Автор Тема: Фильм от опущенных немцев  (Прочитано 35097 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #30 : 12/04/11 , 20:09:17 »
Там внизу поста на такие случаи стоит - "сообщить модератору", а там уже как модераторы (администратор) решат...
Насчёт присутствия провокаторов везде я по сути согласен. Чаще встречаются даже не провокаторы, а уклонисты, которые "тянут одеяло на себя", в ущерб общему делу и общей победе.

Оффлайн skyline

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 646
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #31 : 22/04/11 , 17:57:38 »
Цитировать
Там внизу поста на такие случаи стоит - "сообщить модератору", а там уже как модераторы (администратор) решат...
Мне просто жаловаться как-то не слишком нравится, какое-то стукачество по-моему получается. Поэтому на форумах я это принципиально не делаю. Или тут я неправ?
...а закончу речь я словами сами знаете кого:

“Кто хочет жить, должен сражаться. Кто не хочет сражаться в мире вечной борьбы – тот недостоин жить”

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #32 : 22/04/11 , 18:43:29 »
Вред же здесь не можешь никому причинить.

MALIK54

  • Гость
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #33 : 24/04/11 , 10:17:28 »
Вред же здесь не можешь никому причинить.
может причинить и вред.Люди порой заходт на сайт мельком,бросить взгляд на характер дискуссий,видят скайлайновский бред(он очень распространён в и-нете)-и бегом отсюда

Оффлайн skyline

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 646
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #34 : 24/04/11 , 13:16:18 »
Вред же здесь не можешь никому причинить.
может причинить и вред.Люди порой заходт на сайт мельком,бросить взгляд на характер дискуссий,видят скайлайновский бред(он очень распространён в и-нете)-и бегом отсюда
Вопрос только в том что это за "люди"...
...а закончу речь я словами сами знаете кого:

“Кто хочет жить, должен сражаться. Кто не хочет сражаться в мире вечной борьбы – тот недостоин жить”

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7835
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #35 : 23/06/11 , 00:38:33 »
Источниковедческое


   
Британский историк Энтони "Миллионы-изнасилованных-немок" Бивор даёт интервью.
http://www.snob.ru/selected/entry/37318
Рассказывает, как в Восточной Пруссии "насиловали всех женщин, от молодых девушек до старух, со злобой и чувством мести".

И вот, когда дело доходит до источниковедческой базы, он преспокойно признаётся, откуда дровишки:

Артем Драбкин, специалист по устной истории, собрал на сайте «Я помню» потрясающий материал о Восточной Пруссии и Померании — воспоминания солдат и офицеров. В том числе, о том, как немецких женщин насиловали 15-20 мужчин одновременно. Подобные случаи описывал и Василий Гроссман. А Наталья Гессе, соратница Андрея Сахарова и Елены Боннэр, называла Советскую армию «армией насильников». Конечно, были исключения, и я пишу об этом в книге. Были офицеры, которые пытались остановить других. Как правило, это были евреи — они хорошо понимали, что это такое — быть жертвой.


То есть, ежели по-простому: евреи рассказывают, как русские всех зверски насиловали, а евреи, пытались русских остановить.

Ребятушки. Евреи - бааальшие специалисты по устной истории. И они всегда рассказывают про то, какие русские плохие и какие евреи хорошие. Вы их, специалистов по устной истории, больше слушайте, они вам расскажут, как русские Бога убили, а евреи пытались помешать.

Относиться к этому нужно спокойно - "такие люди". Просто иметь в виду и соблюдать гигиену.

http://krylov.livejournal.com/2263345.html

Оффлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7124
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #36 : 06/05/12 , 21:28:17 »
Малая, но всё же победа

«В сетку вещания НТВ внесены изменения. Вместо фильма «4 дня в мае» канал покажет «В августе 44-го…»». Двух дней действительно массовой активности хватило для прекращения очередной попытки прогрессивной общественности оскорбить страну и народ. Надеюсь, если мы и впредь будем действовать так же оперативно, даже наша общественность может вспомнить, какое направление движения на самом деле прогрессивно.

В официальном сообщении сказано: «Намерение НТВ показать в канун Дня Победы — 7 мая — фильм режиссера Ахима фон Борриса «4 дня в мае» вызвало крайне негативную реакцию ветеранских организаций и отдельных зрителей — участников Великой Отечественной войны». Таким образом всех нас — участников борьбы с антисоветской и антинародной мерзостью — объявили ветеранами и участниками войны. С чем нас и поздравляю!

http://awas1952.livejournal.com/1260684.html

Оффлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7124
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #37 : 09/05/12 , 02:52:07 »
Кругом вранье, или "Советский солдат отбирает у немки велосипед"

К вопросу об одной исторической фальсификации, или о снимке "Советский солдат отбирает велосипед".

Этот хорошо известный снимок традиционно используется для иллюстрации статей о зверствах советских солдат в Берлине. Тема эта с удивительным постоянством из года в год поднимается ко Дню Победы.
Сам снимок публикуется, как правило, с подписью "Советский солдат отбирает велосипед у жительницы Берлина". Встречаются также подписи из цикла "В Берлине 45-го процветало мародерство" и т.д.



По вопросу самой фотографии и того, что на ней запечатлено, идут жаркие споры. Аргументы противников версии "мародерства и насилия", которые мне приходилось встречать в сети, к сожалению, звучат неубедительно. Из них можно выделить, во-первых, призывы не строить суждений на основании одной фотографии. Во-вторых, указание на позы немки, солдата и других попавших в кадр лиц. В частности, из спокойствия персонажей второго плана следует вывод, что речь идет не о насилии, а о попытке выправить какую-то велосипедную деталь.
Наконец, выдвигаются сомнения, что на фотографии запечатлен именно советский солдат: скатка через правое плечо, сама скатка очень странной формы, слишком большая пилотка на голове и т.д. Кроме того на заднем плане, сразу за солдатом, если приглядеться, можно увидеть военного в форме явно не советского образца.

Но, еще раз подчеркну, все эти версии не кажутся мне достаточно убедительными.

В общем, я решил разобраться в этой истории. У снимка, рассудил я, явно должен быть автор, должен быть первоисточник, первая публикация, и - скорее всего - оригинальная подпись. Которая может пролить свет на то, что же изображено на фотографии.

Если брать литературу то, насколько мне помнилось, этот снимок попадался мне в каталоге Документальной экспозиции к 50-летию со дня нападения Германии на Советский Союз. Сама экспозиция была открыта в 1991 году в Берлине в зале "Топография террора", затем, насколько мне известно, экспонировалась в Петербурге. Ее каталог на русском языке "Война Германии противо Советского Союза 1941-1945" был издал в 1994 году.

У меня этого каталога нет, но у коллеги, к счастью, нашелся. Действительно, искомая фотография опубликована на 257 странице. Подпись традиционная: "Советский солдат отнимает велосипед у жительницы Берлина, 1945 г."



Судя по всему, этот изданный в 1994 году каталог и стал русским первоисточником нужной нам фотографии. По крайней мере на ряде старых, еще начала 2000-ных годов ресурсах, я наткнулся на этот снимок именно со ссылкой на "Войну Германии противо Советского Союза.." и со знакомой нам подписью. Похоже, оттуда фотография и кочует по сети.

В каталоге в качестве источника снимка указан Bildarchiv Preussischer Kulturbesitz - Фотоархив Фонда прусского культурного наследия. У архива есть сайт, но сколько я ни пытался, найти нужный снимок на нем мне так и не удалось.

Зато в процессе поисков на наткнулся на этот же снимок в архиве журнала Life. В версии Лайфа он называется "Bike Fight".
Обратите внимание, здесь фото не обрезано по краям, как в каталоге экспозиции. Возникают новые интересные детали, например, слева за спинами можно увидеть офицера, причем, как бы не германского офицера:



Но главное - подпись!
A Russian soldier involved in a misunderstanding with a German woman in Berlin, over a bicycle he wished to buy from her.

"Между русским солдатом и немкой в Берлине произошло недоразумение из-за велосипеда, который он хотел у нее купить".

В общем, не стану утомлять читателя нюансами дальнейшего поиска по ключевым словам "недоразумение", "немецкая женщина", "Берлин", "советский солдат", "русский солдат" и т.д. Я нашел оригинал фотографии и оригинальную подпись под ней. Снимок принадлежит американской компании Corbis. Вот он:



Как не трудно заметить, здесь снимок полный, справа и слева присутствуют детали, отрезанные в "российской версии" и даже в версии Life. Детали эти весьма важны, так как придают снимку совсем другое настроение.

Ну и, наконец, оригинальная подпись:

Russian Soldier Tries to Buy Bicycle from Woman in Berlin, 1945
A misunderstanding ensues after a Russian soldier tries to buy a bucycle from a German woman in Berlin. After giving her money for the bike, the soldier assumes the deal has been struck. However the woman doesn't seem convinced.

Русский солдат пытается купить велосипед у женщины в Берлине, 1945
Недоразумение случилось после того, как русский солдат пытался купить велосипед у немецкой женщины в Берлине. Отдав ей деньги за велосипед, он полагает, что сделка состоялась. Однако женщина считает иначе.

***

Вот такие дела, дорогие френды.
Кругом, куда ни копнешь, ложь, ложь, ложь...

PS: PR приветствуется. Это того стоит, тем более накануне Дня Победы.

http://users.livejournal.com/_lord_/1448935.html

Наверное, просто руль выправляет.

Оффлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7124
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #38 : 14/05/12 , 20:53:45 »
Миф о миллионах изнасилованных немок


Миф о сотнях тысячах и миллионах изнасилованных в 1945 году советскими солдатами немок в последние несколько лет получил широкое хождение в отечественной либеральной прессе. Особенно поспособствовал этому перевод на русский язык книги английского историка Энтони Бивора «Берлин. Падение 1945». Автор даёт оценку числа изнасилованных от 95 до 135 тысяч, но и это ещё не предел. Некоторые «исследователи» называют цифру и в 2 миллиона изнасилованных и даже в 15 (эту ни с чем не сообразную цифру называет американский автор Джонсон в своей статье «Red Army troops raped even Russian women…»). Происхождение этого мифа понятно – он способствует превращению немцев из агрессоров в жертв, уравниванию СССР и фашистской Германии и, в конечном итоге, к пересмотру итогов Второй Мировой со всеми вытекающими геополитическими последствиями.

Естественно, глупо утверждать, что изнасилований на территории, оккупированной советскими войсками, не было вообще. Вопрос в масштабах. Одно дело – если они столь массовый характер, как это описывает Бивор. Тогда можно говорить, во первых, о жестокости и аморальности большинства советских бойцов, а, во вторых, о том что такое их поведение поощрялись советским командованием. Другое дело – если изнасилования были исключением из правил, неизбежными эксцессами, которые случаются на войне в любой армии мира.

Миф о массовых изнасилованиях начал закладывать ещё такой известный мастер пропаганды, как Йозеф Геббельс. Вот что он писал 2 марта 1945 года:

…В лице советских солдат мы имеем дело со степными подонками. Это подтверждают поступившие к нам из восточных областей сведения о зверствах. Они действительно внушают ужас. Их невозможно даже воспроизвести в отдельности. Прежде всего, следует упомянуть об ужасных документах, поступивших из Верхней Силезии. В отдельных деревнях и городах бесчисленным изнасилованиям подверглись все женщины от 10 до 70 лет. Кажется, это делается по приказу сверху, так как в поведении советской солдатни можно усмотреть явную систему.


А вот образец геббельсовской пропаганды, направленный на жителей Польши:

 

Подобного рода заявления фашистская пропаганда делала не раз, так что у германского населения успело сложиться представления о советской армии как о диких ордах с Востока, грабящих и насилующих всё на своём пути. Однако, делались ли изнасилования «по приказу сверху», как это утверждает Геббельс, или нет? Ответ на этот вопрос очевиден после прочтения двух документов. Вот приказ Сталина от 19 января 1945 года:

Офицеры и красноармейцы! Мы идем в страну противника. Каждой должен хранить самообладание, каждый должен быть храбрым...Оставшееся население на завоеванных областях, независимо от того немец ли, чех ли, поляк ли, не должно подвергаться насилию. Виновные будут наказаны по законам военного времени. На завоеванной территории не позволяется половые связи с женским полом. За насилие и изнасилования будут виновные расстреляны.


А вот ещё один документ:

директива Ставки Верховного Главнокомандования
командующим войсками и членам военных советов
1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов об изменении
отношения к немецким военнопленным и гражданскому населению


20 апреля 1945 г.
Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
1. Потребуйте изменить отношение к немцам как к военнопленным, так и к гражданским. Обращаться с немцами лучше. Жестокое отношение с немцами вызывает у них боязнь и заставляет их упорно сопротивляться, не сдаваясь в плен. Гражданское население, опасаясь мести, организуется в банды. Такое положение нам невыгодно. Более гуманное отношение к немцам облегчит нам ведение боевых действий на их территории и, несомненно, снизит упорство немцев в обороне.
2. В районах Германии к западу от линии устье реки Одер, Фюрстенберг, далее река Нейсе (западнее) создавать немецкие администрации, а в городах ставить бургомистров — немцев. Рядовых членов национал-социалистической партии, если они лояльно относятся к Красной армии, не трогать, а задерживать только лидеров, если они не успели удрать.
3. Улучшение отношения к немцам не должно приводить к снижению бдительности и панибратству с немцами.
Ставка Верховного Главнокомандования.

И.СТАЛИН
АНТОНОВ


Думаю, что в комментариях эти два приказа не нуждаются. Действовал ли указ на рядовых солдат? Вот что пишет Исаак Кобылянский, командовавший во время войны артвзводом:

Вскоре после вступления в Восточную Пруссию нас ознакомили с приказом, осуждавшим насилие в отношении гражданского населения, особенно женщин, и мародерство. В приказе говорилось о строгих наказаниях, которым будут подвергнуты нарушители. Я не припомню заседаний трибунала, арестов или разжалований в нашей дивизии. Но приказ сам по себе был сильным сдерживающим средством. В моем непосредственном окружении, а это две-три сотни человек, приказ не нарушался. Среди нас не было отъявленных насильников. Было бы наивно утверждать, что никто и нигде не нарушал этот приказ. Но, подчеркиваю, открытых нарушений приказа, массового насилия над немецкими женщинами не было.

Применялся ли этот указ на практике? По данным профессора РАН Олега Ржешевского, заведующего отделом истории войн и геополитики Центра истории войн XX века, за совершенные бесчинства по отношению к местному населению были осуждены военными трибуналами 4148 офицеров и большое число рядовых. Несколько показательных судебных процессов над военнослужащими завершились вынесением смертных приговоров.
В качестве иллюстрации приведём воспоминания В.П. Брюхова, которые цитирует Мирослава Бердник в своей статье «В логове зверя или еще раз об "изнасилованной Германии"». В.П.Брюхов вспоминает случай, когда один из офицеров его полка вместе с механиком своего танка попытался изнасиловать румынскую девушку, а когда та попыталась сбежать — застрелил ее.

На следующий день приходят ее родители с местными властями к нам в бригаду. А еще через день органы их вычислили и взяли — СМЕРШ работал неплохо. Иванов сразу сознался, что стрелял, но он не понял, что убил. На третий день суд. На поляне построили всю бригаду, привезли бургомистра и отца с матерью. Механик плакал навзрыд. Иванов еще ему говорит: «Слушай, будь мужиком. Тебя все равно не расстреляют, нечего нюни распускать. Пошлют в штрафбат — искупишь кровью». Когда ему дали последнее слово, тот все просил прощения. Так и получилось — дали двадцать пять лет с заменой штрафным батальоном. Лейтенант встал и говорит: «Граждане судьи Военного трибунала, я совершил преступление и прошу мне никакого снисхождения не делать». Вот так просто и твердо. Сел и сидит, травинкой в зубах ковыряется. Объявили приговор: «Расстрелять перед строем. Построить бригаду. Приговор привести в исполнение». Строились мы минут пятнадцать двадцать. Подвели осужденного к заранее отрытой могиле. Бригадный особист, подполковник, говорит нашему батальонному особисту, стоящему в строю бригады: «Товарищ Морозов, приговор привести в исполнение». Тот не выходит. «Я вам приказываю!» Тот стоит, не выходит. Тогда подполковник подбегает к нему, хватает за руку, вырывает из строя и сквозь зубы матом: «Я тебе приказываю!!» Тот пошел. Подошел к осужденному. Лейтенант Иванов снял пилотку, поклонился, говорит: «Простите меня, братцы». И все. Морозов говорит ему: «Встань на колени». Он это сказал очень тихо, но всем слышно было — стояла жуткая тишина. Встал на колени, пилотку сложил за пояс: «Наклони голову». И когда он наклонил голову, особист выстрелил ему в затылок. Тело лейтенанта упало и бьется в конвульсиях. Так жутко было…. Особист повернулся и пошел, из пистолета дымок идет, а он идет, шатается, как пьяный. Полковник кричит: «Контрольный! Контрольный!» Тот ничего не слышит, идет. Тогда он сам подскакивает, раз, раз, еще.
Что мне запомнилось, после каждого выстрела, мертвый он уже был, а еще вздрагивал. Он тело ногой толкнул, оно скатилось в могилу: «Закопать». Закопали. «Разойдись!» В течение пятнадцати минут никто не расходился. Мертвая тишина. Воевал он здорово, уважали его, знали, что румыны сожгли его семью. Мог ведь снисхождения просить, говорить, что случайно, нет…. После этого никаких эксцессов с местным населением у нас в бригаде не было.

Теперь попробуем разобраться с цифрами. На территории Восточной Германии, оккупированной советскими войсками, в 1945 году проживало около 20-21 млн. человек. Если принять долю женщин в 60-65% (очевидно, что в военный и послевоенный период число женщин больше, чем число мужчин), то получим 12-13.7 млн. женщин всех возрастов, находившихся под советской оккупацией. Очевидно, что хотя бы из этих соображений 15 млн. никак не может быть изнасиловано. Точно также совершенно невероятно число в 2 млн. изнасилованных – оно означает, что каждая шестая немка вне зависимости от возраста и физической привлекательности была изнасилована. Столь массовые изнасилования не могли пройти мимо социологов тех лет, однако сторонники теории о массовых изнасилованиях ни разу не ссылаются на социологические исследования того времени, предпочитая брать цифры с потолка.

Для обоснования числа изнасилованных немок «исследователи» берут данные о абортах в берлинских клиниках и пытаются экстраполировать их на всю Германию. Эту методику они обосновывают тем, что в ряде заявок поданных женщинами на производство аборта, написанных в советской зоне оккупации заявительницы утверждают, что были изнасилованы советскими солдатами. Однако этот аргумент не выдерживает никакой критики по одной простой причине – 28 марта 1945 года Мартин Борман издал указ, разрешающий аборт в том случае, если немка заявит, что была изнасилована иностранным солдатом. Ранее аборты в Рейхе были строго запрещены. После этого указа всю статистику абортов, где женщины пишут, что якобы были изнасилованы русскими, можно выкинуть в помойное ведро – по той простой причине, что правдивость их заявлений медиками не проверялась и невозможно определить, сколько таких заявлений соответствует действительности, а сколько использовалось как предлог для легального аборта.

Ещё любопытная деталь – как пишет Н. Медкович в своей статье «Кто «изнасиловал Германию» в журнале «Актуальная история», ссылаясь на [A. Grossman A Question of Silence: The rape German Women by Occupation Soldiers // Berlin 1945: War and Rape «Liberators Take Liberties». October, V. 72, 1995. P. 50, 58.], пишет, что «заявлявшие, что пострадали от насилия, позже с поразительной настойчивостью описывали нападавших как азиатов (или на территории Западной Германии — негров). Чисто логически это сомнительно, так как население СССР имело преимущественно европеоидную внешность, однако вполне соответствовало штампам гитлеровской пропаганды о «узкоглазых варварах».

На Западном фронте немецкая пропаганда для запугивания местного населения вместо русских использовала образ негра, насилующего белокурых немок:

 

Понятно появление образа негра на этом агитационном плакате - он соответствовал нацистской идеологии о превосходстве "белой расы". В то же время, точно также, как в советской армии доля солдат из Средней Азии была незначительна, так и в американской армии того времени доля негров тоже была невелика - 8.7% (но по другой причине - США во время Второй Мировой всё ещё оставались расистской страной, поэтому приток негров в армию сильно ограничивался, хотя негры и составляли значительную долю населения США).

Что же говорят документы? В той же статье Н. Мендкович цитирует донесение Военной прокуратуры фронта, составленное генерал-майором Ясиным: «Если расстрелы немцев в настоящее время почти совсем не наблюдаются, а случаи грабежа носят единичный характер, то насилия над женщинами все еще имеют место…5 мая я представляю Военному совету фронта очередную докладную записку по этому поводу, в которой дам подробный анализ всех фактов неправильного отношения к немецкому населению, которые будут зафиксированы за период с начала издания этих документов». Очевидно, что если бы обсуждаемых инцидентов было несколько сотен, это было бы просто невозможно. Точных цифр Ясин не приводит, но сообщает, что в каждом населенном пункте зафиксировано 2–3 подобных случая.

Это данные за апрель 1945 года. Но в послевоенный период ситуация не отличалась. На сайте 9may.ru приведён следующий приказ:

 

Как видим, «по данным Отдела Комендантской службы провинции Мекленбург в ноябре месяце 1945 года отмечено: изнасилования – 14 случаев и мародерств – 104.» При этом «возможно, что эти данные полицейского управления на много преувеличены и полностью не относятся к военнослужащим». 14 случаев изнасилования в месяц на всю провинцию. Помножим на число месяцев в году и на число оккупированных провинций, введём поправочный коэффициент - что-то никак не тянет на миллионы или даже хотя бы десятки тысяч.

В завершение этой статьи необходимо отметить, что у солдат, хотевших секса, в общем-то, не было необходимости насиловать немок. После войны на оккупированных территориях царила разруха, перебои с продуктами, была также острая нехватка мужчин, что привело к общему падению нравов и росту проституции. По оценкам венгерских властей число проституток в Будапеште после начала оккупации увеличилось в 20 раз.
По данным немецкой книги "Hungerwinter: Deutschlands humanit?re Katastrophe 1946/47"(Голодная зима - выживание после войны), вышедшей в 2009 году, только в Мюнхене за три месяца около 1600 девушек было арестовано по подозрению в проституции и распространению венерических заболеваний. В британской зоне оценивали число арестов в 1946 г. в размере 15 000, большинство несовершеннолетние и 80 процентов с вен. заболеваниями.

А вот что пишет уже цитировавшийся И. Кобылянский про Германию - «По вечерам, после отбоя кое-кто из смелых и удачливых офицеров покидал расположение части, чтобы тайком навестить немецкую «подругу». Как правило, в руках у нарушителя был свёрточек с чем-нибудь съестным. Знать немецкий язык для этих визитов было необязательно». Как видим, плата за секс была весьма скромной – «что-нибудь съестное».

А вот запись из дневника лейтенанта Красной Армии Владимира Гелфанда (приводится всё в той же книжке "Hungerwinter: Deutschlands humanit?re Katastrophe 1946/47"): "Я хотел бы прелести красивой Марианны познать целиком, мне было мало поцелуев и обнимания. Я очень надеялся, но не принуждал. Ее мать была мной довольна. Куда уж лучше! В конце концов я возложил на алтарь доверительных и благосклонных отношений продукты, сладости и сливочное масло, колбасу и немецкие сигареты. Достаточно было половины, чтобы на глазах у матери вполне обоснованно всё возможное проделать с дочерью, и мама бы ее ни слова не сказала против. Поскольку продукты ценнее сегодня жизни, даже жизни юной нежной и любимой красоты в лице этой девушки".

Как следует из всего вышесказанного, изнасилования немок советскими солдатами действительно были, есть документы и статистика по числу осуждённых. Однако, эти преступления не носили массового и систематического характера. Более того, если отнести общее число осуждённых за эти преступления к всей численности советских войск на оккупированных территориях, то процент получится совсем мизерным. При этом эти преступления совершали не только советские войска. Так, по данным Ржешевского, в армии США за убийства и изнасилования казнили 69 человек. Отличились и французы - во взятом французскими частями Штутгарте по некоторым данным было изнасиловано 1198 человек, а в Виллингене с населением 12 000 человек было зафиксировано 500 изнасилований.

Просмотров: 38279

statehistory.ru в ЖЖ: statehistory.livejournal.com

Оффлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7124
Re: Фильм от опущенных немцев
« Ответ #39 : 10/01/13 , 22:08:39 »

Женщины освобождённой Европы глазами советских солдат и офицеров (1944-1945 гг.)


И вот наконец Германия. И женщины врага - матери, жены, дочери, сестры тех, кто с 1941-го по 1944-й год глумился над гражданским населением на оккупированной территории СССР. Какими же увидели их советские военнослужащие? Внешний вид немок, идущих в толпе беженцев, описан в дневнике Владимира Богомолова: «Женщины - старые и молодые - в шляпках, в платках тюрбаном и просто навесом, как у наших баб, в нарядных пальто с меховыми воротниками и в трепаной, непонятного покроя одежде. Многие женщины идут в темных очках, чтобы не щуриться от яркого майского солнца и тем предохранить лицо от морщин...»[20] Лев Копелев вспоминал о встрече в Алленштайне с эвакуированными берлинками: «На тротуаре две женщины. Замысловатые шляпки, у одной даже с вуалью. Добротные пальто, и сами гладкие, холеные»[21]. И приводил солдатские комментарии в их адрес: «курицы», «индюшки», «вот бы такую гладкую…»


Как же вели себя немки при встрече с советскими войсками? В донесении зам. начальника Главного Политического управления Красной Армии Шикина в ЦК ВКП(б) Г.Ф.Александрову от 30 апреля 1945 г. об отношении гражданского населения Берлина к личному составу войск Красной Армии говорилось: «Как только наши части занимают тот или иной район города, жители начинают постепенно выходить на улицы, почти все они имеют на рукавах белые повязки. При встрече с нашими военнослужащими многие женщины поднимают руки вверх, плачут и трясутся от страха, но как только убеждаются в том, что бойцы и офицеры Красной Армии совсем не те, как им рисовала их фашистская пропаганда, этот страх быстро проходит, все больше и больше населения выходит на улицы и предлагает свои услуги, всячески стараясь подчеркнуть свое лояльное отношение к Красной Армии»[22].


Наибольшее впечатление на победителей произвела покорность и расчетливость немок. В этой связи стоит привести рассказ минометчика Н.А.Орлова, потрясенного поведением немок в 1945 г.: «Никто в минбате не убивал гражданских немцев. Наш особист был «германофил». Если бы такое случилось, то реакция карательных органов на подобный эксцесс была бы быстрой. По поводу насилия над немецкими женщинами. Мне кажется, что некоторые, рассказывая о таком явлении, немного «сгущают краски». У меня на памяти пример другого рода. Зашли в какой-то немецкий город, разместились в домах. Появляется «фрау», лет 45-ти и спрашивает «гера коменданта». Привели ее к Марченко. Она заявляет, что является ответственной по кварталу, и собрала 20 немецких женщин для сексуального (!!!) обслуживания русских солдат. Марченко немецкий язык понимал, а стоявшему рядом со мной замполиту Долгобородову я перевел смысл сказанного немкой. Реакция наших офицеров была гневной и матерной. Немку прогнали, вместе с ее готовым к обслуживанию «отрядом». Вообще немецкая покорность нас ошеломила. Ждали от немцев партизанской войны, диверсий. Но для этой нации порядок – «Орднунг» - превыше всего. Если ты победитель – то они «на задних лапках», причем осознанно и не по принуждению. Вот такая психология...»[23].


Аналогичный случай приводит в своих военных записках Давид Самойлов: «В Арендсфельде, где мы только что расположились, явилась небольшая толпа женщин с детьми. Ими предводительствовала огромная усатая немка лет пятидесяти - фрау Фридрих. Она заявила, что является представительницей мирного населения и просит зарегистрировать оставшихся жителей. Мы ответили, что это можно будет сделать, как только появится комендатура.


- Это невозможно, - сказала фрау Фридрих. - Здесь женщины и дети. Их надо зарегистрировать.


Мирное население воплем и слезами подтвердило ее слова.


Не зная, как поступить, я предложил им занять подвал дома, где мы разместились. И они успокоенные спустились в подвал и стали там размещаться в ожидании властей.


- Герр комиссар, - благодушно сказала мне фрау Фридрих (я носил кожаную куртку). - Мы понимаем, что у солдат есть маленькие потребности. Они готовы, - продолжала фрау Фридрих, - выделить им нескольких женщин помоложе для…


Я не стал продолжать разговор с фрау Фридрих»[24].




После общения с жительницами Берлина 2 мая 1945 г. Владимир Богомолов записал в дневнике: «Входим в один из уцелевших домов. Все тихо, мертво. Стучим, просим открыть. Слышно, что в коридоре шепчутся, глухо и взволнованно переговариваются. Наконец дверь открывается. Сбившиеся в тесную группу женщины без возраста испуганно, низко и угодливо кланяются. Немецкие женщины нас боятся, им говорили, что советские солдаты, особенно азиаты, будут их насиловать и убивать... Страх и ненависть на их лицах. Но иногда кажется, что им нравится быть побежденными, - настолько предупредительно их поведение, так умильны их улыбки и сладки слова. В эти дни в ходу рассказы о том, как наш солдат зашел в немецкую квартиру, попросил напиться, а немка, едва его завидела, легла на диван и сняла трико»[25].


«Все немки развратны. Они ничего не имеют против того, чтобы с ними спали»[26], - такое мнение бытовало в советских войсках и подкреплялось не только многими наглядными примерами, но и их неприятными последствиями, которые вскоре обнаружили военные медики.


Директива Военного Совета 1-го Белорусского фронта № 00343/Ш от 15 апреля 1945 г. гласила: «За время пребывания войск на территории противника резко возросли случаи венерических заболеваний среди военнослужащих. Изучение причин такого положения показывает, что среди немцев широко распространены венерические заболевания. Немцы перед отступлением, а также сейчас, на занятой нами территории, стали на путь искусственного заражения сифилисом и триппером немецких женщин, с тем, чтобы создать крупные очаги для распространения венерических заболеваний среди военнослужащих Красной Армии»[27].


Военный совет 47-й армии 26 апреля 1945 г. сообщал, что «...В марте месяце число венерических заболеваний среди военнослужащих возросло по сравнению с февралем с.г. в четыре раза. ... Женская часть населения Германии в обследованных районах поражена на 8-15%. Имеются случаи, когда противником специально оставляются больные венерическими болезнями женщины-немки для заражения военнослужащих»[28].


Для реализации Постановления Военного Совета 1-го Белорусского фронта № 056 от 18 апреля 1945 г. по предупреждению венерических заболеваний в войсках 33-й армии была выпущена листовка следующего содержания:


«Товарищи военнослужащие!


Вас соблазняют немки, мужья которых обошли все публичные дома Европы, заразились сами и заразили своих немок.


Перед вами и те немки, которые специально оставлены врагами, чтобы распространять венерические болезни и этим выводить воинов Красной Армии из строя.


Надо понять, что близка наша победа над врагом и что скоро вы будете иметь возможность вернуться к своим семьям.


Какими же глазами будет смотреть в глаза близким тот, кто привезет заразную болезнь?


Разве можем мы, воины героической Красной Армии, быть источником заразных болезней в нашей стране? НЕТ! Ибо моральный облик воина Красной Армии должен быть так же чист, как облик его Родины и семьи!»[29]


Практичных немцев больше всего волновал вопрос о снабжении продовольствием, ради него они готовы были буквально на все. Так, некий доктор медицины Калистурх в разговоре со своими коллегами по вопросу отношения Красной Армии к немецкому населению заявил: «Нельзя скрывать, что я лично видел нехорошее отношение отдельных русских солдат к нашим женщинам, но я говорил, что в этом виновата война, а самое главное то, что наши солдаты и особенно эсэсовцы вели себя по отношению к русским женщинам гораздо хуже. – и тут же без перехода добавил: – Меня очень волновал продовольственный вопрос…»[30].


Даже в воспоминаниях Льва Копелева, с гневом описывающего факты насилия и мародерства советских военнослужащих в Восточной Пруссии, встречаются строки, отражающие другую сторону «отношений» с местным населением: «Рассказывали о покорности, раболепстве, заискивании немцев: вот, мол, они какие, за буханку хлеба и жен и дочерей продают»[31]. Брезгливый тон, каким Копелев передает эти «рассказы», подразумевает их недостоверность. Однако они подтверждаются многими источниками.


Владимир Гельфанд описал в дневнике свои ухаживания за немецкой девушкой (запись сделана через полгода после окончания войны, 26 октября 1945 г., но всё равно весьма характерна): «Хотелось вдоволь насладиться ласками хорошенькой Маргот – одних поцелуев и объятий было недостаточно. Ожидал большего, но не смел требовать и настаивать. Мать девушки осталась довольна мною. Еще бы! На алтарь доверия и расположения со стороны родных мною были принесены конфеты и масло, колбаса, дорогие немецкие сигареты. Уже половины этих продуктов достаточно, чтобы иметь полнейшее основание и право что угодно творить с дочерью на глазах матери, и та ничего не скажет против. Ибо продукты питания сегодня дороже даже жизни, и даже такой юной и милой чувственницы, как нежная красавица Маргот»[32].


Интересные дневниковые записи оставил австралийский военный корреспондент Осмар Уайт, который в 1944-1945 гг. находился в Европе в рядах 3-й американской армии под командой Джорджа Патона. Вот что он записал в Берлине в мае 1945 г., буквально через несколько дней после окончания штурма: «Я прошелся по ночным кабаре, начав с «Фемины» возле Потсдаммерплатц. Был теплый и влажный вечер. В воздухе стоял запах канализации и гниющих трупов. Фасад «Фемины» был покрыт футуристическими картинками обнаженной натуры и объявлениями на четырех языках. Танцевальный зал и ресторан были заполнены русскими, британскими и американскими офицерами, сопровождавшими женщин (или охотящимися за ними). Бутылка вина стоила 25 долларов, гамбургер из конины и картошки – 10 долларов, пачка американских сигарет – умопомрачительные 20 долларов. Щеки берлинских женщин были нарумянены, а губы накрашены так, что казалось, что это Гитлер выиграл войну. Многие женщины были в шелковых чулках. Дама-хозяйка вечера открыла концерт на немецком, русском, английском и французском языках. Это спровоцировало колкость со стороны капитана русской артиллерии, сидевшего рядом со мной. Он наклонился ко мне и сказал на приличном английском: «Такой быстрый переход от национального к интернациональному! Бомбы RAF – отличные профессора, не так ли?»[33]


Общее впечатление от европейских женщин, сложившееся у советских военнослужащих, - холеные и нарядные (в сравнении с измученными войной соотечественницами в полуголодном тылу, на освобожденных от оккупации землях, да и с одетыми в застиранные гимнастерки фронтовыми подругами), доступные, корыстные, распущенные либо трусливо покорные. Исключением стали югославки и болгарки. Суровые и аскетичные югославские партизанки воспринимались как товарищи по оружию и считались неприкосновенными. А учитывая строгость нравов в югославской армии, «партизанские девушки, наверное, смотрели на ППЖ [походно-полевых жен], как на существа особенного, скверного сорта»[34]. О болгарках Борис Слуцкий вспоминал так: «...После украинского благодушия, после румынского разврата суровая недоступность болгарских женщин поразила наших людей. Почти никто не хвастался победами. Это была единственная страна, где офицеров на гулянье сопровождали очень часто мужчины, почти никогда - женщины. Позже болгары гордились, когда им рассказывали, что русские собираются вернуться в Болгарию за невестами - единственными в мире, оставшимися чистыми и нетронутыми»[35].


Приятное впечатление оставили о себе чешские красавицы, радостно встречавшие советских солдат-освободителей. Смущенные танкисты с покрытых маслом и пылью боевых машин, украшенных венками и цветами, говорили между собой: «…Нечто танк невеста, чтоб его убирать. А их девчата, знай себе, нацепляют. Хороший народ. Такого душевного народа давно не видел…» Дружелюбие и радушие чехов было искренним. «…- Если бы это было можно, я перецеловала бы всех солдат и офицеров Красной Армии за то, что они освободили мою Прагу, - под общий дружный и одобрительный смех сказала … работница пражского трамвая»[36], - так описывал атмосферу в освобожденной чешской столице и настроения местных жителей 11 мая 1945 г. Борис Полевой.


Но в остальных странах, через которые прошла армия победителей, женская часть населения не вызывала к себе уважения. «В Европе женщины сдались, изменили раньше всех… - писал Б.Слуцкий. - Меня всегда потрясала, сбивала с толку, дезориентировала легкость, позорная легкость любовных отношений. Порядочные женщины, безусловно, бескорыстные, походили на проституток – торопливой доступностью, стремлением избежать промежуточные этапы, неинтересом к мотивам, толкающим мужчину на сближение с ними. Подобно людям, из всего лексикона любовной лирики узнавшим три похабных слова, они сводили все дело к нескольким телодвижениям, вызывая обиду и презрение у самых желторотых из наших офицеров… Сдерживающими побуждениями служили совсем не этика, а боязнь заразиться, страх перед оглаской, перед беременностью»[37], - и добавлял, что в условиях завоевания «всеобщая развращенность покрыла и скрыла особенную женскую развращенность, сделала ее невидной и нестыдной»[38].


Впрочем, среди мотивов, способствовавших распространению «международной любви», невзирая на все запреты и суровые приказы советского командования, было еще несколько: женское любопытство к «экзотическим» любовникам и невиданная щедрость русских к объекту своих симпатий, выгодно отличавшая их от прижимистых европейских мужчин.


Младший лейтенант Даниил Златкин в самом конце войны оказался в Дании, на острове Борнгольм. В своем интервью он рассказывал, что интерес русских мужчин и европейских женщин друг к другу был обоюдный: «Мы не видели женщин, а надо было… А когда в Данию приехали, … это свободно, пожалуйста. Они хотели проверить, испытать, попробовать русского человека, что это такое, как это, и вроде получалось получше, чем у датчан. Почему? Мы были бескорыстны и добры… Я дарил коробку конфет в полстола, я дарил 100 роз незнакомой женщине … ко дню рождения…»[39]


При этом мало кто помышлял о серьезных отношениях, о браке, ввиду того, что советское руководство четко обозначило свою позицию в этом вопросе. В Постановлении Военного совета 4-го Украинского фронта от 12 апреля 1945 г. говорилось: «1. Разъяснить всем офицерам и всему личному составу войск фронта, что брак с женщинами-иностранками является незаконным и категорически запрещается. 2. О всех случаях вступления военнослужащих в брак с иностранками, а равно о связях наших людей с враждебными элементами иностранных государств доносить немедленно по команде для привлечения виновных к ответственности за потерю бдительности и нарушение советских законов»[40]. Директивное указание начальника Политуправления 1-го Белорусского фронта от 14 апреля 1945 г. гласило: «По сообщению начальника Главного управления кадров НКО, в адрес Центра продолжают поступать заявления от офицеров действующей армии с просьбой санкционировать браки с женщинами иностранных государств (польками, болгарками, чешками и др.). Подобные факты следует рассматривать как притупление бдительности и притупление патриотических чувств. Поэтому необходимо в политико-воспитательной работе обратить внимание на глубокое разъяснение недопустимости подобных актов со стороны офицеров Красной Армии. Разъяснить всему офицерскому составу, не понимающему бесперспективность таких браков, нецелесообразность женитьбы на иностранках, вплоть до прямого запрещения, и не допускать ни одного случая»[41].


И женщины не тешили себя иллюзиями относительно намерений своих кавалеров. «В начале 1945 года даже самые глупые венгерские крестьяночки не верили нашим обещаниям. Европеянки уже были осведомлены о том, что нам запрещают жениться на иностранках, и подозревали, что имеется аналогичный приказ также и о совместном появлении в ресторане, кино и т.п. Это не мешало им любить наших ловеласов, но придавало этой любви сугубо «оуайдумный» [плотский] характер»[42], - писал Б.Слуцкий.


В целом следует признать, что образ европейских женщин, сформировавшийся у воинов Красной армии в 1944-1945 гг., за редким исключением, оказался весьма далек от страдальческой фигуры с закованными в цепи руками, с надеждой взирающей с советского плаката «Европа будет свободной!».


http://varjag-2007.livejournal.com/4188290.html