Автор Тема: 72-я годовщина «Багратиона»  (Прочитано 1258 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Alex1984

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 313
72-я годовщина «Багратиона»

72 года назад началась операция «Багратион» - наступление РККА в Белоруссии летом 1944 г. (23.06.1944-29.08.1944 г.) Наступление советских войск в Белоруссии было тем главным событием, которое во многом предопределило успех всех последующих операций на советско-германском фронте и оказало существенное влияние на дальнейший ход всей мировой войны.

К исходу 22 июня 1944 г. фронт протяженностью более 1100 км проходил по линии озеро Нещердо, восточнее Витебска, Орши, Могилева, Жлобина, по реке Припять, образуя огромный выступ, обращенный своей вершиной на восток. На этом рубеже оборонялись войска группы армий «Центр» под командованием генерал-фельдмаршала Э. Буша. В нее входили 3-я танковая, 4-я, 9-я, 2-я полевые армии, которые поддерживала авиация 6-го и частично 1-го и 4-говоздушных флотов. На севере к ней примыкали войска 16-й армии группы армий «Север», на юге - 4-й танковой армии группы армий «Северная Украина». В группе армий «Центр» вместе с примыкающими к ней соединениями соседних групп армий насчитывалось 63 дивизии и 3 пехотных бригады.

Группа армий «Центр», занимая так называемый «белорусский балкон» и располагая хорошо развитой сетью железных и шоссейных дорог для широкого маневра по внутренним линиям, преграждала советским войскам путь на Варшаву. При переходе советских войск в наступление она могла к северу или к югу от этого «балкона» наносить мощные фланговые удары по войскам Прибалтийских и Белорусских фронтов.

Германское командование намеревалось любой ценой удерживать выгодные для него позиции на центральном участке фронта. Оно считало, что советские войска смогут нанести в Белоруссии лишь второстепенный удар, и поэтому исключало возможность использования большого числа танков. Оно полагало, что лесисто-болотистая и озерная местность облегчит им оборонительные действия, стеснит маневренность советских войск и вынудит их наступать вдоль дорог, в лоб наиболее сильным оборонительным позициям. Немецкие генералы полагали, что советская пехота без крупных танковых соединений не сможет прорвать немецкие позиции. При этом они рассчитывали, отразить удары советских войск без усиления группы армий «Центр».

При отсутствии крупных резервов оборона строилась в один эшелон. Главные силы группы, сосредоточенные в районах Полоцка, Витебска, Орши, Могилева, Бобруйска и Ковеля, прикрывали направления, наиболее выгодные для наступления наших войск. Сильно развитая в инженерном отношении оборона противника в Белоруссии состояла из нескольких рубежей и простиралась в глубину до 250-270 км. При этом умело использовались условия местности. Оборонительные полосы проходили, как правило, по западным берегам многочисленных рек, имеющих заболоченные поймы. Дивизии группы насчитывали от 7 до 9 тыс. человек. Войска обладали большим боевым опытом. Это был сильный и искусный противник. Войска группы армий «Центр» насчитывали 1.200.000 человек, 900 танков и самоходных орудий, 9.500 орудий и минометов, 1.350 боевых самолетов.

Тем временем советские войска завершали подготовку Белорусской операции – одной из крупнейших стратегических операций Великой Отечественной войны. В группировку советских войск, привлекавшихся к операции входили 1-й Прибалтийский, 1-й, 2-й, 3-й Белорусские фронты, в составе которых было 20 общевойсковых армий, 2 танковые, 5 воздушных армий. Эта группировка имела 166 стрелковых дивизий, 12 танковых и механизированных корпусов, 7 укрепрайонов и 21 бригаду. В ее составе было 2.411.600 человек (79.900 польских военных), 5.200 танков и самоходных орудий, 36.400 орудий и минометов, 5.300 самолетов.

В ходе подготовки к наступлению Ставка ВГК организовала комплекс мероприятий по обману и дезинформации противника. Немцы поверили, что основной удар летом РККА нанесет 3-й Украинский фронт и там готовились отражать наступление. Кроме того, были приняты меры для обеспечения скрытности операции. Противник не смог узнать срок начала операции и вскрыть направление главного удара.

23 июня 1944 г. началась стратегическая наступательная “Багратион”. На 1-м Прибалтийском фронте оборону врага на участке Полоцк, Витебск прорывали 6-я гвардейская и 43-я армии. К исходу дня, не смотря на упорное сопротивление, прорыв достигал 30 км по фронту и 16 км в глубину.

На 3-м Белорусском фронте войска 39-й и 5-й армий к исходу дня продвинулись на 10-13 км., расширив прорыв по фронту до 50 км. При этом 5-я армия на богушевском направлении форсировала реку Лучеса и захватила плацдарм на ее правом берегу, что создало условия для ввода в сражение подвижных соединений.

На Оршанском направлении в первый день операции войскам 31-й армии прорвать оборону противника не удалось. Лишь на вспомогательном направлении части 11-й гвардейской армии вклинились в оборону противника на 2-8 км.

23 июня перешел в наступление 2-й Белорусский фронт. 49-я армия, нанося удар на фронте 12 км, к исходу дня продвинулась вперед на 5-8 км.

На 1-м Белорусском фронте 23 июня проводилась разведка боем. Ночью на узлы обороны и аэродромы противника совешён авианалет (550 самолето-вылетов). Утром 24 июня, после мощной артподготовки начал наступление 1-й Белорусский фронт.

25 июня войска 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта вклинились в оборону противника на полоцком направлении, на стыке групп армий «Север» и «Центр». В этот день части 43-й армии форсировали Западную Двину и к исходу дня вышли в район Гнездиловичи, где соединились с 39-й армия 3-го Белорусского фронта. В Витебском котле оказалось 5 немецких дивизий (4-я, 6-я авиаполевые, 197-я, 206-я, 246-я пехотные). Противник упорно пытался вырваться на запад, но не смог, подвергаясь мощным ударам войск 43-й и 39-й армий и авиации. 26 июня был освобожден Витебск. Утратив надежду на прорыв, 27 июня гитлеровцы капитулировали. В котле было убито 20.000 и взято в плен 10.000 человек. В обороне противника образовалась значительная брешь.

Во второй половине дня 24 июня в полосе 5-й армии вошла в прорыв конно-механизированная группа (КМГ) генерала Н.С. Осликовского. Она освободила Сенно и перерезала железную дорогу Орша-Лепель. Достигнутый успех позволил ввести в сражение 5-ю гвардейскую танковую армию. С утра 26 июня ее соединения стали развивать наступление в направлении Толочин, Борисов. Действия танков поддерживали самолеты 1-й воздушной армии. Разрыв между 3-й и 4-й танковыми армиями увеличивался, что значительно облегчало охват оршанской группировки противника с севера.

Используя успех на вспомогательном направлении, командующий 11-й гвардейской армии к утру 24 июня перегруппировал сюда 4 стрелковые дивизии из вторых эшелонов корпусов. В результате войска армии за день боевых действий продвинулись вперед на 14 км.

Командование группы армий еще пыталось удержать минское шоссе и укрепить фланг 4-й полевой армии в районе Орши, перебросив туда 2 дивизии из своего резерва. Но было уже поздно: утром в полосе 11-й гвардейской армии вступил в сражение 2-й гвардейский танковый корпус. Оборона 4-й армии рухнула. 27 июня Орша была освобождена войсками 11-й гвардейской и 31-й армий.

Одновременно 2-й Белорусский фронт силами 49-й и 50-й армий форсировали Днепр, разгромил фашистскую группировку на могилевском направлении и 28 июня освободил Могилёв.

Теперь задачей 3-го и 2-го Белорусских фронтов было не дать немцам возможность, организовано отойти за Березину и удержать этот важный рубеж, прикрывавший Минск. Противник перебросил сюда из под Ковеля танковую дивизию, но она не на долго смогла задержать танки 5-й гвардейской танковой армии. Танковые соединения армии Ротмистрова стремительно продвигались к Минску, чтобы окружить противника.

С рассветом 24 июня перешли в наступление главные силы 1-го Белорусского фронта. Противник оказывал ожесточенное сопротивление. К полудню погода позволила нанести удары авиации. В налете приняли участие помимо штурмовиков и 224 бомбардировщика. К 13 часам войска 65-й армии генерала П.И. Батова продвинулись на 5-6 км. Чтобы развить успех командарм ввел в сражение 1-й гвардейский танковый корпус. В результате 65-я и 28-я армии в первый же день продвинулись вперед до 10 км. и расширили прорыв до 30 км по фронту, а танкисты – до 20 км.

Медленно продвигались вперед 3-я и 48-яармии на рогачевско-бобруйском направлении. На главном направлении войска 3-й армии встретили упорное сопротивление и продвинуться не смогли. Но к северу от направления главного удара сопротивление врага, оборонявшего изолированные очаги обороны на возвышенностях, посреди лесисто-болотистой местности было слабее и войска, проложив по болотам гати под огнем противника, смогли значительно вклиниться в его оборону. Тогда командарм-3 генерал А.В. Горбатов перегруппировал силы к северу и используя обозначившийся успех повел основное наступление через болота.

В полосе 28-й армии в направлении на Глуск вечером 25 июня в прорыв была введена КМГ генерала И.А. Плиева. Утром 25 июня командарм-3 ввел в сражение 9-й танковый корпус. Пройдя через болота, танкисты при поддержке авиации начали стремительно продвигаться в глубь обороны противника.

27 июля 1-й гвардейский и 9-й танковые корпуса замкнули кольцо окружения и в котёл под Бобруйском попали 6 дивизий 9-й полевой армии – 40.000 человек. Окруженная группировка пыталась вырваться из котла на север к Березине. Но их попытка прорыва потерпела крах. Маршал Жуков приказал привлечь к разгрому окруженных 16-ю воздушную армию. В 19-15 27 июня по колонне прорывавшихся нанесли удар 526 самолетов. Налет продолжался полтора часа. Понеся огромный урон, деморализованные гитлеровцы, бросив 1.000 орудий и 5.000 автомобилей, попытались пробиться в Бобруйск, но попали под фланговый огонь 105-го стрелкового корпуса 65-й армии и были уничтожены, а частью рассеяны. К 13-00 28 июня части 48-й армии в основном уничтожили окруженную группировку. Бои с ее остатками продолжались еще сутки. К 29 июня окружённая 40 тысячная группировка ликвидирована. 29 июня Бобруйск был освобождён частями 48-й армии генерала П.П. Романенко.

В ходе боев на бобруйском направлении противник потерял убитыми, ранеными и пленными 74.000 человек. Поражение гитлеровцев под Бобруйском создало в их обороне еще одну большую брешь. Войска фронта вышли на рубежи, выгодные для броска на Минск и развития наступления на Барановичи.

К исходу 28 июня 1-й Прибалтийский фронт вел боевые действия на подступах к Полоцку и на рубеже Заозерье, Лепель, а войска 3-го Белорусского фронта подошли к Березине. В районе Борисова продолжались ожесточенные танковые бои. Левое крыло фронта круто загибалось на восток. Оно составляло северный участок мешка, в котором оказались 4-я полевая армия и часть сил 9-й армии, избежавшие окружения под Бобруйском. С востока врага теснили войска 2-го Белорусского фронта, находившиеся в 160-170 км от Минска. Соединения 1-го Белорусского фронта вышли на рубеж Свислочь, Осиповичи, окончательно взламывая оборону противника на Березине, и охватывая его с юга. Передовые части фронта находились в 85-90 км от Минска.

Создались исключительно выгодные условия для окружения основных сил группы армий «Центр» восточнее Минска. Действия советских войск и партизан (в Белоруссии к лету 1944 г. было 143.000 партизан*) сорвали попытки гитлеровцев организовано отвести свои части за Березину. 4-я армия могла отступать только по одной грунтовой дороге Могилев-Березино-Минск. Оторваться от советских войск не удалось, и отход проходил под ударами сухопутных войск и авиации.

1 июля 5-я гвардейская танковая армия, сломив сопротивление противника, освободила Борисов. 2 июля части 2-го гвардейского танкового корпуса совершили 60-километровый бросок через партизанский край под Смолевичами и обрушились на противника под Минском. В ночном бою враг был разгромлен, и танкисты вместе с партизанами утром 3 июля ворвались в город с северо-востока. На северную окраину города вышли части 5-й гвардейской танковой армии, за ними передовые отряды 11-й гвардейской армии и 31-й армии. В 13-00 с юга в город вступил 1-й гвардейский танковый корпус. Вслед за ним с юго-востока к Минску подошли части 3-й армии 1-гоБелорусского фронта. К исходу дня столица Советской Белоруссии была освобождена. Войска 1-го Прибалтийского фронта 4 июля освободили Полоцк.

Одновременно конно-механизированная группа (КМГ) Осликовского на правом крыле 3-го Белорусского фронта продвинулась на 120 км., освободила с помощью партизан Вилейку и перерезала железную дорогу Минск-Вильно. На левом крыле 1-го Белорусского фронта КМГ Плиева перерезала железную дорогу Минск-Барановичи, овладела Столбцами и Городеей. 

Восточнее Минска в котел попали 105.000 немцев. Оказавшиеся в окружении дивизии пытались пробиться на запад и юго-запад, но в ходе тяжелых боев, продолжавшихся с 5 по 11 июля, были уничтожены или взяты в плен. В минском котле погибли 70.000 и 35.000 попали в плен немецких солдат и офицеров. К 11 июля капитулировали 4-я армия и часть сил 9-я армии. Было пленено 12 генералов.

Наступление же тем временем продолжалось. 5 июля войска 3-гоБелорусского фронта овладели важным транспортным узлом Молодечно и устремились к столице Литовской ССР – Вильнюсу. Немцы перебросили к городу 6 свежих дивизий, но 5-я танковая армия упредила их. Резервы противника появились на подступах к городу, когда он был уже полностью окружен. Умелый маневр силами позволил советским войскам отбить все атаки. Провалилась попытка немцев усилить гарнизон парашютным десантом. После пятидневных ожесточенных боев советские войска при поддержке партизан освободили 13 июля Вильнюс.

Пока шла борьба за Вильнюс войска 11-й гвардейской и 31-й армий, преодолев с боями 200 км., подошли к Неману и захватили на его левом берегу. 3-й гвардейский кавалерийский корпус завязал бои за Гродно. Здесь советские войска столкнулись с резервами противника. Сломить их сопротивление сходу не удалось, и Гродно был освобождён лишь 16 июля.

Войска 1-го Белорусского фронта, разделявшиеся припятскими болотами, с выходом к Бресту улучшили свое оперативное положение, а линия фронта сокращалась бы вдвое. Однако, чтобы достичь Белостока и Бреста, нужно было овладеть Барановичами – крупным узлом коммуникаций, который гитлеровцы пытались удержать любой ценой. Но войска 1-го Белорусского фронта, нанося удары в обход узлов сопротивления, 8 июля освободили Барановичи и 16 июля вышли на рубеж Свислочь, Пружаны.

Войска левого крыла 1-го Белорусского фронта освободили Ковель. Утром 18 июля ударная группировка левого крыла 1-го Белорусского фронта (8-я гвардейская, 47-я, 69-я, 70-я армии, 2-я танковая армия, 1-я польская армия, 6-я воздушная армия, 2-й и 7-й гвардейские кавкорпуса) перешла в наступление и в первый день прорвала оборону противника. 47-я армия стала стремительно продвигаться на Седльце, а 8-я гвардейская и 69-я армии на Люблин. Уже 20 июля они форсировали Западный Буг. Советские войска вступили в Польшу. Первыми на польскую землю вступили 328-я, 132-я, 165-я стрелковые дивизии, и 39-я гвардейская стрелковая дивизия. Вместе с воинами РККА на родную землю вступили польские артиллеристы. 23 июля в Польшу вошли главные силы 1-й польской армии. Большую помощь наступающим советским и польским войскам оказывали польские партизаны.

После прорыва обороны противника на Западном Буге в сражение была введена 2-я танковая армия и 2-й гвардейский кавкорпус. Немецко-фашистское командование понимало, что разворот левого крыла 1-го Белорусского фронта, для выхода в тыл и фланг, группировке обороняющейся севернее Полесья может произойти на рубеже Бреста. Поэтому оно стянуло сюда силы 2-й полевой армии и резервы. Однако его усилия оказались тщетны. 28 июля Брест был освобождён ударами частей 28-й и 70-й армий, нанесенными с трех направлений. (ИВМВ Т.9, с.40-64)

В результате разгрома брестской группировки противника убито 15.000 и пленено 2.000 солдат и офицеров противника. Уничтожено: 27 танков Захвачено: 32 танка, 19 самоходных орудия, 112 орудий, 133 миномета, 50 тягачей и тракторов, 4.000 автомобилей, 306 пулеметов, 2.000 повозок, 8.000 лошадей, 240 вагонов, 30 железнодорожных цистерн. (Сообщения Совинформ бюро, Т/7, с.77, 80)

В результате первого этапа операции «Багратион» за месяц (с 23 июня по 23 июля) полностью освобождена территория Белорусской ССР, часть территории Литовской ССР, Латвийской ССР Освобождены города Минск, Вильнюс, Витебск, Могилев, Бобруйск, Борисов, Барановичи, Полоцк, Орша, Жлобин, Пинск, Гродно, Слоним, Вылковыск, Вилейки, Молодечно, Лида, Осиповичи, Ковель, Паневежис. Войска Красной Армии вступили в пределы Польши и подошли к границе Восточной Пруссии.

Группа армий «Центр» была полностью разгромлена. Уничтожены: 4-я, 9-я полевые армии, 39-й, 41-й танковые корпуса, 12-й, 27-й, 35-й, 53-й армейские корпуса, 6-я, 12-я, 26-я, 31-я, 35-я, 36-я, 45-я, 56-я, 57-я, 61-я, 95-я, 110-я, 129-я, 134-я, 197-я, 206-я, 246-я, 256-я, 260-я, 263-я, 267-я, 296-я, 299-я, 337-я, 383-я, 707-я пехотные дивизии, 4-я, 6-я авиаполевые, 201-я, 213-я, 221-я, 391-я охранные дивизии, 78-я штурмовая дивизия, 20-я танковая дивизия, 25-я, 60-я моторизованные дивизии, 854-й резервный полк, 16-й, 104-й авиаполевые полки, 132-й артиллерийский полк РГК, 132-й саперный батальон, 47-й строительный батальон. Разгромлены 3-я танковая армия, 56-й танковый корпус, 6-й, 8-й, 55-й армейские корпуса, 14-я, 50-я, 81-я, 102-я, 126-я, 131-я, 170-я, 290-я, 292-я, 329-я, 389-я пехотные дивизии, 28-я легко-пехотная дивизия, 5-я, 19-я танковые дивизии, 5-я танковая дивизия СС «Викинг».**

Войска 1-го Прибалтийского фронта за время наступления уничтожили: 162 самолёта, 396 танков и самоходных орудий, 525 орудий, 227 миномётов, 3.946 автомобилей, 1.444 пулемётов, 1 бронепоезд. Противник потерял убитыми 56.410 солдат и офицеров. В плен взято 8.249 солдат и офицеров.

Захвачено: 31 танк и самоходное орудие, 685 орудий, 194 миномёта, 3.921 автомобилей, 1.456 пулемётов, 12.740 винтовок и автоматов, 15 паровозов, 610 вагонов, 969 лошадей, 238 складов.

Войска 3-го Белорусского фронта за время наступления уничтожили: 153 самолёта, 546 танков и самоходных орудий, 1.405 орудий, 408 миномётов, 8.213 автомобилей, 3.344 пулемётов. Противник потерял убитыми 105.000 солдат и офицеров. В плен взято 56.277 солдат и офицеров.

Захвачено: 288 танков и самоходных орудий, 1.386 орудий, 822 миномёта, 52 шестиствольных миномёта, 9.492 автомобилей, 136 тракторов и тягачей, 437 мотоциклов, 3.566 пулемётов, 34.382 винтовки и автомата, 36 паровозов, 2.958 вагонов, 202 радиостанции, 2.637 повозок, 6.015 лошадей, 504 склада.

Войска 2-го Белорусского фронта за время наступления уничтожили: 51 самолёт, 649 танков и самоходных орудий, 728 орудий, 726 миномётов, 6.023 автомобиля, 2.255 пулемётов. Противник потерял убитыми 100.000 солдат и офицеров. В плен взято 31.718 солдат и офицеров.

Захвачено: 67 танков и самоходных орудий, 678 орудий, 673 миномёта, 7.237 автомобилей, 361 трактор и тягач, 1.417 пулемётов, 19.788 винтовок и автоматов, 11 паровозов, 521 вагон, 4.202 повозки, 5.567 лошадей, 65 складов.

Войска 1-го Белорусского фронта за время наступления уничтожили: 265 самолётов, 408 танков и самоходных орудий, 1.463 орудия, 1.544 миномёта, 9.120 автомобилей и тягачей, 3.844 пулемёта. Противник потерял убитыми 120.000 солдат и офицеров. В плен взято 62.236 солдат и офицеров.

Захвачено: 350 танков и самоходных орудий, 1.832 орудия, 1.101 миномёт, 9.200 автомобилей, 275 тракторов и тягачей, 5.745 пулемётов, 22.108 винтовок и автоматов, 23 паровозов, 2.300 вагонов, 393 радиостанции, 5.160 повозок, 18.889 лошадей, 568 складов.

Таким образом, общие потери немцев по главным видам вооружения и боевой техники составили: 381.410 убитых, 158.480 пленных. Уничтожено: 631 самолет, 2.009 танков и самоходных орудий, 4.121 орудие, 2.905 миномётов, 27.302 автомобиля, 10.887 пулемётов.

Захвачено: 736 танков и самоходных орудий, 4.554 орудия, 2.790 миномётов, 29.850 автомобилей, 772 тракторов и тягачей, 437 мотоциклов, 12.184 пулемёта, 89.018 винтовок и автоматов, 85 паровозов, 6.389 вагонов, 595 радиостанций, 11.999 повозок, 31.440 лошадей, 1.375 складов.

Всего в результате катастрофы группы армий «Центр» в Белоруссии, с 23 июня по 23 июля немецкие войска потеряли 539.890 человек убитыми и пленными. Враг потерял 631 самолёт, 2.735 танков и штурмовых орудий, 8.702 орудия, 5.695 миномётов, 23.071 пулемёт, 57.152 автомобилей.

Взято в плен 22 генерала: генерал от от инфантерии Голльвитцер (командир 53-го армейского корпуса), генерал-лейтенант Лютцов (командир 35-го армейского корпуса), генерал от инфантерии Фелькерс (командир 27-го армейского корпуса), генерал-лейтенант Мюллер (командир 12-го армейского корпуса), генерал-лейтенант Гофмейстер (командир 41-го танкового корпуса), генерал-лейтенант Хиттер (командир 206-й пехотной дивизии), генерал-лейтенант Траут (командир 78-й штурмовой дивизии), генерал-лейтенант Окснер (командир 31-й пехотной дивизии), генерал-лейтенант Куровский (командир 110-й пехотной дивизии), генерал-лейтенант Гейне (командир 6-й пехотной дивизии), генерал-лейтенант Бамлер (командир 12-й пехотной дивизии), генерал-майор Мюллер-Бюлов (командир 246-й дивизии), генерал-майор Михаэлис (командир 95–й пехотной дивизии), генерал-майор Тровиц (командир 57-й пехотной дивизии), генерал-майор Гир (707-й пехотной дивизии), генерал-майор Конради (командир 36-й пехотной дивизии), генерал-майор Энгель (командир 45-й пехотной дивизии), генерал-майор Кляммт (командир 260-й пехотной дивизии), генерал-майор Штейнкеллер (командир 60-й моторизованной дивизии) генерал-майор Эрдмансдорф (комендант города Могилева), генерал-майор Гаман (комендант города Бобруйскаа), генерал-майор Шмидт (начальник инженерной службы 9-й полевой армии), а так же полковник Прай (командир 197-й пехотной дивизии). (Сообщения Совинформ бюро, Т/7, с.67 - 69)

…Операция продолжалась. На белостокском направлении 25 июля наши войска овладели узлом шоссейных дорог городом Соколка. За сутки на этом направлении уничтожено 1.400 солдат и офицеров противника, 37 танков. Захвачено 13 тяжелых орудий (там же, с.67). Части 2-го Белорусского фронта 26 июля заняли узел шоссейных дорог Заблудов. Уничтожено 2.000 немцев, 11 танков, Захвачено 3 штурмовых орудия, 26 орудий, 13 минометов, 4 склада. (там же, с.71)

Войска левого крыла 1-го Белорусского фронта стремительно продвигались к Висле. 23 июля войска фронта с ходу ворвались в Люблин и завязали уличные бои. За день боев уничтожено 3.000 гитлеровцев. Захвачено 17 танков, 30 орудий, 50 минометов, 9 складов (там же, с.65). 24 июля войска фронта освободили Люблин. В уличных боях противник потерял еще 1.400 человек убитыми. Взято в плен 600 человек. К западу от Люблина наши войска продолжали наступление и уничтожили 26 июля 3.000 и пленили 700 солдат и офицеров противника. Уничтожено 55 танков и штурмовых орудий. Захвачено 12 танков. (там же, с.71)
27 июля войска 1-го Белорусского фронта штурмом взяли город и крепость Демблин (Ивангород). Уничтожено 4.000 и пленено 1.580 солдат и офицеров противника.(там же, с.73) Захвачено 33 орудия, 23 паровоза, 340 вагонов. 27 июля в сражение вступили части 1-й польской армии. Они сменили на восточном берегу Вислы, в районе Демблина и Пулав 8-ю гвардейскую армию. К исходу 27 июля части Красной Армии ворвались в Белосток и к утру 28 июля овладели городом. В уличных боях убито 2.500 солдат и офицеров противника. (там же, с.75)

29 июля советские и польские части вышли к Висле и предместьям Варшавы, однако начатое польской Армией Крайовой в Варшаве восстание, с помощью которого она планировала захватить власть в Польше, не поставив в известность о своих планах советское командование, спутало все планы наших войск. Пытаясь спасти город, и его население советские войска штурмовали Варшаву без подготовки, понеся при этом большие потери. Тяжёлые потери понесли и части Войска Польского, форсировавшие Вислу. Однако им не удалось удержать плацдарм на левом берегу Вислы из-за предательства руководства Армии Крайовой, не предпринявшего наступления навстречу плацдарму. В полосе 1-го белорусского фронта 2 августа немцы нанесли сильный контрудар по соединениям 2-й танковой и 47-й армий, действовавших под Варшавой. Наши войска отбили этот контрудар, но сил для освобождения Варшавы уже не было. С трудом удалось к 14 сентября отбить Прагу.

Потери 1-й польской пехотной дивизии составили 355 убитыми, 1.545 ранеными. Потери 47-й и 70-й армий в Праге составили около 6.000 убитыми и ранеными. (Варшавское восстание, 1944 год, с.167)
В боях за неё войска 1-го Белорусского фронта и 1-й армии Войска Польского уничтожили 9.700 солдат и офицеров противника, 400 человек взяты в плен. Уничтожено: 142 танка (3 «Тигра»), 20 штурмовых орудий, 91 орудие, 15 минометов, 44 автомобиля, 438 пулемётов, 120 повозок. Захвачено: 10 танков, 2 штурмовых орудия, 14 бронетранспортёров, 70 орудий, 9 противотанковых орудий, 22 миномёта, 24 пулемёта. (Сообщения Совинформбюро, Т/7, c. 118-162)

Однако на других участках фронта положение дел было более благоприятным. В ночь на 1 августа части 35-й гвардейской стрелковой дивизии 8-й гвардейской армии форсировали Вислу и захватили плацдарм в районе Магнушева. Командование 9-й армии немедленно бросило против плацдарма 17-ю пехотную дивизию и начало подбрасывать в район сражения подкрепления: 1132-ю гренадёрскую бригаду, 45-ю пехотную, 19-ю танковую дивизии, и в последующем 1-ю парашютно-танковую дивизию «Герман Геринг». На плацдарме шли напряженные бои. Утром 9 августа 45-я пехотная дивизия вклинилась в оборону 4-го гвардейского стрелкового корпуса на стыке 100-го и 170-го гвардейских стрелковых полков. В ходе боя за сутки 45-я пехоная дивизия потеряла 310 человек убитыми и 890 ранеными, 2 танка и 1 бронетранспортёр, 1 орудие и 2 тягача, но продвинулась до Выгоды. Наши потери составили 140 убитых и 430 раненых. В полдень на плацдарм начали переправу танки 1-й польской танковой бригады.

С утра 10 августа танки и мотопехота 1-й бригады вступили в бой вместе с частями 47-й гвардейской стрелковой дивизии и уничтожили 200 солдат противника, 3 танка, 1 бронетранспортёр, потеряв 1 танк. В 15 часов парашютно-танковая дивизия «Герман Геринг» начала наступление на Грабноволю и Студзянки. 11 августа немцы взяли Студзянки, в послебующих упорных и ожесточённых боях их передовые подразделения были окружены и разгромлены к исходу дня 16 августа частями 4-го гвардейского стрелкового корпуса и 1-й польской танковой бригадой. Потери 4-го гвардейского корпуса составили 700 убитых, 2.300 раненых, 10 танков. Потери 1-й танковой бригады составили 18 танков, 100 убитых и 200 раненых. Противник потерял в боях за Студзянки 1.000 человек убитыми, 40 танков и штурмовых орудий (в том числе 6 Pz.VI “Tiger”, 1 Pz.V “Panther”), 9 бронетранспортёров, 17 орудий, 9 миномётов, 7 грузовиков. Было взято 20 пленных и 4 орудия. (Студзянки, с.63-351)

Несмотря на большие потери, нехватку топлива и боеприпасов сразу после освобождения Праги началась подготовка к форсированию Вислы. Уже в ночь на 16 сентября генерал Берлинг отдал приказ переправиться в район Варшавы Чернякув батальону 9-го пехотного полка. Ночами 17,18,19 сентября форсировав Вислу в районе Жолибожа, высадились батальоны 6-го и 8-го пехотных полков 2-й пехотной дивизии. Немцы, поняв, что могут потерять Варшаву прекратили атаки на повстанцев и все силы обрушили на польские батальоны, зацепившиеся за левый берег Вислы. Командование АК ничего не сделало, чтобы соединиться с плацдармами. В результате немцы смогли 22 сентября ликвидировать плацдармы. Потери Войска Польского в борьбе за плацдармы составили 1.987 убитыми и пропавшими без вести, 289 ранеными из 2.614 переправившихся бойцов. На правом берегу Вислы погибло 310 и ранено 1178 бойцов. Общие потери Войска Польского за эти дни составили 3.764 человека, 47-й и 70-й армий 1-го Белорусского фронта –5.000 человек. С учетом пражской операции польские войска потеряли в районе Варшавы 6.500 человек, советские – более 10.000 человек. Немцы здесь за это же время потеряли 18.000 человек. (Варшавское восстание, 1944 год, с.175-180)

Советское командование оказывало помощь восставшим, не смотря на враждебное поведение и провокации руководства Армии Крайовой, не желавшего сотрудничать с РККА. В период с 13 по 30 сентября повстанцам советскими и польскими самолетами было сброшено 156 минометов, 505 противотанковых ружей, 1.478 автоматов, 1.189 винтовок, 94.000 мин, 3.000.000 патронов, 120 т. продовольствия. Союзники до 18 сентября сбросили 430 автоматов, 150 пулеметов, 13 минометов, 230 противотанковых ружей, 13.000 мин, 2.700.000 патронов, 22 т. продовольствия.(там же, с. 169, 191-193)

После 63 суток борьбы командующий отрядами АК в Варшаве генерал Т. Бур-Коморовский капитулировал перед немцами. В плен сдались 17.000 бойцов АК, 5.000 были ранены. Немцы захватили 5 противотанковых орудий 57 минометов, 54 ПТР, 23 станковых и 151 ручной пулемет, 878 автоматов, 1.696 винтовок, 1.000 пистолетов. (там же, с. 211-212)

Только отдельные отряды Армии Людовой смогли прорваться к Висле и переправиться на ее восточный берег. В ходе восстания погибло 16.000 повстанцев и 184.000 варшавян. Выживших горожан гитлеровцы отправили в концлагеря. Потери карателей составили 10.000 убитыми, 7.000 пропавшими без вести, 9.000 ранеными, 40 танков. (там же, с. 215) Город по приказу Гитлера был разрушен до основания. Фронт здесь стабилизировался до 17 января 1945 г.

1 августа войска 3-го Белорусского фронта после ожесточенных боев овладели городом Каунас (Ковно). В боях за город убито 8.000 и пленено 1.200 солдат и офицеров противника. Уничтожено 36 танков и штурмовых орудий, 20 бронетранспортеров, 76 орудий, 47 минометов, 140 автомобилей, 200 пулеметов. Захвачено 17 танков, 63 орудия, 56 минометов, 244 пулемета, 26 складов. (Сообщения Совинформбюро, Т/7, c. 85)

17 августа 1944 г. 184-я стрелковая дивизия 5-й армии 3-го Белорусского фронта вступила в пределы Восточной Пруссии. В Прибалтике шли бои за освобождение Литвы, Латвии и Эстонии. Войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусских фронтов в боях с 24 июля по 29 августа уничтожили 43.740 и пленили 5.550 солдат и офицеров противника. Уничтожили 249 самолетов, 966 танков, 31 штурмовое орудие, 65 бронетранспортеров, 21 бронеавтомобиль, 360 орудий, 72 миномета, 1.747 автомобилей, 35 автоцистерн, 366 пулеметов, 200 повозок, 1 бронепоезд, 30 вагонов. Захватили 7 самолетов, 28 танков, 2 штурмовых орудия, 11 бронетранспортеров, 276 орудий, 166 минометов, 309 автомобилей, 618 пулемета, 9 паровозов, 598 вагонов, 84 склада. (Сообщения Совинформбюро, Т/7, c. 67-135)

Достигнув рубежа - Елгава, Добеле, Августов и рек Нарев и Висла, советские войска 29 августа 1944 г. успешно завершили Белорусскую операцию. Однако упорные сражения на территории Польши продолжались. В период с 22 августа до 14 сентября 3-я армия 2-го Белорусского фронта вела бои за город и крепость Ломжа. 13 сентября Ломжа была освобождена. В ходе боев за Ломжу было убито 6.650 и пленено 450 солдат и офицеров противника. Уничтожено: 41 самолет, 191 танк, 17 шурмовых орудий, 16 бронетранспортеров, 3 броневика, 105 орудий, 83 миномета, 28 автоцистерн, 245 автомобилей, 177 пулеметов.

Захвачено: 6 танков, 10 шурмовых орудий, 9 бронетранспортеров, 135 орудий (14 тяжелых), 57 минометов, 90 автомобилей, 92 пулемета, 2 радиостанции, 10 повозок, 6 складов. (Сообщения Совинформ бюро, Т/7, с.120 - 161)                                                                                                                                                                                                                               
Потери войск фронтов с 23 июня по 29 августа составили 178.507 солдат и офицеров убитыми и пропавшими без вести, 587.308 ранеными. Всего было потеряно 765.815 человек. Было уничтожено 2.957 танков и самоходных орудий, 2.447 орудий и миномётов, 822 самолёта. Потери 1-й польской армии составили 1.553 убитыми и пропавшими без вести, 3.540 ранеными (Гриф секретности снят, с.203-204, 372).* на территории Белоруссии действовали 198 партизанских бригад, объединявших 1053 партизанских отряда. Всего в партизанской борьбе в Белоруссии приняло участие 300 тысяч человек. За три года войны белорусские партизаны уничтожили 7234 паровоза, 67522 вагона, 298 самолётов, 1192 танка, 16804 автомобиля, пустили под откос 10289 эшелонов, взорвали 4274 моста, разрушили 2400 км железнодорожного полотна. (К.А. Маланьин, Разгром фашистских войск в Белоруссии/М., 1956, с.28)

**(ЦАМОф.16А,оп.1074,д.5,л.423-432(№203723)                                                                                                                                                                                                                             

Продолжение следует:http://lytkin-pavel.livejournal.com/597978.html                                                                                                                             

Оффлайн Alex1984

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 313
Re: 72-я годовщина «Багратиона»
« Ответ #1 : 13/07/16 , 12:07:39 »
Прохоровка!!!
74 года назад, на полях под Курском кипело величайшее танковое сражение в истории. Его эпицентр был рядом с деревней Прохоровка. Считается, что Прохоровское сражение началось 12 июля. Однако есть точка зрения, что Прохоровское сражение было более масштабным и продолжительным и началось оно 10 июля. Читайте, как это было...


...Германское командование продолжало наращивать усилия, на Обояньском направлении. В течение ночи на 9 июля понёсшие большие потери дивизии ударной группировки были пополнены маршевыми командами. Были подвезены боеприпасы, восстановлено управление, частично утраченное в изнурительных и кровопролитных боях, к вечеру 8 июля. (ИВМВ, Т/7, с.152)

           Генерал-фельдмаршал Э. Манштейн решил, не прекращая наступления на Обоянь, сместить острие удара на прохоровское направление и попытаться выйти к нему через реку Псёл. Так как здесь было достигнуто наиболее глубокое вклинение в нашу оборону на участке хутор Ильинский – совхоз «Комсомолец» шириной 12-13 км. Дивизии 2-го танкового корпуса СС вышли к тыловой армейской полосе обороны Воронежского фронта. Однако им не удалось создать сплошной участок прорыва. Вместо этого каждая из них, пробив собственную брешь, пыталась выйти на север в обход обороны 6-й гвардейской и 1-й танковой армий, понеся серьёзные потери от флангового огня нашей артиллерии.

             Утром 9 июля после массированных ударов авиации крупные силы пехоты и танков атаковали левый фланг 6-го танкового корпуса, пытались захватить Сырцево и Верхопенье. До 60 танков неоднократно врывались в Верхопенье, но огнем и контратаками советских танковых бригад они отбрасывались назад. Не добившись успеха на этом участке, противник двумя танковыми группами до 200 танков устремился на Кочетовку и Калиновку и прорвал боевые порядки 3-го механизированного и 31-го танкового корпусов.
К вечеру 9 июля 4-я танковая армия уплотнила боевые порядки 2 - го танкового корпуса СС, сократив его полосу наступления вдвое. Из района Шопино-Вислое на прохоровское направление стягивается 3-я дивизия «Мёртвая Голова», а 2-я дивизия «Дас Рейх» сдаёт свой участок до села Лучки включительно и концентрируется в районе Тетеревино –Калининская-Калинин-Ясная Поляна. Таким образом, к концу дня на этом направлении был сосредоточен 2-й танковый корпус СС в полном составе.

              Проводилась подготовка и в районе Мелехово для нанесения удара на Прохоровку с юга через Ржавец-Выволзовку. Здесь за 6-й 19-й танковыми дивизиями была сосредоточена 7-я танковая дивизия опергруппы «Кемпф».

              Вечером 9 июля командующий 4-й танковой армией генерал-полковник Г. Гот подписал приказ № 5, в котором была определена задача армии на 10 июля. Для 2-го ТК СС в нём ставилась следующая: «2-й ТК разбивает врага юго-западнее Прохоровки и оттесняет его на восток, отвоёвывает высоты по обеим сторонам Псла северо-восточнее Прохоровки».

             Именно 10 июля стал днём начала Прохоровского сражения, а не 12 июля, как принято считать ранее.

              За пять дней ожесточенных боев враг сумел вклиниться в оборону советских войск на глубину около 35 км. В связи с напряженной обстановкой, создавшейся на белгородско-курском направлении, Воронежский фронт был усилен двумя танковыми корпусами. Один из них (10-й) занял оборону юго-западнее Прохоровки, а другой (2-й) выдвигался в район Беленихино. В ночь на 9 июля 10-й танковый корпус был переброшен на обоянское направление в полосу действий 1-й танковой армии. Для обеспечения правого фланга танковой армии из-под Беленихино в район Меловое был рокирован 5-й гвардейский танковый корпус. В районе Прохоровки к исходу дня сосредоточилась 5-я гвардейская танковая армия, а на армейском рубеже обороны, на участке Обоянь, Прохоровка, развернулась 5-я гвардейская армия.

            Эти соединения были переданы Ставкой Воронежскому Фронту из состава Степного фронта ещё 7 июля по просьбе Ватутина и Василевского. В течение нескольких дней они совершили 250 - 300 километровый марш и с утра 11 июля начали выходить в заданные районы. При этом из-за нехватки автотранспорта большая часть стрелковых и воздушно-десантных соединений совершала марш в пешем порядке. Боле того, едва заняв свои рубежи, и начав окапываться 9-я гвардейская воздушно-десантная и 95-я гвардейская стрелковая дивизии 5-й гвардейской армии попали под удар танков и мотопехоты 2-го танкового корпуса СС, прорвавших оборону обескровленных частей 183-й стрелковой дивизии на участке Весёлый, Васильевка, Сторожевое.
После неудачных попыток прорваться к Курску вдоль шоссе на Обоянь немцы решили сделать это восточнее, через Прохоровку. Войска, наступавшие на корочанском направлении, также получили задачу нанести удар на Прохоровку. Можно сделать вывод, что замысел генерал-полковника Г. Гота 12 июля был следующим: после прорыва обороны и выхода дивизий «Мёртвая голова» и «Адольф Гитлер» на линию Карташёвка-Береговое-Прохоровка-Сторожевое они разворачиваются и наносят удар на север в направлении г. Обояни, прикрыв фланги. Одновременно дивизия «Райх» овладевает селом Правороть и наносит удар навстречу наступающему из района села Ржавец 3-му ТК оперативной группы «Кемф». Задача была поставлена не только прорваться к Обояни через Прохоровку, но и встречными ударами 2-го ТК СС и 3-го ТК окружить войска Воронежского фронта в районе Прохоровка-Правороть-Шахово. В результате должна была образоваться брешь в нашей обороне, в которую мог быть введён резервный 24-й ТК вермахта, в это время сосредотачивавшийся под Белгородом.

К осуществлению плана немцы приступили в ночь на 12 июля. В 2.00 до 70 танков прорвались в полосе 69-й армии и захватили сёла Ржавец, Рындинку и Выползовку (28 км юго-восточнее Прохоровки). Возникла угроза выхода противника в тыл 5-й гвардейской танковой армии. Генерал-лейтенант П.А. Ротмистров в 6.00 отдал приказ выдвинуть в район прорыва 11-ю и 12-ю гвардейские мехбригады 5-го гвардейского Зимовниковского мехкорпуса. Из под Обояни выдвигался передовой отряд генерала К.Г. Труфанова в составе 53-го гвардейского отдельного танкового полка, мотоциклетного батальона и нескольких артчастей. В район села Шахово была направлена 26-я гвардейская танковая бригада 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса, с задачей не допустить дальнейшей переправы немцев через реку Липовый Донец и продвижения в глубь наших тылов.

Советское командование, вовремя определив, что в наступлении противника назревает кризис, решило разгромить вклинившиеся в нашу оборону группировки противника на обоянском направлении, утром 12 июля нанести мощный контрудар из района Прохоровки 5-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армиями, а с рубежа Меловое, Орловка — 6-й гвардейской и 1-й танковой армиями в общем направлении на Яковлево. В контрударе должны были участвовать также часть сил 40, 69 и 7-й гвардейской армий. Обеспечение действий советских войск с воздуха возлагалось на основные силы 2-й и 17-й воздушных армий.

           Решающая роль в контрударе отводилась 5-й гвардейской танковой армии — командующий генерал П.А. Ротмистров, член Военного совета генерал П.Г. Гришин, начальник штаба генерал В.Н. Баскаков, — в состав которой входили 18-й и 29-й танковые и 5-й гвардейский механизированный корпуса, а также приданные 2-й и 2-й гвардейский танковые корпуса. Армия должна была нанести удар в направлении Прохоровка, Яковлево.

            В 8 часов 12 июля после авиационной и артиллерийской подготовки соединения первого эшелона 5-й гвардейской танковой армии перешли в наступление: на правом фланге наступал 18-й, в центре — 29-й и на левом фланге — 2-й гвардейский танковые корпуса. Всего 539 танков и самоходных орудий. В составе армии было 170 лёгких танков Т-70. Изначально она нацеливалась на Харьков, но развитие событий заставило ввести её в бой в ходе отражения немецкого наступления. Острие главного удара 5-й гвардейской танковой армии приходилось на 10-километровый участок фронта между хутором Сторожевое и рекой Псёл в 2 км юго-западнее Прохоровки. Вместе с 18-м и 29-м ТК действовали гвардейские 42-я стрелковая и 9-я воздушно-десантная дивизии 5-й гвардейской армии. В это же время начала наступление и ударная группировка врага – 2-й танковый корпус СС обергруппенфюрера СС П. Хауссера. В его составе было не менее 531 танка и самоходных орудия.** Началось крупнейшее в истории встречное танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовало около 1.200 танков и самоходных орудий. На сравнительно небольшом участке местности столкнулись две лавины танков. Бригады первого эшелона 5-й гвардейской танковой армии, стреляя сходу, лобовым ударом врезались в боевые порядки немецких войск, стремительной сквозной атакой, буквально пронзив наступающего противника. Управление в передовых частях и подразделениях обоих сторон было нарушено. Поле накрыла сплошная пелена дыма и пыли, вздыбленной взрывами и гусеницами более тысячи танков с земли. Именно этот бой позже назвали встречным танковым сражением, а поле, на котором он произошёл «танковым полем». Однако в этот день во встречные танковые бои были втянуты и немецкие 48-й и 3-й танковые корпуса и 1-я танковая армия Катукова и танковые и механизированные корпуса Воронежского фронта, приданные 6-й, 7-й гвардейским армиям и 69-й армии. Прохоровское сражение в этот день достигло своей кульминации.
Такой поворот событий оказался неожиданным для обеих сторон, но в результате танковая схватка «в куче», когда боевые порядки частей смешались, оказалась выгодней для советских танкистов. Бой шёл на минимальных дистанциях. Преимущество немцев в средствах связи и дальности стрельбы исчезло. Более того. Оказалось, что механизм поворота башни на «Тиграх» работает плохо. Немцы не успевали вовремя поймать в прицел наши скоростные и манёвренные Т-34. Те же, прячась в клубах дыма и пыли, и складках холмистой местности сближались с вражескими танками на минимальные дистанции и расстреливали «Тигры» с дистанции пистолетного выстрела в борта и корму. Обе стороны сражались с предельным ожесточением. В этот день только на «танковом поле» под Прохоровкой наши танкисты совершили 20 танковых таранов.

                      Мощный и внезапный удар советских танкистов оказался для противника большой неожиданностью. Сражение характеризовалось частым и резким изменением обстановки, активностью, решительностью и большим разнообразием форм и способов боевых действий. На одних направлениях развернулись встречные бои, на других — оборонительные действия в сочетании с контратаками, на третьих — наступление с отражением контратак.

                    Наиболее успешно наступал 18-й танковый корпус, которым командовал генерал Б. С. Бахаров. Сломив ожесточенное сопротивление противника, его соединения к вечеру 12 июля продвинулись на 3 км. 29-й танковый корпус под командованием генерала И. Ф. Кириченко также преодолел сопротивление гитлеровцев и к исходу дня продвинулся на 1,5 км. Противник был вынужден отойти в район Грезное. 2-й гвардейский танковый корпус перешел в атаку в 10 часов утра, сбил прикрытие гитлеровцев и начал медленно продвигаться в направлении Ясной Поляны. Однако противник, создав превосходство в силах и средствах, остановил наши войска, а на отдельных участках и потеснил их.

5-я гвардейская армия правофланговыми соединениями преодолела сопротивление вражеских войск и вышла к северной окраине Кочетовки, а на левом фланге вела оборонительные бои на реке Псёл.
Одновременно ожесточенные бои продолжались и южнее Прохоровки. 3-й танковый корпус противника продолжал начатое ночью наступление из района Мелехово на Прохоровку. Однако сводный отряд генерала Труфанова во взаимодействии с соединениями 69-й армии не только приостановил продвижение врага на север к Прохоровке, но и почти полностью отбросил его в исходное положение. В боях в районе села Ржавец с обеих сторон приняли участие около 300 танков и самоходных орудий.

              12 июля 1943 года западнее и южнее Прохоровки во встречных сражениях участвовало около 3.000 танков и самоходных орудий. 6-я гвардейская и 1-я танковая армии, хотя и приняли участие в контрударе, продвинулись на незначительную глубину. Это объясняется главным образом недостатком времени, которым располагали войска для подготовки к контрудару, и недостаточным артиллерийским и инженерным обеспечением.

В сражении под Прохоровкой советские воины проявили мужество, отвагу, высокое боевое мастерство. Огромные потери, понесенные в этом сражении немецко-фашистской армией, окончательно истощили ее силы. Только на «Танковом поле» под Прохоровкой противник за 12 июля потерял около 320 танков, до 100 орудий и миномётов, 350 автомобилей и более 10.000 солдат и офицеров убитыми.

Потери 5-й гвардейской танковой армии в тот день тоже были значительными и составили 1.366 убитыми и пропавшими без вести, и 2.383 ранеными солдат и офицеров было сожжено 164 танка и самоходки (94 Т-34, 50 Т-70, 9 Мк.IV “Cherchill”, 8 Су-122, 3 Су-76), подбито 180 машин (125 Т-34, 39 Т-70, 8 Мк.IV “Cherchill”, 5 Су-122, 3 Су-76 )

Всего же с 12 по 16 июля 1943 г. Потери 5-й гвардейской танковой армии в тот день составили 2.240 убитыми, 1.157 пропавшими без вести, и 3.510 ранеными. Было сожжено 334 танка и самоходки (222 Т-34, 89 Т-70, 12 Мк.IV “Cherchill”, 8 Су-122, 3 Су-76), находилось в ремонте 212 подбитых машин (143 Т-34, 56 Т-70, 7 Мк.IV “Cherchill”, 3 Су-122, 3 Су-76). Уничтожено 240 автомобилей, 15 орудий, 53 противотанковых орудия, 12 зениток, 51 миномёт.

           Однако сама 5-я гвардейская танковая армия нанесла противнику ещё большие потери. За то же время убито 15.620 солдат и офицеров противника. Уничтожено 552 танка и самоходных орудия, в том числе 93 Pz.Kpfw.VI(H)E “Tiger”, 769 автомобилей, 55 самолётов, 45 артбатарей, 29 миномётных батарей, 7 складов.   

(ЦАМО, ф.203, оп.2851, д.24, л. 451-455)
Удар советских войск под Прохоровкой и на других участках Курской дуги был настолько мощным, что уже 13 июля немецкое командование вынуждено было отказаться от замысла окружения советских войск на Курской дуге и принимать срочные меры по организации обороны. Правда, еще в последующие три дня противник сделал несколько попыток улучшить занимаемые позиции, но они закончились безрезультатно. Более того, под натиском Красной Армии немцы не смогли удержать захваченные позиции и были вынуждены 16 июля начать отступление. Принять такое решение противнику пришлось еще и вследствие тяжелого положения, создавшегося в районе Орла, где в это время успешно наступали войска Западного, Брянского и Центрального фронтов.
http://lytkin-pavel.livejournal.com/606206.html