Автор Тема: История русских до христианства  (Прочитано 15999 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

А.Глазунов

  • Гость
Получено от Владимира Ведова
http://video.mail.ru/mail/vasi-1974/_myvideo/762.html

А.Глазунов

  • Гость
Re: История русских до христианства
« Ответ #1 : 27/04/09 , 19:46:43 »
Озар Ворон   
Варяги - незамеченная загадка    
http://www.white-society.org/index.php?name=Pages&op=page&pid=53

Я пью за варягов, за дедов лихих,
Кем русская сила подъята,
Кем славен наш Киев, кем грек приутих,
За синее море, которое их,
Шумя, принесло от заката.
А. К. Толстой "Змей Тугарин"


Читатель, любящий историю! Боюсь, вам при чтении этой главы придется позабыть многое из прочтенного. Оттого, что историки - не говорю уж о писателях - обращаются со словом "варяги" с великолепной безответственностью. Походя бросают фразы вроде "варяжский конунг", или говорят о "варяжском витязе Харальде Суровом" или "варяжских наемниках Рагнаре и Эймунде", при том, что ни в летописях, ни в сагах вы не найдете словосочетания "варяжский конунг". Саги о Харальде, Эймунде и Рагнаре их нигде не называют ни варягами, ни верингами... зато у читателя складывается устойчивая иллюзия, что слово "варяг" - просто синоним слову "норманн". Такое, мол, как пишут в словарях, "древнерусское название скандинавов".
Вот только не было в обычае в Средние Века выдумывать какое-то особое название для народов одного корня или одного края. Когда возникала нужда назвать их одним словом, брали имя одного из них, с которым лучше были знакомы. На Руси не так давно, века два тому, говорили не "европеец", а "немец". Не "азиат", а "татарин". Для американца и по сей день все выходцы из России - "русские", "Russians", будь то чечен, мордвин или еврей. Немцы для французов - "алеманы", по имени одного из племен германских. Для финнов - "саксы", по тому же принципу. Да и русское "немец" не от немоты пошло, как часто пишут, а от германского племени неметов. Можно не одну страницу такими примерами исписать, да вы, читатель, и сами наверняка что-нибудь вспомните, если постараетесь. Вот других примеров - опять-таки, днем с огнем...
Так где же оно, скандинавское племя "варяги"? Нету. И не было. Но "неонорманнисты" нам объясняют: мол, слово "варяг" от скандинавского "веринг" происходит. Это же словцо означает не то "охранник", не то "присягнувший вождю дружинник".
Не пугайтесь, читатель. На сей раз не все так плохо. Слово "веринг", в отличие от "ротс", в самом деле есть. Вот только означает оно совсем другое. Не запасной туз - очко на козырной девятке лишнее, притертое.
Можно было бы подивиться на славян непонятливых: два века скандинавы ими правили, дань собирали, на греков да хазар в походы водили, а они все не могли запомнить, как же их, господ, по-настоящему кличут. Слово "рус", как мы помним, тоже ведь "не племенное". Два века хозяев своих "гребцами" да "дружинниками" величали!
Только не надо дивиться. Никто, никогда, нигде слово "веринг" или "варяг" за обозначение профессии не считал. Очко-то на карте ноготком подцепите, вишь, плохо держится? Ага, и еще одно... и не девятка это, самая обычная шестерка. В летописях слово "варяги" везде в ряд с "литва", "немцы" да "свеи" стоит. И "русь", кстати, тоже. Не с "плотник", скажем, или "лучник" - с названиями народов. В саге о Вига-Стире норманнской: "Ибо такой был обычай у норманнов и верингов". Представляете фразу: "ибо такой был обычай у столяров и белорусов"? Даже араб Бируни в чужедальнем Хорезме, и тот знает, что "варанк - это народ". Итак, если верить источникам - а не фантазиям норманистов - варяги-веринги это народ. Иначе как объяснить, что ни один "охранник" или "присягнувший вождю дружинник" не звался "верингом" в Англии, Ирландии, Франции - нигде, где ходили норманнские дружины, и даже в самой Скандинавии? Рунные камни в Швеции -помните, в той самой "Роотси" - хранят память сотен викингов-шведов. Немало среди них "умерших на Востоке, в Гардах" (то есть на Руси), "в Хольмгарде", "в Микльгарде", "в стране греков". Комментаторы услужливо торопятся: "они, мол, служили в варяжских дружинах". Зря. Не знают рунные камни, сотни памятников ушедшим за моря без возврата, ни одного "веринга". Есть там крестьяне-бонды и батраки-bryti, есть кормщики-skipari и корабельщики-styrimadr, есть вожди-хевдинги и королевские наместники-landmenn, есть их дружинники-hemthaegi, есть просто купцы и члены торговых товариществ-felagi. Есть, конечно, и викинги. Но ни в Швеции, ни в Дании, ни в Готланде нет памятника хоть одному верингу. Да и саги знают верингов лишь "на Востоке" - на Руси или в Константинополе. Герой одной саги "пришел на Русь и стал там наемником. Он был там с верингами". Не "был верингом", а - "был с верингами"!
Итак, веринги-варяги - племя, "народ". Скандинавское ли?
Мы уже видели, что в саге норманнов и верингов разделяют. Разделяет их и летопись, перечисляя северные народы: "варяги, шведы, норманны, готы, русь". Впрочем, такое "разделение" недорогого стоит. Тацит, Прокопий Кесарийский, Иордан разделяют готов и германцев. Летопись, Русская Правда, Константин Багрянородный и арабы разделяют русь и славян. Последние, правда, как-то неуверенно - то русы у них "один из видов славян", то Славия - "один из видов Руси". Один и тот же погребальный обряд у Ибн Фадлана - русский, а у Ибн Русте - славянский... но мы не о том.
Что говорят источники о том, кто такие варяги, и где они жили? Слово летописи. Она сообщает, что по Варяжскому морю "сидят" ляхи, пруссы и чудь. "По тому же морю сидят варяги", причем к западу от перечисленных народов земли варягов простираются до земли англов. Не нынешней Англии, конечно, в летописи ее зовут Вретанией, а до коренных англских земель на материке, нынешней датской провинции Ангельн.
Первый звонок! Тот самый, юго-западный, "угол Варяжского моря", о котором писал Погодин. Близко "ключ". А кто, кстати, там "сидел"? К ляхам летопись относит и поморян, и лютичей. Между ними и англами остается место только для сильного княжества ободритов. В летописи "отчего-то" не упомянутого. Кстати, "Вагирская марка", которую, со ссылкой на Гельмольда, поминает Погодин - как раз ободритские земли.
К Востоку от тех же трех племен тоже живут варяги, "до предела Симова", то есть волжских булгар. Но к востоку от эстонцев и до Волжской Булгарии живут новгородцы, словене, никак не скандинавы! А летописец невозмутим. Ему и в голову не приходило, что потомки перепутают дедов-варягов со скандинавами. Он пишет: "Новгородцы же, люди новгородские - от роду варяжского, ибо прежде были словенами". Если кто-то не понял, Новгородская первая летопись, чей автор наверняка лучше знал и варягов, и новгородцев, поясняет: "новгородские люди до нынешнего дня от роду варяжского", и для совсем интеллигентных добавляет: "варяги мужи словене". Вот так. Не больше и не меньше. Где вы, новгородцы Олавы, Харальды, Эрики? Где ваши берестяные грамоты, писанные рунами на северном языке?
Но следы чужеземного влияния, даже не влияния - происхождения - в новгородском наречье есть. Их, еще на примере живых северно-русских диалектов, выявили русские лингвисты А. А. Шахматов, Д. К. Зеленин, Н. М. Петровский. Знаменитое новгородское "цоканье" ("целовеце", "цудно" и пр.), находило подобие не у поляков даже, а в нижнелужицком языке, наследнике полабского наречья, на котором говорили лужичане и... ободриты. Еще яснее сохранились черты языка прибалтийских славян в глухих углах Русского Севера и Сибири, колонизированных новгородцами еще до завоевания вольного города Москвой. Там же, кстати, сохранились и былины. А. А. Зализняк, исследовав берестяные грамоты, обнаружил, что в древности это сходство было не слабее, а сильнее. В трудах Константина Багрянородного можно увидеть, что в ту пору на Руси было в ходу два славянских наречия. Южное, называвшее порог "прагом" с мягким, "украинским" "г", а город - "градом" ("Вусеград" - Вышгород). И северное, называвшее, на манер прибалтийских славян город - "гардом" ("Немогарда" вместо "Новгород") и сохранившее носовые гласные. Проще говоря, отца нашего героя звали при жизни не Игорем, а Ингорем, а его самого - Свентославом. Последнее ввело во грех одного особенно буйного неонорманниста, и он, на радостях изобретя небывалое "скандинавское" имя "Сфендислейф", кинулся доказывать, что герой наш был "скандинавом" и "конунгом". Бедняга даже не заглянул в именной указатель труда Константина Багрянородного, и не увидел там, рядом со "Свентославом" имя моравского князя "Свентополка". Или морав - не морав, а швед? Очередной "конунг"?
Просто в Х веке имена варягов-князей на Руси "почему-то" произносили на прибалтийско-славянский манер. Я же здесь оставляю привычное написание - чтобы вас, читатель, не запутывать свыше меры. Просто имейте в виду: не Игорь - Ингорь. Не Святослав - Свентослав.
Антропологи, изучив средневековые могильники новгородцев, установили, что ближайшее подобие черепам новгородцев - черепа из могильников славянского Мекленбурга, земли... ободритов.
Наконец, археология. Первые следы ильменских словен ("культуры погребальных сопок") в VI-VII веках уже имеют явные черты западнославянского происхождения. Но в IХ-Х веках появляется новая волна пришельцев из славянской Прибалтики. В Новгороде первые находки славянской керамики относятся к фельдбергской культуре, существовавшей на землях... ну, читатель, вы уже догадались. Да, ободритов. И так далее, вплоть до конструкции крепостного вала новгородского Детинца 1116 года, которая "имеет точные аналогии только у балтийских славян и совершенно неизвестна на Днепре". Следы балтийских славян в виде "керамических комплексов" обнаружены так же в Пскове, Старой Ладоге, городке на Ловати и пр. Археологи делают вывод, что в указанную эпоху в Восточной Европе появилась вторая волна пришельцев со славянского Поморья и Полабья.
Интересно, как называли этих пришельцев? И почему это о них в летописях ничего не сказано?
Или сказано? Пришедшие из-за моря в IX-X веках, поселившиеся в Ладоге, Новгороде, Пскове и явно там господствовавшие - иначе крепость аристократического центра Новгорода, Детинец, не была бы построена по их способу. Имеющие явное отношение к князьям. Кто бы это мог быть, читатель? Не узнаете?
Узнали...
Но не будем спешить.
Летопись говорит, что в землях верхнего Поволжья и у Белого озера варяги основали города - Ростов, Муром, Белоозеро. Туземцы, "первые насельники" - неславянские народцы меря и весь. "находники", построившие и заселившие города - варяги-русь. Иного населения там летопись не знает. Археология знает в этих краях тоже две группы населения - финских аборигенов и пришельцев с явными чертами прибалтийской культуры эпохи викингов, которые наши археологи поспешно окрестили "скандинавскими комплексами". Тогда отчего Ростов, Муром и Белоозеро, а не какой-нибудь "Муромвик" или "Витзеборг"? Отчего в Ростове главной языческой святыней был идол Велеса, не финского и не норманнского Божества? И отчего к ХI-XII векам оба эти города предстают стопроцентно славянскими? Еще Иловайский ехидно замечал: "выходит, скандинавы ославянили для нас мерю". Можно задать и еще один вопрос: отчего в могильниках со "скандинавскими комплексами" после перехода в Х веке от сожжения тел к погребению, не найдено ни одного скандинавского черепа? "Комплексы" есть, а скандинавов нет.
А может, пора археологам избавляться от скандинавской закомплексованности? Перестать именовать каждый памятник балтийской культуры эпохи викингов скандинавским? Но мы не об археологах, мы о варягах.
В середине XI века основатель Киево-Печерской лавры Феодосий беседует с князем Изяславом, сыном Ярослава Мудрого, о католиках-"латинянах". Феодосий "латинян" не любит люто, и князя против них настраивает. И сообщает для этого об их, "латинян", злодействах в Варяжской земле. Они-де там разбой творят, людей убивают, в веру свою крестят насильно и "верных" - то есть православных, христиан восточного обряда - всячески злобно притесняют.
В Швеции несколькими десятилетиями после этой беседы христианские проповедники почтительно просили короля-конунга, уже крещеного, чтоб тот закрыл, наконец, огромный языческий храм у самой столицы, или хоть жертвоприношения кровавые в нем прекратил. Король священникам ответил, что если он посягнет на древнюю святыню своего народа, не быть ему королем, а им - не быть живыми. Не свирепыми крестоносцами пришли в Швецию католики, а смиренными миссионерами. Да и православных в тогдашней Швеции не водилось, во всяком случае, тех, о ком стоило бы писать.
Ученые это давно заметили и попытались доказать, что варяги здесь - не варяги, а европейцы вообще. Только других примеров, чтоб варягами всех жителей Западной Европы называли, не существует. Да и какое дело было князю Изяславу до далекой Западной Европы? Вот варяги, как таковые, его заинтересовать могли. Он ведь сам был варяжского рода и помнил об этом отлично - как в Европе испанские идальго через тысячу лет после падения Вестготского королевства готской кровью чванились.
А вот в землях прибалтийских славян, по сообщению Адама Бременского, православных - "греков", по его выражению - жило немало. О том, какими способами их, славян прибалтийских, в католичество обращали, мы расскажем подробно в других главах. Пока могу сказать одно - так обращали, что сами эти народы исчезли с лица Земли. Именно теми методами, о которых Феодосий князю толковал.
В следующем столетии в летописи мимоходом поминают некую женщину, родом "от князей сербских, с Кашуб, с поморья варяжского". Не Сконе или Рослаген - Кашубы называются варяжским поморьем! В новгородской "Кормчей книге" в конце того же столетия с варягов клятву брать рекомендуется не крестным целованием, а "оже будет варяг... крещения не имея, а будет има роте (языческая присяга - Л. П.) по своей вере". Выходит, в конце XII века большинство варягов еще некрещеные. А шведские крестоносцы в это время уже крестовыми походами на финских язычников ходят. Священники радостные над руинами столичного капища в Упсале кадилами машут. Норвежец Харальд Гиллекрист вокруг всей Европы в Палестину плывет, Гроб Господень у сарацин отвоевывать. Правда, по норманнской привычке, грабит по пути встречного и поперечного, не глядя на веру... но это так, к слову. В 1201 году в Новгородской летописи говорится, что пришло из Варяг посольство "Горой", то есть сушей.
Это чуть ли не последнее упоминание о варягах. После XII века этот народ почти исчезает из русских источников. С чего бы? Кончилась эпоха викингов? Так она сто лет, как кончилась. а говорить о том, что словене-новгородцы на четвертом веке плотных контактов начали-де наконец выделять из безликих "варягов" свеев, доней-датчан и т.д., просто неприлично. Скандинавские народы отлично различал друг от друга - и от варягов - и киевский летописец XI века. Но именно в этом столетии очередное крестоносное нашествие добило последние оплоты государственности и религии прибалтийских славян, и об этом мы тоже поговорим.
Впрочем, в летописях изредка мелькают варяги в Литве и даже "дунайские варяги". Никаких дунайских шведов, конечно, никогда не было. Зато на Дунае жил славянский народ, называвшийся точно также, как жители юго-западного "угла" Балтийского моря - ободриты. Жители же некоторых новгородских деревень называли себя варягами до времен Екатерины Великой.
Не получается скандинавского происхождения летописных варягов. Может, с верингами саг - лучше? Веринги в сагах прежде всего связываются с Византийской армией. Вот что говорит "Сага о людях из Лососьей долины" о Болле Боллесоне: "он провел там короткое время, как вступил в общество верингов. У нас нет предания, чтобы кто-нибудь из норманнов служил у Константинопольского императора прежде, чем Болле, сын Болле". Дело было в начале XI века. Сказано, согласитесь, очень ясно. Веринги уже есть, но Болле - первый норманн среди них. Тот самый Харальд Суровый, впоследствии - зять Ярослава Мудрого, которого наши щелкоперы походя записывают в "варяги", прославляется скальдом: "Ты так повернул дело, что менее стало верингов". По правилам северной поэзии это значит "истребил почти всех верингов". Видимо, после учиненной Харальдом резни, дворцовую гвардию Константинополя называли "варангами" сугубо по традиции. Что-то вроде "швейцарцев" Ватикана или британской "Шотландской гвардии". Скальд славит Харальда за истребление верингов - ясно, что сам Харальд не веринг!
Есть еще одно упоминание о верингах, правда, вне традиции саг. В титулатуре маркграфов Саксонских упоминается некая "марка Верингов", входившая в их владения в конце Х века и начале следующего. Никакими шведами они, конечно, не владели. Их удел лежал все в том же, указанном Погодиным, "углу", а в указанное время в него входили земли...
Ободритов. В ободритский союз входило, и на первых порах доминировало в нем, племя вагров ("Вагирская марка"), они же варги, они же варны, они же варины, они же...
Сколько еще нужно доказательств, чтоб признать очевидное?
Вот еще, напоследок - два свидетельства арабов, лиц, в варяжском вопросе предельно незаинтересованных. Масуди упоминает среди славянских народов Средней Европы "аль-варангабин". Димешки, говоря о "варанк" - варягах, называет их не просто славянами, а "саклаб ас-сакалиба" - наиславяннейшие славяне, самые расславянистые славяне, славяне из славян. Словно для нас писал, для слепцов, упорно не узнающих собственных предков...

Озар Ворон  2006 год


А.Глазунов

  • Гость
Re: История русских до христианства
« Ответ #2 : 03/05/09 , 17:28:11 »
ОЗАР ВОРОН (Лев Прозоров)

Святослав
http://vsenoshnik62.narod.ru/OZAR.htm

Предисловие
История этой книги недлинная, но одновременно и непростая. Все началось с небольшой лекции, которую автора попросили написать для Русской молодежи. Автор написал.  Впоследствии он стал редактором отдела критики и публицистики в "Луче", единственном журнале удмуртской республики, выходящем на русском языке (притом, что русские составляют большинство населения республики). Там он и опубликовал свою лекцию, уже в качестве статьи. Это стоило ему работы в журнале - нашлись патриоты Хазарии и Византии, которые сочли, что жизнеописание Русского князя оскорбляет их чувства. Редактора "Луча"  В. И. Емельянова, буквально затравили звонками, как анонимными, так и от местного "Общества еврейской культуры", и он, испугавшись, уволил автора. В дальнейшем один предприниматель, прочитав статью, предложил автору написать в той же манере и на ту же тему целую книгу, предлагая издать ее. Автор охотно согласился - Святослав был и остается его любимым героем Русской и мировой истории, идеалом воина и правителя. С другой стороны, автору надоело видеть, что полки книжных магазинов делят книги высокоученых русофобов вроде Петрухина, Тишкова и Скрынникова, в которых славяне превращаются в дикарей, облагодетельствованных хазарскими, скандинавскими и византийскими культуртрегерами, и книги дилетантов, в азарте "патриотического" мифотворчества превращающих историю всей земли, вплоть до Латинской Америки, в "историю древних русов" (Петухов, Асов). Эта книга является, по сути, первым жизнеописанием Великого Князя, созданным человеком, с одной стороны, профессионально изучавшим его эпоху, а с другой -  не чуждым (как автор смеет надеяться) по духу Святославу Игоревичу.

Однако на сей раз возникли сложности с научным рецензентом книги и одновременно научным руководителем автора, В. В. Пузановым, который счел "некорректным" ответ автора фальсификаторам Русской истории.  Издатель счел критику резонной и предложил "отредактировать" книгу. Что ж, его право. Возможно, через какое-то время - хотя очень нескоро - появится "отредактированная", адаптированная" для интеллигентов версия книги. Если когда-нибудь появится.

А пока автор предлагает эту книгу в ее первозданном виде вниманию Русских людей. Он также объявляет, что ищет спонсора и издателя для книги "Святослав".

Слава Роду!

12 серпня (августа) 2003 г. от н.х.л.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ.

 Убежденный христианин, мусульманин или иудей может испытать неприятные ощущения при чтении этой книги. "Кто предупредил, тот не виноват!", как говорили викинги.

Гуманистов, либералов и интеллигентов убедительно просят не читать эту книгу.   

 ЭПИГРАФЫ.

Тень Святослава скитается невоспетою...

Н. Гнедич.

Языческая держава

 Не надо обманчивых грез,

Не надо красивых утопий;

Но Рок поднимает вопрос:

Мы кто в этой старой Европе?

Случайные гости? Орда,

Пришедшая с Камы и с Оби,

 Что яростью дышит всегда,

Все губит в бессмысленной злобе?

Иль мы - тот великий народ,

Чье имя не будет забыто,

Чья речь и поныне поет

Созвучно с напевом санскрита?

В. Я. Брюсов "Старый вопрос".

 

1.        "Племена" или Держава?

Я знаю - далеко в былом

Тот мир, что я искал,

А. Аринушкин.

 

    Маленькая страна Македония подарила мировой истории Александра Великого. Весь мир знает римлянина Юлия Цезаря. Однако мало кто за пределами России знает воина, сравнимого с Александром и Цезарем, а как правителя и человека безмерно превосходящего их - великого князя Киевского Святослава Игоревича, прозванного Храбрым.

    Более того, сейчас и из русской памяти его пытаются вычеркнуть, вытеснить. Выходят книжки по Русской истории, где нашему герою уделяются две-три странички, если еще не строчки. А то нет и того, как в неведомо зачем переизданной дореволюционной детской книжке "Моя первая русская история", где за Ольгой сразу идет Владимир. Словно и не было Святослава Храброго, которого даже враги почтительно называли "царствующим на север от Дуная" и сравнивали с древним героем Ахиллом.

    Есть сочинители похитрее: "Да-де, был такой разбойник-гуляка, на соседей набеги устраивал, ничего, кроме грабежа, и знать не знал. И погиб по-глупому, в одном из своих налетов.

    Что здесь скажешь? Знать, и тысячу лет спустя кому-то страшно и ненавистно его имя. Знать, и сегодня не дает кому-то спать его слава.

    Впрочем, что один человек, даже такой, как Святослав Храбрый. В иной нынешней книге прочтешь, что и Руси-то, оказывается, в его времена не было. Не было державы. Были одни "племена", с которых брали дань чуть менее дикие норманны.

    Чем же была на деле страна, в которой родился наш герой?

    Как ни удивительно - историки не знают, была ли Русь той поры государством. Просто потому, что не знают, что же, собственно, такое - государство. Сталкивается столько определений государства, столько его трактовок и версий его появления, что перечисление их само по себе составило бы главу, а изложение - книгу. Русь называют "варварской державой", "суперсоюзом племен", "протогосударством"...

    Проще говоря, историки на наш вопрос ответа не знают. Так не проще ли, чем вникать в дебри их споров, обратиться к современникам? Как смотрели они на наших предков? Кого видели в правителях Руси - племенных вождей или правителей державы?

    Западная Европа Средневековья относилась к титулам более чем серьезно. Серьезнее она относилась только к господу богу и христианской вере. За неправильное употребление титула там вызывали на поединок, отправляли на плаху, объявляли войну. Так вот, с самого начала, с сообщения  Бертинских анналов о посольстве "народа Рос" к императору франков, Людовику Благочестивому в 839 году, правителя русов именуют "королем". Через сто с лишним лет, в "Хронике Продолжателя Регинона", княгиню Ольгу, Елену в крещении, назовут "королевой Еленой". И далее, вплоть до "короля Полоцкого" и "короля Суздальского" хроники Генриха Латвийского. Вождей племен - скажем, куршей, ливов, половцев - "королями" никто не величал (а забавно читать в хрониках про "сеньора ливов" или "половецких баронов"). Больше того, иных правителей заведомых государств, христиан-католиков из Чехии или Польши, именовали всего лишь "дюками" - князьями.

    Восточные авторы тоже называют русских князей не "раисами" - главами, старейшинами - а "царями" или даже каганами - титул императорский! И поясняют: "ар-Рус, так же, как аль-Хазар и ас-Серир - это название государства, а не людей и не города". "Ас-Серир" - это княжество в Предкавказье, а "аль-Хазар" - Хазарский каганат, уничтоженный нашим героем. То есть оценка Руси-государства относится, самое позднее, ко временам его детства. Каким государством был каганат, мы еще расскажем, а сейчас нам важней, что он, несомненно, был государством.

    Не признавала за русскими правителями достоинства государей, именуя их "архонтами" (старейшинами), лишь надменная Византия. Так она и за болгарским царем, и за эмиром Египта, и даже за кайзером Священной Римской империи германской нации отказывалась признавать царский титул. Византийцы именовали свою страну Восточным или Вторым Римом, а себя - ромеями, римлянами. Соседи называли их греками, а название Византия вошло в историческую литературу с легкой руки итальянских книжников заката Средневековья. Ромеи смотрели на вещи просто: есть их Империя. И есть варвары, среди коих с горем пополам выделяли франков, остальные же были в византийских глазах почти равны - будь то вождь племени или могучий правитель.

    Впрочем, когда припекало, византийский чиновник мог величать русского князя "царствующим". А проповедник Илларион при сыне Святослава писал о нем и его отце, Игоре: "Не в худой и не в неведомой земле владычествовали, но в Русской, что ведома и слышима всеми четырьмя концами земли". Как видно, и он считал языческую Русь не сбродом "племен", а едва ли не мировой державой.

   Итак, современники почти единодушно почитают Русь Х в. державой, сопоставимой с Хазарским каганатом и королевствами Запада.

   Могут сказать: "Мало ли что думали современники! Где единая система управления? Ведь иными землями до XII века правили не наместники киевского князя, а князьки из местных знатных родов! Где аппарат? Ведь князь вынужден был сам по полгода объезжать земли с дружиной, собирая дань! Где, наконец, внешняя по отношению к обществу власть? Вот, в договоре вашего Святослава: "а со мною бояре и русь вся". Стало быть, вместе с князем заключали договор не только бояре, но и все русы! А значит, власть не отделялась от общества. Какое же этот государство?".

   Ответим: точно то же самое было в державе франков. И не при Хлодвиге, в годы основания. И не при Карле, в годы расцвета. А при потомках Карла, при том самом Людовике Благочестивом. Так же правили в своих землях "племенные герцоги". Так же по полгода колесил по стране король или император, собирая дань и творя суд. Всей разницы, что он ездил летом, а не зимой. Так по римским дорогам удобнее ездить как раз летом, а у нас и поныне в иные края иначе, чем по речному льду, не доедешь.  И точно так же собирались на законодательные собрания "все франки". И даже саксы так же бунтовали против франков, как древляне или вятичи против русов, даже успешнее. Саксы добились-таки независимости, усадили на престол державы восточных франков свою, Саксонскую династию. Древлянам такое и не снилось!

   Но кто же усомнится, что захватившие пол-Западной Европы, отбившие натиск сарацинских орд франки - Держава? Кто махнет рукой и примется плести про "племена"?

   Кстати, а о каких "племенах" речь?

   Летопись действительно упоминает древлян, дулебов, уличей, словен, кривичей, полян, вятичей, северу, тиверцев... Только племенами их не называет. Это уже ученые XIX века приложили к летописи этнографический термин. И приложили весьма неудачно. Древляне, вятичи и прочие - не племена. Летопись их упоминает в одном ряду с западнославянскими лютичами и поморянами. И земли они занимают примерно такие же. Но лютичи - не племя. И поморяне не племя. Это, выражаясь суконным языком этнографической науки, союзы племен.  Лютичи, к примеру, это ратари, хижане, чрезпняне, доленчане и еще с полдюжины племен помельче. Не меньше, наверно, племен входило в союзы древлян или кривичей. В союз вятичей, по археологическим данным, входило шесть племен. Вот только союзы племен сложились у восточных славян так давно и прочно, что про отдельные племена памяти не осталось. Совсем. Видно, к началу летописания никто про них и не помнил.

   А союз племен - это явление принципиально новое. Не родовое, а политическое, территориальное. Отсюда уже шаг-два до государства. И действительно, в союзах, упоминаемых летописью, есть и "княжение свое", и "законы отцов своих". Не обычаи, тут же отдельно упомянутые, именно законы! И отношения между этими княжениями не сводились  к пресловутым распрям. Еще до Рюрика "жили мирно поляне, древляне, северяне, радимичи, вятичи и хорваты".

   Как назвать всех этих древлян, вятичей и тиверцев, не на ученом жаргоне, а живым русским языком? Опять обратимся к летописцу. В один ряд с ними он ставит литву, немцев, свеев-шведов...  верно, читатель. Народы! А по-древнерусски - "земли". "Послала нас к тебе Древлянская земля" - не "племя"!

   Поэтому договоримся, читатель - не будет в этой книге "восточнославянских племен". Да, привычно. Но не всякая привычка во благо. Эта - вредна вдвойне. Она искажает истину. И позволяет нам смотреть на предков свысока. "Племена" - что-то папуасско-ирокезское, шкуры и каменные топоры. Тем паче, что сейчас немало охотников поддержать этот взгляд. Вспомните фильм "Тринадцатый воин".  Славяне-"вендели" изображены размалеванными дикарями, размахивающими палицами и каменными топорами (в эпоху викингов!), обитающими в пещерах людоедами. При этом они ездят верхом в седлах со стременами (где ж они коней в пещере держат?), и растаскивают городьбу поселка викингов-колонистов железными крючьями на веревках.  В фантастическом романе "Возвышение Криспа" Гарри Тертлдава, историка, специалиста по истории Византии, изображен фантастический двойник этой державы, Видесс. К северу от его границ, за рекой Астрис (Истр-Дунай), обитает страшное племя кубратов. Эти одетые в шкуры бородачи живут в юртах, не умеют возделывать землю и угоняют видесских крестьян. Столица кубратов - город  Плискава, а правит ими каган(!) Маломир. Его послов зовут Глеб и Бешев.

   Это все фантастика. А вот что пишут в серьезной научно-популярной книге "Викинги" Ф. Уингейт и Э. Миллард: "В VII-X веках Восточная и Юго-Восточная Европа подверглась нашествию... кочевых народов, пришедших из степей. В их числе были печенеги, славяне авары, болгары и мадьяры"! Книжка эта выпущена в издательстве "Росмэн" и "может быть рекомендована школьникам в качестве учебного пособия по истории". Хорошо пособие! Начитавшись подобной литературы, один юный испанец недавно писал своим русским сверстникам: "Вы до 1700 (!) были кочевниками, а потом пришли викинги и дали вам государственность". Судя по дате, к викингам парень отнес Петра I. С этакими "пособиями" скоро и русские школьники будут смотреть на языческую Русь, как на какую-то первобытную орду диких "племен".

   Летопись никаких "племен" не знает. Были княжества-"княжения". Были "земли" и населявшие их народы, объединенные в державу русов предками нашего героя. Державу, на которую и Восток, и Запад смотрели, как на равную себе.

2.        Страна Городов.

Город над городом, ряд над рядами,

Стены в сажень - тараном тарань,

А в стенах дары завалили дарами

Киев, Суздаль, Тьмутаракань.

Вся Русь от Корчева до Онеги,

От Волги до Ильменя, от Югры до Карпат

Раскинулась в праздности, холе и неге

Среди посадничьих крепких палат.

С. Наровчатов. "Василий Буслаев".

 

Лет десять-пятнадцать назад в редкой книжке про Киевскую Русь нельзя было прочесть, что скандинавы называли Русь Гардарик - Страна Городов. Пишут об этом и нынче, но редко кто преминет заметить, что-де слово "гард" в скандинавских наречьях обозначало вовсе не город, а просто огороженное поселение, хутор.

Так что же - "Страна Хуторов"? Чем же тогда Русь отличалась в глазах скандинавов от их родины? Хуторов там было побольше, чем на Руси. И еще - Новгород по-скандинавски Хольмгард. Киев - Кенугард. Пожалуй, найдутся охотники утверждать, что  в IХ-Х вв. эти русские города были, мол, не более чем "огороженными местами". И мнение Титмара Мезербургского, называвшего Киев "соперником Константинополя", "знатокам" не указ. Что им какие-то современники и очевидцы! Они, спустя тысячу лет, лучше знают, - не мог быть Киев соперником столице Византии, и точка! Вот только сама эта столица в сагах называется...  Микльгард.

Константинополь, мегаполис раннего Средневековья, Восточный Рим, который его жители называли попросту Городом, не признавая других во вселенной - хутор?!

Загадку слова "гард" мы разрешим позже. Пока же "на предстоящее обратимся", как писали летописцы, когда им случалось, закончив отступление, возвращаться к основной теме.

Могут сказать что, мол, скандинавы могли понимать в городах?! В Скандинавии их было - буквально по пальцам перечесть. Это так. Но ведь саги складывали в годы походов викингов, когда скандинавы осаждали Париж и Лондон, а Страной Городов отчего-то назвали не Францию и не Англию. Даже не Италию, до которой реже, но тоже доплывали.

Баварский Географ родился, как очевидно из прозвища, в цивилизованном по тем временам краю, не то на границе бывшей Римской империи, не то в пределах ее провинции. Он перечисляет города восточноевропейских славян. Для каждой земли Географ называет двух-, а то и трехзначное число. Он тоже не знает, что такое город?

Араб Ибн Русте пишет, что у русов "много городов". Неужели представитель цивилизации, породившей Багдад и Каир, не мог отличить города от "огороженной деревни"?

Вывод, кажется, ясен. Опять свидетельство современников-иноземцев вносит ясность в путаницу историков. Люди разных народов, стран и вер, люди, безусловно, знакомые с городами, единодушно утверждают, что у русов во времена Святослава были города. Притом в количестве, производившем впечатление не только на полудиких скандинавов, но и на более чем цивилизованных арабов.

Несколько слов о двух важнейших городах той эпохи, двух столицах Руси - Новгороде, с которого началась династия Рюриковичей, династия, к которой принадлежал наш герой, и стольном Киеве.

В книгах часто можно прочесть, что в Новгороде не открыто следов поселения до середины Х века. Делается вывод, что и сам город возник не раньше, а значит, все сообщения летописей о событиях в северной столице Рюриковичей в IX - начале Х веков недостоверны. Тут сразу возникают два встречных вопроса. Во-первых, какой процент густо застроенной территории исторического центра Новгорода изучен археологами? Во вторых, в северной Руси города часто перемещали с места на место. Мы можем это уверенно сказать о Смоленске и Полоцке. Белоозеро за свою историю вообще побывал едва ли не на всех четырех берегах давшего ему имя водоема. Не всякий решался строиться на месте города, уничтоженного пожаром, войной или моровым поветрием.  Некоторые ученые считают, что первоначальным Новгородом было Рюриково Городище чуть выше по течению Волхова. Другие выдвигают любопытное предположение - будто бы речь в древнейших статьях летописи шла не о Новгороде, а о Невгороде - том, что мы сейчас зовем  Ладогой. Ладожское озеро называлось  в Средневековье Нево-морем. Тем более, что Константин Багрянородный называет в Х веке на севере Руси некий город Немогард, обычно в нем и видят Новгород. Другое дело, что Ладога под этим самым именем известна русским летописям с самого начала, и в сагах скандинавов она зовется Альдегой - явная переделка славянского названия.

Что до самого Новгорода, то он, как считают ученые, сложился из трех поселков разных народов, превратившихся в городские районы - по-древнерусски "концы". Поселок кривичей стал Людиным концом, поселок словен ильменских - Словенским, а поселок балтского племени нерева - Неревским. У каждого "конца" был свой символ. Воин в доспехе, шлеме, с копьем и четырехугольным щитом символизировал Людин конец, хищная птица клевала рыбу на эмблеме Неревского, на гербе же Словенского красовался неведомый "лютый зверь" в пятнах и с длинным хвостом, с приподнятой передней лапой, очень похожий на "барсов", что и тысячу лет спустя украшали вышивки русского Севера. Остальные два "конца" - Загородный и Плотницкий - появились много позже.

Киев тоже вызывает немало споров. Недавно отмечали его 1500-летие, сейчас же говорят, что и он возник чуть ли не в Х веке, и происходит его название не от имени князя Кия. Легенду о Кие и его двух братьях считают какой-то книжной выдумкой, а их имена - производными от названия города и его частей. Вместо этого нашли в каком-то документе имя хазарского полководца Ахмада бен Куйя, то есть Ахмада сына Куйи. Вот папа-то этого хазарина, этот, извините, Куйя, и основал-де Киев. Я отнюдь не шучу, читатель - это можно прочесть в серьезных научных трудах. Чем это лучше "воплей, будто русские - этруски", я, признаться, не очень понимаю. Разве что унижение славян и приписывание всех их деяний иноземцам считается в наше время признаком научности. Естественно, ни в каких источниках нет и намека на то, что Киев основали хазары, что сам Ахмад или его отец когда-либо приближались к днепровским берегам. Более того, мусульманская армия Хазарии,  - а Ахмад, судя по имени, мусульманин -  состояла из наемников, так что отец полководца мог быть мирным персидским или хорезмийским подданным, возможно, гончаром, башмачником или земледельцем.

Легенду же о Кие, Щеке и Хориве записал армянин Зенобий Глак. И записал он ее в VII  веке! То есть еще до возникновения Хазарского каганата даже в далекой Армении слышали про Киев и его основателя. Впрочем, недавно мне довелось прочесть, что летописец, монах Киево-Печерского монастыря, просто-де переписал эту легенду у Глака и приспособил ее к Киеву. В ответ попросту расскажу одну историю. Дело было в той же Печерской обители, во времена, когда там записывали "Повесть временных лет". Известный праведной жизнью монах Агапит захворал. Князь Владимир Мономах прислал к нему лекаря. Армянина. Больной долго вглядывался в лекаря, наконец, спросил, кто он, и, получив ответ, гневно закричал: "Да как ты смел келью мою осквернить и меня за мою грешную руку брать? Изыди, иноверец и нечестивец!". Другой печерский монах, записавший эту историю, удовлетворенно завершает: "И армянин, посрамленный, ушел". И специалист по истории Руси пытается убедить нас, что в этом монастыре могли читать книги тех, чье присутствие оскверняло? Использовать предания "иноверцев и нечестивцев" для рассказа о прошлом родного города?! Пусть Кий с братьями - сказка. Но почему нельзя признать за предками способность хотя бы сказки сочинять самостоятельно? Поистине, удивительные люди - историки.

Однако города - это не просто укрепленные поселки. Города - это прежде всего ремесло. В последнее время из книжки в книжку кочует рисунок рукоятей мечей так называемого каролингского типа. И подпись -  мол, "мечи были предметом массового ввоза на Русь". Это правда, но лишь отчасти; точнее, это полуправда, та самая полуправда, что подчас хуже лжи.

Да, мечи этого типа начали изготовлять в империи франков, при династии Каролингов, откуда и название - "каролингский тип", или короче - каролинги. На Руси их называли Каралужными или Харалужными. На плоскостях - по древнерусски "голоменях" - клинков стоят имена оружейников, хозяев мастерских - "Ульфберт" и "Ингельред". Основатель династии, император Карл, особым указом  в 805 г. запретил продавать мечи славянам. Продавали! Араб Ибн Фадлан пишет про русов: "Мечи у них франкские". Да, все правда... но не вся правда.

Как не одна Русь покупала такие мечи - их покупали и немцы, и скандинавы, и итальянцы - так и на Руси их не только покупали. Ковали и сами, причем русские мастера создали свой, легко узнаваемый тип каролинга.  Клинок и рукоять ("черен") были длиннее. Перекрестье ("крыж") было не прямым, как на каролингах франкской работы, а дугой, с выгнутыми к клинку концами. Так же, дугой, обращенной к рукояти, был изогнут внутренний край набалдашника-противовеса, венчавшего рукоять ("яблока"). Все отличия сводились к одному - из изначально пехотного меча сделать оружие всадника! Таким мечом можно было не только рубить или резать, но и сечь с седла. Не зря после боев с войском нашего героя в Болгарии византийские мародеры собирали мечи "россов", а за четверть века до того в Закавказье местные мусульмане в поисках мечей разрывали могилы русов, умерших от заразы. Нужно помнить, какой оправданный ужас внушали тогда людям  моровые поветрия, чтоб оценить этот факт! И византийцы, и мусульмане были преимущественно всадниками, и их не заинтересовали бы так настоящие франкские клинки, плохо приспособленные для верхового боя.

О производстве русами "отличных мечей" пишет Персидский Аноним в IX веке. Арабский таможенник Ибн Хордадбег сам говорил через переводчиков-славян с русскими купцами, и осматривал привезенный ими товар "из отдаленнейших славянских земель": "заячьи шкурки, шкурки черных лисиц и мечи". Не только "предметом ввоза" были мечи на Руси - русы сами ковали их и продавали, продавали в страну дамасских клинков! И там находили их "отличными". Это не могла быть транзитная торговля. Помимо всего, что уже сказано, представьте только, как вздорожал бы меч, вывезенный из державы франков контрабандой (вспомните приказ императора Карла!), и провезенный через всю Восточную Европу. Меч трудно назвать удобным в транспортировке, легким товаром. Он тяжел, он остр и боится ржавчины. Да и исходная цена была не мала - до 4 кг. золота, по подсчетам итальянского исследователя Ф. Кардини.

Если всех приведенных доказательств покажется кому-то мало, приведу еще одно. На двух мечах стоят славянские имена мастеров. Это знаменитый "Людота коваль" времен моего героя. И второй - сороковые годы Х столетия, времена его отца, Игоря Рюриковича. На клинке имя  - "Славимир".

Вот они, кузнецы-русы Х века. Их имена будут более чем уместны в этой книге. Ведь победы моего героя, победы его воинов - это и их победы. Это Славимир с Людотой и иными, ныне безымянными, отковали мечи, что прикончили чудовище нашей истории, Хазарский каганат; раздвинули к Волге и Крыму русские пределы; одним блеском гнали по Болгарии византийских прихвостней; рубили дорогу на Царьград... жаль, не дорубили.

Итак, в русских городах Х века ремесленники ковали мечи, не уступавшие, по мнению современников, ни франкским, ни арабским. Да и не только мечи - Ибн Русте называет прекрасными кольчуги славян, а французская поэма "Рено де Монтабан" рассказывает, как заглавный герой приобретает "великолепную кольчугу из Руси", вследствие чего приобретает среди воинов императора Карла  славу непобедимого. И мечи, и, тем более, кольчуги, подразумевают очень высокий уровень ремесла. Как мы видим, высоко ценили ремесло русов и чужеземцы.

3.        "Русьские письмены" и иные диковины.

Молчат гробницы, мумии и кости.

Лишь слову жизнь дана.

Из тьмы веков на мировом погосте

Звучат лишь письмена.

И. Бунин.

Мы невзначай коснулись еще одной темы. Заметили? На клинках - надписи. По-славянски. До крещения Руси. Значит, уже тогда и те, кто ковал мечи - ремесленники! - и, тем паче, те, кто эти мечи покупал, были грамотны. На самом деле, о грамотности русов сохранилось немало свидетельств. Ибн Фадлан пишет, что на могиле сородича русы установили столб с его именем и именем "царя русов". Другой араб, Аль Недим, видел некий "пропуск", начертанный русским воеводой для посла иноземцев "на куске белого дерева".   

Однако я сейчас вовсе не хочу вдаваться в долгий спор о древнеславянской письменности; о том, какими это "чертами и резами" писали и гадали славяне, по сообщению черноризца Храбра, в те поры, когда "книг не имели". Обратимся к простым и ясным свидетельствам грамотности на Руси времен нашего героя. Славимир и Людота не были исключением. На знаменитой "гнездовской корчаге" середины Х столетия тоже найдена славянская надпись. Одни ученые считают, что на корчаге написано "гороухща" - горчица, другие - что безвестный рус, скорее всего, купец или приказчик,  оставил потомкам свое  имя и надпись следует читать "Гороух пса", то есть "Горух писал". Так или иначе, перед нами еще одно свидетельство грамотности простого, не знатного человека языческой Руси. Наконец, в Новгороде найдена, в слоях Х века очень любопытная вещь. Это деревянная бирка - своеобразная пломба для мешка с княжьей данью. Можно сказать, юридический документ! Бирка-пломба помечена личным знаком старшего сына и наследника нашего героя, Ярополка. Сборщик дани, как все люди языческого Севера, был не чужд поэзии, и внес ее даже в столь прозаичный предмет. Надпись гласит: "Мечничь мех в тех метах", то есть "этим помечены мешки мечника (княжеский сборщик  податей)". Какая, однако, игра звука в оригинальной надписи! Она напоминает короткие стихи - висы скандинавских скальдов. Это еще одно доказательство того, что и скандинавы, и балтийские славяне, предки новгородцев, принадлежали к единой балтийской культуре. Имя этого поэта на государевой службе стоит на той же бирке - Полтвец.  Для неграмотных он, рядом со своим званием, вырезал на бирке-пломбе изображение меча. Итак, мы встречаем четыре славянских кириллических надписи еще до крещения Руси.

Да и следует ли называть эти надписи кириллическими? Не будем придираться к мелочам - вроде того, что имя Кирилл "просветитель славянства" получил на смертном одре, всю же жизнь прожил, как Константин. Интереснее иное - в житии Кирилла-Константина говорится, что проезжая через Херсонес-Корсунь - древний город близ теперешнего Севастополя - в составе посольства к хазарам, Константин видел там Евангелие и Псалтырь, написанные "русьскими письмены". Молодой Константин сличил письмо с привычным ему, различил гласные и согласные буквы, и вскоре бегло читал на новом для него языке, чему удивлялись, как божьему чуду. Почему-то на иных исследователей мысль о грамотности далеких предков наводит что-то вроде суеверного ужаса, и оттого уже не первый век длятся попытки увидеть в "русьских" письменах жития то "сурьские" - сирийские, то готские, то еще бог весть какие. Оснований в источниках для этого пересмотра - никаких. И готы, и сирийцы названы в житии своими именами, да и мало кто в Восточном Риме не знал сирийского языка, уж во всяком случае его знал Константин, уже побывавший послом в арабском халифате. Вот славянские языки он знал плохо, тут ему помогал лучше знавший их брат, Мефодий. Более того, нам известно ни много, ни мало - 26 списков жития. И во всех их черным по белому написано именно "русьскими". Только крайней, мягко говоря, предвзятостью исследователей я могу объяснить такое нежелание видеть не просто лежащее перед глазами, но и многократно повторенное!

С. Высоцкий указывает, что "русским письмом" в Средневековье звали именно то письмо, которое мы зовем "кириллицей", славянским же - глаголицу. Кирилл и Мефодий, как известно, создали  славянскую письменность, то есть... то есть глаголицу! И действительно, созданное проповедниками христианства письмо мы ожидали бы увидеть сначала в богослужебных книгах, в церковных надписях, а не на пломбе, глиняной корчаге или голомени меча (кстати, кузнецы очень неохотно принимали христианство. Не зря молитва св. Патрика призвана защитить христианина "от чар друидов и кузнецов"). И именно там мы встречаем глаголицу! Тот самый "черноризец Храбр" в своем труде "О письменах" как раз и сообщает, что после "черт и рез" славяне стали пользоваться греческим письмом "без устроения", приспосабливая его к нуждам своего языка. От такого письма, очевидно, и произошло то, что мы называем "кириллицей", а люди Средневековья, гораздо более разумно, русским письмом. Вряд ли русы- язычники, оставившие свои имена на дереве, железе и глине, хотя бы слышали о Кирилле. Так что охотники рассуждать, скольким-де мы обязаны "солунским братьям", не иначе, пишут глаголицей. Именно она пошла от "славянской письменности", созданной Мефодием и Кириллом. Я же пишу эту книгу, читатель, буквами, восходящими к "русьским письменам" язычников Горуха, Славимира, Полтвеца и Людоты.

Нам в этой книге не раз придется столкнуться с одним малопочтенным пристрастием христианствующей нашей интеллигенции. Они постоянно стараются сделать из святых деятелей то государственных, то культурных. Заслуг перед Христом им, видимо, маловато. Отчего страдает память предков, которых изображают бескультурными дикарями, и, что не менее важно, страдает истина. Еще раз замечу - христианство и церковь в данном случае не при чем. Это именно христианствующая интеллигенция носится с "государственным гением" Ольги и Владимира, и с изобретенной-де Мефодием и Кириллом письменностью. Церковное житие, как мы помним, честно указывает, что не просто письмо, но даже книги, более того, богослужебные христианские книги "русским письмом" существовали уже во времена "солунских братьев". Титул "просветителей славянства" в традиции церкви всегда носил сугубо религиозный смысл. И сами братья видели свою миссию именно в этом - в несении славянам "света евангельской истины" любыми способами. Мало кто знает, что святой Мефодий принимал деятельное участие в составлении так называемого "Закона судного людям". В этом документе, помимо прочего, говорится, что село, в котором произошло языческое жертвоприношение, или хотя бы была принесена присяга языческими Богами, должно быть целиком продано в рабство. Сохранились гневные проповеди святого к властям только что крещеной им Великой Моравии требованием неукоснительно соблюдать именно эту статью "Закона...". К чести новокрещенных моравских князей и витязей, к проповедям этим они отнеслись так, как от веку кадровый  офицер-фронтовик встречает истерично-кровожадные распоряжения комиссара (политрука, шарфюрера и т.п.) из интеллигентов. То есть, оправившись от легкой брезгливой оторопи, козырнули и... не выполнили. Иначе с Моравией произошло бы то же самое, что и с родиной "солунских братьев". Мало кто знает, что в VI-IX веках славяне заселяли Балканы почти целиком. Не только на землях теперешних Болгарии и Югославии, но даже на  Пелопоннесе обитали славянские народцы милингов и езеричей, называвшие родной полуостров Мореей. Вспоминая о тех временах, Константин Багрянородный напишет в Х столетии: "Ославянилась, оварварилась целая страна". Не сохранилось, однако, ни малейшего упоминания, что славяне-язычники творили грекам-христианам хоть какие-то утеснения по религиозному или национальному признаку. Ну разве что мешали истреблять соплеменников, оставшихся верными религии предков. На том же Пелопоннесе Константин упоминает город Майну с округой, где до конца IX века - до времен нашего вещего Олега! - эллины чтили Олимпийцев. В конце этого столетия Балканы и Пелопоннес вернулись под власть Второго Рима. И уже сто лет спустя о славянах Мореи  вспоминают в прошедшем времени. Что с ними стряслось? "Закон судный людям". И святой Мефодий.

Кажется, геноцид относится к разряду преступлений против человечества. Кажется, подобные преступления не имеют срока давности. Кажется, идеология, вдохновляющая геноцид, должна отвергаться людьми, ну хотя бы сородичами истребленных...

Впрочем, все это, видимо, действительно только кажется; и славянофилы, так любившие поминать "злым католикам" бодричей, лютичей и пруссов, ни словом не помянули тех, что с благословения православного святого, равноапостольного Мефодия, деревнями продавали арабам и персам. Что ж, помянем их хоть здесь, читатель.

Сагудаты. Рунхины. Драговиты. Струменцы. Смоляне. Верзичи. Баюничи. Велегестичи. И, наконец, милинги с езеричами.  Десять сгинувших славянских народов. Помни, читатель - не "Mein Kampf" - "Закон судный людям". Не Гитлер и Розенберг - Кирилл и Мефодий.

Помни. Есть вещи, которые нельзя забыть - и остаться людьми.

Впрочем, мы отвлеклись. Итак, на Руси времен нашего героя была письменность, были грамотные люди. Не среди князей даже или жрецов - ремесленники, купцы, служилый княжий люд. Вовсе не обязательно христиане - все имена языческие, да и двое - кузнецы, люди, как уже говорилось, неохотно оставлявшие древних Богов Огня и Железа. В слоях IX-X веков русских городов найдены роговые и костяные "писала" - стержни для письма. Они украшены изображениями медвежьих голов и многоликих славянских Божеств. И писали ими явно не христиане. Если мечи и кольчуги - это уровень ремесла, уровень цивилизации, то грамотность, грамотность простых людей - это уровень культуры.

Я писал эту главу не за тем, чтобы рассказать, пусть вкратце, о жизни, быте и культуре наших предков. Ради этого стоит написать книгу, и не одну. Некоторые уже написаны, одна из лучших - "Мы - славяне" Марии Семеновой.

А.Глазунов

  • Гость
Re: История русских до христианства
« Ответ #3 : 03/05/09 , 17:39:31 »
Продолжение из книги  Озара Ворона  (Льва Прохорова)
"Сятослав".

Серьезных ошибок там немного, собственно, три - главы про Велеса и Темных Богов; рассуждения о бороде и волосах - мы коснемся этой темы; и кое-что в главе, посвященной мечу. Как не жаль огорчать поклонников русского фэнтези, не сохранилось сведений, чтобы славяне называли свои мечи особыми, "личными" именами, чтобы вообще одушевляли их так, как норманны и западные рыцари. Не было русских Эскалибуров и Дюрендалей. Меч чтили, им дорожили, как символом свободы, как священной, ценной, дорогой, воплощающей чуть ли не душу владельца-воина, но все-таки - просто вещью. Своей души, своей личности в глазах русов и славян меч не имел. В остальном же замечательная книга Семеновой безукоризненна, и я охотно рекомендую ее читателю.

Также не для того писалась эта глава, чтобы в очередной раз напомнить, что и три века спустя в ином западном романе можно было прочесть: "Жил благородный рыцарь, и был он так образован, что даже умел читать". Чваниться перед другими народами - занятие, конечно, недостойное. Есть только одно занятие гнуснее - чваниться перед собственными предками. К сожалению, об опасности этого, худшего чванства у нас вспоминать не принято. А ведь оно не только хуже - оно распространеннее. Человек, доказывающий, что русские основали Трою и открыли Америку - безобидный смешной чудак. Ему не доверят писать учебники. Их доверяют тем, кто упорно втаптывает в грязь свой народ, своих предков, чтобы хоть на таком фоне себя, убогих, почувствовать кем-то!

Если читатель сумеет освободиться от этого чванства, от навязываемой всей нашей жизнью привычки смотреть на людей далекого прошлого, как на слабоумных дикарей - эта глава написана не зря. Отличия Руси от других стран были не признаками какой-то "отсталости", они были именно отличиями. Впрочем, и отличий этих много меньше, чем порой кажется отягощенным дипломами невеждам. Конечно, очень легко посмеяться дикости предков, читая в летописи, как в XIII веке князь Владимир Василькович "взем соломы в руку от постели своея". Вот, мол - даже князья спали на соломе! Легко, особенно, если не знать, что в том же веке в Британии лорд Отерарсее получил поместье "за службу по изысканию подстилки для королевского ложа: летом - сена и травы, зимой - соломы".

Что до другого - ну да, держали говорящих сорок для потехи вместо попугаев - в небедных домах. Вместо кошек - зверьков тогда редких и стоивших дороже лошади -  часто держали домашних ласок или ужей. Простонародье в натопленных избах ходило нагишом - вы не пробовали отстирать сажу с льняной белой ткани без мыла и порошка в холодной воде?  А обереги, которыми были расшиты славянские одежки, в доме, у печки, под защитой предков и домашних божков, были уже не нужны. Не от дедушки же домового защищаться!

Ну и что? А в Англии иные бойцы до XI века выходили на бой с каменными топорами. А в Германии XIII века могли снять с человека скальп. Не бандиты, и не сатанисты, а судебные исполнители. Средь бела дня, при всем честном народе, на площади торгового города, перед ратушей и христианским собором. В полном соответствии с буквой закона - такая казнь там полагалась вторично попавшемуся на воровстве.

Не могу сказать, что осуждаю немцев - сам, будучи обворован, испытывал схожие чувства и желания. Но, положа руку на сердце, мне как-то симпатичнее наши, родные особенности, как-то ближе не стыдящиеся своих тел перед родичами славяне, чем законное скальпирование солидными бюргерами какого-нибудь бродяжки.

В основном же глава эта писалась, чтоб дать - очерки, очертания  русской державности, цивилизации и культуры времен моего героя. Надеюсь, мне это удалось. Итак не "племена", а Держава. Не хутора и огороженные тыном деревни - Страна Городов, с искусными ремесленниками. Восток и Запад признавали ее равными себе во всем - от державного устройства до ремесла, исключая разве только веру. Среди ее жителей, даже не самых знатных, богатых и образованных, было немало грамотных.

Впрочем, надо думать, глава эта породила у читателей немало вопросов. Почему разделяли "русскую" и "славянскую" письменность? Откуда за сто с лишним лет до пресловутого "крещения Руси" взялись Евангелие и Псалтырь "русьскими письмены"? В двух словах на эти вопросы не ответишь. Что ж, постараюсь ответить в двух главах. Тем паче, что это будет еще и рассказ о предках нашего героя, о рождении Державы. Рассказ о том, откуда пошла есть Русская земля...

На море-океане, на острове руяне...

Будем думу думать вместе с облаками,

Доверяясь чутко четырем ветрам.

Расплескалось небо зыбкими волнами,

Просквозило Солнце Святовитов храм.

То встает из пепла властная Аркона,

Чтоб напомнить миру об иных летах,

 Где превыше Правды не было закона,

Где сердцам славянским был неведом страх.

Развернись, виденье, лейся, жар небесный

Не смолкайте, ветры, чтобы сердце вдруг

Осветилось чистой и высокой песней,

Чтобы каждый русич вспомнил, чей он внук.

Светобор.

1.       В тени Магометова гроба.

И встали все под стягом,

И мыслят: "Как нам быть?

Давай пошлем к варягам,

Пускай придут княжить.

Ведь немцы тороваты,

Им ведом мрак и свет,

Земля ж у нас богата,

Порядка только нет"

А. К. Толстой "История государства

Российского от Гостомысла до Тимашева".

   Откуда есть пошла Русская земля... этот вопрос еще печерский монах-летописец поставил в подзаголовок своему великому труду - "Повести временных лет". Так откуда же, кто создал эту Державу "от  финских хладных скал до пламенной Тавриды"? Летопись говорит так: три северных народа - словене ильменские, кривичи и меря - прогнали собиравших с них дань варягов, но захлебнулись в усобицах. "Восста род на род, и не бысть в них правды".  Устав от резни, три народа послали за море, к варягам-руси, со словами: "Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет. Придите княжить и володеть нами по праву". И откликнулись три брата - Рюрик, Синеус, Трувор. "И от тех варягов прозвалась Русская земля".

    А кто такие эти варяги-русь? На вопрос этот сейчас во многих книжках, и популярных, и сугубо научных, отвечают с "легкостью необыкновенной". Имя "русь", оказывается, "не было племенным. Оно обозначало "гребцов" - дружину, участвующую в походе на гребных, весельных судах. Это слово звучало по-шведски как "ротс", а эстонцы - потомки летописной чуди - до сих пор называют Швецию Роотси. Чудь первая встретилась с этими "гребцами" на Варяжском море и передала их имя славянам. Те и назвали варягов, приходящих в Восточную Европу на гребных судах,  русью". Это пишет В. Петрухин в книжке "Славяне", выпущенной знакомым нам издательством "Росмэн", в одной серии с "Викингами". Помните - там еще славяне оказались "кочевым племенем", заодно с аварами и печенегами "пришедшим из степей". Знаменательное соседство...

    И все вроде бы складно... да только вот незадача - сами-то "гребцы" себя как называли? Эстонским прозвищем? А ведь напрямую из "ротс" слово "русь" не выведешь. Все завоеватели давали завоеванным землям именно свое имя. Скажем, шотландцы англов сассенахами зовут. Но англы, завоевав Британию, назвали ее не Сассенахией, а именно Англией. То же с Францией, Нормандией, Данло... вот других примеров - не единого. И еще - они, "гребцы" эти самые, Петрухина, видать, не читывали. Свое имя именно за племенное считали, а не за род войск или профессию. В договорах с Византией Х века: "Мы от рода русского". Послы, что к Людовику Благочестивому за сто лет до того ездили, говорили, что "они, то есть их народ, зовутся Рос". С Роотси этим эстонским тоже не все ясно. Эстонцы этим словом то шведов, то ливов зовут, карелы - финнов. И притом - мало ли как за тысячу с лишним лет значения слов меняются?  В XVIII веке, скажем, пруссаки - немцы. А за каких-то полтыщи лет до того пруссами звали племя в Прибалтике, которое не то что немцами не было - ненавидело немцев лютой ненавистью, воевало с ними насмерть. За такой срок - и как смысл слова изменился, а тут вдвое больше прошло. Не убеждает.

    Тем более, что и само-то словечко, "ротс" это самое... я про это нарочно напоследок припас. Неудобно. Стыдно просто. Историк все-таки. Коллега. В общем, не звучало оно по-шведски. Вообще никак не звучало. Не было такого слова. Ни в каких источниках оно не отразилось. Об этом еще Генрик Ловьмяньский в книге "Норманны и Русь" писал. А русский перевод той книги как раз Петрухин комментировал. Хотелось бы верить, что не знал, но...

    Неудобно-то как...

    Пуще того. Другой историк, А. Назаренко, недавно в актах немецких IX века слово Ruzzi нашел, в смысле русские. Про купцов. А слово это, по точной науке лингвистике, из "ротс" образоваться не могло. Только из "русь". То есть уже тогда купцы-гребцы эти себя не шведским, а славянским словом называли, в полном соответствии с таможенником арабским, Ибн Хордадбегом. Помните, тот, что меха да мечи русские в 40-е годы того столетия досматривал? Так он русских купцов прямо "одним из племен славян" именует. И Петрухин об этом тоже знает. Цитирует в другой книжке даже. Ох... вы простите, уважаемый читатель, что я сейчас так путано... простите, вам не доводилось у коллеги, знакомого за карточным столом прилюдно из рукава пачку козырных тузов вытянуть? И как ощущения? Кто бы в такой ситуации остался спокоен, пусть первый кинет в меня камень.

     Можно, конечно, сказать, что он не один такой. Целая школа, неонорманнистами себя называют. Так ведь это не легче, это хуже, когда компанией - и с тузами. Это даже статья другая!

    И название  ша... то есть школы не очень понятное. "Нео", как известно, означает "новый". Так вот все, что мы у Петрухина и многих других прочли, слово в слово можно было прочесть не у "новых", а у самых что ни на есть старых норманистов - Миллера, Шлецера, Тунманна - в XVIII еще веке. И прочие доводы те же, один к одному. Варяги - это-де общее название скандинавов, значит, и русь - норманны. Имена русов - скандинавские, "русские" названия порогов у Константина Багрянородного - тоже. Да и послов русских Людовик Благочестивый принял за "свеонов" (eos gentis egge Sveonorum).

    Не будем говорить про клинические случаи, когда из этой теории пытались вывести неполноценность славян перед норманно-тевтонскими "сверхчеловеками" (помните юного испанца из первой главы?). По-моему, теория эта обидна как раз для скандинавов. Воля ваша, но нет ничего "сверхчеловеческого" в том, чтобы за два века от призвания варягов до крещения напрочь раствориться в этих самых "неполноценных" холопах и данниках, позабыв буквально все, вплоть до родной речи и Богов. Между прочим, члены королевской семьи франков, на которых любят кивать неонорманнисты, до Х века говорили между собой и заключали дипломатические соглашения на германском языке, а романским наречием подданных почти не владели. Это через полтысячи лет после завоевания франками Римской Галлии! Для сравнения представьте Дмитрия Донского, пишущего к Михаилу Тверскому или Олегу Рязанскому письмо на шведском языке, норманнскими рунами. А ведь франки по сравнению с завоеванными были сущими дикарями, уж, казалось бы, кому, как не им, у римлян учиться... да, первое негерманское имя появилось у франкских государей еще век спустя, в третьей династии, и не было оно ни римским, ни галльским. А у нас первое бесспорно славянское имя возникает в третьем поколении первой династии. Это имя -  имя нашего героя. Святослав. Да неужто норманны были беспамятней франков? Великолепная самобытная культура, прекрасный эпос, религия с развитым культом, пантеоном и мифологией - и от всего этого, за каких-то неполных два века - ни следа?! Нет, эта теория - сплошной поклеп на скандинавскую гордость. Это их, а не славян, она изображает неполноценными.

    Но, еще раз - оставим в покое клинику. Почтенные немцы, создавшие в заснеженном Санкт Питербурге теорию, как просвещенные норманны цивилизовали диких славянских мужиков, были истинными учеными. Для своего, XVIII, века.

     А теперь представьте: вы берете с полки книгу по географии и читаете там, скажем, что южнее Австралии суши нет, а Амударья впадает в Каспийское море. Или книжку по химии, где современный автор повествует про флогистон Шталя. Или геолог рассуждает о полой Земле по Цеприцу. Или астроном пишет, что метеоритов не может быть, "оттого, что на небе нет камней". Правда, странно? Поневоле заглянешь в выходные данные - уж не первого ли апреля выпущен том? Научные теории имеют свойство меняться. И в этом нет ничего странного. Со временем появляются новые данные, новые факты, и теория, основанная на устаревшей информации, вынуждена уйти. Это жизнь науки. Порой, при сохранении данных, приходится пересматривать выводы. На небе действительно нет камней, но метеориты все-таки падают. Это факт, наука не может не признавать факта и оставаться наукой.

     А норманнская теория неизменна. В книгах Петрухина и его поде... э-э-э, единомышленников мы, слово в слово, встречаем те же доводы и доказательства, той же почти трехсотлетней теории. Некоторые подновления погоды не делают. Так, Тунманн выводил эстонское "роотси" от Рослагена (побережье шведского Упланда), но выяснилось, что название это возникло в XIV веке. Тогда и произошла некрасивая история со словечком "ротс". Его попросту выдумали, чтоб спасти теорию, как спасают проигрышную партию пятым тузом из рукава. В остальном же - неподвижность. Так что же - неужели норманнская теория - не наука?

     Но, быть может ученые немцы из Петербурга - гении? Может, они прозрели почти на три века вперед все открытия, находки, источники и создали сверхустойчивую теорию? Может, они уже тогда знали все, что нам известно о той эпохе, и делали выводы на основе этого мистического знания?

     Отчего бы и нет... я тоже человек, читатель, мне тоже хочется верить в сказку, в чудо. Мне приятно было бы думать, что в столице моей страны два с лишним столетия назад жили три величайших гения моей, исторической науки, совершивших неповторимое. И пусть они немцы, что ж с того? Разве мы меньше ценим Беллинсгаузена или Даля из-за их немецких корней?

     Было бы...

     Увы, читатель, чуда не произошло. Полнейшая незыблемость доводов и выводов норманнизма еще заметнее на фоне полнейшей же перемены наших знаний о том периоде. Шлецер считал славян совершеннейшими дикарями, живущими в лесах "жизнью зверей и птиц". К смущению своего почитателя Карамзина, почтенный немец даже утверждал, что славяне платили варягам дань белками оттого, что "не имели орудий" для охоты на медведей.

     Сейчас мы можем уверенно говорить, что славяне находились на том же уровне материальной культуры, что и скандинавы. Кое в чем незначительно опережали, кое в чем незначительно уступали. Но воинов в "железных нагрудниках" и шлемах с забралами, сходящих с многомачтовых кораблей к испуганным лесовикам в звериных шкурах, что мерещилось современникам Шлецера, конечно, не было.

      Тунманн полагал, что славяне пришли к Ильменю с юга, от Дуная, через заселенные финской "чудью" земли. Логично было предположить, что и название для приходящих-де с севера скандинавских "находников" они позаимствуют у туземцев.

     Сейчас выяснено, что Приильменье заселили (притом - примерно одновременно с финскими племенами) выходцы из вендского Поморья. Там их предки встречались с датскими и шведскими соседями за тысячи верст от ближайшего финна. Естественно, им не было никакого смысла называть их финским или эстонским словом, как украинский крестьянин не стал бы называть татарина-крымчака удмуртским "бигер" или марийским "суас".

    Считалось, что в древнерусском языке очень много норманнских заимствований.  Князь, смерд, гридень, вира, вервь - все эти слова считали норманнскими. Понятное дело, не могло же двухвековое господство иноязычного племени не оставить следов в языке. Датчане, лет пятьдесят хозяйничавшие на части английской земли, и то обогатили английский язык 10% корней. Один такой корень мы сами нынче нередко употребляем, называя благополучный исход "хэппи-эндом", или распевая на именинах приятеля "Хэппи бесдэй ту ю!", или подбирая на Новый Год открытку с надписью "Happy New Year!". Шутка Судьбы - слово для счастья принесли в английский язык кровожадные завоеватели, датские викинги.

     В XIX веке И. И. Срезневский произвел ревизию "заимствований". Выяснилось, что часть из них встречается в языках иных славянских народов, причем в краях, куда живой скандинав отроду не забредал, другие - превосходно объясняются из славянских корней. Например, русское "гридь" - дружина - нашло подобие в хорутанском "грида" - ватага, гурьба. Производное от него "гридень, гридин" - дружинник, воин - в чешском "грдина" - герой, богатырь. Достоверных заимствований Срезневский насчитал... 10 слов. Не 10 % корней - 10 слов. И то иные - "тиун", "щеляг" - могли быть заимствованы через посредство западных славян. У тех же поляков были "тивун" и "щелонг", с теми же значениями старосты-управителя и серебряной монеты.

     И так далее, и так далее, и так далее... рухнули или рушатся едва ли не все современные норманнской теории научные представления о прошлом нашего народа...

      Была в Средние века такая легенда: в городе Мекке, в тайном покое гроб пророка Магомета висит. Без цепей, без опор, силой неведомой держится.

     В городе Мекке не был, не знаю. А в науке нашей висит такой, без соседей, без опор, тень непроглядную наводит на начало величайшего в мировой истории государства, на происхождение нашего народа. Норманнская теория звать.

    Силы же, ее держащие, вполне ведомы. Не место и не время говорить обо всех их. Но одну читатель уже узнал. Эта та же сила, что мешает игроку спокойно сказать: "Я проиграл, господа", и выложить на стол проигранную ставку, заставляя вместо того подтирать на картах очки и тянуться к манжете за запасным козырем. Остальные тоже имеют не больше отношения к науке. Возьму на себя смелость сказать - Шлецер, настоящий ученый, по-немецки острый и честный ум, в наше время не был бы "неонорманнистом".

     Что наше время - уже в XIX столетии честным ученым в Магометовом гробу становилось душно и неуютно. Не зря же  М. П. Погодин, почитавшийся за столпа норманнизма, цитировал Гельмольда - "Маркоманнами называется обыкновенно люди, отовсюду собранные, которые населяют марку. В славянской земле много марок, из которых не последняя наша Вагирская провинция, имеющая мужей сильных и опытных в битвах, как из датчан, так и из славян" - и восклицал: "Чуть ли не в этом месте Гельмольда, и чуть ли не в этом углу Варяжского моря заключается ключ к тайне варягов и руси".

    Что значит - истинный ученый! Ведь он почти угадал... но, - увы, пойти дальше не успел или не посмел. В его время норманнизм уже неотвратимо превращался из научной теории в Магометов гроб, неохотно отпускавший свои жертвы. Новому же поколению постояльцев, в отличие от великана Погодина, в гробу уютно и просторно. Они ревниво защищают его от посягательств извне. Я бы сказал, что они прижились... но разве в гробах - живут?


Ладога

  • Гость
Re: История русских до христианства
« Ответ #4 : 03/05/09 , 19:59:22 »
Ну да жиды фальцифицировали нашу новейшую историю...а невесь откуда взявшиеся "староверы" старейшую..
Конечно..новоявленные историки целыми днями сидят в архивах и штудируют старинных летописцев....

О Муромском рубеже и муромах


В начале "Повести временных лет" перечислены народы, жившие по границам Киевской Руси и по берегам морей, граничивших с нею.
 
Наряду с другими народами здесь упоминаются и оурмане.
Летописец пишет: "Афетово бо и то колено Варязи, Свеи, Оурмане..."

Летописцы, наряду со шведами, к варягам относят и оурман (мурман).
Слово мурмане встречается в летописях с 1240 года: "Лето 6748 (1240 г.) придоша Свеи в силе велице, и Мурмане, и Сумь, и Емь в кораблих множество много зело".

Нападение мурман в содружестве со шведами, сумью и емью с моря на Новгородскую землю говорит о том, что мурмане жили где-то поблизости с этими народами и были связаны с ними морем.

Не очень щедро повествовали летописцы о Севере, однако можно уловить, что существовали не только мурмане, но была и Мурманская земля, куда в 1339 году "...послаша новгородци Кузьму Твердиславля и Олександра Борисовича с други, а от владыки сестрича его Матфея за Море к Свийскому князю посольством; и поехаша его в Мурманской земле, в городу Людовли (современный Або) И доконцаша мир по старым грамотам".

Здесь летописец дает координаты Мурманской земли, по которым можно точно установить, что мурмане на Кольском полуострове не жили.

А факт новгородского посольства к мурманам для заключения с ними мира говорит о том, что мурмане были сильным и достаточно влиятельным народом.

Однако мурмане нападали на новгородские земли со стороны Балтийского моря не только в компании с другими народами.
Они разбойничали и самостоятельно, что засвидетельствовано летописцами неоднократно.
Вот один из примеров: "Того лета (1419 года), пришед Мурмане войною, в 500 человек, в бусах н шнеках н повоеваша в Варзуги погост Корельский и в земле Заволочской погосты: в Неноксе, в Корельском монастыре святого Николы... Заволочане две шнеки Мурман изшиба, а инии избегаша на море".
Такой набег мурман представлял собой большую разбойничью операцию на значительной части побережья Белого моря (Варзуга находится на Кольском полуострове, волость Ненокса в Обонежской пятине, в районе Онежской губы, а Корельскнй монастырь святого Николы в устье Северной Двины).


Неоднократно ходили на Мурманскую землю и новгородцы.

В исторических актах 1556 и 1566 годов есть упоминание о существовании старого Мурманского рубежа.
Коль речь идет о рубеже (границе), носящем имя народа, то, следовательно, этот народ жил где-то за названным рубежом.
Кроме того, море, омывающее берега Норвегии и северные берега Терского наволока, называлось новгородцами уже в XV веке Мурманским. Вероятно, потому, что с этого моря нередко приходили мурманы. А берег получил название по имени моря.

На карте Герарда Меркатора 1594 года наряду с этим названием моря встречается Норвежское и Датское.
И тут же, на карте, разъясняется причина записи трех названий: "...русские норвежцев и датчан называли мурманами".

Картоиздатель Нейгебауэр на карте, отпечатанной в 1612 году, тоже дает тройное название моря, лежащего у Мурманского (Лапландского) берега: Мурманское, также Норвежское или Датское море, правда, без объяснения.
На карте И. Массы 1633 года крупным шрифтом дано название Мурманское и мелким - Норвежское и Датское, с объяснением, подобным тому, какое сделал Меркатор.
 
Действительно, для русских в общем-то было безразлично, кто появился с моря - датчанин или норвежец, - все равно мурманы, и ожидать от них ничего хорошего не следовало.

Отдельные авторы безосновательно присваивают Мурманскому морю (нынешнему Баренцеву) название Студеное.
Под таким названием в летописях обычно указывается Белое море.
Только в "Книге Большому чертежу" Студеным морем назван Северный Ледовитый океан.

Но вот Баренцево море под именем Северное море упоминается неоднократно. Например, так оно названо в "Межевой записи" от 23 мая 1596 года при корректировке и установлении границы между Швецией и Россией.
В Стокгольмском проекте Столбовского мира России со Швецией (1617 г.) Баренцево море названо Сиверским, а на карте России Г. Сансона 1688 года - Московским.
В XIX веке оно встречается под названием Ледовитое море, а впервые названо Баренцевым на карте немецкого географа А. Петермана, изданной в 1853 году.

Название Баренцево море окончательно закрепилось после выхода в свет постановления ЦИК СССР от 27 июня 1935 года "Об единых географических наименованиях частей Северного Ледовитого океана".
И тогда же название Мурманское море было упразднено.

Итак, мурманы (мурмане) ни на Кольском полуострове, ни на его берегах не жили, а появлялись здесь исключительно с целью грабежа со стороны Мурманского моря.

Древние норвежцы, норманны, - это  летописные мурмане.
Ученый К. Тиандер в начале нашего столетия дал объяснение слова мурман.
 Он утверждал, что слово это русское и образовано от скандинавского норманд - северный человек, которое соответствует русскому норманны (Общее название племен, населявших Скандинавию в средние века.).
Кроме того, Тиандер считал, что "замена -н через -м вызвана редупликацией и находит себе оправдание в чередовании тех же звуков в названиях русских местностей (Нерль и Мерлино, Нерехта и Мереховица)".

Таким образом, слово Мурман действительно образовано не из саамского языка, а произошло от слова норманд, трансформированного, как мы видели, нашими предками вначале в урман, а затем в мурман.

1539 г. «Carta Marina».
http://biarmia.narod.ru/img/1539/1539_.html
Первое изображение Кольского полуострова (Biarmia) на европейских картах. Карта подготовлена шведским католическим священиком Олусом Магнусом. Отпечатана в Венеции в 1539 г. Карта дает представление о жизни людей, фауне и других богатствах стран Севера


http://biarmia.narod.ru/img/1595/1595g_.html

1595 г. «Septentrionalium Terrarum descriptio».

Кольский полуостров окрашен в розовый цвет — цвет Шведских земель. На карте появляется городок Cоlа (отмечен красным цветом), Motka (Печенгский монастырь?), Kildine (о. Кильдин), C. Sowerbere, C. Confort, Semost pogost (Семиостровский погост), C.Chr. (Corpus Christi) отмечен красным цветом. Обозначены селения Polonga (Пулонга), Omba (Умва), Berga (Кандалакша? Кемь?). Кольские земли помечены, как «Lappia». Омывает полуостров Myrmanskoi Mare (Мурманское море).


Летописи

3 тыс. лет до н. э. — Образование постоянных рыбачьих поселений — людей арктического неолита на Мурмане.
870 — Поход норвежца Охтхере к берегам Кольского полуострова.
1200 — В связи с неоднократным появлением новгородских судов около норвежских владений, норвежцы вынуждены держать морскую стражу на востоке («Гулатингская правда»).
1251 — Первый договор между Новгородом и Норвегией о сборе дани в общих лапландских землях.
1316 — Поход русских «на Мурманы» (Северную Норвегию) под руководством Луки и Малыгина.
1323 — Военный набег русских кочей на Хологаланд (родину Охтхере).
1326 — Договор между Новгородом и Норвегией о границе на севере («Разграничительная грамота»).
XVв. — Первые плавания поморов на Грумант.
1419 — Ограбление Варзуги норвежцами.
1496 — Морской поход устюжан и двинян на Северную Норвегию под командой московских воевод Ивана Ляпуна и Петра Ушатого.
1496 — Царский посол Григорий Истома со свитой на четырех судах совершил морской переход из устья С. Двины вокруг Кольского в норвежский Тронхейм.
1497 — Путешествие по морю из Копенгагена в устье Сев. Двины московских дипломатов Дмитрия Зайцева с товарищами.
16 век

1532 — В Кандалакше построен монастырь.
1532 — Около реки Колы выстроена церковь.
1533 — Основан Печенгский монастырь.
1539 — На карте Олуса Магнуса впервые изображен Кольский полуостров.
1550 — Начало постройки Кольского острога.
1554 — В устье реки Варзина поморы находят два торговых английских корабля сэра Уиллоуби с погибшим экипажем.
1554 — На реке Паз построена Церковь Бориса и Глеба.
1582 — Кола — административный центр края. Первый воевода Аверкий Иванович Палицын устроил в Коле гостиный двор, торговые весы, ввел таможенный сбор.
1583 — Вокруг Колы воеводой Максаком Федоровичем Судимантовым возведена крепостная стена — ответ на притязания Дании.
1589 — Шведы уничтожили 50 иноков в Печенгском монастыре. Совместно с финнами (каянскими немцами) напали на Кандалакшу, разграбили и сожгли монастырь.
1590 — Попытка «свейских немцев» (шведов) во главе с Петром Бааге овладеть Кольским острогом.
1589-1590 — Коляне на три года освобождены от всех податей за героическую защиту крепости от нападения.
1591 — Еще одна безуспешная попытка шведов во главе с Х. Ларсеном овладеть острогом.
1597-1598 — За Кольский п-ов послы датского короля Христиана IV предлагали 50 тыс. талеров. Русские ответили: «Хотя у царя и много земель, но собственности своей он не уступит королю, если бы тот предложил и 5 раз по 100 тысяч марок».
1599 — В Колу прибыл Христиан IV, король Дании с предложением датского подданства, но получил единодушный отказ.


Ладога

  • Гость
Re: История русских до христианства
« Ответ #5 : 03/05/09 , 22:01:04 »
Я это :) пятнадцать лет на Кольском прожила. Удивительное место.. ::)

А.Глазунов

  • Гость
Re: История русских до христианства
« Ответ #6 : 16/05/09 , 13:40:00 »
В.  Егоров. Русь и снова Русь. 2009.http://www.ipiran.ru/egorov/hraith.htm

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ВЕРСИИ И НЕЗАВИСИМЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА 

Трое братьев Чех, Лех и Рус отправились
искать по белу свету счастья
Западнославянская легенда


Легенда о трех братьях — типичное патронимическое объяснение происхождения народов, которым широко пользовались еще авторы Ветхого завета. Патронимия удобна своей непритязательностью вкупе с универсальностью. Так, братья Чех, Лех и Рус не только «объясняют» происхождение чехов, поляков и русских, но своим старшинством заодно отражают порядок образования соответствующих государств: Великая Моравия, Польша Пястов, Киевская Русь. К сожалению, как и все патронимы, братья Чех, Лех и Рус возникли postfactum, задним числом констатируя существование народов и государств. Поэтому отвлечемся от легенд и рассмотрим современные, альтернативные «официальной», но претендующие на научность версии происхождения этнонима русь.

Версия 1. Наши далекие предки жили вдоль рек и обожествляли их. В праславянском языке вода, влага называлась руса.
Версия 2. Русь выводится из латинского слова rus, означающего сельскую местность, пашню.
Версия 3. Русь происходит от слова медведь, которое во многих западноевропейских языках имеет общий корень urs-.
Версия 4. Русь происходит от народа ругов. Руги были славянским племенем.
Все четыре приведенные версии — ничего не объясняющие объяснения. Одного созвучия какого то слова со словом русь мало. Руса, руг, urs и rus — далеко не полный перечень существующих в разных языках слов созвучных руси. Необходимо исторически разумно объяснить превращение похожего слова в этноним и лингвистически строго доказать возможность такого превращения. Например, большинство ученых не считает ругов славянским племенем, нигде не зафиксировано пребывание ругов на территории будущей Руси, а переход г в с лингвистически необъясним.
Версия 5. По так называемой «ностратической теории» на севере Европы существует группа прибалтийско-финских языков, на основе которых могло появиться название Русь со значением верховая, южная страна, причем наиболее вероятным языком-основой предстает карельский.
Ссылка на модную теорию, в данном случае ностратическую, не должна подменять факты и объяснения, каким образом некое слово из «группы прибалтийско-финских языков» превратилось в этноним населения Руси со столицей не в Карелии, а в Киеве.

Версия 6. Русь происходит от ruotsi, как финны и карелы называют шведов. В смысловой основе ruotsi лежат понятия весельные люди, гребные воины.
Вообще то, что финны называют ruotsi шведов, а не русских — факт поразительный. Мне кажется, что ни одна гипотеза возникновения этнонима русь не имеет права на жизнь, если она не объясняет этот феномен. Выведение же ruotsi из каких то «весельных людей» или «гребных воинов» также требует исторически разумного объяснения.

Версия 7. Русы — это reudignii Тацита, жившие меж балтами, славянами и германцами, и чье племенное имя ученые возводят к термину, означающему корчеватели леса (от немецкого roden — корчевать).
Версия опирается на свидетельство почитаемого римского историка, уже за одно это она достойна рассмотрения. Однако и здесь следовало бы объяснить, куда пристроить «корчевателей леса» и как reudignii связаны с русью.

Версия 8. Русь выводится из имени притока Днепра реки Рось.
Еще один пример ничего не объясняющего объяснения еще одного уважаемого человека — академика Б.А. Рыбакова. Во первых, непонятно, происходит ли этноним русь от реки Роси или наоборот. Во вторых, если даже русь происходит от Роси, то все равно нет ответа на главный вопрос: почему Рось зовется Росью?
Думаю, что этого достаточно, хотя перечень можно продолжать. Увы, без результата. Удовлетворительного решения не давала ни одна из альтернативных версий, как перечисленных выше, так и многих неупомянутых. Но возможная разгадка все-таки нашлась у Г.С. Лебедева. Скрупулезный исследователь, Лебедев собрал огромный фактический материал о скандинавских странах «эпохи викингов» (VIII  X века)  [4]. К сожалению, и он не смог абстрагироваться от довлеющего официоза и приспосабливал представленные фактические данные к летописной традиции. В результате Г.С. Лебедев удивительным образом прошел мимо этой разгадки, имевшейся в материале его же книги!

Впрочем, все по порядку.
Согласно начальной летописи время возникновения Руси — 852 год: «В год 6360, индикта 15, когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля». Однако сегодня нам известны независимые упоминания руси, многие из которых относятся к гораздо более ранним временам. Ниже некоторые из них приводятся ретроспективно.
Персидский историк Ибн-Руста цитировал «Книгу путей и стран» арабского эрудита Ибн-Хордадбеха, написанную во второй половине IX века: «Что касается росов, то живут они на острове, окруженном озером. Окружность этого острова, на котором живут они, равняется трем дням пути. Покрыт он лесами и болотами, нездоров и сыр до того, что стоит наступить ногой на землю, и она трясется по причине обилия в ней воды. Росы имеют царя, который зовется “каган росов”. Они производят набеги на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут к хазарам и болгарам и продают там. Пашен они не имеют, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян. Когда у кого-нибудь из них родится сын, то он берет обнаженный меч, кладет его перед новорожденным и говорит: "Не оставлю тебе в наследство никакого имущества, а будешь иметь только то, что приобретешь этим мечом". Они не имеют ни недвижимого имущества, ни селений, ни пашен, единственный промысел их — торговля соболями, беличьими и другими мехами… Росы имеют много городов… Эти люди отважны и победоносны, когда они высаживаются на открытое место, никто не может противостоять им: они разрушают все, берут в рабство женщин и побежденных. Росы сильны и осторожны и они не совершают походов на конях, а все их набеги и битвы совершаются только на кораблях…».
Византийский патриарх Фотий ужасался после знаменитого нападения росов на Константинополь в 860 году: «Горе мне, что я вижу, как народ грубый и жестокий окружает город и расхищает городские предместья, все истребляет, все губит — нивы, жилища, пастбища, стада, женщин, детей, старцев, юношей. Народ не именитый..., но получивший имя со времени похода против нас, незначительный, но получивший значение, униженный и бедный, но достигший блистательной высоты и несметного богатства, народ, где-то далеко от нас живущий, варварский, кочующий, гордящийся оружием».
О том же Никоновская летопись, куда, по мнению Б.А. Рыбакова, сообщение попало из сербских переводов старых византийских описаний нападения 860 года: «роди же, нарицаемые руси, аже и кумане [половцы], живяху у Ексинопонта [Черного моря] и начаше пленовать страну Римлянскую [Византию] и хотяху пойти на Константинград…».
Л.Н. Гумилев приводит цитату из персидского анонима IX века: «Народ страны росов воинственный. Они воюют со всеми неверными, окружающими их, и выходят победителями. Царя их зовут каган росов. Среди них есть группа из моровват».
Византийские хроники сообщают, что в 840 году на Амастриду (Пафлагония, южное побережье Черного моря) нападет флот росов.
В Бертинских анналах за 839 год приведено письмо франкскому императору Людовику I от византийского императора Феофила, который вместе с посольством «прислал также… некоторых людей, утверждавших, что они, то есть народ их, называется Рос [Rhos]; король их, именуемый хаканом, направил их к нему [Феофилу], как они уверяли, ради дружбы. Он [Феофил] просил…, чтобы по милости императора и с его помощью они получили возможность через его империю безопасно вернуться [на родину], так как путь, по которому они прибыли в Константинополь, пролегал по землям варварских и в своей чрезвычайной дикости исключительно свирепых народов, и он не желал, чтобы они возвращались этим путем, дабы не подверглись при случае какой-либо опасности. Тщательно расследовав [цели] их прибытия, император узнал, что они — люди из шведов».
В приложении к жизнеописанию св. Стефана Сурожского есть смутные сведения о нападении на Сурож (ныне Судак) князя росов Бравлина приблизительно в конце VIII века.
Заметка в «Житии» Георгия Амастридского» (VIII век) гласит: «Все лежащее на берегах Черного моря… разорял и опустошал в набегах флот росов (народ же рос — скифский, живущий у Северного Тавра  [5], грубый и дикий)».
Сообщение персидского историка Белами под 642 643 гг. (в переводе с арабского, предположительно, из Табари): «Когда авангард арабской армии подошел к Дербенту, правитель Дербента Шахриар заявил: “Я оказался между двумя врагами — хазарами и росами, последние — враги всему миру, и никто не может с ними воевать. Поэтому вместо того, чтобы брать с нас дань, поручи лучше нам воевать с ними”…».
Известным польским славистом Хенриком Ловмяньским в качестве первого подлинного упоминания о росах, не вызывающего оговорок, признается название hros или hrus в сирийском источнике  VI века «Церковной истории» Псевдо-Захарии.
Здесь самое время заметить, что у всех авторов, писавших по-гречески, были объективные трудности с изображением звука у, поэтому у Псевдо-Захарии и в других греческих текстах трудно различимы росы и русы. Еще хуже дело обстоит в арабском языке, который вообще не различает гласные о и у. В дальнейшем тексте везде условно используется слово росы, чтобы избежать лишней путаницы (ее и так хватает!) со всем русским и русскими в современном понимании этих слов.
Таким образом, исторические свидетельства фиксируют этноним росов как минимум с VI века, причем именно этноним, поскольку почти во всех приведенных сообщениях речь идет не о стране или государстве, а лишь о народе, именуемом как hros (hrus), росы (русы), роди  [6]. Народ этот, живущий на «острове росов», но в то же время где-то у Крыма (Кавказа), а также в Северном Причерноморье, награждается следующими характеристиками: варварский, жестокий и кочующий; отважный и победоносный, совершающий свои набеги только на кораблях; купеческий, не брезгующий работорговлей; не именитый, униженный и бедный, но достигший блистательной высоты и несметного богатства. Иногда характеристики выглядят противоречиво, например, у росов нет селений и недвижимого имущества, но при этом есть много городов. И нигде, может быть, кроме «Персидского анонима» с его «народом страны», ни слова о стране, государстве росов! Неужели этот народ, награжденный столь яркими, хотя и противоречивыми характеристиками, не имел своего государства? Оказывается, имел, но в далеком прошлом. Более того, государство сего необычного народа могло в период расцвета считаться великой державой, с которой считался сам заносчивый Рим. Но никто из процитированных выше свидетелей, включая самого раннего из них, Псевдо-Захарию, этого государства уже не застал.


Оффлайн Evgeniy Kharchikov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7838
Re: История русских до христианства
« Ответ #7 : 16/05/09 , 14:07:53 »
По-карельски:

ruskei 1) красный; ruskiet roz'at красные щёки; ruskielois paikkazis в красном платочке; 2) красный, красивый: ruskei neic'oi красная девица; 3) рыжий; ruskei reboi рыжая лиса.

floors

  • Гость
История русских до христианства
« Ответ #8 : 31/07/09 , 15:23:54 »
Происхождение слова "мудак"

Мудак - Слово происходит от древнерусского мудо - яйцо, мущинское. Поскольку в природе оных два, то называются они словом муде старая форма двойственного числа; в старославянском языке сугубо парные предметы наряду с множественным числом, имели число двойственное: око - очи - очеса, ухо - уши - ушеса и т. д. Итак, слово муде - совершенно не матерное, даже близко, не сакральное, не мифопоэтическое, но простое счетное слово для мущинских достоинств. Однако ж по мере развития христианской морали это слово стало табуироваться, как всякая деталь материально-телесного низа. Развилась фигура умолчания - есть у человека муде, нет ли - церковная литература знать не хотела. Развитие абстракции привело к тому, что мудями стали называть не только мошонку с содержимым, но и самый тайный уд в целом.Отсюда выражения: мудистый - тот, у кого большие муде.Померяться мудями - посоперничать в мущинской силе.То ись муде - есть предмет мужской гордости и предмет культовый. Метонимически - это вся мужская оснастка. Посему в слове мудак нет ничего особенно оскорбительного, это констатация факта, что перед вами мужчина.

Ладога

  • Гость
Re: История русских до христианства
« Ответ #9 : 01/08/09 , 18:43:03 »
Происхождение слова "мудак"

Мудак - Слово происходит от древнерусского мудо - яйцо, мущинское. Поскольку в природе оных два, то называются они словом муде старая форма двойственного числа; в старославянском языке сугубо парные предметы наряду с множественным числом, имели число двойственное: око - очи - очеса, ухо - уши - ушеса и т. д. Итак, слово муде - совершенно не матерное, даже близко, не сакральное, не мифопоэтическое, но простое счетное слово для мущинских достоинств. Однако ж по мере развития христианской морали это слово стало табуироваться, как всякая деталь материально-телесного низа. Развилась фигура умолчания - есть у человека муде, нет ли - церковная литература знать не хотела. Развитие абстракции привело к тому, что мудями стали называть не только мошонку с содержимым, но и самый тайный уд в целом.Отсюда выражения: мудистый - тот, у кого большие муде.Померяться мудями - посоперничать в мущинской силе.То ись муде - есть предмет мужской гордости и предмет культовый. Метонимически - это вся мужская оснастка. Посему в слове мудак нет ничего особенно оскорбительного, это констатация факта, что перед вами мужчина.


И еще целая куча сакральных словечек...)))))) ;D



MALIK54

  • Гость
Re: История русских до христианства
« Ответ #11 : 09/09/10 , 19:51:28 »

Вопль «знатоков»…

В материале «Польский поэт Мицкевич» на сайте газеты «ЗА РУССКОЕ ДЕЛО» (http://zrd.spb.ru/news/2010-02/news-0861.htm) говорится о том, что Венеция, как и Петербург, стоит на бревнах.

В данной связи напомним давнишний забавный эпизод передачи «Что? Где? Когда?». Знатокам был задан вопрос: на каком фундаменте стоит Венеция, ведь такая сырость, какой фундамент веками это выдержит?.. Знатоки ответа не знали. Ответ такой: Венецию строили на фундаменте из пермской лиственницы (Южный Урал), потому что ее древесина в воде укрепляется, каменеет. Представляете, какими напряженными и активными были экономические связи древности, если фундамент для целого города (Венеция – город с IX века) заготавливали и вывозили за тысячи километров из Древней Руси – с Урала!

«Какая Русь в то время?..» – завопили хором знатоки.

Что с них взять, они учились  ,что русские (русы), дескать, в Древнем Мире участия не принимали, их где-то к Х веку наседка под кустом вывела… Впрочем, учись «знатоки» в нынешней школе, они, наверное, не знали бы даже, что такое Венеция…

Кстати, вот здесь в Интернете http://belle-brume.livejournal.com/237252.html одна читательница задалась вопросом (свидетельствующим, впрочем, об уровне ее понимания предельного драматизма познавательных процессов – в том числе и в сфере истории): КАК умудрились в древности УЗНАТЬ про свойства пермской (ее еще называют СИБИРСКОЙ!) лиственницы, УЗНАТЬ, где она растет и ПЕРЕВЕЗТИ с Урала в Италию бревна на фундамент для целого города?... Ответа она не нашла, несмотря на всезнающие гуглы и яндексы…

А кто из историков знает ответ?.. 

Ан. Русанов
http://www.zrd.spb.ru/news/2010-02/news-0869.htm

Бесогон

  • Гость
Re: История русских до христианства
« Ответ #12 : 09/09/10 , 23:40:38 »

Вопль «знатоков»…

КАК умудрились в древности УЗНАТЬ про свойства пермской (ее еще называют СИБИРСКОЙ!) лиственницы, УЗНАТЬ, где она растет и ПЕРЕВЕЗТИ с Урала в Италию бревна на фундамент для целого города?... Ответа она не нашла, несмотря на всезнающие гуглы и яндексы…

А кто из историков знает ответ?.. 


А как умудрились гунны пройти всю Азию и пол-Европы и поселиться в Венгрии и Финляндии?

MALIK54

  • Гость
Re: История русских до христианства
« Ответ #13 : 24/09/10 , 12:40:48 »
Так уж у нас в стране вышло, что дохристианская история в достоверных источниках не сохранилась. По крайней мере, широкой общественности такие источники неизвестны, если не считать ограниченного числа древних летописей. Часть из которых, к огромному сожалению, утрачены безвозвратно, от них остались только названия или поздние копии-списки. И есть ещё некие «славянские веды», происхождение которых доподлинно неизвестно, и никто не видел даже их фотографий, хотя бы. А потому тема очень сложная. Но – попробуем разобраться, что к чему.

Тема сложная ещё и потому, что важная. От того, что мы знаем о своём прошлом, зависит наше будущее. Это легко объяснимо: человек становится тем, что он о себе думает. Если он считает себя потомком неграмотных варваров, ничего в своей жизни не создавших, это одно. Если считает себя потомком великого древнего народа, завоевавшего полмира и совершившего массу открытий, это совсем другое. Вообще, это два разных человека. Один более уверен в себе, в своей правоте, в своей силе и праве на жизнь – и никому не позволит на всё это посягнуть. А другой – вечный терпила, во всём на свете виноватый и не смеющий слово сказать или поднять глаза на соседей.

Понятное дело, что это я утрирую. Так и задумано. Так лучше видно. Ну так вот, манипуляции с прошлым – это на самом деле манипуляции с настоящим и будущим. И если мы не помним себя, нам охотно про нас расскажут. Причём, так, чтобы мы всё на свете кому-нибудь отдали и ещё остались благодарны за полученное прощение. Или, скажем, если нас и не простят, то, значит, сами виноваты – а не надо было так косячить.

Это я так, для затравки. Мысли твои настроить на нужную волну. Суть же состоит в том, что раз уж память о прошлом является таким мощным инструментом управления, то обязательно есть люди, которые им пользуются. Одни хотят добра нашей стране, другие же хотят добра чужим странам. И, как нетрудно догадаться, эти «информационные бойцы» выступают всегда в чертовски разных весовых категориях.

Когда власть в стране принадлежит, скажем так, нашим людям, то сила на стороне правильных «бойцов». К их услугам и бюджеты, и эфирное время, и тиражи, и многое другое. Врагу же приходится действовать в подполье, исподтишка, опираясь на предателей внутри страны. Которые всегда есть. Но вектор при всём при этом правильный, наш.
Когда же власть в стране принадлежит хер пойми кому, ситуация меняется на свою противоположность. И вот уже патриоты загнаны в подполье, а само слово звучит как ругательство. А народ – ему в, общем-то, всё равно. Хлеба и зрелищ у него всегда есть, при любой власти.

И вот возьмём такое явление как родноверие. Кратко охарактеризовать ситуацию вокруг него можно так: а ведь могло бы получиться, но…
Вот смотри. Из всего написанного выше следует, что если в наше время появится идеологическое нечто, которое поможет объединить народ, придать ему сил, то этому «нечту» не жить долго. Будь оно сто раз изначально правильно ориентировано и тысячу раз стратегически выверено, его опошлят, затрут, вытеснят, утопят в море убогих клонов и т.д. Но в конце концов превратят в пустышку, посмешище. Потому что стоит только нашим «друзьям» проморгать момент, и этот концепт (назовём его так) стукнется прямо в цель, и тогда чьи-то потраченные миллиарды долларов и, главное, десятилетия пропадут зря. Поставь себя на место такого «инвестора» и прикинь, что бы ты сделал с такими вот ростками Правильного.

Вот именно это и происходит, а может, уже окончательно произошло с так называемым родноверием. Под его флагом могли бы собраться наиболее «живые» из нас, могли бы горы свернуть, но этого уже не будет. Никогда, потому что пропущен контрудар. Появились десятки разновидностей «веры предков», плюс сотни уже, наверное, маленьких сект, множество сайтов, статей, книг. И все они о разном. Скоро дойдёт до выяснения отношений между разными «ветвями родноверия». Если ещё не дошло.

А самое плохое в том, что очень-очень правильная идея возврата к корням, возрождения памяти о предках постепенно и очень надёжно трансформируется КЕМ-ТО в самый обычный национализм. И вот уже парни, которые могли бы сделать очень много хорошего для своей страны, начинают кричать «Россия для русских!!!». И НЕ ЗАМЕЧАЮТ ПОДМЕНЫ. Не видят, что ломают собственную страну. Приехали, что называется. И под шумок, пока то да сё, ушлые парни делают на этом деньги, славу, даже власть. Маленькую пока что, но – власть.

Вот таким вот нехитрым образом мощный инструмент выживания народа превращается в не менее мощный инструмент его угробления.

Что же делать нам, людям, в такой ситуации? Что делать мне, если я интересуюсь древней историей, но не хочу помогать кому-либо разрушать мою страну? Как мне сделать так, чтобы лучшие порывы моей души не были использованы мне же во вред? Как мне не дать кому-то свернуть мои мозги?

Рецепт простой, а потому работоспособный. Надо всегда помнить, что В СЕГОДНЯШНИХ УСЛОВИЯХ нам не дадут бесплатно НИЧЕГО, что могло бы усилить нас, нашу страну. А дадут нам только то, что может нас угробить. Ну так вот и не надо брать странные таблетки из рук незнакомых людей. Не надо этих суррогатов.
Интересоваться прошлым, ценить и уважать историю – надо. Читать всё, кроме откровенного бреда – полезно и интересно. Но верить при этом СЕЙЧАС нельзя никому и ничему. И надо всё время помнить о том, что как только поверишь – всё, ты уже на стороне врага.
И поступать так нам придётся до тех времён, пока не изменится направленность действий власти. Когда она снова станет за нас, сразу найдутся и компетентные историки, и умные публицисты, и даже писатели-фантасты, которые расскажут нам верную, непротиворечивую версию событий. Смогут её обосновать и красиво оформить. Это породит настоящий культурный взрыв, даст мощный импульс развития всем созидательным силам. И вот она, эта версия, действительно сделает нас сильнее. Поможет нам вспомнить себя.

А до тех пор – прочь клоунов, кем бы они ни рядились. Только читать и думать, но не вступать ни в какие ряды. И каждую прочитанную строчку пропускать через примитивнейший фильтр: «А делает ли ЭТО мою страну сильнее, или наоборот?». Конечно, можно и тут ошибиться. Враньё сейчас качественное. Но это уже намного лучше, чем слепое доверие всякому, кто называет себя знатоком «древних ведических знаний».

Во, нашёл подходящую формулировку, которая заменяет собой весь написанный выше текст. Лучшее и единственно правильное, что СЕЙЧАС можно сделать в плане изучения древней истории – это пробудить и поддерживать в себе интерес к данному занятию, с тем, чтобы как только будет ПОРА, со всем энтузиазмом ломануться в изучение. И на этом СЕЙЧАС лучше всего ограничиться, не позволив никому заработать на нас новых денег и использовать наш искренний патриотизм против нас самих. Что же касается вопросов обоснования нашей крутости как народа, как страны, и нашего права на жизнь – то не проще ли принять, что независимо ни от чего мы круты и имеем все нужные нам права? А конкретное обоснование – нужно ли оно нам, советским людям? Зачем мы должны в этом вопросе что-то кому-то доказывать?
http://potay.su/?p=118#more-118

Бесогон

  • Гость
Re: История русских до христианства
« Ответ #14 : 24/09/10 , 16:30:03 »

А самое плохое в том, что очень-очень правильная идея возврата к корням, возрождения памяти о предках постепенно и очень надёжно трансформируется КЕМ-ТО в самый обычный национализм. И вот уже парни, которые могли бы сделать очень много хорошего для своей страны, начинают кричать «Россия для русских!!!». И НЕ ЗАМЕЧАЮТ ПОДМЕНЫ. Не видят, что ломают собственную страну. Приехали, что называется. И под шумок, пока то да сё, ушлые парни делают на этом деньги, славу, даже власть. Маленькую пока что, но – власть.

Вот таким вот нехитрым образом мощный инструмент выживания народа превращается в не менее мощный инструмент его угробления.


Наезд на национализм!  НА РУССКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ!
Тему можно закрывать!
Малик, там же, в конце поста, написано, что думать надо над тем что читаешь!  И тем более, над тем, что постишь!
У России одно спасение - РУССКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ!