Автор Тема: Золото  (Прочитано 20227 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8943
Re: Золото
« Ответ #45 : 22/09/16 , 08:42:07 »
  В ПОГОНЕ ЗА ЗОЛОТОМ РОССИИ
   
В погоне за золотом России

Из работы Ю. В. Емельянова «Подрывная деятельность западных держав против Большевистской партии и России в ходе Гражданской войны 1917 - 1920гг.

Не брезгуя куделью и паклей, пеньковой веревкой и мешковиной, костями и когтями животных, интервенты стремились прежде всего завладеть богатством России в ее наиболее концентрированном виде - ее золотым запасом. И здесь опять уместно вернуться к разведывательной миссии Моэма в России. Знаменательно, что главные участники заговора Моэма - руководители чехословацкого корпуса, лично Савинков, а также белые генералы - сыграли основные роли в борьбе за овладение российским золотым запасом.

Дело в том, что уже с 1915 года подавляющая часть золотого запаса России находилась не в Петрограде и в Москве, а в городе, расположенном на Транссибирской железной дороге. После начала наступления немецких и австрийских войск в 1915 году и занятия ими Польши, Литвы, части Латвии царское правительство приняло решение эвакуировать золотой запас империи в глубь страны. Меньшая часть золотого запаса была переправлена в Нижний Новгород. Наибольшая часть — в Казань, где золото и другие ценности были размещены в подвалах местного отделения Государственного банка.

Правда, к началу Февральской революции не все золото России было сосредоточено в Казани и Нижнем Новгороде. Немало золота оставалось в Петрограде, Москве, а также в ряде губернских центров страны. Об этом свидетельствовало принятое в октябре 1917 года решение правительства А. Ф. Керенского о переводе части средств Государственного банка за границу. За несколько дней до начала Октябрьской революции золото в слитках на сумму 5 миллионов рублей было погружено в поезд «особого назначения» и направлено через Петроград и Финляндию в Стокгольм.

Разбазариванию российского золота был положен конец, когда 27 декабря 1917 года собственность Государственного Казанского банка, как и других банков России, была национализирована декретом Совнаркома. Эвакуация же золота из центральной части России была продолжена уже во второй половине февраля 1918 года после начала германского наступления.

В мае 1918 года было принято решение Совнаркома о сосредоточении золота в Казани, как самом безопасном месте Советской республики. В мае в Казань прибыли партии золота из Тамбовского, Московского, Самарского отделений Госбанка. Одновременно в Казанский банк была доставлена новая партия ценностей из Петрограда, в том числе драгоценности Монетного двора, Главной палаты мер и весов и Горного института. Хотя 25 мая по всей Транссибирской железной дороге вспыхнул мятеж чехословацкого корпуса, золото продолжало поступать в Казань.

По мере расширения чехословацкого мятежа становилось очевидным, что Казань перестала быть надежным местом для хранения золота страны. В середине июня 1918 года по распоряжению В. И. Ленина главный комиссар Народного банка республики Т. И. Попов предписал Казанскому банку подготовиться к возможной эвакуации ценностей в Нижний Новгород, где уже находилась часть золотого запаса страны. С этой целью началась спешная замена прогнивших от времени мешков, в которых хранилось золото с 1915 года.
Однако 27 июня в разгар подготовки к эвакуации золотого запаса главком Восточного фронта эсер М. А. Муравьев вызвал к себе управляющего Казанского отделением Государственного банка Марина и потребовал прекратить приготовления к вывозу золота, так как это, мол, провоцирует панические настроения. Узнав об этом, Попов из Москвы немедленно потребовал продолжить подготовительные работы, телеграфировав: «Не обольщайтесь самохвальством Муравьева».

Тогда Муравьев стал готовить перевозку золота не в Нижний Новгород, а в Симбирск. 10 июля он прибыл сам в Симбирск, где объявил о перемирии с белочехами, начале войны против Германии и наступлении войск Восточного фронта на Москву. Однако мятеж Муравьева продолжался недолго. Сам Муравьев был убит красноармейцем во время подавления мятежа.

Не исключено, что одной из целей мятежа, организованного Савинковым, была часть золотого запаса республики, находившаяся в Нижнем Новгороде. Вскоре после разгрома мятежа Савинков нелегально прибыл в Казань. В его воспоминаниях, опубликованных посмертно в 1928 году в эмигрантской газете «Воля России» (Прага), он писал: «Решил ехать на Волгу. Надеюсь, что казанская организация будет счастливее, чем рыбинская, и что мы своими силами возьмем город». Савинков полагался на 5 тысяч бывших царских офицеров, находившихся в Казани; многие из них входили в подпольное отделение «Союза защиты родины и свободы».
В подготовке заговора с целью захвата Казани участвовали и члены так называемого Комитета членов Учредительного собрания («Комуч»), созданного 8 июня 1918 года в Самаре после захвата города белочехами. «Комуч», во главе которого находились первоначально 5 эсеров (В. К. Вольский, И. М. Брушвит, П. Д. Климушкин, Б. К. Фортунатов, И. П. Нестеров), пытался играть роль Временного правительства России, действовавшего от имени разогнанного Учредительного собрания. В своем дневнике представитель Комуча Лебедев писал, что «в числе мотивов», определявших задачу захвата Казани, «немаловажен и тот, что в Казани находится эвакуированный в нее золотой запас Государственного банка».

Заговорщики рассчитывали и на поддержку сербского батальона в Казани. Эти сербы были бывшими военнопленными австро-венгерских и германских войск, затем освобожденными русскими войсками в ходе Первой мировой войны. Руководство батальона подчинялось сербской военной миссии, находившейся в Архангельске. Сначала батальон занимал нейтральную позицию в начавшейся Гражданской войне. Однако, потеряв связь с миссией, командир батальона Благотич получил поддержку во французской миссии и примкнул к заговорщикам.

ВЧК принимала меры для раскрытия заговора в Казани. 27 июля 1918 года председатель ЧК и Военного трибунала 5-й армии Восточного фронта М. И. Лацис докладывал Ф. Э. Дзержинскому в Москву: «Разоружены две эсеровские дружины, отнято 15 пулеметов, 160 винтовок, 150 тысяч патронов. Расстреляно 10 белогвардейцев».

По мере приближения отрядов белочехов к Казани принимались экстренные меры для эвакуации 80 тысяч золота и других драгоценностей. С этой целью 28 июля из Нижнего Новгорода отправилась «Особая экспедиция» из пароходов и барж. Вывоз был намечен на 5 августа.

Однако 1 августа из захваченного белыми Симбирска вверх по Волге вышли б вооруженных пароходов и 15 вспомогательных судов с артиллерией. На них находилось 2 тысячи солдат. Их целью было золото, находившееся в Казани.

3 августа белогвардейские отряды, численностью в 600 человек и имевшие 3 орудия и 3 броневика, овладели Буинском. 4 августа бои развернулись под Казанью. Пароходы и другие суда Особой экспедиции были вынуждены отступить вверх по Волге. 5 августа белые части сражались с красными в самой Казани. Пока на окраине города шли бои, удалось погрузить 100 ящиков с золотом в грузовые автомашины. Их вывезли из Казани. Однако основную часть золотого запаса вывезти не удалось и белые отряды, которым помогали выступившие участники заговора, включая сербский батальон, захватили Казанское отделение Государственного банка.
16 августа один из руководителей Комуча Фортунатов и особый уполномоченный Комуча Лебедев осмотрели подвалы Казанского банка. По их распоряжению золото и другие ценности были погружены на два парохода и перевезены в Самару, где находился Комуч. 22 августа об этом было сообщено в «Вестнике Комуча».

Однако вскоре Красная армия развернула наступление на Восточном фронте и вернула Симбирск, а затем Казань. 10 сентября 1918 года белая газета «Волясский день» писала: «Теперь опасность грозит Самаре с востока, если советские войска, прельщенные громадными запасами и золотым фондом, находившимися в Самаре, захотят ее обойти с тыла и тем отрезать путь на Сибирь».
В конце сентября Комуч принял решение эвакуировать золото в Уфу, где к этому времени было созвано так называемое «Государственное совещание», избравшее «Временное всероссийское правительство» (ее называли «Уфимской директорией»). Известно, что из Самары в Уфу было вывезено 8399 ящиков, 2468 мешков и 18 сумок с золотом и другими ценностями.

Все это было погружено в пять эшелонов. По некоторым сведениям общая сумма ценностей, оказавшихся в Самаре, составляла 1 миллиард 100 миллионов золотых рублей. Однако по мере путешествия на восток золото и другие драгоценности стали таять. Известно о нескольких случаях пропажи золота. Так был запротоколирован факт падения ящика с золотыми монетами при разгрузке в Уфе. После сбора рассыпавшихся золотых японских монет, некоторые из них на сумму в 410 золотых рублей не были обнаружены. Там же в Уфе вскрылась пропажа 8 пудов золота. Обвиняли в краже этих пудов золота начальника контрразведки уфимского штаба Солодовникова.

Хотя вина Солодовникова не была доказана, известно, что в Уфе золотой запас изрядно похудел. Когда его опять стали эвакуировать на восток в октябре 1918 года, на сей раз в Омск, он разместился уже не в пяти, а в двух железнодорожных эшелонах.

13 октября 1918 года золото прибыло в Омск, а 18 ноября в этом городе произошел военный переворот во главе которого стоял адмирал А. В. Колчак. Уфимская директория, которая не признала правительство Колчака, направило распоряжение чехословацкому Национальному совету взять под охрану золотой запас, находившийся в Омске. Однако с 18 ноября 1918 года золотом стали распоряжаться Колчак и его правительство. Адмирал щедро расплачивался с западными державами за снабжение его армии золотом России. Только в марте 1919 года по распоряжению Колчака во Владивосток было отправлено 5 пульмановских вагона с 1235 ящиками, в которых находились слитки с золотом, и 1 ящик с золотыми монетами. Общая стоимость вывезенного составила 69 миллионов золотых рублей.

Одновременно Колчак стал распоряжаться финансовыми обязательствами России, взятыми на себя царским, а затем Временным правительством. Колчак признал все долги дооктябрьской России на сумму в 16 миллиардов золотых рублей. В ответ правительства Запада (прежде всего американское) согласились направить Колчаку оружие, которое заказывали прежние правительства в счет долговых обязательств. Финансовые агенты Колчака в различных странах мира закупали оружие (Угет - в США, Замен - в Великобритании, Рафалович - во Франции, Миллер - в Японии).

Первыми получателями иностранного оружия стали чехословаки. В их распоряжение прибыло 100 тысяч винтовок, 100 пулеметов, 22 полевых орудия, 4,5 миллионов ружейных патронов. Затем за счет 100 миллионов еще нереализованных займов царя и Временного правительства стали вооружать и обмундировать армию Колчака.

Еще в конце 1918 года только США направили белым армиям в Сибири 200 тысяч винтовок, свыше 4,5 миллионов патронов, 220 тысяч снарядов, орудия, пулеметы, обувь и т.д. «Верховный правитель» получил от Великобритании обмундирования и снаряжения для 240 тысяч солдат. Франция направила Колчаку 400 орудий, 1700 пулеметов и 30 аэропланов. За 1919 год США, Англия, Франция, Япония доставили Колчаку еще 700 тысяч винтовок, 3650 пулеметов, сотни миллионов патронов, большое количество артиллерии, обмундирование. Импортное происхождение вооружения и обмундирования колчаковской армии породило известную песенку: «Мундир английский, погон французский, табак японский, правитель Омский».

Вскоре «Верховный правитель» стал расплачиваться за вооружение всех белых армий золотом России. В течение 1919 года Колчак заказал для армий Деникина 100 тысяч иностранных винтовок.

Лишь в мае 1919 года была проведена ревизия золотого запаса, вывезенного из Казани. Было установлено, что к тому времени в хранилищах Омского банка находилось 6517 ящиков, 1803 двойных и 8 одинарных мешков с российской золотой монетой на сумму 499 435 177 золотых рублей. В 220 ящиках, 381 двойных мешках и 12 одинарных мешках имелась иностранная монета на сумму 40 577 839 золотых рублей. Имелось также 261 двойных и 3 одинарных мешков с дефектной золотой монетой на сумму 15 385 566 рублей 13 копеек. В хранилищах находился 391 ящик с золотыми слитками. Эти ящики, а также 1235 ящиков с золотыми слитками, отправленными во Владивосток, оценивались в 95 078 493 рублей 25 копеек золотом. Имелось также 9 ящиков с золотыми полосами на сумму 592 594 рублей 24 копеек и 7 ящиков с золотыми кружками на сумму 525 497 рублей 23 копеек. Общая стоимость золота и других ценностей составляла 651 532 117 рублей 86 копеек.

Однако уже в июне 1919 года Колчак направил 698 пудов золота в Великобританию и Францию. В августе 1919 года 502 пуда золота убыло в Японию. За эти же летние месяцы немало золота ушло в распоряжение американских банков «Сити бэик», «Гаранти траст», «Сиддер-Пибоди» и других. Вес золота, переправленного в США, остался неизвестным.

По мере того, как армия Колчака стала терпеть поражения, закупки оружия возростали, а золотой запас все быстрее таял. 8 сентября 1919 года за рубеж были вывезены 22 ящика со слитками золота, 9 ящиков с золотыми полосами, 7 ящиков с золотыми кружками, 34 ящика с разными ценностями Монетного двора, Горного института и Главной палаты мер и весов. Всего - на сумму около 4 миллионов золотых рублей.

Через 10 дней за границу было отправлено 172 ящика с золотыми слитками, 550 ящиков с российской золотой монетой. Всего - на сумму 43,5 миллионов золотых рублей. Однако этот груз не дошел до заказчиков, так как был перехвачен казачьими отрядами атамана Семенова. Атаман заявил, что ему самому нужно оружие. Из захваченных им средств он потратил 11 миллионов золотых рублей на оснащение казаков. Остальные же средства, общей стоимостью в 32,5 миллионов рублей, атаман отдал на временное хранение японским властям. В дальнейшем эти сокровища так и остались в Японии.

21 октября Колчак обратился к США с нотой, в которой просил предоставить оружие в счет нового займа на сумму 300 миллионов долларов. В ноте говорилось, что правительство «Верховного правителя» уже выделило около 13 тысяч пудов золотом для обеспечения срочных платежей.

Тем временем Красная Армия приближалась к Омску и золотой запас опять стали готовить к перевозке. 31 октября 1919 года он был доставлен из Омского банка на вокзал. И опять начались пропажи золота. В ходе сборов исчез один мешок с золотыми монетами. В нем было около 60 тысяч золотых рублей. Одновременно бесследно пропали два доверенных офицера Колчака.

Наконец, золото было погружено в 29 вагонов, а 12 ноября два эшелона с этими вагонами покинули Омск. В одном из этих эшелонов ехал и адмирал Колчак со своим правительством. Через два дня 14 ноября Омск был взят Красной Армией.

До 1 декабря поезда находились в Новониколаевске (Новосибирске). Здесь золотой груз был пополнен 2 ящиками с золотом из Пермского отделения Государственного банка. Из Новониколаевска поезда опять двинулись на восток. Однако 27 декабря на станции Нижнеудинск поезда застряли. Железнодорожники утверждали, что у них нет паровозов, нет угля. Они уверяли также, что путь на восток перерезали партизаны, разобрав рельсы и завалив путь бревнами.

К этому времени Запад решил отказаться от поддержки Колчака. По рекомендации Жаненна 4 января 1920 года руководство чехословацкого корпуса, которое к этому времени объявило о своем нейтралитете в Гражданской войне, сообщило, что берут Колчака, его правительство и золотой запас России под свою защиту. Чехословаки изъявили готовность доставить «Верховного правителя» и российское золото во Владивосток. На другой день Колчак объявил о своей отставке с поста Верховного правителя в пользу Деникина. Последний тут же потребовал передать золотой запас в его распоряжение.

Красные партизаны отказывались пропускать чехословаков. Однако численный перевес чехословаков не позволил партизанам начать бой за поезда. На станции Тулун было достигнуто соглашение, по которому чехословаки обязывались не вмешиваться в боевые действия партизан, а те обещали пропустить на восток поезда чехословаков. 10 января 1920 года поезда двинулись на восток.

На следующий день 11 января обнаружилось, что на одном из вагонов с золотым запасом сорваны пломбы. Проверка показала, что 13 ящиков с золотом на сумму 760 тысяч рублей пропало. Исчезновение этих ящиков произошло на перегоне между станцией Зима и станцией Тыреть. Поиски пропавших ящиков ничего не дали. Впоследствии эти ящики искали между двумя станциями в течение многих лет.

12 января 1920 года партизаны предъявили чехословакам новый ультиматум: они готовы пропустить их на восток при условии, что они передадут Колчака, членов его правительство и вагоны с золотым запасом властям в Иркутске, который к этому времени оказался в руках восставших. Восстание возглавлял «Политический центр» (или «Политцентр»), состоявший из меньшевиков и эсеров, и, видимо, руководство интервентов решило, что, таким образом, золото не попадет в руки Советской России. (Несмотря на то, что власть в Иркутске принадлежала Политцентру, вооруженные силы повстанцев находились под руководством большевистского Военно-революционного комитета.) В ходе переговоров чехословаки приняли условия ультиматума. Была создана смешанная охрана из партизан и чехословаков для охраны поездов с Колчаком и золотом.

15 января эшелоны прибыли на станцию Иркутск-1. Как отмечали свидетели, на станции оказались отряды не только красных партизан, но и отряды японцев и поляков. Правда, последние не решились атаковать преобладавшие силы партизан.
15 января чехословаки передали «золотые вагоны», а также Колчака и сопровождавших его лиц в распоряжение Политцентра. Однако уже 21 января Политцентр сложил свои полномочия и передал власть в руки большевистского Boeннореволюционного комитета. Вскоре в Иркутске был создан: комиссариат по охране государственных ценностей и золотого запаса республики.
17 февраля Военно-революционный комитет передал В. И Ленину сообщение, в котором говорилось о том, что «на вокзале в Иркутске находятся в вагонах под смешанной охраной - нашей и чехов - запас золота». В сообщении говорилось о результатах проверки содержания 13 «золотых» вагонов. В них оказалось 199 ящиков со слитками золота весом 619 пудов 29 фунтов 68 долей и 6616 ящиков с монетой разных чеканок весом 20 823 пуда. Общая стоимость этого золота по приблизительному подсчету составила 409 625 870 рублей 23 копейки. Таким образом, за время пребывания золота у Колчака только с мая 1919 по середину января 1920 года золотой запас сократился примерно на 242 миллиона золотых рублей.

Был сформирован эшелон для перевозки золотого запаса из Иркутска. Он состоял из 26 вагонов: в 13 вагонах везли золото, в остальных ехала охрана. Руководил эшелоном коммунист Александр Афанасьевич Косухин. 22 марта в обстановке чрезвычайной секретности эшелон двинулся на запад. Лишь 3 мая эшелон прибыл в Казань и в тот же день началась выгрузка золотого запаса в помещение Казанского банка, откуда он был вывезен более полутора года назад. 12 октября 1920 года золотой запас был доставлен в Москву.

Возникает вопрос: почему чехословаки, а также другие интервенты не удержали золото в своих руках? С одной стороны, существуют веские свидетельства в пользу того, что «легионеры» (так называли солдат чехословацкого корпуса) отдали не все золото. В своей книге «Кто обворовал Россию?» Владлен Сироткин сослался на некоего Д. Мейснера, который вспоминал: «Чехословацкие легионеры вывезли из России немало золота... Тогда же на одной из главных улиц Праги было построено огромное здание нового «Легио-банка».

Все знали, что и само здание, и средства банка обязаны существованию все тому же золоту». Сослался историк также на статью бывшего министра финансов в правительстве Колчака В. Новицкого, воспоминания колчаковского генерала К. В. Сахарова, публикацию В. Зензинова, работу Г. К. Гинса, в которых также утверждалось, что чехословацкие легионеры изрядно поживились за счет российского золота. Привел Сироткин и слова начальника финансовой службы чехословацкого корпуса Ф. Шипа, который признал, что, еще находясь в России, он ставил вопрос о возможности использовать часть золотого запаса «как основу для печатания чехословацких денежных знаков».

Есть также свидетельства о том, что часть российского золота, направленная за рубеж для приобретения оружия, не была израсходована и в последующем использовалась верхами белой эмиграции для обеспечения своих нужд. В. Сироткин писал также и о том, что российское золото существенно обогатило ряд банков Японии, США и других стран мира.

С другой стороны, совершенно ясно, что интервенты не имели возможности удержать всё золото, как и многие другие богатства России в своих руках. Продолжение интервенции становилось все более накладным делом, по мере того, как иностранные войска несли потери в России. Во всем мире росло число выступлений против продолжения интервенции в России. Эти выступления усиливались по мере увеличения числа сообщений о жертвах интервентов в далекой стране.
 
Ю. В. Емельянова
Сборник РУСО «Военная интервенция
и гражданская война в России (1918 -1920 годы)

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8943
Re: Золото
« Ответ #46 : 12/03/17 , 12:51:25 »
Золотая лихорадка

Как овечьи шкуры, цианид и бактерии помогают современным старателям

Надежда Гусева

 Захватывающие дух истории о необычайном фарте старателей и «золотых лихорадках» создали устойчивое заблуждение, что в добыче золота главное — вовремя оказаться в правильном месте. На самом деле битва за золото, которого вечно мало и вечно нужно больше — это всегда тест на наблюдательность, упорство и изобретательность. N + 1 рассказывает, откуда и как получают желтый металл.

Наряду с железом и медью, золото претендует на звание первого металла, который человек научился добывать и обрабатывать. При этом среднее содержание (кларк) железа в земной коре около 50 килограммов на тонну, меди — около 80 граммов на тонну, а золота — всего 0,005 грамма на тонну. Если бы золото было распределено в земной коре равномерно, то для того, чтобы набрать на небольшое колечко, необходимо было бы раздробить и перебрать по зернышку примерно три железнодорожных вагона горной породы.

К счастью, золото распределено неравномерно. И в определенных аномальных зонах — месторождениях — его содержание может достигать сотен граммов в тонне. Так, знаменитая россыпь Эльдорадо в Клондайке позволяла опытным старателям получить с одного лотка (5–6 литров или 14–17 килограммов песков) около килограмма золота. Но таких объектов в мире единицы, и именно они-то и породили золотые лихорадки. В большинстве же россыпей с лотка можно получить граммы, в лучшем случае — десятки граммов золота.

При таких низких содержаниях золото должно было обладать какими-то поистине удивительными свойствами, чтобы уже на заре цивилизации человек мог его находить, добывать и обрабатывать. Сегодняшние же технологии вообще позволяют получать золото из бедных (геологи говорят — убогих) руд, где его содержание не превышает 1–2 грамма в тонне горной породы, а сам металл рассеян на атомарном уровне и не всегда виден даже в электронный микроскоп.

         
Современный карьер на предприятии, добывающем рудное золото

Вода, ветер и золотое руно

Благодаря высокой плотности золото плохо переносится водой и ветром. Поэтому при разрушении горных пород, содержащих даже мельчайшие вкрапления золота, оно остается на месте, а более легкие минералы вымываются водой или выдуваются ветрами. Постепенно содержание золота в продуктах разрушения все увеличивается и может достигать десятков и сотен грамм на тонну. Так формируются россыпи — богатые золотом пески. Они-то и стали первой освоенной человеком формой месторождений золота.

Уже в бронзовом веке люди научились добывать золото и из руды. Тогда это было видимое самородное золото, и брали его чаще всего из кварцевых жил, блоки которых выламывали примитивными инструментами — или, там где это было возможно, разогревали, разложив на скалах костер, а затем резко охлаждали, поливая холодной водой.

Другими доступными для древних людей месторождениями были так называемые «железные шляпы» — характерные ржавого цвета навершия над сероватыми скалами, верхние части сульфидных месторождений (меди, свинца, цинка и других металлов). В уральских сказах Павла Бажова есть такой эпизод: «Хозяйка, мол, Медной горы заказывала тебе, душному козлу, чтобы ты с Красногорского рудника убирался. Ежели еще будешь эту мою железную шапку ломать, так я тебе всю медь в Гумешках туда спущу, что никак ее не добыть».

Механизм накопления золота в железных шляпах принципиально тот же, что и в россыпях: скалы разрушаются под воздействием воды, ветра и перепадов температур и превращаются в песок и глину. Часть их разносится ветром, в оставшейся же части остается и золото, причем не «отягощенное» другими минералами.

И хотя в россыпи или железной шляпе золота уже в сотни тысяч раз больше, чем в среднем по земной коре, все равно его очень мало. А это значит, что для получения вожделенного металла золотоносные пески, накопившиеся по дну и берегам рек, или глины из железных шляп, или раздробленные кварцевые жилы надо освободить от всего лишнего. Такой процесс называется обогащением.

Хочется побогаче

Самым простым вариантом, пригодным в любой, даже засушливой местности, было провеивание. Естественный (из россыпей или зон окисления) или искусственный (дробленая руда) золотой песок подкидывали вверх и вперед, при этом стараясь бросать песок по направлению ветра. Более легкий материал отлетал в сторону, а тяжелое золото падало к ногам обогатителя. Всем хорош этот способ, кроме того, что он работает только в том случае, если частицы золота крупные, полмиллиметра и более в диаметре.

Чуть более сложным, но более эффективным методом была промывка. На пути золотоносного потока придумывали разного рода ловушки, помогающие задержаться тяжелым частицам золота. Все ведь помнят историю о золотом руне? Овечью шкуру натягивали на доски и выкладывали на пути золотоносных рек или искусственно организованного потока, по которому направляли материал россыпи или дробленую руду. Этот метод добычи описан греческим географом Страбоном и римским историком Апиканом. Индивидуальными (часто нелегальными) старателями метод применяется до сих пор.

Иногда промывку использовали почти в промышленных масштабах. Рудный прииск Лас-Медулас, расположенный на территории современной Испании, в 1997 году был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО как объект древней индустриальной культуры. Для античных времен Лас-Медулас представлял собой целый горно-обогатительный комбинат: в скалах вырублены каналы длиной по несколько километров для перенаправления воды из окрестных рек на золотоносные пески. Далее вода попадала в специальные дренажные канавы. Иногда канавы перекрывали особыми ловушками из хвороста. Мощью воды песок и глина уносились прочь, а золотины застревали между густо сплетенными ветками. После сжигания веток из золы выгребали золотые слитки.

         
Отмывка золота в лотках актуальна с древнейших времен и по сей день. А еще отмывка золота в лотке стала своеобразным видом состязаний
 
Древние люди знали и более изощренные способы добычи и обогащения золота, многие из которых были впоследствии утеряны и переоткрыты заново уже в Новое время. Так, есть основания считать, что метод очистки золотых концентратов путем смешения их со ртутью (амальгамация) был известен уже более 2000 лет назад. Амальгамация применялась вплоть до середины ХХ века, что привело к загрязнению ртутью долин золотоносных рек. Ныне этот метод используется при лабораторных исследованиях руд.

Древние египтяне, кроме того, умели заставлять самый тяжелый из известных им металлов всплывать на поверхность сосуда с водой, вместе с жирной пленкой от добавленного в воду масла (примитивная масляная флотация). Но все же в древнем мире наиболее распространенными методами извлечения золота были разновидности гравитационного обогащения, благо легко обогатимого золота тогда было еще достаточно. Согласно данным, приведенным в монографии Н. В. Петровской «Самородное золото», за первые 5–6 тысяч лет истории человечества было добыто около 31 тысячи тонн золота.


 Золото из подручных материалов


К началу раннего Средневековья доступные источники золота на территории Европы были практически исчерпаны. В эту пору золота вечно не хватало, и монархи щедро финансировали тех, кто обещал им превратить в него другие, более доступные и более дешевые вещества, — алхимиков.

Первым кандидатом на роль сырья для производства золота был второй по тяжести из известных людям металлов, свинец. Полезными для алхимических превращений качествами свинца были его ковкость и легкоплавкость. Обладающую похожими характеристиками медь использовали реже. Человечеству уже был хорошо известен золотистый сплав меди с цинком — латунь, и это превращение отнюдь не считалось чудом. Поэтому алхимики настойчиво стремились превратить в золото именно серый металл.

Другим кандидатом была жидкая ртуть. Знаменитый арабский алхимик VIII–IX веков Джабир полагал, что все известные на тот момент семь металлов — золото, серебро, медь, свинец, ртуть, железо, олово — образуются из смеси ртути и серы, которая должна вызреть в недрах земли. Но наиболее совершенный металл, золото, зреет дольше всего, и чтобы получать золото в лаборатории, необходимо ускорить созревание вышеназванной смеси, найдя для этого дополнительное особое вещество. Сейчас мы бы назвали это вещество катализатором, алхимики же называли его эликсиром или философским камнем.

Как мы знаем, секрет превращения в золото свинца, равно как и ртути, найден не был. Зато алхимики нашли кое-что не менее важное: они открыли минеральные кислоты — вещества, способные растворять другие вещества. В своей «Краткой истории химии» Айзек Азимов говорит, что «минеральные кислоты дали человечеству больше, чем могло бы дать золото, если бы его научились добывать трансмутацией».

К достижениям алхимии принадлежит и приготовление Aqua Regis, состава, который, как установил католический святой Джованни Фиданца (более известный под именем Бонавентура), растворял золото. Состав этот — не что иное, как царская водка, смесь соляной и азотной кислот. Царсководочное разложение — важный этап в подготовке золотоносных руд к химическому анализу. А во Вторую мировую войну эта едкая смесь надежно спрятала, и тем сохранила, нобелевские медали немецких физиков Макса фон Лауэ и Джеймса Франка: венгерский химик Дьёрдь де Хевеши растворил в ней «незаконные» при фашистах медали, а после окончания войны выделил из раствора золото, и шведская Королевская академия наук снова сделала из него награды.

Установки на обогащениеСо временем легко доступных и легко обогатимых руд становилось все меньше, а потребности человечества в золоте, с ростом численности населения и общим ростом экономики, — все больше. Эпоха великих географических открытий XV–XVII веков подарила европейцам Новый свет и новые источники золота. На какое-то время острота проблемы была снята, но к концу XVIII века и это золото закончилось.

И волей-неволей приходилось обращать внимание на все более и более трудные для разработки месторождения. Соответственно, приходилось совершенствовать и технику золотодобычи. В XIX веке в промышленный обиход вошел целый ряд обогатительных установок, в том числе, например, бутара и драга, которые используют до сих пор.

Бутара — это барабан цилиндрической или конической формы, стенки которого представляют собой сито. Внутрь бутары загружают дробленую руду, золотосодержащий песок или глину, заливают воду и начинают бутару вращать. Через отверстия в стенках из бутары удаляются тонкие песчинки и глинистые частицы — шлам, а обесшламленная руда потом поступает на дальнейшее обогащение.

Драга (от английского to drag, «тащить») — это плавучая фабрика-комбайн. Ковши драги черпают грунт со дна реки, после чего в системе промывочных шлюзов золото отмывают от пустой породы, а ненужный грунт потом сбрасывают обратно в реку. Драга полностью уничтожает экосистему реки, и восстановление территории после такого способа добычи занимает десятки, а то и сотни лет. Но несмотря на это дражный способ добычи до сих пор применяется во многих странах, в том числе и в России.

Все эти средства все равно позволяли извлечь лишь относительно крупное, размером в миллиметры или по крайней мере в десятые доли миллиметров, золото. При этом в отходах, так называемых хвостах обогащения, оставались более тонкие золотины. Подход к этому тонкому золоту искали долго и трудно, а существенные открытия делались порой случайно.


Цианиду мне, цианиду

Про шведского химика и фармацевта Карла Шееле рассказывали, что он не может дотронуться до какого-либо вещества так, чтобы при этом не сделать открытия. В 1782 году Шееле «дотронулся» до желтой кровяной соли и выделил из нее синильную кислоту. Поговаривают, что он также и заметил, что в солях синильной кислоты золото переходит в раствор.

В 1843 году русский химик и инженер Петр Романович Багратион (племянник героя Бородинской битвы) изучал условия растворения золота в цианистых растворах и выяснил, что для этого необходимо присутствие кислорода. Чуть позже этот вывод подтвердили Л. Эльснер и Майкл Фарадей. Однако промышленное использование цианирования началось после того, как в 1887 и 1888 годах англичане Джон Стюарт Макартур и братья Роберт и Уильям Форест сумели не просто растворить золото, но и осадить его из раствора металлическим цинком. Уже в 1889 году они реализовали свой способ на месторождении Витватерсранд в ЮАР. Первоначально использовали цианистый калий, позже его заменили цианистым натрием, который используют и сегодня.

Метод извлечения золота путем перевода его в растворы (на профессиональном жаргоне — жидкую фазу) называется гидрометаллургическим. На современных горно-обогатительных производствах он встречается в трех разновидностях: кучное, подземное и чановое выщелачивание. При кучном выщелачивании цианидными растворами поливают уложенные на специальной пленке штабеля (собственно, кучи) золотосодержащей руды. При подземном выщелачивании растворы закачивают прямо в недра, а при чановом — строят каскады огромных чанов.

Выбор конкретного метода зависит от особенностей состава руд и вмещающих их горных пород и даже от климата. Например, лишь недавно кучное выщелачивание стали пытаться использовать в северных районах, где и летом случаются заморозки — чтобы раствор не замерзал, кучи надо обогревать.

Взаимодействуя с растворами солей синильной кислоты, золото образует жидкий дицианаурат. Золотоносный раствор легко отделить от твердой фазы — собственно дробленой руды, которая после обработки растворами лишилась золота и перешла в категорию «хвосты». Теперь, поскольку наша конечная цель — не раствор, а слиток, надо вернуть золото из раствора в твердое состояние. Добиваются этого путем сорбции: в жидкую фазу добавляют активированный уголь, цинковую стружку или же пропускают ее через ионообменные смолы.

Сорбент стоит дорого, поэтому его стремятся использовать многократно. Поэтому следующий этап – десорбция. Нам приходится снова растворить золото, но уже малым количеством в десять раз более крепкого раствора цианида. Затем уже через этот раствор пропускают электрический ток. При этом на катоде оседает металлическое золото, но еще «грязное», содержащее примеси других металлов, в первую очередь серебра. После аффинирования — очистки от примесей — металл наконец получает заветную маркировку «9999» (что означает, что в металле 99,99 процента золота и лишь 0,01 процента примесей) и становится пригоден для отливки высокопробных банковских слитков.

Но все эти технологии позволяют извлекать лишь золото, атомы которого могут контактировать с растворами, а это все равно самородное золото, не важно, тонкое или крупное. Во второй половине XX века — вы угадали — пригодных для промышленной разработки месторождений самородного золота стало не хватать, и человек взялся за руды, которые называют упорными.

Соревнование в упорстве

Наверное, интуитивно понятно, что речь идет о рудах, которые заставляют поломать голову и проявить упорство в поисках способа вынуть из них драгоценный металл. В этих рудах большая часть золота прячется в других минералах и недоступна выщелачивающим растворам. Достаточно часто в качестве такого укромного места, куда можно спрятаться, золото выбирает соединения серы с железом или серы с железом и мышьяком — минералы пирит и арсенопирит. Такие руды, в которых золото образует мельчайшие, вплоть до атомарных, включения в сульфидные минералы, так и называются — золото-сульфидные руды.

Золотисто-желтый сульфид железа — пирит — один из наиболее распространенных рудных минералов на земле. Из-за самого грубого внешнего сходства с золотом, обманывавшем разве что малограмотных и невнимательных охотников за легкой наживой, пирит получил обидное народное прозвище «золота дураков». Но прошли столетия, и человек убедился, что в пирите может быть самое настоящее золото. А еще — что при смешивании размолотой руды с водой (на языке обогатителей этот процесс называется распульпование) мелкие зерна пирита, арсенопирита и еще некоторых других минералов, в которых прячется золото, всплывают, образуя на поверхности тонкую пленочку. Происходит это потому, что поверхность этих минералов плохо смачивается водой. Чтобы лучше понять этот процесс, представьте себе каплю воды на поверхности жирного стекла. Она не будет растекаться, а так и останется круглой капелькой. На этом явлении гидрофобности основан метод флотации.

Дело в том, что если в смесь воды и измельченной руды (пульпу) подать воздух, то плохо смачиваемые (гидрофобные) зерна прилипнут к пузырьку воздуха и всплывут вместе с ним — и на поверхности сосуда будет образовываться минерализованная пена. А чтобы усилить природную гидрофобность сульфидных минералов, в пульпу добавляют специально подобранные реагенты. Так, пузырек за пузырьком, зернышко за зернышком, собирают золото-сульфидные концентраты.

         
Так выглядят под элекронным микроскопом включения золота (наиболее яркое) в сросток никелина (NiAs) и герсдорфита (NiAsS). Длина масштабной линейки, приведенной в правом нижнем углу фотографии, – 25 микрон или 0,025 мм. Размеры включений золота от 1 до ~ 10 микрон. Золото «заперто» внутри зерна и недоступно воздействию выщелачивающих растворов. Наиболее эффективная методика обогащения руд, содержащих золото в такой форме, – флотация несущих золото никелина и герсдорфита и их последующее разложение.

     Но золото-сульфидный концентрат — это еще далеко не слиток. Непосвященному даже трудно бывает поверить, что этот невзрачный темно-серый порошок и есть конечный продукт обогатительной фабрики, перерабатывающей золотые руды. Чтобы вытащить спрятавшиеся в сульфидах микропримеси золота, нужно разрушить минерал-хозяин. Это можно сделать несколькими способами, например, в автоклаве с помощью высоких температур и давлений. А можно добиться того же результата с помощью бактерий, которые едят содержащие золото сульфиды.

Каким бы способом ни вскрывали сульфидные минералы, после их разрушения материал, как и при обогащении руд со свободным золотом, обрабатывают цианидом, чтобы растворить и собрать ставшее доступным, высвободившееся из оков чужой кристаллической решетки золото.

Бывают и более упорные руды. Во второй половине ХХ века люди обратили внимание на то, что иногда золото встречается в толщах пород, возникших из перегнивших органических остатков — так называемых черных сланцах. В черносланцевых рудах золото может присутствовать как в форме мельчайших самородков, так и в виде сульфидов. Второй из этих двух случаев наиболее сложен для обогащения, такие руды называют рудами двойной упорности. Первая упорность — это сульфидный минерал, запирающий золото в своей кристаллической решетке. А вторую упорность создает «хищный» углерод. Как мы уже выяснили, из цианистых растворов золото сорбируют на уголь — а черные сланцы хотя и не совсем угли, но тоже могут сорбировать золото. В итоге в ходе этого процесса доля отвоеванного у дважды упорной руды золота падает. Явление сорбции золота на присутствующий в руде сорбент называется прег-роббинг (хищнический захват).

Интересно, что, научившись извлекать из руды тонкое золото, человек лучше понял, как работает природа. Ведь большинство месторождений — продукт гигантской естественной гидрометаллургической фабрики, на которой происходит очень похожий процесс.

Позолоченная жизнь


В бесконечных поисках золота человеку может помочь и живая природа. Если, скажем, березка растет не над «пустым» кварцем, а над золотой жилой, то почти наверняка в ее коре и листьях золота будет больше. На этой способности растений «выдавать» тайны недр основан биогеохимический метод поиска месторождений.

         
Биогеохимические поиски. Озоление еловой хвои для дальнейшего химического анализа.

      Причем золото может не просто накапливаться в живых организмах, но и замещать их полностью или частично, подобно тому, как карбонат кальция замещает раковины моллюсков, скелеты членистоногих и даже кости динозавров. В 1979 году Дитер Халлбауэр из Йоханнесбурга в рудах месторождения Витватерсранд описал нитчатые формы самородного золота и предположил, что они образовались на месте чехлов нитчатых бактерий.

Но возможность замещения бактерий золотом оставалась лишь предположением — до тех пор, пока не пошли массовые находки в Амурской области, на Камчатке, в Хабаровском крае. В 1991 году Джон Уоттерсон в пробах золота из россыпей Аляски выделил гирлянды пустотелых золотых шариков, которые по размерам и форме точно соответствовали размерам почвенных бактерий. А в 2005 году Эмиль Школьник нашел на том же месторождении Витватерсранд замещения золотом цианобактерий, с сохранением мельчайших скульптурных деталей.

Эти и им подобные наблюдения подтолкнули геологов к необходимости переосмыслить роль живого вещества в формировании золоторудных месторождений. Вероятно, бактерии сыграли существенную роль в истории миграции и перераспределения золота на Земле.

Способность бактерий растворять золото на руку золотодобытчикам. Механизмы биоокисления изучены еще плохо, промышленные технологии буквально «нащупываются» опытным путем. Для использования биоокисления в промышленном масштабе важно выбрать виды, наиболее устойчивые к изменениям среды и в то же время эффективно разлагающие сульфиды. Как правило, выбирают один из двух видов: Thiobacillus ferrooxidans и Thiobacillus thiooxidans. Геннадий Минеев и Адольф Панченко в книге «Растворители золота и серебра в гидрометаллургии» высказывают предположение, что тионовые бактерии «разгрызают» кристаллическую решетку сульфидов сразу двумя способами: с помощью ферментов и окисляя содержащееся в сульфидах железо.

Светлое золотое будущее

Маловероятно, что в будущем будет открыто новое Эльдорадо. Скорее всего, нам придется довольствоваться месторождениями с убогими по содержанию и упорными к переработке рудами, техногенными месторождениями — то есть «хвостами» собственных обогатительных фабрик, а также «добывать» золото из отслужившей свое электроники. Компания Apple, например, в 2015 году добыла почти тонну золота из техники, которую ее владельцы сдали в обмен на новые устройства.

Возможны, конечно, интересные находки богатых месторождений золотосодержащих сульфидов на океаническом дне. Да и в каждом кубическом километре морской воды содержится около пяти килограммов золота. Пока, правда, рентабельного способа эти пять килограммов оттуда извлечь у человечества нет.

Есть фантастические на вид задумки научиться «выращивать» золото, поняв механизмы его накопления в живых организмах. Из астероидов же, скажем, много золота не добудешь — среднее содержание его там сопоставимо по порядку величины со средним содержанием в земной коре. Словом, с неба золотой дождь на нас не прольется, думать и искать придется самим — как, впрочем, всегда и было.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2273
Re: Золото
« Ответ #47 : 02/07/18 , 10:56:26 »




Золотой стандарт - лекарство от кризиса или путь в ещё больший кризис?

 

Сейчас многими муссируется этот вопрос. Возврат к золотым деньгам преподносится как панацея от мировых финансовых кризисов. Так ли это?
Ведь раньше был золотой стандарт, а кризисы были. Почему от него отказались?
Некоторые пропагандисты в качестве причины отказа от золота в качестве мировых денег приводят такой простенький и потому очень доходчивый конспирологический аргумент: просто банда жидов – фальшивомонетчиков захватила ФРС США и дурачит ничем необеспеченными долларами простодушных амеров, а с ними и весь мир. И для того, чтобы обеспечить беспрепятственное печатание фальшивых денег и был произведён отказ от золотого стандарта.
Однако, отказ от золота в качестве денег происходил несколько столетий. Не было ли причиной этого нечто более объективное, кроме жидов – фальшивомонетчиков?
Для этого были несколько причин.
Вначале золотые и серебряные деньги заменили бумажными с золотым номиналом и обеспечением. Вот как это было в Европе (Излагаю по простому):
Раньше ходили золотые монеты. И серебряные. Для разменной монеты. Потому что трудно отчеканить золотую монету маленького размера. Монеты оценивались на вес. Слышали про фунт стерлингов? Ну вот…
Золото и серебро мягкий металл. И сильно стиралось от употребления. Не монеты – обмылки. Монетный двор их собирал по весу и переплавлял. И опять пускал в оборот. Потом ему стало это лениво. И он постановил: "Какая ни есть монета, но если на ней написано 1 таллер, значит так и есть. Хоть металла в ней на грош!"
Так и стало. Но тогда появились нехорошие люди, которые стали монеты щипцами обкусывать с краёв. Чтобы оставался одна только цифра номинала. Тогда казначейство стало печатать маленькие монеты. С номиналом большой. А зачем большая, когда всё равно пообкусывают? Маленькие обкусывать перестали. Стали тереть напильником и собирать опилки. И когда монеты стали совсем маленькие, да ещё и потёртые, население заорало: «Ну, на хера нам нужен такой золотой стандарт!!!» (Прикиньте на себя: ну кому захочется брать по полной стоимости обкусанного и потёртого «Победоносца»? )
И казначейство прислушалось. И выпустило бумажный сертификат на право получения золота (или серебра).
Так и возникла бумажная купюра.
Кстати, портить деньги можно очень хорошо не только обкусыванием монет, но и разбодяживанием золота медью и серебром, а серебра никелем. Именно этим на протяжении тысячелетий занимались не только фальшивомонетчики, (обратите внимание на слово: "фальшивомонетчики", а не "фальшивокупюрщики") но и все правители для поправки госбюджета.
Была и ещё одна причина отказа от металлических денег в пользу бумажных – великие географические открытия. И связанная с ними необходимость перевоза большого количества наличности на большие расстояния. Золото в трюме, (я уж не говорю о серебре) в необходимых количествах просто утопило бы деревянный корабль своей тяжестью.
Кстати, первыми бумажные деньги внедрили вовсе не евреи, а монголы в 13-ом веке. И именно потому, что невозможно было перевозить прежние платёжные средства по огромной империи в необходимых количествах. (Паровозы тогда ещё не изобрели, а лошади не справлялись).
Это было первая и вторая причины.
Есть ещё и третья.
Купюра в $100 имеет себестоимость менее 4 центов. Тот же эквивалент в золоте имеет себестоимость в $30-$90. (Всё таки шахта это вам не типографский станок.) Нет более выгодного бизнеса, чем печатание денег. Даже наркотики не сравняются с ним в доходности.
И где Вы найдёте того дурака, чтобы отказался от производства с рентабельностью 250000% в пользу рентабельности максимум в 25%? Таких дураков в правительствах не держат. В мире нет субъекта, заинтересованного в переходе на золотые деньги. Который и хотел бы и мог. (Простые граждане, может, и хотят, но не могут) Все государства борются только за то, чтобы получать эмиссионный доход с возможно большей части земного шара. (В этом и есть причина нападок правительств и Центробанков на валюты других стран. Конкурентов хотят убрать) А не за то, чтобы отказаться от эмиссионного дохода в пользу бедных.
Есть и четвёртая причина.
Золото залегает не там, где оно больше всего нужно, а чёрт-те где. Это как с нефтью. Почти вся она сосредоточена у мусульман. Кто-то из израильских евреев пошутил: Моисей за те сорок лет, что водил богоизбранный народ по пустыне, мог бы его и до Персидского залива довести. Тоже мне, посланник божий!
В девятнадцатом веке этого вопроса не стояло. Весь мир был поделен между колониальными империями. На территории которых было необходимое для денежных надобностей количество золота в колониях. Именно для получения монетарного металла и была первопричина захвата колоний (испанский, португальский, да и голландский и ранний английский период колонизации). Не было колоний только у Германии и Австрии. И именно эти страны и стали причиной двух мировых войн. А эти войны и велись ради колоний. (В первую мировую войну именно так и говорилось. Во вторую мировую употреблялся для обозначения этих же целей термин "жизненное пространство").
А что сейчас? В случае введения золотого стандарта, монетарное золото нужно будет в США, а эмиссионный доход будет получать какая то сраная Намибия? И кто такое безобразие допустит?
Но есть ещё и пятая причина. Самая веская:
Если имеет место быть развитие, денег в экономике нужно всё больше и больше. В зависимости от темпов роста экономики. Например, производство освоило выпуск новой продукции. Компьютеры, скажем. А денег в мире осталось прежнее количество. (Ведь золотой стандарт. Золото не допечатаешь по необходимости.) И что произойдёт? Правильно! Товаров станет больше, чем денег. Деньги подорожают относительно всего. И зачем деньги, которые будут только дорожать со временем, вкладывать в экономику? Не выгоднее ли и не безопаснее будет просто зарыть таланты, сестерции и прочие рубли в землю и подождать? Именно так и будет. Денег станет ещё меньше. И они ещё больше подорожают. Деньги закопаны в землю, никто ничего не покупает. Производство останавливается. Пролетариев выгоняют на улицу. Безработным никто не платит. Денег на покупку товаров у них нет. Спрос ещё падает. Надо закрывать следующие производства. Запустится самоподдерживающийся процесс. Который называется дефляционным коллапсом. Вот вам и кризис перепроизводства по Марксу. А там и до пролетарской революции не далеко. Именно так и было во все века золотого стандарта. Особенно в начале 20го века. К чему это всё привело, мы все хорошо знаем.
При этом предприятия выпускают вполне востребованную продукцию. Её бы с удовольствием покупали бы. Но нет денег. Единственный выход допечатать их ещё. А для этого надо отказаться от золотого обеспечения. Или сильно его понизить. Это и сделал Рузвельт. И продолжили делать после него.
А вы, уважаемые агитаторы за золотой стандарт, не хотели бы вернутся в начало 20го века? Или ещё раньше – в 18й век? Там было так романтично и авантюристично!

Именно выучив уроки дефляционных кризисов и следовавших за ними войн и революций демиурги приняли непростое решение отказаться от золотого стандарта. Они хотели как лучше. И действительно на 70 лет о кризисах перепроизводства забыли. Правда, это счастье имело побочные последствия. В настоящее время выразившиеся в современном кризисе. Но кто-ж знал то? Но в любом случае, возврат к прошлому, это попытка бороться с крысами с помощью голодных волков.

И ещё маленькая добавочка:
Деньги не едят. Сами по себе они ценности не имеют. Но сейчас манипуляцию с деньгами используют для регулирования экономики. Вливая и изымая ликвидность в мировую экономику, манипулируя уровнями инфляции и ставками центробанков. Этого нельзя будет делать с золотом.
Да, механизм такого регулирования экономикой не совершенен. И имеет побочные последствия. Но он имеет потенциал совершенствования. Да и к тому же пока никто не создал лучшего механизма регулирования мировой экономики. Как никто не доказал, что без хотя бы такого механизм регулирования будет лучше. Как и то, что многочисленные прожекты многочисленных экономистов на тему «как нам улучшить мировую финансовую систему» действительно её улучшат, а не ухудшат.

Исходя из вышеизложенного, не следует ждать золотого стандарта и, соответственно, подорожания заныканого вами под половицу золота в "десятки раз", как на это надеются некоторые золотопоклонники. Какое то количество золота полезно держать у себя в виде монет на самый чёрный день. (Во времена мировых катаклизмов бумага теряет всякую цену. Котируется только золото. Золото имеет свойство самопроизвольно становиться деньгами при развале государств, выпускающих бумажные деньги. Причём только при развале сразу многих государств. Ибо если развалится только одно государство, то его граждане перейдут на валюту другого государства. Как это и было в России в 90е годы.) Хоть, случись чего, мотивируете с помощью монетки проводника вагона посадить ваших детей хотя бы на крышу этого самого вагона, с целью вывезти их из под бомбёжек. Или банку тушёнки выменяете на золотой победоносец. В блокадном Ленинграде именно так и выживали. А разбогатеть "в десятки раз", покупая золото не получится. А если случится этот самый чёрный день, то вам будет не до богатства. Будете рады уже тому, что живы.

Даже если какое правительство и согласится на золотодевизные деньги, то это будут всё равно бумажные деньги, номинированные в металле. Это уже было. С этого всё и началось. Вначале будет всё хорошо. (После того, как станет очень плохо). Экономика освободится от излишней ликвидности. (Все долги будут прощены и аннулированы. В том числе и долги вам. Например, обязанность выдать вам пенсию по достижении возраста). Просто произойдёт ещё одна перезагрузка мировой финансовой системы и всё вернётся на круги своя. А чем всё это кончается со временем, всем известно из истории. Которую штатные золотопоклонники забыли. А скорее всего и не знали.
Диалектика, это вам не ХУZ собачий!