Автор Тема: Старообрядцы  (Прочитано 3271 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15516
Старообрядцы
« : 03/10/12 , 18:32:39 »
С БОЛЬНОЙ ГОЛОВЫ НА ЗДОРОВУЮ
  В «СИ», N47, 2011 г.  была опубликована статья А.С. Лазарева «Тайны чумного бунта». В ней автор  пытается объяснить причины эпидемии чумы 1771 г. в Москве и последовавших за  ней беспорядков. Процитируем ключевые места публикации: «В это время Россия воевала с ТурциейБолезнь была занесена в город разведчиками (правильнее –  диверсантами. – И.В.) противника. На московский суконный двор привезли обилие трофейной шерсти, и с 1 января  по 9 марта умерло 130 его работников. Затем заболевание начало распространяться  из одного дома в другой… 16 сентября в Москве вспыхнул бунт… Священник (официальной синодальной. – И.В.) церкви «Всех святых» стал рассказывать  прихожанам, что одному фабричному работнику во сне привиделась Богородица,  которая  заявила: ее образу, находящемуся  над Варварскими воротами, уже несколько десятков лет никто не пел молебнов и не  ставил свечей. Поэтому Христос разгневался и наслал на город мор… Данные слухи  быстро распространялись среди простых людей и кем-то искусственно  подогревались. Под влиянием этой пропаганды толпы людей повалили к  местоположению иконы.. В связи с этим проезд оказался закрыт. Чтобы положить  конец этим сборищам, ибо они приносят огромный вред при эпидемиях, митрополит  Амвросий приказал убрать икону в церковь, а собранные там деньги (пожертвования верующих. – И.В.) отдать на содержание воспитательного дома...  Когда народ это увидел, то из толпы закричали: «Бейте их! Богородицу  отбирают!»… На Спасской башне ударили в колокола именно в тот момент, когда  началась драка солдат с верующими. Это еще раз доказывает, что бунт не был  стихийным, а сознательно организованным…. Многотысячная толпа, вооруженная чем попало, ворвалась в Чудовскую обитель и начала грабить погреба с вином. Далее  народ ринулся в Донской монастырь, где скрывался Амвросий… Митрополит оказался  убитым.» (Амвросий, кстати, был не митрополит, а лишь архиепископ по  фамилии Зертис-Каменский, выходец с Украины – Малороссии. – И.В.)
 Беспорядки были  пресечены. «Активные участники бунта  казнены, сосланы на каторгу или галеры…   Однако зачинщиков бунта поймать не удалось. Они бежали на Дон и пытались  организовать там новое восстание. Затем отправились на реку Яик (ныне Урал), где  в 1773 г. началась крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачева…  Не исключено, что и сам Пугачев участвовал в описанных событиях в Москве… Не  только эпидемия, но и беспорядки были тщательно организованы турецкой  разведкой. Бунт в Москве серьезно ослаблял экономику страны и был выгоден  противнику.»
 Да, хорошо работала  турецкая разведка, «длинные у нее были руки», как у Остапа Бендера – сына  турецкоподданного, а российские спецслужбы явно не справлялись с обязанностями.  Но это еще не всё. У турок была обширная агентура, «пятая колонна» внутри  России. Кто же они? Оказывается, по мнению А.С. Лазарева, православные  староверы.
  «В то  время церковь и правительство активно  преследовали староверов, (выделено нами. – И.В.) и поэтому среди  последователей протопопа Аввакума неприятель получил возможность навербовать  себе немало агентов. Много старообрядцев переселилось жить на территорию  Турции, ибо османы никак не препятствовали их вероисповеданию. В условиях  эпидемии доходы у священнослужителей (официальной господствующей церкви. – И.В.) низшего звена совсем упали, и поэтому они  за деньгами распространяли слухи о том, что Христос прогневался на москвичей.  Это еще раз доказывает – религиозные деятели самые обычные проходимцы».
 Трудно согласиться с  таким излишне резким утверждением, обвиняющим всех без исключения служителей  культа в столь серьезных грехах, хотя вышеприведённые факты вроде бы  подтверждают данную точку зрения. Но не  уподобляется ли А.С. Лазарев некоторым доморощенным российским «православным  монархистам», для которых что  Л. Троцкий,  что И.В. Сталин – «одного поля ягоды» - «иудео-марксисты», «коммуняки»-«краснюки» и т.д. ? В газете «СИ», N31, 2011 г. была опубликована  статья  А. Улитина «Комиссары в рясах» о  подвигах русских православных полковых батюшек на поле боя. Что, они тоже были «обычными проходимцами»? А врач и ученый архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) и  десятки известных подвижников из числа православного духовенства, и сотни,  тысячи нищих приходских священников, из семей  которых вышли многие революционные деятели, выдающиеся военачальники, например,  Маршал Советского Союза А.М. Василевский? Не стоит делать такие категоричные  заявления, хотя кое в чём автор и прав. Постараемся доказать это с помощью  исторических фактов. Но православные староверы не заслужили подобных голословных  и несправедливых обвинений.
 Известно, что после  начала алексеевско-никоновских церковных «реформ» со второй половины XVII  века пошли свирепейшие гонения на «еретиков-раскольников», не пожелавших отречься от вековых традиций и подчиниться требованиям господствующей церкви и светским властям. Точное число  казнённых, замученных, отправленных на каторгу, изгнанных с родных мест  неизвестно – счёт шел на миллионы русских людей из всех слоёв общества,  пострадавших за приверженность вере отцов. Особо жестокие репрессии обрушились  на староверов в годы правления любимицы всех феминисток царевны Софьи и её  «гражданского мужа» (сожителя) князя Голицына В.В.
 В 1685 г. был издан  царский указ, вмещавший в своих 12 статьях все ужасы средневековых гонений. «Раскольников велено ловить и жечь!» Тогда даже за общение с «еретиками» били батогами и  плетьми до полусмерти, а за недонесение на  них отправляли на  каторгу. Староверы, спасая свои жизни, бежали за  границу – в  Польшу, Пруссию, Турцию или скрывались в непроходимых лесах России и Сибири.
 Не очень отличался от  сестры и Петр I. При нём была создана особая канцелярия раскольнических дел. По  делам раскола назначались протоинквизиторы, провинциал-инквизиторы и просто  инквизиторы, осуществлявшие прокурорский надзор – целая бюрократическая  иерархия, чиновная армия паразитов из числа наглых лодырей и отъявленных подонков. С 1716 г. на «раскольников» наложили двойной платёж податей – они  платили вдвое большие налоги, чем прихожане казённых церквей. В 1722 г.  старообрядцам запретили крестить детей в свою веру, а если они делали это тайно,  то подвергали жестоким карам. Попы официальной церкви и разного рода проходимцы  обирали наиболее зажиточных, угрожая доносом. «Рэкет» - вовсе не изобретение  ельцинского правления. В 1723 г. Петр I велел обмундировать «раскольников» в  особую смехотворную шутовскую форму, а в случае отказа надеть её – «штраф править и со штрафа половину в казну,  а другую приводчику» (доносчику).
 Стукачество стало  весьма прибыльным делом. За старообрядцами гонялись, как за дикими зверями. «Раскольников изыскать и отсылать оных для  допросов с пристрастием, а оставшиеся их жилища разорять до основания, дабы и  следов того места не было», - писалось в указах губернаторов. Политику  Петра I по отношению к староверам продолжали и его преемники на российском  троне.
 Возникает неизбежный  вопрос: «Почему так жестоко относились церковные и светские власти Российской  Империи к древнеправославным христианам?» Они разрешали свободно молиться  католикам и лютеранам, строить костёлы и кирхи, т.к. преклонялись перед  Западом. Терпели мусульман, чтобы не вызвать восстаний, а вот староверов люто  ненавидели и боялись. Рассмотрение причин трёхсотлетних репрессий и гонений на старообрядцев – тема отдельного серьеёного исследования. Неприязнь и боязнь  кратко можно объяснить словами советского философа-богослова В.С. Соловьёва: «Если в России будет допущена религиозная  свобода, то половина христиан отпадет к старой вере, а половина высшего  общества перейдет в католичество».
 Храмы официальной  церкви опустеют, уменьшатся резко их доходы и ослабеет духовно-идеологический  контроль над миллионами подданных. Всё дело в сугубо материальных, корыстных  интересах, а вовсе не в обрядовых и богословских различиях.
 Можно указать на ещё  одну важную причину преследований староверов – они отказывались молиться за  здравие «царей земных» - императоров и тем самым «выходили» добровольно из  числа верноподданных.
 Положение  старообрядчества резко изменилось при императрице Екатерине II. Вступив на  российский престол в 1762 г., она сразу же отменила ряд ограничений,  действовавших для староверов. На общем заседании Сената и Синода 15 сентября  1763 г. императрица демонстративно осенила себя двуперстным знамением и  спросила присутствующее духовенство: «Вы  и меня теперь назовете раскольницей?». И продолжала: «Никон внёс разлад и разделение между народом и престолом… Никон из  Алексея царя-отца сделал тирана и истязателя своего народа. Народ стал видеть в своих царях антихристов… Для нас ясна правость протеста. Не протестующий народ,  а архипастыри, пренебрегшие народным протестом, лишившиеся последнего своего  общения, сами стали раскольниками, и все обвинения, возводимые на  старообрядчество, всё ложь, клевета, внушаемые злобою оскорбленной гордости  архипастырей…».
 При Екатерине II  светская власть не вмешивается в учение, исповедание, внутренние распорядки  старообрядчества. Старообрядцам были дарованы полные гражданские права и  свободы отправления своих религиозных потребностей. Манифест императрицы от 4  декабря 1782 г. открыл путь на родину огромной массе русских людей, бежавших за  рубеж от преследований за религиозные убеждения. С этого времени начинается открытое заселение Поволжья и Сибири старообрядцами. При Екатерине II основываются Рогожская и Преображенская старообрядческие общины в Москве.
 Могли ли русские  древнеправославные христиане после столь гуманных и спасительных для них указов  Екатерины II так мерзко и подло гадить, как утверждает А.С. Лазарев?! Неужели  они были столь отъявленными подонками, люто ненавидевшими Россию и русский  народ, отвечавшими на добро злом?
 Да, на местах  притеснения староверов продолжались. Штатные миссионеры господствующей  синодальной церкви тогда, потом и до сих пор распространяют ложь и возводят  клевету на старообрядцев. В чём их только ни обвиняли! Что они закоренелые и  потомственные антипатриоты России, «повредители  национального типа русского народа» (К. Победоносцев); что эти мракобесы «ритуально поедают младенцев» («святитель» Дмитрий Ростовский); что они инспирировали восстания С. Разина и  Е. Пугачёва; что помогали Наполеону печатать фальшивые деньги, что в союзе с  жидами и масонами организовали в России три революции ХХ века, которые  финансировали вместе с еврейскими банкирами и германским генштабом, что они  причастны к убийству «святого старца Григория» (Распутина) и расстрелу царской  семьи и вообще всегда и везде являлись платными агентами всех иностранных разведок.  В своей же среде практикуют самый грязный разврат, групповые оргии, а по  субботам зверски избивают своих детей и жен, дабы держать их в «страхе Божьем»  и т.д. и т.п. (священник Д. Сысоев, В. Шапарь и пр., и пр.).
 Но вот обвинение  староверов в использовании оружия массового поражения – бактериологического –  по заданию турецкой разведки – это нечто новое! Не удивлюсь, если лет через  5-10 в случае перемен во властной вертикали РФ прочту у очередного синодального  миссионера РПЦ МП о том, что старообрядцы совместно с Ельциным, Гайдаром и  Чубайсом создали в 90-х годах ХХ века преступный антинародный режим и  находились в тесной связи с Басаевым.
 Все эти нелепые  обвинения легко опровергаются историческими фактами. Чем занимались староверы  на самом деле во время эпидемии чумы и бунта в Москве? В январе 1771 г. с  дозволения Екатерины II был основан Преображенский крупнейший и авторитетнейший  в России центр поморцев федосеевского согласия. Старообрядцы занимались сбытом  текстильных изделий. Илья Алексеевич Ковылин привозил в Преображенское для  продажи домотканые полотна. Когда в Москве свирепствовала чума, он выхлопотал высочайшее разрешение, позволившее староверам создать за Преображенской заставой карантин для ухода за больными, кладбище для захоронения умерших и  молельню для крестившихся в старую веру москвичей. В лечебнице при монастыре  федосеевцы умело ухаживали за пациентами, окружали их вниманием и заботой, в  результате чего многих излечивали и ставили на ноги. Строгое благолепие  церковной службы по старым обрядам и человеческое отношение к больным  способствовали значительному увеличению численности федосеевцев. К концу XVIII  века в их московской общине стало примерно втрое больше единоверцев, чем было до начала эпидемии чумы! К концу же XIX века  братство федосеевцев разрослось настолько, что для него были выстроены 2 двора  богадельни – мужское и женское отделения.
 Огромный вклад  Преображенский монастырь внес не только в духовную жизнь всего российского  староверия, но и в промышленность России, в экономическую и культурную жизнь  столицы. Под опекой руководства Преображенского монастыря действовало свыше 3-х  тысяч предприятий, в том числе 32 крупных и 120 мелких текстильных фабрик (см.:  Антонов И. «Святыня Преображенского» // «Старообрядец», 2007, N39, с. 18. Альманах, издаваемый в Нижнем Новгороде).
 Как мы видим,  староверы не только не участвовали в организации эпидемии чумы (не говоря о  бунте), но и активно, подвижнически, с  риском для жизни боролись с ней, способствовали выздоровлению заболевших, а  не убежали в керженские скиты от заразы подальше.
 Кто же тогда виноват  в трагических событиях 1771 г. Достоверных документальных фактов на этот счёт  нет, а строить гипотезы на основании сплетен и слухов, распускаемых позднее  синодальными миссионерами, нельзя. Зададимся вопросом: кому произошедшее было  выгодно, кто действительно горел желанием отомстить властям России? Можно легко найти группы лиц, причём весьма высокопоставленных, стремящихся навредить  Екатерине II любыми доступными способами, причём весьма изощрёнными.
 В 1763 г. императрица  упразднила должности (институт) гетманов в Малороссии и заменила их на  генерал-губернаторов, назначаемых в Санкт-Петербурге в основном из числа  русского дворянства. В том же году началась секуляризация церковных земель. 26  февраля 1764 г. вышел императорский указ «О разделении духовных имений», по  которому все владения Синода,  архиерейских домов и монастырей передавались в собственность государства и подлежали ведению коллегии (министерства)  экономии. Реформа нанесла сильнейший удар по материальным интересам церкви,  лишив её гигантской собственности и огромных доходов от неё после потери земель  и сотен тысяч монастырских крепостных крестьян и ремесленников. Но открыто протестовать решились немногие иерархи после того, как за несогласие с указом  Екатерины II митрополит Ростовский Арсений (Мацеевич) был лишён сана, заключён  в монастырскую тюрьму и умер вскоре в заточении. Последовать его примеру  желающих не нашлось… Мало того, при выборе кандидатов на архиерейские кафедры  императрица стала делать ставку на русских, выходцев из Великороссии, а не из  Малороссии – с украинским засильем в господствующей церкви было покончено (См.:  «Православная энциклопедия». 2008, т. VIII, с. 123)  … В 1770 г. чума из армии проникла в  Малороссию; весной 1771 г. она появилась в Москве (См.: «Энциклопедический  словарь» Ф. Брокгауз и И. Ефрон. М., 1991, т. 22, с. 572).
 Может быть, произошли  трагические события и без вмешательства турецкой разведки? Просто  малороссийские светская и духовная «элиты», как модно сейчас говорить, решили  поквитаться с «проклятыми москалями» за свои унижения, а, главное, за то, то их  лишили сытых кормушек? Позднее же намекнули на причастность русских староверов  к распространению заразы и организации бунта. Последователи протопопа Аввакума  ничего не потеряли в годы правления Екатерины II, а, наоборот, получили  элементарные права и свободы, впервые за сто лет их стали считать за людей.  Неужели за всё это стоило мстить, и старые обиды на прежних царей императоров  были сильнее разума, да и чувства самосохранения, ведь чума могла поразить и их  самих! Последние 8 лет, занимаясь изучением истории, религии и культуры  старообрядчества – русского и зарубежного – ни в одной книге или статье не  встречал подобных обвинений! На какие источники в своих подозрениях опирается А.С. Лазарев? Очень хотелось бы узнать… Не от украинских ли националистов-русофобов пришла эта клевета, подобная обвинениям в организации  «москалями-большевиками» «голодомора» в 30-е годы ХХ века?
 Приходится признать,  что даже весьма образованные люди современной России, даже преподаватели  гуманитарных вузов и студенты-историки, практически ничего не знают о  старообрядчестве либо их представления крайне искажены синодальной  миссионерской пропагандой РПЦ МП и малограмотными ангажированными журналистами  СМИ. Примерно 2 миллиона русских староверов, проживающих ныне в РФ, лишены  возможности сообщать о себе правдивую информацию по целому ряду причин – от  экономических до идеологических. Вот цитата из нижегородской газеты  «Старообрядец», 2006, N36. с. 1: «Знает  ли современное общество о Старой Вере. Половина россиян ничего не знает о  старообрядчестве, а треть относит его к разновидности сект». По  социологическим опросам 48% россиян вообще  ничего не знают о старообрядчестве, а 29 процентов считают староверов «какой-то сектой». Близко к истине ответили  4%: «Это остатки древнерусской церкви» и 3%: «Это христиане, соблюдающие  русские обычаи и традиции». Но ни один из респондентов не сказал правильно: «Это церковь, в наибольшей полноте  сохраняющая святоотеческое предание».
 Что же представляют  из себя современные староверы? Постараемся показать на нескольких красноречивых  примерах.
 …Эти «мракобесы»,  «ретрограды» и «консерваторы» (по мнению РПЦ МП) не верят в «благодатный огонь»  и не почитают новомодных сомнительных «святых», на которых молятся прихожане  господствующей церкви. Вот что писали о канонизации синодом РПЦ МП императора  Николая II и его семьи в газете «Старообрядец» , 2000,  N18,   с. 2…
 «...Для причисления к лику святых царской семьи  не было никаких канонических оснований – отсутствовали чудеса… »
 «И вот, как по типовому для недавних времен призыву «Даёшь целину!»,  «Даёшь БАМ!», а теперь «Даёшь чудеса!», пошёл бурный поток «чудес», причем в  дело пошли и такого типа: «Мне задерживали пенсию, помолилась царским  новомученникам – и на другой же день принесли»…
 …Исходя из этих рассуждений, чем не подходят к  канонизации император-освободитель Александр II или адмирал Колчак? Да мало ли монархов сложили свои головы на эшафотах!»
 К навязыванию же РПЦ  МП идеи о всеобщем народном покаянии в грехе цареубийства староверы относятся  как к «попытке ввести в заблуждение народ  и отвлечь внимание от настоящих убийц».
 Но, пожалуй, лучше  всего характеризует современных староверов их категорическое несогласие с  введением в школах РФ курсов «ОПК» - «Основ православной культуры» и «теологии»  в вузах. Еще до 2005 года – начала преподавания «ОПК» в школах – все  старообрядческие церкви (Русская Православная старообрядческая церковь – РПСЦ,  Русская Древнеправославная Церковь – РДЦ, Древнеправославная Поморская Церковь  – ДПЦ и др.) предлагали Российской Академии образования и Министерству образования разработать и преподавать силами светских специалистов в школах  новый предмет - «Историю мировых религий», чтобы не допустить засилья  клерикалов от РПЦ МП в обществе. Вот как аргументировали они своё отрицательное  отношение к «ОПК»: «И придёт в класс  пузатый  поп из ближайшей никонианской  церкви или заплаканная тётка с исступленным взором и начнут они вещать про «царя-искупителя». Или: «А медведь и  говорит Серафиму Саровскому человеческим голосом: «Не ешь меня, батюшка  Серафим, я тебе пригожусь!» Тьфу!... И вообще, религия – это частное дело  каждого человека. Ни для кого не секрет, что 99% населения нашей страны верят в  прогноз погоды и курс доллара, а не в Бога. Так зачем принуждать детей этих  людей изучать основы православия? А «История мировых религий» может стать интересным и полезным курсом, если её будут преподавать светские специалисты,  например, учителя истории» (см.: «Старообрядец», 2005, N32, с.3).
 В 2008 г. в  «Страрообрядце», N43, с.2 было опубликовано известное письмо 1799 ученых,  которые призвали президента России не допустить роста нетерпимости, лицемерия и  конформизма в результате введения в школах обязательного преподавания «ОПК», а  в вузах - специальности «теология», что противоречит Конституции РФ,  провозглашающей Россию светским государством. 
 Когда стало ясно, что  появления нового предмета в школах не избежать и этот вопрос уже решён на самом  высоком уровне, старообрядцы предложили включить своих представителей в  авторский коллектив для написания объективного учебника по «ОПК», но с ними не  стали даже разговаривать! Так было   утверждено безальтернативное апологетическое учебное пособие бывшего  преподавателя научного коммунизма и отставного спичрайтера патриарха РПЦ МП  Алексия II диакона А. Кураева без всяких обсуждений. После этого старообрядцы  всех церквей и согласий чётко и недвусмысленно заявили на своих освящённых  соборах, что данный курс «ОПК» для их детей неприемлем и рекомендовали  родителям древнеправославного вероисповедания выбрать модуль «Основы мировых религиозных культур». Такие вот они «мракобесы» и «ретрограды» (См.: «Старообрядец», 2010, N46).
 Не случайно  автор–монополист учебника «ОПК» предостерёг российскую интеллигенцию от  опасного, по его мнению, увлечения старообрядчеством: «...Как же там душно… В случае нашего покаянного приятия старообрядчества  ужас перед любой новизной, любым творчеством и любой мыслью станет тотальным» (Кураев А. «Вызов экуменизма». М., 2008,  с.480). Вероятно, он имел в виду своё «творчество».
 Каков результат  введения «ОПК» в школах РФ? По итогам социологического опроса, проведённого  центром РГАС, большинство учащихся выбрали модуль «Основы светской этики» -  42,1%.  «Основы православной культуры»  выбрали 30,6%, «Основы мировых религиозных культур» - 20%, а остальные 7,3% -  основы ислама, буддизма и иудаизма. К вопросу о «господствующей и преобладающей»  в РФ конфессии. Кстати, по информации, появившейся в прессе, во многих школах  на учеников и их родителей оказывалось давление при выборе курса. Их просто  заставляли посещать «ОПК» под разными предлогами – вплоть до обвинений в «антипатриотизме» в случае отказа.
Иван ВИНОГРАДОВ, историк, кандидат философских наук, г. Горький
P.S. Общаясь последние  годы со старообрядцами лично и изучая их литературу, я пришел к выводу, что это – лишенные фанатизма, очень начитанные, образованные, культурные, здравомыслящие люди, отличающиеся принципиальностью, убежденностью в своей  правоте и независимостью суждений. Но такие человеческие качества не нужны  «представителям» властных вертикалей» - как духовных, так и светских. Увы! И  очень жаль, когда в печатных изданиях появляются несправедливые и лживые  обвинения в адрес православных староверов.
 P.P.S. У староверов нет  деления на «церковь учимую» (прихожан – мирян) и церковь учащую» - (клир-епископат). Каждый лично отвечает за свои поступки.



http://svoim.info/201240/?40_5_1

Онлайн Анатолий Глазунов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1070
Re: Старообрядцы
« Ответ #1 : 09/01/13 , 13:28:25 »

http://user.transit.ru/~maria/neporochn_14.htm


Монастыри-крепости, монастыри-тюрьмы

О чем молчат историки и богословы






Инквизиция в России -
власть порочного начала


Публицист и религиовед А.С. Пругавин о страшных монастырских тюрьмах "господствующей" институциональной церкви:


“С давних пор все суздальские монастыри служат местом ссылки и заточения разных лиц, провинившихся против церкви и государства. Но особенно громкую известность в этом отношении получил суздальский Спасо-Ефимиевский монастырь, в котором устроена была для этой цели особая, специальная тюрьма, а затем и целая “крепость”.


И хотя подобные тюрьмы существовали и во многих других монастырях и действовали в течении целых столетий, тем не менее однако эта сторона монастырской жизни, до сих пор остается очень мало известной публике. Наши историки и ученые исследователи, писавшие о роли и значении монастырей в русской жизни, обыкновенно рисуют монастыри, как школу, как книгохранилище, как центр просветительной, культурной деятельности. Но те же историки и исследователи религиозной жизни русского народа ровно ничего не говорят о роли и значении монастыря, как крепости, монастыря-острога, монастыря-тюрьмы.


...Кто желает изучить историю религиозных и политических движений, происходивших как в широких слоях русского народа, так и в среде культурного общества, — тому волей-неволей придется ознакомиться с историей наших крепостей, наших государственных тюрем, игравших роль русских Бастилий, — все равно, будет ли то Шлиссельбург, Соловецкая тюрьма, “Петропавловка” или Суздальская крепость.


...Глубочайшая тайна издавна окружала Суздальскую крепость и все, что в ней происходило. ...Полиция, жандармерия, администрация действовали рука об руку с духовными властями, консисториями и святейшим синодом. В первой же книжке Полярной Звезды Герцен нашел нужным коснуться этого больного вопроса русской жизни. ...главную массу узников Суздальской тюрьмы всегда составляли именно “раскольники и сектанты”. (Цит. по кн.: А.С. Пругавин “В казематах, очерки и материалы по истории русских тюрем”, СПб., Тип. Пер. СПб. Тр. арт., 1909, с.161-163)


* * *


Публицист Герцен так описывает Суздальский “обительный застенок”:


“...в этом монастыре нет больше политических арестантов, хотя тюрьма и наполнена разными попами, церковниками, непокорными сыновьями, на которых жаловались родители, и прочие. Архимандрит — плечистый, высокий мужчина, в меховой шапке, показывал нам тюремный двор (к камерам, по-видимому, будущего “диссидента” и близко не допустили — о. И.). Когда он взошел, унтер-офицер с ружьем подошел к нему и рапортовал:


— Вашему преосвященству честь имею донести, что по тюремному замку все обстоит благополучно... арестантов столько-то.


Архимандрит в ответ благословил его. “Что за путаница!” — восклицает при этом Герцен”. (Ук. соч., с.165)


* * *


Священник Илья: "Не о нем ли и ему подобных епископах-надзирателях говорил Господь: "Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы? Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые. Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые. Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь.


Итак по плодам их узнаете их. Не всякий, говорящий Мне: “Господи! Господи!”, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного". (Матф.7:15-21).


Светский религиовед приводит знаменательную цитату, выписанную им из официального исторического описания монастыря: перечень предметов, случайно обнаруженных в одной из заброшенных кладовых.


А.С. Пругавин: “Тут же видим и орудия истязания, какому подвергаемы были виновные люди в давнее время, — цепи и ручные кандалы: одна из цепей, длинною менее двух аршин и весом до двух пудов (около 32 кг — прим. о. И.), заканчивается с одной стороны зубчатым ершовым клином, вбивавшимся в стену, а с другой — шейным железным охватом с петлями, в которые продевался замок, вероятно, пропорциональный с цепью величины и тяжести. Остальные цепи подлиннее и полегче этой”.


...Заковывание в кандалы и сажание на “стенные цепи” в Суздальской монастырской тюрьме производилось даже в ХIХ столетии (вероятно, до середины века — о. И.)”. (Ук. соч., с.173-175)






А.С. Пругавин: “Наконец, мне удалось проникнуть в архив Спасо-Ефимиевского монастыря и получить возможность ознакомиться с “секретными делами”. Здесь я нашел огромный материал по истории религиозных движений и исканий, возникавших в разных слоях русского народа и общества, — особенно по отношению к церкви, синода и духовенства к этим движениям. Давно известно, что в области церкви, в интимной области религии при старом режиме у нее царила та же политика гнета и нетерпимости, которая, — как мы видели, — господствовала в сфере общественной, политической жизни.


Дух бюрократизма давно уже и прочно свил себе гнездо в нашей церкви, в среде представителей духовной иерархии, обратив их в чиновников, преследующих прежде всего задачи и цели государственные, административные, иногда даже прямо полицейские, и менее всего духовные и религиозные в истинном смысле этого слова. (Речь идет о синодальной церкви, созданной институционалами. Выдел. св-к И.)


Особенно это сказывалось в приемах и способах борьбы, которую вела православная церковь и наше духовенство с религиозным свободомыслием... разрастающимся все сильнее и сильнее. История этой борьбы полна самых мрачных, самых печальных страниц: ожесточение, систематические преследования и репрессии в делах веры составляют самое обычное и заурядное явление. И чтобы доказать это, нам совсем не нужно удаляться в глубь веков... Нет. ...достаточно будет указать, например, на то, что творилось у нас в этой области в течение только что истекшего ХIХ столетия, и даже в первые годы ХХ века.


Дела суздальского архива, между прочим, дают множество доказательств того, что православная (точнее, институциональная — св-к И.) церковь не только ничего не имела против власти произвола, но наоборот, употребляла со своей стороны все усилия для того, чтобы сохранить и отстоять абсолютизм в его борьбе с теми элементами, которые выражали свой протест против гнета, одинаково царившего как в области политической, так и в религиозной, духовной области.


Как далеко заходила в этом отношении угодливость высшей православной церковной иерархии пред сильными мира сего, между прочим, наглядно доказывает сам факт обращения наших монастырей в места ссылки и заточения. ...


Даже сырой, фактический материал по этому вопросу до сих пор не опубликован, так как все подобного рода материалы до сих пор считаются “секретными” и хранятся в архивах святейшего синода и министерства внутренних дел, которые почти не доступны для исследователя. ...Ссылка в монастырь и заточение в монастырские тюрьмы, как известно, применялись у нас за самые разнообразные преступления и проступки религиозного, политического и общеуголовного характера”. (Ук. соч., с.195-198)






Священник Илья: Таким образом, большевики по сути ничего нового не изобрели, когда ссылали священников в концентрационный лагерь на Соловки и мучили свои жертвы в стенах святых обителей. Во очищение общероссийских и общецерковных грехов исполнилось сказанное Господом: “Какою мерою мерите, такою будет отмерено вам...”


На фотографии (слева) один из последних заключенных на Соловках в период господства синодальной церкви — пророк и чудотворец иеромонах Иннокентий Балтский. Лишь революция выпустила его из заточения на острове Анзер (Соловецкий архипелаг).


Св. Иннокентий, иеромонах одного из православных монастырей на юге России, был жестоко мучим, гоним и заключен за проповедь покаяния, чудеса исцеления и обращения в веру. А главное, за обличения иерархов и предсказание близящегося гнева Божьего — коммунистического переворота и грядущий гонений на церковь. "Не желаете каяться по своей воле — покаетесь поневоле!.."


Священномученик Иннокентий Балтский — один из великих подвижников Истинно Православной Церкви. На свидетельстве и в брани с фарисейским духом благословенно призывать его имя и молитвенную помощь.










Монастырь-застенок -
трагедия Русской Церкви


А.С. Пругавин: “Тюрьма Спасо-Ефимиевского монастыря служила местом заключения не только для разного рода “преступников”, но и для лиц, не совершивших никаких преступлений и виновных лишь в том, что они имели несчастье заболеть психическим расстройством, или сойти с ума, — как говорили в то время. ...Наиболее крупную по численности группу монастырских узников обыкновенно составляют сектанты и раскольники”. (Ук. соч., с.199-200)


“Сколько времени им предстояло еще гнить за железными решетками монастырской тюрьмы — этого, мы, конечно, из “секретного списка” (очередной отчет, составленный в 1836г. архимандритом и попавший в руки автору — прим. св-ка И.) видеть нельзя. Но из истории Соловецкого острога мы знаем, что там нередко заключенные сидели по 40, 50 и даже 60 лет, словом до тех пор, пока смерть не избавляла несчастных узников от дальнейшей неволи и страданий. ...после первых же 10-15 лет заточения, узники обыкновенно заболевали психическим расстройством, “сходили с ума”. ...И все это происходило, все это совершалось при деятельном участии “преосвященнейших епископов и архиепископов”, отцов архимандритов, на глазах монастырской “братии”, с благословения митрополитов и других членов “святейшего синода”. (Ук. соч., с.204)


Священник Илья: При этом “христолюбивым” и “благочестивым“ правительством вменялось в обязанность настоятелю монастыря “приводить к раскаянию” заключенных в земляные норы узников и несколько раз в год составлять отчет, донесение “правящему владыке” о поведении узников!..


А.С. Пругавин: “Нельзя не видеть, какие тяжелые обязанности возлагались в то время на архимандритов и монастырскую братию относительно надзора за лицами, обвиненными или же только заподозренными в преступлениях против веры и церкви и за это попавших в разряд колодников и арестантов”. (Здесь и далее цит. по кн.: А.С. Пругавин “Монастырские тюрьмы в борьбе с сектантством”, М., тип. тов-ва И.И.Кушнерев, 1905, 2-е изд., с.31)


* * *


Священник Илья: Впрочем, для Иосифо-Волоколамского монастыря, например, взаимная “братская” слежка, доносы и “смирение” с помощью авторитарных методов — с ХVII-го века было уставной нормой, внесенной его основателем в саму плоть церковной жизни. Выработанный Иосифом, взращенный в стенах его обители небывалый дух, великим князем Василием (именно ему Иосиф на смертном одре завещал надзор за монастырем, а не духоносному старцу или Самому Господу и Пречистой Деве, как это было тогда принято!) и затем его сыном Иваном Грозным — был пересажен в Москву. Здесь "иосифлянство" распустилось, пышно расцвело и с помощью одержимого царя и его страшных опричников распространилось на всю страну и церковь, предопределив дальнейший скорбный путь.


Появились монастырские тюрьмы, "церковные" пыточные застенки... Например, каменный монастырь на Соловках (вместо сгоревшего деревянного) царь Иван разрешил отстроить лишь при условии создания при нем тюрьмы!.. Первый инок, заключенный в новую монастырскую тюрьму на Соловках — последователь преп.Максима Грека, нестяжатель, высланный из Троице-Сергиевой лавры "на покаяние".


* * *


А.С. Пругавин: “В 1902 году в тюрьме Спасо-Евфимиевского монастыря содержалось двенадцать человек заключенных, из коих некоторые находились здесь более 10-ти, 15-ти и даже 20-ти лет. ... (!!.. — св-к И.)


О причине, вызвавшей заточение священника Тамбовской губернии Цветкова, было довольно подробно сообщено газетами со слов “С.-Петербургских Ведомостей”. Судя по этим сведениям, священник Цветков был осужден высшим церковным начальством на заточение в Суздальском монастыре “за некоторые его взгляды, несогласные с теми, которые считаются господствующими в нашем духовенстве.


Так, например, о.Цветков осуждал подчинение церкви светской власти в лице обер-прокурора Св.Синода, признавал необходимость скорейшего созыва вселенского собора для разрешения многих назревших вопросов в православной церкви, отвергал авторитет Св. Синода и т.п. В этом смысле он неоднократно подавал докладные записки обер-прокурору Св. Синода и многим высшим иерархам российской церкви, последствием чего и было осуждение о.Цветкова на строгое содержание при монастыре впредь до раскаяния и исправления”. (Ук. соч., с.17-19, выдел. св-к И.)


* * *


Священник Илья: Всероссийский поместный Собор РПЦ состоялся в 1917-1918 гг. Царский обер-прокурор, на время исчезнувший, возобновил свою “работу” в 1943г., превратившись в председателя Совета по делам Русской Православной Церкви в генеральском чине МГБ-КГБ, — достойное продолжение давней традиции. История повторилась — Господь поныне призывает институциональную, падшую церковь к искреннему поканию, обличая вековые кровавые грехи...


* * *


А.С. Пругавин: “В допетровское время право заточать в монастырские тюрьмы принадлежало, кроме царя, — патриарху, митрополитам и даже архиереям. В ХVIII столетии большое число арестантов ссылалось в монастыри сначала по распоряжению тайной розыскных дел канцелярии, а затем по резолюциям Святейшего Синода. С 1835 года ссылать в монастыри можно было не иначе, как только по Высочайшему повелению (что, по словам Пругавина, на практике часто не выполнялось! — о. И.)”. (Ук. соч., с.21-22)


“Самым страшным наказанием считалось заключение в “земляных тюрьмах”, или, правильнее говоря, в подземных. Такие тюрьмы существовали не только в Соловецком, но и в других монастырях. ...Судя по старинным описаниям, земляные тюрьмы представляли собой вырытые в земле ямы в три аршина глубины; края у них были обложены кирпичом; крыша состояла из досок, на которые была насыпана земля. В крыше находилось небольшое отверстие, закрываемое дверью... Для спанья пол устилался соломою. Для естественной нужды подавались особые судна, которые подымались и очищались раз в сутки. Были ли в этих погребах печи — неизвестно.


В этот темный, сырой погреб, вырытый в земле, опускали живого человека, часто скованного по рукам и ногам. В подобных тюрьмах во множестве водились крысы, которые нередко нападали на беззащитного узника; были случаи, когда крысы объедали нос и уши у сидевших в подземной тюрьме “преступников”. Давать им что-либо для защиты от этих мелких хищников строго запрещалось. Виновные в нарушении этого правила наказывались чрезвычайно сурово. Так, например, караульщик за то только, что он дал находившемуся в Соловецкой земляной тюрьме “вору и бунтовщику Ивашке Салтыкову” палку для обороны от крыс, был “за такую поблажку бит нещадно плетьми”.


Изредка только, и при том далеко не всем, заключенным в земляных тюрьмах удавалось выходить на свет Божий и посещать церковь. ...Заключение в подземные монастырские тюрьмы особенно широко применялось в царствование Петра I. ...в некоторых монастырях заключение в подземные тюрьмы практиковалось и ...во второй половине ХVIII столетия”. (Ук. соч., с.27-29)






А.С. Пругавин: “Что же касается продовольствия монастырских узников пищею, то ...чаще всего предписывалось: “пищу давать хлеб да воду и подавать (их) в окно капралу. ...Все подобные наставления всегда и неизменно сопровождались и заканчивались угрозами, что за малейшее неповиновение инструкции и слабость надзора виновные в этом будут немедленно подвергнуты “осуждению и истязанию” по всей строгости военных артикулов...


Некоторые узники всю жизнь сидели скованными в цепях. Эти цепи снимались с них только после смерти... Страшное, кровавое время!” (Ук. соч., с.33-34)






Священник Илья: До эпохи Волоцкого метастазы инквизиции еще неглубоко поразили тело официальной православной церкви, любой ценой стремившейся к господству. Например, первый инквизитор Геннадий Новгородский (Гонзов) сам закончил свои сумрачные дни в княжеской тюрьме. Но скоро все изменилось.


А.С. Пругавин: "...в половине ХVI века, считалось необходимым подробно мотивировать в указах причины, вызвавшие ссылку в монастырь того или другого лица, то впоследствии этот обычай был уже совершенно оставлен, и в указах ХVII и ХVIII столетий очень редко можно встретить сколь-нибудь подробные указания на то, в чем именно состояли преступления лица, подвергшегося столь суровому наказанию. Чаще же всего в такого рода указах писалось так: “за вину его” или “за многие его, колодника, вины", ...”за показанные от него противности благочестию, послать в Соловецкий монастырь, для содержания до кончины жизни его”. (Ук. соч., с.27-30)






А.С. Пругавин: “Возникнув на религиозной почве, раскол, под влиянием общественных условий того времени, вскоре же осложнился политическими и социальными элементами. Особенно много тревог доставила правительству та часть раскола, которая получила название беспоповщины и которая объявила русского императора антихристом, а чиновников и духовенство — слугами антихриста. В борьбе с расколом правительство пустило в ход все, что только могло способствовать устрашению, панике и террору.


Беспощадные пытки, бесчисленные мучительные казни, костры, эшафоты следуют длинным, бесконечным рядом. В то же время не были, конечно, забыты и ...каменные мешки и казематы, в которые з а м у р о в ы в а л и раскольников и сектантов — в самом буквальном смысле этого слова”. (Цит. по кн.: А.С. Пругавин “В казематах, очерки и материалы по истории русских тюрем”, указ. соч., с.26)




Страдания невинных


Из Истории Старообрядческой Церкви: "Осада царскими стрельцами Соловецкого монастыря, защищаемого старообрядцами, длилась восемь лет (1668-1676). Иноки, запершиеся в стенах крепости, не принимали новые богослужебные книги (сейчас уже доказано: напечатанные вне России, они были еще более неточны, чем старообрядческие!). Иноки не принимали и нововведения Никона, в том числе и протестантское учение, отрицавшее непорочность Пресвятой Девы Марии, а главное, диктат властей в вопросах веры. После предательства одного из перебежчиков, открывшего стрельцам потайной ход в крепость, в ночь на 22 января 1676г. осада закончилась страшной расправой.


"Стрельцы... рубили головы, четвертовали, вешали "овыя за выю (кого за шею — ред.), овыя же за ноги, овыя же и множайшия (некоторых же и множество таких — ред.) острым железом прорезавше и крюком продевше, на крюке..." В ход шло и привязывание к конскому хвосту, и утопление, и замораживание заживо на льду и в прорубях. Распалившиеся победители не пощадили даже больных и престарелых, выволочив их из монастырского госпиталя и безжалостно бросив их в ледовые "тиски". Слова отступают, перо опускается, в вечный мрак уходит прежний Соловецкий монастырь. Лишь несколько человек из более чем полутысячи избегли страшного судилища! (14 пленников чудодейственно спаслись. — о.И.) С неколебимым мужеством встречали побежденные свой последний миг". (Ал. Амосов "Судный день", в журн. "Церковь" N2 1992г., изд. "Церковь", М., с.11)


"Вся обитель была залита кровью святых страдальцев... Тела убитых и разрубленных мучеников лежали с полгода неубранными, пока не пришел царский указ - предать их земле. Разгромленная и разграбленная обитель была заселена присланными из Москвы монахами, принявшими новую правительственную веру и новые никоновские книги. Незадолго до казни соловецких страдальцев были замучены в боровской тюрьме (Калужская обл.) две родных сестры... боярыня... Морозова и княгиня... Урусова...


Немало было замучено в то время исповедников старой веры: одних засекли плетьми, других уморили голодом в тюрьмах, третьих предали сожжению. Положение христиан в России в ХVII столетии во многом было похоже на положение христиан в Римской империи. Как тогда христиане из-за сильных гонений со стороны языческих властей вынуждены были скрываться в катакомбах, в загородных пристанищах, так и русским людям, православным христианам ХVII века, пришлось бежать в пустыни и леса, скрываясь от преследований со стороны государственных и светских властей.


По настоянию московского патриарха Иоакима царевна Софья в 1685г. издала против старообрядцев 12 грозных статей. В них старообрядцы обзываются "ворами", "раскольниками", "противниками церкви" и караются страшными казнями... От этих тяжких наказаний, разорений и смерти могло спасти гонимых христиан лишь полное отречение от старой веры и рабская покорность всем приказам властей. От всех русских людей требовалось верить так, как приказывало новое начальство. В этом же узаконении Софьи была статья, которая гласила: если кто из старообрядцев перекрещивал крещеных в своей церкви и, если он даже и раскается, исповедуется в том духовному отцу и искренне пожелает причаститься, то его, исповедав и причастив, все-таки "казнить смертию без всякого милосердия".


"Правительство жестоко преследовало людей старой веры: повсюду горели костры, ... тюрьмы, монастыри и подземелья были переполнены страдальцами за святую веру. Духовенство и гражданское правительство беспощадно истребляли своих же родных братьев — русских людей. Никому не было пощады: убивали не только мужчин, но и женщин, и даже детей...


Огромное большинство преследуемых христиан бежали в пустыни, леса, в горы, где заводили себе приют. Но и там их отыскивали, жилища разоряли, а самих приводили к духовным властям для увещаний и, если они не изменяли своей вере, предавали мучениям и смерти. Через четыре года после узаконения статей Софьи патриарх Иоаким издал указ:


"Смотреть накрепко, чтобы раскольники не жили в волостях и в лесах, а где объявятся — самих ссылать, пристанища их разорять, имущество продавать, а деньги присылать в Москву".


Чтобы спастись от преследований и пыток, русские люди стали себя сжигать. "Нет нигде места, — говорили они, — только и уходу, что в огонь да в воду"... Как только приходило известие, что идут сыщики и гонители, народ запирался в приготовленное к сожжению здание и при появлении гонителей заявлял им: "Оставьте нас, или мы сгорим". Бывали случаи, когда гонители уходили, и тогда самосожжения не происходило. Но в большинстве случаев преследуемые погибали: до такого отчаяния довели верующих христиан беспощадные преследования, жестокие пытки и мучения.


Более двухсот лет пребывало старообрядчество в гонениях. Они временами то ослабевали, то усиливались, но никогда не прекращались... Словом, старообрядцы были источником доходов и для правительства, и для духовенства. Однако никакими гражданскими правами в государстве они не пользовались... Только события, связанные с революцией 1905 года, дали старообрядцам возможность открыто устраивать в родном отечестве крестные ходы, иметь колокольный звон, организовывать общины. Но до самого 1917г. старообрядцы не получили полной религиозной свободы: не было признано их священство, не были отменены статьи уголовного кодекса, карающие за присоединение новообрядцев к старообрядчеству, им не было разрешено открыто проповедовать свою веру, занимать ответственные административные должности, не было дано право старообрядческим учителям преподавать в общих народных школах". ("История Старообрядческой Церкви", изд. Старообрядческой митрополии Московской и всея Руси, 1991г., с.17-19). Цит. по кн.: священник Илия (Попов), архиепископ Иоанн (Береславский) "Иосиф Волоцкий: 500 лет инквизиции в России", М., Новая Святая Русь, 1997, с.134-138.


Книга опубликована по адресу http://www.chat.ru/~bel_swet_ros/iosif.zip и http://www.chat.ru/~bel_woin/iosif.zip .


Фотографии мест страданий опубликованы по адресу http://club.foto.ru/gallery/?work_id=41542 , http://club.foto.ru/gallery/?work_id=45720 и др., каталог фотографий см. http://club.foto.ru/register/user.php?u_id=5023 .

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15516
Re: Старообрядцы
« Ответ #2 : 05/03/15 , 11:55:38 »
Русские старообрядцы в Боливии
В ХХ веке русским старообрядцам, дошедшим за 400 лет гонений до восточных границ России, пришлось окончательно стать эмигрантами. Обстоятельства разбросали их по континентам, вынудив налаживать быт на экзотической чужбине. Фотограф Мария Плотникова побывала в одном из таких поселений — боливийской деревеньке Тоборочи.

Старообрядцы, или староверы — общее название для религиозных течений в России, возникших в результате неприятия церковных реформ в XVII веке. Все началось после того, как московский патриарх Никон предпринял ряд нововведений (исправление богослужебных книг, изменение обрядов). Недовольных «антихристовыми» реформами объединил протопоп Аввакум. Староверы подвергались жестоким преследованиям со стороны как церковных, так и светских властей. Уже в XVIII веке многие бежали за пределы России, спасаясь от гонений. Не нравились упрямцы и Николаю II, и, впоследствии, большевикам. В Боливии, в трех часах езды от города Санта-Крус, в местечке Тоборочи 40 лет назад обосновались первые русские старообрядцы. Даже сейчас это поселение не отыщешь на картах, а в 1970-х тут были абсолютно необжитые земли, окруженные густыми джунглями.


Федор и Татьяна Ануфриевы родились в Китае, а в Боливию поехали в числе первых переселенцев из Бразилии. Помимо Ануфриевых в Тоборочи живут Ревтовы, Мурачевы, Калугиновы, Куликовы, Анфилофиевы, Зайцевы.
Много фото и комментариев http://haritonoff.livejournal.com/294595.html 

Оффлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Re: Старообрядцы
« Ответ #3 : 08/06/17 , 18:05:23 »

17:48, 8 июня 2017
Старообрядцы нашли причину гомосексуализма в сбривании бороды



Фото: Liang Sen / Globallookpress.com


Мужчинам не следует сбривать бороду, поскольку это отступление от религиозных правил, которое привело к гомосексуализму. Об этом сообщил Национальной службе новостей (НСН) в четверг, 8 июня, предстоятель Русской православной старообрядческой церкви митрополит Корнилий.


«Бог дал нам правила: написано, что Господь создал всех с бородой. А католический Запад совершенно отпал от этого понятия. А ведь это однозначно: на иконах мы не может представить себе Христа или какого-либо святого без бороды», — отметил владыка.


По его словам, «человек не должен противиться своему создателю». «Мужеложество от этого и пошло: меняется мужская одежда, прически», — подчеркнул Корнилий.


Глава пресс-службы митрополии старообрядцев Роман Аторин добавил, что сбривание бороды — это уход от сакрального.


1 июня глава синодального отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Волоколамский Иларион рассказал о своих добрых отношениях с митрополитом Корнилием и о трудностях в преодолении раскола в церкви, произошедшего в XVII веке.


31 мая состоялся визит президента России Владимира Путина к Корнилию. Он был приурочен к 70-летнему юбилею митрополита и прошел в канун 400-летия со дня рождения духовного лидера старообрядческого движения протопопа Аввакума. Российский лидер подарил владыке житие святого Николая Мирликийского на церковно-славянском языке. Это было первое за 350 лет посещение храма старообрядцев главой государства.


https://lenta.ru/news/2017/06/08/borodec/

Оффлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Re: Старообрядцы
« Ответ #4 : 19/06/17 , 14:41:09 »

00:05, 18 июня 2017
«Нас жгут и травят? Переживём»
Кто угрожает переселенцам-староверам из Боливии. Второй репортаж «Ленты.ру» с Дальнего Востока




Фото: Юрий Васильев


«Лента.ру» представляет второй репортаж нашего специального корреспондента из села Дерсу. Там в уссурийской тайге уже более пяти лет живут староверы из Боливии, приехавшие в Россию по программе переселения соотечественников. Вместе с переменами к лучшему община переживает и нелегкие времена. Отравленный скот, поджоги домов, недоверчивое, а часто и просто враждебное отношение местных жителей — вот новые условия жизни переселенцев.


Нежданные богатства


«С Енисея письмо пришло, — говорит Ульян Мурачев, староста староверов села Дерсу, что в Красноармейском районе Приморья. Ульян недавно выдал дочь замуж — на другой край географии. — Живут, нравится».


Почта, понятно, только бумажная. Интернета и телевизоров в Дерсу не держат. «Чтобы беса в избе не было, — объясняет Иван Мурачев, брат Ульяна. — Все, что надо, знаем и так».


В списке того, «что надо», — знание о том, что в марте Владимир Путин принял митрополита Московского и всея Руси Корнилия, главу старообрядческой церкви. И случился подобный прием в формате «глава страны — предстоятель староверов» впервые за последние 350 лет. Знают в Дерсу и о том, что в мае президент России приехал лично поздравить Корнилия с днем рождения в Рогожскую слободу, центр старообрядцев в Москве. Такого рода визит тоже первый за три с половиной века раскола.


Ну, а о том, что между этими событиями вдруг заработала программа помощи переселенцам из Латинской Америки, здесь уже полтора месяца не дают забыть активизировавшиеся чиновники. Специальная служба адаптации, дополнительная господдержка, пособия для многодетных семей (а немногодетных здесь нет, из 72 жителей Дерсу детей уже три десятка), льготные кредиты на землю — далеко не полный список грядущих благ, обещанных федеральным министерством по развитию Дальнего Востока.


«Хлеб отведайте, — указывает на стол одна из женщин семьи Мурачевых. — Печем сами. Соль, сахар куплены. Остальное все свое. Масло, молоко, мясо — тут все сами, ни в чем не нуждаемся. Муку, правда, не мелем, тоже покупаем: мельницы-то нет».


В доме Ульяна Мурачева, старосты общины староверов села Дерсу, — пир. Дело даже не в 19-м внуке, который родился накануне. В Дерсу ждали вертолет с вице-премьером — полпредом по Дальневосточному федеральному округу Юрием Трутневым. Но погода выдалась для авиации неподходящей: проливной дождь — и накануне, и сейчас. Впрочем, по земле к староверам в этот день добрались краевые чиновники — из департаментов по сельскому хозяйству и по грантам.


«А у вас принято, чтобы женщины сидели за столом с мужчинами? — задает вопрос одна из приезжих». «Можно. Просто они дома были и уже поели, а мы только с работы пришли», — объясняет Ульян. «На самом деле верховенство мужчины во всех важных вопросах у староверов проявляется почти во всех важных вопросах», — вступает Федор Крониковский, много лет ходатайствовавший за переселенцев в любой инстанции, ныне — официальный защитник прав староверов-переселенцев: должность введена в середине июня.


«Не все, — серьезно говорит Иван Мурачев, брат Ульяна. — Имя ребенку только женщина выбирает. Она вынашивала, она рожала, ей и выбирать». Каков выбор? «Сколько святых в восьми днях от рождения младенца, по стольким и выбирает, — объясняет староста Мурачев. — По старому стилю, конечно. И в паспортах дни рождения по старому стилю ставим — и праздники все на 13 дней раньше.


Губернатор Приморского края Владимир Миклушевский уже успел побывать в Дерсу за неделю до того. Привез в подарок коня и спутниковый телефон: сотовые в этих местах бесполезны, ближайшая связь — из Рощино. «Конь годный, телефон барахлит», — вполголоса оценивает качество подарков один из жителей села.


Как уйти от клина


Здесь, безусловно, рады и помощи, и вниманию. Не рады только одному: что все это может ухудшить отношения с соседями. Например, в том же селе Рощино, где живут удэгейцы, у которых тоже есть как своя программа помощи коренным малым народам Севера, так и вопросы к ее работе.


«Они, староверы, совсем отдельно от нас живут, как раньше кержаки жили, — отмечает Валентина Габова, глава семейной общины удэге Красноармейского района «Буа хони», а по-русски «Дикая тайга». — Работать, как люди говорят, не хотят. Сколько лет назад они приехали из Уругвая да Боливии — а просят как в первый день. Амбиции какие!»


В беседе выясняется, что «работать не хотят» подразумевает отказ от выхода на службу. К примеру, в леспромхоз — основной кормилец и разоритель здешних мест: с леса и его переработки здесь живут, но чем больше его вырубают, тем меньше защиты от наводнения либо тайфуна. Прошлогодний «Лайонрок» прошелся по Красноармейскому району, снес мосты и прочую инфраструктуру.


«А мы, — говорит Валентина Владимировна, — ограничены во всем. Нашей общине, например, не дали в этом году квоты на рыбу — сказали, что мы должны через суд свой статус доказывать и вовремя на квоты подавать, а сейчас бесплатных квот для нашей общины не осталось. А я много не прошу, тонны три горбуши, чтобы нам зимой прожить».


К счастью, «Дикой тайге» удалось договориться с соседней общиной удэгейцев — «Тигр», что в Пожарском районе. Те поделились своей квотой на нынешний год. Как быть со следующим — большой вопрос.


«Ничего, стало быть, не работало годами», — оценивает результаты программы помощи переселенцам местный фермер Юрий Садовов, который держит пару сотен коров в отдаленной от Дерсу деревне Таборовка. Юрий один из тех, кого Мурачевы и другие называют своим другом: помощь в обустройстве, подаче документов, хождении по кабинетам — «во всем этом Юра с нами был и есть».


«А пинок сверху пришел — так быстро власти местные к староверам побежали, — говорит Садовов. — Всё им делают. А местный народ видит и негодует: это что же, староверам помогают, а нам нет? До Путина добрались, Путин им дал — а мы, значит, тут никто? Атмосферу безобразия создали».


«И охотиться нам не дают, изюбря в леспромхозе добывать, — жалуется Валентина Габова. — "Лайонрок" прошел, урожая не стало, а мяса изюбряки нет. Лес на растопку заготавливать толком не дают. Жить-то как?»


«Обострение идет, — подтверждает Ульян Мурачев. — Нам, например, и вправду решили вопрос с заготовкой дров, дали разрешение на нужные объемы. А соседям — нет. Не то что мы хотим отдать то, что годами просили, — мы рады, спасибо, что нас услышали, но пусть всем такое же будет. На одной земле живем, в одной природе».


«Нет бы потихоньку все эти годы помогать — и староверам, и коренным народам, и всем, — продолжает фермер Садовов. — У нас тут вообще-то места к Крайнему Северу приравнены, уровень жизни соответственный. А так клин нам подсовывают».


Мурачевы согласно кивают.


«А вот что жечь и травить нас стали — так это переживем, — говорит староста Ульян. — Хоть это и плохо».


Сельский детектив


Отравленный скот: конь, трехлетний бык, дойная корова. Два сожженных дома — на каждой из двух улиц села Дерсу: на Мира и Луговой. Все это случилось около месяца назад — вскоре после того, как пришли новости о том, что программа помощи староверам-переселенцам в Приморском крае наконец-то начинает полноценную работу.


Дом Ивана Бортникова на улице Мира загорелся 14 мая. Дом Ефимея Мурачева на Луговой — 23-го числа того же месяца. По счастью, никто не пострадал: один хозяин, местный старовер из Тернейского района Приморья, еще не в Дерсу, а другой — уже не в Дерсу, переехал по соседству.


В результате — два дела по статье «Поджог». Расследование ведут полицейские, межмуниципальный следственный отдел в Дальнереченске. О том, что дело стоит на контроле у краевой прокуратуры, сообщила «Ленте.ру» Виолетта Дорожкина, старший помощник прокурора Приморского края. О подозреваемых официально не сообщается, а у самих староверов версий целых три.


Версия первая, антинаркотическая. До приезда Мурачевых на отшибе у «Лаулей» выращивали коноплю. Разумеется, староверы соседства с «бесовским зельем» не потерпели и порядок навели: «Побуцкались немного с этими наркобаронами», — уточняет Федор Крониковский. Дело давнее, но возможного желания отомстить никто не отменял.


Вторая версия — турбазы в окрестностях Дерсу и национального парка «Удэгейская легенда». «На нас бизнес захотели сделать, — уверен Иван Мурачев. — Места красивые, а тут еще мы. Бизнесмены думали, что вот будут туристы здесь по окрестностям бродить, сюда заходить, смотреть, как мы тут живем-чередим, с нами фотографироваться — как со зверем каким экзотическим».


«Но вышел, как принято говорить, облом», — подхватывает Крониковский. За пять лет у староверов Дерсу появилось восемь десятков коров — с нуля. Полноценная ферма со всеми вытекающими, не совместимыми с туризмом. «Вонизм от одних, понты от других — как-то все это плохо стыкуется, — констатирует Федор Владимирович. — Отсюда конфликт интересов».


Ну и третья версия — кто-нибудь из соседей, позавидовавших вдруг обещанным для староверов благам. Но в это в Дерсу верить отказываются абсолютно. «Тогда лучше вообще не жить», — всерьез говорит Иван Мурачев.


«Значит, будет лучше»


«Зимой тут снег такой же, — говорит Иван Мурачев, глядя на крупный ливень. — Тяжелый и падает отвесно. Дети набегаются, прибегают в избу, жалуются на холод, зубом об зуб стучат. Говорим им: раз так, давайте обратно в Боливию. Не-е-е, отвечают, не хотим. Сейчас погреемся и опять побежим на снегу кататься».


Единственное, по чему скучают и взрослые, и дети староверов из латиноамериканской жизни — это «фрукт манга». «Манга там сладкая, — зажмуривается Иван. — Кусаешь, сок брызжет. Здесь не такая, ее зеленой везут, доспевает — не то совсем. И дорого очень. Но скоро забудем, как наши отцы — китайские фрукты».


«Мы еще не знаем, будет ли хуже или будет лучше, — говорит Ульян Мурачев. — Знаем, что хуже быть не может — дальше края земли не пошлют. Значит, будет лучше. Как наладимся, остальных пригласим».


«Людей же надо себе представлять, — говорит «староверский омбудсмен» Федор Крониковский, глядя на Мурачевых. — У староверов — иммунитет от бомжевания. Иммунитет от потери смысла жизни. От того, чтобы спиться, когда смысл, кажется, пропадает. Эти люди всегда при вере, при работе на земле. Если плохо — считают, что за грехи Бог наказывает, а в уныние не впадают, потому что уныние — один из тягчайших грехов. Это ли не идеальные граждане?»


Граждане, похоже, привыкли ко всему. Даже к тому, что, в отличие от Боливии, урожай в России только один раз в году — и взять под него кредит как не было реально, так нереально и сейчас. Зато вода колодезная ближе, чем в Боливии, — четыре метра здесь против пятидесяти там. И помощь все-таки начинает приходить. И свой защитник прав теперь есть.


И школу обещают обустроить для детей Дерсу — их тут, напомним, почти половина из семи десятков жителей: привезут два контейнера, чтобы учительница, приезжающая из соседней деревни Дальний Кут два раза в неделю, смогла работать не в избе Ульяна Мурачева, а с удобствами. И даже несмотря на потравы и поджоги, люди, по словам староверов, вокруг по большей части хорошие — «и лучше быть в Лаулях среди них, чем в той Америке рядом с неграми».


Только бы, говорит Ульян Мурачев, зимовать, наконец, научиться: «Всего пятая зима здесь была, мы еще досконально не умеем. Может, толком только наши дети уметь станут. Значит, поучимся у них».


Приморский край — Москва
Юрий Васильев


https://lenta.ru/articles/2017/06/18/oldiri2/