Автор Тема: ПАРАЗИТЫ (рассказ)  (Прочитано 103 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Смирнов Игорь Павлович

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 213
ПАРАЗИТЫ (рассказ)
« : 10/08/18 , 14:44:23 »
ПАРАЗИТЫ

Они выросли в одном дворе старого петербургского доходного дома, в местах, которые до сих пор связывают с именем Достоевского. Папа Илюши Израиль Моисеевич Гельдман был зубным врачом, мама Роза Абрамовна - домохозяйкой. Семья жила по тем временам роскошно – в отдельной квартире, усилиями отца семейства переоборудованной из дровяного сарая и полученной в личное пользование, обставленной в соответствии с модой пятидесятых годов и возможностями ловкого, преуспевающего человека. Папа Аркаши  Исаак Натанович Кауфман был потомственным часовщиком, а мама Тамара Ивановна – в девичестве Лопатова – продавцом в булочной. По скромности доходов, жили они в маленькой комнатушке большой коммунальной квартиры с длинным коридором, захламлённом всякой рухлядью, которую использовать нельзя, а выбросить жалко. Как это тогда не было редкостью, квартира имела один туалет на всех проживающих и их гостей и раковину для умывания, расположенную на кухне. Кухня с множеством столов со стоящими на них густо пахнущими керосином примусами и керосинками, служила местом общения всех обитателей этого человейника. Вечерами члены коммуны здесь бурно обсуждали последние новости общегосударственного и личного характера, очередные «утки»  и сплетни. Исключение составляли Кауфманы, без лишней надобности, не посещавшие этот своеобразный форум. Несмотря на различия в социальном положении и достатке, при первой возможности они отправлялись к Гельдманам - семьи дружили. Их объединяло многое. Взрослые часами с наслаждением ублажали себя рыбой-Фиш, любимым кушаньем хозяйки дома, либо другими  кошерными блюдами. При этом они вели неторопливые, многозначительные  философские беседы на темы Талмуда и Шулхан Аруха. Когда же разговор касался молодого поколения, взрослые обращались к детям с наставлениями типа: хорошо запомните, дети, «Мудрость жизни в умении приспособиться к любой обстановке!» или «Внешне еврей не должен отличаться от аборигенов той местности, где он в настоящее время проживает и делает свой гешефт. Важно, чтобы он внутренне оставался верным идеям Талмуда и древним традициям!» или «Еврейский мальчик много умнее и способнее детей других национальностей. Он является избранным самим Богом!» Повторенные неоднократно уроки хорошо усваивались игравшими рядом на полу сыновьями. Чаще всего дети играли «В магазин». Поочерёдно, выполняя функции продавца и покупателя, они взвешивали на игрушечных весах игрушечный хлеб и крупу и расплачивались игрушечными же деньгами. Эта игра им нравилась больше всех других и приносила истинное наслаждение!
Надо сказать, что Тамара Ивановна, несмотря на русское происхождение, быстро освоилась в этом кругу и, хотя поначалу многого не знала и не понимала, на радость мужу, успешно обучалась еврейскому мировоззрению, традициям и заповедям Талмуда и считалась здесь вполне своей. Правда, в отличие от Розы Абрамовны, принимавшей самое живое участие в беседах мужчин, она больше молчала. Однако нет-нет, да и проявлялась в каком-то замечании её природная русскость. Тогда Исаак Натанович бросал на неё укоризненный взгляд, и этого было достаточно, чтобы она смущенно опускала глаза и в оставшееся время только внимала мудрости наставников. Дома муж  непременно напоминал  ей, что она вполне соответствует своей фамилии. Ей вместо скрипки в самом раннем детстве, как и всем русским, в руки дали лопату. Потому, ни на что другое неспособные, они прислуживают евреям,  и добывают хлеб свой в поте лица! В целом, она не мешала плавно текущим многочасовым, религиозным иудейским беседам. Она знала, что в городе тайно существует объединение евреев называемое «кагалом» со своим управлением и товарищеским, как ей говорили, судом. Иногда в квартире Гельдманов появлялись какие-то незнакомые люди и о чём-то начальственно говорили с мужчинами на незнакомом ей языке. Ей было сказано об этих встречах на квартире Гельдманов не распространяться, и она строго выполняла  запрет.
Мальчики росли и развивались. Далеко не всё из услышанного в детские годы они понимали, но с младых ногтей усвоили главное: волею судьбы они принадлежат к избранному Богом народу, живущему среди неполноценных нелюдей, которые отвергнуты царём небесным и обязаны служить им, потому что их  и за людей-то считать нельзя! Однако до времени никому нельзя говорить о том, что посвящёны в эту тайну!
Илюша и Аркаша были одногодками, и когда им исполнилось по семь лет, в подарок они получили по скрипки, и папы начали обучать их музыке. Правда, вскоре стало ясно, что Илья совершенно лишён слуха. К этому времени дети уже учились в одном классе ближайшей средней школы – элитных тогда ещё не существовало – зато учительница обратила внимание родителей на его необыкновенные  способности в арифметике. Илюша необыкновенно быстро научился складывать и вычитать в уме даже большие числа. Узнав об этом, Израиль Моисеевич возликовал: ведь на этом зиждется коммерция! Для развития данных ребёнка он решил обучать его игре в шахматы и отвёл во Дворец пионеров. «Коммерсант, чтобы успешно вести дело, должен хорошо просчитывать и предвидеть развитие событий!» – рассуждал профессиональный медик, в душе всегда остававшийся наследственным торговцем! Так Аркаша, тоже не блещущий музыкальными способностями, кроме средней школы стал посещать занятия в музыкальной, а Илюша – в шахматной.
Не обладая ещё достаточной хитростью, ребята порой не могли скрыть своего презрительно-высокомерного отношения к сверстникам и пренебрежения к «чёрному» труду – в школе им, выполняя обязанности дежурных по классу, иногда приходилось заботиться о чистоте и порядке – и это вызывало соответствующую отрицательную реакцию окружающих. Школьные и дворовые сверстники их  дружно не любили, порой надсмехались, что ещё больше сближало Илюшу и Аркашу. В детском коллективе они были «тише воды и ниже травы».  Не раз им приходилось получать тычки и затрещины, и они  бурно обсуждали пути и методы отмщения обидчикам, проявляя при этом свойственную евреям изобретательность и жестокость, правда, пока ещё только на словах.
Шло неумолимое время, дети взрослели. Вот уже у чёрного как смоль кудрявого Ильи стали пробиваться юношеские усики, а рыжий и голубоглазый, в мать, Аркадий к большой радости избавился от веснушек, покрывавших как рассыпанное пшено всё его лицо. Учились ребята средне, выдающихся способностей в науках не проявили, если не считать арифметических возможностей Ильи и интриганских Аркадия. Склонность к коммерции, в те годы не одобряемую советским обществом, они умело скрывали. Тем не менее, после того как ими были получены аттестаты зрелости оба, благодаря своим людям из городского кагала, были приняты в вузы: Аркадий - в военно-морское инженерное училище – в душе очень честолюбивый папа  хотел его видеть в красивой форме адмирала, Илья – в медицинский институт, чтобы продолжить семейную традицию. Отныне пути их стали расходиться, как и служебные интересы.  Они стали реже встречаться, у каждого появились новые знакомые, приятели и подруги. Обучаясь в вузах, друзья детства свои коммерческие задатки поддерживали  и упражняли мелкой торговлей и фарцовкой. Конечно, всё делалось тихо, незаметно для глаз окружающих. Они хорошо помнили заповедь отцов: внешне будь таким, как все, ничем не проявляй своей еврейской сущности! Образцом для них служили испанские евреи - мараны, в средние века под страхом аутодафе крещённые, но три столетия, тайно сохранявшие свою иудейскую веру!   
Незаметно промчались курсантские и студенческие годы, наступила пора становиться на собственные ноги. И опять невидимые со стороны силы поспособствовали их устройству в жизни. Инженер-лейтенант Гельдман в дальние края на флот служить не поехал, а остался в военной приёмке на одном из заводов Ленинграда. Должность в узких кругах разработчиков почётная и не пыльная. Молодой врач Кауфман стал корабельным врачом в балтийском морском пароходстве, что обещало не только возможность увидеть такой желанный западный торговый  мир, но и неплохие доходы от контрабанды дефицитных в стране товаров. Надо сказать, что унаследованное от предков пристрастие к коммерции, к деньгам, поклонение «золотому тельцу» не только не угасали, со временем напротив они расцветали пышным цветом. Военный инженер Гельдман, осмотревшись на трудовом поприще, быстро обнаружил узкие места в контроле за денежными потоками, научился в интересах разработчиков военной техники солидно завышать стоимость работ и получать при этом свои неплохие комиссионные. Корабельный врач Кауфман с первых же рейсов за границу СССР занялся контрабандой зарубежного ширпотреба: джинсов, бытовой электроники, часов, зонтов и пр. и пр., не гнушаясь возбуждающими животные страсти предметами эротического или порнографического свойства. Благо «животных» и среди советского народа хватало! Иными словами, с точки зрения среднего «совка» жили наши герои материально припеваючи! Однако взлелеянная тысячелетней историей этого народа алчность не давала им покоя. Душа трепетала при одной мысли об утраченных предками в 1917 году возможностях.
Между тем к власти в СССР пришёл Горбачёв, и началась перестройка. Крепко спаянные Сталиным общество и государство затрещали по всем швам. Нарушилась управляемость государством: останавливались заводы и фабрики, рудники и прииски; разваливались колхозы и совхозы, на глазах деградировал самый образованный на Земле советский народ, поддавшись сладкоголосой пропаганде  торгашеских, рыночных обещаний чубайсов, бурбулисов, немцовых, гайдаров, афанасьевых и собчаков – единоверцев наших героев. Как грибы после дождя вылезли из всех щелей таившиеся долгие годы деловые люди, теперь называемые на американский манер бизнесменами. Советский обыватель уверовал, что, разрушив государственные устои, приватизировав государственную собственность и подчинившись законам свободного неуправляемого рынка, в ближайшее время получит райскую жизнь, трудясь как при социализме умеренно, не слишком напрягаясь, а потребляя как при капитализме в США горстями и лопатами.   Он и представить себе не мог, что будут отменены все блага действительно, а не на словах, социального государства: бесплатное обучение, медицинское обслуживание,  льготы заслуженным перед Отечеством людям, мизерные цены на предметы первой необходимости, продукты питания, коммунальные услуги и т.д.  и т.п.  Сладкие слова «свобода» и «демократия» опьяняли совка и лишали и без того скромных способностей к абстрактному размышлению.
Естественно, как и всегда в таких случаях, первые удары контрреволюционеров-реформаторов, жажду власти, личные интересы ставящих выше общественных, были направлены против Вооружённых сил, как наиболее консервативной и идеологически выдержанной части общества. Захваченные ими СМИ обрушились на командный состав армии и флота, всеми силами стараясь очернить, пробудить недовольство в массах офицерским корпусом – потенциальным защитником прежней власти. В прессе появилась бесконечная цепь заказных статей о якобы процветающих в Вооружённых силах злоупотреблениях. С одной стороны это вызывало праведный гнев народа, с другой – маскировало от него же правду об истинных расхитителях общественной собственности. Офицеры стали стесняться своего общественного положения, своей военной формы, погон. Одновременно прекратилось финансирование Вооружённых сил, военнослужащие стали в буквальном смысле голодать. Начался массовый исход офицерства и последовавшие за этим разложение армии, утрата боеспособности и возможности сопротивления происходящему развалу страны. Реформаторы своего добились!
При появлении первых признаков краха советского государства капитан Гельдман положил на стол начальнику рапорт об увольнении. Душа его ликовала – сама судьба предоставляла шанс обогащения. Правда, начального капитала у него пока не было, но был кагал. Илья не сомневался, что еврейство своего не упустит и поможет.
Бурные 1988 – 1989 годы коснулись Кауфмана в меньшей степени. Он много времени проводил в плавании, но издалека пристально следил за происходящим в СССР. И уже вскоре  понял, что к власти рвутся люди близкие ему по духу и крови. К этому времени производство компьютеров на Западе достигло больших успехов, и цены на них резко упали, в России же осознали их огромные возможности. Руководители НИИ были готовы платить за них цены в десятки раз превышающие закупочные западные. Конечно, доктор Кауфман не преминул поживиться на разнице. Сначала он скромно привозил из рейса один компьютер, якобы для личных нужд, и успешно реализовал его в Ленинграде. Затем осмелел и за небольшую мзду стал использовать в качестве пособников матросов. Дело пошло неплохо, и пачка вожделенных зелёных купюр распухала с каждым рейсом. Но алчность иудейская безмерна! Теперь его не оставляла мысль: куда бы вложить эти деньги, чтобы расширить бизнес.
В это самое время они и встретились, старые друзья, не обременённые излишним патриотизмом, альтруизмом и разборчивостью в средствах достижения цели, но вооружённые врождённой коммерческой хваткой.
Недавно вернувшийся из рейса и успешно сделавший свой ставший обычным гешефт, Аркадий отдыхал от трудов праведных и мысленно перебирал возможные способы преумножения своего пока сравнительно скромного капитала. От приятных сердцу мыслей его оторвал настойчивый звонок телефона. Звонил Илья:
- Ты, видимо, недавно вернулся!? Я уже не раз звонил тебе. Есть дело! Надо встретиться! По голосу чувствовалось, что он чем-то возбуждён.
- Илюша, да ты телепат! Именно о деле я сейчас и думал! -  радостно откликнулся Аркадий. – Ты дома? Сейчас еду! Душа его ликовала. Он был уверен, что Илья предложит что-то стоящее.
Не прошло и часа, как он позвонил в квартиру друга. Илья был женат, имел дочь и жил отдельно своей семьёй. Друзья обнялись и прошли в комнату.
- А ты неплохо устроился! – сказал Аркадий с еле заметной завистью, обратив внимание на новую дорогую обстановку.
- Не жалуюсь!  Но это всё мелочи. Если не упустим момента, будем жить как арабские шейхи! Не сравнимо лучше этого! – он указал на мягкую кожаную итальянскую мебель, блистающие брильянтами хрустальную люстру и бра, мягкий цветастый персидский ковёр на полу, дорогую иностранную электронику. - Ты подолгу отсутствуешь и потому не видишь, как здесь растёт число миллионеров. Думаю, мы с тобой не хуже других. Пусть русские рассуждают о преимуществах и недостатках капитализма, мы будем его создавать – капитал делать! Аркадий слушал и уже представлял себе заманчивые перспективы. Сердце его заколотилось как птица в клетке, глаза загорелись. В этот миг он напоминал пушкинского скупого рыцаря, сидящего перед сундуками с золотом.
Было лето 1991 года. Заканчивалось прекрасное время ленинградских белых ночей. За окном едва моросил мелкий дождь, как бы оплакивая уходящую в небытие советскую эпоху. Часы истории отсчитывали её последние дни. В стране шла активная приватизация государственной общенародной собственности в первую очередь мелкой: за бесценок становились частными рестораны, магазины, кафе, мастерские, гаражи.  Усадив гостя в приятное мягкое кресло, Илья устроился напротив и без предисловий начал. Он давно готовился к этому моменту. Время для него и ему подобных сегодня, действительно, измерялось в денежных единицах. Вести светские разговоры о загранице, семье, детях, службе было некогда!
- Тебе, конечно, известно, что в России начался процесс приватизации, проще говоря, делёж государственной собственности, и мы не должны упустить возможность обеспечить себя и своих потомков. Такого случая получить богатства, не вкладывая никакого труда, не было в истории человечества. Всё, что создано за тысячелетия этим глупым русским народом будет разделено между наиболее активной его частью. Нам – евреям – просто грех упустить эту возможность. Наступил момент истины, которого мы ждали тысячелетия. Вспомни слова пророка Исайи: «Восстань, светись, Иерусалим, ибо пришёл свет твой, и слава Господня взошла над тобою!» - думаю, это относится к настоящему моменту истории Земли!
- Пророки иудейские предвидели это и давно благословили евреев как богом избранный народ владеть всем миром! Тот же Исайя говорил: «Сыновья иноземцев будут строить стены твои и цари их – служить тебе!» - в тон ему продолжил Аркадий. – Мы не должны ослушаться Яхве! Тем паче, Господь наш есть Бог отмщения! Сколько пришлось претерпеть нашему народу, прежде чем он дождался этого момента – времени овладения сказочным богатством, а с его помощью и властью!
Илья слушал, не перебивая. Именно такой беседы он и хотел. Давно ждал возможности обсудить с другом принципиальные нравственные проблемы этого многообещающего переломного времени, чтобы утвердиться в своих взглядах.
- Как свидетельствует наш духовный наставник Шулхан Арух, - Илья раскрыл лежащую на столе книгу - «Деньги акума есть добро никому не принадлежащее, а потому первый, кто пожелает, имеет полное право овладеть им. Собственность христиан считается евреями добром никому не принадлежащим. Стало быть, евреи могут, сколько им удастся захватить. Обманывать еврею акума дозволяется, поскольку они хуже собак!»  Илья захлопнул книгу. - Разбогатев за счёт христианского имущества, а их в стране более восьмидесяти процентов, мы ни в коей мере не нарушаем законов нашей морали!
- Мораль-то у нас, надо заметить, двойная! – не слишком уверенно заметил Аркадий, под взглядом Ильи сразу немного устыдившись сказанного. Червь сомнения в справедливости Талмуда иногда грыз его совесть. – Вспомни, как говорят раввины: «Моисеевы Заповеди - не убей, не укради - относятся только к нашим братьям по крови, а к гоям не применимы!»  С точки зрения общечеловеческой морали это не слишком порядочно!
- Не советую увлекаться этическими тонкостями! Помни, что кагал может отлучить тебя от нашего сообщества! Ты и так по нашему закону не можешь считаться евреем. Мать-то у тебя русская! И не забывай, кто тебя вёл по жизни. Кто устраивал в институт, в пароходство! Неблагодарность не почитается не только русскими!
Посрамлённый Аркадий сидел, низко опустив голову стыдливо спрятав глаза. Он уже упрекал себя. «В конце концов, деньги превыше всякой морали! Они – символ богатства и власти над людьми и могут утвердить любую мораль!»
Как бы услышав его мысли, Илья снова заговорил:
- В своё время я изучал марксизм с пользой для себя. У Карла Маркса, ты знаешь, что он был не просто евреем, но одним из самых выдающихся наших собратьев, есть статья «К еврейскому вопросу». Я запомнил из неё несколько важнейших, основополагающих мыслей: «Деньги – бог Израиля, перед лицом которого не должно быть никакого другого бога!»  и далее: «Химерическая национальность еврея есть национальность купца, вообще денежного человека». Думаю, нам не только не следует отрекаться от этого, напротив следует этим гордиться! Деньги – непобедимое оружие, которое вложил нам в руки Господь! Только благодаря ему, мы не только не исчезли с лица Земли, но и уже захватили власть над половиной мира! Не сомневаюсь, что в ближайшем будущем нам будет принадлежать весь мир!
Илья говорил с жаром, он  весь горел каким-то дьявольским огнём. Его  облик напоминал падшего ангела. Он уже не сидел, а взволнованно бегал по комнате. Чувствовалось, что он в последнее время много размышлял и теперь выплёскивал свои мысли на Аркадия.
- Почаще обращайся к Ветхому завету, Аркаша! Там найдёшь конкретные рекомендации на любой случай жизни и методы достижения поставленной тобой цели.  Он взял со стола Библию, открыл её на заложенной странице и прочитал: «Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-нибудь другого, что можно отдавать в рост. Иноземцу отдай в рост, а брату твоему не отдавай в рост, чтобы Господь Бог благословил тебя во всём, что делается твоими руками на земле, в которую ты идёшь, чтобы обладать ею!» Не кажется ли тебе, что слова эти непосредственно относятся к сегодняшнему дню, к России!? Более того, самим Богом мы предназначены для господства не только над Россией, но и над всей Землёй. Теперь это называется глобализаций. Для достижения нашей цели мы просто обязаны использовать деньги и ссудный процент. Бог не простит нас, если мы не прислушаемся к советам его пророков.
Постояв у окна и немного успокоившись, Илья вернулся на своё место и заговорил о конкретном деле, ради которого пригласил друга.
- Конечная наша цель, Аркаша, не просто деньги, а большие деньги и власть! Но они, как ты понимаешь, делаются не сразу. Мы с тобой не успели добраться по служебной лестнице до самого «советского пирога» и находимся где-то на периферии, в толпе таких же. Поэтому придётся начинать с малого, так сказать, с программы минимум! Надеюсь, что когда-нибудь доберёмся и до программы максимум – собственного банка! А пока…   Я знаю, что у тебя есть кое-какие сбережения, у меня – тоже. И у нас есть братья, которые нам при необходимости помогут и войдут в долю. Предлагаю объединить усилия и начать со скупки объектов системы обслуживания. Сегодня власти предоставили возможность их выкупа у государства трудовыми коллективами. А чем мы не национальный коллектив!? (При этих словах Илья злорадно усмехнулся!)  У многих трудовых коллективов нет даже тех мизерных денег, за которые власти выставляют на торги предприятия торговли и питания.  Мы будем вступать в долю, добавляя нужную для покупки сумму. Естественно, делать это будем без лишней огласки и с гарантией, обеспечиваемой нанятыми нами бандитами. Благо таковых сейчас расплодилось великое множество. Кстати сказать, эти активисты бандитского фронта, в недалёком будущем разбогатев, станут нашими коллегами и опорой - респектабельными коммерсантами и политиками!  Помяни моё слово!  Ну, а чтобы наши покупки оказались выгодными, сделаем ставку на алчность чиновников – распорядителей торгов. Проще говоря, мы будем покупать их! Эти рядовые советские граждане, всю жизнь живущие на одну зарплату, уверяю тебя, клюнут и на незначительную подачку!  Заняться этим нужно немедленно, пока тугодумы русские не расчухались! Время работает на нас – цены на недвижимость непременно будут быстро расти! Своевременно сбывая купленное за гроши, будем расширять дело. Надеюсь ещё увидеть тебя банкиром!
  Илья снова разволновался, лицо его покрылось красными пятнами, руки дрожали, как будто он уже перебирал вожделенные пачки купюр и слитки драгоценных металлов в своём банковском сейфе. Его речь и для Аркадия звучала ангельской райской музыкой. Он уже не различал отдельных так ласкающих  душу слов. Он грезил наяву – видел себя то богатым и важным, окружённым заискивающей толпой слуг и младших партнёров, повелевающим местными властями, то едущим на службу в дорогом чёрном лимузине в сопровождении охраны, то отдыхающим, нежась на берегу ласкового южного моря под тенистыми пальмами. Но сказка не сразу и не всегда становится былью.
Расставшись вдохновлёнными сказочными перспективами, друзья активно принялись за дело. Мысль о том, что время – деньги подгоняла, не давала покоя ни днём, ни ночью. Теперь они с утра до вечера метались по огромному городу, беседовали с администраторами крупных магазинов и ресторанов, расположенных в наиболее людных  престижных местах и обещавших большие доходы, соблазняли открывающимися возможностями, предлагали субсидирование приватизации. Администраторы чаще всего пугались неизвестности, боялись продешевить и в лучшем случае обещали подумать.  Наконец, Илья натолкнулся на сговорчивого и решительного директора крупного мебельного магазина, расположенного почти в самом центре Ленинграда. Они обсудили детали сделки: паи, вносимые компаньонами, права и обязанности сторон. Поскольку сделка была не совсем законной, пришлось ограничиться устной договорённостью. Директор не знал, что за спиной новоиспечённых  бизнесменов стоят уголовники. «Кто не рискует, тот не пьёт шампанское!» - успокаивал он себя.  Позже ему пришлось пожалеть о своей доверчивости – друзья попросту «кинули» его! В то время многие ещё не понимали, что в денежных операциях друзей, а часто и родственников не бывает! Перед торгами Аркадий встретился с человеком из администрации района, отвечающим за приватизацию государственного имущества и организующим аукционы. Они, как и предполагал Илья, сразу нашли общий язык. Ещё не избалованный чиновник удовлетворился совсем незначительной суммой. Спектакль под названием «аукцион» был разыгран им блестяще. Других претендентов кроме Ильи не было. Они выкупили огромный магазин за смешную цену. Однако и таких денег у них пока не было. Пришлось пригласить третьего компаньона – служащего сберегательного банка. Его вкладом в общее дело была возможность брать кредиты, которые в связи с дикой тогдашней инфляцией практически возвращать не было нужды. Все участники торга оказались в выигрыше кроме, конечно, государства, иначе говоря,  народа!
Окрылённые удачей, получив хороший опыт, друзья-коммерсанты провели ещё несколько операций по тому же алгоритму. За короткий срок они стали совладельцами ряда магазинов, ресторанов и кафе. Далее развернуться им не дали очнувшиеся от спячки другие более наглые и беспринципные  сограждане. Они тоже захотели откусить кусочек от никем не охраняемого «советского экономического пирога»  Эти крутые ребята не брезговали чистой уголовщиной. Наши же герои, как и все их собратья по крови, не принадлежали к храброму десятку. Нож и пистолет были не их оружием! Подобрав надёжных управляющих из своей среды, пришлось им, скрепя сердце, удовлетвориться полученным и от греха подальше укрыться за границей. Там и проживают они сегодня вполне безбедно, обиженные на Россию и интернациональных бандитов, не позволивших им выполнить программу максимум!  О родине  вспоминают с пренебрежением и проклятиями, да и то только в связи с очередным денежным переводом! И разве они одни!? А березовские, а гусинские, а невзлины, а тысячи других паразитов помельче, ограбивших русский народ!  Многие из них откровенные враги России – русофобы, имеющие здесь собственность и продолжающие, благодаря этому, высасывать из страны соки! Увы, частная собственность, вопреки всякой логике, с некоторых пор у нас священна и неприкосновенна!

Смирнов И.П.
Член СП России

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2481
Re: ПАРАЗИТЫ (рассказ)
« Ответ #1 : 11/08/18 , 13:04:55 »

Цитировать
[font=]Увы, частная собственность, вопреки всякой логике, с некоторых пор у нас священна и неприкосновенна![/font]
[font=]ОНИ непобедимы на ИХ поле и с ИХ правилами.Надо менять правила(радикально) или соглашаться с рабской долей.[/font]