и убедиться в плачевной ситуации связанной с правами женщин за решеткой.
Нарушения прав человека, создающие риск для здоровья и даже жизни заключенных, часто связаны с несовершенством действующего законодательства и установленных норм и требований к условиям содержания и перевозки женщин содержащихся под стражей.
Так, на моих глазах, женщину на 7-ом месяце беременности, для конвоирования в суд, пытались поместить одиночный отсек автозака – «стакан», что очевидно создавало риск для её здоровья. Только активные протесты других арестантов предотвратили её насильственное помещение в «стакан». При длительных перевозках (этапировании) на поездах так же не обеспечиваются какие-либо особые (облегченные) условия для беременных, женщин с детьми, женщин пенсионного возраста и инвалидов. Это не редко приводит к ухудшению состояния их здоровья, обострению хронических заболеваний, потери ребенка (выкидышу) и даже смерти пожилых женщин и женщин-инвалидов по т.н. "естественным причинам".

Отдельно обращаю ваше внимание на условия содержания женщин в московском СИЗО №6 в Печатниках. По имеющейся у меня информации от содержащихся там заключенных, в данном изоляторе допускаются следующие нарушения прав человека и женщины.
Каждую неделю, служащими изолятора проводится коллективный досмотр женщин, содержащихся под стражей в обнаженном виде - так называемый «Голый день». Называется это всё профилактическим медосмотром. На самом деле все понимают, что это элемент психологического давления и унижения женщин-заключенных (напомню, в СИЗО содержатся не осужденные люди, чья вина не установлена судом), и эта аморальная практика не только бросает тень на пенитенциарную систему РФ в целом, но и противоречит всем нормам международного права, регулирующего правила содержания заключенных.
Любые попытки жалоб в надзорные инстанции, проверяющие и контролирующие органы, жестко пресекаются сотрудниками СИЗО №6 и наказываются водворением жалобщиков в карцер. Такое же наказание (отправление в карцер, причем в голом виде) ожидает камеру или отдельных заключенных, которые откажутся в обнаженном виде выходить на «Голый день».
Так же, со слов заключенных с которыми мне удалось побеседовать как в ходе своего заключения, так и во время перемещения в автозаках, в женских изоляторах зачастую используются методы взыскания и наказания заключенных не предусмотренные законодательством РФ, а именно: принуждение к тяжелым физическим нагрузкам, прямое физическое воздействие (в т.ч. руками других заключенных), например обливание кипятком, избиения и т.д.

В рамках поддержки инициатив президента РФ Дмитрия Медведева и главы СКП Александра Бастрыкина о гуманизации пенитенциарной системы, прошу Вас выступить инициатором поправок в законодательство о регулировании условий и правил содержания под стражей женщин, а именно:

Ввести запрет на избрание меры пресечения в виде заключения под стражу для женщин с детьми, беременных женщин, женщин пенсионного возраста и инвалидов 1 и 2 группы, если речь не идет о совершении преступления против личности особой тяжести;

Ввести особые (облегченные) формы содержания под стражей для для женщин с детьми, беременных женщин, женщин пенсионного возраста и инвалидов 1 и 2 группы;

Ввести особые (облегченные) условия для перевозки (транспортирования) во время следствия, суда и этапирования после приговора, для женщин с детьми, беременных женщин, женщин пенсионного возраста и инвалидов 1 и 2 группы;

Ввести запрет на коллективный досмотр, связанный с раздеванием. Проведение личного досмотра осуществлять только в индивидуальном порядке в специально оборудованном помещении;

Ввести запрет на выдворение в карцер для женщин с детьми, беременных женщин, женщин пенсионного возраста и инвалидов 1 и 2 группы;

Ввести запрет на отказ в свиданиях женщинам с их несовершеннолетними детьми.

Так же приглашаю Вас посетить СИЗО «Лефортово» для проведения личной встречи по предлагаемым инициативам по модернизации Уголовно-исполнительного законодательства РФ.

С уважением, Евгения Хасис.
Июнь 2010г. СИЗО Лефортово.

http://rusverdict.livejournal.com/49013.html#cutid1

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Зона
« Ответ #10 : 14/07/10 , 12:32:24 »
Почти половина российских зэков больны

Заместитель руководителя Федеральной службы исполнения наказания Николай Криволапов заявил, что 340 тысяч из 846 тысяч осужденных, которые находятся в исправительных заведениях России, страдают от какой-нибудь болезни, сообщает РИА «Новости».

«Картина остается ужасающей, хотя роста заболеваемости нет по сравнению с прошлым годом. Сейчас в исправительных заведениях России 340 тысяч осужденных страдают различными формами заболеваний», - сказал он.

В частности, по словам Криволапова, 15 тысяч заключенных больны сифилисом, 40 тысяч - активной формой туберкулеза, 67 тысяч имеют психические расстройства, 55 тысяч ВИЧ-инфицированы.

Он также сообщил, что содержание одного осужденного обходится ежегодно государству в 33 тысячи рублей, из которых 19,8 тысячи приходится на питание, менее 2 тысяч на медицину и около 7 тысяч на коммунальные расходы.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Зона
« Ответ #11 : 28/07/10 , 14:27:06 »
В Нижегородском СИЗО от жары умерли трое заключённых

Jul. 28th, 2010 at 1:01 PM

В Нижегородском изоляторе от аномального зноя меньше чем за сутки скончались трое мужчин.

 

Все трое скончавшихся от духоты поступили в СИЗО на прошлой неделе. Через пару дней, проведенных в камере, они почувствовали себя плохо и были переведены в больницу при следственном изоляторе.

При осмотре врачи обнаружили у 35-летнего Александра Родонцева острое нарушение кровообращения головного мозга. 32-летнему Александру Потапову был поставлен диагноз «правосторонняя пневмония».

- Родонцев и Потапов скончались в больничных палатах вчера, – рассказали Life News в следственном отделе по Советскому району Нижнего Новгорода при СК СУ РФ. – Третий умер меньше часа назад.

Следователи выехали на место, чтобы установить личность умершего и диагноз, с которым мужчина лежал в больнице.
nswap.livejournal.com/7371244.html

MALIK54

  • Гость
Re: Зона
« Ответ #12 : 11/08/10 , 10:03:50 »
Лидер партии «ЯБЛОКО» Сергей Митрохин требует от Министра по чрезвычайным ситуациям С. Шойгу и президента Мордовии Н. Меркушкина принять немедленные меры для эвакуации заключенных потьменских лагерей, окруженных кольцом лесных пожаров. В настоящее время он также готовит обращение в Генеральную прокуратуру с требованием провести проверку по факту ликвидации железной дороги Потьма-Барашево, соединявшей более 20 лагерей, и возбудить по ее результатам уголовное дело. Из-за демонтажа пути 15 тысяч заключенных могут погибнуть в пожарах.

В 2006 году железнодорожная ветка Потьма – Барашево, соединявшая более 20 мордовских лагерей, по указанию руководство ФСИН была ликвидирована. В субботу, 7 августа, огонь лесных пожаров полыхал в 200 метрах от зоны №7 у села Сосновка Зубово-Полянского района республики. По сообщениям из Мордовии, для эвакуации заключенных в Потьму был подан поезд, однако путь оказался демонтирован, несмотря на то, что на карте МЧС эта железнодорожная ветка значилась как действующая.

В настоящее время создана комиссия по выяснению обстоятельств случившегося. Вместе с тем около 15 тысяч заключенных находятся в постоянной опасности, эвакуировать их наземным транспортом не представляется возможным.
http://www.onk-ru.info/?p=2034#more-2034
даже железную дорогу  украли.Профессионалы.!!!

Бесогон

  • Гость
Re: Зона
« Ответ #13 : 11/08/10 , 10:37:06 »
даже железную дорогу  украли.Профессионалы.!!!

Ну как же?  Сталь!
Наверняка, кому-то, по-дешёвке, нужна!

Марина Чернова

  • Гость
Re: Зона
« Ответ #14 : 11/08/10 , 15:22:21 »
В РФ свыше 90% заключенных больны

Генеральная прокуратура Российской Федерации проверила исполнение требований законодательства об обеспечении права осужденных и лиц, заключенных под стражу, на получение квалифицированной медицинской помощи, нашла множество нарушений и внесла представление директору ФСИН Александру Реймеру.

Как сообщает сайт прокуратуры, проверки прошли в исправительных учреждениях и следственных изоляторах 80 регионов страны. «Проведенные проверки показали, что свыше 90% заключенных под стражу и осужденных имеют различные, часто социально-значимые заболевания (туберкулез, гепатит, ВИЧ-инфекция). В 2009 в учреждениях уголовно-исполнительной системы зарегистрировано более 1,2 млн заболеваний, включая почти 400 тысяч с впервые установленным диагнозом. Недостатки в сфере медицинского обеспечения осужденных и лиц, заключенных под стражу, широко распространены. Почти каждая десятая жалоба касается ненадлежащего медицинского обслуживания», – говорится в сообщении.

«Условия, в которых размещаются медицинские части, неудовлетворительны и не позволяют организовать надлежащим образом лечебный процесс; оснащение медицинским оборудованием не соответствует существующим стандартам.

Из-за несовершенства нормативно-правового регулирования распространены случаи отказов администрациями учреждений государственной и муниципальной систем здравоохранения в диагностике и оказании медицинской помощи осужденным и лицам, заключенным под стражу», – отмечает Генпрокуратура. «Большинство же проблем функционирования пенитенциарной медицины связано с ее финансовым обеспечением. В 2010 году на медицинское обслуживание осужденных и лиц, заключенных под стражу, предусмотрено лишь 24% от необходимого объема. Региональные власти в софинансировании пенитенциарной медицины участвуют редко и в незначительных объемах», – говорится на сайте.

«Отсутствие в следственных изоляторах условий для оказания многопрофильной, специализированной помощи, отвечающих современным требованиям, при заключении под стражу лиц, страдающих тяжелыми заболеваниями, и продлении сроков содержания под стражей учитывается не всегда. За 5 месяцев текущего года следственные и судебные действия откладывались свыше 1,5 тыс. раз из-за неудовлетворительного состояния здоровья обвиняемых, подсудимых. Однако следственные органы изменили меру пресечения лишь 71 обвиняемому в связи с отсутствием возможностей оказания должной медицинской помощи средствами пенитенциарной медицины», – сообщает Генпрокуратура.

О результатах проверок проинформирован президент Дмитрий Медведев, в целях устранения выявленных нарушений законов директору ФСИН России Александру Реймеру внесено представление, заключает ведомство.

Источник: Газета.ру