Автор Тема: НСДАП  (Прочитано 18928 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

штурмовик

  • Гость
НСДАП
« : 31/10/08 , 01:43:53 »


Цитаты из Майн Кампф:

Из главы V. Русско-японская война застала меня уже более зрелым человеком. За этими событиями я следил еще внимательнее. В этой войне я стал на определенную сторону и притом по соображениям национальным. В дискуссиях, связанных с русско-японской войной, я сразу стал на сторону японцев. В поражении России я стал видеть также поражение австрийских славян.

Из главы IX. Население России было сплошь безграмотное, чего конечно нельзя было сказать ни о Германии, ни о других западноевропейских народах. В России сама интеллигенция в большинстве своем принадлежит к нерусским национальностям и во всяком случае к неславянским расам. С тонким слоем интеллигенции в России легко было справиться, ибо между ним и широкими массами народа почти совсем не было посредствующих звеньев, а умственный и моральный уровень широкой массы народа был в России страшно низок.

Из главы XIV. Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены.

Сама судьба указует нам перстом. Выдав Россию в руки большевизма, судьба лишила русский народ той интеллигенции, на которой до сих пор держалось ее государственное существование и которая одна только служила залогом известной прочности государства. Не государственные дарования славянства дали силу и крепость русскому государству. Всем этим Россия обязана была германским элементам — превосходнейший пример той громадной государственной роли, которую способны играть германские элементы, действуя внутри более низкой расы. Именно так были созданы многие могущественные государства на земле. Не раз в истории мы видели, как народы более низкой культуры, во главе которых в качестве организаторов стояли германцы, превращались в могущественные государства и затем держались прочно на ногах, пока сохранялось расовое ядро германцев. В течение столетий Россия жила за счет именно германского ядра в ее высших слоях населения. Теперь это ядро истреблено полностью и до конца. Место германцев заняли евреи. Но как русские не могут своими собственными силами скинуть ярмо евреев, так и одни евреи не в силах надолго держать в своем подчинении это громадное государство. Сами евреи отнюдь не являются элементом организации, а скорее ферментом дезорганизации. Это гигантское восточное государство неизбежно обречено на гибель. К этому созрели уже все предпосылки. Конец еврейского господства в России будет также концом России как государства. Судьба предназначила нам быть свидетелем такой катастрофы, которая лучше, чем что бы то ни было, подтвердит безусловно правильность нашей расовой теории.

...Я не забываю всех наглых угроз, которыми смела систематически осыпать Германию панславистская Россия. Я не забываю многократных пробных мобилизаций, к которым Россия прибегала с единственной целью ущемления Германии. Я не могу забыть настроений, которые господствовали в России уже до войны, и тех ожесточенных нападок на наш народ, в которых изощрялась русская большая пресса, восторженно относившаяся к Франции.

штурмовик

  • Гость
НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТЫ ПРОТИВ ГИТЛЕРА
« Ответ #1 : 31/10/08 , 01:50:02 »
ОТТО ШТРАССЕР был одним из наиболее ярких представителей социалистического течения германского национал-социализма. В молодости Отто являлся активистом социалистической партии, а во время подавления капповского мятежа против Веймарской республики в марте 1920 г. командовал крупным соединением "красных" отрядов берлинских рабочих. Позже, разочаровавшись в политике социалистов, он вышел из соцпартии и стал одним из лидеров левого студенческого движения.
В сентябре 1920 г. старший брат Отто Грегор Штрассер, ставший первым гауляйтером нацистской партии, познакомил его с Гитлером. "Гитлер казался обыкновенным человеком, - вспоминает Отто Штрассер. - Его бледность свидетельствовала о недостатке свежего воздуха и физических упражнений". В присутствии генерала Людендорфа Гитлер подавленно молчал и лишь кратко отвечал на вопросы генерала: "Да, Ваше превосходительство" и "Так точно, Ваше превосходительство".

Весной 1925 г., когда Грегор Штрассер стал руководителем северогерманских организаций НСДАП, Отто Штрассер вступил в нацистскую партию и возглавил газету "Берлинер арбайтер цайтунг", которая превратилась в главный орган социалистического течения НСДАП. "В области экономики мы выступали как против капитализма, так и против марксизма, - отмечает О.Штрассер. - ...Мы предлагали провести национализацию лишь тех материальных ценностей, которые могут умножаться лишь коллективными усилиями народа, именно земельного и промышленного имущества страны... Процветание страны необходимо обеспечить национализацией тяжелой индустрии и распределением крупных поместий в качестве государственного имущества. Наша программа предусматривала уничтожение прусского милитаризма".

Вскоре редактором штрассеровского журнала "НС-Брифе" и личным секретарем Грегора Штрассера стал начинающий журналист Йозеф Геббельс, которого братья переманили из рейнской газеты "Народная свобода". Геббельс превратился в "самого ревностного апостола" национального социализма. "Я ненавижу капитализм в любой форме, как чуму...", - писал в это время будущий глава гитлеровской пропаганды. Другим близким сотрудником Штрассеров являлся безработный агроном Генрих Гиммлер, ставший личным адьютантом и порученцем Грегора Штрассера.
Заручившись поддержкой гауляйтеров, Штрассеры начали атаку на программу НСДАП. "Мы делаем из национал-социализма партию классовой борьбы, - записал в своем дневнике Геббельс. - Именно так. Капитализм должен быть назван своим именем". В конце 1925 г. Грегор Штрассер распространил проект новой партийной программы, которая должна была заменить устаревшие "25 пунктов" Гитлера и Федера.Штрассеровский проект включал требования национализации крупной промышленности и банков, экспроприации помещичьих владений, поддержки рабочего профсоюзного и забастовочного движения и другие леворадикальные лозунги. Во внешней политике Штрассер предлагал ориентироваться на союз с большевистской Россией против "капитализма и империализма Запада".
Конференция северных организаций НСДАП в Ганновере 24-25 января 1926 г. поддержали штрассеровскую программу. Когда представитель Гитлера Готфрид Федер выразил протест против решения северных нацистов поддержать коммунистов и социал-демократов в борьбе за экспроприацию княжеских земель, Геббельс вскочил и прокричал:- В этих условиях я требую, чтобы жалкий буржуа Гитлер был исключен из национал-социалистической партии!
В ответ Гитлер 14 февраля 1926 г. созвал своих сторонников на совещание в Бамберге. Фюрер потребовал отказаться от попыток ревизовать программу НСДАП и запретил поддерживать предложения об экспроприации княжеских земель.

Уже через несколько месяцев самый рьяный революционер Геббельс переметнулся на сторону Гитлера, за что получил пост гауляйтера Берлина. Грегор Штрассер также уступил фюреру и был назначен главой пропаганды НСДАП. В 1928 г. на службу к Гитлеру перешел Генрих Гиммлер, ставший рейхсфюрером СС. Лишь Отто Штрассер продолжал отстаивать социалистические принципы нацизма. "...Мы - социалисты, Гитлер же перешел на терминологию капиталистов, - убеждал он брата. ...Грегор, мы должны отказаться от сотрудничества с ним".

Открытый разрыв произошел в 1930 г., когда одна из газет О.Штрассера поддержала забастовку на саксонских предприятиях, владельцы которых финансировали Гитлера. 22 мая 1930 г. между Гитлером и Отто Штрассером состоялся резкий разговор. "Если вы хотите сохранить капиталистический режим, - заявил Штрассер, - то вы не имеете права говорить о социализме..." В ответ Гитлер обвинил Штрассера и его сторонников в марксизме. 4 июля 1930 г. Отто Штрассер и его приверженцы демонстративно вышли из нацистской партии под лозунгом "Социалисты уходят из НСДАП!".
Летом 1930 г. Отто Штрассер основал Боевой союз революционных национал-социалистов, который стал известен под названием "Черный фронт". Он издавал антигитлеровские листовки и памфлеты, печатал газеты, распространял компроментирующие материалы о Гитлере и других видных наци. В апреле 1931 г. Штрассер подбил на мятеж против Гитлера главу берлинских штурмовиков Вальтера Штеннеса.Штурмовики захватили здание геббельсовской газеты "Ангрифф" и объявили об отстранении Гитлера от руководства нацистской партией. К мятежу были готовы присоединиться некоторые гауляйтеры. Однако через несколько дней спешно прибывший в Берлин Гитлер уговорил большинство мятежников.
После захвата нацистами власти в январе 1933 г. Черный фронт ушел в подполье. На руководителей и активистов фронта обрушились репрессии: многие штрассеровцы были убиты или заключены в концлагеря. Отто Штрассер едва избежал ареста, выехав из Берлина за несколько часов до захвата его квартиры гестаповцами.
В мае 1933 г. Отто Штрассер, получив предупреждение от брата Грегора о готовящемся покушении, тайно перешел германо-австрийскую границу. Однако в Австрии нацистские агенты продолжали преследовать лидера Черного фронта.
Вскоре Штрассер бежал в Чехословакию. В Праге антигитлеровские публикации и лекции Отто имели успех. Вскоре Штрассер при помощи своего друга Формиса основал в городке Захори близ Праги подпольную радиостанцию.Радио Черного фронта ежедневно транслировало на Германию компроментирующую информацию о Гитлере и его окружении.
30 июня 1934 во время "Ночи длинных ножей" Грегор Штрассер был арестован и застрелен через окно тюремной камеры.
В январе 1935 г. спецгруппа гестаповцев совершила нападение на радиостанцию, в ходе которого был убит Формис. Самому Штрассеру пришлось быть предельно осторожным, чтобы избежать ловушек гестапо. "Я с улыбкой вспоминаю бутылочку с ядом в руках моего "верного" друга Константина, анонимные письма с приглашениями на любовные свидания и слишком откровенную попытку английского псевдожурналиста заманить меня на уик-энд в Судетскую область", - пишет лидер Черного фронта.

Несмотря на то, что оппозиция Черного фронта, по мнению большинства исследователей, не представляла серьезной угрозы для гитлеровского режима, сам фюрер очень опасался Штрассера. В апреле 1941 г. Вальтера Шелленберга, занимавшего в то время должность начальника контрразведки в центральном управлении гестапо, пригласил Гиммлер и заявил, что Гитлер требует устранить Отто Штрассера. "Гитлер ненавидит Отто так же, как ненавидел его брата Грегора, - сказал рейхсфюрер. - Он считает их обоих... своими личными врагами. Гитлер убежден, что Отто только и ждет возможности убить его и работает над осуществлением своих планов вместе с британской и американской секретными службами". Вскоре Гиммлера, Шелленберга и шефа Главного управления имперской безопасности Гейдриха вызвали в рейхсканцелярию.
- ...Я решил, - заявил фюрер, глядя на Шелленберга, - уничтожить Отто Штрассера любыми средствами. Задание это я приказываю выполнить лично вам.
Из сообщений агентов, внедренных в Черный фронт, стало известно, что Отто Штрассер должен был появиться в Лиссабоне. Для организации его убийства Шелленберг получил два крохотных пузырька с ядовитой сывороткой, созданной по заданию СД.
Две недели агенты гестапо и нанятые ими помощники пытались установить местонахождение лидера Черного фронта, однако все усилия были напрасны: Отто так и не появился в Португалии. Шелленберг вернулся в Берлин, а вскоре полет Гесса в Англию и подготовка к войне с Советским Союзом отвлекли Гитлера от преследования своего личного врага.

Отто Штрассер надолго пережил Гитлера. Во время войны он жил в Канаде, а в 1955 г. вернулся на родину, в Западную Германию. Умер "личный враг Гитлера" 27 августа 1974 г. в Мюнхене в возрасте 76 лет.
Имена Отто Штрассера и его брата Грегора в 70-80-х гг. были подняты на знамена европейскими "новыми правыми", которые видели идеал нонконформистского революционного движения - так называемого "Третьего Пути", - в раннем национал-социализме. Гитлеровский нацизм они считали оппортунизмом и извращением изначального якобы "чистого" национал-социализма.
В 1969 во Франкфурте-на-Майне вышла книга Грегора Штрассера "Моя борьба" - посмертный удар Гитлеру из Зазеркалья.

С начала 90-х гг. небольшие группы сторонников "Третьего Пути" появились и в России. Так, ведущий теоретический журнал русских "новых правых" "Элементы", издаваемый Александром Дугиным, регулярно публикует материалы, пропагандирующие ранний нацизм, а Отто Штрассера именует "отвергнутым пророком Германии" .

Правда, сам Отто Штрассер уже в конце 30-х гг. радикально пересмотрел свои взгляды. "Народу Германии нужно народное сообщество... Ему нужна свобода в собственном доме, то есть демократическое самоуправление; ему нужна свобода за границей, то есть равные национальные права с другими народами. Народу Германии нужен новый политический, юридический и экономический порядок внутри страны; ему нужен мир в Германии, мир в Европе и мир во всем мире", - писал лидер Черного фронта в 1939 г. Будущее Германии и всей Европы он видел в возрождении христианских ценностей, восстановлении демократических свобод и замене "стремления к господству духом европейского сотрудничества".

по материалам:
http://www.hist.ru/strasser.html
http://interpretive.ru/dictionary/410/word/%D8%F2%F0%E0%F1%F1%E5%F0%2C+%C3%F0%E5%E3%EE%F0
Отто Штрассер. Гитлер и я. Ростов-на-Дону: «Феникс», 1999. (Исторические силуэты). - 384 с.

штурмовик

  • Гость
Жидки там громко пгазднуют чеготолетие своего ублюдочного обосранного бандитского анклава,привязав(как обычно) "дату праздника" к Великой Победе русских над фашистской Германией.
Очего это они так громко суетятся?
А вот отчего!


Американские фирмы и банки, активно способствовавшие захвату гитлеровцами власти в Германии, а затем их военным приготовлениям,все принадлежали сионистскому капиталу. Список банков и фирм, помогавших гитлеровской Германии, выглядит как справочник сионистского капитала США. Особую активность проявляли банкиры Лазар и Лимэн, связанные с германскими фирмами деловыми и родственными отношениями. Видный сионистский деятель Н. Гольдман, длительное время возглавлявший всемирный еврейский конгресс и всемирную сионистскую организацию, отмечает в автобиографии, что, когда некоторые еврейские организации США пытались организовать международный экономический бойкот Германии, сионистские фирмы, являясь контрагентами германских компаний, сорвали этот бойкот

Помогали гитлеровцам и: сионистские главари из других стран. Так, еще в 1929 г. амстердамский банкирский дом «Мендельсон и К°» перевел в распоряжение Гитлера 10 млн. долларов. В 1931 г. он же совместно с роттердамским банковским консорциумом и при посредстве римского коммерческого банка вручил главарю немецких фашистов еще 15 млн. долларов. Наконец, уже после прихода Гитлера к власти им было получено по тем же каналам 126 млн. долларов.


Важную роль в укреплении отношений гитлеровской Германии с США сыграл Я. Шахт. Еще в феврале 1933 г. он убеждал поверенного в делах США в Берлине, что фашистский режим «не представляет никакой опасности для американского бизнеса в Германии». Вскоре после своего назначения на пост президента Рейхсбанка, что было воспринято международными монополиями(международными жидами) положительно, Шахт в мае 1933 г. выехал в США для закрепления и расширения контактов между фашистскими лидерами Германии и правящими кругами Америки. В качестве эмиссара Гитлера и германских монополистов Шахт встретился с президентом Рузвельтом(жена которого была щирой жидовкой), членами правительства и заправилами Уолл-стрита. Шахт заверял своих собеседников, что «нет более демократического правительства в мире, чем правительство Гитлера», что фашистский режим «является лучшей формой демократии», и добивался предоставления Германии новых американских займов. Отбывая из Нью-Йорка в Европу, Шахт заявил, что он вполне удовлетворен результатами своего визита.

Шахт способствовал также расширению связей гитлеровцев с монополистическими кругами других стран. В июне 1933 г., будучи членом германской делегации на международной экономической конференции в Лондоне, он вместе с идеологом фашистской партии Розенбергом принял участие в разработке так называемого «меморандума Гугенберга», при помощи которого гитлеровцы пытались запугать западные державы «опасностью большевизма» и выторговать для себя кредиты.

Большую роль в координации усилий международной банковской олигархии в финансировании фашистского движения в Германии играл кёльнский банкир барон Шредер, связанный с нацистской партией. Он поддерживал тесные контакты с отделениями своей банковской фирмы в США и Англии. Все юридические формальности по займам, проходившие через банк Шредера, выполнялись в Америке адвокатской фирмой «Салливэн энд Кромвэл», во главе которой стояли братья Джон Фостер Даллес, Аллен Даллес и другие.

Вскоре после установления фашистской диктатуры Германию посетили представители банковских объединений США Олдрич и Манн для обсуждения вопросов, связанных с финансированием вооружений Германии. Спустя несколько дней в беседе с американским послом в Берлине они заявили, что с Гитлером «можно иметь дело». В результате переговоров было достигнуто важное соглашение. Американские банки отсрочили получение с Германии платежей по ранее предоставленным кредитам. Они дали обязательство, что впредь все доходы с американских капиталов и имущества в Германии будут расходоваться исключительно внутри этой страны. Немецкие и американские банкиры договорились о самом важном — о том, что капитал США примет деятельное участие в перевооружении Германии либо путем строительства новых военных предприятий на ее территории, либо путем реконструкции уже имевшихся.

Большое значение для вооружения Германии и создания ее военной машины имели прямые вложения американского капитала в германскую промышленность. По официальным данным, прямые американские капиталовложения в германскую промышленность в 1930 г. составляли 216,5 млн. долларов. В Германии имелось до 60 филиалов американских концернов. Сенатор Килгор говорил в 1943 г.: «Огромные суммы американских денег шли за границу на строительство заводов, которые теперь являются несчастьем для нашего существования и постоянной помехой для наших военных усилий». Килгор имел все основания сделать такое заявление, поскольку сенатская комиссия, возглавляемая им, определила сумму американских капиталовложений в Германии в 1 млрд. долларов. Комиссия Килгора установила также, что только часть американских(принадлежащих жидам) компаний владела столь большой долей акционерных капиталов, которая позволяла контролировать 278 немецких акционерных обществ. Это показывает, насколько за годы гитлеровской диктатуры укрепились связи американских(жидовских) и германских монополистов и сколь велика была роль жидо- капитала США не только в воссоздании, но и в дальнейшем развитии военно-промышленного потенциала фашистской Германии.

В 1929 г. было заключено соглашение между американским нефтяным трестом «Стандард ойл» и германским химическим концерном «ИГ Фарбениндустри», сыгравшее важнейшую роль в подготовке гитлеровской Германии к мировой войне. Концерн «ИГ Фарбениндустри» получил от «Стандард ойл» свыше 60 млн. долларов для разработки технологии производства синтетического горючего в промышленных размерах{638}. С приходом фашистов к власти связи монополий США и Германии стали еще более тесными.

При активной помощи американских фирм немецкие империалисты организовали в широких масштабах ввоз оружия из-за границы. Только за восемь месяцев 1934 г. американская авиационная фирма «Эйркрафт корпорейшн» увеличила экспорт своей продукции в Германию по сравнению с 1933 г. в 6,4 раза. Кроме «Эйркрафт корпорейшн» поставками самолетов занимались и другие американские фирмы. Компания «Юнайтед эйркрафт транспорт» ввозила части для постройки самолетов, фирма «Сперри жироскоп компани» — авиационную радиоаппаратуру. В широких масштабах направляли в Германию свою продукцию — в основном моторы и самолеты — американские компании «Кертисс райт», «Америкэн эйркрафт» и другие.

Особое значение для Германии имело предоставление ей американскими фирмами патентов на новейшие изобретения в области авиации. Фирма «Пратт энд Уитни» заключила с германской компанией «Байерише моторверке» договор о передаче Германии патента на авиадвигатели с воздушным охлаждением. Свои патенты на военные самолеты передала немецкой фирме американская компания «Юнайтед эйркрафт экспорт». Продала Германии патент на новый самолет крупнейшая американская компания «Дуглас».

В феврале 1933 г. американский химический трест Дюпона заключил соглашение с «ИГ Фарбениндустри» о продаже взрывчатых веществ и боеприпасов, которые направлялись в Германию через Голландию.

Уже в 1934 г. поставки оружия из США в Германию приняли такие размеры, что ими заинтересовалась сенатская комиссия по расследованию деятельности военных предприятий. Комиссия установила, что между американскими и немецкими фирмами существует множество секретных соглашений о взаимной информации и обмене патентами в области вооружения. Член комиссии сенатор Кларк заявил: «Если бы Германия проявила завтра активность в военном смысле, она оказалась бы более мощной благодаря патентам и техническому опыту, переданным ей американскими фирмами».

В 1940 г. морской министр США Фрэнк Нокс признал, что «в 1934 и 1935 гг. Гитлеру поставлялись сотни первоклассных авиационных моторов, изготовляемых в США», а сенатская комиссия в том же 1940 г. пришла к выводу, что «американские промышленники с согласия правительства США свободно продавали германскому правительству патенты и права на конструирование моторов...».

«Стандард ойл» взял на себя финансирование строительства новых заводов синтетического горючего в Германии. О размахе финансирования можно судить по заявлению американского коммерческого атташе в Берлине, который в декабре 1935 г. в официальной беседе отметил, что «по истечении двух лет Германия будет производить нефть и газ из каменного угля в количестве, достаточном для длительной войны. «Стандард ойл» предоставил ей для этого миллионы долларов».

Трест «Стандард ойл» не только активно помогал налаживать производство синтетического бензина, но и расходовал крупные суммы на разведку и организацию добычи нефти в Германии{642}. Тресту принадлежало более половины капитала нефтяной компании, в собственности которой находилось более трети всех бензозаправочных станций. Германо-американская нефтяная компания владела нефтеперерабатывающими заводами, заводами минеральных масел. Когда началась мировая война, заводы по гидрогенизации угля имелись в Германии и Японии. Но их не было в США.

В 1935 г. вскоре после разрыва Гитлером военных статей Версальского договора и введения в Германии всеобщей воинской повинности американская компания «Этил газолин корпорейшн» передала с разрешения американского правительства патент, которым она владела монопольно, на производство тетраэтилсвинца — антидетонационной присадки в бензин. В одном из секретных документов, ставших известными после войны, эксперты «ИГ Фарбениндустри» следующим образом оценивали значение помощи американской фирмы: «Нет необходимости подчеркивать, что без тетраэтилсвинца современная война немыслима. Мы же с начала войны были в состоянии производить тетраэтилсвинец исключительно потому, что незадолго до этого американцы построили для нас завод, подготовили его к эксплуатации и передали нам необходимый опыт». Столь же велика была помощь американского капитала и в разработке способов производства синтетического каучука.

В лабораториях «Джаско» и на ее опытном заводе в Батон-Руж (штат Луизиана) была разработана технология массового производства каучука «буна». Право собственности на этот патент перешло к германскому тресту. «Стандард ойл» разработал способ получения и технологию производства нового вида каучука — бутилового, более высокого по качеству, чем «буна».

Американские монополии помогали фашистской Германии и в производстве алюминия, магния, никеля, карбид-вольфрама, бериллия и других стратегических материалов.

В 1935 г. германское производство легких и цветных металлов уже превосходило французское и канадское в четыре раза, британское и норвежское — в шесть раз, на 16 тыс. тонн превышало американскую выработку

Для успешной подготовки войны гитлеровцы считали крайне необходимым ослабить зависимость Германии от ввоза железной руды. В Германии имелось несколько железорудных месторождений с 20-25-процентным содержанием железа. Разработка таких бедных руд считалась нерентабельной. Тем не менее на базе этих месторождений началось строительство трех заводов с годовым производством стали 6 млн. тонн, что составляло треть всей выплавки стали в Германии. Официально работы производились концерном Германа Геринга, но в действительности их выполняла специально созданная американская фирма «Р. Брассерт». «Эта компания, — пишет английский экономист Н. Мюлен, — до того почти неизвестная в Германии... оказалась тесно связанной с «автаркией» рейха в области снабжения его железной рудой — одним из главных элементов экономической независимости в производстве вооружений». Фирма «Р. Брассерт» была только филиалом крупной чикагской фирмы Брассерта, сотрудничавшей с американским трестом Моргана.

По условиям картельных соглашений американские фирмы должны были информировать своих немецких партнеров о всех интересующих их технических новинках. Так, фирма «Бауш энд Ломб» охотно предоставляла Цейсу военные секреты США и лишь просила хранить все сведения в тайне.

Крупную роль, которую играли американские монополии в подготовке Германии к войне, подтвердил впоследствии не кто иной, как Я. Шахт, являвшийся правой рукой Гитлера в вопросах финансирования военного производства. Находясь в своей камере во время Нюрнбергского процесса, Шахт рассмеялся, услыхав, что немецким промышленникам будет предъявлено обвинение в вооружении «третьего рейха». «Если вы хотите предать суду промышленников, способствовавших вооружению Германии, — сказал он американскому офицеру, — то вы должны будете судить своих собственных промышленников. Ведь заводы «Опель»,принадлежавшие «Дженерал моторе», работали только на войну».

Тесные связи банкирского дома Моргана с немецкими фашистами были установлены через находившуюся под его полным контролем международную телефонно-телеграфную корпорацию — «ИТТ».

Вскоре после фашистского переворота в Германии председатель правления «ИТТ» был принят Гитлером. В результате беседы во главе всех трех немецких фирм, принадлежавших «ИТТ», был поставлен агент Риббентропа Г. Вестрик, который назначил на руководящие посты в правлениях фирм и на предприятиях главарей СС и других видных гитлеровцев}.

Если через «ИТТ» дом Моргана установил контроль над многими предприятиями, производившими телеграфную и телефонную аппаратуру, а также над радиопромышленностью Германии и протянул щупальца к самолетостроению, то через другую крупную американскую фирму — «Дженерал электрик» он имел тесные связи с электропромышленностью Германии.

За годы фашистской диктатуры «Дженерал электрик» добилась полного контроля над «Альгемайне электрицитетс гезельшафт» (АЭГ) — крупнейшим германским электротехническим концерном с капиталом 120 млн. марок. Через АЭГ фирма «Дженерал электрик» приобрела косвенный контроль над значительной частью электропромышленности Германии, в том числе и над известным электроконцерном Сименса, компанией электроламп «Осрам» и т. п

http://krevetka-float.livejournal.com/134249.html
http://militera.lib.ru/h/12/01_05.html

Белогвардеец

  • Гость
НСДАП
« Ответ #3 : 15/09/09 , 12:42:26 »
По скольку тема называется "Искусство плаката", то думаю не лишнем будет показывать тут не только советские, но и некоторые антисоветские плакаты:






















Белогвардеец

  • Гость
Re: НСДАП
« Ответ #4 : 19/09/09 , 19:28:06 »

Супер!

Интересные плакты, особенно тот, что я процитировал! Чей он, немецкий, или советский? Я читал про детский ГУЛАГ, где содержали детей "врагов народа", но в СССР это особо это не офишировалось, скорее всего плакат издали уже после разоблачения культа личности!

Вот нашёл интересную подборку искусства плаката Третьего Рейха и СССР:

















Оффлайн skinhead

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 360
http://www.libex.ru/detail/book20685.html
Кардель, Хеннеке
Адольф Гитлер - основатель Израиля
Издательство: М.: Русский Вестник
Переплет: мягкий; 224 страниц; 2004 г.
ISBN: 5-85346-052-8; Формат: стандартный
Язык: русский

Перевод с немецкого. 2-е изд. исправленное и дополненное. С иллюстрациями.
Автор книги Хеннеке Кардель неоднократно подвергался судебному преследованию в Западной Германии со стороны еврейских организаций. Однако все судебные процессы, в том числе в Верховном суде, Кардель выиграл, ибо представил документальные свидетельства фактов и процессов, приводимых и анализируемых в книге «Адольф Гитлер - основатель Израиля». Причина ясна: Израилю грозит опасность возвращения репараций, до сих пор выкачиваемых с немецкого народа.
Об авторе: Хеннеке Кардель во время второй мировой войны воевал на Восточном фронте, попал в плен, на территории Литвы бежал из плена. Вернувшись в Германию, задумался о причинах мировой войны. Беседы с людьми различных национальностей, в том числе евреями, изучение тщательно скрывавшихся архивных документов позволили ему сделать вывод о том, что верхушка гитлеровского рейха состояла из людей, в крови которых была значительная доля еврейской крови. Это вызывало и вызывает у неосведомленных людей, по крайней мере, недоумение, ибо Гитлеру и его подручным приписывается стремление уничтожить евреев в мировом масштабе. Результаты исследований и легли в основу книги, впервые изданной в Женеве в 1974 году.
"Здоровый, правильно понятый национализм!"
Сталин

Оффлайн skinhead

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 360
Re: НСДАП
« Ответ #6 : 24/10/09 , 20:23:24 »
http://zapravdu.ru/anti-ombie/myi-stali-zhertvoy-zabluzhdeniya.html


Карточка "остарбайтера"

До войны нацистская пропаганда преподносила русских (имея в виду советских) в качестве низших, по сравнению с немцами, существ, - неграмотных, забитых, не способных к квалифицированному труду. Поэтому и отношение к рабочим с большим знаком«OST» на груди напоминало в какой-то степени отношение к рабочему скоту. Остарбайтерам были запрещены контакты с немецким населением. Однако многие немцы, наблюдавшие, как остарбайтеры живут и работают в Германии, были удивлены несходством навязанного им пропагандистского образа и реальности. Оказалось, что по внешнему виду, образованию, обычаям, трудовым навыкам и т.п. «восточные рабочие» мало чем отличаются от немцев. И возникало сомнение во многих постулатах нацистской пропаганды. О том, как в результате наблюдения за остарбайтерами менялись представления немецкого населения о Советском Союзе и его людях, свидетельствуют два германских документа 1942 и 1943 годов. Это впервые переведенные на русский язык секретные доклады имперской службы безопасности, подготовленные для высшего руководства нацистской Германии и потому несущие информацию, свободную от пропагандистских коррективов.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ
БЕЗОПАСНОСТИ и СД
Управление III
Берлин, 17 августа 1942 г.
СВ II, Принц-Альбрехтштрассе, 8

Секретно!
Экз. N 41
Лично - Доложить немедленно!
Сообщения из империи N 309

II. Представления населения о России

В последнее время из различных частей империи и от всех слоев населения поступают многочисленные сообщения о том, что население во все большем объеме стремится представить себе взаимопереплетающуюся картину Советского Союза: страны, обстановки внутри нее, людей, внутренних и внешних условий их существования. При этом чаще всего выражается мнение, что прежние представления в ходе войны против Советского Союза во многом изменились, и возникает ряд противоречий, которым трудно дать удовлетворительное объяснение.

1. Наша прежняя пропаганда против Советского Союза подчеркивала, что коммунистическо-большевистская система была основана евреями как система чудовищного угнетения и нищеты всего русского населения. Особенно подчеркивалось различие между большевистской идеологией и агитацией, и действительным положе?нием в Советском Союзе. Эта пропаганда породила представления, которые недавно были подтверждены как правильные на выставке «Советский рай». Именно эти представления были снова подтверждены в письмах и рассказах наших солдат. Картина Советского Союза и его людей предстает как исключительно мрачная, как состояние ужасного упадка и страшной нищеты. Теперь же среди простых людей часто можно услышать такие заявления, как: «И в этой ужасной стране должны были после войны поселиться немцы!» - «Уже никого и ничем нельзя заманить ехать туда!» - «И даже если меня будут заставлять, ничего из этого не выйдет!»

2. Согласно этим представлениям, Советский Союз был страной чудовищного беспорядка. Вспоминается многолетняя впечатляющая информация о дезорганизации, например, в сельском хозяйстве и на транспорте, о невыполнении пятилетних планов в области промышленности и т.д. Но уже в первые месяцы войны против Советского Союза в связи с этой проблемой возникло чувство, что мы стали жертвой определенного заблуждения. Большая масса вооружения, его техническое качество, гигантская индустриализация страны вызвали первые озадачившие нас впечатления, которые противоречили существенным аргументам прежних представлений о Советском Союзе. Солдаты на основе собственного опыта также сообщали, что, наряду с примитивностью и нищетой масс, они видели огромные сооружения, гигантские промышленные предприятия американского типа, электростанции и т.д. Они задают себе вопрос, как все это осуществил большевизм? «Здесь должны также проявиться и положительные силы?»

3. Советские люди преподносились как жестокие скотоподобные существа. В лице комиссаров и политруков они превращались просто в «недочеловеков». Сообщения о зверствах, которые имели место в первые месяцы восточного похода, подкрепляли убеждение, что военнослужащие вражеской армии являются «бестиями». С озабоченностью спрашивали, как мы поступим в будущем с этими «зверьми». Многие немцы полагали, что их нужно будет полностью уничтожить. Вместе с сообщениями о злодеяниях убежавших русских военнопленных возник определен?ный страх в связи с тем, что эти типы в большом количестве могут прибыть в пределы империи и использоваться в качестве рабочей силы.

Это уже сегодня поднимает для многих немцев вопрос о духовном отношении к тысячам остарбайтеров. Именно среди наших рабочих было отмечено, что эти русские часто проявляют смышленость, ловкость, быстроту в понимании даже сложных процессов в работе машин. Многие довольно быстро изучили немецкий язык и совсем не выглядят такими, которые получили плохое начальное образование. Этот опыт сделал противоречивыми прежние представления о людях с востока.

4. Восточных людей в целом рассматривали как неполноценных в расовом отношении. Часто там выискивали лиц с чертами монгольских и тюркских народов, с тем, чтобы наглядно и ярко продемонстрировать звериный характер солдат Советской армии. Этому противоречат рассказы многих солдат о том, что монголы и тюрки являются хорошими солдатами, что часто они чистоплотнее и смышленее других и не попали полностью под влияние большевизма. Среди мужиков также встречается много высоких блондинов с голубыми глазами, а во многих докладах с Украины говорится о том, что люди там по сравнению с Германией являются очень примитивными и ведут простой образ жизни, но выглядят здоровыми, зачастую добродушными, трудолюбивыми и радостными.

5. Особенно сильно занимает немцев проблема боевой мощи Красной Армии, которая наряду с количеством и качеством удивительного вооружения явилась второй большой неожиданностью. До сегодняшнего дня упорство в бою объяснялось страхом перед пистолетом комиссара и политрука. Иногда полное безразличие к жизни истолковывалось исходя из животных черт, присущих людям на востоке. Однако снова и снова возникает подозрение, что голого насилия недостаточно для того, чтобы вызвать доходящие до пренебрежения жизнью действия в бою. Различными путями приходят к мысли, что большевизм привел к возникновению своеобразной фанатической веры. В Советском Союзе, возможно, многие люди, главным образом молодое поколение, придерживаются мнения, что Сталин является великим политиком. По меньшей мере большевизм, безразлично какими средствами, вселил в.большую часть русского населения непреклонное упорство. Именно нашими солда?тами установлено, что такого организованного проявления упорства никогда не встре?чалось в Первую мировую войну. Вполне вероятно, что люди на востоке сильно отличаются от нас по расово-национальным признакам, однако за боевой мощью врага все же стоят такие качества, как своеобразная любовь к отечеству, своего рода мужество и товарищество, безразличие к жизни, которые у японцев тоже проявляются необычно, но должны быть признаны.

6. Далее много раздумий вызывает пространство, ландшафт и климат на востоке. По этому вопросу существуют сравнительно единые представления. Главное в них: бесконечность и однообразие русских просторов, русская зима, пришедшие в упадок деревни и т. д. Каждый задает себе вопрос, кто должен ехать в эту страну. Из прежних представлений о природе России никаких стимулов для этого не может возникнуть. Какая-либо деятельность на востоке уже сегодня предстает для многих, как «перевод в порядке наказания».

В целом, учитывая все эти суждения, невольно приходишь к мысли, что Россию и ее людей нельзя привести к одному знаменателю. До войны нам было очень мало известно о реальном положении в России, и сейчас, как следует из частично противоречивых высказываний, понятий и представлений, мы знаем в основном все еще очень мало. Да, сейчас, кажется, даже труднее создать достоверную картину из отдельных факторов русского и досоветского периода, из того, что должно быть приписано большевистскому времени и что сводится к освобождению от большевизма, что вообще является русским и показательно для него, что представляет собой лишь единичные утверждения, которые не могут быть применены ко всем людям и ко всему пространству. Существует мнение, что прежнее единое представление не согласуется или больше не согласуется с многогранной действительностью, и, с точки зрения будущих задач, которые для многих немцев придется решать на востоке, возникает желание преодолеть имеющиеся противоречия и создать четкую реальную картину пространства и людей на востоке.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ
БЕЗОПАСНОСТИ и СД
III управление
Берлин, 15 апреля 1943 г.
СВ II, Принц-Альбрехтштрассе, 8.

Секретно!
Экз. N 74
Лично - Доложить немедленно!
Сообщения из империи N 376

III. Представления населения о России:
результаты использования в империи советских военнопленных и остарбайтеров.

До начала открытых враждебных действий против Советского Союза 22 июня 1941 г. немецкий народ за совсем небольшим исключением знал о Советском Со?юзе, о его социальной и экономической структуре, о культурной жизни только из печати, кинофильмов, выступлений пропагандистов и тенденциозной литературы.

Подавляющее большинство немецкого народа видело поэтому в Советском Союзе антигуманную и бездуховную систему насилия и представляло себе советских людей как обреченную, полуголодную отупевшую массу.

На сотни тысяч направленных сюда остарбайтеров и военнопленных немцы смотрели как на живых свидетелей большевистской системы, в результате чего прежний образ России и созданные пропагандой представления о советском челове?ке могли пересматриваться. Согласно многочисленным докладам с мест, сильно расширились и углубились различия во мнениях немцев всех слоев. Население, как и прежде находясь под влиянием ведущих средств информации, убеждено в необхо?димости войны против советского режима и никак не склонно ставить себя при сравнении с советскими русскими на одну ступень с этими представителями восточных народов. Во время все повторяющихся, иногда весьма оживленных дискуссий очень часто высказываются мнения, что люди из Советского Союза лучше, по крайней мере не так плохи, как об этом думали, делаются выводы о жизни в Советском Союзе, а также возникают определенные возражения против созданных германской пропагандой представлений. Так, уже по прибытии первых эшелонов с остарбайтерами у многих немцев вызвало удивление хорошее состояние их упитанности (особенно у гражданских рабочих). Нередко можно было услышать такие высказывания:

«Они совсем не выглядят голодающими. Наоборот, у них еще толстые щеки и они, должно быть, жили хорошо».

Между прочим, руководитель одного государственного органа здравоохранения после осмотра остарбайтеров заявил:

«Меня фактически изумил хороший внешний вид работниц с востока. Наибольшее удивление вызвали зубы работниц, так как до сих пор я еще не обнаружил ни одного случая, чтобы у русской женщины были плохие зубы. В отличие от нас, немцев, они, должно быть, уделяют много внимания поддержанию зубов в порядке. Во многих отношениях мы, пожалуй, были информированы не совсем точно или же не были оповещены об обстановке со стороны высших инстанций» (г. Дортмунд).

Сомнения в прежних представлениях о России вызвали у немцев особенно следующие наблюдения.

1. Большевистская безбожность и религиозность остарбайтеров

У нас всегда указывалось на то, что большевизм искоренил религию, проявлял нетерпимость к церкви, религиозным верованиям. В то же время в империю в ходе привлечения на работу остарбайтеров с территорий, находившихся ранее под властью Советов, прибыло бесчисленное количество людей, которые, что бросается в глаза, имеют при себе маленькие распятия, портреты богоматери или иконы. Особенно это замечается в католических районах империи. Кроме того, у этих остарбайтеров, особенно у женщин, часто проявляется глубокая, врожденная религиозность. Из этого немецкое население заключает, что при советской системе, которая боролась с религией, люди вполне имели возможность проявлять свою веру. Вот что говорится по этому поводу в одном из докладов, поступивших из крестьянских районов, приле?гающих к Лигницу:

«Всеобщее мнение по сравнению с прежним сильно изменилось. Как утверждают, все, что нам говорилось о большевизме и безбожности. преувеличено. Все это только пропаганда. Согласно рассказам находящихся здесь советских гражданских рабочих, в России имеется еще много церквей, где можно беспрепятственно молиться».

Одна работница из этого же района сказала:

«Я думала, что у русских нет религии, однако они даже молятся».

Из Бреслау один начальник отдела учета доложил:

«Остарбайтеры должны у меня регистрироваться для заведения на них карточек. При этом они почти всегда заявляют о своей принадлежности к православной церкви. При указании, что в Советском Союзе господствует безбожье и пропаганди?руется атеизм, они объясняют, что это имеет место в Москве, Харькове, Сталинграде, Ростове и других крупных промышленных центрах, в меньшей степени - в Ленинграде. В сельской местности советские русские являются очень религиозными. Почти каждый из опрошенных русских доказывал свою христианскую веру тем, что имел с собой небольшую цепочку с маленьким крестиком. Кроме того, они сказали, что, вероятно, молодые остарбайтеры были частично причастны к атеистическому движению, но вообще о безбожии в Советской России не может быть и речи. Это была лишь пропаганда».

Об одном наглядном примере сообщили из Франкфурта-на-Одере. Здесь могли наблюдать, что, когда молодые остарбайтеры сквернословили, старшие упрекали их в грехе, и это не вызывало гнева. В связи с православным Рождеством многие немцы также убедились, что религиозные праздники все еще отмечаются в Советском Союзе. Елки украшаются религиозными картинками с крестами, поются при этом рождественские песни. В докладе из Райхенберга приводятся высказывания немцев по этому поводу: «Все возможное делается для проведения этих праздников. Их не могли бы устроить лучше даже немецкие рабочие».

Из Галле также сообщается:

«Религиозные воззрения остарбайтеров лучше всего проявлялись в то время, когда разбирались дела об их виновности в совершении мелких преступлений и проступков, таких, как кража картофеля и т.п. Глубокие религиозные чувства прорывались в страхе перед соответствующим строгим наказанием, когда почти все без исключения наказанные остарбайтеры обращались с заверениями к богу, давали от его имени обещание никогда больше не допускать чего-нибудь подобного. И действительно, можно утверждать, что остарбайтеры, которые давали заверения со ссыл?ками на бога, во всех случаях соблюдали свои обещания и не совершали больше наказуемых поступков».

В том же сообщении говорится:

«Кроме того, о религиозности можно судить по тому факту, что мужчины и женщины из числа остарбайтеров в свободное время почти совсем не стремились посетить кафе или рестораны, а шли в церкви или располагались около них».

Еще один пример, который подтверждается и докладами со всех частей империи, был сообщен из лагеря остарбайтеров в округе Верден, где под руководство модного богомольца каждый вечер проводятся совместные моления. Среди нашего верующего населения отмечается, что в разное время в Германии государство и партия не совсем дружелюбно относились к церкви и что отношение советской системы к проблемам религии наверняка подобно тому, которое принято у нас партией и государством.

2. Интеллект - техническая осведомленность

Истребление русской интеллигенции и одурманивание масс было также важной темой в трактовке большевизма. В германской пропаганде советский человек выступал как тупое эксплуатируемое существо, как так называемый «рабочий робот». Немецкий сотрудник на основе выполняемой остарбайтерами работы и их мастерства ежедневно часто убеждался в прямо противоположном. В многочисленных докладах сообщается, что направленные на военные предприятия остарбайтеры своей технической осведомленностью прямо озадачивали немецких рабочих (Бремен, Райхенберг, Штеттин, Франкфурт-на-Одере, Берлин, Галле, Дортмунд, Киль и Бейреут). Один рабочий из Бейреута в этой связи сказал:

«Наша пропаганда всегда преподносит русских как тупых и глупых. Но я здесь установил противоположное. Во время работы русские думают и совсем не выглядят такими глупыми. Для меня лучше иметь на работе 2 русских, чем 5 итальянцев»...

Во многих докладах отмечается, что рабочий из бывших советских областей обнаруживает особую осведомленность во всех технических устройствах. Так, немец на собственном опыте не раз убеждался, что остарбайтер, обходящийся при выполнении работы самыми примитивными средствами, может устранить поломки любого рода в моторах и т.д. Различные примеры подобного рода приводятся в докладе, поступившем из Франкфурта-на-Одере:

«В одном имении советский военно-пленный разобрался в двигателе, с которым немецкие специалисты не знали что делать: в короткое время он запустил его в действие и обнаружил затем в коробке передач тягача повреждение, которое не было еще замечено немцами, обслуживающими тягач».

В Ландсберге-на-Варте немецкие бригадиры проинструктировали советских военнопленных, большинство которых происходило из сельской местности, о порядке действий при разгрузке деталей машин. Но этот инструктаж был воспринят русскими покачиванием головы, и они ему не последовали. Разгрузку они провели значительно быстрее и технически практичнее, так что их сообразительность очень изумила немецких сотрудников.

Директор одной силезской льнопрядильни (г. Глагау) по поводу использования остарбайтеров заявил следующее: «Направленные сюда остарбайтеры сразу же демонстрируют техническую осведомленность и не нуждаются в более длительном обучении, чем немцы».

Остарбайтеры умеют еще из «всякой дряни» изготовить что-либо стоящее, например, из старых обручей сделать ложки, ножи и т.д. Из одной мастерской по изготовлению рогожи сообщают, что плетельные машины, давно нуждающи?еся в ремонте, с помощью примитивных средств были приведены остарбайтерами снова в действие. И это было сделано так хорошо, как будто этим занимался специалист.

Из бросающегося в глаза большого числа студентов среди остарбайтеров немецкое население приходит к заключению, что уровень образования в Советском Союзе не такой уж низкий, как у нас часто это изображалось. Немецкие рабочие, которые имели возможность наблюдать техническое мастерство остарбайтеров на производстве, полагают, что в Германию, по всей вероятности, попадают не самые лучшие из русских, так как большевики своих наиболее квалифицированных рабо?чих с крупных предприятий направили за Урал. Во всем этом многие немцы находят определенное объяснение тому неслыханному количеству вооружения у противника, о котором нам стали сообщать в ходе войны на востоке. Уже само большое число хорошего и сложного оружия свидетельствует о наличии квалифицированных инженеров и специалистов. Люди, которые привели Советский Союз к таким достижениям в военном производстве, должны обладать несомненным техническим мас?терством.

3. Неграмотность и наблюдаемый уровень образования

Раньше широкие круги немецкого населения придерживались мнения, что в Советском Союзе людей отличает неграмотность и низкий уровень образования. Использование остарбайтеров породило теперь противоречия, которые часто приводили немцев в замешательство. Так, во всех докладах с мест утверждается, что неграмотные составляют совсем небольшой процент. В письме одного дипломированного инженера, который руководил фабрикой на Украине, например, сообщалось, что на его предприятии из 1800 сотрудников только трое были неграмотными (г. Райхенберг). Подобные выводы следуют также из приводимых ниже примеров.

«По мнению многих немцев, нынешнее советское школьное образование значительно лучше, чем было во времена царизма. Сравнение мастерства русских и немецких сельскохозяйственных рабочих зачастую оказывается в пользу советских» (г. Штеттин).

«Особое изумление вызвало широко распространенное знание немецкого языка, который изучается даже в сельских неполных средних школах» (г. Франкфурт-на-Одере).

«Студентка из Ленинграда изучала русскую и немецкую литературу, она может играть на пианино и владеет многими языками, в том числе бегло говорит по-немецки...» (г. Бреслау).

«Я чуть совсем не опозорился, - сказал один подмастерье, - когда задал русскому небольшую арифметическую задачу. Мне пришлось напрячь все свои знания, чтобы не отстать от него...» (г. Бремен).

«Многие считают, что большевизм вывел русских из ограниченности» (г. Берлин).

«Интерес к образованию у них средний. В первую очередь молодые русские хорошо знакомы с печатной продукцией, говорят даже по-немецки и просят дать им брошюры и книги, по которым они могли бы дальше изучать немецкий язык. Свои фамилии они четко пишут не только кириллицей, но и латинским шрифтом. Они стремятся добыть любой клочок бумаги и используют любую возможность получить информацию. Я установил, что русские в своих местах проживания изготавливают из картона и других материалов для развлечения различные игры, в том числе даже шахматы» (г. Франкфурт-на-Одере).

4. Семейные чувства и нравственность

В германской пропаганде много говорилось о том, что большевистская система ликвидировала семью, эту зародышевую ячейку государства. В представленных из различных частей империи докладах единодушно утверждается, что именно среди остарбайтеров сохраняются ясно выраженные семейные чувства и наблюдается хорошая нравственность. Лишь у советских военнопленных это выражено в меньшей степени, что, возможно, объясняется тем, что во время длительной военной службы они были оторваны от своих семей. В докладе из Лигница говорится:

«Остарбайтеры очень много пишут и получают много писем. Они проявляют много заботы о своих родных, особенно в периоды германского отступления. Они покупают много писчей бумаги и различных предметов для подарков. Торговый представитель одной фабрики сказал: Я думал, у русских нет семьи, но одна девушка все время спрашивает, не может ли ее брат работать у нас. Сейчас он работает по соседству. Один отец постоянно справляется о своей дочери, которая тоже должна находиться в Германии. Одна женщина хочет установить памятник своему умершему мужу. Русские часто фотографируются, чтобы послать снимки своим родным. Один русский сильно плакал из-за того, как он рассказывал, что его с женой направили сюда, а четверо их детей вынуждены были остаться дома...»

Представления нашего населения о семейных чувствах большевиков прямо противоположны тому, что об этом говорила наша пропаганда. Русские проявляют большую заботу о своих родных, и у них там существуют упорядоченные семейные отношения. При любом удобном случае они общаются между собою. Существуют тесные связи между родителями, детьми, их бабушками и дедушками.

В Берлине две домашние прислуги из числа русских убежали домой, оставив хозяйке следующее письмо: «Мы являемся детьми и всем сердцем хотим быть со своими матерями. И если у Вас есть сердце матери (а оно у вас тоже есть), то, думая о собственных детях, Вы можете представить наше состояние, у Вас должно появиться сострадание к нам и Вы поймете, что мы расстались со сравнительно благополучной жизнью, так как на лучшую здесь русские рассчитывать не могут, и решили пойти на мучения, голод, холод и, возможно, смерть только для того, чтобы оказаться в собственном доме... Мы остались должны Вам некоторые вещи, которые Вы нам дали. Мы предпочли оставить их у себя. Без них нам было бы легче и лучше, но у нас нет ни кусочка хлеба, и мы могли бы обменять вещи на еду. Когда мы прибудем домой, наши родные выразят Вам тройную благодарность не только за Ваши вещи, но также за Ваше доброе отношение... Нет, лучше нам не будет, и мы бы Вас никогда не покинули, но наша цель - добраться домой».

В этой связи из Берлина сообщили о случае, который немецкие сотрудники приводят в качестве примера того, что для остарбайтеров характерно также чувство товарищества:

«Начальник лагеря при заводе «Дойчен Асбест-Цемент А.Г.», выступая перед остарбайтерами, сказал, что они должны трудиться с еще большим прилежанием. Один из остарбайтеров выкрикнул: «Тогда мы должны получать больше еды». Начальник лагеря потребовал, чтобы выкрикнувший встал. Сначала никто на это не отреагировал, но затем поднялось около 80 мужчин и 50 женщин».

Часто у многих немцев вызывают также удивление русские работницы своей личной чистоплотностью и той любовью, с которой они украшают свой кров. Немцы этого от них не ожидали.

В сексуальном отношении остарбайтеры, особенно женщины, проявляют здоровую сдержанность. Например, на заводе «Лаутаверк» (г. Зентенберг) появилось 9 новорожденных и еще 50 ожидается. Все, кроме двух, являются детьми супружеских пар. И хотя в одной комнате спят от 6 до 8 семей, не наблюдается общей распущенности.

О подобном положении сообщают и из Киля:

«Вообще русская женщина в сексуальном отношении совсем не соответствует представлениям германской пропаганды. Половое распутство ей совсем неизвестно.

В различных округах население рассказывает, что при проведении общего медицинского осмотра восточных работниц у всех девушек была установлена еще сохранив?шаяся девственность».

Эти данные подтверждаются докладом из Бреслау:

«Фабрика кинопленки «Вольфен» сообщает, что при проведении на предприятии медосмотра было установлено, что 90% восточных работниц в возрасте с 17 до29 лет были целомудренными. По мнению разных немецких представителей, складывается впечатление, что русский мужчина уделяет должное внимание русской женщине, что в конечном итоге находит отражение также в моральных аспектах жизни».

5. Советские методы господства и наказания

Исключительно большая роль в пропаганде отводится ГПУ. Особенно сильно на представления немецкого населения воздействовали принудительные ссылки в Сибирь и расстрелы. Немецкие предприниматели и рабочие были очень удивлены, когда германский трудовой фронт повторно указал на то, что среди остарбайтеров нет таких, кто бы подвергался у себя в стране наказанию. Что касается насильственных методов ГПУ, которые наша пропаганда надеялась во многом еще подтвердить, то, ко всеобщему изумлению, в больших лагерях не обнаружено ни одного случая, чтобы родных остарбайтеров принудительно ссылали, арестовывали или расстреливали. Часть населения проявляет скептицизм по этому поводу и полагает, что в Советском Союзе не так уж плохо обстоит дело с принудительными работами и террором, как об этом всегда утверждалось, что действия ГПУ не определяют основ?ную часть жизни в Советском Союзе, как об этом думали раньше.

Благодаря такого рода наблюдениям, о которых сообщается в докладах с мест, представления о Советском Союзе и его людях сильно изменились. Все эти единичные наблюдения, которые воспринимаются как противоречащие прежней пропаганде, порождают много раздумий. Там, где антибольшевистская пропаганда продолжала действовать с помощью старых и известных аргументов, она уже больше не вызывала интереса и веры, как это было перед началом и в первый период германо-советской войны. Высказываются пожелания, чтобы давалась по возможности реальная картина повседневной русской жизни, ее людей и т.д. Отдельные спокойно размышляющие немцы считают, что необязательно судить о Советском Союзе в целом по ост-арбайтерам, так как они, например, в религиозном отношении действуют здесь значительно свободнее, чем в Советском Союзе, где на них оказывалось давление. Однако изменений, которые уже произошли в связи с прибывшими в империю людьми, недостаточно для того, чтобы ликвидировать все возникшие со?мнения в прежних представлениях о России, не говоря уже о том, что очень часто подобные размышления не имеют места.

Bundesarchiv Koblenz. Reichssicherheitshauptamt.
R 58/182. Meldungen aus dera Reich Nr. 376.15.4.43. S. 8-17.

Перевод и публикация кандидата исторических наук Анатолия Якушевского, «Источник», N3, 1995 г.
"Здоровый, правильно понятый национализм!"
Сталин

Оффлайн skinhead

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 360
Re: ФАКТЫ РУСОФОБИИ В "МАЙН КАМПФ."
« Ответ #7 : 24/10/09 , 23:03:33 »
Поражает идея, что большевики плохи и это истина. Подобной демагогией пользовалась также столь ненавистная ему христианская церковь...
Ругая большевиков, он как-то забывает про Брестский мирный договор, а также про союзнический договор 1922 г. по которому ВЕСЬ наземный и не только германский военпром проходил обучение в России, что военные теории разрабатывались совместными усилиями и были очень похожи друг на друга. Эти жиды/большевики создали ему его армию. Об этом он тактично забывает.
От себя только хочется добавить, что именно "германская верхушка" 300 лет загоняла русский народ в рабство, разразившееся освободительной революцией. Она и создала два фронта противостояния - Россия просвещенная и Россия мужицкая. Вторая, в итоге, объективно победила...
"Здоровый, правильно понятый национализм!"
Сталин

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Национал-коммунисты в Германии
« Ответ #8 : 28/05/10 , 10:51:28 »
http://www.nbp-info.ru/new/lib/ag_nb/207.html

  Формирование национал-большевизма не обошлось без немецкого влияния. Влияние Германии всегда чувствовалось в русской общественной мысли, как левой, так и правой, и русский национализм дореволюционного периода испытал на себе глубокое немецкое влияние. Национал-большевизм не был исключением из этого правила.
        В 1918 году в Германии, испытывавшей шок под впечатлением поражения, возникла идея сотрудничества между коммунистами и правыми националистами, целью которого была борьба против Антанты. Инициаторами сотрудничества были немецкие коммунисты Генрих Лауфенберг и Фриц Вольфгейм - основатели второй коммунистической партии в Германии - "Германской коммунистической рабочей партии", известной как Гамбургская. Лауфенберг и Вольфгейм призывали к национальной защите Германии революционными средствами против империалистических стран Запада. Они также призывали к немедленной народной войне в союзе со всеми патриотическими силами1.
        Наиболее видный представитель немецкого правого национализма граф фон Ревентлов утверждает, однако, что национал-большевизм родился впервые не среди коммунистов, а в "национальных слоях". Он пишет, что "большое число бывших немецких офицеров, большей частью молодого поколения, придерживались этого направления. К этому примкнул целый ряд людей с академической подготовкой, которые по законам логики и по аналогиям с точностью знали и утверждали, что этот путь безусловно ведет к исцелению".
        По словам Ревентлова, национал-большевизм в Германии не имел успеха лишь из-за отсутствия соответствующего лидерства.
        О более поздних немецких сталинистах нацистский историк Герман Грайфе писал, что они большей частью принадлежали к тем людям, "которые в первую очередь ценили военный порядок и централизированное хозяйство".
        Патрон тогдашнего немецкого коммунизма Карл Радек осудил это течение. Обосновывая обвинение, Радек пишет, что уже во время Версальских переговоров в буржуазных кругах Германии можно было различить
        определенную тенденцию к присоединению к Советской России из чисто национальных причин. Немецкие правые утверждали тогда, говорит Радек, что ради сопротивления Антанте можно было пойти на союз с самим дьяволом, но так как договор с Вельзевулом защищать было не так легко, немецкие националисты доказывали, что он не так уж плох и что диктатура пролетариата может быть поддержана приличными людьми.
        Радек замечает, что поскольку это стремление было честным, немецкие коммунисты не могли просто оттолкнуть националистов. Но, по словам Радека, обвинявшего Лауфенберга и Вольфгейма, коммунисты должны были указать им, что ни в коем случае не могут являться зонтиком, который можно использовать во время дождя, а затем снова убрать по ненадобности. Коммунизм, продолжал Радек, - это не просто лечебная ванна. Он обвинил гамбургских коммунистов в "национал-большевизме", и этот термин оказался весьма долговечным. Летом 1920 года им уже пользуется Ленин в своей брошюре "Детская болезнь левизны в коммунизме", и это еще более сообщает ему популярность.
        Так или иначе, но осенью 1920 года он становится известным и в кругах русской эмиграции, причем не только сам термин, но и то движение, которое он отражал.
        Это совпадает с окончательным поражением белых и попыток иностранной интервенции.


Оффлайн skinhead

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 360
http://www.libex.ru/detail/book20685.html
Кардель, Хеннеке
Адольф Гитлер - основатель Израиля
Издательство: М.: Русский Вестник
Переплет: мягкий; 224 страниц; 2004 г.
ISBN: 5-85346-052-8; Формат: стандартный
Язык: русский

Перевод с немецкого. 2-е изд. исправленное и дополненное. С иллюстрациями.
Автор книги Хеннеке Кардель неоднократно подвергался судебному преследованию в Западной Германии со стороны еврейских организаций. Однако все судебные процессы, в том числе в Верховном суде, Кардель выиграл, ибо представил документальные свидетельства фактов и процессов, приводимых и анализируемых в книге «Адольф Гитлер - основатель Израиля». Причина ясна: Израилю грозит опасность возвращения репараций, до сих пор выкачиваемых с немецкого народа.
Об авторе: Хеннеке Кардель во время второй мировой войны воевал на Восточном фронте, попал в плен, на территории Литвы бежал из плена. Вернувшись в Германию, задумался о причинах мировой войны. Беседы с людьми различных национальностей, в том числе евреями, изучение тщательно скрывавшихся архивных документов позволили ему сделать вывод о том, что верхушка гитлеровского рейха состояла из людей, в крови которых была значительная доля еврейской крови. Это вызывало и вызывает у неосведомленных людей, по крайней мере, недоумение, ибо Гитлеру и его подручным приписывается стремление уничтожить евреев в мировом масштабе. Результаты исследований и легли в основу книги, впервые изданной в Женеве в 1974 году.
http://www.modernlib.ru/books/kardel_henneke/adolf_gitler_osnovatel_izrailya/
"Здоровый, правильно понятый национализм!"
Сталин

Оффлайн skinhead

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 360
http://www.nb-info.ru/nb/drugim.htm

Другим тоталитарным движением, чрезвычайно близким, родственным революционному национал-социализму Отто Штрассера и пытавшимся также играть самостоятельную роль в радикальном движении (наряду с КПГ и НСДАП), был национал-большевизм. Первая мировая война привела к краху авторитарную кайзеровскую империю. Страны Антанты – страны западных демократий (Англия, Франция и США)- победители. Однако, по меткому замечанию Леонида Люкса, «следствием этой победы был восстание против Запада, протест против присущих Западу ценностных ориентаций, заявленных с небывалым для подобных движений радикализмом».

Национал-большевизм, как идеология и политическое движение зародился в Веймарской Германии. Он являлся своеобразным синтезом германского правого национализма, уязвленного унизительной Версальской системой, французской оккупацией и еврейским "доминированием" в политике и экономике с революционным пролетарским социализмом. Национал-большевизм стремился под красным флагом социальной революции и ориентации и в военном союзе с Советской Россией решить национальные проблемы Германии.

Датой рождения национал - большевизма является 1919 год. В атмосфере шока, вызванного подписанием позорного Версальского договора, кризиса всех государственных институтов, роспуска огромной армии, в стране появляются десятки милитаризованных союзов, так называемых добровольческих корпусов ("фрайкоров"). Строго секретные, до зубов вооруженные "фрайкоры" считали себя "черным рейхсвером", то есть тайной армией Германии, действующей вопреки Версальскому договору. Однако, связь их с рейхсвером была весьма условной, так как в значительной мере зависела от личности лидера ("фюрера") - вчерашнего героя, превратившегося в озлобленного, выбитого из привычной социальной роли авантюриста, как, впрочем, и его подчиненные. Среди этих людей находились многие будущие функционеры НСДАП, СА и СС (Эрнст Рём, Герман Геринг, Генрих Гиммлер, Грегор Штрассер и т.д.) но также и будущие коммунистические лидеры (Беппо Рёмер, Людвиг Ренн, Xартмут Плаас, Бодо Узе). Помимо необходимости сохранения тайной армии, были и другие причины существования "фрайкоров" - тут и борьба против "большевистской заразы", и проведение военной подготовки молодежи, и, в первую очередь, наличие огромной массы бывших офицеров ("200 тысяч безработных капитанов и лейтенантов"), не желавших, да и неспособных сразу же включиться в нормальную гражданскую жизнь и перебивавшихся случайными заработками, а то и криминалом до "лучших времен". Помимо "фрайкоров" в большом количестве размножались традиционные для Германии "юношеские союзы", чаще всего с весьма реакционной, консервативной идеологией, и так называемые "фёлькишеские" партии и организации (движение "фёлькише"-народников) с националистической, антисемитской окраской. Все они послужили питательной средой для возникновения как национал-социалистического, так и национал-большевистского движения.

По своему социальному составу теоретики и лидеры национал-большевизма принадлежали к интеллектуальной элите - это прежде сего журналисты и публицисты (Эрнст Никиш, Карл Отто Петель, Вернар Ласс), университетские профессора (Пауль Эльцбахер, Xанс фон Хентинг, Фридрих Ленц,) военная интеллигенция (Бодо Узе, Беппо Рёмер, Xартмут Плаас), юристы и чиновники (Карл Трёгер, Франц Крюпфганц и др.).

Национал-большевизм возник не на ровном месте. Исходным материалом для его появления на свет послужило мощное и весьма сильное течение так называемых в Германии "консервативных революционеров" (строго говоря, выделяют "младоконсерваторов" - Артур Мёллер ван ден Брук, Освальд Шпенглер и др., а также "неоконсерваторов" - Эрнст Юнгер, Эрнст фон Саломон, Фридрих Гильшер и др.) и связанное с ним "национально-революционное движение" (иногда называется и социал-революционным) . Это течение появилось вследствие кризиса традиционного консервативного типа сознания, вызванного крахом кайзеровской империи и структурными реформами всей общественно-экономической жизни Германии, отразившимися на судьбе элиты. Большая часть этой элиты эволюционировала, в сторону навязанного Антантой немцам либерализма, отказываясь от второстепенного в своем статус-кво во имя сохранения главного. Другая же группа (в основном, естественно, из интеллектуальной элиты), наоборот, резко ушла вправо, как принято говорить, к правому радикализму, а, вернее, к тоталитарной идеологии с ярко-выраженной националистической окраской. В этой своей эволюции, вступающей в противоречие с объективным ходом развития общества, эта группа превратилась из консерваторов (т.е. защитников порядка) в его возмутителей, социальных критиков. Не имея уже поддержки экономической элиты, они меняли социальную базу, стремясь опереться на как можно более широкий спектр сил. Для этого они перехватывают у левых их популярные и броские лозунги.

В 1918-1919 годах в Германии происходит именно такой процесс, возникают первые группировки и организации, постепенно вырабатывавшие платформу "консервативной революции". Главным в идеологическом комплексе "консервативных революционеров" и порожденного ими более массового, политизированного и поэтому более радикального "национально-революционного движения" была задача перечеркнуть позор Версальского договора и навязанного Германией Веймарской республики, восстановить могущество и военный потенциал страны. Вместо неспособного к выполнению этой задачи "слабосильного" государственного аппарата буржуазно-демократической республики во главе страны должна была стать сильная военно-политическая элита. Чрезвычайно важной была также идея цезаризма и фюрерства. Свою ненависть к Веймарской республике "консервативные, национальные и социал-революционные" публицисты распространяли на всю цивилизацию Запада, которая ассоциировалась у них с гуманизмом, демократией, интеллектуализмом и либерализмом.

Так как для еще кайзеровской империи, особенно времен 1-й мировой войны, и для служившей для них эталоном Пруссии времен Фридриха II были весьма характерны этатизм (форма общественного устройства, при которой государству принадлежат важнейшие функции) и вытекающий их него высокий уровень государственного патернализма, "национал-революционеры" выступали за социализацию средств производства и за принцип "народной сообщности" в экономике. Исходя из этих идей так называемого "прусского социализма" Освальд Шпенглер писал, что "старопрусский дух и социалистическое мировоззрение, ныне находящиеся в смертельной вражде, на деле одно и то же" , хотя к марксизму, как еврейской западне для отвлечения пролетариата от его долга по отношению к нации, "национал-революционеры", как часть национал-большевиков, относились враждебно. Это не относилось к Ленину и Сталину, но относилось к "еврею-космополиту" Троцкому. Известен даже случай, когда в середине 20-х годов трое студентов - "национал-революционеров" прибыли в СССР с целью покушения на него. Очень ценился среди "национал-революционеров" советский опыт первых пятилеток и централизации управления экономикой. Эрнст Юнгер, к примеру, писал в эссе "Тотальная мобилизация" (1931 год), что советские пятилетки "впервые показали миру возможность объединить все усилия великой державы, направив их в единое русло". Популярной была и идея экономической автаркии, особенно ярко изложенная в книге члена, сложившегося (национал - революционного) кружка вокруг журнала "Ди Тат" Фердинанда Фрида "Конец капитализма" (1931).

Главным средством, с помощью которого "национал-революционеры" стремились достичь своих целей, было насилие. Как писал в одной из своих статей главный редактор "Ди Тат" Адам Кукхоф, "единственное средство изменения данного социального и политического состояния - это насилие, возможное лишь как насилие масс, насилие, следовательно, путь Ленина, а не путь Социалистического Интернационала".

Всех "национал-революционеров" объединяли ненависть к Версальской системе и стремление сокрушить ее, при опоре на Советскую Россию. Была выдвинута идея "пролетарского национализма", согласно которого все народы делятся на угнетенные и господствующие - "молодые" и "старые", причем к "молодым" относятся Германия, Россия и другие народы "Востока". Они, по мысли "национал-революционеров", являлись "жизнеспособными" и обладающими "волей к борьбе" (не случайно "национал-революционеры" с энтузиазмом отнеслись к проведению в Берлине в 1927 году учредительной конференции Лиги против империализма, инспирированной Коминтерном). Эта идея борьбы "пролетарских наций" против "буржуазных" была отнюдь не нова, еще в начале века ее развивали итальянские националисты.

Смещаясь все далее влево, "национал-революционеры" выдвинули тезис о том, что добиться национального освобождения можно лишь предварительно достигнув социального, и что сделать это может только немецкий рабочий класс (центральная, главная книга Эрнста Юнгера так и называлась - "Рабочий" (1932).

Если суммировать основные идеи "национал-революционеров", то можно вычленить Во-первых, негативное отношение к гуманизму, либерализму, демократии и "зараженному" ими марксизму и, наоборот, позитивное отношение к этатистскому социализму ("прусский социализм"), автаркии, иерархическому принципу; во внешней политике - "восточная ориентация" (т.е. Советский Союз против Антанты). Их героями являлись Фридрих II и Гегель, Клаузевиц и Бисмарк.

Многие участники "национал-революционного" движения впоследствии примкнули к нацистам (Август Винниг, Xанс Герд Техов, Франц Шаувеккер), левым нацистам (группе Отто Штрассера), пройдя через нацизм, встали в "аристократическую" оппозицию к нему (Герман Эрхардт, Эрнст Юнгер, Эрнст фон Саломон), стали коммунистами (Арнольд Броннен, Адам Кукхоф).Примерно четверть от общего числа публицистов и вожаков "неоконсерваторов" стали национал-большевиками (Эрнст Никиш, Карл Отто Петель, Вернер Ласс, Xартмут Плаас, Xанс Эбелинг), в самом национал-большевистском движении это составило три четверти его участников, остальные национал-большевики пришли из левого коммунистического лагеря.

Основной теоретический постулат национал-большевизма - концепция об особой всемирно исторической роли угнетенной или революционной нации в процессе борьбы за построение тоталитарного национального социализма. При этом национал-большевики абсолютизировали национальный фактор, выступали за проведение социальной революции и построение общества "национального социализма" ради национального величия. Они призывали соединить основные революционные и консервативные идеи (в том числе большевизм и пруссачество), установить "диктатуру труда" в виде власти наиболее достойных социальных групп - рабочих и военных, провести национализацию основных средств производства, ввести плановую систему хозяйства, автаркию, создать сильное милитаристское государство, которым управляют фюрер и партийная элита.

Для понимания феномена национал-большевистского движения необходимо отметить и еще один момент - это наличие в руководстве рейхсвера сильной группы, выступающей за советско-германское сотрудничество. Ее вдохновителем и наиболее активным сторонником был генерал X. фон Сект, главнокомандующий рейхсвером. Единомышленниками Секта в этом вопросе были военный министр О.Гесслер, начальник оперативного, а фактически генерального штаба О.Хассе. Во время польско-советской войны (до поражения под Варшавой) Сект даже считал возможным в союзе с Красной армией ликвидировать Версальскую систему. Он установил контакт с Председателем РВС Республики Л.Д.Троцким. Этой позиции Сект придерживался и в дальнейшем, изложив ее в своих брошюрах "Будущее германского рейха" (1929), "Мысли солдата" (1929), "Рейхсвер" (1933). Вплоть до начала войны с СССР в 1941 году идеи Секта развивали в своих работах и другие рейхсверовские генералы и теоретики - Фалькенгейн (1937), Ветцель (1937), фон Метч (1938), Кабиш (1939), Фрейтаг-Лорингофен (1939-1940). Да и в программных выступлениях НСДАП "восточная ориентация" сохранялась до 1930 года.

Пионером национал-большевизма можно считать Пауля Эльцбахера, профессора, доктора права, ректора Берлинской Высшей школы коммерции, депутата от Немецкой Народной партии, члена национально-германской фракции. 2 апреля 1919 года Эльцбахер поместил в газете "Дер Таг" статью "Последнее средство", которую можно считать первым изложением идей национал-большевизма. В ней и ряде других публикаций он призывал соединить большевизм и пруссачество, ввести в Германии Советскую систему, осуществить социализацию, установить тесный союз с Советской Россией и Советской Венгрией, чтобы совместно с ними дать отпор Антанте. Россия и Германия будут вместе, по его мнению, защищать от агрессии Запада Китай, Индию, и весь Восток. Это будет новый мировой порядок. "Большевизм означает не смерть нашей культуры. А ее спасение",- заключил Эльцбахер. В опыте русских большевиков берлинского профессора заинтересовали идея диктатуры пролетариата, система Советов и социализация средств производства. Статья получила широкий отклик. Один из руководителей Немецкой национальной народной партии (НННП) знаменитый историк и специалист по Востоку Отто Гётч, также выступил за тесное сотрудничество с Советской Россией. Член партии Центра министр почт И. Гисбертс заявил 8 мая 1919 г., что Версаль дает немцам "только один выход: немедленное заключение мира с Россией и сознательное приглашение большевистских войск в Греманию". В ответ на это заявление в органе Союза сельских хозяев "Дойче Тагесцайтунг" была опубликована статья "Национальный большевизм". С этого времени в Германии вошел в оборот термин "национал-большевизм". Сам Пауль Эльцбахер в том же году издал брошюру "Большевизм и немецкое будущее" . Правление его партии осудило эти публикации и в ноябре 1919 года он вышел из НННП. Позднее он был близок к Компартии Германии (КПГ), в 1923 году вступил в инспирированную Коминтерном Международную рабочую помощь.

В том же 1919 году вышла брошюра другого профессора и национал-большевика - Ханса фон Хентинга, она называлась "Введение к германской революции". Позднее, в 1921 году X. фон Хентинг издал "Немецкий манифест", который явился наиболее ярким и четким изложением национал-большевистских идей в начале 20-х годов. X. фон Хентинг был профессором криминалистики, во время войны офицером, активно участвовал в антиверсальской кампании и, живя в Баварии с мая 1919 года, сильно влиял на руководство Баварского окружкома КПГ. В 1922 г. Хентиг установил контакты с лидером коммунистов Г. Брандлером и вскоре стал военным советником в аппарате КПГ. Через брата-дипломата он имел связи с рейхсвером и вместе с лейтенантом Швертером готовил в Тюрингии "красные сотни" в период "Германского Октября".

Вообще же в этот период близкие к национал-большевизму идеи буквально носились в воздухе. Так, Октябрьский переворот и политический гений Ленина приветствовал Максимилиан Гарден, издатель популярнейшего еженедельника "Ди Цукунфт", в двухтомном труде о современной истории "Война и мир" (1918). Крупнейший политик и промышленник Вальтер Ратенау в эссе "Кайзер. Размышления" (1919) писал о "перспективах социализма". Современность он сравнивал с великим переселением народов, констатируя выход на политическую арену народных масс. Будущее Европы, по мнению Ратенау, определяется "практической идеей", идущей с Востока, идеей социалистического переустройства общества.

В организационном плане национал-большевистские идеи первыми попытались воплотить в жизнь группа бывших левых радикалов, а позднее коммунистов, во главе с Генрихом Лауфенбергом и Фрицом Вольфгеймом (интересно, что происходило это в Гамбурге, этой "левой столице" Германии). В годы 1-й мировой войны старый историк рабочего движения Г.Лауфенберг и его молодой помощник, успевший побывать в США и пройти школу борьбы в анархо-синдикалистской организации Индустриальные Рабочие Мира, Ф.Вольфгейм возглавляли левое крыло гамбургской организации СДПГ, так называемую группу "левых радикалов".

После ноябрьской революции 1918 года Г.Лауфенберг некоторое время возглавлял местный гамбургский Совет рабочих, солдат и матросов. Вместе с Вольфгеймом он принимал активное участие в образовании КПГ, а после ее раскола перешел в Коммунистическую рабочую партию Германии (КАПД), в которую перешло до 40% состава КПГ. Лауфенберг и Вольфгейм призывали немецких рабочих к национальной защите Германии революционными средствами против империализма Запада. Призывали к немедленной народной войне в союзе со всеми патриотическими силами. Целью войны провозглашалось создание Германской Коммунистической Советской Республики. При этом в понятие "патриотические силы" включались все националистические элементы буржуазии, вплоть до самых реакционных.

Хотя в том же 1919 году и некоторые лидеры КПГ (в первую очередь И.Книф, К.Радек, Г.Брандлер) также были не прочь поиграть на антиантантовских настроениях, так далеко никто из них не заходил. В апреле 1920 года по требованию Коминтерна Лауфенберг и Вольфгейм были исключены на этот раз уже из Коммунистической рабочей партии (КАПД). После чего в июле 1920 года, вместе с примкнувшим к ним бывшим редактором "Ди Роте Фане" Ф.Венделем (из Берлина), создали "Союз коммунистов". В сентябре этого же года новая организация приняла экономическую программу в духе "обобществленного хозяйства" Сильвио Гайзеля, проводившуюся в Баварской Советской Республике. Просуществовал "Союз коммунистов" до 1931 года, постепенно растворившись в созданном им же "Рабочем содружестве по истории и политике" (действовало с июня 1929 года при участии левых нацистов, вроде Р. Шапке, и национал-большевиков из правого лагеря, вроде К.О.Петеля). В том же 1920 году под влиянием и при непосредственном участии Лауфенберга и Вольфгейма среди офицеров, прибывших в июле 1919 года в Гамбург колониальных частей генерала Леттов-Форбека, создается "Свободная ассоциация по исследованию германского коммунизма", во главе которой стоят известные публицисты националистического толка, братья Альбрехт Эрих и Герхард Гюнтеры . "Большое число бывших немецких офицеров, большей частью молодого поколения, придерживалось этого направления, к нему примкнул и целый ряд людей с академической подготовкой, которые, по законам логики и по аналогиям с точностью знали и утверждали, что этот путь безусловно ведет к исцелению", - писал о национал-большевизме граф Эрнст фон Ревентлов, один из главных протагонистов "социал-революционного" и левонацистского движения в Веймарской республике, в своей брошюре "Фёлькише - коммунистическое единство?" (1924)".

Другой свидетель событий, Г.Грейфе, писал в книге "Исследования Советов" (1934), что национал-большевики принадлежали к тем людям, "которые в первую очередь ценили военный порядок и централизованное хозяйство".

Среди сторонников "Свободной ассоциации по исследованию германского коммунизма" были такие крупные фигуры, как Мёллер ван дер Брук, правительственный советник Севин, Вильгельм Стапель и тот же Ревентлов. Член "ассоциации", советник юстиции Ф.Крюпфганс в августе 1920 года под влиянием впечатления от наступления Красной армии на Варшаву выпустил имевшую широкий резонанс брошюру "Коммунизм как немецкая национальная необходимость. Открытое письмо генерал-майору фон Леттов-Форбеку" (1920) . Позднее, в 1924 году братья Гюнтер вместе с Вильгельмом Стапелем (издатель "Дойче Фолькштурм") и Вильгельмом Гревсом создали в Гамбурге "Националистический клуб" (журнал "Немецкий фронт"), а с конца 20-х годов издавали журнал с характерным названием "Молодая команда", близкий по направлению к национал-большевизму.

Пиком деятельности самого "Союза коммунистов" был март 1921 года - неудачная попытка путча со стороны КПГ, поддержанная КАПД, когда "Союз коммунистов" предложил создать единое военное и политическое руководство, включив в него группу своих "военспецов" (майора Анкера, майора Клингера, Зеегера, Линдемана и других). В гамбургском восстании октября 1923 года "Союз коммунистов" не участвовал, так как большинство его членов, во главе с Вольфгейном, еще в августе было подвергнуто превентивному аресту.

В 1920-21 годах национал-большевизм распространился и среди баварских коммунистов, где под влиянием X. фон Хентинга секретарь парторганизации Отто Томас и депутат ландтага Отто Граф пропагандируют его идеи в местной партийной "Новой газете". Они вступают в сотрудничество с одним из самых реакционных и националистических "фрайкоров" - "Оберланд" и его лидером капитаном "Беппо" (Йозеф Николаус) Рёмером. Однако в 1921 году О.Томас и О.Граф были исключены "Централе" КПГ из партии как "оппортунисты". Несмотря на это, контакты коммунистов и "фрайкоровцев" продолжаются, например, во время боев в Верхней Силезии в том же 1921 году.

Первый пик влияния национал-большевистских идей приходится на 1923 год. Это время острого кризиса, вызванного оккупацией Рура франко-бельгийскими войсками. Марка упала настолько, что практически вышла из обращения, все торговые операции совершались в золоте или в валюте, заработная плата рабочих была на четверть ниже довоенной, в городах безработица, голод, анархия. Обнищавшая армия и полиция также находились в полном упадке. Коммунисты занимают важнейшие посты в фабзавкомах и комитетах контроля, формируют "пролетарские сотни" (их насчитывалось около 900, примерно 10-20 тысяч только в Саксонии). В это время они принимают так называемый "курс Шлагетера", (названный так по имени Альберта Лео Шлагетера, бывшего офицера, героя войны, расстрелянного французами за организацию диверсий, в прошлом "балтикумовца" и "капповца") курс на сотрудничество с германскими националистами. Он был провозглашен К.Радеком на заседании расширенного пленума Исполкома Коминтерна в речи, посвященной памяти Шлагетера. "Мы не должны замалчивать судьбу этого мученика германского национализма", - заявил Радек, - имя его много говорит немецкому народу ... Шлагетер, мужественный солдат контрреволюции, заслуживает того, чтобы мы, солдаты революции, мужественно и честно оценили его ... Если круги германских фашистов, которые захотят честно служить немецкому народу, не поймут смысла судьбы Шлагетера, то Шлагетер погиб даром ... Против кого хотят бороться германские националисты? Против капитала Антанты или против русского народа? С кем они хотят объединиться? С русскими рабочими и крестьянами для совместного свержения ига антантовского капитала или с капиталом Антанты для порабощения немецкого и русского народов?.. Если патриотические группы Германии не решаться сделать дело большинства народа своим делом и создать таким образом фронт против антантовского и германского капитала, тогда путь Шлагетера был дорогой в ничто".

Речь Радека вызвала сенсацию. Граф фон Ревентлов и другие вожаки "национал-революционных" движений стали обсуждать возможность сотрудничества с КПГ, а "Ди Роте Фане" предоставляла им место для выступлений. Коммунисты выступали на собраниях НСДАП, а нацисты на собраниях КПГ. Так, на одном из них бывший второй председатель НСДАП Оскар Кернер заявил, что национал-социалисты хотят объединить всех немцев, настроенных против капитализма, что даже в принципиальных областях у них много общего с КПГ, например в том, что надо положить конец "хищничеству матерых волков биржи". Одновременно по приглашению Штутгартской организации НСДАП на ее собрании выступил депутат от КПГ Г.Реммеле. Речь К.Радека с восторгом приветствовала Клара Цеткин. Рут Фишер, лидер левой фракции компартии, призывала к борьбе против еврейского капитала, а нацисты и "фёлькише" к борьбе против евреев в КПГ, обещая взамен свою поддержку (интересно, что К.Радек и Ф.Вольфгейм были евреями). Появились такие брошюры, как "Свастика и советская звезда. Боевой путь коммунистов и фашистов" (1923), на обложке которой красовались два вынесенных в заглавие предмета, или "Шлагетер. Дискуссия между К.Радеком, П.Фрейлихом, Э.Ревентловым и Мёллер ван ден Бруком" (1923) - двое первых лидеры КПГ, а вторых - "национал-революционного" движения.

Коммунисты и националисты всех мастей рука об руку борются против французов в Руре (лидер военно-политической организации КПГ здесь Гарри Робинсон, в 1942 году казенный гестапо как советский резидент), активно сотрудничают в Восточной Пруссии (бывший офицер, один из главарей военно-политического отдела КПГ Эрих Волленберг с "фрайкором" "Оргеш").

Однако, в конце года в руководстве КПГ победила линия на свертывание сотрудничества с националистами. Они были объявлены "слугами крупного капитала", а не "бунтующими против капитала мелкими буржуа", как считали П.Фрёлих, Г.Реммеле и другие сторонники сотрудничества. Тут не в последнюю очередь сыграл свою роль непреодолимый для нацистов и "национал-революционеров" патологический антисемитизм, надо учитывать, что несмотря на пятикратную смену руководства КПГ в Веймарской Германии, в каждом из них евреи составляли огромный процент (Роза Люксембург при немце Карле Либкнехте, затем Пауль Леви, Альберт Тальгеймер при немце Генрихе Брандлере, Аркадий Маслов при Рут Фишер, Xейнц Нойман при Эрнсте Тельмане), это же относилось и к инструкторам и советникам Коминтерна в Германии (Яков Рейх - "Томас", Август Гуральский, Бела Кун, Михаил Грольман, Борис Идельсон и др.).

Однако идеи национал-большевизма продолжали распространяться среди националистических организаций. В начале 20-х годов их число резко увеличилось, так как многие "фрайкоры" преобразовались в гражданские "союзы". Некоторые из них быстро левели, приобретая ярко выраженный национал-большевистский характер.

Наиболее известный своим радикализмом из подобных союзов - "Бунд Оберланд". Он берет свое начало из так называемого "Боевого союза", образованного в Мюнхене в 1918 году членами оккультно-реакционного "общества Туле" для борьбы против левых сил в Баварии. В апреле 1919 года, накануне свержения Баварской Советской республики, нелегально-террористический "Боевой союз" был преобразован во "фрайкор" и принял самое активное участие в кровавом подавлении революции. В следующем году отряды "Оберланда" (в это время несколько десятков тысяч) сражаются против "Красной армии Рура" после капповского путча 20 марта, в мае 1921 года они дерутся с поляками в Верхней Силезии, а в ноябре 1923 года активно участвуют в гитлеровском "пивном" путче, входя вместе с геринговскими СА и рёмовским "Союзом имперского военного флага" в "Рабочее содружество отечественных боевых союзов". В этот период на счету "оберландовцев" обвинения в многочисленных финансовых аферах, грабежах, убийствах политических противников.

Основателями "союза" были трое братьев офицеров Рёмеров, один их которых - ("Беппо") Йозеф Рёмер является военным лидером "фрайкора". Формальным лидером (председателем) был крупный правительственный чиновник Кнауф, однако в августе 1922 года Рёмер выгнал его из "фрайкора" "за сотрудничество с буржуазией", а новым председателем организации стал доктор Фридрих Вебер, широко известный тем, что во время мюнхенского путча шел рядом с Гитлером, а потом сидел в соседней камере с ним. Однако Рёмер разругался и с ним, в результате чего в начале 1923 года фактически существовало два союза "Оберланд". После путча деятельность "Оберланда" была запрещена, а после снятия запрета в начале 1925 года уже официально были образованы две организации - "Бунд Оберланд" Ф.Вебера и "Старый союз Оберланд" во главе с капитаном Б.Рёмером и "Лулу" (Людвиг) Острайхером. Однако деятельность второго союза продолжалась недолго, так как летом 1926 года Рёмер был арестован полицией во время встречи с Отто Брауном, известным руководителем военно-политического аппарата КПГ и советским агентом. Это вызвало кризис в организации, и часть ее членов во главе с Острайхером примкнула к НСДАП, а другая группа, верная Б.Рёмеру, лейтенант - Карл Дибич и другие, спустя некоторое время перешла в КПГ.

"Бунд Оберланд" во главе с Ф.Вебером в 1926 году принял революционно-националистическую программу Мёллера ван ден Брука и создал параллельный союз, так называемое "Товарищество III Рейх", председателем которого стал видный национал-большевик Эрнст Никиш. В 1929 году, как и рёмеровская организация, примерно 3/4 союза во главе с Вебером вступило в НСДАП, а оставшиеся приблизительно 500 человек в сентябре 1930 года, накануне выборов в рейхстаг, призвали голосовать за КПГ, опубликовавшую незадолго до этого "Программу национального и социального освобождения германского народа" (то же сделали и многие другие националистические объединения). В 1931 году "Бунд Оберланд" организованно слился с кружком нац-бола Э.Никиша и принял название "Товарищество Сопротивления". Организация имела отделения в Берлине, Мюнхене, Дрездене, Бреслау, Лейпциге, Гамбурге, Нюрнберге.

Беппо Рёмер и его люди в 1931 году уже открыто объявили о своей приверженности коммунизму и поддержке КПГ. После разгрома СА во время "ночи длинных ножей" в 1934 году Рёмер был арестован, а после выхода на свободу создал из бывших "оберландцев" нелегальную организацию "Революционных рабочих и солдат" (РАС), используя свои личные контакты с такими людьми, как генералы Дитель, Риттер фон Греймс, фон Хаммерштейн, генерал-фельдмаршал Лист, он продолжал заниматься шпионажем в пользу СССР. В конце концов, Рёмера вновь арестовали и вместе с весьма экзотическими персонажами, такими как судебный советник Норберт Мумм фон Шварценштейн и промышленником Николаус фон Халем и казнили по обвинению в покушении на Гитлера, История "Бунда Оберланд" типичная для других союзов 20-х годов, порой не менее многочисленных. Так, "Младогерманский орден" в 1928 году насчитывал 30-70 тысяч, "Вервольф"- 14-15 тысяч, "Бунд Танненберг" - 7-8 тысяч, "Викинг" - 6-8 тысяч, не говоря уже о таком гиганте, как "Стальной шлем" (для сравнения, реальная численность военной организации КПГ - Союза Красных фронтовиков (РФК) - 76 тысяч). Некоторые из этих союзов были не менее, чем "Оберланд" подвержены национал-большевистской ориентации. Прежде всего это относится к "Викингам" и "Вервольфам". Большое распространение идеи национал-большевизма получили в весьма активном крестьянском движении (с актами террора). Многие его лидеры, такие как Бодо Узе, Бруно фон Саломон, Xартмут Плаас в начале 30-х годов примкнули к КПГ, все они были в прошлом офицерами, "фрайкоровцами", прошли через национальные союзы или НСДАП.

Начало 30-х годов было пиком немецкого национал-большевизма. Это было вызвано началом нового социально-экономического кризиса, который имел для Германии гораздо более тяжелые последствия, чем для других стран.

Центрами национал-большевизма становятся кружки и небольшие организации вокруг газет и журналов. В 20-е годы национал-большевистские журналисты и публицисты сотрудничали в "национал-революционных изданиях, таких как "Ди Тат", "Ди коменден", "Формарш". Теперь они издают свои - наиболее известные среди них "Видерштанд" (Э.Никиш), "Умштюрц" (В.Ласс), "Гегнер" (Xарро Шульце-Бойзен), "Социалистише Натион" (К.О.Петель) и "Форкемпфер" (Xанс Эбелинг, Ф.Ленц), общий тираж которых в начале 30-х годов достигал 25 тысяч. Число активистов - около 5 (максимум 10) тысяч человек. Кроме того, к национал-большевистским организациям примыкали "Боевой союз немецких социалистов" и "Немецкий социалистический рабоче-крестьянский союз", отколовшиеся от нацистского и "фёлькишеского" движения.

Все эти национал-большевистские организации имели свои особенности. Так "Видерштанд" Эрнста Никиша выступал, в основном, по внешнеполитическим вопросам, ратуя за "германо-славянский блок от Владивостока до Флессингена", "Форкемпфер" делал упор на преимуществах плановой экономики, "Умштюрц" ратовал за "аристократический социализм" (большой популярностью здесь пользовалась работа В.Ленина "Что делать?"). "Социалистише Натион" пытался соединить идеи классовой борьбы, диктатуры пролетариата, системы Советов с национализмом. "Гегнер" пропагандировал ненависть к "Западу" и призывал германскую молодежь объединяться с пролетариатом для революции.

Огромную роль в идеологии и деятельности этих групп играли личности их вожаков. Кроме Э.Никиша (который начинал политическую деятельность в рядах социал-демократии) все они были выходцами из националистического, правого лагеря.

Помимо этих пяти, чисто национал-большевистских  групп, была и одна, так сказать, псевдонационал-большевистская. Она называлась «Рабочий кружок «Ауфбрух», по названию журнала, выходившего с июля 1931 года. Во главе журнала и кружка стояла бывшие лидеры «Оберланда» капитан Беппо Ремер и лейтенант Карл Дибич, а также капитаны Герхард Гизеке и Эгон Мюллер, бывший «балтикумовец» Александр граф Стейнбок-Фермор, писатели Людвиг Ренн и Бодо Узе, бывшие функционеры НСДАП, а затем руководители штрассеровских «революционных национал-социалистов» – Рудольф Рем и Вильгельм Корн. В эту группу входило до 300 активистов, которые действовали в Берлине и 15 германских землях. Эта организация бывших офицеров-фрайкоровцев и нацистов была полностью контролируема КПГ и служила ей средством переманивания командных кадров для своих боевиков с целью создания ударного кулака в борьбе за власть. Появление этой группы было связано с так называемым «курсом Шерингера», проводимым КПГ с августа 1930-го по октябрь 1932 года, курсом на привлечение в КПГ средних слоев, сопровождавшимся выдвижением резких антиверсальских лозунгов.

В своей новой «Программе национального и социального освобождения немецкого народа» КПГ провозглашала: «Мы, коммунисты, заявляем, что после свержения власти капиталистов и помещиков, после установления диктатуры пролетариата в Германии… будем проводить следующую программу, которую мы противопоставляем национал-социалистической демагогии: мы расторгаем грабительский Версальский «мирный договор» и план Юнга и аннулируем долги и репарационные платежи. Придя к власти, мы безжалостно покончил с банковскими магнатами, проведем пролетарскую национализацию банков и аннулируем задолженности немецким и зарубежным капиталистам… Лишь молотом пролетарской диктатуры можно разбить цепи плана Юнга и национального угнетения… Поэтому мы призываем всех трудящихся, которые все еще находятся во власти фашистских обманщиков, вступить в ряды армии пролетарской классовой борьбы…». В соответствии с этой программой коммунисты попытались переманить на свою сторону «революционно-пролетарские» элементы из лагеря нацистов.

19 марта 1931 года депутат рейхстага от коммунистов и одновременно руководитель военного аппарата Ганс Киппенберг зачитал рейхстагу длинное послание лейтенанта в отставке Рихарда Шерингера. В нем осужденный за нацистскую пропаганду в армии офицер заявил о резком изменении своих взглядов. «Когда мы, ульмские офицеры, содействовали распространению в армии идей национального и социального освобождения, - говорилось в написанном в тюрьме Гольнов заявлении, - по доносу был издан приказ о нашем аресте. После семимесячного предварительного заключения в Лейпциге мы были приговорены к полутора годам заключения в тюрьме…Мы считали НСДАП олицетворением наших идей. Кто сравнивает сегодня практическую политику национал-социалистических руководителей с их радикальными идеями, тот видит, что их действия сильно противоречат тому, что они говорят и пишут и что мы от них ожидаем». Затем следовали 9 пунктов, в которых Шерингер доказывал, что руководители НСДАП в последние месяцы отказались от социализма. Эти доказательства были явно написаны под диктовку его коммунистических товарищей по заключению и заканчивались утверждением, что нацистское руководство явно доказало свой реакционный характер. И совсем в коммунистическом духе Шерингер продолжал: «Капиталистические западные державы вновь сплотились для подавления и эксплуатации трудящейся Германии и для агрессии против русской Советской республики… Лишь в союзе с Советским Союзом, после разрушения капиталистической системы в Германии, мы можем быть свободными. Поэтому я отказываюсь окончательно от Гитлера и фашизма и как солдат вступаю в ряды истинного пролетариата!» Исходя из вышеизложенного, Шерингер делал логический вывод: «Ближайшая задача – подготовка народной революции в Германии, отмена договоров о контрибуциях и революционная война против возможной интервенции капиталистических западных держав».

Под влиянием этого нового курса в КПГ перешло большое количество национал-большевиков, бывших фрайкоровцев и нацистов, руководителей националистического молодежного (Эберхард («Туск») Кебель, Герберт Бохов, Ганс Кенц и др.) и крестьянского движения (т.н. «Ландфолькбевегунг»). КПГ резко увеличила как свою численность, так и количество получаемых на выборах голосов.

Однако надо отметить, что все же несравнимо большее количество бывших «фрайкоровцев» и членов националистических «союзов» перешло в НСДАП и СА, особенно во второй половине 1932 года. Это было связано не в последнюю очередь с тем, что к тому времени «курс Шерингера» КПГ фактически был снят с вооружения. В Москве после прихода к власти правительства «западника» Франца фон Папена приняли решение переориентироваться на союз с Францией, в связи с франко-советским сближением руководство КПГ получило приказ из Москвы сворачивать свою кампанию против Версаля.

После прихода Гитлера к власти национал-большевистское движение было ликвидировано.
Из книги: Штрассер О. Гитлер и я. М., 2005
"Здоровый, правильно понятый национализм!"
Сталин

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Мы не должны повторить ошибок КПГ.

Оффлайн skinhead

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 360
Для этого не нужно близко подпускать евреев к нашему русскому социалистическому движению и не отталкивать от себя русских националистов, активнее вовлекать их в НОД. Без этого русские коммунисты обречены на поражение.
"Здоровый, правильно понятый национализм!"
Сталин

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Пока Палестина не свободна от сионистского фашизма, что евреям делать в русском социалистическом движении?  :)

Оффлайн skinhead

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 360
Ну можно и так наверное сказать... Евреи, к сожалению, очень активны и отбирают у русских инициативу в социальной борьбе (троцкисты), да и в национальной :-\
"Здоровый, правильно понятый национализм!"
Сталин