Автор Тема: Партизанская война  (Прочитано 10454 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Партизанская война
« : 26/04/09 , 15:01:57 »
Тактика партизанской борьбы

1. Цель партизанской войны
     
Цель партизанской войны - это оказание народом страны сопротивления противнику, оккупирующему его территорию или борьба с преступным антинародным режимом незаконно находящемся у власти в стране.
     
Партизанские группы подрывными действиями заставляют противника охранять себя с помощью большого количества сил и тратить их и средства бесцельно. На охваченной партизанской войной территории надо действовать так, чтобы противник не мог свободно ходить по ней без оружия, чтобы его все время преследовало чувство страха. Основные объекты действий партизан:
     
1. Уничтожение личного состава армии и полиции в местах их дислокации.
     
2. Диверсии на автомобильных и железных дорогах по затруднению использования их силами противника.
     
3. Захват или уничтожение линий телефонной связи (воздушной и подземной), центральных узлов связи и радиостанций.
     
4. Диверсии против энергетических сетей и электростанций.
     
5. Нападение и разгром (уничтожение) центрального штаба противника.
     
6. Уничтожение, захват транспортных средств (военных и обычных).
     
7. Уничтожение связных и агентов противника.
     
2. Особенности действий в партизанском движении
     
Если отдельные лица обеспечивают свои потребности путем приобретения всего необходимого в магазинах, на складах, за счет своего хозяйства, то жизнь партизана связана с борьбой. Все свои нужды они обеспечивают в борьбе и за счет врага.
     
Надо хорошо помнить, что неорганизованная масса в борьбе против войсковых подразделений терпела и будет терпеть поражения, поэтому нужна строгая организация действий партизанских групп.
     
Партизанские группы при всех своих действиях должны советоваться между собой, согласовывать свои действия, прислушиваться к рекомендациям, советам старших, опытных руководителей.
     
В партизанской борьбе необходимо использовать военнослужащих, которые служили в различных родах войск и имеют соответствующие специальности.
     
В длительной партизанской войне партизанами должны защищаться различные выступления народа, иначе они (эти выступления) потерпят поражение, а партизанские группы не найдут поддержки у народа и также потерпят поражение.
     
Партизанская борьба будет иметь успех, если постоянно или временно удерживать захваченную территорию в своих руках или контролировать определенные районы страны.
     
Освобожденную или находящуюся под контролем партизан территорию необходимо удерживать до тех пор, пока противник не сконцентрировал значительные силы, способные нанести серьезные потери партизанам. Надо помнить, что упорно держаться за эту территорию никогда не надо, так как эта территория по законам партизанской войны не остается постоянной.
     
Временная защита освобожденной территории осуществляется отдельными группами партизан, одновременно в различных районах этой территории. Численность этих групп может быть различна и зависит от обстановки, наличия своих сил и средств. Действия многочисленных групп по защите освобожденной территории заставляют противника рассредоточивать свои силы, а это очень важно в партизанской войне. В таких условиях противник вынужден распылять свои силы, действовать также небольшими подразделениями, создавать многочисленные гарнизоны.
     
Отдельные группы партизан, выполняющие задачи по временной защите освобожденной территории, в открытый бой с противником не вступают, операций против противника не проводят. При наступлении противника, не вступая в бой, отходят, сохраняя свои силы и средства.
     
Местное население, которое поддерживает и содействует действиям партизан, должно воздерживаться от самостоятельных выступлений, ибо это может привести только к его поражению.
     
Особенно трудно действовать партизанам в зимний период, поэтому следует заблаговременно вести подготовку к зиме, создавать необходимые запасы материально-технических средств, одежды, обуви, продуктов питания из расчета обеспечения всего личного состава партизанских формирований.
     
При концентрации значительных сил для действий против партизанской группы противник будет использовать (снимать с постоянных мест дислокации) свои небольшие подразделения и отдельные посты. Эти обстоятельства партизанами должны быть использованы для встречи и работы со связниками, ведения разведки, ликвидации разведывательной и осведомительной сети врага в районе операции, используя пути, которые ранее прикрывались небольшими подразделениями и постами врага.
     
3. Использование в партизанской борьбе специалистов
     
В партизанской войне, действиях отдельных партизанских групп должны эффективно использоваться военнослужащие различных специальностей, а также работники связи и автомобильных дорог, электростанций и электросетей.
     
Очень важно использовать военнослужащих, имеющих саперную и минно-взрывную подготовку. Они нужны для подготовки и проведения диверсионных действий против различных объектов.
     
Обычные военнослужащие могут быть использованы в качестве связных между группами сопротивления и для участия в осуществлении подрывных действий.
     
Корреспонденты газет и журналов, начальники типографий основную работу ведут по подготовке листовок, воззваний, газет и проведения других агитационно-пропагандистских мероприятий.
     
4. Работа в партизанских гарнизонах
     
Для каждой партизанской группы должны быть заготовлены (приобретены) необходимые для жизни и борьбы материальные средства. Они приобретаются в ходе боя или, если это возможно, покупаются. Нужно, чтобы для каждого партизана была соответствующая сезону, климатическим условиям, местности одежда, обувь, спальные принадлежности. Особенно необходимо создать запасы средств на тяжелые, наиболее суровые времена года.
     
Прежде всего партизан надо обеспечить оружием, равнозначным оружию врага. Для этого его добывают у врага.
     
Партизаны должны иметь все необходимое для ведения боя, внезапных действий в самых сложных условиях обстановки, особенно при передвижениях. Даже взрывчатые вещества готовятся к немедленному использованию в самых непредвиденных ситуациях.
     
Никто из личного состава партизанской группы не имеет права самостоятельно покидать ее или не выполнять распоряжения командира группы.
     
5. Материальное обеспечение
     
Каждый боец партизанской группы должен быть обеспечен всем необходимым: обмундированием, обувью, вооружением и снаряжением, продуктами питания. Об этом надо всегда помнить командирам (руководителям) партизанских групп.
     
Особое внимание должно быть уделено обеспечению теплой одеждой, одеялами партизан, действующих в горах. Все это необходимо заготавливать заранее. Пути получения таких материальных средств:
     
1. Путем изъятия (захвата) у врага и его сторонников;
     
2. За счет помощи сторонников движения (активистов) среди городского населения (купцов, торговцев, служащих и т.д.);
     
3. Закупка у торговцев (по мере возможности);
     
4. Оружие и боеприпасы к нему добывать в бою, нападением на склады врага или организацией хищения из различных мест его хранения.
     
Вооружаться можно и за счет имеющегося у населения оружия, отбирать его у тех, кто не участвует в партизанской борьбе.
     
Оружие должно быть легкое, автоматическое и полуавтоматическое, а также тяжелое (пулеметы, гранатометы и т.д.).
     
В начале создания групп борьбы можно использовать и охотничье оружие, особенно самозарядное.
     
5. Взрывчатые вещества следует добывать без боя, в районе проведения горно-строительных работ, где используются ВВ.
     
Хранить ВВ нужно в сухом и теплом месте; на землю не укладывать, а делать подстил из сухих деревьев. Воздух в месте хранения ВВ должен циркулировать. Особенно осторожно нужно обращаться при хранении взрывателей.
     
Взрывчатые вещества можно доставать и из мест их производства. Наиболее подходящими будут мины весом от 3 до 4 кг. Надо использовать фугасы и даже авиационные бомбы весом до 250 кг. Выплавленную из них взрывчатку закладывать в железную или стеклянную посуду. Со вставленным взрывателем - это будет хорошая бомба.
     
6. Организация питания
     
Партизаны, действующие вне городов и населенных пунктов, лишены обычных условий питания, они будут вынуждены приобретать продукты питания или захватывать их у врага.
     
В случае необходимости придется собирать продукты питания среди дехкан, владельцев мельниц, магазинов и складов. При этом ни в коем случае недопустимы трения с людьми, обращение с ними должно быть таким, чтобы они добровольно помогали партизанам.
     
Как правило, надо избегать приема пищи у окружающего населения.
     
При организации питания, при приеме пищи нужно проявлять бдительность, чтобы не накормить людей недоброкачественной пищей, которую может подбросить враг.
     
7. Связь с народными массами
     
Народные массы страны - это защитники партизан. Необходимо поддерживать с народом постоянную связь и активно его защищать.
     
Партизанским группам следует установить контакт с местным населением и использовать его в целях борьбы, убеждая людей, что партизаны ведут борьбу за их освобождение.
     
Если враг будет у населения расспрашивать о партизанам, то люди должны отвечать: \"Я не видел\", \"Я не слышал\", \"Я не знаю\". Поддержка народа - это залог успехов партизан, это противоборство врагу.
     
Осуществляя сотрудничество с массами, надо помнить, что среди них могут найтись предатели, осведомители врага, которые могут легко согласиться на \"сотрудничество\" с партизанами и одновременно работать на врага, т.е. против партизан. Поэтому надо, чтобы активные помощники партизан среди населения знали этих людей и могли своевременно предупредить партизанские группы о появлении подразделений и патрулей врага.
     
Работу с массами следует осуществлять двумя путями. Первый путь - это открытая связь с населением, второй - тайная связь.
     
Тайная связь (работа) должна предусматривать:
     
- ведение незаметного наблюдения за пособниками врага, путем закрепления для этого активистов из населения или специально подготовленных лиц из числа партизан;
     
- внедрение своего агента в массы и в ряды врага;
     
- сбор данных, документов и вещей;
     
- скрытное (тайное) размещение раненых и больных среди населения;
     
- сохранение в секрете мест хранения вооружения и имущества партизан;
     
- действие агентов и разведчиков партизан под видом простых людей, одетых в одежду и обувь, характерную для данной местности;
     
- распространение газет, листовок, воззваний среди народа.
     
Открытые формы связи:
     
- сбор людей (населения) для разъяснения задач борьбы, привлечение их на свою сторону для содействия в борьбе;
     
- оказание помощи раненым, размещение их среди населения, проведение захоронения убитых;
     
- подготовка препятствий на дорогах, путях движения врага;
     
- повреждение линий связи врага;
     
- подготовка населения к совместным действиям с партизанами по отпору врагу, затруднению его действий (завалы и т.п.), осуществлению эвакуации.
     
Особое внимание при комплектовании партизанской группы за счет населения - сторонников движения - необходимо уделять обеспечению безопасности. Нужно менять и тактику действий. Готовясь к отпору врагу, следует делать так, чтобы партизанская группа уходила с частью людей из местного населения и оставляла доверенных лиц. Эти люди должны внешне оставаться теми, кем были, заниматься своими обычными делами.
     
8. Тактика действий партизанских групп
     
Для успешных действий партизанская группа должна вырабатывать целеустремленные, простые тактические планы, чтобы при их реализации можно было достичь значительных успехов. Например, силой двух опытных подрывников можно взорвать хранилище боеприпасов или взрывчатки. Крупные успехи достигаются мелкими группами по разрушению мостов на автомобильных дорогах. Действуя небольшими силами, противнику наносится ощутимый удар.
     
При планировании операций (действий) необходимо предусматривать следующую тактику действий:
     
- при внезапном нападении противника на большой территории предусматривать отступление групп с организацией засад и нанесения снова ударов по противнику;
     
- проводить массированные удары по противнику значительными силами нескольких групп с разных направлений;
     
- в начале создания партизанских групп малыми силами нужно проводить нападения на военнослужащих и полицейских, небольшие подразделения армии и полиции, добывать оружие и увеличивать мощь группы;
     
- для того, чтобы сломить дух противника, его солдат, нужны постоянные удары партизан, при этом можно использовать и тяжелое оружие;
     
- тяжелое оружие (пушки, минометы, станковые пулеметы) должно использоваться при нападении на важные объекты, укрепленные позиции врага. Здесь надо иметь в виду, что противник в этом случае концентрирует на небольших участках крупные силы и огонь из тяжелого оружия может нанести противнику тяжелые потери;
     
- надо опасаться лобовых встреч с врагом, используя удобный момент, оторваться от противника и занять удобные новые позиции для боя;
     
- никогда на длительное время не находиться в соприкосновении с противником. Самое большее на одну ночь. Партизаны должны незаметно для противника отойти и занять новую выгодную позицию или скрыться в укрытых местах (тайниках). Когда враги решат, что партизаны ушли, они вновь могут занять свои старые позиции.
     
9. Передвижение партизан
     
Для совершения боевых операций, передислокации партизанской группы в другой район, преследования противника партизаны совершают марши. Марш необходимо проводить ускоренным темпом. Особенно быстрым должно быть движение с целью оторваться от превосходящих сил противника и без потерь выйти в пункт (район), обеспечивающий безопасность группы.
     
Маршрут движения руководитель должен определить по карте (схеме) или воспользоваться проводниками, хорошо знающими местность на маршруте движения. Очень важно использовать не только основные дороги, но и тропы. Выбирая маршрут, руководитель обязан определить наиболее выгодные и скрытые пути движения, время, необходимое для перехода.
     
Иногда руководитель при выборе маршрута передвижения может посоветоваться с членами группы, выслушать их мнения и предложения.
     
При совершении марша впереди должны действовать разведчики, с ними устанавливается зрительная связь. На флангах и с тыла колонна охраняется боковыми и тыльными дозорами.
     
При приближении к населенному пункту, в него направляется разведка, движение колонны через населенный пункт осуществляется лишь после того, как разведка подаст сигнал. При встрече с противником разведка подает условные сигналы. Партизанская группа должна обойти населенный пункт, используя в качестве проводников местных жителей. Но проводники не должны знать, откуда и куда движется группа.
     
Если совершают марш одновременно несколько групп, между ними должна быть установлена связь, в случае необходимости (при встрече с противником) они должны оказывать помощь друг другу.
     
10. Организация отдыха
     
Партизаны действуют (передвигаются) ночью, а днем отдыхают. Для отдыха и расположения выбирают укрытые места, прежде всего леса и лесные массивы. При этом места для отдыха следует выбирать вдали от противника. При выборе места отдыха (стоянки) надо учитывать и условия наблюдения за подступами, чтобы своевременно обнаружить противника или его разведку.
     
Расположение группы должно охраняться со всех сторон. Для этого выставляются наблюдатели. Кроме охраны, назначается группа немедленного действия.
     
В ночное время целесообразно отдых нескольких групп организовать в одном месте.
     
Охрану места расположения необходимо организовывать выставлением парных часовых (наблюдателей) на расстоянии между постами 50-100 м.
     
Наиболее опасным для партизан является воздушное наблюдение врага (с вертолетов и самолетов), особенно на открытой местности, хорошо просматриваемой с воздуха. Никогда нельзя оставаться на такой местности две ночи подряд, так как оно может быть уже замечено врагом. Никогда местом ночевки не может быть место, где группа находилась днем и наоборот.
     
Группы партизан, расположенные на открытой местности должны проявлять величайшую осторожность и бдительность. Командиры обязаны предупредить бойцов о запрещении свободного передвижения в районе расположения, ухода за пределы его. Для каждого партизана надо выбрать позицию на случай отражения нападения противника. В случае атаки врага каждый должен быстро занять свою позицию и отражать огнем нападение противника.
     
Партизанские группы, расположенные для отдыха в одном районе, должны установить между собой связь и постоянно ее поддерживать.
     
11. Организация оповещения и связи
     
Для оповещения и осуществления связи используются различные средства, наиболее надежные в партизанской борьбе, простые условные сигналы.
     
Условные сигналы можно подавать следующими способами и средствами:
     
- закрытием или открытием окна (решетки), использованием занавесей различного цвета (установленного для подачи сигнала);
     
- подвеской в условленном месте обычных предметов, средств хозяйства и т.п. (тележек, велосипедов и т.д.) или же их укрытием с этих мест;
     
- подача сигналов дымом, искрой, светом фонаря, раскладыванием (разбрасыванием) кусочков цветной материи, вытряхиваем одежды и т.д.
     
Перечисленные способы очень простые. Установленные сигналы должны знать все члены партизанской группы. Сигналы необходимо подавать так, чтобы противник не мог их разгадать.
     
12. Создание преград для противника
     
Для затруднения движения противника на путях его движения необходимо создавать различные преграды, для этого можно использовать следующие способы:
     
- согнуть деревья с противоположных сторон дороги (тропы) и связать их. Для этого лучше использовать небольшие деревья, так как толстые деревья потребуют много времени и значительных сил. Займетесь укладкой и связыванием больших деревьев - потеряете много времени, позволите приблизиться противнику;
     
- трехжильную проволочку одним концов привязать к дереву, а другим вкопать в землю. Враг будет подозревать, что здесь установлена мина или фугас, потребуется время, чтобы установить, что это ложное устройство;
     
- перекапывать дорогу канавой, шириной на вытянутую руку. Противник будет вынужден уточнять для какой цели это сделано, что можно ожидать от партизан и - терять время;
     
- закладывать взрывчатые устройства (мины, фугасы) - это заставит врага действовать осторожно, тратить много времени на поиск мин и разминирование дороги. Правда, взрывы на дорогах (кроме мостов, тоннелей, галерей) большого эффекта не дадут.
     
Устройство преград на дорогах не только затрудняет движение врага, но и создает условия для поражения его огнем в период устранения препятствий.
     
При создании преград надо учитывать и то, что, встретив их, противник будет искать другие пути, используя для этого своих проводников.
     
13. Минирование дорог и уязвимых мест
     
Для создания препятствий для движения противника по дорогам, тропам, нанесения ему поражения используются мины.
     
Наиболее эффективно можно использовать шариковые мины, они менее капризны и более удобны в установке.
     
Их можно укреплять на деревянном колу, который вбивают (закапывают) в землю на глубину 0,5 м. Высота крепления мины на колу - на уровне подмышки. Один конец шнура привязывают к чеке (кольцу) мины, другой за какой-нибудь предмет. Очень важно, чтобы сама мина была замаскирована чем-нибудь и натянутый шнур был не очень заметен.
     
При установке таких мин особую осторожность нужно соблюдать при развертывании и креплении шнура.
     
Удобно использовать противотанковые мины, которые устанавливаются в грунт и хорошо маскируются под него. Вся работа по установке одной такой мины займет не более 10 мин. Взрыв такой мины на значительное время задержит продвижение врага. Единственное, что надо учитывать, что эти мины могут взорваться от ног своих партизан при их установке и во время действий в этом районе.
     
Серьезное значение для затруднения передвижения противника имеет разрушение дорог на уязвимых участках и перекрестках. Эту задачу может выполнять и местное население. Хотя для восстановления разрушенной дороги противник также может использовать это население. Но при всех условиях враг будет терять время, а это выгодно для партизан.
     
14. Вывод из строя транспортных средств
     
Эту работу можно проводить следующим образом:
     
- засыпать песок (или сахар) в бензобак автомобиля или горловину для заливки масла;
     
- проколоть бензобак;
     
- испортить датчик, показывающий температуру воды и давления масла.
     
Большую пользу могут принести сторонники партизан, работающие у врага, осуществляя незаметно следующие операции:
     
- заливание воды вместо кислоты в аккумуляторы;
     
- не доливать до нормы масла в машину;
     
- подрезать ремни вентиляторов;
     
- спускать воздух из шин;
     
- не заполнение радиатора полностью водой;
     
- отключение тормозов от гидросистемы, либо ослабление муфты рулевого управления;
     
- поджоги машин, путем укладки зажженной бумаги под капот автомобиля или масляной тряпки в бензобак и т.д.
     
15. Нападения на транспортные средства из засад
     
Засада организуется следующим образом. Одна группа располагается для действий по моторной части автомобиля, другая для действий сзади или с бортов. При приближении автомобиля (автобуса) нужно внезапно напасть на водителя, используя духовое оружие (пистолет или винтовку). Духовое оружие не дает шума, а это очень важно, и не убивает водителя, так как свинцовый заряд не имеет убойной силы. После поражения из такого оружия водителя и его помощника, необходимо быстро сблизиться с ними и, используя холодное оружие, завершить дело, немедленно овладеть рулем. Водителей можно выбросить, имеющееся оружие положить в кабину, ногу на газ и быстро следовать к месту, где расположена основная группа.
     
Для того, чтобы обезопасить действие засады, партизанская группа должна обеспечить наблюдение над дорогой с тем, чтобы своевременно предупредить об опасности, появлении других машин.
     
После захвата автомобиля, он в сопровождении партизан укрывается в тайнике. При столкновении с противником, отход группы засады обеспечивается группой прикрытия.
     
Личные состав засады, высылаемый из центра расположения партизанской группы распределяется на следующие подгруппы:
     
- наблюдения спереди и сзади участка действий засады. Она может быть замаскирована под местных жителей, активистов (сторонников) врага. Эти люди должны вести постоянное наблюдение за дорогой, контролировать движение по дороге на значительном ее протяжении;
     
- нападения. Она состоит из стрелка (стрелков) из духового ружья (пистолета), водителя (водителей), бойца (бойцов), вооруженного ножом (кинжалом);
     
- прикрытия. Эта подгруппа имеет задачу перекрыть дорогу на подходах к участку засады, после прохода автомобиля (автомобилей) устраивает заграждения с тем, чтобы затруднить действия противника, задержать его продвижение и при необходимости, действуя огнем, прикрыть отход группы засады.
     
16. Засада против подразделений противника, движущихся по дороге
     
Противник в большинстве случаев осуществляет продвижение по дорогам на автотранспорте. Для нападения на него применяются засады.
     
Действие партизан из засад против движущегося по дорогам противника очень эффективно. Но здесь надо знать, что враг может устроить ловушку, т.е. направить по дороге специально подготовленных людей с храбрым командиром. Такое подразделение противника немедленно вступает в бой и оказывает ожесточенное сопротивление.
     
При организации засады необходимо создавать три группы. Одна группа останавливает противника с фронта, вторая - осуществляет нападение с фланга (флангов) и третья - резерв.
     
От засады выделяются люди, которые незаметно под видом местных жителей контролируют дорогу, обнаруживают разведку врага и не дают ей место засады. При приближении вражеской колонны наносится мощный удар фронтальной и фланговой группами. Нападение должно сопровождаться поджогом автомобилей, бронетранспортеров и танков.
     
Наиболее удобно такие засады устраивать на дорогах в горной местности, особенно в узких местах. Здесь более ощутимый удар можно нанести не только по пехоте, но и по технике врага. В ущельях и других узостях противника можно поражать даже с дальних дистанций.
     
Командир засады выделяет группу бойцов для поджога участка дороги, на котором намечено действие засады. Для этого заготавливают солому, сухую траву. Нападение из засады должно сопровождаться поджогом заготовленных для этого средств и сбрасыванием на врага. Очень важно захватить или уничтожить впереди идущий БТР или автомобиль. Он загородит дорогу. Первую машину можно остановить и так: повалить дерево на дорогу и его заминировать. Бой засады должен быть внезапным, коротким и мощным. Выполнив задачу, засада снимается с позиций и скрытными путями возвращается на базу.
     
17. Организация внезапных нападений
     
Партизаны, как правило, должны наносить внезапные удары по врагу.
     
Для подготовки таких нападений нужна тщательная предварительная разведка, более полное знание состава противника, его расположения, позиций.
     
Изучение противника осуществляется путем наблюдения из бинокля, засылкой к врагу или в ближайшее от него место разведчиков под видом рабочих, чабанов и т.д. После разведки уточняются цели по схеме или карте. Составляется план (схема) действий. Этими планами (схемами) обеспечиваются командиры групп. Они должны быть простыми и понятными каждому командиру.
     
Для действия группа разделяется на три подгруппы.
     
Подгруппа нападения. В нее включается большая часть сил и средств.
     
Подгруппа подрывников. Она состоит из небольшого количества специалистов и подсобных бойцов.
     
Резервная подгруппа. Она вступает в бой тогда, когда к противнику прибывают его резервы. Позиция этой группы (место расположения) ни коим образом не должны быть известны врагу. При отходе основной и второй подгрупп, резервная подгруппа прикрывает их отход.
     
Свое решение командир не должен менять. Помогать резервной группе могут только специалисты-подрывники или партизаны из подразделения обеспечения.
     
Все подгруппы скрытно занимают свое исходное положение, организуют наблюдение и дневной отдых.
     
С наступлением темноты все подгруппы занимают свои позиции в готовности к бою. Лучшим моментом для нанесения удара является время через 1-2 часа после наступления темноты.
     
Командир группы при заходе солнца (в период полутемноты) может поставить задачу партизанам на местности, показать наиболее важные цели врага, пути выхода к ним и установить время атаки.
     
При проведении операции в начале ночи, у партизан остается больше времени для отдыха.
     
18. Организация нападения на объекты
     
Ведя подготовку к нападению на важный объект противника, командир обязан организовать разведку его. Для этого наиболее целесообразно использовать одного из опытных партизан, которому подготовить хорошую \"легенду\", облегчающую вступление в контакт с охраной объекта.
     
Разведчик должен изучить: место расположения охраны, чем вооружена. Действовать он должен так, чтобы не вызывать подозрения у охраны. Любопытство может насторожить врага. Долго находиться в расположении помещений охраны или вблизи объекта (на объекте) нельзя.
     
Важные сведения можно получить от людей, работающих на объекте или от солдата охраны, которые напуганы действиями партизан.
     
Очень важно кроме количества охраны и его вооружения знать как организуется усиление охраны, место хранения оружия и боеприпасов, места расположения каждого поста.
     
Кроме разведки путем проникновения на объект, он изучается наблюдением с дальних дистанций в дневное время и ночью, расположив наблюдателей вблизи объекта. В ходе такого наблюдения можно установить место размещения мастерских и других, интересующих партизан, объектов (ночью по освещенности этих мест), поведение часовых на постах, порядок и время смены их, место караульного помещения, как часовые несут службу, бдительно ли (в холодное время или в жару).
     
Данные разведки наносятся на схему.
     
После изучения данных обстановки, командир группы принимает решение когда, как и какими силами атаковать объект. Для выполнения этой задачи в партизанской группе создаются, как правило, три подгруппы.
     
Первая - подгруппа нападения на часовых, которая вооружается легким автоматическим или полуавтоматическим оружием, кинжалами и ножами.
     
Вторая - основная. Она предназначается для действий на самом объекте, осуществляет взрывы, поджоги, разрушения. В соответствии с задачей она оснащается соответствующим вооружением и средствами взрывных работ.
     
Третья - подгруппа прикрытия. Она осуществляет контроль за дорогами, ведущими к объекту, за подступами к нему, оповещает другие подгруппы (командира) о появлении резервов противника и боем не допускает их соединиться с врагом, действующим на объекте. Эта подгруппа обеспечивает прикрытие отхода других групп. Она вооружается автоматическим оружием и гранатами.
     
В случае, если подгруппа нападения без шума снимет часовых, то она выполняет задачи подгруппы прикрытия.
     
19. Атака небольших постов (гарнизонов)
     
К небольшим постам (гарнизонам) противника относятся узлы телефонной и радиосвязи, отдельные их точки.
     
Партизаны при проведении таких действий разделяются на следующие группы:
     
- Группа нападения. Она разделяется на подгруппы: нападения и защиты. Последняя подгруппа предназначается для разрушения связи постов с центрами, разминирования объектов, если они заминированы.
     
- Группа диверсионная. Она осуществляет поджоги и разрушение постов (объектов гарнизона).
     
- Группа сбора оружия, боеприпасов, одежды, продуктов питания и т.д. Она же собирает и средства связи. Телефонные аппараты, кабель, радиосредства. Все, что невозможно унести - уничтожается. В эту группу, по возможности, нужно включать специалистов-радистов, которые бы могли после овладения радиостанцией установить через нее связь с партизанской базой или вести переговоры со станцией, расположенной в тылу врага. Наиболее ощутимым будет удар партизан по центральным узлам радиосвязи. Захват радиостанций по соответствующей документации позволит партизанам подслушивать переговоры врага, а это очень важно в партизанской борьбе.
     
20. Разрушение телефонной сети
     
Наиболее сложно разрушить подземные кабельные линии. Подземный кабель состоит из нескольких жил, объединенных в одном изоляционном покрытии (чехле). Иногда этот кабель протягивается через железные и асбестовые трубы, закопанные в землю. Несмотря на трудности их отыскания и разрушения, диверсии на них проводить обязательно. Очень полезно, не разрушая линии связи, подключиться к ним и подслушивать переговоры противника. Место подключения должно быть тщательно замаскировано.
     
Способ разрушения. Раскопать землю в месте прокладки кабеля (глубина примерно 0,8 м), снять верхнюю изоляцию, разрезать проволочные жилы, согнуть их в разные стороны по концам, покрыть изоляторами и заровнять землю. Можно вместо изоляции между концов разрезанного кабеля положить камень, он будет являться хорошим изолятором. Место разрушения кабельной подземной линии должно быть тщательно замаскировано, чтобы противник затратил много времени на отыскание этого места и восстановление связи.
     
Наиболее легко разрушить такие линии проводной связи в районе домов, мостов, но здесь может быть установлена вражеская охрана.
     
Значительно проще разрушать воздушные телефонные линии.
     
Способы:
     
Первый - спиливание деревянных телефонных столбов;
     
Второй - прикрепление проводов к деревьям и обработка их кислотой или др. веществом, которое приводит к разрушению кабеля;
     
Третий - уничтожение опор путем подрыва. В этом случае неплохо после подрыва заложить мину, которая бы сработала при восстановлении опоры. Это вызовет боязнь у людей, привлекаемых к таким работам.
     
Четвертый - путем заброса на провод тяжелого предмета, привязанного к веревке и обрыв проводов.
     
21. Разрушение электросетей
     
Способы:
     
Первый - подрыв опор, путем закладывания взрывного заряда.
     
Второй - взять необходимое количество электропровода, один конец его заземлить, а к другому привязать металлический предмет или камень и забросить на электролинию.
     
Третий - с помощью тяжелого предмета забросить на воздушные кабели электропередачи металлические предметы (лучше проволоку).
     
22. Разрушение объектов электроснабжения
     
Трансформаторные станции.
     
В зависимости от мощности, места расположения трансформаторные станции могут охраняться противником. В этом случае они, как правило, огораживаются забором из колючей проволоки. На такой станции располагается войсковой или полицейский гарнизон, а также обслуживающий эту станцию персонал.
     
Для нападения на трансформаторную станцию партизаны разбиваются на 3 группы.
     
Первая - группа нападения. Она разрушает проволочные заграждения, ведет бой с охраной и врывается на станцию, разрушает телефонную связь.
     
Вторая - резервная. Оказывает помощь первой группе в разрушении трансформаторов. Лучше их разрушать подрывом. На один трансформатор достаточно 4 кг ВВ. Другие предметы можно разрушать кувалдой.
     
Третья - группа прикрытия. Берет под контроль дороги (пути) к станции, задерживает появившегося противника и обеспечивает отход остальных групп.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Партизанская война
« Ответ #1 : 26/04/09 , 15:03:49 »
23. Разрушение складов топлива
     
Большинство складов (баз) горюче-смазочных материалов располагаются вблизи населенных пунктов (в населенных пунктах), у автостанций. Каждый склад охраняется, имеет помещения для руководства, обслуживающего персонала и охраны, хранилища горючего (наземные и подземные).
     
Для разрушения (уничтожения) таких складов партизаны действуют тремя группами.
     
Группа нападения снимает часовых и ликвидирует охрану, прерывает связь склада, изолирует администрацию и рабочих склада.
     
Группа прикрытия обеспечивает действия первой группы путем перекрытия путей подхода противника, действуя из засад, обеспечивает отход других групп.
     
Группа взрывников осуществляет разрушение хранилищ (подрыв ВВ и поджоги).
     
Уничтожение хранилищ (цистерн) с ГСМ эта группа производит путем укладки зарядов на горловинах подземных емкостей ГСМ, под цистерны (сбоку цистерн) надземного хранения, обстрела емкостей с использованием противотанковых гранатометов или огня стрелкового оружия, поджогом горючего в емкостях. Действия этой группы должны быть тщательно подготовлены, так как подрыв и поджоги хранилищ с горючим составляют определенную опасность и для партизан.
     
24. Нападения на аэродромы
     
Воздушные силы противника - самый опасный враг для партизан. Уничтожение их поднимает дух бойцов.
     
Для операции против вражеских аэродромов партизаны разбиваются также на три группы.
     
Первая группа - нападения. Она ликвидирует охрану, уничтожает связь, прожектора.
     
Вторая группа - уничтожения самолетов, вертолетов путем подрыва их, поджога, разрушения навигационных приборов, установок и радиостанций, уничтожение складов, ГСМ, ремонтных мастерских и т.д. Основное средство борьбы - заряды ВВ.
     
Третья группа - прикрытия. Ее задача обеспечить действие первых двух групп, перекрыть все вероятные пути движения резервов противника. Она действует путем засад, подрыва мостов, устройства завалов на дорогах. Эта группа прикрывает отход остальных сил.
     

     
25. Способы хранения оружия и боеприпасов
     
Иногда приходится организовывать временное хранение оружия и боеприпасов для его использования в дальнейшем.
     
Очень важно при этом, чтобы оружие не заржавело и не было известно врагу место его хранения. Лучший способ хранения - закопать оружие в землю. Для этого все металлические части оружия смазываются маслом, каналы стволов заливаются парафином, каждая единица оружия завертывается в промасленную тряпку, затем несколько стволов его завертываются в большую матерчатую упаковку, крепко обвязываются веревкой и укладываются в деревянный ящик. Щели и отверстия ящика заливаются воском или парафином. Ящики завертываются в алюминиевую фольгу и закапываются в землю. Место для закопки ящиков должно быть сухое, лучше всего в строениях, местах строительства, где есть цементное покрытие.
     
Оружие надо проверять через каждые три месяца и снова смазывать.
     
Боеприпасы хранятся (по их видам) отдельно друг от друга. Осветительные и сигнальные ракеты завертываются в газеты и укладываются в деревянные ящики, пересыпаются сухими опилками. Опилки нужно менять каждый месяц, так как эти боеприпасы очень чувствительны к влаге.
     
Удаление ржавчины с металлических частей оружия производится 10% раствором хлорной кислоты и последующей обработкой керосином или бензином.
     
26. Общие правила совершения диверсий
     
Существует несколько общих правил для совершения диверсий и партизанской деятельности:
     
1. Удостоверьтесь, что операция будет эффективной. Никогда не тратьте время на операцию с насилием или без насилия, которая является неэффективной.
     
2. Наносите удар по врагам там, где они этого меньше всего ожидают, и где это им будет больнее всего.
     
3. Многие акты саботажа следует проводить по ночам.
     
4. Нужно в совершенстве выверить время, поскольку чем дольше длится операция, тем больше шансов, что что-нибудь пойдет не так, как надо.
     
5. Действуйте только с теми людьми, которым доверяете. Многие шпионы и информаторы предложат планы, которые лишь приведут вас к неудаче. Действуйте малыми группами или ячейками, состоящими самое большее из четырех-пяти человек.
     
6. Все операции должны быть простыми и быстрыми. Следует спланировать несколько путей отхода.
     
7. Все виды оружия должны быть спрятаны. К взрывчатым веществам следует относиться с тем уважением, какого они заслуживают.
     
8. Каждая группа должна иметь руководителя. Его следует подбирать по качеству руководства. Он должен принимать все главные решения.
     
9. Необходимость в секретности очевидна. Безопасность и секретность должны поддерживаться без ограничений.
     
10. Всякий член группы, нарушающий правила поведения группы, должен быть наказан на глазах у других членов.
     
27. Другая деятельность партизан
     
Партизаны должны вести агитационно-пропагандистскую, разъяснительную работу среди народных масс о целях и задачах всенародной борьбы, для привлечения их к активной борьбе с врагом, оказанию помощи партизанам. Эту работу нужно дифференцировать. Необходимо вести отдельно работу с семьями тех, чьи родственники находятся в тюрьмах или ссылке, помогать им, с работниками финансов, сберкасс, государственных учреждений, милиции и армии. Они могут партизанам оказывать различную помощь. Работники печати и типографий могу печатать поддельные деньги. Специалисты печати и фотографы - поддельные удостоверения, паспорта, печати и т.п. Все это нужно для партизан.
     
Для разъяснения целей и задач партизанского движения должна широко использоваться печать, выпуск и распространение листовок, воззваний и другой литературы. Распространителями их могут быть сторонники движения. Они должны действовать осторожно, распространять не только полученные экземпляры, но и размножать их, печатая на пишущих машинках или переписывая.
     
Важна роль в движении писателей, поэтов, артистов, деятелей искусства. Писатели и поэты в своих произведениях должны клеймить врага, поднимать народ на всенародную борьбу. Но эту работу надо вести тонко, незаметно для врага, под другой фамилией или псевдонимом.
     
Большое значение имеет написание лозунгов на стенах домов, строений. Делать это следует масляной краской.
     
Надо помнить, что печать - это страшное оружие в борьбе против врага.
     
Партизаны вынуждены большей частью жить в городах и поселках и поэтому нуждаются в обеспечении безопасного их проживания. Для этого используются друзья партизан, явочные квартиры.
     
Очень важно, чтобы каждое место, где может укрыться партизан, было надежным, обеспечивалось условной сигнализацией. Эта сигнализация должна быть простой и надежной, не бросающейся в глаза противнику, чтобы при появлении его в населенном пункте ее можно было быстро и незаметно использовать. Например, поставить или убрать цветы, сломать поставленную ветку дерева, убрать сноп соломы и т.п.
     
Для сбора членов группы в населенном пункте выбирается надежное место, а партизаны при этом должны быть готовы к отражению возможного нападения. Дом, в котором собираются партизаны, должен ничем не отличаться от других. При посещении таких домов партизан, постучав условным стуком в дверь, обязан быть готовым к отражению огня на случай, если там засада противника.
     
При движении по городу, населенному пункту партизан должен проявлять величайшую бдительность. Ходить надо в той одежде, которая характерна для данной местности. Выйдя из дома, осмотрись, меньше встречайся с одними и теми же людьми, обязательно проверь, нет ли за тобой слежки.
     
28. Источники и способы получения данных
     
Своевременное получение различных данных о противнике, его намерениях - одна из главнейших задач в организации и ведении партизанской борьбы. Для получения (сбора) информации должны использоваться все возможные источники.
     
Источники:
     
- телефонная и телеграфная связь и другие технические средства связи, почта;
     
- население (работники учреждений, жители поселков, чабаны, водители автомобилей, работники торговли и т.д.);
     
- связные (разведчики), высылаемые из партизанских групп;
     
- печать (газеты, журналы и др. издания);
     
- различные документы;
     
- агенты партизан, внедренные в различные органы врага, армию и полицию, проживающие в городах и селах, люди, работающие на строительстве, заводах, электростанциях и т.п.
     
Способы получения информации:
     
- кодированные переговоры по телефонным и телеграфным линиям связи, кодирование почтовой корреспонденции;
     
- условные фразы в периодических изданиях печати;
     
- хищение, снятие копий с документов;
     
- подслушивание разговоров между сотрудниками учреждений, среди рабочих предприятий, людей поселков, торговли, на рынках и т.п.;
     
- наблюдение за расположением воинских частей и подразделений, полицией и т.д.
     
29. Борьба с контрразведкой противника
     
С ростом партизанского движения враг будет принимать все меры к подавлению его. Здесь активно будет действовать полиция, засылая свою агентуру в партизанские группы, поселки, учреждения и т.п. Агенты врага внедряются и действуют под хорошо разработанной легендой. Враг будет вербовать своих доносчиков, осведомителей, связников, используя для этого худшие элементы общества: наркоманов, пьяниц, бродяг, безработных и идейно нестойких людей. Поэтому партизаны, люди, сотрудничающие с ними, должны проявлять максимум бдительности, осторожности и находчивости.
     
Помня об этом, партизаны никогда не должны вести разговоры о делах, по политическим и социальным вопросам в общественных местах и среди незнакомых, не проверенных людей. Даже в помещениях разговор можно вести тогда, когда будут приняты все меры, исключающие наблюдение.
     
Взято с форума Elsite. Автор временно неизвестен.
     
Громов В.И. / Васильев Г.А.

http://www.stjag.ru/rubrics.php?r_id=&sq=19,22,2856

silverworld

  • Гость
Партизанская война
« Ответ #2 : 14/08/09 , 18:57:12 »
Где можно найти статистику использолвание железных дорог на оккупированной территории СССР в 1941-1944 г. ? Сколько вагонов вышло, сколько дошло, сколько груза потеряно, время простоя, количество сходов, потери личного состава при деверсиях, потери паровозных бригад

Ладога

  • Гость
Re: Партизанская война
« Ответ #3 : 15/08/09 , 10:25:07 »
Где можно найти статистику использолвание железных дорог на оккупированной территории СССР в 1941-1944 г. ? Сколько вагонов вышло, сколько дошло, сколько груза потеряно, время простоя, количество сходов, потери личного состава при деверсиях, потери паровозных бригад


Н. С. Конарев
Железнодорожники в Великой Отечественной войне 1941–1945  (1183kb)

Читать книгу онлайн - 46 листов
Скачать книгу одним файлом:
html.zip | fb2.zip | rtf.zip | rb | doc.prc | ePub | pdf (A6)

http://fictionbook.ru/author/n_s_konarev/jeleznodorojniki_v_velikoyi_otechestvenn/?sid=956038eea3d58f2141deacbd07ad76e9

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Партизанская война
« Ответ #4 : 16/11/10 , 00:44:16 »
Методические материалы от Макарыча.

ЧЕМ ДОСТИГАЕТСЯ СКРЫТНОСТЬ ПРИ ПОДГОТОВКЕ И ВНЕЗАПНОСТЬ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ВОЙСКОВОЙ РАЗВЕДКИ
 


ПОИСКИ

Поиск представляет собой один из методов наземной войсковой разведки и ведётся частями как ночью, так и днём с целью добыть необходимые сведения о противнике и местности, захватить пленных и документы.
Как показал опыт Отечественной войны, поиск проводится небольшими разведывательными партиями в составе 15-20, а иногда и 5-10 человек. Основные принципы действий поисковых разведывательных партий - внезапность, смелость и решительность с применением хитрости и заранее обдуманных приёмов борьбы.

Успех поиска зависит от умелого осуществления внезапности действий. Это и есть самое трудное в организации поиска. Для того чтобы поиск был внезапным, следует постоянно изыскивать новые способы его проведения, а для этого, в свою очередь, надо знать повадки врага.
Только наладив непрерывное наблюдение, внимательно присматриваясь к привычкам и режиму врага, обобщая имеющиеся данные, можно будет разнообразить способы проведения поиска и действовать на врага ошеломляюще.

Однажды командир разведывательного взвода младший лейтенант Радченко в процессе наблюдения обратил внимание на то, что по вечерам немецкие сапёры отрывали впереди своих траншей окопы. Работать они начинали сейчас же после ужина. Учтя это обстоятельство, Радченко с группой разведчиков проник за несколько минут до прихода сапёров за передний край и направился к траншеям противника. Ничего не подозревавшие немецкие сапёры в темноте приняли наших разведчиков за своих и продолжали спокойно двигаться к месту работы. Как только немцы приблизились на расстояние 20 м, разведчики забросали их гранатами. Унтер офицер, пытавшийся сопротивляться, был опрокинут ударом приклада и захвачен в плен. Противник настолько растерялся, что открыл огонь по своим, а наши разведчики тем временем благополучно отошли в своё расположение.

Подготовительные мероприятия к поиску должны проводиться с исключительной тщательностью, а сам поиск осуществляться внезапно, без предварительной огневой подготовки. Разведчики, действующие в составе поисковой группы, обязаны всегда стремиться к тому, чтобы выполнить поставленную задачу незаметно для противника. Если они действуют с задачей захватить пленного или добыть документы, то надо стараться нападать бесшумно, документы же "украсть", а не брать с боя.

При проведении поиска допустимо прибегать к бою только в тех случаях, когда этого требует обстановка, которая может неожиданно измениться в ходе операции.
Во избежание повторений мы не будем затрагивать те общие условия, обеспечивающие введение элемента внезапности, о которых нами уже упоминалось в главе второй; бесспорно, что все они должны быть учтены при организации войсковой разведки любыми методами.

Если объект предварительно изучен, каждый разведчик знает свою задачу и разведывательная партия в целом достаточно натренирована, то она выходит в исходное положение за несколько минут до начала действий. О начале операции командир разведывательной партии отдаёт приказ заранее. В исходном положении разведывательная партия находится минимальное количество времени, чтобы не обнаружить себя. Пребывание разведчиков в исходном положении длится до того момента, пока сапёры, заранее выдвинувшиеся к проволочному заграждению, не сообщат, что проход готов. Такие проходы в проволочном заграждении сапёры делают перед самый выходом разведывательной партии в исходное положение. Готовить проход в проволочном заграждении и производить разминирование за несколько часов до начала действий не рекомендуется, так как противник может обнаружить проход и, догадавшись о наших намерениях, организовать в этом месте засаду.

Как только сапёры доложат, что проход готов, разведывательная партия начинает движение в исходное положение для атаки. Расстояние между исходным положением для начала движения к объекту и исходным положением для броска на объект должно быть преодолено как можно быстрее, однако не в ущерб маскировке. Движение происходит в боевом порядке, заранее предусмотренном планом.
Опыт показал, что боевой порядок (схема 1) в исходном положении для броска на объект надо строить следующим образом: если нападение решено произвести в лоб, то группа нападения располагается непосредственно перед объектом; если же нападение на объект производится с заходом с тыла или фланга, то группа нападения располагается в том месте, с которого ей лучше всего начать обход. Группы обеспечения чаще всего располагаются на флангах атакуемого объекта в готовности подавить своим огнём соседние огневые точки и отрезать пути, по которым атакуемому объекту может быть оказана помощь. В группах обеспечения следует заранее выделить бойцов в помощь группе нападения, задача которых будет заключаться в том, чтобы броситься на атакуемый объект, как только в этом появится необходимость.

Такой боевой порядок оправдал себя и чаще всего применяется при действиях поисковых партий, при этом нельзя забывать, что боевой порядок разведывательной партии строится с учётом конкретной обстановки, т. е. не может быть шаблонным.
При выходе поисковой партии в исходное положение для броска на объект обстановка может сложиться так, что потребуется изменить боевой порядок, нарушив намеченный план, поэтому командир всегда должен быть готов внести соответствующие коррективы в действия поисковой партии.
Мы уже указывали, что при нападении (особенно с целью захвата пленного) не следует производить шума. Многие допускают ошибку, предпочитая сначала бросить гранату, а потом напасть. Правда, внезапный шум на некоторое время парализует волю противника к сопротивлению, но у каждого человека, которому угрожает опасность, появляется бессознательно инстинкт самозащиты, и он предпринимает какие-то действия. Даже в том случае, если противник не будет сопротивляться, он постарается уйти, что никак не входит в планы разведчиков, стремящихся захватить его в плен.
Ниже мы приводим примеры, иллюстрирующие роль внезапных действий при организации поисков.

Пример 1. На одном участке фронта противник сильно укрепился. Он создал прочный опорный пункт с несколькими ДЗОТ, открытыми площадками для пулемётов, разветвлённой системой траншей и ходов сообщений. Опорный пункт опоясывали минное поле и проволока. Все подступы простреливались плотным пулемётным огнём (схема 2).

Попытки наших разведчиков проникнуть в оборону противника на данном участке не давали положительных результатов. Тогда командир подразделения Шумайко подобрал четырёх бойцов и приказал им рыть туннель (минную галлерею) от нашей передовой траншеи в сторону противника. Расстояние до основной траншеи противника составляло приблизительно 150 м.
Метр за метром продвигались наши бойцы вперёд. Это был тяжёлый труд. Песок осыпался, крепить и обшивать стенки досками было трудно, к тому же следовало проявлять величайшую осторожность, чтобы не быть обнаруженным противником. В то время как бойцы приближались к вражеской траншее, наши пулемёты и миномёты в целях маскировки вели методический огонь.
Когда туннель был подведен на 10 м к ячейкам, отходящим от основной траншеи противника, бойцы проделали в стенках его два ответвления и заложили туда большое количество взрывчатых веществ. За то время, "ока назначенные бойцы прорывали туннель, начальник разведывательной партии тщательно разработал план действий, подобрал разведывательную партию и тренировал разведчиков на местности, оборудованной по типу той, на которой предстояло действовать. Предусмотрено было всё, вплоть до мелочей. Каждый разведчик точно знал свою задачу и место в бою. Основательно продуманы были вопросы взаимодействия как с группами разведывательной партии, так и с артиллерийскими средствами поддержки.
За 10 минут до начала действий разведчики заняли исходное положение в траншее в 170 м от места, где были заложены взрывчатые вещества. 12 сентября 1943 года ровно в 6 часов утра раздался оглушительный взрыв. Поднявшийся столб песка образовал густую завесу.
Пользуясь этим обстоятельством, разведчики бросились вперёд. Впереди бежали бойцы групп обеспечения и разграждения. Разведчики из группы обеспечения, подбежав к проволоке, залегли; бойцы группы разграждения быстро расширили гранатами ранее имевшийся проход в проволоке. В этот проход прошла группа захвата и, разбившись на ходу по парам, разместилась по траншеям, ведущим к ДЗОТ и блиндажам противника. Артиллеристы, получив" сигнал, открыли мощный заградительный огонь по батареям и огневым точкам в глубине обороны противника. Взрыв произошёл у основной траншеи, ведущей к ДЗОТ противника, образовав воронку глубиной в 10 м. Взрывной волной часовые были убиты; не успели ещё отдыхавшие солдаты и офицеры со сна разобраться в обстановке, как одновременно во все блиндажи и ДЗОТ полетели гранаты наших разведчиков.
Разведчики действовали стремительно, расчётливо и смело. Каждый боец имел автомат, нож и 8 гранат. Сержант Пешков, вскочив в траншею и увидев немца, немедленно набросился на него, окрутил верёвкой и потащил в своё расположение. Через 8 минут пленный был доставлен на командный пункт командира подразделения.
Старшие сержанты Иванов и. Появкин дальше всех проникли в оборону противника. Они подбежали к ДЗОТ, бросили в дверь противотанковую гранату и, прострочив ДЗОТ из автомата, ворвались в него. Семь солдат лежали мёртвыми, а один был ранен. Разведчики взяли его в плен.
Старшина Минихин захватил двух пленных следующим образом: продвигаясь по траншее, он заметил двух вражеских солдат. Обезумевшие от страха, они бежали в тыл. Один из них на ломаном русском языке вопил: "Святая Мария, спаси!" "Сейчас спасу", ответил ему разведчики автоматной очередью прикончил бандита; второго, легко раненого, он захватил в плен.
На обратном пути Минихин заскочил в блиндаж и выволок за воротник ещё одного бандита.
Вся операция заняла 20 минут. В результате внезапного, короткого боя опорный пункт был разгромлен, уничтожено до 50 солдат и офицеров противника, захвачено 6 пленных, документы, оружие и имущество. Наши разведчики потерь не имели.
Вывод. Разведывательная операция окончилась успешно благодаря внезапным действиям разведчиков. Внезапность же была достигнута вследствие устройства минной галлереи.

Пример 2. Ночной поиск по захвату пленного (схема 3).

Объектом нападения поисковой группы являлся часовой в траншее противника. Передний край вражеской обороны находился в 300 м от наших передовых траншей. На подступах к объекту тянулась лощина шириной до 120 м. По лощине протекал ручей. С нашей стороны берег ручья был обрывистый, со стороны противника - пологий. Перед передним краем обороны противника был сделан лесной завал. За завалом установлены фугасы в три ряда, далее проволочное заграждение в три кола и по берегу ручья - небольшой завал из хвороста. В 100 м от объекта (часового) находился взорванный мост узкоколейной железной дороги. Позади часового (в 80 м от него) проходило полотно узкоколейной железной дороги высотой в 3-4 м, препятствовавшее зрительной Связи между первым часовым и часовым соседней огневой точки слева. От первого часового ко второму проходила траншея и сигнальная проволока. В 150 м правее второго часового находился ДЗОТ со станковым пулемётом, который простреливал лощину вдоль ручья в направлении железнодорожного моста. Правее ДЗОТ стояла землянка, в которой располагался гарнизон противника силою до взвода. Наблюдением было установлено, что гарнизон этого, опорного пункта вёл себя беспечно. Часовые на постах читали, писали, ели, чистила оружие, на 10-15 минут уходили с постов.
Немцы вели наблюдение не тщательно. Очевидно, противник не ожидал наших действий, так как мы ли разу ещё не предпринимали разведки на этом участке.
Разведывательная партия была организована в составе 21 человека под командой младшего лейтенанта Кайзер и разбита на следующие группы:
1.   Группа захвата - 5 человек. Старший - старший сержант Бокарь. Вооружение: 4 автомата, пистолет, 5 ножей, 10 ручных гранат. Для связывания пленного имелась верёвка.
2.   Группа разграждения - 2 человека, старший - старший сержант Назаров. Вооружение: 2 автомата, 4 ручные гранаты. Для резки проволоки были приготовлены 2 пары ножниц.
3.   Группа обеспечения - 5 человек, из них правая группа - 2 человека и левая - 3 человека. Вооружение: 5 автоматов, 10 гранат.
4.   Резерв командира разведывательной партии - 7 человек.
Подготовка поиска. Наблюдение за объектом (с целью изучить поведение его гарнизона) велось в течение 3 дней на расстоянии 120 м, Двое разведчиков ползком пробирались на наблюдательный пункт и в течение 4 часов вели наблюдение, потам выходила следующая пара. Таким образом, объект был постепенно изучен всем составом партии. В процессе наблюдения удалось установить время смены часовых и степень их бдительности. Тренировка личного состава разведывательной партии проводилась в тылу своего расположения. Во время тренировки прорабатывались различные варианты действия групп, могущие возникнуть при выполнении задачи. Каждый разведчик тренировался в выполнении своей конкретной задачи.
План действий. 18 сентября в 11 часов вечера разведывательная партия занимает исходное положение. Группа разграждения проделывает проход в проволочном заграждении. Один сапёр остаётся на месте для расширения прохода, а второй сопровождает группу захвата: Правой группе обеспечения поставлена задача - уничтожить под мостом секрет противника, если он окажется там и будет мешать продвижению группы. Левая группа обеспечения прикрывает группу захвата слеза. Группа захвата проникает в траншею противника, оставляя одного разведчика на углу траншеи с задачей прикрыть группу справа. Четыре разведчика по траншее подходят к часовому; один из разведчиков остаётся в траншее и прикрывает группу слева, а трое врываются в ячейку, где находится часовой, захватывают его в плен и тем же путём эвакуируют в своё расположение. В том случае, если противник обнаружит действия нашей разведки, последняя вызывает огонь артиллерийской группы.
С целью отвлечь внимание противника от участка, на котором действуют разведчики, правее, на другом участке, наши стрелковые подразделения, расположенные на переднем крае, открывают сильный ружейно-пулемётный огонь. На этом участке месяца полтора назад наши разведчики дважды пытались действовать (и оба раза неудачно), поэтому противник имел некоторые основания ожидать здесь повторной разведки.
Ход действий. Ночь на 18 сентября 1943 года была тёмная. Дул сильный ветер. В 24.00 сапёры Назаров и Митотрюков спустились в лощину к завалу; сняв три ряда фугасов и очутившись в 40 м от вражеского часового, они бесшумно проделали проход в проволочном заграждении, причём разрезали только нижние нити, чтобы можно было пролезть. Первой двигалась группа захвата: Впереди полз сапёр - старший сержант Назаров; он прощупывал каждый сантиметр местности руками. Наконец, бойцы группы захвата проникли в траншею и оказались в 60 м правее часового. Сапёр Назаров остался на бруствере траншеи для прикрытия группы. Двигаясь по траншее к часовому, группа обнаружила проволочную дверь-сетку, прикрывавшую подход к часовому. Старший сержант Бокарь бесшумно снял дверь и положил её на бруствер. Приблизившись к часовому почти вплотную, разведчики услышали разговор. Происходила смена часовых. Новый часовой, оставшись один, пустил осветительную ракету. Затаив дыхание, разведчики прижались к стенке траншеи. Как только ракета погасла, сержант Бокарь, ефрейтор Левенок и рядовой Савельев молниеносно набросились на часового. Сержант Бокарь схватил его за горло, но, увидев, что у часового потекла кровь из носа, разжал руки. Часовой вырвался, начал кричать и, выхватив нож, пытался нанести удар разведчику Бокарю, но разведчик Дивенко голой рукой схватился за лезвие ножа и вырвал его из рук бандита. Тогда немец ударил ногой в лицо Савельеву, последний упал, но тут же поднялся и ударом кулака свалил немца на землю. Разведчики заткнули ему рот, связали руки и, захватив вражеский автомат и ручной пулемёт, потащили немца по траншее. Отход группы прикрывал ефрейтор Карасёв. На крик часового прибежала группа солдат противника в количестве 5 человек. Ефрейтор Карасёв, подпустив их вплотную, убил трёх солдат из автомата, двое же бросились бежать.
Пленный солдат, услышав приближение своих, ударом ноги в живот сбил с. ног старшего сержанта Назарова и тоже пытался бежать, однако Назаров догнал его, ударил сапёрными ножницами по голове и свалил на землю. С левой стороны на шум бежала вторая группа противника, но ефрейтор Кураков, прикрывавший группу захвата слева, расстрелял двоих немцев в упор, остальных же заставил залечь и задержал до отхода группы захвата.
Командир разведывательной партии сигналом вызвал огонь артиллерийской группы, под прикрытием которого разведчики благополучно преодолели проход в проволочном заграждении. В это время противник открыл на участке поиска беспорядочную ружейно-пулемётную стрельбу. С целью отвлечь его внимание стрелковый взвод лейтенанта Курзина, расположенный правее участка, на котором производился поиск, также открыл интенсивный ружейно-пулемётный огонь, что дало желаемый эффект. Разведчики подошли к обрыву, но они настолько обессилели, что самостоятельно взобраться с пленным на обрыв не могли. Тогда к ним выслали из резерва 3 человек, с помощью которых разведчики вышли в своё расположение.
Разведывательная партия благополучно прибыла в часть. Захваченный ею пленный дал ценные показания о группировке противника и характере его обороны.
Выводы.
1.   Объект поиска был заблаговременно изучен:
2.   Разведчики проявили смелость и решительность, причём действия их соответствовали обстановке, сложившейся в ходе боя.
3.   Захват вражеского часового был произведён внезапно, и вся операция могла бы закончиться бесшумно, если бы разведчики более детально отработали элементы захвата пленного. Крик часового привлёк внимание соседних огневых точек, и операция усложнилась.
Пример 3. Рассказ сержанта Бончука. Мы ползли, сливаясь с темнотой ночи, затаив дыхание. Если бы хрустнула под нами хоть одна, даже самая тоненькая хворостинка, то вся предпринятая операция полетела бы в тартарары.
Сапёры Тимофеев и Котов двигались впереди нас. Они нащупывали мины; попадались им всё больше шрапнельные, самые вредные.
Вблизи проволочного заграждения немцев мы залегли. Проволока была натянута на железных рогатках. За проволокой находился умело замаскированный немцами ДЗОТ. Издали его не заметить, а он-то и был нам нужен.
Несколько часов лежали мы неподвижно и наблюдали. Узнали, когда сменяются часовые и в какое время они ведут себя более настороженно; высмотрели, где помещается вход в огневую точку, где находятся бойницы; наметили, с какой стороны выгоднее подобраться к ДЗОТ. После этого потихоньку вернулись в свою роту.
В следующую ночь снова побывали на прежнем месте, вблизи проволоки у ДЗОТ. Высматривали, запоминали, прикидывали. Ведь чем лучше знаешь повадки врага, тем легче оправиться с ним. И вот после тщательного изучения объекта и поведения противника, уверенные друг; в друге, мы пошли захватывать "языка". Каждый из нас знал, как ему действовать. Главное в нашей работе - бесшумность и расторопность, чтобы напасть на врага внезапно и действовать наверняка. Если хоть один из разведчиков замешкается, он подведёт всех.
Ночь, в которую мы решили действовать, была тёмная, сыроватая. Подползли мы к проволоке. Она была натянута, как струна. Чуть тронешь - звенит. Сапёры Тимофеев и Котов приступили к своему делу. Все были начеку, ждали. Со стороны немецкого ДЗОТ доносился разговор. На пригорке маячил вражеский часовой. Он озирался и прислушивался. Где-то справа от него ври" таился ракетчик, то и дело освещавший небо. Наконец, сапёры проделали в проволоке проход; мы могли бы уже приступить к работе, но в это время происходила смена часовых. Пришлось ещё целый час пролежать без движения; на нового часового сразу не нападёшь; вначале он бывает очень зорок; надо подождать, пока он устанет. Тяжко ждать, когда в душе азарт, а ничего не поделаешь. Разведчик должен быть терпеливым и разумным. Наконец, мы заметили, что часовой свернул папиросу и спустился в блиндаж, видимо, за огоньком. В одно мгновение мы проскочили вперёд и ворвались в ДЗОТ. Не успели немцы глазом моргнуть, как наш сибиряк Наумов схватил первого попавшегося из них, зажал его голову подмышку и потащил. В ДЗОТ оказалось ещё четверо немцев. Мы бесшумно и быстро прикончили их. Успешно выполнив задачу, спокойно возвратились обратно, как с удачной охоты.
Пример 4. Перед разведывательной партией старшего лейтенанта Бабаева стояла трудная задача - захватить пленного из опорного пункта противника, расположенного на расстоянии нескольких сот метров от переднего края. Операция была тщательно подготовлена и, несмотря на трудности, блестяще выполнена. Пленный был захвачен без единого выстрела.
Объектом поиска была избрана наиболее укреплённая огневая точка (ДЗОТ), расположенная на открытой и хорошо обозреваемой местности. От нашего переднего края объект отделяла широкая река. Немцы не ожидали появления наших разведчиков, что и было использовано разведывательной партией для организации внезапного нападения.
В течение шести дней велось тщательное наблюдение за объектом. За три дня до начала поиска разведчики переправились через реку и произвели рекогносцировку местности. По заранее намеченному пути они проникли в водосточную трубу, проложенную поперёк дороги, и оказались в 50 м от объекта. Обстановка всё более прояснялась. Оставалось узнать, сколько солдат находится в огневой точке. Для дальнейшего наблюдения за объектом тов. Бабаев оставил четырёх разведчиков во главе с сержантом Маточкиным. Целый день разведчики пролежали в холодной воде, не произнося ни единого слова и не производя ни малейшего шороха. Разговаривали друг с другом посредством мимики. Ночью они возвратились в своё расположение и доложили о результатах наблюдения. Удалось установить и количество людей в ДЗОТ.
На следующий день, в сумерки, разведчики начали поиск. Незаметно переправившись через реку, они подползли к большому камню - ориентиру, у которого разведывательная партия должна была принять боевой порядок и приступить к действиям. Группа захвата направилась вправо, чтобы выйти в ход сообщения ДЗОТ с фронта. Атакующая группа перерезала ход сообщения с тыла. Таким образом, обе группы двигались навстречу, одна другой, как бы сжимая ДЗОТ противника. Захватывающая группа не ставила своей задачей врываться в ДЗОТ. Тов. Бабаев рассчитал, что при взрыве гранаты немцы выбегут из ДЗОТ, в этот момент их и надо будет захватывать. Так и случилось. Когда раздался взрыв гранаты, уцелевшие немцы выбежали из ДЗОТ и прижались к стенке траншеи. Здесь на них нагрянула группа захват та. Бойцы этой группы были вооружены пистолетами "ТТ", что значительно облегчало им действия в траншее;
Стоило только немцу увидеть обрез дула пистолета, как он поднимал руки и кричал: "Русс, плен!" Трое фашистов были взяты в плен. Основная задача была выполнена, но предстояло ещё одно нелёгкое дело - уйти на свою сторону. Ясно было, что немцы откроют с соседних огневых точек огонь и разведывательная партия может понести большие потери. Тов. Бабаев учёл это и направил одного разведчика с ракетницей в сторону. Тот начал пускать ракеты и стрелять из пистолета, маскируя путь отхода партии, причём ракеты были пушены в направлении противника прямо над землёй, чтобы не освещать разведывательную партию. Тем временем тов. Бабаев с остальными разведчиками круто повернул в сторону и направился к реке. Немцы, будучи дезориентированы, открыли огонь в ложном направлении. Наши разведчики благополучно переправились через реку и без потерь возвратились в своё расположение.
Вывод. Поиск был подготовлен и проведён умело, с учётом имевшегося опыта.
Разведчики действовали не силой, а проявили ловкость и искусство манёвра, правильно использовав элемент внезапности.

источник: http://bb-msu.livejournal.com

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Партизанская война
« Ответ #5 : 17/11/10 , 15:13:34 »
Методические материалы от Макарыча. Заключительные материалы по внезапности в разведке.

Nov. 17th, 2010 at 9:23 AM

 ЧЕМ ДОСТИГАЕТСЯ СКРЫТНОСТЬ ПРИ ПОДГОТОВКЕ И ВНЕЗАПНОСТЬ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ВОЙСКОВОЙ РАЗВЕДКИ.


ЗАСАДА

Засада - это скрытное расположение разведывательного органа или другого подразделения с целью внезапного нападения на противника и уничтожения его или захвата в плен. Основа действий засады - внезапность.
Если небольшая группа смельчаков появляется перед противником (даже превосходящим её по численности) внезапно и в непосредственной близости, то последний на некоторое время лишается возможности предпринять контрмеры. Однако для достижения успеха недостаточно только внезапно появиться перед противником, так как растерянность его будет продолжаться недолго и уже через несколько минут он сможет организовать сопротивление. Минуты замешательства противника должны быть использованы для того, чтобы нанести ему возможно больше потерь. Действия засады должны быть дерзкими и решительными, бой засады должен быть скоротечным.

Рассмотрим основные условия, обеспечивающие внезапность действий засады.
1. Выход разведывательного органа в район засады должен совершаться скрытно, с соблюдением строжайших мер маскировки. Это требование необходимо соблюдать особенно тщательно при организации засады в тылу противника. При этом надо принимать во внимание плотность боевых порядков противника, время года и характер местности. Необходимо заранее находить разрывы в боевых порядках противника или, во всяком случае, выбирать менее плотные участки. Крайне важно предварительно изучить путь движения разведчиков, причём желательно, чтобы он проходил по местности, способствующей маскировке. Весь состав разведывательного органа должен иметь маскировочные халаты, Условия проникновения в тыл противника определяют количественный состав разведывательного органа. Чем труднее скрытно проникнуть во вражеский тыл, тем состав разведывательного органа должен быть меньше.
2. Засады целесообразно организовывать в таких местах, где можно ожидать появления противника, а для этого надо располагать ранее добытыми разведывательными данными.
3. Боевой порядок в засаде устанавливается с таким расчётом, чтобы при нападении у противника сложилось впечатление, будто против него действует крупное подразделение (схема 4). Все пути отхода противника должны быть перерезаны. Противник, подвергшийся нападению из засады, должен находиться как бы в ловушке.
4. Группа засады принимает меры непосредственного охранения. С этой целью в стороны, на вероятные пути движения противника, высылаются парные дозоры; в их обязанности, помимо несения службы охранения, входит предупреждать командира засады о приближении противника. Организацию связи с высланными дозорами следует основательно продумать. Ночью связь осуществляется звуковыми сигналами (подражание привычным звукам для данной местности), днём - условными знаками (движениями рук, оружием и т. п.), но пользоваться этими сигналами надо с исключительной осторожностью, чтобы приближающийся противник не мог обнаружить их.
5. Разведчики, находящиеся в засаде, должны быть замаскированы так, чтобы их нельзя было заметить, даже находясь вблизи от них.
6. Нападение из засады производится по сигналу дружно, всем составом засады. Огонь открывается всеми разведчиками одновременно.

Все эти условия могут быть созданы только в результате тщательной предварительной тренировки личного состава.
Засады не всегда действуют с применением огневых средств. Так, например, задачу по захвату пленного рекомендуется выполнять без огнестрельного оружия, как говорят, "втихую".

Пример 1. В течение нескольких дней наблюдатели следили с переднего наблюдательного пункта, устроенного на верхушке большой сосны, за вражеским разведчиком, появлявшимся из рощи. Немец осторожно двигался по направлению к нашему переднему краю, искусно прячась за кустами и пнями. Он то рассматривал в бинокль наши позиции, взобравшись на сосну, то шнырял вдоль минного поля, изучая наш передний край. Наши снайперы охотились за ним, но немец был ловок и хитёр, Тогда решили организовать на пути движения вражеского разведчика засаду и захватить его в плен. С этой целью начала действовать разведывательная партия из 5 человек под командованием старшины Кукушкина.
Скрытно преодолев передний край, наши разведчика проникли в расположение противника и на просеке рощи расположились в засаде.
Тропа, по которой передвигался вражеский разведчик, проходила в 50 м от места засады. Это было невыгодно, так как исключалась возможность захватить немца живым. Но старшина Кукушкин придумал, как обмануть врага. Он вышел на песчаную тропу, по которой вскоре должен был проходить немец, и сам несколько раз прошёл по ней взад и вперёд. Его план был прост и умён: немец, заметив свежие следы, не решится пойти вперёд, не зная, что его ожидает там, и обязательно свернёт с просеки в лес. Расчёт оказался безошибочным. Перепуганный немец немедленно бросился в чащу леса, где и попал в руки наших разведчиков.

Пример 2. Непрерывное наблюдение за противником длилось трое суток. Разведчики изучали систему вражеской обороны, расположение огневых средств, нащупывали слабые места в боевых порядках противника, чтобы без особых затруднений проникнуть в его тыл и захватить пленного. На третий день разведчикам удалось установить разрыв между боевыми порядками, который и был использован для проникновения во вражеский тыл. Разведывательная партия сержанта Авдонина приступила к действиям. Разведчики двигались под покровом тёмной ночи. Только редкие вспышки ракет заставляли их плотно прижиматься к земле.
Не встречая на пути серьёзных препятствий, партия быстро миновала передние окопы противника и стала продвигаться дальше.
Невдалеке проходила дорога, по которой двигались немецкие грузовики, повозки с боеприпасами и отдельные группы солдат. Подойдя к дороге, Авдонин увидел разбитую грузовую машину. Здесь и решено было устроить засаду. Группа захвата разместилась под машиной. Группа обеспечения залегла в нескольких метрах от машины, в кустах.
Вскоре разведчики услышали скрип повозки, направлявшейся' по дороге в тыл. Усталые лошади, отфыркиваясь, медленно приближались к месту засады. Двое солдат, сидевших в повозке, беспечно мурлыкали что-то себе под нос. Когда они поравнялись с засадой, четверо разведчиков из группы захвата бросились на гитлеровцев и стащили их с повозки. Перепутанные лошади шарахнулись в сторону. Один гитлеровец при попытке к сопротивлению был убит ножом, второго связали, заткнули ему рот и на его же повозке привезли в своё расположение.


РАЗВЕДКА БОЕМ

Разведка боем производится с целью всестороннего изучения боевых порядков противника, системы его обороны и огня, а также с целью захвата шлейных. Внезапные и дерзкие действия разведывательного отряда с массированным применением артиллерийских средств должны создать у противника впечатление, что на данном участке идёт наступление. Если противнику станет ясно, что мы производим демонстративные или разведывательные действия, то он не обнаружит всех своих огневых средств, а также мест расположения своих резервов.
Для того чтобы прорвать передний край обороны противника (особенно, если она организовывалась в течение продолжительного времени), следует неожиданно массированным артиллерийско-минометным огнём и стремительными действиями живой силы парализовать волю противника к сопротивлению и, используя этот момент, проникнуть в глубину его расположения. Разведывательный отряд не ставит своей задачей захват и удержание местности, поэтому бой должен происходить накоротке, с последующим отходом в своё расположение.

Обеспечение внезапных, а следовательно, и успешных действий достигается, в основном, следующим:
1. Исходное положение для атаки избирается как можно ближе к переднему краю противника. Выход в исходное положение рекомендуется производить ночью, соблюдая строжайшую маскировку. Подразделения разведывательного отряда должны находиться в исходном положении недолго.
2. Проходы в проволочном заграждении противника, если есть возможность, следует приготовить заранее. Лучше всего проделать их при помощи удлинённых зарядов, которые взрывают одновременно с открытием огня артиллерией.
3. До начала разведки боем следует провести некоторые разведывательные мероприятия на соседних участках с целью скрыть от противника действительное место предстоящего боя. За несколько дней до начала разведки боем активизируется разведка мелкими партиями на широком фронте. Производится ложная пристрелка артиллерии и миномётов с запасных позиций.
4. Атака начинается без артиллерийской подготовки. Артиллерия производит пятиминутный огневой налёт по переднему краю противника, после чего переносит огонь в глубину и на фланги. Подразделения разведывательного отряда тотчас же после пятиминутного огневого начёта бросаются в атаку.
5. За 3-5 дней до разведки боем в намеченном направлении не должны предприниматься активные действия. Войска, расположенные перед этим участком, сохраняют обычный режим поведения.
6. За 3-4 дня до проведения разведки боем артиллерия и миномёты производят пристрелку по действительным рубежам и направлениям.
Накануне проведения разведки боем с целью отвлечения внимания противника огонь ведётся в других направлениях.

Приведём несколько примеров успешного проведения разведки боем с использованием элемента внезапности.

Пример 1. Поисковыми группами было установлено, что подступы, ведущие к переднему краю противника, бдительно охранялись. При подходе к объекту группа захвата обычно обнаруживалась противником, и разведчики вынуждены были отходить, не выполнив задачи. Иногда противник, обнаружив подход наших разведчиков к переднему краю, стремился группами в 10-15 человек выйти на пути отхода разведывательных групп. Предпринять более активные действия поисковая группа не могла вследствие своей малочисленности. Решено было провести разведку боем в составе усиленной роты.
Командир отряда капитан Караваев организовал тщательное наблюдение; для выбора объекта нападения он выдвинул к переднему краю противника дозоры, установил характер сооружений, заграждений и примерный численный состав гарнизона противника, а также наметил пути отхода.
К тщательному изучению объекта нападения и путей подхода к нему был привлечён весь личный состав разведывательного отряда.
Для решения задачи методом разведки боем отряд был разбит на шесть групп: 1, 2, 3-я группы, под командой лейтенанта Шмелёва и старших сержантов Ахмадеева и Щёткина, в составе от 14 до 22 человек, предназначались для атаки; 4-я группа, под командой старшины Игнатенко, в составе 3 сапёров,- для обеспечения; 5 и 6-я группы, под командой сержанта Липова и красноармейца Лысина, в составе 7 человек (в каждой), - для прикрытия. Отряд был вооружён: автоматами, винтовками, гранатами (по 5 штук на человека); кроме того, отряду придали один 50-мм миномёт. Вызов огня двух батарей, выделенных для прикрытия групп, решено было произвести пуском ракеты.
10 ноября 1943 года в 5 часов утра разведывательный отряд вышел с исходного положения (боевое охранение нашей обороны), приняв следующий боевой порядок: 1-я группа - слева, 3-я группа - справа и 2-я - незначительным уступом назад в центре. Использовав поля ржи и овраги, отряд незаметно для противника подошёл к его переднему краю. Две группы прикрытия с одним ротным миномётом были предназначены для отражения возможного внезапного удара противника с тыла и флангов. Бойцы группы обеспечения по-пластунски пробрались к заграждениям и проделали четыре прохода в минном поле и проволочном заграждении.
Личный состав атакующей группы также принимал активное участие в обезвреживании мин.
Атакующие группы заняли исходное положение для атаки объекта и на рассвете подползли к нему; будучи в 50 м от объекта, разведчики по команде лейтенанта Шмелёва и старшего сержанта Щёткина бросились вперёд, ведя на ходу огонь из автоматов и закидывая противника гранатами. Отдельные огневые точки противника, пытавшиеся вести огонь по разведчикам, были уничтожены меткими бросками гранат старшего сержанта Щёткина, сержанта Иванова и красноармейцев Кирееза и Любарского. Огнём гранат были разрушены четыре блиндажа, уничтожены семь ручных пулемётов, ротный миномёт и до 40 гитлеровцев. Уцелевшие гитлеровцы стали разбегаться, но разведчики, предприняв решительные и дерзкие действия, обошли и уничтожили их, за исключением двух немцев, захваченных в плен.
После пятиминутных стремительных и дерзких действий разведчики под прикрытием огня групп поддержки, ротного миномёта и огня батарей отошли. Разведывательная партия потерь не имела.


ДЕЙСТВИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ В ТЫЛУ ПРОТИВНИКА

В тылу противника разведывательные органы выполняют следующие задачи:
• совершение внезапных налётов на штабы и узлы связи с целью разгрома их и захвата документов;
• определение группировки противника и его намерений в тактической глубине (до 15 км);
• установление районов сосредоточения резервов противника (особенно мотомеханизированных);
• установление интенсивности и характера перевозок по грунтовым и железным дорогам;
• установление огневых позиций артиллерии и наличия инженерных сооружений в глубине расположения противника.
Эти задачи разведывательные органы могут разрешать посредством организации поисков, засад, скрытного наблюдения, подслушивания телефонных переговоров.

Действия разведывательных органов в тылу противника имеют следующие специфические особенности, которые при всех условиях необходимо учитывать:
1. Разведывательные органы, находящиеся во вражеском тылу, действуют в отрыве от наших войск, без их помощи и без огневой поддержки артиллерии.
2. Разведывательной партии, действующей в тылу противника, самой приходится находить и выбирать объект разведки, в то время как в обычных условиях объект выбирается заблаговременно из расположения наших войск.
3. При выполнении задачи в тылу противника разведывательная партия должна вести усиленную круговую разведку "на себя" и принимать меры непосредственного охранения; разведчики должны избегать встреч и столкновений с противником.
4. Находясь в тылу противника, разведывательная партия должна обладать высокой подвижностью и маневренностью, ибо, скрытно выходя в один район после удавшейся или неудавшейся разведывательной операции, она так же скрытно и быстро переходит в другой район.
Только при соблюдении перечисленных требований разведывательная партия может оставаться не замеченной противником и действовать внезапно.
Далее мы приводим примеры действий разведчиков в тылу противника.

Пример 1. Командир Н-ской стрелковой дивизии, используя образовавшийся разрыв между отступающими частями противника, принял решение - выслать разведывательную партию в составе семи человек на автомашине в район пункта Г. (в тыл противника на глубину 15 км) с целью установить пути отхода противника и захватить пленного.
В ночь на 23 августа 1943 года разведывательная партия приступила к выполнению задания. 'К 3 часам ночи разведчики достигли реки Г., где выяснилось, что мост через реку взорван. Дальше двигаться на машине нельзя было. Старший партии решил замаскировать машину у реки и пробираться пешком.
Незаметно переправившись на лодке через реку, разведчики продолжали свой путь. Двигаясь по лесу, разведывательная партия скрытно подошла к населённому пункту П. На окраине пункта пять разведчиков организовали засаду, а двое стали пробираться огородами в населённый пункт. У одной избы разведчики заметили мотоцикл с коляской и подползли к нему. Из избы доносился оживлённый разговор. Затаив дыхание, с автоматами наготове, разведчики наблюдали за избой. Ждать пришлось недолго. Вскоре из неё вышли три немца, неся в руках масло, яйца и несколько кур. Бандиты начали грузить свою добычу в коляску мотоцикла и уже собирались сесть сами, но автоматная очередь насмерть уложила двоих, а третий бросился бежать на окраину села, в том направлении, где пятеро наших разведчиков расположились в засаде. Как только немец поравнялся с засадой, разведчики набросились на него и захватили в плен.
Конвоируя пленного, разведчики дотащили до реки и мотоцикл. Затем они благополучно переправились на противоположный берег, где их ждала автомашина.
Пленный был доставлен в штаб дивизии и дал ценные показания об отходящих частях противника.

Пример 2. Под ударами наших частей противник поспешно отходил на запад. Командир соединения решил выслать разведывательную партию на удаление 15 км в тыл противника с задачей перерезать лесную дорогу, по которой совершался отход, вызвать панику во вражеских рядах, нарушить планомерный отход тылов и перерезать связь. Разведывательная партия под командованием гвардии капитана Бякина должна была действовать в составе 20 разведчиков и 15 сапёров. Времени на подготовку оставалось очень мало.
11 августа 1943 года в 9 часов вечера партия выступила на выполнение задания. Путь движения проходил в стыке боевых порядков противника, на местности, изрезанной болотами, и далее по лесному массиву.
Соблюдая все меры предосторожности, имея впереди и на флангах непосредственное охранение, разведчики миновали передний край противника и 12 августа к 9 часам утра вошли в лес (2 км западнее населённого пункта К.). В лесу разведчики встретили местного жителя, скрывавшегося от немцев. Он рассказал, что у перекрёстка просек расположился большой немецкий обоз с имуществом, и согласился провести разведчиков в этот район.
Командир разведывательной партии принял решение - скрытно приблизиться к вражескому обозу и внезапной атакой разбить его, после чего заминировать дорогу и перерезать идущие вдоль неё телефонные провода.
Скрытно приблизившись к месту расположения немецкого обоза, разведчики забросали скученно расположенные повозки гранатами, а затем молниеносно атаковали противника. Немцы, растерявшиеся от неожиданного нападения, открыли беспорядочную стрельбу.
Несколько в стороне от обоза стояло противотанковое орудие, из которого был открыт огонь по разведчикам. Капитан Бякин подскочил к нему и противотанковой гранатой взорвал орудие вместе с его расчётом.
Помимо обозников, в этом месте находилось ещё около взвода пехоты. Произошла горячая схватка.
Опомнившись и разобравшись в обстановке, группа немцев бросилась в глубь леса, очевидно, имея целью обойти наших разведчиков с фланга, прижать их к дороге и при помощи обозников уничтожить. Но этот манёвр своевременно разгадал капитан Чирикало. С группой разведчиков он смело бросился в самую гущу немцев, на ходу уничтожая их гранатами и автоматным огнём. Сам капитан Чирикало уничтожил 10 немцев. Маневр немцев сорвался. Все они были убиты.
Тем временем командир сапёрной группы лейтенант Филатов выдвинулся со своей группой на дорогу к в нескольких местах заминировал её. Минут через 20 на дороге показались две автомашины с солдатами противника, две самоходные пушки и несколько танкеток и бронемашин. Машины с солдатами, наткнувшись на заминированный участок дороги, взлетели на воздух. Пушки, танкетки и бронемашины, не дойдя до заминированного участка, остановились и их экипажи открыли огонь в направлении леса, откуда ещё слышен был бой наших разведчиков с уцелевшими немцами.
Расправившись с обозниками и вражеской пехотой, разведчики стали окружать танки и бронемашины противника, экипажи которых, заметив наших разведчиков, повернули машины обратно.
В течение всего дня разведывательная партия оставалась у дороги, препятствуя движению противника как по направлению к фронту, так и к тылу. И только с наступлением темноты, заминировав дорогу ещё в нескольких местах, разведчики возвратились в своё расположение.
В результате дерзкого налёта было уничтожено до 100 немецких солдат и офицеров, 33 лошадей, две автомашины, одно противотанковое орудие, взорвано семь подвод с боеприпасами и перерезано семь линий телеграфного провода.

см.также: http://bb-msu.livejournal.com

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Партизанская война
« Ответ #6 : 02/12/10 , 11:11:21 »
ПЧЕЛЫ ПРОТИВ АНГЛИЧАН ИЛИ ОБ ИЗУЧЕНИИ МЕСТНОСТИ ПЕРЕД БОЕМ


Как уже неоднократно писалось, тактика - это военная наука в которой успех всегда будет способствовать тому, кто занимается предопределением действием (действиями) противника. Только на основе опыта предыдущих поколений, а также творческого, нестандартного решения. Ибо, если действовать иначе, то получится то, что будет выложено ниже. Изучать тактику следует только на основе опыта предыдущих поколений. То, что уже было когда-то и кем-то проведено. Чем собственно мы и будем заниматься.

Первая мировая война явила всему миру невиданное до той поры кровопролитие, ужас газовых атак и тоскливый кошмар сотнекилометровых траншей, заполненных жидкой грязью. Одной же из главных и наиболее характерных особенностей той войны стала крайне низкая мобильность противоборствующих армий: ценой жизни сотен или даже тысяч солдат удавалось иногда продвинуться на считанные километры в глубь территории противника. Такое положение вводило военных с обеих сторон в состояние бессильного бешенства, поскольку совершенно не походило на то, чему учили в военных училищах и акадэмиях.

Окопная грязь не способна рождать героев, но без героев воюющий народ быть не может: идеологи государства обязаны регулярно поставлять образцы героизма и преданности своей стране, иначе у людей опускаются руки от лишений и исчезает агрессивность. Германия явно проигрывала войну и потому нуждалась в героях еще острее. И в 1918 году такой герой появился - им стал полковник Пауль фон Леттов-Форбек. С именем этого офицера связана оборона наиболее ценной колонии Германской империи - Германской Восточной Африки (сегодня это территория Танзании).

Прибыв в страну в самом начале 1914 года, Леттов-Форбек еще не знал, что ему придется провести здесь несколько лет, ведя настоящую партизанскую войну. Неопытным он не был, штабным теоретиком-белоручкой его тоже назвать нельзя: еще в 1904-1906 годах он достаточно успешно воевал в Юго-Западной Африке (современной Намибии) с восставшими племенами гереро и готтентотов, а потому прекрасно знал все особенности ведения боя в условиях африканских кустарниковых пустошей. Еще раньше, на самой грани веков, в 1900-1901 годах, ему довелось участвовать в подавлении так называемого боксерского восстания в Китае. Именно в этот период Леттов-Форбек успел хорошо изучить тактические качества британских войск - потом эти знания очень пригодились ему при организации партизанских рейдов по тылам англичан.

В августе 1914 года британские корабли обстреляли столицу колонии Дар-эс-Салам артиллерией главного калибра, продемонстрировав тем самым свои серьезные намерения и недвусмысленно намекнув на капитуляцию. Немецкий губернатор не имел намерения вступать в боевые действия с англичанами, но был смещен со своего поста полковником Леттов-Форбеком, который, по сути, и принял на себя всю полноту власти в условиях военного времени. Полковник двинулся на север, проведя свои войска вдоль кенийской границы. При этом небольшие мобильные отряды Леттов-Форбека сумели нанести англичанам несколько поражений в боях местного значения. В начале же ноября колониальные отряды германцев смогли даже отразить попытку высадки восьмитысячного англо-индийского десанта на стратегически важный порт Танга (к высадившемся англичанам полковник в гражданском платье ходил лично для разведки и подмечал, что английские войска обученные войне в джунглях индии совершенно не понимают того, что восточная Африка это другое место). Показательно, что под командой Леттов-Форбека в тот момент находилось чуть более тысячи человек, причем большинство из них составляли туземные солдаты-аскари. Рассказ о боях под Тангой довольно интересен от первоисточника.

...Спустя несколько дней после моего возвращения в Неймоши, 2 ноября, из Танги телеграфировали, что 14 неприятельских транспортных судов и 2 крейсера появились перед городом и потребовали его безоговорочной сдачи. Переговоры об этом затянулись, так как окружной чиновник Аурахер, который отправился на корабль, сказал, что он должен запросить особые инструкции, и предотвратил предполагаемую бомбардировку замечанием, что Танга — открытый и неукрепленный пункт. Капитан Баумштарк, находившийся с двумя ротами в пограничной области севернее Танги, был немедленно двинут на Тангу. Одновременно перебросили усиленными переходами к Неймоши из Таветы и Килиманджаро обе европейские роты и роту аскари. Большую помощь оказали нам два грузовых автомобиля, которые при этом передвижении войск служили для подвоза продовольствия на участке Неймоши-Тавета. Я решил сосредоточить возможно ближе к Танге против вполне вероятного десанта все части, какие можно было использовать. Даже при усиленных переходах войск этот план мог быть выполнен только при условии, что Северная железная дорога увеличит свою пропускную способность до крайних пределов. А это было чрезмерное требование при наличном числе паровозов. Их насчитывалось всего восемь.

Командование прибыло в Корогве 3 ноября, вечером. Я отправился в устроенный там лазарет и разговаривал с ранеными в бою у Танги, вернувшимися в тот же день. Один из них, обер-лейтенант Меренский, сообщил мне, что 2 ноября у Танги происходили стычки между сторожевыми охранениями и между патрулями в окрестностях Рас-Казоне, и что 3 ноября подошедший к Рас-Казоне неприятель, силой, по-видимому, в несколько тысяч человек, атаковал 17 роту восточнее Танги. Эта рота, усиленная европейцами и полицейскими аскари из Танги под командой обер-лейтенанта Аурахера, сдерживала наступление, пока не вмешались прибывшие первыми из Неймоши полторы роты, которые были немедленно направлены против левого фланга неприятеля и отбросили его. Обер-лейтенант Меренский считал, что неприятель совершенно разбит и повторение атаки маловероятно.
Когда командование 4 ноября в 3 часа утра высадилось из вагонов в 6 километрах западнее Танги и там встретило капитана Баумштарка, я не мог еще составить ясной картины положения по тем отрывочным телеграммам, которые были мною получены во время переезда.

Капитан Баумштарк иначе оценивал обстановку и считал, что при значительном превосходстве противника в случае повторения атаки удержать Тангу будет нельзя. Поэтому к вечеру он собрал в 6 километрах западнее Танги свои две роты, прибывшие с севера, и части, которые накануне принимали участие в бою у Танги, а в самом городе оставил только патрули. Свободна ли Танга или же занята неприятелем — об этом не было никаких сведений. Сильные офицерские патрули были тотчас же посланы через Тангу на Рас-Казоне. К счастью, мы захватили с собой несколько велосипедов, и, таким образом, я мог быстро добраться до вокзала Танги с капитаном фон-Гаммерштейном и вольноопределяющимся военного времени Лесселем. От встреченного здесь передового поста 6 полевой роты я также не мог узнать ничего нового о неприятеле и поехал дальше через опустевшие улицы города. Город был совершенно оставлен, и белые дома европейцев резко выделялись при ярком свете луны на улицах, по которым мы проезжали. Таким образом, мы достигли гавани на противоположном конце города.

Танга была свободна от неприятеля. В 400 метрах перед нами лежали ярко освещенные транспортные суда, на которых царило большое оживление; не могло быть никаких сомнений, что готовится десант. Я пожалел. что наша артиллерия — мы имели также 2 орудия образца 73 г. — еще не прибыла. Здесь при ярком лунном освещении и на таком близком расстоянии она могла бы стрелять успешно, несмотря на присутствие неприятельских крейсеров.
Затем мы поехали дальше на Рас-Казоне, где оставили в правительственном госпитале свои велосипеды, и пошли пешком к морскому берегу, у которого, совсем перед нами, лежал английский крейсер. На обратном пути, у госпиталя, нас окликнул, по-видимому, индусский пост — мы не могли понять языка, — но мы ничего не увидели. Мы сели на велосипеды и поехали обратно. Начинало светать, и слева от себя мы услышали первые выстрелы. Это был офицерский патруль лейтенанта Бергмана 6 полевой роты, который западнее Рас-Казоне наткнулся на патруль противника. Один из моих велосипедистов был послан к капитану Баумштарку с приказом немедленно выступить со всеми своими частями к вокзалу Танги. Для принятого мною плана предстоящего боя местность имела решающее значение. На севере дома расположенной у гавани европейской части города давали укрытие от взоров, а следовательно, и от артиллерийского огня близлежащих крейсеров. Город был окружен многочисленными кокосовыми пальмами и каучуковыми деревьями, которые простирались почти до Рас-Казоне и между которыми, кроме туземной чисти города, были также разбросаны и несколько туземных плантаций. Мелкий кустарник имелся только в немногих местах, и местность была совершенно ровная.

Представлялось наиболее вероятным, что противник произведет давление на нашем южном, т. е. правом, фланге, не только если он высадится в Рас-Казоне, но и при одновременной высадке сразу в нескольких пунктах, например, также у Мвамбани. Точно так же и для нас местность южнее Танги давала больше свободы действий. Я решил принять предполагаемый удар противника, заняв восточную окраину Танги и эшелонировав сильные резервы за своим правым участком для контратаки во фланг противнику.

За всем происходящим у неприятельских судов велось непрерывное и зоркое наблюдение. Считали каждую лодку, которая от них отваливала, и ее экипаж. Я оценивал силы неприятеля, высадившегося до обеда, в 6.000 человек. Но и при такой, слишком еще низкой, оценке противника я должен был поставить себе вопрос: следует ли мне с моими тысячью винтовками рискнуть и принять решительный бой? По многим причинам я ответил на этот вопрос утвердительно. Было слишком важно помешать неприятелю закрепиться у Танги. Иначе мы уступали бы ему лучшую базу для операций против северных областей. При своем движении он имел бы в Северной железной дороге отличное вспомогательное средство для наступления, и все новые войска и боевые средства могли бы быть им легко и неожиданно переброшены против нас. При таких условиях можно было с уверенностью ожидать, что мы не будем в состоянии удержать область Северной дороги и нам придется отказаться от столь удачного до сих пор способа ведения войны на границе с английскими колониями. Перед этими вескими и реальными соображениями должен был отойти на задний план приказ губернатора — избежать обстрела Танги при любом развитии ситуации.

Некоторые данные были также в нашу пользу. Еще раньше, в восточной Азии, мне пришлось лично познакомиться с неповоротливостью английских частей во время передвижений и в бою, и надо было ожидать, что затруднения для них возрастут во много раз на очень закрытой и совершенно незнакомой для неприятельского десанта местности. Малейшее нарушение порядка должно было повлечь за собой очень крупные последствия. Я рассчитывал использовать слабые стороны противника ловким и быстрым маневрированием своих частей; европейцы были хорошо знакомы с окрестностями Танги, а аскари чувствовали себя в кустарнике, как дома.

Еще утром я лично приказал капитану фон-Принцу продвинуться к Танге с его двумя ротами европейцев, чтобы иметь возможность быстро и, не ожидая особых распоряжений, ввязаться в бой при нападении противника на роту аскари, расположенную на восточной окраине города. Я уже начал сомневаться, состоится ли вообще нападение противника в тот же день, когда в 3 часа пополудни один из аскари со своей простой и вместе с тем воинской выправкой доложил: "Адуи таджари" (неприятель готов). Этого краткого донесения я никогда не забуду. В следующий момент одновременно по всему фронту вспыхнула ружейная перестрелка. При быстром развитии боя о постоянно меняющейся обстановке можно было судить только по направлению ружейной трескотни. Было слышно, как огонь с восточной окраины Танги перекинулся в город; это означало, что 6 рота отброшена. Неприятель, в 20 раз сильнее нас, проник в город до самого вокзала. Капитан Принц немедленно бросился вперед со своими двумя европейскими ротами, сразу остановил отход бравых аскари и помог им перейти в наступление. Британский Северо-Ланкастерский полк, состоящий только из старослужащих европейцев, силой в 800 человек, был отброшен с тяжелыми потерями. Точно так же наступавшая между этим полком и берегом моря индусская бригада (кашмирские стрелки) после упорного уличного боя оказалась выбита из захваченных ею домов.
Южнее Танги капитан Баумштарк подкрепил фронт своей ротой, и я наблюдал, как после примерно часового боя аскари начали отходить между пальмами к дороге Танга-Пангани. Европейцы из штаба немедленно бросились туда и остановили этих людей. Я как сейчас вижу перед собой вспыльчивого и упрямого капитана фон-Гаммерштейна, когда он, полный возмущения, бросил пустую бутылку в голову одному из отступавших аскари. В конце концов, большая часть из сражавшихся здесь рот было молодыми, только что сформированными частями, которые смешались, попав под сильный неприятельский огонь. Но, когда мы, европейцы, появились перед ними и начали над ними насмехаться, они скоро пришли в себя и убедились, что не всякая пуля попадает цель. Но в общем натиск, который производился противником на нашем фронте, был все-таки настолько сильным, что я не считал возможным медлить дальше с выполнением своего плана и решил приступить к контрудару. Для этого в моем распоряжении была только одна единственная рота, но это была хорошая, 13 полевая рота. 4-я же рота, которую я с нетерпением ожидал с минуты на минуту, еще не прибыла.

Только утром 5 ноября войска, сильное утомление которых было вполне понятно, прибыли опять в Тангу и снова заняли в общем положение прошлого дня. Оказать немедленно давление всеми силами на неприятеля у Рас-Казоне было бы нецелесообразно ввиду того, что местность там была совершенно открытая, и оба крейсера находились здесь в непосредственной близости. Однако, сильным патрулям и отдельным ротам, которые были выдвинуты на Рас-Казоне, чтобы тревожить противника, удалось все-таки внезапно обстрелять пулеметным огнем отдельные неприятельские отряды, несколько его лодок, а также палубу находившегося у госпиталя крейсера. В течение дня все больше укреплялось впечатление, что неприятель потерпел очень сильное поражение. Хотя вначале его потери в полном объеме известны быть не могли, но примерную оценку мы могли сделать как по часто встречавшимся грудам многих сотен павших, так и по запаху разложения, который, благодаря действию тропического солнца, окутывал всю местность. Мы оценивали потери очень осторожно — около 800 убитых, но теперь я думаю, что это слишком низкая оценка. Один высший английский офицер, который был знаком с результатами этого сражения, передавал мне позже по поводу другого боя, английские потери в котором он определял в 1.500 человек, что потери у Танги были значительно больше этой цифры. Теперь я считаю, что определять эти потери в 2.000 человек было бы слишком низкой оценкой. Еще более сильным было моральное потрясение неприятеля. Он почти начал верить в духов и привидения: уже спустя несколько лет меня спрашивали английские офицеры, употребляли ли мы при Танге дрессированных пчел, но, пожалуй, я могу сейчас признаться, что в одной из наших рот в решительную минуту все пулеметы были выведены из боя этими "дрессированными пчелами", так что мы от этого способа дрессировки пострадали, точно так же, как и англичане.
Неприятель чувствовал себя плохо и был действительно совершенно разбит. Его части бежали в диком беспорядке и, сломя голову, бросались в катера. Вероятность нового боя вообще не учитывалась. Из опроса пленных и найденных официальных английских документов выяснилось, что сводный англо-индийский экспедиционный корпус, силой в 8.000 человек, был совершенно разбит нашими войсками, чьи силы немногим превышали число в 1.000 человек. Только вечером нам стали вполне ясны размеры этой победы. Вечером явился английский офицер-парламентер, капитан Мейнертсгаген, и вступил в переговоры с посланным мною капитаном фон-Гаммерштейном о выдаче раненых. Капитан Гаммерштейн отправился в госпиталь, который был переполнен тяжело ранеными английскими офицерами, и от моего имени объявил, что они могут быть взяты англичанами под честное слово не сражаться против нас в эту войну.

Трофейное оружие дало возможность вооружить по-современному больше 3 рот; при этом особенно пригодились нам взятые пулеметы. Настроение войск и доверие к начальникам сильно поднялись, и я одним ударом освободился от большей части затруднений, которые тяжелым тормозом лежали на командовании. Продолжительный огонь судовых орудий, безрезультатный вследствие закрытой местности, перестал пугать наших бравых чернокожих. Материальная добыча была значительна. Кроме 600.000 патронов, неприятель бросил все наличное телефонное имущество и так много обмундирования и снаряжения, что их могло хватить, по крайней мере, на год для удовлетворения наших потребностей, особенно в теплых шинелях и шерстяных одеялах.

Наши собственные потери оказались незначительны. Было убито около 16 европейцев, в том числе отличный офицер капитан фон-Принц, 48 аскари и носильщиков пулеметов. Европейцы были погребены в общей братской могиле в тени чудесного дерева, где теперь их имена нанесены на простую дощечку.

Несмотря на явную неудачу у Танги, можно было ожидать, что англичане не смирятся с таким положением. И после своего поражения противник во много раз превосходил нас численно; поэтому попытка десанта в другом месте была вполне вероятна. Однако, поездка на велосипеде 6 ноября в северном направлении к бухте Манза убедила меня, что неприятельские суда заходили сюда, по-видимому, только для ухода за своими ранеными и для погребения умерших и не имели целью никакого десанта. Затем флотилия ушла в направлении на Занзибар.


Комментарии, как говорится, излишни.

Макарыч.

http://ekishev-yuri.livejournal.com/96294.html#cutid1

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Партизанская война
« Ответ #7 : 06/12/10 , 01:48:38 »
Методические материалы от Алекса. Почему все боятся партизан? Ч.1 БОРОДИНО.

Dec. 6th, 2010 at 12:15 AM

Кому читать некогда можно посмотреть краткие выводы в конце текста.

Партиза?н (от Partigiano — сторонник определённой общественной группы, партии) — участник партизанской войны, член партизанского отряда.
Партизан – член народного вооружённого отряда, самостоятельно действующего в тылу врага; партизаны — народные мстители. «Словари и Энциклопедии на Академике».

Почему наши воины победили французов. Разберём опыт партизанской тактики Давыдова. Приведу выдержки из дневника знаменитого русского партизана Дениса Давыдова, его опыт однозначно приходится в борьбе с химерой.
Победит всегда тот, кто воюет за правое дело и на стороне народа.


«В ремесле нашем тот только выполняет долг свой, который переступает за черту свою, не равняется духом, как плечами, в шеренге с товарищами, на все напрашивается и ни от чего не отказывается».
« Дневник партизанских действий». Денис Давыдов.


«В 1807 по 1812 год я был адъютантом покойного князя Петра Ивановича Багратиона. В Пруссии, в Финляндии, в Турции; везде близ стремя сего блистательного полководца. Когда противные обстоятельства отрывали его от действовавших армий, тогда он, по желанию моему, оставлял меня при них; так я прошел курс аванпостной службы при Кульневе в 1808 году в Северной Финляндии и при нем же в Турции в 1810 году, во время предводительства графа Каменского.

В 1812 году поздно было учиться. Туча бедствий налегла на отечество, и каждый сын его обязан был платить ему наличными сведениями и способностями. Я просил у князя позволение стать в рядах Ахтырского гусарского полка. Он похвалил мое рвение и писал о том к военному министру.
… Видя себя полезным отечеству не более рядового гусара, я решился просить себе отдельную команду, несмотря на слова, произносимые и превозносимые посредственностию: никуда не проситься и ни от чего не отказываться. Напротив, я всегда уверен был, что в ремесле нашем тот только выполняет долг свои, который переступает за черту свою, не равняется духом, как плечами, в шеренге с товарищами, на все напрашивается и ни от чего не отказывается.

• ….Мы могли бы обходить селения; но я хотел распространить слух, что войска возвращаются, утвердить поселян в намерении защищаться и склонить их к немедленному извещению нас о приближении к ним неприятеля, почему с каждым селением продолжались переговоры до вступления в улицу. Там сцена переменялась; едва сомнение уступало место уверенности, что мы русские, как хлеб, пиво, пироги подносимы были солдатам.

• ….Сколько раз я спрашивал жителей по заключении между нами мира: «Отчего вы полагали нас французами?» Каждый раз отвечали они мне: «Да вишь, родимый (показывая на гусарский мой ментик), это, бают, на их одёжу схожо». — «Да разве я не русским языком говорю?» — «Да ведь у них всякого сбора люди!» Тогда я на опыте узнал, что в Народной войне должно не только говорить языком черни, но приноравливаться к ней и в обычаях и в одежде. Я надел мужичий кафтан, стал отпускать бороду, вместо ордена св. Анны повесил образ св. Николая и заговорил с ними языком народным.

• ….Дабы избежать гибели, день мы провождали на высотах близ Скугорева, скрытно и зорко; перед вечером, в малом расстоянии от села, раскладывали огни; перейдя гораздо далее, в месте, противном тому, где определяли ночлег, раскладывали другие огни и наконец, войдя в лес, провождали ночь без огня. Если случалось в сем последнем месте встретить прохожего, то брали его и содержали под надзором, пока выступали в поход. Когда же он успевал скрыться, тогда снова переменяли место. Смотря по расстоянию до предмета, на который намеревались учинить нападение, мы за час, два или три до рассвета подымались на поиск и, сорвав в транспорте неприятеля, что по силе, обращались на другой; нанеся еще удар, возвращались окружными дорогами к спасительному нашему лесу, коим мало-помалу снова пробирались к Скугореву.

• …Узнав, что в село Токарево пришла шайка мародеров, мы 2-го сентября на рассвете напали на нее и захватили в плен девяносто человек, прикрывавших обоз с ограбленными у жителей пожитками. Едва казаки и крестьяне занялись разделением между собою добычи, как выставленные за селением скрытные пикеты наши дали нам знать о приближении к Токареву другой шайки мародеров. Это селение лежит на скате возвышенности у берега речки Вори, почему неприятель нисколько не мог нас приметить и шел прямо без малейшей осторожности. Мы сели на коней, скрылись позади изб и за несколько саженей от селения атаковали его со всех сторон с криком и стрельбою, ворвались в средину обоза и еще захватили семьдесят человек в плен.

• …Тогда я созвал мир и объявил ему о мнимом прибытии большого числа наших войск на помощь уездов Юхновского и Вяземского; роздал крестьянам взятые у неприятеля ружья и патроны, уговорил их защищать свою собственность и дал наставление, как поступать с шайками мародеров, числом их превышающих. «Примите их, — говорил я им, — дружелюбно, поднесите с поклонами (ибо, не зная русского языка, поклоны они понимают лучше слов) все, что у вас есть съестного, а особенно питейного, уложите спать пьяными и, когда приметите, что они точно заснули, бросьтесь все на оружие их, обыкновенно кучею в углу избы или на улице поставленное, и совершите то, что бог повелел совершать с врагами христовой церкви и вашей родины. Истребив их, закопайте тела в хлеву, в лесу или в каком-нибудь непроходимом месте. Во всяком случае, берегитесь, чтобы место, где тела зарыты, не было приметно от свежей, недавно вскопанной земли; для того набросайте на него кучу камней, бревен, золы или другого чего. Всю добычу военную, как мундиры, каски, ремни и прочее, — все жгите или зарывайте в таких же местах, как и тела французов. Эта осторожность оттого нужна, что другая шайка басурманов, верно, будет рыться в свежей земле, думая найти в ней или деньги, или ваше имущество; но, отрывши вместо того тела своих товарищей и вещи, им принадлежавшие, вас всех побьет и село сожжет. А ты, брат староста, имей надзор над всем тем, о чем я приказываю; да прикажи, чтобы на дворе у тебя всегда были готовы три или четыре парня, которые, когда завидят очень многое число французов, садились бы на лошадей и скакали бы врознь искать меня, — я приду к вам на помощь. Бог велит православным христианам жить мирно между собою и не выдавать врагам друг друга, особенно чадам антихриста, которые не щадят и храмы божии! Все, что я вам сказал, перескажите соседям вашим». Я не смел дать этого наставления письменно, боясь, чтобы оно не попалось в руки неприятеля и не уведомило бы его о способах, данных мною жителям для истребления мародеров.

• ….У страха глаза велики, а страх неразлучен с беспорядком. Все рассыпалось при нашем появлении: иных мы захватили в плен, не только без оружия, но даже без одежды, иных вытащили из сараев; одна только толпа в тридцать человек вздумала было защищаться, но была рассеяна и положена на месте. Сей наезд доставил нам сто девятнадцать рядовых, двух офицеров, десять провиантских фур и одну фуру с патронами. Остаток прикрытия спасся бегством.

• ….На рассвете мы атаковали в виду города неприятельский отряд, прикрывавший транспорт провианта и артиллерийских снарядов. Отпор не соответствовал стремительности натиска, и успех превзошел мое ожидание: двести семьдесят рядовых и шесть офицеров положили оружие, до ста человек легло на месте; двадцать подвод с провиантом и двенадцать артиллерийских палубов с снарядами достались нам в добычу.

• …И те, кои избегают смерти, и те, кои на нее отваживаются, — всем равная участь; каждому определен срок неминуемый!.. Стоит ли прятаться и срамиться!

• …Кипя мщением, я вызвал охотников зажечь избы, в коих засел неприятель... Первыми на то отважились оставшиеся мои двадцать пять героев! Избы вспыхнули, и более двухсот человек схватилось пламенем. Поднялся крик ужасный, но было поздно! Видя неминуемую гибель, баталион стал выбегать из села вроссыпь. Чеченский сие приметил, ударил и взял сто девятнадцать рядовых и одного капитана в плен. Тогда баталион столпился, был несколько раз атакован и отступил с честью к двум вышеупомянутым баталионам, которые уже шли от церкви к нему на помощь. Когда они показались, я, видя, что нам нечего с ними будет делать, приказал понемногу отступать. Огонь, ими по нас производимый, причинил мало вреда, и мы, подобрав наших раненых, вскоре вышли из выстрелов.

• …Между тем из четырехсот отбитых наших пленных я выбрал двести пятьдесят человек и присоединил к ним остаток моей пехоты, которую назвал «Геройским полувзводом». В полувзвод сей я переводил только за отличие и, таким образом, мало-помалу умножил его до двух взводов. Остальных сто пятьдесят человек я отправил в Знаменское и, наименовав их «Почетною полуротою», брать с них пример предписал всему поголовному ополчению.

•   …Простояв на сем месте до вечера, мы зажгли бивачные огни и ночью скрытно отступили.

• …Я заметил, что некоторые партизаны, командуя отдельною частию войск, думают командовать не партиею, а армиею, и считают себя не партизанами, а полководцами. Оттого-то господствующая их мысль состоит в том только, чтобы отрезать противную партию от армии, к коей принадлежит она, и занимать позиции подобно австрийским методикам. Надобно один раз навсегда знать, что лучшая позиция для партии есть непрестанное движение оной, причиняющее неизвестность о месте, где она находится, и неусыпная осторожность часовых и разъездных, ее охраняющих; что партию отрезать нет возможности, — и держаться русской пословицы: убить да уйти — вот сущность тактической обязанности партизана.

• …Сделав несколько практических примеров для нападения, отступления и преследования, я в первый раз испытал рассыпное отступление, столь необходимое для партии, составленной из одних казаков, в случае нападения на нее превосходного неприятеля. Оно состояло, во-первых, чтобы по первому сигналу вся партия рассыпалась по полю, во-вторых, чтобы по второму сигналу каждый казак скакал сам из вида неприятеля и, в-третьих, чтобы каждый из них, проехав по своевольному направлению несколько верст, пробирался к предварительно назначенному в десяти, а иногда и в двадцати верстах от поля сражения сборному месту.

• …Надо было решиться: или отложить нападение до утра, или предпринять ночную атаку, всегда неверную, а часто и гибельную для атакующего.

• …К тому же мало таких людей, которые исполняют долг свой, не глядя на то, что на них не глядят. Большая часть воинов лучше воюет при зрителях…

• …Он пал на колени и признался, что он бывший Фанагорийского гренадерского полка гренадер и что уже три года служит во французской службе унтер-офицером. «Как! — мы все с ужасом возразили ему. — Ты — русский и проливаешь кровь своих братьев!» — «Виноват! — было ответом его. — Умилосердитесь, помилуйте!» Я послал несколько гусаров собрать всех жителей, старых и молодых, баб и детей, из окружных деревень и свести к Спасскому. Когда все собрались, я рассказал как всей партии моей, так и крестьянам о поступке сего изменника, потом спросил их: находят ли они виновным его? Все единогласно сказали, что он виноват. Тогда я спросил их: какое наказание они определяют ему? Несколько человек сказали — засечь до смерти, человек десять — повесить, некоторые — расстрелять, словом, все определили смертную казнь. Я велел подвинуться с ружьями и завязать глаза преступнику. Он успел сказать: «Господи! прости мое согрешение!» Гусары выстрелили, и злодей пал мертвым.

•   …Кто не выручал своих пленных из-под ига неприятеля, тот не видал и не чувствовал истинной радости!

В общем рекомендую почитать «Дневник партизанских действий», Денис Давыдов.

Как видно даже из небольших выдержек, какие были СЫНЫ ОТЕЧЕСТВА. Давыдов бросил свое тепленькое местечко адъютанта и у написав рапорт ушел в партизаны! А какие характеристики своим подчиненным – несколько слов, но каких – и вот портрет человека:

• «…Состоявший по кавалерии ротмистр Чеченский — черкес, вывезенный из Чечни младенцем и возмужавший в России. Росту малого, сухощавый, горбоносый, цвету лица бронзового, волосу черного, как крыло ворона, взора орлиного. Характер ярый, запальчивый и неукротимый; явный друг или враг; предприимчивости беспредельной, сметливости и решимости мгновенных.

• Ахтырского гусарского полка штабс-ротмистр Николай Бедряга — малого росту, красивой наружности, блистательной храбрости, верный товарищ на биваках; в битвах — впереди всех, горит, как свечка.

• Того же полка поручик Дмитрий Бекетов — росту более нежели среднего, тела тучного, круглолицый, златокудрый. Сердцем — малый, как говорится, рубаха, весельчак, с умом объемистым, тонким и образованным; офицер весьма храбрый и надежный даже и для отдельных поручений.

• Того же полка поручик Макаров — росту высокого, широкоплечий и силы необыкновенной, без образования, но с умом точным. Агнец между своими, тигр на поле битвы.

• 1-го Бугского полка сотник Ситников, шестидесятилетний старец, и Мотылев, молодой офицер. Оба. отличной храбрости и неутомимой деятельности офицеры».

Смогут ли современные отцы-командиры дать такие характеристики? Вот в чем вопрос!

Краткие выводы (или что применял партизан Давыдов):
•   Борьба с врагами по долгу и по совести;
•   Распространение слухов о врагах;
•   Применение маскировки;
•   Связь через доверенных лиц;
•   Помощь населению (оружием и провиантом);
•   Привлечение население для судов над предателями;
• Использование старых армейских приемов - нападения, отступления и преследования, и изобретение нового - рассыпного отступления;
•   Отличное знание личных качеств подчиненных;
•   Открытие тактики партизан: убить да уйти — вот сущность тактической обязанности партизана.
http://ekishev-yuri.livejournal.com/98585.html#cutid1

MALIK54

  • Гость
Re: Партизанская война
« Ответ #8 : 12/12/10 , 10:40:46 »
И снова "Партиазнское". Ситуация на Манежке.
 
    В двадцать пятый раз. Скопом ответы тем, кто обвиняет меня в страшилках, нагентании обстановки и самопиаре на теме.
    Вот что я писал в первой своей статье "Партизанское":
    "...милиция – это такой универсальный враг, которого ненавидят все. И теперь вектор ненависти определен. Партизаны ткнули в силовиков пальцем и сказали: «они»."
    "Так, как мы живем сегодня, не хотят жить уже не отдельные группы экстремистов, сепаратистов и прочих недовольных. Так не хочет жить уже все население. В итоге воевать будет попросту не с кем – стрелять в затылок начнут из каждой подворотни".
    "Но беда в том, что это будет не либерально-демократическое освободительное движение за право человека жить в своей стране достойно, как многим, вероятно, хотелось бы. Это будет националистически-религиозное движение. В отличие от демократически ориентированной части общества, которая действовать не готова и не способна, национально-ориентиролванные силы действовать не только готовы, не только боеспособны, но и хотят этого. И таких людей предостаточно. Ячейки, способные организовать, поднять и повести людей, я встречаю в каждом городе."
    "Власти выгодно, чтобы люди резали таджиков, а не жгли бронированные «Мерседесы». Чтобы фашисты и антифашисты воевали друг с другом, а не с ними. Чтобы массы как можно меньше задумывались, почему же они так живут на самом деле. Но контролировать этот процесс вечно еще не удавалось никому. Франкенштейн всегда выходит из под воли хозяина и начинает на него охоту. Произошло ровно то, что и всегда происходит в таких случаях – создание превзошло своего создателя
    Власть сама вырастила тех, кто готов – и хочет – вешать её на столбах. Ментов, судей, чиновников уже начали убивать."
    "Осталось дождаться, какой же именно очередной ментовской беспредел взорвет эту бочку пороха. И если на Кавказе мы имеем национально-исламистское движение, то в России, если ничего не изменится, получим национально-православное."

    полностью здесь: http://starshinazapasa.livejournal.com/154115.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Партизанская война
« Ответ #9 : 12/12/10 , 17:16:27 »
Бармен тов. Молотов рекомендует коктейль!
August 1st, 2011

Самое главное видео в этом журнале. 
<a href="http://www.youtube.com/v/zm6kyO-SiJ0" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/zm6kyO-SiJ0</a>
Также потренируйтесь с охотничьими спичками.  Сухое горючее, уложенное в ряд, является замедлителем для пластиковых емкостей. Смоченные полоски ткани, губки и залитые полосы целлофана не дадут пройти вражеским танкам =-))
ВИДЕО! Народное восстание!   Статья о народной революции.
Вечная слава приморским партизанам!
<a href="http://www.youtube.com/v/EaCf-64CMvY" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/EaCf-64CMvY</a>
по экспертным оценкам Грядет народное освободительное восстание. Оно обязательно будет из-за идущего быстро разрушения страны. Реальность доказывает, что мирные протесты -потеря сил и времени - разрушение страны не останавливается, и времени до коллапса осталось мало.  Практика революций показывает что исход дела решает группа особо активных и смелых, численность ее редко превышает 10 тыс человек. И может быть, именно вас может не хватить для Победы народа. Ситуация может взорваться неожиданно и развиваться очень быстро. Можно сидеть, плакать и смотреть на свое уничтожение, а можно решать судьбу свою и страны. Иного выхода уже нет.

Коктейль Молотова -память наших дедов героев-партизан- 1\3 дешевого машинного масла 2\3 дешевого бензина. У власти преступный режим -никто ваших проблем кроме вас не решит. Особенно если одиночка работает ночью в дождливую или морозную погоду. Прогуляйтесь вокруг объекта ночью, надо пройти пути отхода, сектора обзора камер. С 3-00 до 4-00 самое лучшее время. В зеленке маскхалат, в городе черная одежда; кепка и капюшон, перчатки черные.
Незаконная торговля, нелегальная миграция?, ОПГ "МВД" крышует преступников, точечная застройка? "Ночь твоя -добавь огня!"  (Схрончик в безлюдном месте недалеко от дома, пластиковая канистра при выносе с заправки прячется в пакет для мусора.)
"Самооборона":
Получаем разрешение на оружие. http://talks.guns.ru/forummessage/1/2095.html
Газовые баллончики, особенно струйные, пневматика (по открытым участкам  не далее 10 м. )
Вилы, заточенные грабли, косы, топоры с длинной ручкой, лопаты - все пригодится на дачном участке или в хозяйстве -:)  Прикупите на кухню большие кухонные ножи-секачи для мяса. Короткая арматура -аналог ножа, длинная -как таран.Запасной ножик, привязанный на шнуре всегда в кармане; желательно с пилкой для резки веревки.
Маска или подшлемник (медицинская маска от гриппа, платок, бандана), прочные брючки на ремне, дешевые вязанные перчатки. В кедах-кроссовках убежать можно быстрее.  Обязательно маленькая пластиковая бутылка с минеральной водой (например для промывки раны) и шоколадка с энергетическим напитком для сил.  Шлем или каска , (защитные спортивные шлемы, например хоккей), противогаз или противогазовый респиратор и изолирующие очки (смоченная ткань и очки для плавания). Стальные листы с ручкой и одевающиеся на шею? Чтобы не скучать можно слушать радиоэфир.
Аптечка - жгут, обезболивающее, бинт, пластыри, 2 перевязочных пакета. Все эти товары очень пригодятся в быту и они гораздо важнее, чем модные шмотки или новый телефон.
Каратели собственного народа в серой форме защищают не общественный порядок а преступный порядок олигархов и работают на разрушителей страны.  Нормальный человек в таких подразделениях служить не может. Они избивают ветеранов, своих соседей. Не секрет, что за каждую командировку и избиение они получают повышенное вознаграждение. Абсолютная беспощадность к полицаям-карателям оккупационной власти, уничтожающим мирных жителей!
Самые незащищенные места -шея, плечи и ноги. Не долбитесь в щит и каску, не теряйте сил и времени. Действуйте умнее. Хотя бы пару раз потренируйтесь. Не пугайтесь свето-шумовых гранат, отойдите в сторонку придите в себя. никому никогда не отдавайте свое оружие. Прикупите качественной пиротехники.
Художественное произведение:  Да будет Бунт!
Отбившихся от стада овечек нужно "зажаривать" насколько вы психологически готовы. Если вас окружают уходите быстро, чтобы ударить снова. Берегите себя, не подставляйтесь просто так, если это не оправданно серьезной целью - рискуйте разумно. Контролируйте ситуацию вокруг себя, постоянно просматривая пути отхода.  Закидывание "коктейлем" или "двухсотые" резко изменят "боевой настрой"  в рядах ваффен СС. После этого на избиения и расстрелы пойдут только наёмники, а к ним никакой пощады.
Надо грамотно психологически подготовится к смерти и к уничтожению врагов великой страны. Страшно ли было красноармейцу впервые на фронте убить фашиста? Трудно ли было партизанам уничтожать карателей? Врагов уничтожающих страну изнутри надо выносить беспощадно. Иначе конец всему. Герои Брестской крепости не умерли -они шагнули в вечность. А вы хотите умереть от мизерной пенсии, и видеть как умирает старшее поколение, отстоявшее и построившее великую страну, от недостатка лекарств? Хотите умереть в Дальневосточной республике в разрухе и расчлененной стране, или хотите видеть вымирание русского населения по 500.000 в год только по официальной статистике как сейчас? Вопрос как мы умрем. Некоторые шансы даются 1 раз в жизни. Как правило погибают, те кто боятся смерти, а не смелые и морально подготовленные.

Тревожный пакетик должен быть наготове. Хорошо будет, если жители Московской области сразу же приедут поддержать народ и решить судьбу своей страны. Чтобы не выделятся и не опознаваться бейсболка, очки или плащ синтетический дешевый до пят. А в руке целлофановый пакет, где поверх "груза" положено что-то легкое и не вызывающее подозрений.
Мародеры, поджигатели и наемники, стреляющие в народ подлежат немедленному поражению, по закону военного времени, иначе начнется хаос и распад. Будет очень жесткое время это не ОМОН камнями закидывать. Штурмовать всякие силовые-карательные заведения, видимо, бессмысленно, а вот осветительного жару на первом этаже поддать стоит, чтобы поняли всю серьезность происходящего исторического момента. Только не надо как в 1993г. вещать -"Все идем штурмовать Кремль-Останкино-далее по списку! немногие должны знать о скрытном выдвижении и шоу. За клоунами с дубинками и щитами всегда стоит полицай-спецназ, расстреливающий собственный народ, - вот здесь самая главная битва. А против народа воевать бесполезно. 
Не удивляйтесь быдломассе, смотрящей с попкорном на происходящее  как на зрелище.  Это овцы которые согласны жить и сдохнуть как им скажут - их нельзя назвать полноценными людьми, скорее они безвольные зомби. Есть вероятность введения миротворческого корпуса НАТО, для "подавления беспорядков и восстановления прав человека по просьбе россиянского руководства". Тут уже нужно формировать партизанские отряды для их уничтожения, нанесения "неприемлемых потерь".  Наша страна это козырь кланы ее так просто не отдадут. Поэтому нужно быть особенно беспощадными.  Наше дело правое, враг будет разбит, Победа будет за нами!!!
http://ru-partizan.livejournal.com/2289.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Партизанская война
« Ответ #10 : 23/06/11 , 00:28:13 »
2011-06-20 Къабарчи Дзакаре

Повстанческая тактика для обывателей

Русскоязычный обыватель и мировые (контр-) революции

Произошедшие недавно в мире революции, в нескольких случаях развившееся в полноценные гражданские войны обнаружили вопиющее невежество отечественного обывателя в тактике ведения боевых действий. Степень понимания показываемого в телевизоре не достигала и ничтожных показателей. Фактически отечественный обыватель, если он не учился на специфических курсах в горах Кавказа или Афганистана (что согласитесь, всё-таки редкость даже среди кавказцев и азиатских мигрантов) не понимает, что ему показывают.

Случись чего где поближе (к примеру, в народной республике китайцев), граждане могут вообще растеряться, расстроится и даже разбежаться без всяких к тому реальных оснований. По непонятным причинам на русском языке отсутствует элементарная информация по тактике боевых действий, вполне доступная на английском или, к примеру, на арабском (уровень сержантской учебки по стандарту НАТО). Поэтому мы решили восполнить этот пробел и коротенько, на доступном материале изложить минимально необходимые для понимания происходящего в телевизоре тактические сведения. Почему именно тактические, а не стратегические или к примеру оперативные?

Во-первых стратегия находится за пределами телевизора и в набор необходимых обывателю знаний не входит. Во-вторых, всё-таки если обывателю стратегия понадобится, он легко может в ней разобраться сам, так как для этого достаточно ответить на два вопроса: «чего хочешь?», «каким образом?».

Правда для этого предварительно надо знать ответ на вопрос «кто ты такой?». Но это уже политика. Что касается оперативного искусства, то оно по меткому наблюдению одного морского пехотинца представляет собой процесс поддержания непрерывности избранного темпа тактических действий. И соответственно чисто схематически (на уровне математических алгоритмов действий) сводимо к логистике. По логистике даже на русском можно найти массу полезной литературы и, при желании, разобраться в оперативном уровне организации боевых действий исчерпывающе и досконально.

А вот по тактике, в литературе изданной на русском языке после 1943 года почему-то отсутствуют описания важнейших (в условиях войны — жизненно важных) нюансов. Так как, то, что издавалось ранее, уже стало библиографической редкостью, да и труднопонимаемо для современного читателя, мы постараемся довести вам это доступным и понятным образом. Те кто учился в натовских учебках или на всевозможных тактических курсах при хороших арабских или пакистанских медресе дальше могут не читать. С их точки зрения вся статья состоит из пережёвывания банальностей, причём жевание будет происходить на уровне простецких постсоветских обывателей, а отнюдь не на уровне великих международных романтических настоящих мужиков-торпед.

Методика усвоения

Ещё какие-то древние философы говорили, что «голое» знание бесполезно. То есть для того, чтобы знанием можно было пользоваться его необходимо привязать хоть к каким-то чувствам и переживаниям, иными словами опытно опробовать, затвердить. Разумеется то, что мы вам сейчас расскажем не является исключением. Для того, чтобы использовать принципы которые мы вам сообщим необходимо освоить и периодически делать три несложных, но очень важных упражнения. Для облегчения запоминания мы на назовём их «Три главных упражнения». В случае если их честно, без пощады к собственному самолюбию или времени проделать в общей сложности примерно раз сорок-пятьдесят, с большой вероятностью можно утверждать, что вам удастся усвоить излагаемые ниже принципы ведения боевых действий до степени понимания показываемого в телевизоре с одного взгляда.

Первое главное упражнение. Это единственное из этих трёх упражнений которое можно делать даже совсем одному. Не требуется и минимального снаряжения. Необходим лишь самый минимум здоровья, здравого смысла и внимательности (с целью использования тех принципов, с которыми мы ознакомимся дальше). Суть его очень проста. Надо последовательно вспомнить всё произошедшее в ходе боестолкновения (в котором участвовали, были свидетелем, слушателем, читателем) и по каждому эпизоду ответить на следующие вопросы: «какая задача ставилась?», «была ли она выполнена?», «что можно было сделать лучше (дешевле, быстрее, проще)?».

Важность этого упражнения невозможно переоценить. Недаром оно практикуется повсеместно — от лагерей морской пехоты США до пещер Талибана. Наилучший состав для его выполнения это два уровня вертикали командования. Применительно к повстанцам это будет командир группы и его бойцы или командир отряда и командиры его групп. В случае если это упражнение выполняется регулярно и честно (без самообмана с целью скрыть от себя неприятные моменты) боевое мастерство начинает расти буквально волшебным образом. Это собственно и есть то, что самураи имели в виду когда говорили «воин должен всё обдумать заранее».

Механизм этого «волшебства» довольно незамысловатый — в бою поступаешь, (не думая) как считаешь лучшим, а лучшим по какой-то прихоти человеческому организму легче считать то, что было одобрено коллективом. Кроме тактического смысла первое главное упражнение имеет и серьёзное медицинское, психиатрическое значение. Если люди способны адекватно (спокойно, по делу) обсуждать какие-либо дорогие (а военные действия, и в случае если вы не являетесь непосредственным участником, очень дорогая вещь, даже если тратятся не ваша кровь и мясо, а всего лишь нервы) вещи, значит они смогут адекватно относится к этому и в дальнейшей жизни — без истерик, соплей и посттравматических синдромов. Кстати необходимость регулярного выполнения этого упражнения — единственная реальная причина по которой бойцы должны изъяснятся на взаимопонимаемом языке (языках). Как нам должно стать понятно после второго главного упражнения во всех остальных случаях роль речи в ходе боевых действий минимальна.

Второе главное упражнение. Выполняется в минимальных коллективах, внутри которых должно быть налажено командное взаимодействие — пара-тройка бойцов, группа объединяющая пары (тройки), все командиры отряда и т.п. Суть этого упражнения также незамысловата. Участники играют в командную игру в ходе которой разрешается переговариваться только жестами или (и) условными словами (цифрами) установленными для радиокоманд. Обычно в качестве такой игры выступает футбол (именно поэтому запрет футбола долгое время был в центре репрессивной политики правящего в Узбекистане режима, не понаслышке знакомого с повстанческой деятельностью). Упражнение играется в двух вариантах — в привычных парах (тройках) и в произвольных.

В результате тренировок обучающиеся должны, как поэтично выражались ветераны Второй мировой войны, научиться «слышать сердцем дыхание товарища». Нужно это для того чтобы в ходе сложных повстанческих боестолкновений, которые в отличие от спецтактики (нападения на заведомо более слабого противника в ограниченных пространствах с целью его захвата или уничтожения в крайне ограниченное время) невозможно полностью отрепетировать заранее, коллектив не распадался на отдельных лиц, спасающихся по мере собственных сил, а продолжал обмениваться информацией и действовать по командам и примерам лидеров. Кстати заметим, что в случае решения задач требующих применения спецтактики, повстанцы полностью репетируют операции при помощи «стеклянного дома»[1] или других подобных приёмов из арсенала грабителей банков. Успешное культивирование Второго главного упражнения даёт обывателю способность оценивать демонстрируемые по телевизору (на фото в журналах) повстанческие коллективы с высокой степенью точности понимания их реальной сплочённости и боеспособности.

Третье главное упражнение. Это самое затратное упражнение, требующее наличия сходных по характеристиками с имеющимися на предполагаемом театре военных действий оружия, снаряжения и местности. Если инженерные боеприпасы (ИБП, в том числе самодельные взрывные устройства — СВУ) несложно имитировать на кустарном уровне при помощи растяжек или нажимных крышек в сочетании с любыми шумовыми сигналами, то другие виды оружия, не говоря уже о местности требуют куда большей натуральности для достижения приемлемого эффекта. Суть упражнения. Обучаемым объявляется сценарий упражнения. В качестве сценария берутся уже имевшие место на изучаемой войне ситуации или возможные с высокой вероятностью. Также объявляется за какую из сторон обучаемые будут играть сначала. Затем обучаемые расставляют мишени. Мишени могут иметь любой вид и цвет, но их размеры должны соответствовать площадям и объёмам реальных целей. Обычно используются согнутые углом листы картона или жести. Более богатые могут соединять углами листы металла, фанеры или пластика. Мишени можно использовать многократно, если сначала отмечать (на полигоне), а потом заклеивать (перед следующим выходом) пробоины. Количество мишеней должно отражать возможные перемещения целей в реальных условиях.

Расставление мишеней учащимися заменяет обнаружение целями себя огнём в реальных условиях. Имитаторы ИБП (при необходимости использования таковых) расставляются руководителем или специально выделенной командой не принимающей участия в упражнении. Однако это не является обязательным условием. Дело в том, что в ходе выполнения упражнения боевыми патронами создаётся настолько нервная обстановка, что обучаемые могут легко забыть где конкретно были установлены имитаторы ИБП и будут вынуждены руководствоваться общими знаниями о вероятных местах установки таковых.

Выполнение упражнения разбивается на три фазы. Первая фаза: обучаемые вступают в «боестолкновение» с мишенями в соответствии со сценарием. Вторая фаза: пробоины на мишенях (в случае наличия таковых[2]) отмечаются. Мишени расставляются в соответствии с имевшими место в ходе первой фазы перемещениями обучаемых. Обучаемые вступают в «боестолкновение» с мест, где в первой фазе находились установленные ими мишени. Третья фаза: обучаемые делятся на две части и занимают исходные позиции сторон (одна часть вместо мишеней). Предварительно тщательно проверяется отсутствие патронов в оружии. Затем стороны «общёлкивают» друг друга в соответствии со сценарием.

Третье главное упражнение даёт незаменимый опыт понимания возможностей взаимного обнаружения и степени серьёзности влияния форм местности и местных предметов на эффективность применяемого оружия. Это также единственный способ поставить навык сосредоточения огня подразделения по приоритетной цели и организованного открытия и прекращения огня при сохранении кругового наблюдения. Чрезвычайная дороговизна данного упражнения компенсируется тем, что для каждой ситуации достаточно одного-двух выполнений (с перерывом на Первое главное упражнение). В случае если один и тот же сценарий отрабатывается на одной и той же местности большее число раз, существует серьёзный риск, что обучаемые начнут относится к занятию как к спектаклю, в котором главное формально отыграть роль. Такая установка возможна и исходно, если обучаемые являются «отличниками по жизни» и всегда настроены на получение формальных оценок. С целью профилактики данных настроений руководителю целесообразно предварять занятия словесными/телесными оскорблениями обучаемых и/или стрельбой боевыми патронами вблизи от их жизненно-важных органов. Приемлемой заменой являются и другие действия сопряжённые с реальной угрозой жизни и чести обучаемых (в норме человеку честь дороже жизни). Боевая обстановка является одной из высших форм оскорбления человека (противник относится к нему не более как к мишени) и поэтому оскорбления и реальные угрозы жизни дают вполне адекватные ощущения для подготовки к бою. Успешное культивирование Второго главного упражнения позволяет обывателю ознакомится с ощущением реальной опасности, а также научится оценивать происходящее на телеэкране с целью выявления постановочных сцен.

Повторимся, что хотя описанные упражнения и обладают самостоятельной психотерапевтической ценностью, и могут в слегка модифицированном виде применятся для подготовки к любой коллективной деятельности, основная их цель — изучение и освоение принципов излагаемых далее.

Основной принцип

Можно было бы конечно начать от греческих фаланг и римских когорт, благо принципиальные задачи войны, тем более повстанческой войны, с тех пор не менялись — заставить противника прекратить сопротивление и затем уничтожить его[3]. Однако в ущерб красотам мы изъясним основы на примерах куда более близких к нам и поэтому более доступных. Практически всякий обыватель, росший в благословенное советское время знает, что такое групповая драка. Всякий, кто вырос не в чудесных сталинках центра города, неподалёку от райкомовского магазина, если не лично участвовал, то, по крайней мере, видел, что такое «двор на двор», «класс на класс» и т.п. Поэтому мы сначала объясним основной принцип на этом общедоступном примере, а затем уже перенесём это знание, не побоюсь этого слова, алгоритм, на более серьёзные способы вооружённой борьбы. Дело в том, что пока в войне участвуют люди, а не роботы, война, в основе своей, остаётся той же самой дракой. Да, постоянно совершенствующее оружие существенно меняет дистанции и скорости. Но на самых важных уровнях. На уровнях организации и личных переживаний это всё та же драка. В сумме с боевой подготовкой эти уровни и составляют тот самый «человеческий фактор», который, как правило, определяет победивших и проигравших в конфликте. Иногда к «человеческому фактору» плюсуется фактор вооружения, но, особенно в повстанческих, революционных войнах, «иногда — это не всегда».

Итак, драка. Драку двух собравшихся без предварительной подготовки толп понять очень несложно. Фактически дерутся только отдельные бойцы, остальные им только мешают. Иногда (если дело происходит в узком пространстве) толпы сходятся настолько плотно, что драка переходит в некую свалку-толкалку-топталку (так как нанести удар, даже ножом, в условиях когда на тебя сильно давят в спину очень сложно), в которой фактически побеждает тот, кто давит сильнее и меньше нервничает при необходимости идти по головам упавших товарищей. Организаторы таких драк целиком зависят от своей способности завести толпу и везения. Причём фактор везения часто приобретает совершенно неподобающее для него значение. Буквально несколько человек, спокойно идущих по головам, оказавшись в нужный момент, в нужном месте могут легко повернуть исход дела в совершенно противоположном направлении. Повстанческие войны организованные по такому принципу можно было одно время[4] наблюдать в Африке. Выигрывало в них как правило правительство, которое в силу опытности успевало перебросить поближе к жизненно-важным центрам противника подразделения хоть как-то умеющие обращаться с тяжёлым вооружением. Затем следовал слом воли противостоящей толпы массовыми потерями и избиение отказавшихся от сопротивления младенцев. Иногда в буквальном смысле.

Более продвинутым способом драки является применение боевой линии - «стенки». В этом случае дерутся практически все участники стенки. Тех, кто трусит и уклоняется от боя заметны и, соответственно легко наказуемы. В случае если имеются вторая и третья линия боевого порядка от них тоже есть польза — они заменяют потери первой линии. У неорганизованной толпы против такого построения нет шансов. Именно за это его так любит ОМОН и прочая «райот полис». Однако если речь идёт о столкновении двух организованных вооружённых сил бой превращается в «игру» резервами и тяжёлыми вооружениями. Выигрывает тот кто направит свои самые сильные части боевого порядка против самых слабых противника, а разгромив их успеет всей массой обрушится на оставшиеся. Войн организованных по такому принципу свет тоже видел немало. Побеждает в такой ситуации та сторона у которой лучше средства разведки и сильнее вооружения (при прочих равных). У повстанцев с этим как правило проблемы и поэтому везде где они пытались воевать таким образом, они, получали, и, как правило, сильно. Есть конечно вариант «завалить трупами», но, по прихоти истории, современные вооружения его исключают. Даже с пулемётами этот фокус в истории проходил редко, а против зенитных установок и систем залпового огня …

Вот мы и подошли к нормальному способу ведения боевых действий. Отходя в сторону упомянём, что в двадцатом веке его по новой изобрели немцы, но потом с успехом применяли практически все армии, считающиеся образцом регулярности. В случае драки это выглядит (со стороны) примерно как и предыдущий способ. Только «стенка», сражающаяся нормальным способом, обязательно будет иметь минимум две линии. Ну и построена будет несколько менее плотно. Зато при столкновении с простой стенкой она будет буквально рвать порядок противника, разрушать его ряды по всем направлениям, так быстро, что иной раз может не понадобится думать, когда и куда надо вводить резерв — так быстро будет разгромлен противник. Секрет здесь в следующем. Представим, что Вы бежите в первом ряду нормальной стенки. Какая стенка перед Вами, нормальная или простая, большого значения не имеет, но по простой эффект очевидней. В руках у Вас арматурина, Вы как и полагается уже выбрали себе жертву и бежите прямо к ней. Сразу скажем, что превосходство противника в росте, весе и даже злости здесь скорее сработает против него самого. Почему? Потому что Ваша задача не свалить его с одного удара, как это было бы желательно, если бы Вы бежали в простой стенке.

Нет, Ваше основное желание в этой ситуации нанести ему удар («зацепиться с ним») и тут же отскочить в любую сторону, кроме пути по которому движется ваш товарищ сзади. Товарищ сзади, это не вторая линия, это ваш надёжный сыгранный партнёр по паре. Единственный человек на которого вы оглядываетесь в ходе драки. Его задача ударить зацепленного Вами противника с неожиданной стороны. При определённом навыке, в сочетании с определённым мужеством у Вас вырабатывается навык отскакивать от зацепленного Вами противника, одновременно поворачиваясь к нему спиной, чтобы ударить в спину занятого другой парой нового противника. Вы начинаете даже не оборачиваясь, «шестым чувством» замечать, что Вашего напарника кто-то тоже зацепил и своевременно оборачиваться, чтобы ударить этого врага в спину. Со стороны иногда трудно различить работу таких пар — враги почему-то вдруг начинают падать один за другим.

Причём самые большие и самоуверенные, пытающиеся гоняться за своими противниками падают быстрее. Может быть и не пара, а тройка. Тогда задача третьего заменить того из товарищей, который будет сбит или остановится по другой причине. Можно было бы эту цепочку тянуть и дальше (четвёрка, пятёрка и т.д.), но в уличной драке действия такой вереницы будут слишком очевидными и предсказуемыми. Если обе стороны действуют таким нормальным образом, то побеждает та, у которой нервы позволят двигаться быстрее. Почему нервы, а не физподготовка? Потому что в этом случае драка превращается в каскад мгновенных схваток по одному удару. Каждый из которых должен представлять реальную опасность для противника (иначе он не отвлечётся и будет готов к защите, а то и к нападению на следующего за Вами товарища). Бойцы с более слабыми нервишками начинают просто бегать, обозначая удары. Тем самым позволяя бить своих товарищей, постепенно превращая процесс в бегство. Про тех, кто от страха замирает на месте и так понятно. Таким образом мы можем сформулировать основной принцип нормальной тактики:

-       главное — создание условий для удара товарища в спину врага;

-       остановка = смерть;

-       главный враг (приоритетная цель) — тот, кто занят твоим товарищем, от остальных бегать.


Можно было бы и более афористично - «Главное — остановить противника». Но это всё равно потребовало бы расшифровки приведённой выше. Для повстанцев это единственный вариант при сопоставимых средствах вооружения (автоматы, ИБП, охотничьи и медицинские приборы разведки против всей мощи современной армии) сводить бои вничью, а при слабых нервах противников даже и выигрывать.

Разумеется военные действия отличаются от уличной драки наличием нескольких уровней командования. Парами-тройками и т.п. действуют не только отдельные бойцы, но и группы составленные из пар-троек и отряды объединяющие эти группы. Принципы остаются одинаковыми на всех уровнях.

Боевые порядки и манёвр

Мы будем исходить из наиболее распространённого в настоящее время комплекса вооружения повстанцев и соответствующей тактики — пеших подвижных групп и «тачанок» (по-английски «тойота тэктикс»). Но, повторяюсь, принципы остаются теми же самыми при наличии танков и тактических ракет (как не так давно доказала «Хизбалла» в войне против евреев), и, скорее всего, боевых кораблей и штурмовых вертолётов (как в настоящее время доказывают киренаикские вожди-антикаддафисты и триполитанские вожди-каддафисты племён Ливии).

Начнём с самого низу. Основной единицей сражающейся на поле боя является пара или тройка. Что предпочтительнее? Однозначный ответ существует только для расчётов тяжёлого оружия типа станковых пулемётов и гранатомётов, тяжёлых снайперских винтовок, 60-мм миномётов и т.п. Тут тройка это минимальный состав для обеспечения необходимой подвижности расчёта на поле боя, переноски боеприпасов, наблюдения за целями и обеспечения безопасности от внезапного нападения. Для многих систем тройки даже мало, нужно пять и больше бойцов. Однако член расчёта не является полноценным самостоятельным бойцом[5], он действует только в составе расчёта. Расчёты в свою очередь действуют теми же парами-тройками. Поэтому хотя по своему «весу», значимости в подразделении расчёт может равняться паре-тройке стрелков (или даже быть важнее), по форме своей работы в боевом порядке он подобен отдельному стрелку.

Или, если угодно, отдельному подразделению (которые, напоминаю, действуют теми же парами-тройками). Тоже относится к танкам и прочим боевым машинам. Таким образом состав расчётов или экипажей не может быть ориентиром для устройства минимальной единицы боевого порядка. Если обратиться к примерам регулярных армий то можно увидеть, что армии НАТО в основном предпочитают пары (четвёрки), а азиатские армии (от Израиля до Вьетнама) тройки. Однако это объясняется не тактическими, а политико-культурными соображениями (как и многое в регулярных армиях). Тройка — вариант человеческой организации с наименее устойчивым лидерством (и в паре, и в четвёрке-пятёрке лидерство устанавливается быстрее и держится прочнее). Поэтому считается, что тройка будет более зависима от командира группы, а пара более независима. Различные повстанцы практиковали и то и другое и пришли, к выводу, что всё зависит от конкретных обстоятельств. Те же, вполне азиатские по географии, афганские моджахеды широко использовали пары (по крайней мере в восьмидесятые годы). Собственно тактические аргументы в пользу пары или тройки вещь очень неоднозначная. На поле боя можно уверенно различить только два вида действий бойца: перемещение и огонь из положения укрывшись.

Всякие промежуточные действия отследить и скоординировать невозможно поэтому в общем расчёте движения подразделения их нельзя учитывать. На этом строят всякие казалось бы однозначные расчёты — в паре один стреляет, один перемещается, в тройке — двое стреляют, один перемещается. Из этого наивные люди делают вывод, что в ситуации «тройка против пары», например в головном дозоре тройка будет сильнее. Беда тут в том, что такой ситуации в норме не бывает. Там где может свободно двигаться тройка, командир группы поделенной на пары пустит четвёрку (две пары в движении имеют туже ширину, что и тройка — в одну линию в любом случае больше двух человек никто не пустит). Там где тройка не может развернуться, третий будет только зрителем, стрелять ему будут мешать свои же. Только там где проходит шестёрка (хоть в цепь, хоть в две линии) ситуация меняется не в пользу пар (у них три ствола против четырёх).

Но, во-первых преимущество в один ствол очень зависит от обстоятельств, во-вторых местность позволяющее движение головного дозора шестёркой, позволяет широкий манёвр при котором формальный выигрыш головного дозора (отогнанный или прижатый огнём дозор противника) может закончится уничтожением основных сил (пары двигаются быстрее и приёмистее — даже под огнём движется половина, а не треть группы), которые будут обойдены с другой стороны. В соответствии с основным тактическим принципом задачей головных дозоров в описанной ситуации является прижать противника и расстрелять из своего (своих) РПГ (которые будут вторыми-третьими в парах-тройках) или резким отступлением вытащить противника на следующие за ними расчёты тяжёлого оружия (к примеру пулемётов), которые успеют развернуться за время первых выстрелов.

В том случае когда ситуация фактически сводится к тому, «кто первый попадёт из РПГ» вполне может быть, что «третий лишний». Поэтому ещё раз обратим внимание на то, что выбор между парой и тройкой зависит от множества факторов, в первую очередь от подготовки бойцов и предполагаемых противников. Кстати о передвижениях, раз уж мы так подробно коснулись головных дозоров. Обычно повстанцы передвигаются уже в заготовках боевых порядков. Предбоевой порядок состоит из перемещающихся поочерёдно групп. Отличия от боевого: головной дозор движущийся впереди на расстоянии поддержки огнём и перемещение пар-троек как компактных единиц, а не перебежками-переползаниями по одному бойцу. В то время как одна группа перемещается другая (другие) ведут наблюдение в готовности прикрыть перемещающихся товарищей огнём. В случае если тяжёлое оружие (артиллерия) и/или средства радиоэлектронной борьбы имеют достаточный вес (численность, подготовку) в отряде для их самостоятельного применения (имеют возможность самостоятельно вызвать остановку группы противника, не слабей чем остановилась бы от сосредоточенного огня одной пехотной группы), они перемещаются не в составе стрелковых групп. В этом случае они также как тыловые подразделения двигаются в отдельной колонне (колоннах) в темпе позволяющем стрелковым группам перемещаясь поочерёдно, обеспечить им приемлемую безопасность и наиболее удобные места для вступления в бой. Передвижение на автомобилях отличается тем, что в головной дозор высылается пара джипов, а не пара-тройка бойцов. Если в отряде всего три-четыре машины, то они перемещаются поочерёдно как две взаимно прикрывающие друг друга группы.

В случае встречи с противником, группа вступившая в контакт первой выступает в качестве направляющей (по-английски «шэйпинг груп»). Задача-максимум для неё вытащить основные силы противника под удары другой (других) группы (групп), задача-минимум задержать хотя бы часть сил противника для того, чтобы другая группа (ударная, по-английски «страйкинг груп, страйк форс») могла ударить с неожиданного направления. Красивым (но не редким) вариантом бывает когда в контакт вступает группа находящаяся от противника на большем удалении, чем прикрывающая её, даже вне зоны эффективного огня своего оружия. В этом случае направляющая группа ведя практически безопасный для противника огонь с непомерной дистанции отступает, в то время как необнаруженная группа наносит противнику серьёзные потери с относительно близкого расстояния огнём снайперов и отдельных хороших стрелков[6]. В ходе боя роли групп могут меняться неоднократно (ударная группа, которой не удалось с первой-второй попытки полностью разгромить объект атаки автоматически становится направляющей).

Ситуация когда одна группа в течение всей продолжительности боя является направляющей складывается тогда, когда эта группа захватывает ключевые объекты на местности (господствующие высоты, переправы, склады с материальным ценностями) к которым так или иначе привязаны действия противника. Действия на автомобилях имеют следующие особенности. После обнаружения противника автомобили высаживают пехоту в наиболее целесообразном месте и далее действуют уже как самостоятельная группа (группы). Тяжёлое оружие установленное на автомобилях в этом случае может быть фактором определяющим исход боя (все остальные группы работают на его решительное применение). При действиях на бронетехнике отличие только в том, что такую часть боевого порядка можно именовать бронегруппой (бронегруппами). Схема действий остаётся той же. Наличие хотя бы двух более-менее современных танков несколько меняет дело. При отсутствии у противника танков или при наличии уверенности отсутствия их в первых рядах боевых порядков противника, свои танки можно применять в головном дозоре. Тогда при встрече с противником их задача будет в том, чтобы действуя в основном гусеницами на предельно возможных скоростях нанести противнику максимальные потери с целью шокировать его систему управления и вызвать полную остановку движения в его рядах. При встрече с вражескими танками или серьёзными противотанковыми средствами эти танки должны поочерёдно прикрывая друг друга отступить со всей возможной поспешностью. Расчёт тут на то, что стандартные выстрелы РПГ редко взводятся на дистанции меньше пятнадцати метров от среза трубы гранатомёта (минимально и крайне редко два с половиной - три метра), то есть на дистанции «в упор» большая часть выстрелов из РПГ будет бесполезна, а применение ПТУР по цели находящейся внутри порядков собственных войск требует значительных навыков, скорее всего отсутствующих у противников повстанцев.

Принципиальных различий между разными видами боя для повстанцев нет. Однако, как правило, предпочтительной для них является оборона, так как она позволяет заранее подготовить местность для манёвра, заранее занять ключевые объекты и наиболее эффективно применять самое мощное и точное повстанческое оружие — СВУ. Особенностями обороны ключевых объектов НЕ является устройство не менее двух позиций на каждую пару-тройку стрелков или огневое средство. Тоже самое относится к устройству смежного укрытия при необходимости действий только с одной позиции. В этом случае пара-тройка (отдельный боец, расчёт) после осуществления одного-двух выстрелов (очередей) уходит в укрытие. При невозможности быстрого перемещения огневое средство в это время остаётся на позиции. Аналогично действуют и регулярные армии. Повстанческой особенностью в обороне может быть назван полный отказ от позиций с широким обстрелом (на тактических и топографических гребнях).

На тактическом гребне возможно оборудование ложной позиции оживляемой за счёт одноразовых (покидаемых после первого выстрела) огневых точек. Также такая позиция является удобным объектом для минирования (позволяет частично защитить мины от артогня противника, одновременно привлекая вражескую живую силу). Оборона состоит из засад (места засад используются не более одного раза) и рубежей развёртывания для ударов по остановившемуся противнику, а также стационарных пунктов огня на обратных скатах высот. При этом огневые точки оборудываются с предельно узкими зонами обстрела, но максимальной защищённостью и маскировкой. Отсутствие позиций на высотах можно частично заменить выносными средствами видеонаблюдения и взаимным прикрытием огневых точек.

Всё это опробованные средства компенсирующие превосходство противника в численности, тяжёлом вооружении и средствах наблюдения. В условиях городской застройки аналогом обратных скатов являются позиции с противоположной от противника стороны зданий, внутри крупных зданий и на некотором отдалении позади крупных препятствий — стен, заборов, валов. Устройство позиций «за тремя стенами» допускает в условиях города неоднократное использование позиций с узким обстрелом и на обращённых к противнику сторонах зданий. В этом случае в стенах по направлению стрельбы последовательно пробиваются уменьшающиеся по мере приближения к огневому средству отверстия для ведения огня. Возможность устройства проходов под зданиями, а также необнаруживаемых противником переходов между зданиями (убирающиеся трапы, тросы для скольжения) допускает в условиях города и повторное использование мест засад. При предпочтительности для повстанцев обороны в тактическом отношении, глухая оборона совершенно неприемлема для них политически. «Оборона — смерть вооружённого восстания» ©.

Поэтому повстанцы, если не имеют возможности вести наступление ни на одном из участков территории охваченной восстанием, ведут беспокоящие действия. Беспокоящие действия представляют собой действия по воспрепятствованию нормальному функционированию органов власти и войск противника на территории под его контролем. Могут осуществляться как из освобождённых районов, так и повстанцами находящимися на нелегальном положении. Диапазон беспокоящих действий: от обстрелов и минирований до захватов и последующего оставления важных в экономическом или символическом плане объектов. Как и во всех прочих действиях (встречном бою, наступлении, обороне) в ходе беспокоящих действий повстанцы в первую очередь стараются не уничтожать, а лишать подвижности части противника. В данном виде боевых действий цель фиксации противника не в подготовке его дальнейшего уничтожения последовательными ударами, а в деморализации. То есть в воспитании у противника «крепостной психологии», желания отсидеться в укрытии хотя бы в тёмное время суток, сознания беспомощности на поле боя, неспособности к манёвру. Обработанный таким образом противник не сможет использовать своё превосходство в вооружении и/или численности в дальнейшем, при переходе повстанцев к наступательным и встречным боям.

Важные детали

Разумеется, есть случаи когда части предбоевого порядка повстанцев не передвигаются поочерёдно. Таких случаев ровно два — когда вероятность встречи с противником невелика (в глубоком тылу освобождённого или нейтрального района при трусливом противнике) и когда риск движения одной колонной оправдан необходимостью успеть нанести удар по противнику, находящемуся в крайне расстроенном состоянии. В таких случаях за головным дозором на некоторой дистанции движется группа выделившая его из своего состава, затем приблизительно треть сил колонны, а затем основные силы. Внутри частей боевого порядка дистанция между парами-тройками-четвёрками составляет от 5 до 100 метров и более, в зависимости от возможностей взаимного наблюдения и поддержки, а также степени угрозы от авиации противника. Дистанции между частями порядка обычно определяются исходя из возможностей вести эффективный обстрел противника атакующего следующее впереди подразделение с тыла и флангов.

Ритм пешего марша обычно устанавливается: 25 минут движения — 5 минут отдыха. Реже используются также соотношения 20:10; 40:20; 50:5 и другие. Непосредственно во время боя, но вне зоны огня противника иногда приходится допускать передвижение небольших колонн бегом на расстояния до 5 км. При движении на автомобилях возможно передвижение вообще без остановок для отдыха, но с выделением трёхминутного перерыва движения для смены водителей через каждые два часа. Смены водителей рассчитываются исходя из того чтобы штатный водитель машины вёл на наиболее важных участках маршрута.

Другая важная деталь, влияющая на ведение боя. Повстанцы с их чётким осознанием отсутствия у них однозначной поддержки международного сообщества, слабости надежд на поддержку элитных групп в ставке противника, двусмысленности отношений с союзниками и пособниками, короче общей слабостью их системы не могут ставить перед собой задачи типа «как можно скорее дойти до Берлина». Поэтому для них важнее поддерживать постоянный уровень напряжённости конфликта в расчёте, что система власти противника постепенно утратит доверие и рухнет. Это оказывает влияние и на организацию повстанцами отдельных боёв. Так как приоритетной задачей повстанцев является не уничтожение противника, а пресечение его перемещений, то повстанцы избегают наваливаться на него абсолютно всеми имеющимися силами. Наоборот в случае интенсивных боевых действий они организуют боевую работу своих групп посменно. Продолжительность смены — не более двух часов. С крайне пассивным или трусливым противником — не более восьми часов. Также, с учётом накапливающейся усталости, отряды «на линии фронта» должны меняться не позже чем через две недели (но не ранее чем через одну). При общем дефиците сил возможно перемещение отрядов или групп не в тыл на отдых, а на менее интенсивные участки или, что лучше, туда где ведутся не регулярные, а беспокоящие действия.

Заметное противнику перемещение бойца (расчёта) на поле боя не может превышать 3 секунды по времени. С неподготовленным или утомлённым противником — 6 секунд.

Цели обычно обнаруживаются не по их появлению или исчезновению, а по началу ими движения («шевелению»). Поэтому архиполезным простейшим упражнением по поиску целей является обнаружение камуфляжных флагов (высотой не более 0,5 м) на местности и указание на них (от ориентира или световой указкой) руководителю занятия.

Время заметного или просчитываемого движения подразделения в секторах работы артиллерийской разведки противника не должно превышать 1 минуты (при подготовке противника по стандартам НАТО[7]) или 5 минут (при подготовке противника по стандартам 60-х годов). Хорошо подготовленные артиллеристы способны реагировать за 2 минуты и менее даже при отсутствии компьютерных систем наведения (только с калькуляторами), но в этом случае возможны промахи из-за ошибок обусловленных погодными условиями и определением дистанций.

Оптические средства современной авиации (в том числе вертолётов) позволяют различать, если не лица, то знаки различия и элементы одежды на целях на дистанции до 2 000 метров. В менее развитых странах аналогичной оптикой располагают полицейские подразделения слежки, которые также могут использоваться для наведения тяжёлого вооружения на повстанцев.

При получении противником без посредников данных спутниковой разведки или высотных разведчиков время реакции авиации обычно не превышает одного часа.

Применение стрелкового оружия

Повторимся, что самым эффективным (по числу убиваемых и калечимых врагов) оружием современных повстанцев являются ИБП, особенно мощные СВУ (так называемые «фугасы»). Однако роль стрелкового оружия очень важна. Оно выступает как мультипликатор эффекта СВУ (обстрел противника в зоне подрыва даже с самой огромной дистанции вызывает эффект запугивания сопоставимый с повторными подрывами в той же зоне — при ничтожном фактическом поражении). Ещё более важна роль стрелкового оружия как инструмента поддержания политической власти повстанцев (или претензий на такую власть, там где они находятся в подполье), символического равенства в боях с регулярной армией. Следовательно в нашем очерке мы не можем обойти тему применения стрелкового оружия. Тема эта чрезвычайно объёмная и имеющая массу нюансов связанных с особенностями конкретных образцов оружия и боеприпасов, которых здесь мы не имеем возможности освещать даже в самом общем виде. Здесь мы коснёмся только такого вопроса как типовая (наиболее удобная) дистанция применения наиболее распространённых боеприпасов, как фактора серьёзно влияющего не только на тактику, но и на закупочную политику и даже идеологию-пропаганду противоборствующих сторон.

Прежде чем привести список типовых дистанций, оговоримся, что в независимости от типа оружия среднему бойцу для стрельбы на дистанцию свыше 150 метров необходима оптика для обнаружения и/или опознавания цели. Чтобы не бить своих, необходимо хотя бы двухкратное увеличение (обнаружение и опознавание цели часто возможно, хотя и рискованно, прибором отдельным от прицела). На дистанции свыше 200 м средний стрелок в условиях боевого стресса без оптики попадает только по случайности вне зависимости от образца оружия. Другая важная оговорка — типовая дистанция не непреложная догма, а лишь наиболее удобный вариант применения конкретных вооружений, по обстоятельствам приходится вести огонь (в том числе сосредоточенный всей группы или отряда) и на существенно большие расстояния.

Список типовых дистанций, в метрах, до:

-       пистолетный патрон — 5 (пистолеты, кустарные пистолеты пулемёты) — 15 (пистолеты-пулемёты), это же дистанция для применения обрезов дробовиков (незаменимое средство в ситуациях когда у противника существует традиция носить в головном дозоре гранаты с вынутой чекой), а также минимальная-оптимальная дистанция для действия из засады с применением автоматов и РПГ;

-       12 калибр — 50, это же предельная дистанция для стрельбы очередями для оружия без сошек или станка;

-       5,6 при стрельбе из спортивных и охотничьих винтовок — 100;

-       автоматный патрон — 150 (7,62х39) — 200 (5,45) — 300 (5,56);

-       выстрел РПГ — 150;

-       винтовочный патрон — 400 (7,62х54; 7,62х51) — 600 (различные дорогие охотничьи и снайперские варианты, типа 300 Win Mag и дороже);

-       12,7-14,5 пулемётные и снайперские патроны — до 1 000.

Станковые гранатомёты обычно используются как заменители или усилители пулемётов 12,7-14,5 (то есть на тех же дистанциях). Миномёты и артиллерийские орудия — на предельно возможных по наставлению дистанциях.

Оружие с одной типовой дистанцией объединяется в одну группу. Группы вооружённые оружием с различной типовой дистанцией передвигаются в разных колоннах и в бою находятся на разном удалении от противника. НО взаимодействуют согласно изложенным выше основным принципам. Например, станковые пулемёты и гранатомёты могут использоваться для сосредоточенного обстрела какого-либо участка местности (к примеру, дефиле) с целью фиксации противника до выхода группы пулемётчиков на удобную позицию. Или, группа вооружённая станковыми гранатомётами и крупнокалиберными снайперскими винтовками прикрывает с предельных дистанций (в том числе переводя внимание противника на себя) отход группы автоматчиков и РПГ после засады. Ещё более эффективной такие действия группы тяжёлого оружия будут после ночной «немой» засады (когда применяются только ИБП и ручные гранаты) — в этом случае группа находящаяся на значительном удалении притянет к себе практически всю огневую мощь противника, так как будет единственной относительно заметной целью. Учитывая то, что расчёты будут стрелять скорее всего с подготовленных позиций, то есть уходить в укрытия/менять позиции после каждого выстрела, вероятность того, что противнику удастся нанести ответные потери будет невелика.

Штатная организация и тактическое управление повстанцев

Штатная организация повстанцев, как правило, крайне проста. Это связано с тем, что они располагают фактически только тремя инструментами поддержания лояльности командиров: контрразведкой, идеологией и лишением их свободного времени. Тут важным моментом является то, что у повстанцев нет ресурсов на ликвидацию свободного времени командиров различными формами бюрократической отчётности, они могут убить его только непосредственным делом. Поэтому штабные структуры их боевых подразделений крайне малочисленны. Фактически их штатная структура совпадает с той иерархической формой, которую принимает любая армия на поле боя (множество промежуточных звеньев в этом случае, если не хотят мешать, переходят в формат резерва или контролирующих болельщиков), однако они не могут позволить себе бюрократизм и вне боевых действий.

Низшей штатной единицей, также как и тактической является пара-тройка. Пары-тройки объединяются в группу в 10-20 бойцов. По-возможности группа вооружается оружием с одной типовой дистанцией применения. Тут есть пара важных нюансов. Во-первых, в отличие от регулярной армии повстанцы не могут позволить себе таскать такие же объёмы грузов, как солдаты развитых стран. Максимум, что может себе позволить повстанец это переноску боекомплекта на два боя. Для повстанцев факт отстрела двух автоматных магазинов очередями или половины пулемётной ленты (50 патронов) является верной приметой того, что надо немедленно выходить из контакта. Поэтому боеприпасы свыше трёх-четырёх магазинов или пулемётной ленты (или аналогичных объёмов для других видов оружия, например, трёх выстрелов РПГ) и трёх-четырёх ручных гранат, а также все предметы обеспечения быта группы переносит специальная тыловая безоружная группа, численность которой в среднем составляет треть численности основной группы. На сложной местности вспомогательная безоружная группа может равняться по численности основной — воюющей группе. При возможности передвижения на автомобилях — не превышать четверти. Во-вторых, повстанцы не могут позволить себе иметь разновидности пехоты под все формы ландшафтов на которых им приходится сражаться. Им легче приобрести несколько комплектов вооружения. Например, в городе основная масса пехотных групп повстанцев вооружается автоматами и РПГ, плюс малокалиберные винтовки с оптикой и пистолеты-пулемёты у подразделений использующих спецтактику. В горно-пустынной местности предпочтительнее оружие под винтовочный патрон (в случае если местность или противник допускают стрельбу с дистанций свыше 300 м с наличием шансов уклониться от ударов артиллерии и авиации). В горно-лесистой — сочетание автоматов и РПГ, с одной-двумя единицами под винтовочный патрон и т.д.

Что касается ИБП — то это главное оружие повстанцев. Переноска ИБП и их применение обязательно не только для специализированных инженерных групп, но и (в простейших комплектациях) всех остальных бойцов во всех видах боя на любой местности. Группы с одним, или, что чаще различными типами вооружений (пехотные, инженерные, станковые гранатомётно-пулемётные, снайперские, миномётные, радиоэлектронной борьбы, связи и т.п) объединяются в отряд. При этом в каждом частном случае название этих групп по 10-20 человек может быть самым неожиданным (например, легко можно привести примеры, когда их называли «взвод», «рота», «полк»), то же самое с отрядом («батальон», «бригада», «сектор», «фронт»). Мы используем названия «группа-отряд» принятые для подобных формирований в регулярных русскоязычных армиях. В связи с этим обращаем внимание читателя на необходимость не путать «группу» как часть боевого порядка («направляющая», «ударная») и группу как штатную единицу повстанцев («10-20 бойцов плюс 3-20 подносчиков» или «три-десять машин»).

Число групп в отряде может быть любым, однако общая численность не может превышать пятисот-шестисот бойцов и такого же числа вспомогательного персонала. Большая численность даже при значительном рассредоточении по местности, характерном для повстанцев (нормальным считается, например, участок 2 на 7 км частного сектора на двадцать бойцов в обороне) будет слишком заметно. Кроме того, большая численность затруднит последовательные удары с разных сторон всеми группами отряда по остановленным частям боевого порядка противника. В бою командиру удобней пользоваться двумя-тремя, в редких случаях до пяти единицами управления. Поэтому подразделения отряда могут объединяются в направляющую и ударные группы и, при необходимости, специализированные резервы — противотанковый, противовоздушный, радиоэлектронной борьбы и т.п по мере возможностей. Командир может возглавить ту часть отряда, которая будет выступать первоначально в качестве ударной группы, а на направляющую поставить начальника штаба. Также возможен и другой вариант (на случай продолжительных последовательных боёв) — командир создаёт направляющую и ударную части боевого порядка, подчиняя подразделения двум наиболее опытным командирам групп (или первым вошедшим в контакт с противником). При работе отряда на очень протяжённом участке группы отряда могут взаимоподчиняться и снова разъединятся по мере необходимости. В общем случае они действуют по принципу «пожарной команды» последовательно сосредотачиваясь вокруг наименее подвижных частей боевого порядка противника. Сам командир в любом случае периодически берёт на себя управление отдельными группами и даже парами-тройками в наиболее важных моментах боя. Начальник штаба в это время занимается координацией всей тыловой деятельности отряда. Отрядный тыл может состоять из отдыхающих смен, медпункта-минигоспиталя, группы ремонта техники и вооружения, временных складов и схронов с боеприпасами и горючим. Также в подчинении начальника штаба может быть группа связи, обеспечивающая радиотелефонистами, видеооператорами и посыльными все части боевого порядка. В её обязанности также входит видеофиксация основных боевых эпизодов и аудиофиксация радиообмена и устных указаний для дальнейшего использования в Первом главном упражнении и отчётности перед военно-политическим руководством более высокого уровня. На случай известных обстоятельств приказом командира устанавливается очерёдность замещения должностей командира и начальника штаба всеми командирами групп.

Взаимовлияние организации тыла и тактики повстанцев

Правильно организованный тыл отличает перспективную государственную структуру (пусть и неформального толка) от аморфного общественного объединения (пусть и вооружённого). В связи с неформальным (в своей стране) и полулегальным (в союзных странах) положением повстанцев, структура их тыла живо напоминает времена капитана Флинта (или если угодно Петра Великого). То есть структуры закупок и финансов практически неотделимы от структур разведки и контрразведки. Фактически каждый отряд располагает системой сбора «военного (революционного, освободительного и т.п.) налога» в своём районе. Налог может уплачиваться и натурой: поставкой расходных материалов тылового обеспечения, информации или переноской грузов. В большинстве случаев (кроме расположения на территории союзного государства или крайней трусости правительственных войск, осложнённой отсутствием авиации) руководство отряда и его отдельные группы при отсутствии интенсивных боевых действий вынуждены циркулировать по системе опорных баз (схронов) в своём районе ответственности. Временные затраты на организацию этого движения (или интенсивные боевые действия) практически не оставляют командованию отряда времени на закупочную деятельность вне зоны сбора «военного налога». Так тактическая необходимость постоянного перемещения ставит отряд в экономическую зависимость от более высокого военно-политического руководства (или отдельной заграничной структуры, если отряд только один). Отряды повстанцев фактически висят на двух шлангах питания: «военном налоге» и «зарубежных каналах». Неудивительно, что именно за то, чтобы сохранить/порвать эти две ниточки и разыгрываются основные схватки в жанре спецтактики.

Наиболее качественно подготовку к ближнему бою могут обеспечить высшие военно-политические структуры повстанцев на базах отдалённых от зоны боевых действий. Но и командирам повстанческих отрядов приходится проводить занятия по спецтактике (по-английски — CQB, CQC) в полевых условиях, чтобы обеспечить защиту системы сбора «военного налога». Обычно такие группы, по мере роста мастерства, постепенно переходят под управление начальника разведки отряда (если эта должность выделяется отдельно от начальника штаба). В свою очередь военно-политическое руководство повстанцев стремится создать отдельный от командования отряда канал взаимодействия с командирами и бойцами таких групп с целью профилактики их использования в междоусобной борьбе. Известны два способа предотвращения развития роли групп спецтактики в деструктивном направлении: использование в этом качестве личной охраны командования отряда и официальное двойное подчинение разведывательно-закупочной линии в отряде (отряду и военно-политическому руководству). Второй вариант может более-менее надёжно работать в случае наличия в отряде трёх различных центров авторитета: командира, идеолога (судьи, священника, барда) и постоянного представителя высшего военно-политического руководства (руководителя группы военных советников, командира интернационального отряда).

Помощь государства

Как мы уже замечали, мощь любого современного государства (даже третьеразрядного) значительно превосходит мощь любого импровизированного объединения граждан, в том числе вооружённого. Поэтому сколько-то продолжительная деятельность повстанцев невозможна без помощи, как минимум, нескольких лоббистских группировок в высшем руководстве государства. Так как, в целом принципы такой помощи не отличаются от организации прочей революционной деятельности описанной в другом месте, мы не будем отягощать читателя лишними объёмами слов и представим ему возможность перенести известную ему информацию на представленный нами выше материал.

Примечания

[1] «Стеклянный дом» — построенная из кольев и верёвок (или иных барьеров) имитация объекта атаки, на которой максимально точно, в натуральную величину воспроизводятся расстояния и углы между препятствиями (в первую очередь стенами). Точность достигается измерением шагами или прикидкой по результатам скрытой видеозаписи (фотографирования). «Стеклянный дом» позволяет осуществлять подготовку действий против объектов любых конструкций с высокой степенью конспирации и на приемлемом для осуществления задачи уровне.

[2] Обычно в ходе первых пяти-шести выполнений Третьего главного упражнения пробоины вообще отсутствуют. Исключение — случаи когда мишени частично видны обучаемым или расположены на фоне ориентиров. В дальнейшем при помощи Первого главного упражнения обучаемые начинают выявлять повторяющиеся ошибки и мишени могут уничтожаться без возможности повторного использования.

[3] Тот кто сопротивляется не даст себя уничтожать. Особенно если по современной моде речь идёт не о физическом уничтожении, а лишь о разрушении управляющих структур. Наличие сопротивления — признак наличия управленческих структур, которые это сопротивление побуждают.

[4] До массового распространения частных военных компаний.

[5] Необходимо отметить, что при ведении серьёзных боевых действий повстанцам приходится отбирать индивидуальное оружие самообороны у всех членов расчёта тяжёлого оружия, кроме работающих на значительном удалении наблюдателей и бойцов ответственных за охрану расчёта. Это обусловлено тем, что в критические моменты боя, при наличии у них оружия (кроме гранат), они начинают самостоятельно бороться за свою жизнь, вместо обеспечения бесперебойной работы оружия. При отсутствии у повстанцев настоящей артиллерии и авиации это может стоить жизни всему подразделению.

[6] Известны случаи когда противник из-за шума боя так и не выявлял причины потерь и складывал легенды о сверхметких стрелках на сверхдальние расстояния.

[7] Кроме стран НАТО на эти стандарты ориентируются также, например, израильская, иорданская, китайская армии, а также гвардии многих режимов.

http://www.apn.ru/publications/article24355.htm

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Партизанская война
« Ответ #11 : 13/07/11 , 17:19:18 »
О ПАРТИЗАНСКОЙ ВОЙНЕ   
   
Партизанская война состоит ни в весьма дробных, ни в первостепенных предприятиях, ибо занимается не сожжением одного или двух амбаров, не сорванием пикетов и не нанесением прямых ударов главным силам неприятеля. Она объемлет и пересекает все протяжение путей, от тыла противной армии до того пространства земли, которое определено на снабжение ее войсками, пропитанием и зарядами, чрез что заграждая течение источника ее сил и существования, она подвергает ее ударам своей армии обессиленною, голодною, обезоруженною и лишенною спасительных уз подчиненности. Вот партизанская война в полном смысле слова!

Без сомнения, такого рода война была бы менее полезна, если б воевали одними мало-сильными армиями, не требующими большого количества съестных потребностей и действующими одним холодным оружием. Но с тех пор как изобретены порох и огнестрельное оружие, с тех пор как умножили огромность военных сил, и, наконец, с тех пор как склонились более к системе сосредоточения, чем раздробления войск при размещении и направлении их в походах и в действии, – с тех пор и пропитание их, извлекаемое из того пространства земли, которое они собою покрывают, должно было встретить невозможности, а производство зарядов в лабораториях, обучение рекрут и образование резервов – необоримые затруднения среди тревог, битв и военных случайностей.



При таковых обстоятельствах надлежало искать средства к снабжению войск всеми для войны необходимыми потребностями не чрез извлечения их из пространства земли, войсками покрываемого, что от несоразмерности потребителей с произведениями было бы невозможно, а из пределов, находящихся вне боевых происшествий. От сего произошло разделение театра войны на два поля: на боевое поле и на поле запасов, и снабжение первого произведениями второго, но не вдруг и не великими громадами, а по мере израсходования съестных и боевых предметов, возимых при армии, дабы не обременять ее излишними тяжестями и чрез то не оковывать ее движений. Но само собою разумеется, что изобретение это долженствовало произвести и со стороны противника изобретение к преграждению снабжения неприятельской армии предметами, столь для нее необходимыми. Для достижения этой цели два способа представились при первом взгляде: или действие отрядами на боевое поле непосредственно в тыл фронта армии, где производится раздача привозимых зарядов и провианта и размещение прибывших войск из резервов, или действие оными же отрядами на самое поле запасов.

Но тут же удостоверились, что первое с трудом прикосновенно от смежности самой неприятельской армии с местом, назначенным для нападения, а последнее обыкновенно ограждаемо укреплениями, в средине коих заключаются склады продовольствия, приготовляются заряды и производится образование резервов. Осталось то пространство, по которому все сии три предмета доставляются в армию: вот поле партизанского действия. Оно не представляет тех препятствий, которыми изобилует и боевое поле и поле запасов, ибо как главные силы армии, так и укрепления, находясь на оконечностях оного, не в состоянии защищать его — первые от стремления всех усилий на борьбу с противоположной им главной армией, по-следние — по причине естественной неподвижности своей.

Из сего следует, что партизанская война существовать не может, когда неприятельская армия расположена на самом поле запасов; но чем более увеличивается пространство, отделяющее боевое поле от поля запасов, тем партизанская война полезнее и решительнее. Правда, что осторожные полководцы не минуют определять по всему протяжению главного пути, расеекающему означенное пространство, и укрепленные этапы, или приюты, для защиты подвозов во время их привалов и ночлегов, и отряды войск для прикрытия сих подвозов во время переходов их от этапа до этапа; меры благоразумные, но далеко уступающие и долженствующие уступить нападению многочисленных и деятельных партий, как всякое оборонительное действие уступает наступательному. К тому же надо прибавить и то, что эти укрепленные этапы, сколько ни были бы обширны, никак не в состоянии вмещать в себе то количество подвод, которое составляет и самый слабый подвоз армий нашего времени; прикрытие, сколько ни было бы многолюдно, никогда совокупно идти не может по той причине, что, охраняя все протяжение подвоза, оно принуждено растягиваться по мере протяжения оного во время переходов и потому всегда быть слабее на точке натиска партии, совокупно действующей. Независимо от этих неудобств, сколько надо боевой силы для снабжения ею сих укрепленных этап, более и более умножающих по мере движения вперед, по мере успехов, увлекающих наступающую армию далее и далее от поля запасов!

Теперь, чтобы окончательно выразить всю важность партизанской войны при огромных ополчениях и системе сосредоточения в действиях нашего времени, сделаем несколько вопросов и ответов. Во-первых, кем производится война? — Людьми, соединенными в армии.
Во-вторых, но люди, так сказать, с пустыми руками могут ли сражаться? — Нет. Война — не кулачный бой. Этим людям нужно оружие; но со времени изобретения пороха и оружие само собою недостаточно: этому оружию нужны и патроны и заряды для произведения действий, от него требуемого; а так как патроны и заряды более или менее выстреливают-ся в каждой битве и делание их затруднительно при дви¬жениях и действии войск, то необхо-димо нужно снабжать оружие новыми зарядами и патронами с того места, где они приготовляются. Это ясно доказывает, что армия и с оружием в руках, но без патронов и зарядов, не что иное, как устроенная толпа людей с рогатинами, толпа, которая от первого неприятельского выстрела должна рассеяться или, приняв битву, погибнуть. Словом, нет силы в армии, или, можно сказать, что со времени изобретения пороха — нет армии без зарядов и патронов.



В-третьих, требует ли армия подкрепления в течение войны? — Требует, по мере потери людей и лошадей в сражениях, в стычках и перестрелках, также и от ран, получаемых ими в битвах, также и от болезней, умножающихся от усиленных переходов, ненастья, трудов и недостатков всякого рода. Без укомплектования себя армии должны мало-помалу уменьшаться и потом исчезнуть совершенно.

Наконец, в-четвертых, нечего спрашивать, нужна ли пища солдату, ибо человек без пищи не только сражаться, но и жить не может; а так как доказано, что по многолюдству своему армии нашего времени не в состоянии довольствоваться произведениями того пространства земли, которое они собою покрывают, то им необходимы подвозы с пищею, без которых они должны или умереть с голоду, или, рассеясь для отыскивания пропитания за круг боевых происшествий, превратиться в развратную толпу бродяг и грабителей и погибнуть по частям, без защиты и славы.

Итак, чтобы лишить неприятеля сих трех, можно сказать, коренных стихий жизненной и боевой силы всякой армии, какое для сего избрать средство? Нет другого, как истребление их во время их перемещения с поля запасов на боевое поле, следственно, средством партизанской войны. Что предпримет неприятель без пищи, без зарядов и без укомплектования себя войсками? Он принужден будет или прекратить действие миром, или пленом, или рассеянием без надежды на соединение — три последствия весьма не утешительные и совершенно противоположные тем, которые стяжает всякая армия при открытии военных действий. Независимо от гибели, которою угрожает партизанская война сим трем коренным стихиям силы и существования всякой армии, есть второстепенные необходимости, тесно связанные с благосостоянием ее, и не менее подвозов с пищею и с зарядами, не менее доставления к ней резервов подвергающиеся опасности: подвозы с одеждою, с обувью и с оружием на смену испорченному от чрезмерного употребления или потерянному в сумятицах сражений; хирургические и госпитальные вещи; курьеры и адъютанты, возящие иногда весьма важные повеления из неприятельской главной квартиры к оставшимся позади областям, резервам, заведениям, отдельным корпусом и отрядам, так как и донесения последних в главную квартиру, чрез что разрушается содействие всех частей между собою. Транспорты раненых и больных, перевозимых из армии в больницы, или команды выздоровевших, возвращающиеся из больницы в армию; чиновники высшего звания, переезжающие с одного места на другое для осмотра отдельных частей или для принятия отдельного начальства, и прочее.

Но это недостаточно. Партизанская война имеет влияние и на главные операции неприятельской армии. Перемещение ее в течение кампании по стратегическим видам долженствует встретить необоримые затруднения, когда первый и каждый шаг ее может немедленно быть известен противному полководцу посредством партий, когда сими же партиями, на первом и на каждом шагу, она может быть задержана засеками, истребленными переправами и атакована всеми противными силами в то время, как, оставя один стратегический пункт, она не успела еще достичь до другого, что приводит нам на память Сеславина и Малоярославец. Таковыми преградами угрожает неприятель и во время отступления своего. Преграды эти, воздвигнутые и защищаемые партиями, способствуют преследующей армии теснить отступающую и пользоваться местными выгодами для окончательного ее разрушения: зрелище, коему мы были свидетелями в 1812 году, при отступлении Наполеоновых полчищ от Москвы до Немана.

Но и этого мало. Нравственная часть едва ли уступает вещественной части этого рода действия. Поднятие упадшего духа в жителях тех областей, которые находятся в тылу неприятельской армии; отвлечение от содействия ей людей беспокойных, корыстолюбивых посредством всякого рода добычи, отбиваемой у нее и разделяемой с жителями в замену приманок, расточаемых им вождями противных войск в одних только прокламациях; одобрение собственной армии частным доставлением к ней и под глаза ее пленных солдат и чиновников, обозов и подвозов с провиантом, парков и даже орудий, и, сверх того, потрясение и подавление духа в противодействующих войсках — таковы плоды партизанской войны, искусно управляемой. Каких последствий не будем мы свидетелями, когда успехи партий обратят на их сторону все народонаселение областей, находящихся в тылу неприятельской армии, и ужас, посеянный на ее путях сообщения, разгласится в рядах ее? Когда мысль, что нет ни прохода, ни проезда от партий, похищая у каждого воина надежду при немочи на безопасное убежище в больницах, устроенных на поле запасов, а в рядах достаточное пропитание, с того же поля привозимое, в первом случае произведет в нем робкую предусмотрительность, в последнем — увлечет его на неизбежное грабительство, одну из главных причин падения дисциплины, а с дисциплиною — совершенного разрушения армии.

Иностранные писатели излагают законы военного искусства не для нас, русских, а для государств, коим принадлежали они, следственно, по масштабу и по свойству военной силы, им известной, а не по масштабу государства, коего военная сила, средства и местность, и поныне находясь за пределами понятий и расчетов их, столь резко разнствуют с другими государствами. Например, правила, чтобы не употреблять легкого войска на долгое время и на дальнее расстояние от главной армии, дабы чрез то не лишить ее той числительной силы, которая в генеральных сражениях так необходима, и что партизанская война безопасна только в собственном и в союзном государстве, но гибельна и невозможна в пределах неприятеля,— суть правила справедливые и неоспоримые относительно всех европейских государств, но ошибочные относительно России. Легкая европейская конница составлена из людей одинакового свойства с людьми, составляющими все другие части линейного войска.

Она различествует от них одною одеждою и названием, но ничем другим: ни особою способностью к наездам и поискам, ни особою отважностью, сноровкой и подвижностью; следственно, отделение от главной массы такой легкой конницы на предприятия, по неспособности ее, неверные и гадательные — есть истинное раздробление армии на части и лишение ее сил, необходимых в генеральных сражениях. К неспособности этой конницы на отдельное действие надо присовокупить и малочисленность оной, затрудняющую пребывание ее в неприятельской земле, которой народонаселение в такой вражде или в явном против нее восстании. Все это чуждо для российской армии. Легкая конница ее состоит не из бригад или дивизий, носящих только звание легкого войска, а из целых племен воинственных всадников, исключительно занимающихся наездами и из рода в род передающих способность свою к сему роду действия. Конница эта никогда нейдет у нас в счет с линейным войском для генеральных сражений и, мало полезная в них, превосходна и неподражаема в отдельных поисках. Итак, потому что европейскими армиями не употребляется партизанская война от неимения ни единого истинно легкого всадника и от необходимости содержать в общей массе даже и тех, кои носят звание легких всадников, неужели и мы, обладающие целыми народами летучих, неутомимых и врожденных наездников, нимало не послабляющих отсутствием своим регулярную армию, неужели и мы обязаны воспретить себе род действия, для нас столь полезный, для противников наших столь гибельный? Если бы случилось России воевать государства, у коих не было бы ни артиллерии, ни конницы, неужели надлежало бы отказаться ей от употребления противу них и артиллерии и конницы? Что сказали бы об Англии, если б вздумала она заключить флот свой в пристанях, вместо того чтобы сражаться им в открытом море с флотами, столь много уступающими ему и качеством и количеством?

Вот, однако же, что делала Россия в отношении к своей легкой коннице. Насыщенная неразрывным рядом побед и завоеваний, приобретенных усилиями одних линейных войск своих, и потому имея все право избегать заботы в изыскании другого рода средств к покорению своих противников, она довольствовалась одними прямыми ударами штыка, ядра и сабли, столь усердно служивших ей в течение полного столетия. После Бородинского сражения приступлено было к испытанию этого нового употребления легкой конницы. Пущено некоторое число казачьих отрядов на пути сообщения неприятельской армии; и едва отделились они от главных наших сил, как безмятежные дотоле пути сообщения неприятеля приняли иной вид: все обратилось на них вверх дном и в хаос, и несметное число солдат и всяких степеней чиновников, подвозов с провиантом и с оружием, парков с зарядами и даже орудий загромоздили нашу главную квартиру. Безошибочно можно сказать, что более трети войска, отхваченного у неприятеля, и все транспорты, к нему шедшие и доставшиеся нам в сей решительный перелом судьбы России, принадлежат тем из казачьих отрядов, кои действовали в тылу и на флангах неприятельской армии. Если вывод единого испытания этого,— ибо по малочисленности партий, пущенных тогда на путь сообщения неприятеля, можно почесть это предприятие истинным испытанием,— если вывод этот, говорю я, представляет нам такой огромный выигрыш при употреблении таких слабых средств, то чего не можно ожидать от развития этого рода действия по размеру, сообразному с многочисленностью легкой конницы нашей в наступательных войнах с Европою?

Надо надеяться или, лучше сказать, можно с достоверностью ожидать, что со временем и эта часть военной силы, считаемая иноземцами недостойною внимания, потому что они судят о легких войсках наших по своим легким войскам, что и эта часть, от большего и большего усовершенствования, вскоре поступит на степень прочих частей военной силы государства. Огромна наша мать Россия. Изобилие средств ее дорого уже стоит многим народам, посягавшим на ее честь и существование; но не знают еще они всех слоев Лавы, покоящихся на дне ее. Один и.ч сих слоев состоит, без сомнения, из полудиких и воинственных народов, населяющих всю часть империи, лежащую между Днепра, Дона, Кубани, Терека, II верховьев Урала, и коих поголовное ополчение может выставить в поле сто, полтораста, двести тысяч природных наездников. Единое мановение царя нашего и застонут поля неприятелей под копытами сей свирепой, неутомимо подвижной конницы, предводимой просвещенными чиновниками регулярной армии! Не разрушится ли, не развеется ли, не снесется ли прахом с лица земли все, что ни повстречается, живого и неживого, на широком пути урагана, направленного в тыл неприятельской армии, занятой в то же время борьбою с миллионного нашею армией, первою в мире по своей храбрости, дисциплине и устройству?

Еще Россия не подымалась во весь исполинский рост свой, и горе ее неприятелям, если она когда-нибудь подымется.

http://www.pbrus.org/army/1226-o-partizanskoj-vojne.html

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15224
Re: Партизанская война
« Ответ #12 : 18/05/14 , 15:12:49 »