Автор Тема: Беседа с монархистом  (Прочитано 10982 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15225
Re: Беседа с монархистом
« Ответ #15 : 19/10/12 , 11:22:50 »

нашим монархистам только такие король с королевной и нужны.Большего не заслужили.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15225
Re: Беседа с монархистом
« Ответ #16 : 17/12/12 , 14:58:09 »
Как попы предавали Царя Алексей Николаевич Крылов
Патриарх Алексий II возлагал «грех цареубийства» на русский народ, предлагая нам покаяться в якобы нами содеянном злодеянии. В дальнейшем, под давлением нелицемерного народного покаяния, он, действуя последовательно, вынужденно «прославляет» Царя и Его святое Семейство в лике страстотерпцев, т.е., по замыслу Синода МП, как «пострадавщих от своего народа». «Это вы убили его, не забывайте об этом!» - говорит своим «прославлением» Синод МП русскому народу.
 
 «Грех цареубийства, происшедшего при равнодушии граждан России, народом нашим не раскаян. Будучи преступлением и Божеского и человеческого закона, этот грех лежит тягчайшим грузом на душе народа, на его нравственном самосознании.
 И сегодня мы, от лица всей Церкви, от лица всех ее чад – усопших и ныне живущих – приносим перед Богом и людьми покаяние за этот грех. Прости нас, Господи!
 Мы призываем к покаянию весь наш народ, всех чад его, независимо от их политических воззрений и взглядов на историю, независимо от их этнического происхождения, религиозной принадлежности, от их отношения к идее монархии и к личности последнего Российского Императора… Покаяние в грехе, совершенном нашими предками, должно стать для нас еще одним знамением единства».
 (Послание Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II и Священного Синода РПЦ к 75-летию убиения Императора Николая II и Его Семьи, обнародовано 18 июля 1993 г., опубликовано в «Журнале Московской Патриархии» №6 за 1993 г. и в православных и светских газетах «Известия», «Московские новости», «Московский комсомолец», некоторыми Владыками было зачитано с амвона, читалось в храмах).
 
 «Убийство Царской Семьи – тяжелое бремя на народной совести, которая хранит сознание того, что многие наши предки, посредством прямого участия, одобрения или безгласного попустительства, в этом грехе повинны. Покаяние же в нем должно стать знамением единства наших людей, которое достигается путем не безразличного соглашательства, но вдумчивого осмысления произошедшего со страной и народом…
 Пусть воспоминания о содеянном преступлении подвигнут нас совершить в этот день всеобщее покаяние в грехе вероотступничества и цареубийства, сопровождаемое постом и воздержанием, чтобы Господь услышал наши молитвы и благословил Отечество наше миром и процветанием»
 (Послание Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II и Священного Синода РПЦ, «Журнал Московской Патриархии» №7, «Московский Церковный Вестник» № 11 за 1998 г., официальный сайт ВЦС за 9.06.1998 г.).
 
 Ситуацию, сложившуюся  же к февралю 1917 года между Церковью и монархией, фактическая правительница России императрица Александра Федоровна охарактеризовывала так: "Церковь и государство, точно враги, стоят друг против друга; линии церковной и государственной жизни разошлись в разные стороны" [Жевахов, 2007, т. 1, с. 91].
 2 марта, когда власть уже перешла в руки Исполнительного комитета Государственной Думы и Совета рабочих и солдатских депутатов, в покоях московского митрополита в Петрограде состоялось частное собрание членов Синода и представителей столичного духовенства. На нем присутствовали митрополиты Киевский Владимир (Богоявленский) и Московский Макарий (Парвицкий-Невский), архиепископы Финляндский Сергий (Страгородский), Новгородский Арсений (Стадницкий), Нижегородский Иоаким (Левицкий) и протопресвитер Александр Дернов, а также настоятель Казанского собора протоиерей Философ Орнатский. Было заслушано прошение об увольнении на покой митрополита Петроградского Питирима (Окнова). Тогда же синодалы признали необходимым немедленно установить связь с Исполнительным комитетом Госдумы. Этот факт дает основание утверждать, что Синод признал новую власть еще до отречения императора Николая II от престола, которое состоялось в ночь со 2 на 3 марта.
 Первое после свержения монархии заседание Святейшего Синода под председательством митрополита Киевского Владимира состоялось 4 марта. От лица Временного правительства Владимир Львов объявил на нем о предоставлении Церкви свободы от опеки государства. Члены Синода (за исключением отсутствовавшего митрополита Питирима) выразили искреннюю радость по поводу наступления новой эры в жизни Церкви. В частности, архиепископ Новгородский Арсений говорил о появлении перед Российской Церковью больших перспектив, открывшихся после того, как "революция дала нам (Церкви) свободу от цезарепапизма".
 Тогда же из зала заседаний Синода по инициативе обер-прокурора было вынесено царское кресло, которое в глазах иерархов являлось «символом цезарепапизма в Церкви Русской». Знаменательно, что вынести его обер-прокурору помог член Синода митрополит Владимир. Кресло было решено передать в музей. На следующий день Синод распорядился, чтобы во всех церквах Петроградской епархии многолетие царствующему дому «отныне не провозглашалось»...Во всех храмах империи совершались молебны с возглашением многолетия «Богохранимой державе Российской и благоверному Временному правительству ея».
 9 марта Синод обратился с посланием «К верным чадам Православной Российской Церкви по поводу переживаемых ныне событий». Послание начиналось так: «Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на ея новом пути». Тем самым фактически Синод признал государственный переворот правомочным и официально провозгласил начало новой государственной жизни России, а революционные события объявил как свершившуюся «волю Божию». (Интересно в этой связи отметить: профессор Петроградской духовной академии Борис Титлинов считал, что это послание «благословило свободную Россию», а генерал Антон Деникин полагал, что тем самым Синод «санкционировал совершившийся переворот».)
 В связи с изменившейся формой государственной власти Православная Церковь была поставлена перед необходимостью отражения этого события в богослужебных текстах. В связи с этим перед Церковью встал вопрос: как и какую государственную власть следует поминать в церковных молитвах.
 Впервые этот вопрос Синод рассматривал 7 марта 1917 г. Его решением синодальной Комиссии по исправлению богослужебных книг под председательством архиепископа Финляндского Сергия поручалось произвести изменения в богослужебных чинах и молитвах в связи с происшедшей переменой в государственном управлении. Но, не дожидаясь решения этой комиссии, Синод издал определение, по которому всему российскому духовенству предписывалось «во всех случаях за богослужениями вместо поминовения царствовавшего дома возносить моление «о богохранимой державе Российской и благоверном Временном правительстве ея».
 Анализ этого определения показывает, что в нем Дом Романовых уже 7 марта был назван «царствовавшим», то есть в прошедшем времени. Важно отметить, что столь решительное отношение к царствующему дому было принято Синодом до созыва Учредительного собрания и при фактическом отсутствии отречения от царского престола великого князя Михаила Александровича. (По роковому стечению обстоятельств в тот же день Временное правительство постановило арестовать отрекшегося императора Николая II и его супругу, что было исполнено 8 марта.)
 (В «Акте» Великого Князя Михаила Александровича речь, в частности, шла не о его отречении от престола, а о невозможности занятия его без ясно выраженной на то воли всего народа России. Михаил Александрович предоставлял выбор формы государственного правления Учредительному собранию. До созыва же этого собрания он доверил управление страной созданному по инициативе Государственной Думы Временному правительству. Его намерение основывалось на имевших место в российском обществе мнениях о возможности существования в России конституционной монархии.)
 Другой особенностью синодального решения об отмене молитв за царскую власть является фактическое упразднение так называемых царских дней. Они имели статус государственных праздников и включали в себя дни рождения и именины императора, его супруги и наследника, дни восшествия на престол и коронования императора. Эти «дни» носили ярко выраженный религиозный характер: во время них совершались крестные ходы и молебны о «здравии и благоденствии» царствующего дома. (Официально эти дни были отменены постановлением Временного правительства только 16 марта 1917 г. Однако Синод хронологически опередил и предвосхитил постановление правительства об отмене этих государственно-церковных праздников.)
 Таким образом, именно высшее российское духовенство внесло нововведения в содержание богослужебных книг, изменив церковно-монархическое учение о государственной власти. И это несмотря на то, что оно исторически утвердилось в богослужебных книгах Русской Церкви и до марта 1917 г. было созвучно державной триединой формуле «За Веру, Царя и Отечество».
 Изменение смысла заключалось в «богословском оправдании» революции, то есть в том, что «всякая власть от Бога»: как царская власть, так и народовластие. Этим в богослужебной практике проводилась мысль, что смена формы власти как в государстве, так и в Церкви - явление не принципиальное. Вопрос же об «альтернативе» власти, то есть о должном выборе Учредительным собранием между народовластием и монархией, был Синодом решен и богословски, и практически в пользу народовластия... Фактически было утверждено, что смена формы государственной власти и революция - тоже «от Бога».
 Таким образом, через несколько дней после начала Февральской революции Российская Церковь перестала быть «монархической», фактически став «республиканской». Не дожидаясь решения Учредительного собрания об образе правления, Синод, повсеместно заменив поминовение царской власти молитвенным поминовением народовластия, провозгласил в богослужебных чинах Россию республикой. (Официально Россия была объявлена Александром Керенским республикой только 1 сентября 1917 г.)
 ...Вопрос даже о теоретической возможности установления в России хотя бы конституционной монархии официальными органами церковной власти в 1917 г. не рассматривался. Тем самым официальная политика Российской Православной Церкви была с первых чисел марта направлена на приветствие и узаконивание народовластия, то есть демократии.
 Итоговый вывод сформулирован так: «Из всего вышеизложенного, духовенство Русской Православной Церкви в целом сыграло важную роль в революционном процессе, направленном на свержение монархии в России. Высшему же органу церковной власти - Святейшему правительствующему Синоду принадлежит особая, одна из ведущих и определяющих ролей в установлении в России народовластия, в свержении института царской власти». 10 марта 1917, газета «Петроградский курьер»:
 "Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на ее новом пути.
 
 Возлюбленные чада Святой Православной Церкви!
 Временное Правительство вступило в управление страной в тяжкую историческую минуту. Враг еще стоит на нашей земле и славной нашей армии предстоят в ближайшем будущем великие усилия. В такое время все верные сыны Родины должны проникнуться общим воодушевлением. Ради миллионов лучших жизней, сложенных на поле брани, ради бесчисленных денежных средств, затраченных Россиею на защиту от врага, ради многих жертв, принесенных для завоевания гражданской свободы, ради спасения ваших собственных семейств, ради счастья Родины оставьте в это великое историческое время всякие распри и несогласия, объединитесь в братской любви на благо Родины, доверьтесь Временному Правительству; все вместе и каждый в отдельности приложите все усилия, чтобы трудами и подвигами, молитвою и повиновением облегчить ему великое дело водворения новых начал государственной жизни и общим разумом вывести Россию на путь истинной свободы, счастья и славы.
 
 Святейший Синод усердно молит Всемилостивого Господа, да благословит Он труды и начинания Временного Правительства, да дает ему силу крепость и мудрость, а подчиненных ему сынов Великой Российской державы да управит на путь братской любви, славной защиты Родины от врага и безмятежного мирного устроения.
 
 Смиренный Владимир митрополит киевский Смиренный Макарий митрополит московский Смиренный Сергий архиепископ финляндский Смиренный Тихон архиепископ литовский Смиренный Арсений архиепископ новгородский Смиренный Михаил архиепископ гродненский Смиренный Иоаким архиепископ нижегородский Смиренный Василий архиепископ черниговский Протопресвитер Александр Дернов».
 
 Таким образом, Православная церковь в лице Синода, епископата, приходского, военного и морского духовенства признала свержение монархии как "избавление от гнета" народа и церкви и выразила безусловную поддержку Временному правительству. "Революция явила всем миру портретную галерею революционеров, обличенных высоким саном пастырей и архипастырей Церкви" [Жевахов, 2007, т. 2. с. 278 - 279].
 
 Из речи епископа Рыбинского Корнилия (Попова):
 …Тяжелым крестом для России, для русского народа было царствование Николая II: сколько крови пролито во время Японской и настоящей войны! Бессильному плохо, плохо живется, на него больше нападают. А до безсилия русский народ доведен был старыми правительствами.
 (Ярославские губернские ведомости, Ярославль, 1917,  №9-10, с. 109-110).
 
 Из речи епископа Енисейского и Красноярского Никона (Бессонова) на собрании кадетской партии:
 …Николай II со своею супругою Александрою так унизили, так посрамили, опозорили монархизм, что о монархе, даже и конституционном, у нас и речи быть не может. В то время, как наши герои проливали кровь за отчизну... Ирод упивался вином, а Иодиада бесновалась со своими Распутиными, Протопоповыми и другими блудниками. Монарх и его супруга изменяли своему же народу.
 (Енисейская церковная нива. Красноярск, 1917,  №3, с. 20-22).
 
 Из послания к пастве архиепископа Таврического и Симферопольского Дмитрия (князя Абашидзе)
 Совершилось. Тот, без воли которого и волос не падает с головы нашей, положил предел царствования бывшего Государя. Бесчисленные губительные непорядке, допущенные бывшим правительством, крайне недобросовестно совершавшим свое служение, злоупотреблявшим властью, постоянно вводившим всех в заблуждение, повлекли за собой государственную разруху, расстройство во всех наших делах...
 (Таврический церковно-общественный вестник. Симферополь, 1917, №8-9, с. 175-179).
 
 Из воззвания епископа Вологодского и Тотемского Александра (Трапицына) и духовенства Вологды к пастве
 Свершилась воля Божия!
 В жизни каждого народа бывают такие моменты, когда старые формы государственной жизни, как не отвечающие современным потребностям, рушатся и заменяются новыми.
 (Вологодские епархиальные ведомости, Вологда, 1917,  №8, с. 105-106).
 
 Из проповеди епископа Тихвинского Алексия (Симанского) в Софийском соборе Новгорода
 В последнее время в России… внутри совершались неслыханные измены со стороны тех, кто был призван царем в качестве ближайших сотрудников в управлении государством… Постепенно воздвигалась между царем и народом все более и более плотная стена...
 (Новгородские губернские ведомости, Новгород, 1917,  №18, с. 2).
 
 Обращение архиепископа Тверского и Кашинского Серафима (Чичагова) к членам духовной консистории и благочинным г. Твери:
 …Милостию Божиею, народное восстание против старых, бедственных порядков в государстве, приведших Россию на край гибели в тяжелые годы мировой войны, обошлось без многочисленных жертв и Россия легко перешла к новому государственному строю….
 (Тверские епархиальные ведомости, Тверь, 1917,  №9-10, с. 75-76).
 
 Из речи архиепископа Симбирского и Сызранского Вениамина (Муратовского) в кафедральном соборе Симбирска:
 …Совершилось величайшей важности историческое событие! Волей Божией наша дорогая и многострадальная Родина вступила на новый путь своей государственной жизни.
 Наш Всероссийский корабль был близок к погибели… Кормчие его оказались  несостоятельными или по своему невежеству или, вернее, по своей нечестности. Не явись вовремя самоотверженные новые кормчие, я не знаю, что и было бы с нами!
 (Симбирские епархиальные ведомости, Симбирск, 1917,  №6, с. 75-76).
 
 Из проповеди епископа Костромского и Галичского Евгения (Бережкова):
 …Величие и мощь народного духа проявились удивительным образом: только плечом повел русский богатырь, и пали вековые оковы, исчезли все препятствия, стеснявшие его шествие по пути к свободе, солнце которой ныне во всем блеске засияло на святой Руси…
 (Костромские епархиальные ведомости, Кострома, 1917,  №7, с. 119).
 
 Из проповеди епископа Уфимского и Мензелинского Андрея (князя Ухтомского) в Казанском соборе Петрограда:
 …Кончилась тяжкая, грешная эпоха в жизни нашего народа. В эту эпоху – все грешили: лгали, льстили, насиловали народ и в слове, и в деле… Теперь началась великая эпоха новой жизни…. Наступили дни чистой народной жизни, свободного народного труда; зажглась яркая звезда русского народного счастья. Самодержец погиб и погиб безвозвратно, но вместо самодержца пусть великий Вседержитель царствует над нами.
 (Уфимские епархиальные ведомости, Уфа, 1917,  №7-8, с. 193-196).
   
 Из статьи епископа Уфимского и Мензелинского Андрея:
 …Режим правительства был в последнее время беспринципный, грешный, безнравственный. Самодержавие русских царей выродилось сначала в самовластие, а потом в своевластие, превосходившее все вероятия. Самодержавие не охраняло чистоты православия и народной совести, а держало святую Церковь на положении наемного слуги.
 Церковь подверглась явному глумлению. Она была заменена пройдохами, ханжами и т.п. С голосом Церкви не только не считались, но явно им пренебрегали.
 (Уфимские епархиальные ведомости, Уфа, 1917, №5-6, с. 138-139).
 
 Речь епископа Екатеринославского и Мариупольского Агапита (Вишневского):
 Божией волей и волей народа дорогая наша Родина вступила на новый исторический путь. Обновленная и свободная Россия светло ликует и торжествует ныне…
 (Екатеринославские епархиальные ведомости, Екатериносла,, 1917,  №8, с. 108).
 
 Из резолюции Полтавского епархиального съезда духовенства и мирян:
 Старый порядок был гибельный для церкви и государства, для народа и духовенства, он душил все живое и возврата к прежнему порядку не может быть никогда. Необходимо добиваться учреждения в государстве демократической и федеративной республики.
 (Владивостокские епархиальные ведомости, Владивосток, 1917,  №3150, с. 3).
 
 Из статьи епископа Нарвского Антонина (Грановского)):
 … грех православия в том, что его доселе заставляли нести солдатскую охрану государственного режима. Священное горение сердец были культивируемы на пропаганду и защиту общественного строя, именуемого «самодержавием». Этот полицейский мотив убил церковную искренность… Православие и самодержавие не только органически не связаны между собою, напротив, они взаимно отталкивают друг друга.
 (Слово. СПб., 1905, №330, с. 5-6).
 
 
 
 А вот, напоследок, для полноты понимания, и известное выступление Алексия II на Поместном Соборе Русской Православной Церкви Московского Патриархата 30 мая – 2 июня 1971 года:
 «…С горечью вспоминаем тот факт, что многие иерархи Русской Православной Церкви и часть ее клира не поняли исторической обусловленности Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года в нашей стране, в совершении которой участвовали и верующие массы нашего народа, не поняли эпохальности этой революции, освободившей народы нашей Родины от капиталистического рабства для свободного развития и открывшей новый период в истории человечества.
 Однако, к чести своей, ряд видных деятелей Церкви, и прежде всего архиепископ Владимирский Сергий (Страгородский), сумели правильно осмыслить происходившие события и заняли свое место в трудном процессе созидания общества, не имевшего в истории прецедента…
 Зная о невыносимых страданиях сотен миллионов людей, которые порождает империализм, мы заявляем, что святым нашим долгом является наше участие в современной антиимпериалистической борьбе. Мы – за преобразование социальных структур, угнетающих народы и не позволяющих им свободно развиваться, за преобразование, включающее, если требуется, и революционные пути низвержения существующих режимов порабощения» (Журнал Московской Патриархии. 1971, № 7. С. 45-62).
 
 
 
 
 Источники:
 
 Бабкин М. "Священство" против "царства" ? // Родина. № 3. 2007.
 Бабкин М. А. "Мы военные священники, всем сердцем приветствуем обновление Родины нашей на началах политической, гражданской и религиозной свободы" // Военно-исторический журнал. №2. 2006.
 Бабкин М. Иерархи Русской православной церкви и свержение монархии в России.// Отечественная история. № 3. 2005.
 Бабкин М. Приходское духовенство Российской православной церкви и свержение монархии в 1917 г. // Вопросы истории. № 6. 2003.
 Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990.
 Булгаков С. Н. Апокалиптика и социализм. М., 1993. В 2 т. Т. 2.
 Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви. М.– Пг., 1917 – 1918, II, 2.