Автор Тема: Квачков  (Прочитано 110612 раз)

0 Пользователей и 3 Гостей просматривают эту тему.

Онлайн В.Атаманова

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1148
Re: Квачков
« Ответ #30 : 02/07/10 , 19:34:01 »
Сегодня снова была на суде.Народа меньше.Есть молодые ребята
юристы видимо.Сегодня Квачков подробно отвечал на вопросы его
адваката по поводу "улик", найденных при обыске на даче.Часто выходил из себя,  а судья выводила присяжных. Я не знаю, интересует ли это других.Пишу потому что думаю должно интересовать. Я все ищу отправную точку решения его посадить...
Адвакат Чубайса Шугаев сегодня заявил: В зале сидит женщина,
которая ему сказала, будь у нее пистолет, она бы его застрелила.
Я уж подумала не меня ли он имеет ввиду? Но он сказал: ей на вид
лет 45.Поскольку мне на вид почти в два раза больше, я решила не я.Судья в этот раз ничего не сказала в ответ.Подробно читайте
в газете "К барьеру". Сколько же людей они занимают своими
дурацкими судами, а главное тюрьмами.Это дело громкое, а сколько тихих, незаметных.А еще говорят про гулаги!!!

Онлайн В.Атаманова

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1148
Re: Квачков
« Ответ #31 : 05/07/10 , 19:14:21 »
Cегодня снова была на суде.Народу поубавилось.Квачков отвечал н
вопросы прокурора.Вопросы типа: Кому вы званили 12 марта в 16ч.
Что вы делали на рынке вблизи вашей дачи и т.п.Квачков выходил
из себя: Пять лет назад он не помнит кому звонил.Очень много вопросов в связи с тем, что когда он ехал в машине его засекала то одна, то другая станция. Почему Яшин не жил вместе с ним в квартире, а снимал для себя другую т.п.Несколько раз Квачков говорил прокурору что тот лжет.Например его уже арестовали, а прокурор спрашивает кто звонил по его тел--у.На вопрос как он
относится к Чубайсу ответил: как все.После ареста хуже.
   Квачков В.В. професионал, а прокурор просто наделен властью,
но мягко сказать глупец.В среду суд.Судья удаляла присяжных
однажды.Приходите.Взять паспорт, по проездному не стали пускать
Ехать или по новой ветке до Мякинино потом прибл.20мин пешком
или до Тушино, потом на автобусе 436 до суда.Остановка автобуса
около загородных касс рейсовых загородных автобусов.

Онлайн В.Атаманова

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1148
Re: Квачков
« Ответ #32 : 06/07/10 , 18:48:29 »
Дважды: утром и только что пыталась послать письмо Квачкову.
Адрес заблокирован. Вот так-то.

Оффлайн Аdmin

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7839
Re: Квачков
« Ответ #33 : 20/07/10 , 23:44:27 »

Оффлайн Аdmin

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7839
Re: Квачков
« Ответ #34 : 21/07/10 , 13:13:09 »
Юрий Екишев сообщает:


   
Сегодня, 20 июля начав в 6 часов утра, ФСБ России одновременно провело несколько десятков обысков с последующими допросами начальника штаба НОМП полковника В.В.Квачкова, руководителя движения Парабеллум Ю.А.Екишева и других активистов и сторонников движения.
По состоянию на 23.30 20 июля известно, что обыски и допросы проведены в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже, Владимире, Волгограде, Самаре и других городах.
До сих пор неизвестна судьба нескольких наших товарищей.
Данная массовая операция проведена по коррупционному заказу Чубайса, убедившегося, что он в четвертый раз проиграл процесс против полковника Квачкова и его товарищей и создания условий для нового уголовного преследования.
Кроме того, это совершено с целью устрашения сторонников Народного ополчения и срыва намеченного на осень первого Съезда Всероссийского общественного движения Народное ополчение имени Минина и Пожарского.
Иноземные оккупанты и их холуи ошибаются – нас не сломить и не запугать! Слава Русской нации!
Новые подробности будут сообщены позже.

http://ekishev-yuri.livejournal.com/58707.html

Оффлайн Аdmin

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7839
Re: Квачков
« Ответ #35 : 21/07/10 , 23:36:46 »
Как сообщила жена В.В. Квачкова Надежда Михайловна, в Москве арестован активист Народного Ополчения Галкин, житель Самары и помещён в тюрьму Лефортово. У 20 членов НО проведены обыски с конфискацией. Необходимо срочно собрать деньги на адвоката

Марина Чернова

  • Гость
Re: Квачков
« Ответ #36 : 02/08/10 , 03:51:43 »
               
                       Адвокат Чубайса поправил Евангелие. Суд – заседание 64-е

01.08.2010 22:52

Конец июля 2010 года. Здание суда до фундамента прокалено немилосердным солнцем и пышет жаром, как мартеновская печь. Собиравшиеся в это знойное утро на суд пребывали в нервном гадании: что если присяжные не выдержат жары и бесконечных прокурорских дополнений, встанут и уйдут, и десять месяцев борьбы и противостояния окончатся ничем, и напряженно наблюдающие за этим процессом полстраны разочарованно вздохнут о победе системы над народом.

Во взволнованном ожидании прибытия присяжных заседателей все присутствующие приготовились к очередной порции «дополнений по делу», не сомневаясь, что они будут далеко не последними.

Адвокат Чубайса Коток, на протяжении всего процесса скромно помалкивавший, вдруг решился выступить с ходатайством. И с каким! Попросил огласить выдержки из книги В. В. Квачкова «Главная специальная операция еще впереди», изданной три года спустя после всех событий на Митькинском шоссе - в 2008 году.

Затосковавшая по отпуску судья, которой доставалось больше всего жару, ибо она восседала на суде упакованной в шерстяную мантию, подвязанную у горла белым шарфиком, не без досады поставила ходатайство на обсуждение.

Жаропрочный прокурор Каверин был решительно «за»: «Я нахожу данное ходатайство обоснованным и мотивированным, поскольку в книге Квачкова изложены мотивы данного преступления».

Первым возразил обвинителям Алексей Першин, адвокат подсудимого Квачкова: «Данная книга отражает систему взглядов моего подзащитного, которая сложилась много времени спустя после 17 марта 2005 года, поэтому она не имеет отношения к фактическим обстоятельствам дела. К тому же отрывки из этого литературного произведения могут исказить представление присяжных заседателей о данной книге».

Позицию Першина поддержал подсудимый Миронов: «Прокурором было заявлено, что на данных страницах находится мотив преступления. Но мотив – это то, что предшествует преступлению, а не последствует ему. Напомню, что, когда защита просила огласить перед присяжными заседателями книгу Б. С. Миронова «Приговор убивающим Россию», изначально существующую в деле в качестве мотива, судом защите в этом ходатайстве было отказано. И когда защита просила огласить выдержки из книги «Крест Чубайса», из его «Биографии», где прописаны мотивы имитации покушения, то представитель Чубайса Гозман, оспаривая просьбу защиты, сказал, что это литературные произведения, и вырванные из контекста цитаты исказят смысл самих книг. Гозман говорил также, что в книгах «Крест Чубайса» и «Биография» представлено мнение авторов, которое не может быть озвучено перед присяжными. Ходатайство адвоката Котока аналогично двум данным ходатайствам защиты, в которых нам было отказано. Прошу отказать и стороне обвинения».

Гозман заерзал на стуле, слегка приподнялся на нем, изображая свое почтение судье, и аккуратненько подбросил ей идею для отказа защите в ходатайстве: «Я выступал против оглашения книг «Крест Чубайса» и «Биография» просто потому, что эти книги написаны не Чубайсом».

Миронов попытался было возразить: «В книге «Крест Чубайса» содержатся прямые интервью Чубайса, где он четко проговаривается о мотивах имитации…».

Но судья Пантелеева резко обрывает подсудимого: «Ваше мнение выслушано. Решение принимает суд. Ходатайство адвоката Котока удовлетворить. Приобщить к материалам уголовного дела книгу Квачкова «Главная специальная операция еще впереди». Суд находит, что содержание данной книги имеет значение для установления фактических обстоятельств дела».

Наша Фемида в совершенстве владеет двойной бухгалтерией судопроизводства и не стесняется демонстрировать на публике свое криминальное мастерство.

Входят присяжные заседатели. Суд по требованию государственных обвинителей начинается с очередного допроса подсудимых.

Прокурор Колоскова допрашивает подсудимого Миронова: «Вы можете объяснить кому принадлежит телефонный номер 8-916-358-24-98? У Вас были соединения с этим номером 20 марта 2005 года».

Миронов смотрит на нее безнадежным взглядом человека, вдруг осознавшего всю бесполезность лечить покойника: «Нет, конечно. Все объяснения я давал в течение трех дней допроса. Вы хотите ещё на три дня продлить мой допрос? Я против».

Стушевавшуюся Колоскову сменил старший товарищ - прокурор Каверин: «Скажите, подсудимый, кроме Хонды, у Вас были какие-либо машины в собственности?».

Миронов кивает: «Были. «Жигули» 99-й модели, цвет бордовый. В собственности она находилась с 2001 по 2003 или 2004 годы, точно не помню».

Прокурор: «Вечером 16 марта 2005 года Вы не могли на этой машине приехать?».

Миронов твердо: «Нет. Абсурдный вопрос».

Прокурор Каверин ехидно и вкрадчиво, словно готовящийся ужалить аспид: «Почему?».

Миронов объясняет: «Все показали, что 16 марта на дачу Квачкова я приехал на «девятке». Вы действительно не знаете, насколько ВАЗ-2109 – «девятка», на которой мы 16 марта приехали с Редькиным, отличается от 99-й модели, которая у меня была прежде? Это абсолютно другой корпус с абсолютно другим багажником».

Прокурор еще более вкрадчиво: «Подсудимый, у Вас на Вашей машине пропадали номера?».

Миронов, к великому разочарованию прокурора, не отрицает и этого: «Да. В 2002 году они были украдены, и я в тот же день написал об этом заявление».

Прокурор, отчего-то не очень довольный, садится на место. В зале напряженно гадают, зачем обвинителю спрашивать про номера, похищенные за три года до происшествия, и как может 99-я модель, проданная в 2003 или в 2004 году Мироновым, вдруг оказаться вновь в его собственности в 2005 году. Одно очевидно точно: жизнь подсудимого Миронова прокуратура исследовала до мельчайших подробностей, и после такой проверки, выявившей даже кражу номеров у его «Жигулей» в 2002 году, но не обнаружившей ничего более криминального в его досье, иначе это бы уже гремело в суде набатом, Миронова можно рекомендовать в политсовет партии «Единая Россия» как образец чистых рук и кристальной биографии.

Следующим объектом вкрадчивых вопросов обвинения стал подсудимый Квачков. В зал его ввёл судебный пристав, так как с февраля этого года Квачков допускается в зал только для допроса.

Прокурор Колоскова адресовала подсудимому свой козырный фирменный вопрос про телефон: «Скажите, подсудимый, Вы можете объяснить, кому принадлежит телефонный номер 8-916-358-24-98?».

Квачков: «Не помню».

Колоскова только этого и ждет: «Тогда как Вы можете объяснить, что в Вашей автомашине была обнаружена регистрационная карта абонента с этим номером?».

Квачков удивленно: «А что такое – карта абонента?».

Колоскова менторским тоном: «Это карта, на которой указан номер телефона, анкетные данные владельца».

Квачков качает головой: «Я не помню этого номера».

Колоскова задает ключевой вопрос: «Скажите, подсудимый, Ваш сын мог пользоваться этим номером?».

Квачкова вдруг осеняет: «Разве в протоколе осмотра моей машины эта регистрационная карточка абонента значится? Что, она действительно там есть? Откуда Вы ее взяли? Давайте посмотрим протокол».

Колоскова пятится, пытаясь скрыть своё шулерство: «Это Вы так отвечаете на вопрос?».

Квачков понимает, что прокурор попыталась его обмануть, ссылаясь на никогда не существовавшую в его машине карту абонента: «Да, я так отвечаю на вопрос».

На том угасает допрос подсудимых, со стороны выглядевший совершенно бессмысленным, но, наверняка, преследовавший одним прокурорам известные цели, которые непременно проявятся в прениях сторон.

Судья в роли конферансье на смотре-конкурсе художественного чтения торжественно объявляет присяжным заседателям: «Оглашается часть книги Квачкова «Главная специальная операция еще впереди».

К микрофону выходит адвокат Чубайса Коток, взволнованный торжественностью момента, отчего его прическа слегка вздыбливается венчиком вокруг лысины, но всем своим видом, он как бы молит: «Поверьте, ничего личного, господа, вынужден отправлять свои служебные обязанности, я - человек маленький, какой с меня спрос».

Страница за страницей он зачитывает выдержки из интервью Владимира Квачкова газете «Завтра» и радио «Эхо Москвы». Страниц набегает немало. В них содержатся тезисы типа «Уничтожение Чубайса для меня не является преступлением, поскольку Чубайс - национальный изменник и предатель». Тезисы датированы 2008 годом, и каждый, примеряя на себя три тяжких изнурительных года, проведенных подсудимым в тюрьме, два суда, разогнанных не без помощи Чубайса за симпатии к Квачкову, соображает, что после этого мыслил бы примерно так же.

Наконец, Коток доходит до религиозных взглядов Квачкова и вдруг зачитывает странные для любой религии слова: «Можно и должно убить врагов личных…». В раскаленном воздухе зала повисает недоумение. Неприкрытая апологетика убиения личных врагов попахивает дурно, что и говорить. В этот момент следящие за текстом адвокаты защиты, держащие перед глазами экземпляр труда Квачкова, вздрагивают. Адвокат Наталья Котеночкина вскакивает: «Ваша честь! Адвокат Коток на странице 228 зачитал «можно и должно УБИТЬ врагов своих», а здесь в книге у Квачкова написано – «можно и должно ЛЮБИТЬ врагов своих»!

Адвокат Коток, пойманный на искажении великой евангельской истины путем ловкой замены «любить» на «убить», ничуть не смутился, ведь ничего личного, просто работа такая, и быстренько закруглился с декламацией остальных тезисов подсудимого.


И сколь символично, что именно этим очередным мошенническим трюком сторона обвинения завершила представление своих дополнений по делу. Ведь таков стиль самого Чубайса, как раз и прославившегося ваучерами и дефолтами, энергореформами и нанотехнологиями, давно признанными в мире высшем пилотажем аферистики. Жаль, что среди мошенников мира, подобно красавицам и футболистам, не выбирают лучшего, аферисты наверняка бы выбрали Чубайса своим королем.

Присяжных заседателей поблагодарили и отпустили. Судья искренне от души поздравила стороны обвинения и защиты с окончанием судебного следствия.

Впереди самое интересное – судебные прения сторон. Это когда доказательства обвинения и защиты представляются все целиком. Каждая сторона перед лицом присяжных заседателей на этих доказательствах строит свои выводы и доводы. В понедельник, среду, пятницу определится, что было – на самом деле покушение или инсценировка покушения, причастны ли к событиям на Митькинском шоссе подсудимые. Самое главное проявится в эти дни: на чем в нашем высокоправовом конституционном государстве строится обвинение в преступлениях, за которые Уголовным кодексом предусмотрено наказание от двенадцати лет до пожизненного и смертной казни.

Следующее заседание в понедельник, 2 августа, в 10:30.

Начинаются прения.

Проезд до суда: от станции метро «Мякинино» 15 минут пешком до Московского областного суда. Паспорт обязателен, зал 308.

Любовь Краснокутская.

Оффлайн Аdmin

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7839
Re: Квачков
« Ответ #37 : 05/08/10 , 15:34:18 »
День рождения Владимира Васильевича Квачкова.


   

Сегодня день рождения Владимира Васильевича Квачкова.
Только за последнее время – три года борьбы в тюрьме… новый, уже четвертый суд присяжных… понедельник, среда, пятница – судебные заседания… обыски, давление… Кому-то хватило бы на целую жизнь. А Владимир Васильевич – не просто в строю, а полон сил и энергии. Без помощи свыше, которой желаем как можно больше – такое невозможно.
И еще желаем, как в сказке – исполнения одного, самого заветного желания. И даже наверное знаем какого – того, которым живет каждое искреннее русское сердце.

http://ekishev-yuri.livejournal.com/62505.html

Марина Чернова

  • Гость
Re: Квачков
« Ответ #38 : 15/08/10 , 21:29:43 »
Кривые гвозди гнались за чубайсом...

В пятницу, 13 августа, на заседании суда о покушении на чубайса слово взял прокурор.

Заняв позицию оскорблённой невинности прокурор говорил, говорил и ... говорил.
Вот только в его речи то кривые гвозди гнались за чубайсом, заворачивая в след BMW, что бы вернее поразить её с тыла, то осколки поражали избирательно только машину чубайса, не долетая до остальных, ну как горох из трубки-плевалки (из школьного курса НВП известно, что осколки даже ручной гранаты Ф-1 сохраняют поражающую способность до 200 м., а в ней менее 200 грамм взрывчатки), то мороз сковал "противотанковое устройство", соизмеримое по мощности с ядерным, способное разнести пол Москвы, и только корка льда на сугробе спасла мир от "адской машины"...
Особенно хочется отметить преклонение прокурора перед Америкой, которую он именует "ВЫСШИМ РАЗУМОМ", и раз уж у "АМРИКАНЦЕВ" не всегда спецоперации проходят успешно, то от "нашего ....." его ждать?
Ну и естественно, точнее привычно, судья пресекала попытки возразить и указать на несуразности обвинений обвинителя, дабы не мешать течению потока лапши на уши присяжных.

Следующее заседание суда в понедельник 16 августа в 10-00
Проезд до суда: от станции метро «Мякинино» 15 минут пешком до Московского областного суда. Паспорт обязателен, зал 308.
Отчеты с предыдущих заседаний суда:
Театр чубайса на подмостках Митькинского шоссе http://rossija.info/view/71611/

Онлайн В.Атаманова

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1148
Re: Квачков
« Ответ #39 : 19/08/10 , 09:19:49 »
Знаю В.В.Квачкова  с момента покушения (?!) на Чубайса, сначала
по публикациям, потом письмам из тюрьмы, потом по судам.
   Это искренний, смелый человек, но политичеки с ним не согласна.
Куда отнести тех людей, что не являются этнически русскими!? и
возможно не примкнут к его идеи.А таких тьма тьмущая.Совершенно
против всяческих царей с его имперским флагом.В церкви давно
командуют сионисты.Они сумеют молитвами и непротивлением подчинить всех.Если эта идея не нашла поддержки в революцию 17
года, то почему она найдет поддержку теперь?? Вера

Оффлайн Аdmin

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7839
Re: Квачков
« Ответ #40 : 19/08/10 , 16:00:00 »
Последнее слово полковника В.В.Квачкова
(начало)


Уважаемый суд!

Перед началом своего последнего слова, я бы хотел изложить требования статьи 293 Уголовно-процессуального закона РФ, которая называется «Последнее слово подсудимого». В статье указано:
«1. Никакие вопросы к подсудимому во время его последнего слова не допускаются.
2. Суд не вправе ограничивать продолжительность последнего слова подсудимого определенным временем. При этом председательствующий вправе останавливать подсудимого в случаях, когда обстоятельства, излагаемые подсудимым, не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу».
Таким образом, единственное условие, при котором судья имеет право прервать последнее слово подсудимого, является изложение им каких-то фактов и обстоятельств, не относящихся к делу. При этом не имеет никакого значения, излагались ли эти факты в ходе судебного разбирательства или не излагались.
В мировой и отечественной судебной практике является общепризнанным, что подсудимый в своем последнем слове вправе сказать все, что считает важным. Он может в последнем слове сообщить даже новые фактические обстоятельства, которые до настоящего времени суду были неизвестны. В этом случае судья даже может возобновить судебное следствие. Вот такие права и обязанности возлагаются законом на участников процесса.
В своем последнем слове я буду говорить только об обстоятельствах, имеющих отношение к данному уголовному делу и постараюсь уложиться в один час 15 минут.
Уважаемые присяжные заседатели!
Завершается почти 9-ти месячный судебный процесс с вашим участием. Для меня и других обвиняемых – это дело длится с марта 2005 года, то есть уже шестой год. В течение этих долгих лет обвинение безуспешно пытается доказать недоказуемое. Сейчас оно с теми же доказательствами пытается сделать то же самое в четвертый раз. При этом надо признать, орудует всё-таки более ловко, более безстыдно, более изощренно и с учетом допущенных в предыдущих 3-х процессах ошибок.
Чтобы разобраться в сути данного дела, надо понять и ответить на два главных вопроса. Первый – какова была цель нападения на автомобиль БМВ? То есть было ли это нападение, которое, безусловно имело место, реальным покушением или имитацией покушения? Второй - кто же в действительности нападал на автомобиль, в котором ехал или не ехал господин Чубайс утром 17 марта?
Начнем по порядку – с первого вопроса. На наш взгляд, целью нападения на автомобиль БМВ 17 марта 2005 года была имитация покушения. После многолетнего изучения материалов дела, показаний свидетелей и анализа экспертиз наиболее вероятны две версии имитации: 1) либо это всё устроил узкий круг особо посвящённых лиц из числа руководства РАО ЕЭС, ЧОПа и службы безопасности Чубайса, 2) либо это предупредительный знак его конкурентов по приватизации крупнейшей в мире энергетической компании.
Чем подтверждается первая версия имитации. В 2005 году начиналось расчленение единой энергетической системы России, растаскивание её на отдельные части с последующей приватизацией. Ликвидация национальной системы электроэнергетики могла вызвать резкую негативную общественную реакцию, как против самой приватизации, так и против самого Чубайса, являющегося в глазах всего общества весьма одиозной фигурой. Осознавая угрозу, что он может стать разменной монетой в большой игре за российский энергетический пирог, Чубайс сделал предупредительный ход с ложным покушением, после которого его отстранение от должности стало фактически невозможным. Таким образом, устройством имитации покушения Чубайс хотел закрепить за собой право главного исполнителя при дележе национальной энергетической системы.
Чем подтверждается вторая версия имитации. В разделе единой энергетической системы России, в растаскивании её по частным квартирам столкнулись интересы разных олигархических групп. В каком-то вопросе Чубайс допустил жадность или ошибку в оценке своих возможностей, и ему была послана так называемая «черная метка» - будь покладистее! В уголовном кодекс подобные действия квалифицируются по статье 179 «Принуждение к совершению сделки или к отказу от её совершения» под угрозой применения насилия. В данном случае – это угроза физической ликвидации Чубайса в случае невыполнения требований других дельцов по приватизации РАЭ ЕЭС России. К сожалению, в суде защиту лишили возможности исследовать версии имитации нападения, несмотря на целый ряд очевидных фактов, имеющихся в деле. А зря: собака имитации покушения зарыта именно здесь!
Поэтому при оценке события 17 марта надо ясно различать факт самого нападения на автомашину БМВ, который безусловно, был, и защита это не отрицает, и цель, которую при этом нападавшие хотели достичь. Защита убеждена, что это нападение имело своей целью исключительно демонстрацию реальности угрозы и решимости конкурентов в отстаивании своих финансово-экономических интересов.
А теперь - не домыслы, не вымыслы, не предположения, а доказательства имитации покушения.
В выводах комплексной экспертизы № 3/134 от 23.6.2005 по повреждениям БМВ и Митсубиси-Лансер указано следующее. «Таким образом, в результате проведенного исследования можно сделать следующий вывод. Повреждения автомобиля БМВ (№№ 1-3, 5, 6, 8-13, 14б, 19-22 могли образоваться в результате воздействия осколочного потока, возникшего в результате взрыва бризантного взрывчатого вещества» \т.11 л.д. 37\.
Далее в выводах сказано: «На БМВ и Митсубиси-Лансер обнаружено 34 повреждения, часть которых могла быть образована пулями калибра 7,62 мм (БМВ №№ 4, 7, 14-18) \т.11 л.д. 38\.
Итак, по порядку происхождение повреждений: 1-3 (осколки), 4 (пули), 5-6 (осколки), 7 (пули), 8-13, 14б (осколки), 14-18 (пули), 19-22 (осколки).
Рассмотрим повреждения, которые в экспертизе названы пулевыми. Вначале действительно пулевое повреждение № 7 БМВ – «круглое отверстие в центре правой передней двери на расстоянии 430 мм от днища автомобиля» \т.11 л.д. 33\. 43 сантиметра от днища – это на уровне чуть выше переднего сиденья, где находился Крыченко. Как мы помним, он заявлял, что дырка была на уровне его головы. Остается два варианта: либо Крыченко сидел на голове, либо роль головы у него выполняет место, на котором все обычно сидят.
Или Крыченко имел в виду повреждения на правой передней стойке БМВ сзади него? Рассмотрим их. Повреждение № 18 БМВ – «повреждение в верхней части правой передней стойки в виде двух вмятин, расположенных на расстоянии 10 мм друг от друга размерами 13*10 и 35*15 мм \т.11 л.д.33\. Пуля калибра 7,62 мм ни в какой проекции, даже летящая боком (!), не может вызвать вмятину размерами 35*15мм.
Далее на л.д. 36 эти вмятины описываются более подробно: «№ 18 – имеет вид динамического отпечатка повреждающего предмета \здесь эксперты уже более аккуратны, направленного под углом 15 (!) градусов к поверхности преграды и около 30 градусов от вертикали влево».
Чтобы поверить, что именно пули оставили следы под углом в 15 градусов к поверхности машины и 30 градусов от вертикали влево, то есть снизу вверх, для этого надо автоматчика положить рядом с машиной в кювет, потому что только оттуда можно получить такой острый угол обстрела. Но даже оттуда естественный разброс пуль при стрельбе очередью не может быть всего 1 сантиметр! А одиночным огнем это просто невозможно, т.к. за 1/10 секунды машина проезжала 2,5 метра. Однако никто террориста-смертника в канаве рядом с местом взрыва не видел. Даже если бы его разорвало, то остались бы какие-то остатки от него и автомата.
Вывод один: эти вмятины оставлены мелкими осколками, которые никакой угрозы обитателям бронированной капсулы не представляли, в том числе голове или другому месту тела Крыченко - многолетнему личному охраннику Чубайса!
А теперь более подробно рассмотрим повреждение № 4 БМВ, якобы оставленное пулями, и которое подробно описано на л.д.32: «№ 4. Группа повреждений в передней части капота, состоящая из:
а) царапина 150*3 мм, расположенная под углом 45 градусов к центральной линии автомобиля, направленная от правого переднего угла автомобиля к левой передней стойке; \показать\
б) две царапины 50*3 мм и 40*10 мм, находящиеся на одной линии на расстоянии 140 мм друг от друга;
в) ряд пробоин с рваными краями, расположенные параллельно первой линии и имеющие размеры 120*20 мм, 90*12, 35*15, 20*7, 10*5 мм; первые четыре – сквозные, пятое – углубление с отсутствием краски».
Итого, комплексной баллистической экспертизой установлено наличие на капоте БМВ 8-ми параллельных следов поражения, проходящих под углом 45 градусов от направления движения. Вывод экспертизы о том, что эти 8 параллельных следов оставлены пулями, противоречит другому утверждению, расположенному уже на следующей странице заключения, где говорится, что «стрельба производилась под углом от 60 до 100 градусов от направления движения» \т.11 л.д. 39\. Кроме того, утверждение, что повреждение № 4 оставлено пулями, не выдерживает критики даже на уровне начальной военной подготовки в школе.
На капоте 5 следов, находящихся строго на одной линии, и ещё 3 следа, параллельных им. Пули не делают «блинчики» на препятствии: они либо, пробивая, входят в него, либо рикошетируют, то есть отскакивают от поверхности, о которую они ударились, уходя в так называемый «отражённый полёт». Нам предлагают поверить, что пуля, встретив препятствие, не меняя траектории, далее полетела в стоячем состоянии вверх или вниз головой «солдатиком», вспарывая обшивку капота на 12 сантиметров, потом отскочила, потом опять вниз головой в капот на 9 сантиметров, опять отскочила, опять вниз головой на 3,5 сантиметра, опять отскочила и так далее… всего пять раз! Живчики какие-то, а не пули! Чего только не придумают!
Кроме того, никакие пули не оставят строго параллельных друг другу следов на капоте машины, двигающейся со скоростью 25 метров в секунду. Более того, они не оставят таких следов даже на стоящей машине, поскольку существует неизбежный угол рассеивания пуль при стрельбе. Эти 8 параллельных следов могли оставить только летящие осколки неправильной формы, которые мгновенно и одновременно достигли капота в момент взрыва и оставили на нём свои следы. Так вот, если продолжить ось 8-ми параллельных осколочных следов на капоте БМВ до горизонтальной оси взрыва в кювете (она, как мы установили, проходит в 3-х метрах от оси движения «девятки»), то можно сделать математически обоснованный вывод, что взрыв произошёл на расстоянии от 4 до 5 метров от центра заднего стекла а/м ВАЗ-21093. Прошу запомнить эти цифры: от 4 до 5 метров!!!
Эти 8 параллельных осколочных следов дают 100% точность при определении места взрыва и, соответственно, мощности заложенного заряда. Именно поэтому а/машина БМВ, несущая на себе доказательства точного расположения заряда, а значит и имитации покушения, была выведена из числа вещественных доказательств и втихомолку продана до окончания данного дела.
Что же произошло с отечественной «девяткой» от взрыва якобы мощностью от 3,4 до 11,5 килограммов на этом расстоянии? Согласно американскому справочнику Бейкера, приведённому экспертами в т.13 на л.д. 39, разрушение автомобильных стёкол и другие повреждения, имевшие место от взрыва у а/м ВАЗ-21093, относятся к лёгким и наступают при избыточном давлении на фронте ударной волны - Р = 0,022 МПа (двадцать две тысячных мегапаскаля = 0,22 атм). Именно эту цифру использовали эксперты взрывотехники при расчёте мощности заряда. Мы тоже.
Коэффициент учёта доли взрыва, перешедшей в энергию ударной волны, был принят равным = 0,55 (для подстилающей поверхности в виде снега экспертами было принято значение коэффициента как для воды) В своих расчётах судебные эксперты исходили из этих же цифр (т.13 л.д 38). Мы также использовали этот коэффициент.
Таким образом, при изложенных выше условиях согласно приведённой формуле М.А.Садовского при R=5 метров

М = ( 0,155*R) в кубе / 1,1 = (0,155*5) в кубе / 1,1 = 0,4655 / 1,1 = 423 грамма


где М – масса заряда ВВ в тротиловом эквиваленте в кг
Таким образом, согласно формуле, использованной экспертами, а теперь и мной - мощность заряда, взорванного на расстоянии 5 метров от автомобиля Игоря Вербицкого, была равна 423 граммам в ТЭ.
Есть ли другие объективные источники информации, подтверждающие эти цифры? Да, есть! Кроме метода математического исчисления ТЭ, есть метод экспертной оценки мощности взрыва. Подобно тому, как после гостей домохозяйке не нужно считать, сколько и каких грязных тарелок лежит в раковине, чтобы определить, сколько времени необходимо, чтобы перемыть эту гору. Она своим опытным глазом домашнего эксперта по горе посуды достаточно точно определит, сколько ещё времени ей придётся стоять на кухне. Так и эксперт может по размерам воронки, характеру разрушений вокруг неё и по другим признакам определить вероятный тротиловый эквивалент взорвавшегося заряда.
На месте взрыва в течение 17 марта, то есть в день подрыва заряда, побывало достаточно много сотрудников ФСБ, МВД, прокуратуры и других правоохранительных органов, имевших опыт боевых действий в Афганистане, Таджикистане, Дагестане, Чечне и в других «горячих точках» и способных по размерам воронки и повреждениям ближайших местных предметов оценить мощность взорванного заряда в тротиловом эквиваленте.
Сотрудник ГУВД сообщил, что на пути кортежа главы РАО «ЕЭС России» сработало взрывное устройство, эквивалентное 500 граммам тротила. Затем машина была обстреляна двумя неизвестными, а охрана открыла ответный огонь, пострадал один человек. \Источник РИА Новости в 10:48 17 марта 2005 года\ Может, именно поэтому охранники скрывают наличие у них 17 марта ещё двух пистолетов, из которых был ранен один из имитаторов и с которым потом договорились? \12-13\
А теперь объективные данные. Ещё раз докажем математически, почему не пострадали ни нападавшие, ни тем более, охранники.
Рубеж безопасного удаления от взрыва рассчитывается по формуле: РБУ = коэффициент 15, умноженный на корень кубический из М, где М = масса заряда в тротиловом эквиваленте. “Единые правила безопасности при взрывных работах» (ПБ-13-407-01) – М.; НПО ОБТ, 2002г; гл. 8, п.5.2]. Этой формулой пользовались судебные эксперты (т.13, л.д. 39) и пришли к следующему выводу. При взрыве заряда мощностью 3,4 – 11,5 кг в тротиловом эквиваленте, «люди, находящиеся на открытой местности на расстоянии 22,5 – 33,6 метра от центра взрыва, могут получить баротравмы (контузии) вплоть до летального исхода» \т.13 л.д. 10-71\. Как мы знаем, ни убитых террористов, ни контуженных на месте происшествия не обнаружено, что еше раз подтверждает фиктивность и ложность мощности заряда в 3,4 – 11,5 кг.
Рассчитаем по этой же формуле рубеж безопасного удаления для других мощностей. Например, масса заряда = 1 кг; корень кубический из единицы равен единице; умножаем на 15 и получаем, что при массе заряда в 1 кг, рубеж безопасного удаления будет 15 метров. При взрыве заряда массой 500г по этой же формуле рубеж безопасного удаления будет равен 12 метрам, а при заряде в 400 г – около 10 метров.
При этом в Правилах сказано, что данная формула используется только, если по условиям работ необходимо максимальное приближение персонала, производящего взрывание, к месту взрыва. В остальных случаях полученное по формуле расстояние следует увеличивать в 2-3 раза! Увеличим это удаление 10-12 метров в 2-3 раза и получим то гарантированно безопасное расстояние, на котором и видели нападавших = 25-30 метров! Именно это удаление и было указано нападавшим имитаторам! Никаких выдумок, никаких фантазий, никаких предположений – одна математика имитации покушения!
На основании всего этого защита ответственно заявляет: охранники Чубайса преднамеренно вводили суд в заблуждение, когда утверждали, что были контужены до шума в ушах взрывом. На Мицубиси-Ланцер (машина сопровождения) даже обычное автомобильное лобовое стекло не выпало. Их показания о мощности взрыва – преднамеренная ложь!
Покушения с подрывом 400 грамм заряда в тротиловом эквиваленте в канаве против автомобиля, бронированного седьмым (!) – наивысшим классом защиты не бывает! Это безусловная имитация! Поэтому само событие 17 марта на Митькинском шоссе не может рассматриваться по вменяемой нам статье 277 Уголовного кодекса «Посягательство на жизнь Чубайса; это нападение, на наш взгляд, следует квалифицировать по статье 179 УК РФ «Принуждение к совершению сделки или к отказу от её совершения». Заказчиков этого мероприятия на Митькинском шоссе следует искать в среде эфсобов (эффективных собственников) разграбленной и разгромленной российской экономики.
Прокурором также рассматривалась версия подрыва в кювете бочки с бензином в качестве имитатора ядерного взрыва. Конечно, имитировать ядерный взрыв в масштабе канавы – это круто! Но эта версия ни о чем, кроме не удовлетворенных в детстве пиротехнических наклонностей прокурора не говорит. На самом деле - при дележе многих миллиардов долларов от расчленения РАО ЕЭС угроза действием должна была быть максимально реальной! Иначе в угрозу не поверят! Именно поэтому этот заряд и имел осколочные элементы и направлены они были именно в машину Чубайса: мол, думай, Толик, что с тобой может быть! И Чубайс этот сигнал принял и понял! Раздел единой энергетической системы России прошел без видимых снаружи противоречий: каждый получил, что хотел! И волки сыты, и овцы поделены!
Версию имитации покушения косвенно подтверждает и сам Чубайс. Уже в 11:45 17 марта Чубайс заявил: Я достаточно ясно понимаю, кем могло быть организовано сегодняшнее покушение» \из заявления пресс-службы РАО ЕЭС\. В 15:35 он заявил: «Откровенно говоря, было основание в последнее время предполагать нечто подобное. После этого была усилена охрана!» \на пресс-конференции\.
18 марта 2005 года он сообщил следователю, что «вчерашние события явились продолжением ноябрьских событий 2002 года, когда попытка моей физической ликвидации экстремистам не удалась. Они (заказчики) являлись представителями экстремистского крыла Коммунистической партии РФ, связанными с экстремистки настроенными военными кругами – бывшим Союзом советских офицеров. Представители этих военных кругов имели опыт диверсионной, разведывательной и иной подобной работы в горячих точках» \т.2 л.д. 38\. Прошу заметить, что я в качестве обычного военного пенсионера дал показания в качестве свидетеля только поздним вечером 17 марта. В это время ещё никто даже в прокуратуре не знает, что я – бывший командир 15 бригады спецназ Главного разведывательного управления Генерального штаба, участник боевых действий в Афганистане, Таджикистане, Чечне и в других горячих точках, в том числе за рубежом Российской Федерации, что предметом моей научной деятельности являются диверсионно-разведывательные и другие специальные операции. Но то, что пока ещё не известно следователям прокуратуры уже давно известно Чубайсу!!
Вопрос – как давно эти сведения обо мне стали известны Председателю РАО ЕЭС? Точную дату нам установить не удалось, но есть все основания полагать, что моя личность заинтересовала службу безопасности Чубайса как только автомашина СААБ под моим управлением или моего старшего сына была зафиксирована в районе Жаворонков в феврале – начале марта 2005 года. Не будем придумывать возможный порядок действий службы личной безопасности Чубайса, а послушаем слова самого Чубайса на следствии. «Полтора года назад (напомню, Чубайс даёт показания 18 марта 2005 года) моя служба безопасности доложила мне о наличии информации о готовящемся покушении на мою жизнь. Конкретно информацию мне докладывал Платонов Владимир Юрьевич, который её возглавляет. Было принято решение о проверке информации силами нашей службы безопасности. В ходе этой проверки были получены данные, подтвердившие реальность угрозы моей жизни, исходя из данных, полученных службой безопасности от заказчиков моего убийства» \т.2 л.д. 38\. Чубайс также утверждает, что была попытка передачи мнимому киллеру 20 тысяч долларов США \т.2. л.д. 38\. Подчеркиваю мнимому (!), то есть заведомо подставному киллеру. Но все окончилось мирно. Так что «игры с ложными покушениями на шефа мнимыми киллерами» - совершенно не новое занятие для чубайсовской службы безопасности.
Поэтому у защиты есть все основания полагать, что в случае с СААБом порядок действий службы безопасности не изменился.
Зафиксировав появление в Жаворонках автомобиля Квачковых и приняв решение на проверку его водителя, служба безопасности получила информацию, что автомобилем управляет бывший командир бригады спецназа ГРУ, участник боевых действий в различных войнах и вооруженных конфликтах, сторонник оппозиционного Военно-Державного Союза России. А поскольку радикально настроенные советские, а точнее сказать - русские офицеры – есть основные ночные кошмары для Чубайса, этого оказалось достаточно, чтобы приехать ко мне домой и арестовать меня буквально через 4 часа после события на Митькинском шоссе. А после публичного объявления, что преступление раскрыто по горячим следам и подозреваемый арестован, маховик правоохранительной, а в данном случае правонарушительной, системы раскрутился и остановить его уже было невозможно.
Очень также интересна позиция Чубайса в отношении организации его личной безопасности. На предварительном следствии Чубайс заявил: «за моей автомашиной всегда следует автомобиль охраны, в котором находятся сотрудники частного охранного предприятия, обеспечивающие мою личную безопасность. 17 марта 2005 года выезд из дома произошёл в обычном режиме – двумя машинами» \показания Чубайса 18 марта 2005 года, т.2 л.д.37\ . Когда Чубайс говорил неправду? Когда лгал следователю на предварительном следствии? Или он лгал уже в суде, когда утверждал, что у него нет личной охраны? Или судя по ваучерам с двумя «Волгами» Чубайс лжёт всегда?
Я абсолютно убежден, что анализ показаний Чубайса свидетельствует о сокрытии им важных фактических обстоятельств событий 17 марта 2005 года и явной недостоверности его показаний в суде.
Под стать хозяину и его личный охранник Крыченко, который всячески отнекивался от этой своей роли. Однако свидетель Деминов в своих показаниях на предварительном следствии утверждал: «Я осуществляю обеспечение безопасности самого Анатолия Борисовича. Функции аналогичные моим 17 марта 2005 года выполнял Крыченко» \т.2 л.д.88\.21\
Свидетель Иванов, вначале майор, а после показаний в суде – подполковник милиции.
Вот как описывал эти события свидетель Иванов на своем первом допросе 14 ноября 2006 года.
Вопрос: «Когда Вы свернули на Митькинское шоссе, Вы встречали там автомашину, которая обратилась к Вам за помощью?»
Ответ: «Я повернул налево, скорость уже небольшая. Вижу, стоят автомашины ВАЗ-2109, ВАЗ-2104, по центру дороги катится иномарка. Они (подчёркиваю – ОНИ, то есть не один только Моргунов!) они мне машут, я не пойму, в чем вопрос. Я по инерции проехал метров 100-150, увидел слева дымок \то есть воронка ещё, по-видимому, дымилась, машину поставил на обочине. Иномарка потихоньку ко мне подкатывает, показываЮТ /то есть они показывают\ мне, мол вон оттуда СТРЕЛЯЮТ. Я-то не дурак лезть туда \ то есть туда, где ещё стреляют\, я за машиной встал и стою. Мы постояли на месте, потом я им сказал, чтобы они свою машину убрали. Потом я занялся своим делом» \т.46 л.д. 104\
В показаниях 11 апреля 2007 года Иванов подтверждает факт наличия в Митсубиси вместе с Моргуновым как минимум ещё одного человека, а также важное фактическое обстоятельство - ведение нападавшими стрельбы во время его приезда на место происшествия. Он сообщил суду: «Та машина, которая катилась /потом он поясняет, что это Митсубиси темного цвета, т.50 л.д. 98\, разворачивается за мной, махают мне. Я подъехал и остановился. ОНИ тоже остановились, сказали мне, чтобы я был осторожнее, так как СТРЕЛЯЮТ. Я встал за их машину. Потом нас отодвинули на задний план, это же дело не наше» \т.50 л.д. 93-94\ . Далее Иванов ещё раз утверждал, что в машине Митсубиси были ещё люди, кроме Моргунова.
Вопрос: Митсубиси, которая ехала Вам навстречу, сколько человек в ней было? Ответ Иванова: «Два человека я точно видел» \т.50 л.д. 100\.
Кроме того, Иванов подтвердил временной интервал между тем, как он увидел отъезжающий СААБ и встречей с Митсубиси охраны Чубайса. Вопрос: «Сколько времени прошло после того, как Вы увидели СААБ до встречи с Митсубиси?» Ответ Иванова: «Я уже говорил, что минуты 4 – 6, может быть поменьше на одну – полторы минуты» \том 50 л.д. 100\.
В настоящем судебном разбирательстве свидетель Иванов подтвердил содержание своих предыдущих показаний и заявил, что раньше он помнил лучше, чем сейчас.
Что следует из изложенного? Во-первых, то, что Моргунов уехал с места происшествия не один. Кто ещё был в его машине и как это некто там оказалось, ни следствию, ни суду установить так и не удалось. Во-вторых, и это главное: когда Иванов подъехал к месту происшествия, там НАПАДАВШИЕ ЕЩЕ СТРЕЛЯЛИ, отгоняя Клочкова и Хлебникова подальше в лес на другую сторону дороги, а ТРИ, ЧЕТЫРЕ ИЛИ ШЕСТЬ МИНУТ НАЗАД Сааб Квачковых, уже уехал с места стоянки на Минском шоссе.
Вывод: версия обвинения о причастности стоянки СААБа Квачковых на Минском шоссе к отходу нападавших и вообще к событию на Митькинском шоссе со всей очевидностью несостоятельна!
О нашей автомашине СААБ. Вот требования статьи 284 УПК «Осмотр вещественных доказательств».
«1. Осмотр вещественных доказательств проводится в любой момент судебного следствия по ходатайству сторон. Лица, которым предъявлены вещественные доказательства, вправе обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.
2. Осмотр вещественных доказательств может проводиться судом по месту их нахождения».
Напомню также свои показания о невозможности посадки в СААБ второго человека сразу после посадки туда первого. Это просто чисто физически невозможно, и вы бы смогли в этом убедиться сами при осмотре машины. Тем не менее, автомашина СААБ, включённая в состав вещдоков и несущая на себе доказательства невозможности одновременной посадки в неё двух человек, несмотря на все наши заявления, так и не была предъявлена присяжным заседателям.
Кроме того, в ходе осмотра места происшествия «также было отработано садовое товарищество «Жаворонки-37», где были опрошены строители, которые показали, что 14 марта, проходя до магазина в пос. Жаворонки, видели в лесу следы от снегохода. Никого не видели, значения не придали» \т.1 л.д.204 оборот\. Учитывая, что никакого снегохода в районе места СААБа не обнаружено, да и погрузить его на такую машину просто невозможно, остается единственный маршрут отхода группы нападавших на снегоходе – в Жаворонки. А поскольку в квартиру на 4-ый этаж затащить этот снегоход тоже невозможно, путь снегохода остается только один – на дачу к Чубайсу или к кому-то ещё в садовом товариществе «Жаворонки-37». Кстати, в перечне имущества Чубайса, опубликованном в средствах массовой информации, такой снегоход имеется.
Вывод: версия обвинения о какой-либо причастности остановки СААБа Квачковых на Минском шоссе к событиям на Митькинском шоссе является абсолютно надуманной, она полностью несостоятельна и не подтверждается какими-либо достоверными доказательствами.
Имитацию покушения подтверждают показания свидетелей Аксенова В.А., Филькова и Баланцевой, которые сообщили следующие факты. Первое – сразу после взрыва какой-то мужчина в черной одежде перебежал на противоположную от взрыва сторону и потом там сразу раздались вспышки и хлопки, похожие на взрыв; стеклопакеты в грузовой Газели совершенно не пострадали, хотя Газель со стеклом находилась от места взрыва на расстоянии максимум 50 метров. Вот доказательства этого.
Вначале вспомним порядок движения машин и находившихся в них людей:
А) перед местом взрыва:
ВАЗ 2115 - Владимир Вербицкий;
ВАЗ 21093 - Игорь Вербицкий;
Б) после места взрыва:
1) БМВ: Дорожкин, Крыченко, возможно, но маловероятно, Чубайс;
2) Митсубиси-Лансер: Хлебников, Клочков, Моргунов, возможно, ещё кто-то;
3) пассажирский микроавтобус Газель, маршрут № 52 (в деле нет данных ни о водителе, ни о пассажирах, в том числе на переднем сиденье);
4) Ниссан-Альмера: водитель Аксенов В.А., рядом с ним его жена Баланцева О.С.;
5) грузовая Газель: водитель Нечаев Олег (показаний в деле не обнаружено), рядом на пассажирском сиденье - Фильков С.А.
Итого после места взрыва установлено 5 последовательно двигавшихся машин. Расстояние от взрыва до ВАЗ 21093 и БМВ мы уже подсчитали. Теперь давайте подсчитаем расстояние от взрыва до последней, 5-ой описанной в деле машины – грузовой Газели со стеклопакетами в достаточно интенсивном потоке машин, дистанция между которыми составляла 5 – 10 метров. Итак, в момент взрыва: непосредственно за 1 метр перед местом взрыва была автомашина БМВ – ее размеры 6 метров, за ней на сокращенной дистанции в 5 метров «Митцубиси», плюс она сама 5 метров, далее дистанция метров 5-10 до 6-ти метровой пассажирской «Газели» маршрута № 52, за ней на дистанции 5 метров автомашина Аксенова «Ниссан-Альмера» длиной 5 метров, а за ней грузовая «Газель» со стеклопакетами! Итого расстояние от места взрыва до последней машины составляло от 43 (5 метров между машинами) – до 58 метров (при дистанции 10 метров). Запомним эти цифры.
Проанализируем показания свидетелей, которые были на месте происшествия в указанных машинах и чьи показания имеются в деле.
Аксенов Вячеслав Анатольевич: (машина № 4) «… расстояние до впереди идущей машины было около 5 метров. Впереди нас двигался пассажирский микроавтобус «Газель» маршрут № 52, желтого цвета. Также я впереди нас на расстоянии около 10 метров на правой обочине за Газелью над ее крышей увидел столб дыма высотой около 15-20 метров. Также в момент взрыва (!) я увидел, что впереди примерно в 10 метрах от нас, примерно с места взрыва через дорогу на противоположную сторону и дальше в лес пробежал мужчина. Его приметы: среднего роста, среднего телосложения, в черной спортивной шапке, темной куртке и темных брюках, более точно его внешность я не разглядел. Через несколько минут впереди стоящая нас Газель развернулась и уехала в сторону пос. Жаворонки. Мы стояли примерно в 5 метрах от места взрыва. \Т.2 л.д. 179\ Показания его жены практически такие же. Она тоже видела человека в черном, перебегавшего дорогу во время взрыва.
Фильков Сергей Александрович: (пассажир последней, 7-ой машины) сообщил, что «взрывной волны мы не почувствовали» \неудивительно поэтому, что и все стекла в оконных стеклопакетах остались целы\. «Я обратил внимание на то, что примерно в 100 метрах впереди от нас на нашей полосе движения стоит иномарка черного цвета. Также я видел, что из ее салона выбежал мужчина и побежал в сторону противоположной нам обочины. После того, как он скрылся за обочиной, которая расположена ниже уровня дороги, я потерял его из вида. Примерно в это время я услышал два хлопка, а также видел вспышки над землей в лесном массиве у обочины, примерно в том месте, куда бежал мужчина» \т.2 л.д.185\
Оценочная дальность до места взрыва в 100 метров, названная свидетелем, на наш взгляд, является завышенной, в чем мы убедились при подсчете расстояния.
Что из этого следует? Во-первых, никаких повреждений не получила ни сама маршрутная Газель, ни ее пассажиры, находившиеся непосредственно за Митсубиси–Лансером, то есть бывшие всего в 20-25 метрах от самого взрыва и воотчую наблюдавшие все это представление. Но в деле нет показаний ни водителя этой Газели, ни пассажиров. Ведь в 9.20 утра в рабочий день Газель наверняка была полной, в том числе на переднем сиденье, кроме водителя, было ещё два очень важных свидетеля. Где их показания? Как минимум, очень странная позиция следствия! Поверить в то, что следствие не нашло водителя пассажирской Газели, которая в 9.20 ехала по своему маршруту, значит признать сотрудников Московской областной прокуратуры умственно неполноценными. Это задача для стажера школы милиции. Где показания водителя? Куда и кто их спрятал от суда? Этот водитель и пассажиры на переднем сиденье видели ВСЁ, что происходило у них перед глазами: и сам взрыв, и действия охранников, и действия нападавших и действия других, не установленных судом лиц! Они видели ВСЮ картину имитации! Именно поэтому их показаний в деле нет!
Так кого же человека в черном наблюдали свидетели? Кто перебегал дорогу из района черной иномарки? По показаниям Хлебникова и Клочкова – они и только они. Пока согласимся. Но тогда что за странные хлопки-вспышки раздались в месте их расположения на противоположной стороне дороги? Охранники Чубайса говорили по этому поводу разное: то взорвался трансформатор (упоминания о котором нет в перечне повреждений линии электропередач), то это с треском искрили упавшие на снег провода. Мы уже привыкли, что в процессе нарушаются законы судопроизводства, но теперь нас призывают согласиться с нарушением законов физики. Напомню, согласно показаниям специалиста из Мособлэнерго, через доли секунды после обрыва проводов осколками взрыва линия была практически мгновенно обесточена! Ни о каких проводах с хлопками и электровспышками, которые они якобы наблюдали через несколько минут после взрыва, не может быть и речи!
Тогда что же было источником вспышек и хлопков в районе нахождения охранников? Для специалистов ответ достаточно прост: налицо все признаки применения свето-шумовых гранат (СШГ) с целью большей зрелищности и наглядной демонстрации этого псевдо покушения. Кто бросал эти гранаты, или сами Клочков и Хлебников, или неустановленное лицо или лица, уехавшие с Моргуновым в ходе судебного разбирательства узнать, к сожалению, не удалось! Зато имитация удалась на славу!

http://community.livejournal.com/judenfrei/38205.html#cutid1

Оффлайн Аdmin

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7839
Re: Квачков
« Ответ #41 : 19/08/10 , 16:01:05 »
(окончание)

Так кого же человека в черном наблюдали свидетели? Кто перебегал дорогу из района черной иномарки? По показаниям Хлебникова и Клочкова – они и только они. Пока согласимся. Но тогда что за странные хлопки-вспышки раздались в месте их расположения на противоположной стороне дороги? Охранники Чубайса говорили по этому поводу разное: то взорвался трансформатор (упоминания о котором нет в перечне повреждений линии электропередач), то это с треском искрили упавшие на снег провода. Мы уже привыкли, что в процессе нарушаются законы судопроизводства, но теперь нас призывают согласиться с нарушением законов физики. Напомню, согласно показаниям специалиста из Мособлэнерго, через доли секунды после обрыва проводов осколками взрыва линия была практически мгновенно обесточена! Ни о каких проводах с хлопками и электровспышками, которые они якобы наблюдали через несколько минут после взрыва, не может быть и речи!
Тогда что же было источником вспышек и хлопков в районе нахождения охранников? Для специалистов ответ достаточно прост: налицо все признаки применения свето-шумовых гранат (СШГ) с целью большей зрелищности и наглядной демонстрации этого псевдо покушения. Кто бросал эти гранаты, или сами Клочков и Хлебников, или неустановленное лицо или лица, уехавшие с Моргуновым в ходе судебного разбирательства узнать, к сожалению, не удалось! Зато имитация удалась на славу!
По обыскам на даче. Прежде всего, возникает вопрос по первому обыску: каким же образом проводился 3-х часовой обыск, если были найдены и изъяты даже окурки, но не была замечена банка с запалами и детонатором? Ответ один – на момент предшествующего обыска в банке находилось нечто совсем другое! Но это еще не все чудеса с обысками на даче.
В результате всех этих действий у нас на даче было обнаружено следующее.
1) два запала УДЗ (ударно-дистанционные запалы) к гранатам и одна граната». (т.4, л.д. 47);
2) два запала и электродетонатор (т.4, л.д. 107);
3) В Акте о применении розыскной собаки указано: «В ходе обследования обнаружена граната (предположительно РГД-5) с чекой и взрывателем». (т.4, л.д.118). Присяжным доведен только второй вариант найденных предметов. А куда делись остальные «доказательства»? Все эти данные сфальсифицированы следствием!
Вас пытались ввести в заблуждение, утверждая, что акт применения розыскной собаки не является процессуальным документом. На самом деле, эти акты являются процессуальным основанием для возбуждения уголовных дел по наркотикам (точнее, по порошку белого цвета), которые собаки находят в аэропортах, вокзалах и других местах. Когда личный состав 15 бригады спецназ выполнял задачи по пресечению армянской резни и восстановлению конституционного строя в Баку в январе 1990 года, для увеличения наших возможностей по поиску оружия у боевиков НФАз к нам из КГБ СССР прислали несколько кинологов с собаками, обученными для этих целей. Акты кинологов о применении служебных собак являлись безусловным основанием для возбуждения уголовных дел по незаконному хранению оружия и взрывчатых веществ. Именно такой акт имеется и в нашем деле. Так что, как говорят на Украине, «Нэ трэба нас дурыти, мы ще нэ зовсим пьяни».
Кроме того, возникает вопрос – для чего нужно было разбивать банку, из которой уже вынули и запалы и УДЗ (надпись к фото № 31 – Вид содержимого банки, обнаруженной на 1 этаже, после выемки запала)? Только для одного – скрыть отпечатки пальцев того, кто проводил манипуляции с банкой у нас на даче.
О ковриках сказано уже несколько раз одно и то же: и защитой, и обвинением. Вывод после всех аргументов обвинения кратко сводится к одному утверждению: коврики в висячем состоянии на месте происшествия имели одни размеры, а на экспертизе перешли в возбужденное состояние и увеличились на 11 сантиметров. Прошу прощения за скабрезность, но, по-моему, прокурор перепутал коврики с чем-то другим. Специально для прокурора: коврики ЭТО не делают!»
Живые коврики, живые пули – ох, тяжела ты, прокурорская и судейская доля!
По пистолету ПСМ. Согласно моему послужному списку я вместе с семьей с февраля 1989 по март 1994 года проходил службу командиром войсковой части, дислоцированной по адресу: Узбекская ССР (с 1991 г - Республика Узбекистан), Ташкентская область, Бостанлыкский район, посёлок Азатбаш. Как известно из школьного курса географии, Узбекистан и Таджикистан являются разными странами, а с 1991 года – еще и полностью независимыми государствами. Поэтому пистолет, выпущенный в 1993 году в России и направленный в адрес силовых структур Таджикистана, никаким образом не мог оказаться в другом государстве. В оружейном сейфе штаба хранился ПСМ командира бригады. Такими пистолетами в независимом Узбекистане стали вооружать всех командиров, занимающих генеральские должности, в том числе и командира бригады спецназ (штатная категория – генерал-майор). Свидетель Мусиенко также подтвердил, что он видел пистолет ПСМ в сейфе, где хранилось оружие офицеров управления бригады спецназ, дислоцированной по указанному адресу. Вынести, а тем более вывезти, какой-нибудь пистолет из сейфа невозможно, поскольку ежедневно при смене дежурства происходит поштучная и пономерная проверка всего оружия, находящегося в сейфе. Тот ПСМ выпуска советских времен, как был сейфе, так и остался.
Кроме того, согласно оглашенного мною аттестата, (т. 6 л.д. 135), при увольнении с военной службы я своё личное оружие сдал полностью.
Были также намёки обвинения на то, что отпечатки пальцев не остаются на предметах с масляной поверхностью. Такое ощущение, что прокурор нынешнюю жару перенес на март 2005 года со среднесуточными отрицательными температурами. На застывшей от мороза смазке пальчики отпечатываются – мечта следователя. Не верите, съездейте пару раз в зимнюю Чечню к нашим коллегам из спецназа ФСБ или МВД, или даже к спецназовцам Минюста – они вам разъяснят. А потом, если бы у меня был пистолет, то зачем мне его в гараже хранить? Что, в случае нападения – в гараж бежать за ним? Да, был у меня неучтенный газовый пистолет, и установлено, что я его хранил в прикроватной тумбочке на даче. Был бы боевой – хранил бы дома в прикроватной тумбочке в спальне или тоже где-нибудь под рукой. Вывод: доказательств какой-либо моей причастности к пистолету ПСМ из гаража нет!
По патронам в гараже и на месте происшествия. В гараже обнаружены патроны 22 различных партий и ни одна из них не совпадает с патронами и гильзами, обнаруженными на Митькинском шоссе. Таким образом, бандитский тайник, обнаруженный в гараже не имеет никакого отношения к имитации покушения. Лица, создавшие этот тайник, следствием так и не установлены.
Прокурором была описана ещё одна очень живописная картина, как ведущий научный сотрудник Генерального штаба Квачков якобы ходил по войсковому полигону и, как грибы и ягоды, собирал неразорвавшиеся боеприпасы и потом даже извлекал из них аммиачную селитру и алюминиевую пудру. Тут даже не знаешь: плакать или смеяться. Во-первых, брать в руки неразорвавшиеся боеприпасы могут только несмышленые мальчишки либо полностью сформировавшиеся взрослые дебилы. Я уже не говорю о том, что каждый неразорвавшийся боеприпас (а разрывы гранат обязательно считаются руководителем стрельбы или подрывных работ на участке) ярко и заметно обозначается на местности и в последующем в обязательном порядке подрывается на месте накладным зарядом. Поэтому ситуация, при которой приехавший в часть представитель Генштаба на глазах у сотен военнослужащих бродит по стрельбищу и собирает неразорвавшиеся боеприпасы, просто находится за рамками здравого смысла.
Во-вторых, аммиачная селитра и тем более алюминиевая пудра, никогда и нигде не входили и не входят в состав начинки военных боеприпасов. Действительно, аммиачная селитра, является не только сельскохозяйственным удобрением, но и в определенном состоянии может стать бризантным взрывчатым веществом пониженной мощности. Но как уже десятки раз говорилось, в инженерных боеприпасах спецназа используется не сельхозудобрения, а взрывчатые вещества нормальной и повышенной мощности – тротил, тэн, гексоген, пластит. Поэтому детективные предположения прокурора о хищении мною неразорвавшихся боеприпасов и извлечении из них взрывчатых веществ являются не более, чем его художественными фантазиями. В том числе, и особенно в отношении следов аммиачной селитры в багажнике нашего СААБа. Как хорошо, что картошку мы брали в сетках с машины во дворе. Не дай Бог, привез бы сетки с картошкой домой в багажнике СААБа - мог бы привезти и следы нитратных или азотных удобрений. Тогда бы не сдобровать…
Ещё раз повторяю вывод экспертизы: «Содержание ионов нитрата и аммония не превышает значений характерных для естественного фона – 10-7 – 10-5 гр/см 2» (т. 11 л.д. 166).
Аккумуляторная батарея, обнаруженная на месте происшествия. Обвинением высказывалось мнение, что она предназначалась для проверки электроцепи взрывного устройства и при этом одновременно утверждалось, что источник тока был вмонтирован в заряд, и даже, что этим источником была батарея от мобильного телефона. Подобные предположения вызваны полной некомпетентностью в этом вопросе.
Если источник тока находится во взрывном устройстве и цепь разомкнута только выключателем, то как только вы замкнете цепь, пусть даже для проверки, немедленно произойдет подрыв. Я даже не представляю себе, какой идиот (кретин, придурок, в конце концов - какой прокурор) придумал вставить источник тока в заряд, а цепь разомкнуть только выключателем. Ведь при перевозке или переноске в него может попасть влага, попадет снег и в теплом помещении растает, или просто от тряски цепь замкнется и тогда взрыв неизбежен. Такая схема электровзрывной сети смертельно опасна.
Но обвинение строит свои предположения именно на этом варианте. Поэтому, совершенно не желая смерти прокурору Каверину и адвокату Шугаеву, я советую им купить петарду (не буду кривить душой, желательно покрупнее), смастерить электовзрывную сеть с любым источником тока, электовоспламенитель пороха сделать из обычной лампочки (аккуратно разбить так, чтобы не повредить нить накаливания) вставить электровоспламенитель в пороховую часть петарды, сесть к ней поближе, обняться, а потом замкнуть сеть с целью проверки. Другие участники со стороны обвинения тоже могут находиться рядом. НУ, ЧТО, СЛАБО?
Контакты от батареи мобильного телефона (обычно их три) могут быть подсоединены только к соответствующим телефонным контактам. Подрыв был по проводам, а не по мобильному телефону. Тот факт, что нападавшие принесли аккумуляторную батарею на место происшествия, говорит об их низкой подготовленности в этом вопросе и о том, что заряд делали одни, а подрывали другие.
Записка, обнаруженная у Александра Квачкова никакого отношения к наблюдению за Чубайсом не имеет. Согласно экспертизе почерком Александра Квачкова написано 6 номеров. При этом единственная машина, которая встречается дважды и 30.11 и 2.12, является машина с государственным номером Н 336 ЕВ 90 RUS, - BMW красного цвета, 1993 года выпуска; владелец – сотрудник РАО ЕЭС Кулаков Алексей Алексеевич, который, согласно его показаниям, всегда ставил свою машину на стоянке около РАО перед центральным входом (т. 13 л.д. 216-218). Несмотря на все наши попытки вызвать Кулакова А.А. в суд и допросить его, судьёй при поддержке адвокатов Чубайса и гособвинителя, принимались решения об отказе в ходатайствах.
Почерковедческие экспертизы записи на чеке ККМ «Дим-Гал.» выполнена не Квачковым В.В., не Квачковым Александром, не Яшиным, не Найденовым, не Мироновым Иваном, а другим лицом. \т. 9 л.д. 60-63, 133-138, 151-153\ Лицо, которое сделало эту запись ни следствием, ни судом не установлено.
Выводы экспертизы \т.9 л.д.63\:
1. Запись «Дим-Гал», расположенная на лицевой стороне чека ККМ «ВР» Мржайская ЗАО Петрол от 13.3.2005 выполнена не Квачковым Александром Владимировичем, а другим лицом.
2. Установить, кем – Квачковым А.В. или другим лицом выполнены символы «В», «С», и записи «100м», «100», «5 чел», не представилось возможным по причинам, указанным в пункте 2 исследовательской части доказательств. (Кстати, какое отношение 100 м имеют к схеме места происшествия ? – Никакого)
Вывод: доказательств причастности подсудимых к данной записке нет!
Уважаемые присяжные заседатели!
Почти 5 лет назад мы, обвиняемые по данному делу, выбрали суд с участием присяжных заседателей. Вы – уже четвертая коллегия, которая судит нас. И только благодаря объективности, честности и гражданскому мужеству ваших предшественников - присяжных заседателей - мы были выпущены из тюрьмы и сейчас находимся на свободе. Позволю себе надеяться, что за эти месяцы вы смогли разобраться (насколько это вообще было возможно в созданных в суде условиях) в фактических обстоятельствах этого дела, смогли составить правильное мнение и вынесете справедливый, основанный на законе и совести вердикт.
Согласно статье 339 Уголовно-процессуального кодекса по каждому подсудимому и каждому деянию Вам предстоит ответить на три вопроса:
1) доказано ли, что имело место преступное деяние;
2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;
3) доказана ли вина подсудимых (в случае признания подсудимого виновным ставится также вопрос о снисхождении).
По опыту предыдущего судебного разбирательства, всего перед присяжными было поставлено 30 вопросов. Судя по всему, сейчас вопросов будет еще больше, поскольку добавился еще один подсудимый.
Вопросов будет много, но самый главный, можно сказать, системообразующий вопрос – это вопрос о покушении. Это будет очень большой, почти на целую страницу достаточно сложный вопрос с описанием всей той надуманной картины, которую в течение 9 месяцев рисовала перед вами сторона обвинения вместе с судьей. То есть будет только вопрос о покушении. Вопроса об имитации покушения в вопросном листе не будет.
При этом, в вопросе, доказано ли, что было покушение, под прикрытием безспорных фактов нападения на автомашину БМВ будут сделаны юридические закладки-ловушки для хитроумного подтверждения факта покушения, которые не очень просто вычислить.
Какие безспорные факты будут изложены в этом вопросе? – Допустим, занимал ли Чубайс руководящие должности в Правительстве России, Администрации Президента, а также в партии «Союз правых сил», ехали ли 17 марта примерно в 9:16 по Митькинскому шоссе автомашины БМВ с Крыченко и Дорожкиным, Митсубиси–Лансер с охранниками Моргуновым, Хлебниковым и Клочковым, ВАЗ 21093 Игоря Вербицкого, произошел ли взрыв самодельного фугаса, скорее всего, без указания его мощности в тротиловом эквиваленте, был ли обстрел из автоматов и тому подобное, что не оспаривалось защитой. Однако наряду с этими установленными фактами в вопрос будут включены вопросы-ловушки.
По имеющемуся у нас опыту эти ловушки заключались в следующем. У вас спросят, доказано ли, что 17 марта 2005 года целью действий нападавших было причинение смерти Чубайсу и прекращение его государственной и общественной деятельности, а также причинение смерти сопровождавшим его охранникам. Поэтому убедительно прошу вас при изучении первого вопроса внимательно разобраться с целью события, произошедшего 17 марта на Митькинском шоссе.
К сожалению, не все факты имитации покушения защите удалось основательно и подробно довести до вашего сведения. Но мы надеемся, что
доказанная математически максимальная мощность заряда в 400 с небольшим граммов, заложенного в кювете,
сокрытие факта приезда Чубайса в РАО на другой машине и срочное избавление от автомобиля БМВ, подвергшегося нападению,
запрет руководителя ЧОПа Швеца на применение оружия охраной,
совершенно неадекватные действия Моргунова на месте происшествия,
наличие на месте происшествия неустановленных лиц, применявших свето-шумовые гранаты, и которых Моргунов отвез потом на перекресток,
отпугивающий огонь нападавших по охранникам - помогут вам принять правильное решение: была ли у нападавших цель уничтожение Чубайса и его охранников. По нашему мнению, НЕТ, такой цели не было, а значит, и не было посягательства на жизнь Чубайса, то есть не было объективного состава того преступного деяния, которое нам вменяется по статье 277 УК РФ. Уже только по этой причине на вопрос о покушении нужно отвечать отрицательно.
Следующая возможная закладка-ловушка – указание в вопросе на государственную и общественную деятельность Чубайса. Назвать известную всей России деятельность Чубайса государственной, а не антигосударственной, могут только люди, лишенные понятия стыда и совести. К сожалению, защите не удалось, как этого требует закон, исследовать в судебном разбирательстве все составные части события 17 марта, в том числе и деятельность Чубайса, которую бездоказательно называют государственной. Антигосударственная деятельность Чубайса должна не защищаться законом, а преследоваться по закону. Мы надеемся, что в будущем настанет время, когда Чубайс окажется на скамье подсудимых.
А сейчас, уважаемые присяжные заседатели, я прошу вас найти в себе гражданское мужество и за всю Россию сказать ему то, что думает о нем абсолютное большинство русского и других коренных народов России. Сказать - от имени русских, татар, башкир, мордвы, коми, чувашей и других более 100 коренных народов России. (При этом можно напомнить, что ни китайцы, ни евреи к коренным народам России не относятся).
Конечно, сказать пока только то, что можно сказать в нынешнем суде – нападение было, но не на государственного деятеля!
Таким образом, если вы, уважаемые присяжные заседатели, ответите отрицательно на вопрос, доказано ли само событие преступления – то есть ответите, что реального покушения на Чубайса не было, отпадает необходимость отвечать на большинство других вопросов. Например, о причастности подсудимых к покушению, так как невозможно быть причастным к тому, чего не было. Отпадают вопросы о вине подсудимых, так как нельзя быть виновным в том, чего не было и так далее. Именно поэтому я прошу вас отнестись внимательно к первому, главному вопросу – доказано ли, что событие 17 марта на Митькинском шоссе было реальным покушением на Чубайса, и ответить на него – НЕТ, НЕ ДОКАЗАНО!
Если вы все-таки решите, что нападение на автомашину БМВ было реальным покушением на Чубайса, вам придется отвечать на вопросы о нашей причастности к этому событию. В течение всего процесса мы старались убедить вас в нашей непричастности.
Вспомните допросы Корватко, из которого выбивали показания на следствии;
вспомните результаты трех последовательных обысков на даче, количество и размеры ковриков,
вспомните результаты десятков экспертиз, доказывающих нашу непричастность,
вспомните показания людей, которым меня предъявляли для опознания, показания свидетелей. Вспомните – и примите решение по совести! Решайте сами!
Но здесь, так же как и в вопросах об оружии и боеприпасах тоже следует ожидать соответствующих ловушек-закладок путем включения в один вопрос двух по сути разных вопросов. Вот, например, как пытались обмануть третью коллегию присяжных заседателей в 21 вопросе.
У присяжных в одном вопросе спрашивалось: 1) «Доказано ли, что были приобретены (не указывая кем) два автомата системы Калашникова, 815 патронов калибра 5,45, пистолет ПСМ с патронами, 40 пистолетных патронов 7,62 мм, электродетонатор, взрыватели УДЗ, самодельное взрывчатое вещество». Конечно, на этот вопрос напрашивается утвердительный ответ, за исключением двух автоматов (никто этих автоматов не видел). Но дальше в вопросе следующее: «… а 17 марта 2005 года в 7 часов 20 минут на автомашине СААБ г.н.У 226 МЕ к запланированному месту взрыва были привезены указанные выше два автомата Калашникова с не менее чем 47 патронами калибра 7,62 мм, которые с выше указанным устройством были использованы 17 марта 2005 года при обстоятельствах, описанных в 1-ом вопросе? \напомню, это вопрос о покушении\.
Однако присяжные, увидев в вопросе утверждение о причастности СААБа, добились устранения упоминания о моей машине. В ответе присяжными было дописано: «За исключением автомашины СААБ госномер У 226 МЕ 97». Это уточнение позволило мне в 2008 году выйти на свободу. Прошу вас, будьте бдительны!
Уважаемые присяжные заседатели!
В течение многих месяцев судебного процесса вы увидели, насколько была беспристрастна судья, насколько соблюдались основополагающие принципы правосудия – равенство и состязательность сторон, презумпция невиновности, право обвиняемых лично защищать себя в суде, свобода оценки доказательств.
В существующей политической и судебной системе нас уже никто не защитит. В государстве, в котором мы сейчас оказались, на нашем месте – без вины виноватых – может оказаться практический любой человек. И никто его в этой политико-административной системе не защитит. Никто, кроме нас самих.
Я обращаюсь к вам с просьбой оценить представленные доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на законе и совести.
Я обращаюсь к вам, присяжным заседателям из народа, с просьбой защитить нас сегодня. Тогда обязательно наступит время, когда мы сможем защитить вас.
Честь имею. С Богом!
Полковник В.Квачков


P.S. Последнее слово, которое я рассчитывал сказать в течение одного часа и 15 минут, началась в 10.00 и закончилась в 13.45, то есть длилась в 3 раза дольше. Основная причина – судья останавливала меня практически после каждой фразы, ссылаясь на то, что я не имею права сообщать факты, неизвестные до этого присяжным, запрещая показывать присяжным схемы движения машин, формулы расчета и прямо угрожая мне удалением из зала заседания.
Мне пришлось довести до председательствующей судьи Пантелеевой Л.Л. требования статьи 294 Уголовно- процессуального кодекса: «если участники прений или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие» и статьи 381, где в ч.2 п.7 сказано, что нарушением уголовно-процессуального закона является «непредоставление подсудимому последнего слова». Конечно, эти требования закона были отброшены председательствующим судьей.
Возмущения присутствующих достигли своей верхней точки, когда судья попыталась удалить из зала участника Великой Отечественной войны, председателя Международного союза советских офицеров генерал-лейтенанта А.Г.Фомина. Совместными усилиями подсудимых и основной части публики, вставшей рядом с фронтовиком, это решение было сорвано.

http://community.livejournal.com/judenfrei/38571.html?#cutid1

Вынесение вердикта завтра в пятницу 20 августа в 10 утра в Мособлсуде (метро "Мякинино"), всем кто хочет поддержать - желательно прибыть к 9.30 утра

Онлайн В.Атаманова

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1148
Re: Москва
« Ответ #42 : 19/08/10 , 20:44:16 »
Завтра или в субботу состоится чтение приговора суда над Квачковым,Найденовым,Яшиным,Мироновым. Этот суд их здорово
закалил.Они на равных разговаривают с судьей.Они говорят при
присяжных, что суд неправедный, что судья необъективна пристрастна и это не суд а судилище в воровской малине и хуже.
В среду был генерал Фомин,редактор Советского воина.Когда судья
хотела его выгнать, запротестовал весь зал.А он сказал, что был в
плену и знает всякие порядки и она судья ведет себя хуже, чем в
оккупационном режиме. Если присяжные их не оправдают, значит
Чубайс им посулил такие деньги!!! О-го-го.

Оффлайн Аdmin

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7839
Re: Квачков
« Ответ #43 : 20/08/10 , 03:21:00 »
ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ПОДСУДИМЫХ СУДЬЯ ОСТАВИЛА ЗА СОБОЙ.
Хроника суда...

Aug. 20th, 2010 at 1:03 AM

Процесс по делу о покушении на Чубайса вплотную приблизился к развязке. После завершения прений осталось прозвучать лишь последнему слову подсудимых, и присяжные заседатели отправятся в совещательную комнату выносить вердикт.
Последнее слово подсудимого… Есть в этом выражении что-то от предсмертного завещания, потому что смерть, как и тюрьма, тоже наступает по приговору судьбы. Звучат в формулировке «последнее слово подсудимого» и нотки прощания человека, отправляемого на войну или в далекое путешествие, откуда не всегда возвращаются. Словом, всякий, кто стоял у рубежа, когда нет пути назад, кто прощался с родным домом, не чая увидеть его вновь, поймет, что такое – «последнее слово подсудимого». В свое «последнее» надо вместить все, что ты хочешь сказать присяжным заседателям накануне того, как они решат твою судьбу. И как уместить это всё в несколько минут судебного завещания? А, главное, как высказать в последнем слове свою неугасающую надежду на справедливость?

Удивительно, но именно в суде мы все, порой не справедливо поступающие в обыденной жизни с нашими близкими и дальними, здесь, в суде, надеемся и уповаем именно на справедливость. Справедливость – это архетип нашего сознания, которым, как у нас принято считать, можно пренебречь в быту и на работе, но только не в суде. Ибо суд – это место, где, в понимании русского человека, ДОЛЖЕН храниться эталон справедливости. Не будет этого эталона, затеряют его, перекорежат, испачкают или затрут, - и общество скатится в беспредел гражданской войны, где эталон справедливости будет вновь добыт и установлен нерушимо, но только уже кровью и жертвами.
Последнее слово подсудимых Квачкова, Яшина, Найденова, Миронова, - именно в таком порядке они решили выступать, - собрало так много народу, что все не уместились в судебный зал, несмотря на дополнительно внесенные в него скамьи.
Первым вышел к трибуне подсудимый Квачков, которого только что, после полугодового перерыва, наконец-то впустили в судебное заседание: «Уважаемый суд! Перед началом своего последнего слова я бы хотел изложить требования статьи 293 Уголовно-процессуального кодекса. Пункт 1. После окончания прений сторон председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово. Никакие вопросы к подсудимому во время его последнего слова не допускаются. Пункт 2. Суд не может ограничивать продолжительность последнего слова подсудимого определенным временем. При этом председательствующий вправе останавливать подсудимого в случаях, когда обстоятельства, излагаемые подсудимым, не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу. В дополнение к этому статья 294 УПК РФ. Если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие. По окончании возобновленного судебного следствия суд вновь открывает прения сторон и предоставляет подсудимому последнее слово».
Видно было, как заметно побелела судья, поняв, что последнее слово подсудимых пройдет в суде не споро и не гладко, в любом случае не так, как она себе представляла, привычно попирая всякие нормы Уголовно-процессуального закона.
Квачков уверенно продолжал: «В мировой и отечественной судебной практике подсудимый в своем последнем слове имеет право даже изложить обстоятельства, о которых суду не было известно, но они имеют отношение к рассматриваемому делу, особенно если об этих обстоятельствах нам не дали сказать в процессе. Обвинение в четвертый раз орудует против подсудимых, но теперь действует более бесстыдно…».
Судья Пантелеева нашла, наконец, возможность прервать подсудимого: «Подсудимый Квачков, я Вас останавливаю! Уважаемые присяжные заседатели, оставьте без внимания высказывания некорректного характера в адрес участников процесса».
Владимир Квачков терпеливо и стойко переносит выпад судьи: «Для того, чтобы понять смысл события на Митькинском шоссе, надо ответить на два главных вопроса: какова была цель нападения и кто напал на проезжавшие машины. На наш взгляд, целью нападения была имитация покушения на Чубайса. Но в суде защиту лишили возможности исследовать имитацию покушения на Чубайса…».
Судья вклинивается в образовавшуюся паузу, как колун в трещину в дубовой чурке: «Уважаемые присяжные заседатели, прошу оставить без внимания заявление подсудимого Квачкова об ограничении прав стороны защиты. Защиту никто не ограничивал в предоставлении доказательств».
Квачков лишь улыбается при воспоминании о репрессивных методах ведения суда Пантелеевой: «А теперь доказательства имитации покушения на Чубайса…».
То, что произошло дальше, описать вкратце довольно трудно, ибо это была бесконечная череда реплик подсудимого и судьи. Каждый факт, приводимый подсудимым, большинство из которых звучали не раз в суде, были зафиксированы в материалах дела свидетелями, экспертами, документами, неистово оспаривался судьей категорически и зло: «Подсудимый Квачков предупреждается об искажении фактических обстоятельств дела!». Судье Пантелеевой не важно было, что факты, оглашаемые Квачковым, цитировались им со строгими и точными ссылками на тома уголовного дела, судье было наплевать, что свидетели, на чьи слова ссылался подсудимый, во всеуслышанье говорили это перед присяжными, главное для нее было – не допустить, чтобы присяжные заседатели ещё раз убедились, что имитация покушения ДОКАЗАНА в судебном следствии. Судье Пантелеевой важно было своими постоянными занудными вклиниваниями в последнее слово Квачкова разрушать ту целостную, ёмкую, убедительную картину имитации на Митькинсклом шоссе 17 марта 2005 года, которую тот представлял присяжным заседателям.
Судья Пантелеева черной кошкой металась между доводами подсудимого Квачкова, заметая хвостом – «Оставьте без внимания! Не должны учитывать при вынесении вердикта!» - все, что тот говорил. Когда хвост уставал, судья показывала когти - грозила Квачкову удалением из зала, на что тот отвечал изумлённым риторическим вопросом: «Ваша честь, Вы желаете лишить меня последнего слова!?».
Всем было прекрасно известно, что лишить подсудимого последнего слова НЕЛЬЗЯ. Но ведь попугать-то можно! И судья пугала, прямо-таки застращивала, почему-то ссылаясь при этом на закон, запрещающий это делать. И вот, ознакомьтесь, последний писк судебной казуистики в ухищрениях судьи Пантелеевой: «Подсудимый Квачков, согласно закону, председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово, но ведь может это право и отнять, если Вы не будете подчиняться закону!».
Пантелеева настолько часто и надолго перебивала подсудимого, что Квачков совершенно искренне находил обоснованным время от времени спрашивать её: «Ваша честь, это чье последнее слово – мое или Ваше? Может быть, Вы закончите свое, а я потом продолжу свое?». Но юридическая фантасмагория продолжалась, и судья упорно перемалывала, кромсала, резала последнее слово подсудимого Квачкова, тщательно перемешивая его со своими долгими пустыми никчемными монологами. Её задачей было забалтывать проговорённое Квачковым, не давать его словам закрепляться в сознании присяжных. Иногда она выдыхалась, и ей на помощь тотчас приходил … прокурор Каверин. Подобного беспредела вряд ли помнят стены суда! Прокурор Каверин вальяжно и по-хозяйски, да что я слова помягче выбираю! – нагло, по-хамски вставал Каверин и начинал «поправлять» последнее слово подсудимого! То, что закон не позволяет даже судье, делал прокурор при полном одобрении судьи. Пантелеева выслушивала прокурора не просто с одобрением, видно было, что она ещё и благодарна была ему за помощь, и, передохнув немного во время пассажей Каверина, привычно подхватывала монологи прокурора просьбой к присяжным «оставить сказанное подсудимым Квачковым без внимания».
Рассказывая о том, в каком порядке следовали машины Чубайса и его охранников по Митькинскому шоссе, Квачков достал для наглядности склеенную из картонок схему движения кортежа и развернул ее перед присяжными. Судья сработала пронзительно и моментально, как хороший датчик пожарной опасности: «Уважаемые присяжные заседатели, смотрите в мою сторону! В мою сторону! Подсудимый Квачков, уберите схему! Вы не имеете права пользоваться материалами, не исследованными в суде!». Надо ли помечать, что Пантелеева говорила неправду: очередность нахождения машин на Митькинском шоссе во время взрыва в суде изучена вдоль и поперёк, Квачков лишь для наглядности вычертил это на схеме, представив точное расстояние между машинами и длину самих машин. Представленная картина действительно не оставляла даже камушка от утверждения прокуратуры, что машины были слишком далеки от места взрыва и потому, дескать, не пострадали. Но важнее того была демонстрация нечистоплотности следствия, не пожелавшего разыскать и расспросить ни водителя, ни пассажиров переполненной «маршрутки», на глазах которых, прямо у них перед носом разворачивалась вся картина «покушения»!
Квачков законопослушно возразил: «Ваша честь, это новые обстоятельства, не известные суду. Я имею право их представить, а Вы, если найдете их важными, можете возобновить судебное следствие, согласно статье 294-й УПК».
Что в ответ заверещала судья, разобрать на диктофоне невозможно, зато хорошо слышно подсудимого Яшина, который встал в этот момент: «Ваша честь, почему Вы препятствуете нашей защите? Вы всё время скрывали от присяжных правду. Вы даже сейчас, в последнем слове, не даёте нам говорить. Вы попираете даже наше право на последнее слово! Вы что творите с прокурором и Чубайсом! Прекратите произвол!».
Миг тишины и вдруг тихое, отчётливое из зала «Позорище!».
Судья заголосила, нет, взвыла как сирена: «Пристав, заберите у Квачкова схему! Уважаемые присяжные заседатели, покиньте зал!».
Присяжные вышли. Судья, свирепо всматриваясь в зрителей, вопросила: «Приставы, укажите, кто из присутствующих в зале допустил сейчас выкрик».
Приставы не успели сдвинуться с места, как с крайней скамьи степенно поднялся седовласый рослый и прямой, несмотря на почтенный возраст, мужчина. Стать и спокойная уверенность его произвели впечатление на Пантелееву, та спросила, умерив пыл: «Это Вы кричали «позор»?».
«Не позор, а позорище! – жёстко поправил её старик, устав сдерживать возмущение, накопленное за минувший час: «Я говорю, что это позорище! Даже в фашистском суде Димитрову давали слово, последнее слово, и не прерывали его так!, и была допущена международная пресса! Он Геринга поставил на колени! А здесь Вы что творите?! То, что фашисты себе не позволяли! Это же страшнее фашистского суда!».
Судья Пантелеева, ничуть не смущенная: «Назовите Вашу фамилию?».
«Генерал-лейтенант Фомин Алексей Григорьевич. Ветеран Вооруженных Сил».
Судья всё мимо ушей: «Фомин Алексей Григорьевич удаляется за нарушение порядка в судебном заседании!».
Генерал твёрдо и уверенно: «Не выйду!».
Судья истерично: «Приставы! Удалите его!».
Служивые мешкают, в их взглядах растерянность и … боль. Они явно не хотят оскорбить старика.
Полковник Квачков сходит с трибуны и становится рядом с Фоминым: «Генерала тронуть не дам!».
Громовым голосом Яшин взывает к судье: «Вы намеренно провоцируете скандал!».
Генеральский голос Фомина перекрывает даже яшинский бас: «Что здесь творится? Это - суд?! Мы за что воевали?!».
Обстановка накаляется, как железный лом в кузнечной печи. Таким ломом можно и суд разворотить до фундамента. Судья это поняла: «Объявляется перерыв на десять минут!».
После перерыва и, вероятно, консультаций с вышестоящими, судья вдруг переменилась, теперь она позволяет говорить Квачкову практически без купюр «прошу оставить без внимания сказанное Квачковым» и самоличной цензуры «подсудимый Квачков предупреждается об искажении материалов дела».
Зал слушает В. В. Квачкова в полной тишине: «Уважаемые заседатели! Позволю себе надеяться, что вы за десять месяцев смогли разобраться в обстоятельствах этого дела, чтобы вынести основанный на законе и совести вердикт. По каждому подсудимому и каждому деянию вам предстоит ответить на три вопроса. Первое. Доказано ли, что имело место преступное деяние? Второе. Доказано ли, что это деяние совершил подсудимый? Третье. Доказана ли вина подсудимого и в случае вины заслуживает ли он снисхождения? По опыту предыдущего судебного разбирательства перед вами будет поставлено более тридцати вопросов. Но самый главный – системообразующий вопрос – это вопрос о покушении на Чубайса. Это будет очень большой, на целую страницу достаточно сложный вопрос с описанием всей надуманной картины, которую рисовало тут вам обвинение. То есть, будет только вопрос о покушении, вопроса об имитации покушения не будет. При этом в вопросе «Доказано ли, что было покушение на Чубайса?», под прикрытием бесспорных фактов вроде нападения на автомобиль БМВ, вам будут сделаны юридические закладки-ловушки для хитроумного подтверждения факта покушения, которые не так-то просто будет вычислить. Какие бесспорные факты будут в вопросе о покушении? Например, занимал ли Чубайс государственные должности и должности в «Союзе правых сил»? Ехали ли 17 марта 2005 года по Митькинскому шоссе автомобили БМВ, Митсубиси и ВАЗ? Произошел ли взрыв самодельного фугаса? Подобные факты не оспариваются защитой и они очевидны. Однако наряду с этими установленными фактами в вопрос будут включены вопросы-ловушки. У вас спросят, доказано ли, что 17 марта 2005 года целью подрыва было причинение смерти Чубайсу и прекращение его государственной и общественной деятельности, а также причинение смерти сопровождавшей его охране? Поэтому я прошу вас при изучении первого вопроса внимательно разобраться, как сформулирована цель события 17 марта 2005 года на Митькинском шоссе.
К сожалению, не все факты имитации покушения защите удалось довести до вашего сведения. Но мы надеемся, что математически доказанная максимальная мощность заряда в 450 граммов тротила, заложенного в кювете, сокрытие факта приезда Чубайса в РАО «ЕЭС» на другой машине, срочное избавление от автомобиля БМВ, запрет руководителя ЧОПа Швеца на применение оружия охране, совершенно неадекватные действия охранника Моргунова на месте происшествия, наличие на месте происшествия неустановленных лиц, которых Моргунов отвез потом на перекресток Минского шоссе, отпугивающий охрану огонь нападавших, - все эти факты помогут вам принять правильное решение при ответе на вопрос: «была ли у нападавших цель уничтожения Чубайса и его охраны?». Если такой цели не было, значит, и не было посягательства на жизнь государственного и общественного деятеля Чубайса.
Я прошу вас, уважаемые присяжные заседатели, найти в себе гражданское мужество и за всю Россию сказать Чубайсу то, что думают о нем народы России. Таким образом, если вы на первый вопрос ответите отрицательно: доказано ли само событие преступления, то есть ответите, что реального покушения на жизнь Чубайса не было, отпадает необходимость отвечать на другие вопросы. Например, о причастности подсудимых и о вине подсудимых, так как не может быть ни вины, ни причастности к тому, чего не было. Поэтому я прошу вас внимательно отнестись к первому вопросу: доказано ли, что событие 17 марта 2005 года было реальным покушением на Чубайса и ответить на него «НЕТ. НЕ ДОКАЗАНО».
Уважаемые присяжные заседатели, в течение многих месяцев судебного процесса вы видели, как была «беспристрастна» судья, насколько соблюдались принципы равенства и состязательности сторон, презумпция невиновности, право обвиняемых защищать себя лично в суде, свобода оценки доказательств. В существующей политической и судебной системе нас уже никто не защитит. В государстве, в котором мы оказались, на нашем месте без вины виноватых может оказаться любой человек. Я обращаюсь к вам с просьбой оценить представленные доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на законе и совести. Я обращаюсь к вам, судьям из народа, защитить нас сегодня, тогда обязательно настанет время, когда мы сможем защитить вас. С Богом!».
В. В. Квачков сходит с трибуны. В зал приглашается удалённый за протест против произвола и беззакония судьи Пантелеевой Роберт Яшин: «Уважаемые присяжные заседатели! 17 марта 2005 года, еще до того, как было осмотрено место происшествия, был задержан полковник Владимир Васильевич Квачков. Сразу появились две версии происшествия: патриотические настроения Квачкова и коммерческий самострел Чубайса. В этот самый момент заложниками ситуации оказались руководители следственной бригады и сам Чубайс, которому срочно надо было отвести от себя обвинение. Эти факторы исключили два главных обстоятельства: возможность объективного независимого расследования и возможность в дальнейшем объективного независимого суда. Следствием именно этих причин стали и фальсификация доказательств, и противоправные действия по отношению к свидетелю Карватко и так далее. Следствием этих причин стало и применение порочных методик в наших судебных процессах. Все это происходило и происходит на ваших глазах. Вы здесь столкнулись с изнанкой правоохранительной системы, готовой любого человека закатать в асфальт в угоду власть и деньги имущим. Исходя из главного принципа определения мотивов преступления, который гласит «Ищи того, кому это выгодно», мне ясно только одно: выгодно это многим, но ни мне, ни Квачкову, ни Найденову, ни Миронову это точно не выгодно. Как показало время, колоссальные дивиденды от этого получил сам Чубайс, премии получила охрана, думаю, и исполнители на полученные денежки греются где-нибудь на Канарах. Поведение Чубайса, Дорожкина, Крыченко, Хлебникова, Клочкова, Моргунова и 17 марта, и в дальнейшем убедило меня только в одном: они вели себя так, будто старались больше скрыть, чем рассказать. В ходе судебного процесса, уважаемые присяжные заседатели, ваше внимание умышленно отвлекалось стороной обвинения на несущественные детали, чтобы скрыть от вас важные моменты. Я очень надеюсь, что вы сумели представить себе общую картину и уловить важные обстоятельства дела. Хочу сказать, что ни я, ни мои товарищи к данным событиям не имеем никакого отношения. Но мы вынуждены бороться против ложных обвинений, против бесчеловечного отношения к нам, против того, кто считает, что, получив должность, деньги и власть, он может ломать судьбы и распоряжаться жизнью других людей любыми угодными ему способами. А если учесть, что на нашем месте может оказаться любой человек, не прикрытый должностями и погонами, мы, в конечном счете, боремся за нашу и вашу свободу. Прошу вас вынести оправдательный вердикт. Честь имею».
Роберт Яшин закончил краткую речь и сел рядом с адвокатом, второй раз за сегодняшний день и впервые после семи месяцев вынужденного изгнанничества.
Место за трибуной занимает Александр Найденов: «Уважаемые присяжные заседатели! Вам предстоит ответить на вопрос о том, причастен ли я, виновен ли я в событии 17 марта 2005 года. Прошу вас при ответе на этот вопрос вспомнить все собранные по этому делу доказательства, сопоставить мнение стороны обвинения и стороны защиты, и изложить свое собственное мнение на основании внутреннего убеждения. Я лишь повторю: я не делал ничего из того, в чем меня обвиняют. И я прошу вас, уважаемые присяжные заседатели, верить мне. А поверить мне вам помогут доказательства, которые вы исследовали в ходе этого судебного процесса в комплексе. Кроме того, есть также здравый смысл, законы физики и других точных наук, при опоре на которые версия государственного обвинителя не может быть рассмотрена как позволяющая признать меня виновным. Эта версия, несмотря на красноречие государственного обвинителя, не подтверждается доказательствами. Если не подменять понятия и не передергивать показания свидетелей, в том числе и сотрудников ЧОПа, а оценить все это в совокупности, то моя невиновность становится очевидной.
Уважаемые присяжные заседатели! Так как предположения и домыслы государственного обвинителя не могут являться основанием для вынесения обвинительного вердикта, а иные доказательства обвинением представлены не были, прошу вас признать меня невиновным и непричастным к событиям 17 марта 2005 года. Благодарю за внимание!».
Последним из подсудимых к трибуне выходит Иван Миронов: «Уважаемые присяжные заседатели! Мне сложно доказывать свою невиновность, потому что доказывать нечего. Что доказывать? Что я в родном университете по адресу проспект Вернадского, дом 88 вел семинары и слушал лекции, а не следил из телескопа за Чубайсом? Но главное, что в этом процессе нам удалось доказать имитацию покушения на Чубайса. Имитацию, которая развязала руки Чубайсу, и последующие несколько лет мы наблюдали страшные последствия расчленения РАО «ЕЭС»...».
Судья бдительно следит за речью подсудимого: «Я Вас останавливаю, подсудимый Миронов. Предупреждаю Вас о недопустимости затрагивания обстоятельств, не относящихся к делу. Если бы сторона защиты желала доказать связь расчленения РАО «ЕЭС» с имитацией покушения на Чубайса, Вы могли бы предъявить доказательства в суде. Доказательства представлены не были».
Миронов возражает: «Мы пытались это делать, ваша честь. Вы же нам воспрепятствовали!».
Судья привычно парирует: «Уважаемые присяжные заседатели! Вы должны оставить без внимания высказывание Миронова о расчленении РАО «ЕЭС» и не учитывать при вынесении вердикта его слова о воспрепятствовании представления доказательств. Продолжайте, Миронов».
Миронов: «Нам удалось установить круг людей, которые имели отношение к этой имитации, нам удалось определить промежуток времени, когда был произведен обстрел БМВ, нам удалось публично доказать и вам продемонстрировать все нестыковки и всю правду, которую скрывают от вас так называемые потерпевшие. Мы также установили мотив имитации. Доказательств же нашей вины в деле нет и быть не может.
Мотивом, приписываемым нам обвинителями, является голословное утверждение о ненависти к Чубайсу – моей, Квачкова, хотя ни им, ни мной ничего подобного никогда не было сказано. Много говорилось на суде и о том, что Квачков называет этот режим оккупационным. Приводились цитаты из книг моего отца. Вы знаете, у нас в процессе стало модным цитировать всякие философские изречения. Особенно это практикует сторона обвинения. Я тоже процитирую: «Страна отворачивается от политического класса, который состоит из деградирующего отстоя. Фактически нынешняя власть лишает Россию лица, лишает места в мировой истории и культуре. Сегодня граждане лишены, по существу, и политических, и социальных прав. И вы говорите, что режим не оккупационный?!». Это слова не Квачкова, это слова не Бориса Миронова. Это слова доктора философских наук Игоря Борисовича Чубайса, родного брата нашего потерпевшего, который задается риторическим вопросом: «И вы говорите, что режим не оккупационный?!». Так что вы хотите от нас, от населения страны, если собственный брат нашего потерпевшего имеет мотив на ненависть и, по логике прокуратуры, имеет мотив на уничтожение своего родного брата Чубайса. До какого же абсурда довела прокуратура народные настроения, градус общественного понимания сегодняшней ситуации и под каким соусом все это пытается преподнести! Здесь прозвучала пламенная речь представителя потерпевшего Л. Я. Гозмана. Он сравнил нашего потерпевшего с Александром Вторым. Хотелось спросить: Анатолий Борисович, а корона не жмет? Если вы хищнически сумели забрать власть и деньги в стране, уничтожив при этом все то, ради чего жил и работал Александр Второй, кто вам дает право сравнивать себя с императором. Кстати, у нас в России живые копии императоров находятся на стационарном психиатрическом лечении. Не случайно же рядом с Чубайсом его ближайший помощник матерый психиатр Гозман. Я думаю, наблюдение все-таки ведется. И мы дождемся того момента, когда Анатолий Борисович в связи с такими сравнениями будет обследован. И это те, кто сегодня здесь, с этой трибуны кричит: распните их! Те, кто вашими руками пытается совершить беззаконие. Здесь Гозман нам рассказывал, как началась гражданская война. Да она началась, когда Гозманы принялись орудовать в чрезвычайках, когда по их приказам суровые товарищи в синих мундирах и лютые девочки в кожанках уничтожали русское офицерство и интеллигенцию. Когда несогласных топили в баржах по обвинению в контрреволюции. Гражданская война началась тогда, когда в политической истерике товарищей Гозманов потонул голос правды, который мы сегодня должны с вами отстоять. Ровно год назад, почти день в день, по вине Чубайса, который это не отрицает, семьдесят пять человек были утоплены в машинном зале Саяно-Шушенской ГЭС. Эта трагедия явилась…».
Судья встрепенулась, словно вспомнив свои обязательства перед Чубайсом: «Я Вас останавливаю, подсудимый Миронов, предупреждаю о недопустимости затрагивания вопросов, не относящихся к уголовному делу».
Миронов будто и не слышит: «Как я понимаю, к этой кровавой годовщине Чубайс хочет подарить себе наш обвинительный вердикт, навсегда похоронив факт имитации…».
Судья на повышенной ноте продолжает внушать подсудимому лояльность к Чубайсу: «Я Вас останавливаю, подсудимый Миронов, предупреждаю о недопустимости затрагивания вопросов, не относящихся к уголовному делу. Хотя бы ради памяти погибших там людей».
Миронов: «Но это же прямой итог имитации покушения на Чубайса, Ваша честь! Сегодня на алтарь собственной безнаказанности в эту кровавую годовщину он хочет положить еще и наши жизни. В тюрьме я понял, что такое счастье. Это когда ты ни о чем не жалеешь, когда не поступаешься совестью и не попираешь правду, когда тебе потом не стыдно смотреть в глаза собственным детям… И когда не ждешь в спину проклятья или плевка от народа и общества, в котором живешь. Но, увы, бывают моменты, когда за порядочность приходится платить, и цену огромную. Передо мной был сделан выбор: свобода в обмен на оговор Квачкова».
Судья вмешивается: «Я Вас останавливаю. Право на последнее слово – это не право на беспредел, на безнаказанность, это не право творить беззаконие в зале судебного заседания!».
Миронов эхом отзывается на ее слова: «Беспредел, уважаемые присяжные, - это когда свободу меняют на подлость. Это беспредел! Ею торгуют, как куском хлеба или куском колбасы. Вот что такое беспредел! Можно было сделать тогда другой выбор, но как дальше с этим жить. Я тогда не смог записаться в душевные инвалиды, но думал уже, что никогда не увижу небо без решеток. Прокурор вас призывал здесь не жалеть Миронова. И, правда, зачем меня жалеть. Я остался человеком, как и Катя Пажетных, перед которой готов встать на колени за принципиальность и честность, что не стала оговаривать меня. Школьная учительница, которую бросили под милицейский пресс!.. Прокурор призвал вас не жалеть Миронова. А я прошу вас пожалеть прокурора. Мне искренне жаль этого человека, который за пятаки разменял свою совесть. Пусть даже пятаки эти золотые.
Уважаемые присяжные! К этому дню я шел пять долгих лет, как и мои товарищи по несчастью, пройдя все круги ада наших тюрем. Очень сложно было не сломаться, очень сложно было остаться человеком. Спасала вера в Бога и в этот день! Я жил этим днем, в глубине души надеясь, что он наступит гораздо раньше. Я верю, что за эти десять месяцев слово правды услышано вами и исторической справедливостью отзовется в ваших сердцах. Нижайший вам поклон от нас и наших близких, что вы вместе с нами дошли до этого дня!».
Миронов вернулся на место. Судья закрыла заседание.
Последнее слово подсудимых, как и все в нашем процессе вышло весьма символичным. Судья его прерывала, задавала вопросы подсудимым, решала за них, что относится к делу, а что не относится, устраивала перепалки по разным поводам, которые нет ни времени, ни места здесь отразить. И складывается впечатление, что судья накануне последнего слова подсудимых получила строгие инструкции от потерпевшего Чубайса, и в полном соответствии с его заветами распоряжалась последними словами подсудимых – бескомпромиссно, жестко, в решительном разногласии с законом. Каков Чубайс – таковы у него и холопы. Не нами сказано, да нами проверено.

Следующее заседание в пятницу, 18 августа, в 9-30.
Ожидается вердикт.
Проезд до суда: от станции метро «Мякинино» 15 минут пешком до Московского областного суда. Паспорт обязателен, зал 308.

Любовь Краснокутская.
(Информагентство СЛАВИА)

Марина Чернова

  • Гость
Re: Квачков
« Ответ #44 : 21/08/10 , 04:44:39 »
Присяжные вновь оправдали обвиняемых в покушении на Чубайса
20 августа, в пятницу утром Мособлсуд открыл заключительное заседание по делу о покушении на экс-главу РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса в марте 2005 года, не допустив в зал заседаний значительную часть журналистов и слушателей, собравшихся поддержать подсудимых, передает Российское агентство правовой и судебной информации (РАПСИ).

Напомним, что в покушении на Чубайса обвиняются бывший офицер Генштаба Вооруженных сил РФ полковник Владимир Квачков, сын экс-министра печати РФ Бориса Миронова Иван Миронов, бывшие военнослужащие 45-го полка ВДВ офицеры Александр Найденов и Роберт Яшин.

Накануне состоялось предпоследнее судебное заседание, на котором подсудимые выступили с последним словом. Рекомендуем к прочтению стенограмму этого заседания. Поведение судьи и прокуроров, всеми силами пытающихся заткнуть рот обвиняемым, отображает всю глубину правового кризиса и деградации политической системы в России.

Перед началом судебного заседания 20 августа в проходе суда образовалась давка, и многие желающие не смогли попасть внутрь. После того, как в зал пропустили несколько человек, приставы заявили, что «мест больше нет» и закрыли дверь. Однако один из участников процесса указал прессе, что в зале есть свободные места, а такие ограничения являются попыткой суда лишить обвиняемых народной поддержки.

Во второй половине дня коллегия присяжных удалилась для вынесения вердикта. По судебным правилам, если присяжные приходят единодушному мнению по всем 38 вопросам в отношении четырех фигурантов дела, вердикт должен быть объявлен в течение одного часа. В случае возникновения различных мнений, присяжные совещаются не менее трех часов, а судьбу обвиняемых решает большинство голосов.

Перед тем, как присяжные удалились в совещательную комнату для вынесения вердикта, судья Людмила Пантелеева обратилась к ним с пятичасовой «напутственной речью». Она обобщила собранные по делу доказательства, привела позиции государственного обвинения и защиты, причем позиция и самого обвинения, и Пантелеевой характеризовалась отчетливой предвзятостью в отношении обвиняемых, хотя речь, скорее, должна идти об их коррумпированности.

Речь Пантелеевой вызвала возражение всех подсудимых и их адвокатов. Сторона защиты назвала слова судьи необъективными и искажающими истину. «Я прошу присвоить гражданке Пантелеевой звание генерального прокурора по этому делу», - заявил Владимир Квачков. Гособвинитель же возразил по поводу речи судьи, сочтя ее «слишком мягкой» и «не в полной мере разъясняющей присяжным незаконность оскорблений, допущенных подсудимыми при рассмотрении дела».

Работа коллегии присяжных продолжалась до позднего вечера, в основном по причине противодействия судьи Пантелеевой, которая уже поняла, что присяжные склоняются к оправдательному вердикту и стала с непонятной целью затягивать его оглашение. Она решила, что в ответах присяжных с 14 по 27 вопросы наблюдаются противоречия. «Вам предстоит внимательно прочитать их содержание и сопоставить свои ответы», - сказала присяжным судья.

Наконец, уже к полночи СМИ стало известно, что коллегия присяжных Мособлсуда признала полковника Владимира Квачкова и его товарищей невиновными в организации покушения на Анатолия Чубайса в марте 2005 года. Присяжные большинством голосов посчитали доказательства гособвинения недостаточными для установления вины подсудимых. В то же время своим вердиктом они отвергли и версию защиты об имитации покушения на Чубайса.

Это уже четвертая коллегия присяжных, оправдавшая обвиняемых в покушении на Чубайса. Таким образом, четвертый суд (за пять лет) над В.Квачковым и его товарищами сегодня завершился. Русские патриоты остаются на свободе и готовы к продолжению русской национально-освободительной борьбы в России.

Противостояние народно-патриотических сил с Чубайсом, символом порабощения и уничтожения России, продолжается...
http://www.rusimperia.info/news/id4125.html