Автор Тема: Подвиг и Героизм Советских Воинов. Легендарные советские снайперы-герои  (Прочитано 7961 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн AsLand

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2976
Почему русских не победить один против роты грузин..
https://www.youtube.com/watch?v=Hh2fdCNAxNk

Вот почему США проиграют - Американский профессор
https://www.youtube.com/watch?v=_tKrNq7lG94

Американец смотрит как Русский мальчик поёт - ВСТАВАЙ СТРАНА ОГРОМНАЯ!!!
https://www.youtube.com/watch?v=OgsB3cOJ_8U&t=9s

Оффлайн AsLand

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2976

Подвиг лётчика М. Девятаева   
   

БУРЛАЙ Алексей Петрович (1918-1988) «Земля родная (Подвиг лётчика М. Девятаева)». 1961 г.
Холст, масло. 164 х 217 см.
Государственный музей изобразительных искусств Республики Татарстан, Казань.




8 февраля 1945 г. группа советских военнопленных совершила необычайный по дерзости побег из немецкого концлагеря на захваченном немецком бомбардировщике Heinkel He 111 H-22. Самолётом управлял легендарный лётчик-истребитель гвардии старший лейтенант Михаил Петрович ДЕВЯТАЕВ (1917-2002).

13 июля 1944 г. ДЕВЯТАЕВ в воздушном бою в районе Львова был ранен. В последний момент лётчик покинул горящий истребитель с парашютом. С тяжёлыми ожогами его захватили в плен. Он был в нескольких концлагерях, совершая неудачные попытки побега.

В конце октября 1944 г. его отправили в лагерь на остров Узедом (Германия), где находился секретный полигон Пенемюнде, на котором испытывалось ракетное оружие – крылатые ракеты «Фау-1» и баллистические ракеты «Фау-2». Во время работ на аэродроме Девятаев украдкой изучал кабины немецких самолётов. Самолёт «Хейнкель», впоследствии захваченный, был намечен группой Девятаева примерно за месяц до побега; как выяснилось позднее, он нёс на борту радиоаппаратуру, использовавшуюся в испытаниях ракет. Незадолго до побега немецкому солдату-зенитчику, который сочувствовал русским военнопленным, предложили принять участие в побеге; тот отказался, опасаясь за свою семью, однако никого из заговорщиков не выдал.

8 февраля 1945 г. группа советских военнопленных из 10 человек, убив конвоира, захватила бомбардировщик и совершила на нём побег из концлагеря. Их имена: Михаил ДЕВЯТАЕВ, Иван КРИВОНОГОВ, Владимир СОКОЛОВ, Владимир НЕМЧЕНКО, Фёдор АДАМОВ, Иван ОЛЕЙНИК, Михаил ЕМЕЦ, Пётр КУТЕРГИН, Николай УРБАНОВИЧ, Тимофей СЕРДЮКОВ.

Немцы выслали вдогонку истребитель, но тот не сумел их обнаружить. Самолёт был обнаружен истребителем, возвращающимся с задания, но приказ немецкого командования «сбить одинокий Хейнкель» не выполнил из-за отсутствия боеприпасов. Девятаев направил самолёт в облака и оторвался от преследования. В районе линии фронта самолёт обстреляли советские зенитные орудия. Пришлось идти на вынужденную посадку. «Хейнкель» сел в расположении артиллерийской части 61-й армии. Вскоре беглецы были подобраны советскими солдатами (которые сначала приняли их за немцев) и транспортированы в расположение части, откуда через несколько дней были переправлены в военный госпиталь.

В итоге, пролетев чуть более 300 км, ДЕВЯТАЕВ доставил командованию стратегически важные сведения о засекреченном центре на Узедоме, точные координаты стартовых установок ФАУ, которые находились вдоль берега моря. Доставленные сведения обеспечили успех воздушной атаки на полигон Узедом. За помощь в создании первой советской ракеты Р-1 – копии ФАУ-2 – Сергей Павлович КОРОЛЁВ в 1957 г. смог представить Девятаева к званию Героя Советского Союза.

ЯКУПОВ Харис Абдрахманович (1919-2010) «Портрет Михаила Петровича Девятаева». 1964-1971 гг.


Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 6989
В детстве с интересом читал книгу М. Девятаева "Побег из ада".

Оффлайн AsLand

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2976



Герои Советского Союза. С топором на фашистов...



Недавно в интернете наткнулся на один документ времён Великой Отечественной Войны, его содержание повергло меня в лёгкий шок и восторг одновременно.

 Мне стало интересно подробнее узнать о герое этого документа, о Герое Советского Союза Овчаренко Дмитрие Романовиче, как 22- летний простой парень раправился с целой оравой вооружённых немцев в районе многоговорящего само за себя посёлка Песец, в 50 - ти километрах от украинского города Каменец-Подольский.
 
 Мне кажется его имя и подвиг незаслуженно затерялись в архивах оставаясь без внимания столь много лет. Я разыскал материал и о дальнейшей судьбе героя и его фотографию. Мне кажется что в канун праздника Победы это особенно актуально и интересно.

Ниже текст документа:



"Представляется к присвоению звания ГЕРОЙ СОВЕТСТКОГО СОЮЗА с вручением ордена ЛЕНИНА и медали "ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА"

Красноармеец ОВЧАРЕНКО ДМИТРИЙ РОМАНОВИЧ -
 красноармеец 3-й пульроты 389

 стрелкового полка 176 стрелковой дивизии.

13 июля 1941 года из района Песец, красноармеец ОВЧАРЕНКО вез боеприпасы для 3-й пульроты, находясь от своего подразделения в 4-5 км. В этом же районе на красноармейца ОВЧАРЕНКО напали и окружили две автомашины в составе 50 германских солдат и 3х офицеров.

Выходя из машины, германский офицер скомандовал красноармейцу ОВЧАРЕНКО - поднять руки вверх, выбил из его рук винтовку, начал учинять ему допросы. У красноармейца ОВЧАРЕНКО в повозке лежал топор. Взяв этот топор, красноармеец ОВЧАРЕНКО отрубил голову германскому офицеру, бросил три гранаты вблизи стоящей машины. 21 человек германских солдат были убиты, а остальные в панике бежали. Вслед за раненым офицером ОВЧАРЕНКО с топором в руках преследовав его и в огороде м.Песец, поймал его и отрубил ему голову. 3й офицер сумел скрыться.
Тов. ОВЧАРЕНКО не растерялся, забрал у всех убитых документы, у офицеров карты, планшеты, схему, записи и представил в штаб полка.

Повозку с боеприпасами и продуктами доставил вовремя своей роте. Тов. ОВЧАРЕНКО продолжает свою боевую жизнь. Был поставлен после этого пулеметчиком. 27 июля на высоте 239.8 ураганным огнем уничтожал противника. Его пулемет работал безотказно. Своим героизмом тов.Овчаренко воодушевил всех бойцов на разгром фашистских банд.

П.п. Командующий Южфронтом генерал-лейтенант Рябышев
Член военного совета Корниец

Верно : Начальник 2 отделения, Интендант 2 ранга Гончаров"

Родился Дмитрий Романович в селе Овчарово Харьковской губернии в 1919 году на Украине, во время немецкой оккупации в первую мировую. Отец Дмитрия работал плотником он его и обучил орудовать топором. Отучившись пять лет в школе, Дмитрий поступил рабочим в колхоз. В 1939 году его призвали в Красную Армию. Воевал с самых первых дней, получил лёгкое ранение и был переведён из строевого подразделения в ездовые при складе боеприпасов.

После героической схватки ездового Овчаренко повысили до пулемётчика 3-й танковой бригады которым он и служил почти всю войну

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 ноября 1941 года "За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм" красноармейцу Овчаренко Дмитрию Романовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
В январе 1945 года в Венгрии рядовой Дмитрий Овчаренко получил тяжёлое рание и скончался в госпитале 28 января 1945 года, не дожив до Победы чуть более трёх месяцев.
Слава Героям Cоветского Союза!

Источник: http://www.dal.by/news/174/02-08-12-19/

...

Генерал Маргелов: "Первым пойдёт мой сын Сашка!"



5 января 1973 года. Экипаж «Кентавра» — командир подполковник Леонид Зуев и наводчик-оператор старший лейтенант Александр Маргелов — докладывает о выполнении сложнейшего задания командующему Воздушно-десантными войсками генералу армии Василию Маргелову. Скупые, уставные фразы.
 
 Но какая буря эмоций кипит в душе у офицеров! Впервые в мировой истории они свалились на голову «противника» с неба в боевых машинах десанта.
 
 СВОЕ начало суперпроект берет на рубеже шестидесятых — семидесятых. Тогда у командующего Воздушно-десантными войсками генерала армии Василия Маргелова вызревает смелая и, на первый взгляд, неосуществимая мысль: десантировать людей прямо в технике, а не раздельно, как это делалось до этого. В боевых машинах десанта (БМД) воины прыгали бы на землю и сразу же шли в атаку. Революционная мысль! Тем самым достигался существенный выигрыш во времени, повышалась мобильность десантных подразделений.
 
 Идея все больше захватывала командующего. Но как ее материализовать? Нужно искать союзников, единомышленников, искать людей, которые решились бы на подобное. Василий Маргелов, как вспоминают очевидцы, все чаще как бы невзначай проверяет приемлемость идеи в беседах с ближайшими помощниками — генералами и офицерами штаба ВДВ. Вскоре о ней заговорили в войсках. Одни поддерживали, одобряли, считали, что идея осуществима, только первичный толчок ей нужен. Другие говорили, что замысел командующего хорош, да время для него не пришло: вот появится более сложная техника, тогда можно подумать и о совместном десантировании. Третьи отнеслись ко всему этому как к неосуществимым мечтам фронтовика-командующего, дескать, столь рискованную операцию Маргелову даже при его высоком авторитете в армии и стране вообще не позволят реализовать. Однако многих идея увлекла...

МАЙОР Леонид Зуев, преподаватель Рязанского училища ВДВ, узнав, что в Москве, в штабе войск, прорабатывается вопрос о совместном десантировании техники и людей, воспринял идею как задачу ближайшего дня. Опытный офицер, мастер парашютного спорта, он увлек проектом многих курсантов. Со схемами и расчетами в руках Зуев на занятиях доказывал им, как расширятся возможности десантников, научись они прыгать с неба на голову противнику прямо в боевых машинах. Наиболее отчаянные согласились на небольшие эксперименты. Какие? Курсант садился в кресло на платформе, к которой обычно крепилась боевая техника, к креслу привязывали амортизаторы самодельного изготовления. Платформу поднимали на определенную высоту и отпускали, имитируя ее столкновение с грунтом при десантировании. А затем анализ жесткого приземления.
 
 Однако эксперименты вскоре свернули, командование училища осталось недовольно самодеятельностью преподавателя. Чертыхался и Маргелов: как, мол, на такое отважились, не имея никаких методик, переломают людей, да и только. Однако со временем командующий вспомнил о преподавателе-экспериментаторе и попросил кадровиков прикомандировать его, если согласится, к штабу ВДВ, мол, такие нам скоро будут нужны.
 
 Путь в штаб ВДВ, а если конкретнее, в научно-технический комитет майора Леонида Щербакова был несколько иным, но привела его туда также неуемная тяга к новаторству. В 1968-м он окончил Военную академию бронетанковых войск и назначен инженером-испытателем военной техники в научно-исследовательский институт. Щербакову поручают доводку новой тогда боевой машины десанта БМД-1. Полигонные испытания чередуются с проверкой техники в разных климатических зонах, в условиях войсковой эксплуатации.
 
 Тяготит Щербакова одно — он никогда не прыгал с парашютом. Офицер обратился к командиру каунасской 7-й дивизии ВДВ, где испытывали новую технику, с просьбой разрешить совершить прыжок вслед за сбросом машины. Мотивировал это тем, что он знает БМД до винтика, однако не имеет возможности понаблюдать за ней в воздухе во время спуска. «Либо, проводив ее, остаюсь в самолете, либо ожидаю приземления платформы с техникой на земле». «Готовься к прыжку!» — таково было решение комдива. Позади небольшой курс предпрыжковой подготовки. И вот однажды, когда командующий ВДВ прибыл в Каунас, комдив рассказал о просьбе Щербакова, о его готовности вести исследования и в воздухе. Маргелов не только разрешил офицеру провести такие прыжки, но и взял его на заметку, как болеющего за дело офицера, специалиста-экспериментатора.
 
 Вскоре Щербаков покидает борт самолета сразу же после выброски БМД. Сам прыжок прошел, что называется, штатно, а вот приземление... У Леонида хрустнула кость левой ноги — перелом в двух местах.
 
 — Ну что, допрыгался? — взглядом указав на покалеченную ногу, спросил месяца через полтора Маргелов представшего перед ним уже выздоравливающего танкиста. — Не сдрейфил? Тогда слушай, что скажу. Герой ты. Забираю тебя к себе, твое танковое командование не против. Пытливым и отчаянным самое место в десанте. Не пожалеешь.

И Леонид Щербаков, как он позже отмечал сам, не пожалел о смене рода войск. В научно-техническом комитете ВДВ и впрямь работа была захватывающей.
 
 Там к тому времени служил и младший из пяти сыновей командующего, Александр Маргелов. Он окончил Московский авиационный институт, работал в Центральном конструкторском бюро, которое занималось созданием космических аппаратов. Но на каком-то этапе, почувствовав, что биография «лунников» завершается, он обращается к отцу. Тот идет навстречу, переводит его офицером в научно-технический комитет ВДВ. Поясняет: «Согласен, что в КБ сидеть не дело, настоящие мужики в Воздушно-десантных должны служить. Обещаю, что скучно тебе не будет». Так и вышло. Александр служил в Москве, но каждый год 6-8 месяцев проводил в командировках, на испытаниях парашютных систем. Остряки это назовут «протекцией по-маргеловски».
 
 Словом, в научно-техническом комитете Воздушно-десантных войск в начале семидесятых собрались люди, которых отнюдь не прельщала кабинетная работа.

ОПЫТ сброса БМД на многокупольных парашютных системах и специальных платформах к концу 1972-го был накоплен уже достаточно большой. Новые эффективные машины десантники с успехом применяли на крупных тактических учениях. Они принимали их с неба, «расконсервировали» и вступали на них в «бой». Системы имели достаточно высокую, подтвержденную большим количеством десантирований, надежность — 0,98. Для сравнения: надежность обычного парашюта составляет 0,99999, т.е. на 100 тысяч применений — один отказ.
 Однако были и минусы. Боевые машины десантировались на парашютно-платформенных системах, вес которых превышал две тонны при весе БМД-1 около 8 тонн.
 
 Подготовка к десантированию требовала довольно длительного времени, а перевозка систем на аэродромы — большого количества грузового автотранспорта, который двигался со скоростью черепахи. Трудно было и загружать зашвартованные машины в самолеты. Не удовлетворяла и низкая скорость снижения БМД на многокупольных парашютных системах (5 куполов по 760 квадратных метров) — 5-6 м/сек. К тому же при приземлении купола мешали движению боевых машин, они попадали в гусеницы, плавились, отчего заклинивали движители. Но самая большая сложность состояла в другом. С самолетов разных типов сбрасывали от одной до четырех машин, экипажи прыгали за ними. Порой десантники рассеивались на расстоянии до пяти километров от своих БМД и подолгу искали машины.
 
 Командующий ВДВ генерал армии Василий Маргелов, участник пяти войн, прекрасно понимал, что при значительном разбросе десантников и техники боевая задача может оказаться невыполнимой — противник уничтожит большую часть десанта сразу после приземления. И закипела работа над проектом.
 
 Ее летом 1971 года начал коллектив научно-технического комитета ВДВ. Начали создавать комплекс «парашютная система — боевая машина — человек», получивший кодовое обозначение «Кентавр» (механик-водитель машины на марше высовывался из люка по пояс — отсюда аналогия). В начале 1972-го комплекс был создан. Испытатели приступили к копровым сбросам макета машины с людьми, переносимость перегрузок проверяли специалисты ГНИИ авиационной и космической медицины. В машинах установили упрощенные космические кресла типа «Казбек» — «Казбек-Д». После получения положительных результатов последовал этап технических десантирований комплекса из самолетов. Затем — «прыжки» собак. Результаты также великолепные: животные переносили перегрузки нормально. Теперь людям предстояло оседлать «Кентавр».

МАРГЕЛОВ-старший никогда не просил Александра, никогда не приказывал ему принять участие в столь рискованном проекте, каковым являлся сброс людей внутри боевой техники. Просто однажды, делясь своими планами, как бы между прочим заметил, что рассчитывает на него. Этого оказалось достаточно. В семье повелось уважать Маргелова-старшего, хотя никому из сыновей он поблажек не давал. И потом Александр понимал (не мальчик уже был), что, требуя от людей жертвовать своими интересами ради общего дела, заставляя их нередко рисковать собой, отец, кроме сугубо должностного права, должен иметь и право моральное, причем на все сто процентов. В том начинании, что замышлял командующий, это право должен ему дать он, сын-десантник.
 
 Старший лейтенант Александр Маргелов написал рапорт первым, едва командующий объявил в войсках набор добровольцев на участие в программе «Кентавр». Вторым не раздумывая решился рискнуть Леонид Зуев.
 
 Однако идея долгое время оставалась нереализованной: не было разрешения на подобное десантирование. Несколько раз генерал Маргелов, заручившись поддержкой начальника Генштаба маршала Виктора Куликова, ставит вопрос перед министром обороны СССР маршалом Андреем Гречко. Однако тот непреклонен: средств спасения для членов экипажа на случай отказа многокупольной системы в БМД нет, даже индивидуальные парашюты не предусмотрены. Маргелов продолжает обивать порог кабинета министра, рассказывает о том, что уже два года на специальных копрах ведутся сбросы машин с людьми, моделирующие их приземление на парашютах, медики тщательно изучают динамическое воздействие на организм человека таких ударов, нахваливают «космические» кресла для экипажа. Однако каждый раз получает отказ.
 
 Как удалось сломить неуступчивость министра? Рассказывают, что однажды генерал Маргелов привел свой самый крутой, как сегодня принято говорить, аргумент, бросил в «бой» свой главный козырь. Маршал Гречко на очередную просьбу Маргелова об испытаниях начал говорить о чрезмерном риске в осуществлении проекта «Кентавр», а затем спросил:
 
 — Ты хоть понимаешь, Василий Филиппович, на что идешь? И потом, кого посадишь в машины?
 
 — Надежных, проверенных офицеров-десантников. Первым пойдет мой сын Сашка! Он согласен.
 
 Андрей Гречко, не найдя больше слов, лишь развел руками: мол, раз так, проводи испытания.
 
 В середине декабря 1972-го Леонид Зуев, Александр Маргелов и пятеро дублеров (курсанты Рязанского училища и спортсмены Центрального спортивного парашютного клуба ВДВ) под руководством заместителя командующего по воздушно-десантной службе генерал-лейтенанта Ивана Лисова на специальном тренажере у подмосковной деревни Медвежьи Озера прошли заключительную подготовку к десантированию внутри боевой машины.

ОТГРЕМЕЛИ новогодние праздники 1973-го, и 5 января (испытания проводились на парашютодроме «Слободка» близ Тулы) Ан-12 поднял на своем борту в воздух БМД с экипажем внутри. Зафиксированные в креслах «Казбек-Д», сидят на месте механика-водителя боевой машины командир экипажа подполковник Леонид Зуев, наводчика-оператора — старший лейтенант Александр Маргелов. Еще мгновение, и наступают минуты подвига, мужества, самоотверженности, профессионализма.

Рассказывает Александр Маргелов:
 
 — Машина плавно перевалилась через обрез грузолюка — до земли 800 метров. Как гигантский маятник с центром качания вокруг вытяжного парашюта, наш «утюг» сначала завалился на 135 градусов от горизонтали, затем стал раскачиваться с постепенно уменьшающейся амплитудой. Раскрылись тормозные, а затем и основные парашюты. Перевернувшись в первый момент вниз головой, мы несколько секунд испытывали состояние, близкое к невесомости. В воздух поднялся невесть откуда взявшийся в машине хлам... В следующий момент все гулко ухнуло на пол и потом еще некоторое время там перекатывалось, пока машина «изображала» из себя маятник.
 
 Отказала радиосвязь. Пришлось ориентироваться по личным ощущениям да по показаниям приборов (высотомер после раскрытия многокупольной системы равномерно приближал к земле, а вариометр застыл на скорости снижения около 6 м/сек). «Второй», я — «Первый»! — услышал я голос командира, — прими позу изготовки, сейчас будет земля!». «Первый», я — «Второй», понял, принять позу изготовки». И тут последовал резкий, перекатывающий удар. Наши головы мгновенно «выбили морзянку» из заголовников, и все замерло. Неожиданная тишина навалилась на нас, ощущение, будто мы одни в мире. Но это продолжалось лишь мгновение. Не сговариваясь, стали освобождаться от привязных систем. Освободив машину от парашютной системы и платформы, быстро заняли свои места внутри: Леонид — за рычагами, я — в башне. Пока он заводил двигатель, я выискивал, поворачивая башню, цели для обстрела. Есть! И сразу, с началом движения, бухнуло орудие «Гром» — конечно же, эта была имитация, и последующая стрельба из пулемета велась холостыми, но в первом эксперименте это было не главное...
 
 Главным было другое. Эксперимент удался в целом, он подтвердил идею командующего, теперь десантники сразу после приземления могли вступать в бой.
 Вслед за Леонидом Зуевым и Александром Маргеловым, первыми в мире совершившими уникальное десантирование, пошли другие «надежные, проверенные десантники». Сотни солдат, сержантов, офицеров ВДВ повторили позже бросок «Кентавра». Причем все десантирования с людьми прошли успешно.

НА ОЧЕРЕДИ была еще более сложная и ответственная задача — освоить десантирование части экипажа внутри БМД-1 на парашютно-реактивной системе (ПРС) — без платформы. На очереди была программа «Реактавр» («Реактивный кентавр»). В системе вместо нескольких применили один, более экономичный и легкий парашют (купол площадью 540 квадратных метров). Систему монтировали и перевозили непосредственно на БМД — в отличие от многокупольной, присоединявшейся к машине на аэродроме перед вылетом. Весила она около тонны. «Реактавр» спускался из самолета со скоростью вчетверо большей, нежели «Кентавр»(до 25 метров в секунду), в момент приземления скорость вертикального снижения гасилась до нуля за счет тяги реактивных двигателей.
 
 В ходе подготовки к новому эксперименту 26 августа 1975-го испытывается комплекс совместного десантирования (КСД). Два человека приземлялись в БМД, а четыре — рядом, в специальной кабине, смонтированной на платформе.
 
 — Меня вызвал отец, — вспоминает Александр Маргелов, — и сказал, что нужно прыгнуть на КСД. Я в ответ: «Готовлюсь по программе «Реактавр», зачем мне КСД?» «Для тренировки», — отрезал отец и поручил мне возглавить экипаж.
 
 Офицеры НТК выехали в Рязань, в полк, которым командовал Владислав Ачалов (впоследствии командующий ВДВ), и испытание КСД состоялось. Капитан Александр Маргелов с майором Александром Петриченко и двумя сержантами десантировались в кабине, на платформе, а майор Леонид Щербаков с одним десантником — в БМД-1. Во время снижения КСД майор Александр Петриченко в соответствии с заданием совершил экспериментальный прыжок со снижающейся системы — единственный в мировой истории.
 
 Словом, подготовка к испытаниям «Реактавра» шла напряженнейшая. Людей волновала надежность парашютной реактивной системы. Расчетная равнялась 0,95, т.е. на сто применений — пять отказов. Всего провели 47 испытаний и результаты считали обнадеживающими: система хотя и сложная, но гораздо легче (на целую тонну) и совершенней парашютно-платформенных средств. Желающих «полетать» на БМД было немного (при последнем десантировании разбился любимец десантников пес Буран), но они были. Командующий доверил возглавить экипаж сыну — майору Александру Маргелову, роль механика-водителя поручали подполковнику Леониду Щербакову. Опять первыми были офицеры научно-технического комитета ВДВ. И пошли они на эксперимент осознанно, а не в качестве «подопытных кроликов», как потом некоторые пытались окрестить их поступок. Ради чего подвергли себя опасности офицеры? Новый проект здорово увеличивал потенциал десанта при выполнении боевых задач.
 
 А теперь о самом прыжке. Он состоялся зимой, 23 января 1976 года, на парашютодроме 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии Кислово, что под Псковом. Специально выбрали снежное, сугробное место, чтобы приземление было мягче, реактивная система срабатывала все же достаточно жестко — погасить скорость спуска до 25 метров в секунду непросто. Однако испытателям не повезло — БМД плюхнулась в самый центр укатанной ледяной дороги. И все же посадка удалась. Машина тут же помчалась по трассе, экипаж вышел на огневой рубеж и превосходно отстрелял. «Реактавр» приняли на вооружение.
 
 Итак, 23 января 1976-го впервые в мире осуществлен сброс боевой техники вместе с экипажем из самолета с использованием парашютной реактивной системы. Радость успеха с десантниками разделили специалисты коллективов конструкторского бюро (главный конструктор — Алексей Привалов) Московского агрегатного завода «Универсал», создавшие системы десантирования для «Кентавра» и «Реактавра», ГНИИ авиационной и космической медицины (начальник института — генерал-майор медицинской службы Николай Рудный), определившие предельные перегрузки для испытателей, завода «Звезда» (главный конструктор — Гай Северин), подарившие десанту кресла «Казбек-Д», большая группа военных специалистов. И, конечно же, командующий войсками Василий Маргелов — неутомимый руководитель программы. В августе 1996-го Александру Маргелову и Леониду Щербакову за проявленные мужество и героизм присвоено звание Героя Российской Федерации. Александр Маргелов носит еще одно высочайшее звание — мирового рекордсмена по десантированию вместе с боевой техникой. На его счету два полета внутри БМД и один — совместно с БМД. Подобного мировая история не знает.

КАК СЛОЖИЛАСЬ судьба испытателей, ходивших по лезвию бритвы? Александр Маргелов, он, к слову, совершил 145 прыжков с парашютом, окончил экстерном десантное училище, факультет руководящего инженерного состава Военной академии бронетанковых войск. В 1980-м по заключению врачей отстранен от прыжков и ушел в систему специальной военной торговли. Затем перешел в Государственную компанию «Росвооружение», где работает и сегодня.
 
 Леонид Щербаков после двух полетов на БМД продолжал трудиться в НТК Воздушно-десантных войск. В 1979-м поступил в Военную академию Генерального штаба, а после окончания служил на Северном Кавказе, в Группе советских войск в Германии, Главной инспекции Министерства обороны СССР, генерал-лейтенантом ушел в запас.
 
 Своя биография у Леонида Зуева. После «Кентавра» он служил заместителем командира полка, а затем заместителем командира известной на весь мир тульской 106-й воздушно-десантной дивизии по парашютно-десантной подготовке. С этой должности и уволился в запас. Он частый гость у сегодняшних десантников. Свои беседы всегда начинает с истории герба дивизии, на котором изображен кентавр.

ТОЧКА в большой программе «Кентавр» поставлена учеником и последователем Маргелова сегодняшним командующим Воздушно-десантными войсками генерал-полковником Георгием Шпаком и экипажем во главе с выпускником Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища имени генерала армии В.Ф.Маргелова гвардии старшим лейтенантом Вячеславом Коневым. Появление в войсках более сложной техники подвигло Георгия Шпака завершить начатое Василием Маргеловым: десантировать внутри БМД не двух человек, а весь экипаж. 20 августа 1998 года впервые в мировой истории осуществлен новый необычный эксперимент. Какой? Небольшая предыстория.
 
 В конце 80-х на базе парашютной бесплатформенной системы «Шельф» разработан комплекс для десантирования боевой машины нового поколения БМД-3 (с мощным вооружением, утолщенной броней), получивший название ПБС-950 «Бахча». Система (до 12 куполов) монтируют на самой боевой машине. Удар о землю гасит воздушная амортизация, скорость снижения у земли — до 10 метров в секунду. Главное же достоинство «Бахчи» состоит в том, что она позволяет десантировать экипаж БМД-3 в полном составе внутри машины. Этому способствуют в немалой степени и конструкторские особенности БМД-3, не имеющей аналогов в мире, — усовершенствованная ходовая часть, превосходная гидравлика, универсальные штатные сиденья с системой амортизации для всего экипажа.
 
 Однако вернемся к 20 августа 1998-го. Из докладной руководителя учений генерал-майора Станислава Семенюты командующему ВДВ генерал-полковнику Георгию Шпаку: «20 августа 1998 года в ходе десантирования 104-го гвардейского парашютно-десантного полка на площадку приземления впервые в мировой истории было осуществлено десантирование всего экипажа в количестве 7 человек внутри БМД-3. Оно осуществлялось в сложных метеоусловиях, за пределами допустимых «Руководством по воздушно-десантной подготовке», — скорость ветра по высотам превышала 15 м/сек, у земли — 7-8 м/сек, в порывах — 10 м/сек. В ходе десантирования экипаж БМД проявил мужество и отвагу, в экстремальной ситуации действовал слаженно и уверенно. После приземления экипаж под руководством старшего лейтенанта Конева В.В. в предельно сжатые сроки, перекрыв норматив в 1,5 раза, перевел свою боевую машину в готовность к боевому применению и в составе полка продолжил выполнение задачи, поставленной командованием. Экипажем в ходе учений осуществлено форсирование реки Великой, которая после продолжительных дождей разлилась и имела очень сильное течение. После «захвата» плацдарма на берегу Великой, экипажем осуществлен 100-километровый марш в район полигона Струги Красные, где была проведена стрельба в составе полка. Взвод, которым командовал старший лейтенант Конев В.В., максимально использовал возможности вооружения, выполнил поставленную задачу на оценку «отлично».
 
 А теперь небольшие штрихи к этому документу. Экипаж десантников находился уже в грузоотсеке Ил-76, когда на площадке приземления не на шутку разыгрался ветер. Погодные условия превышали критические параметры, на которые рассчитана система «Бахча». Однако генерал-полковник Георгий Шпак, заслушав командира дивизии генерал-майора Станислава Семенюту и с десяток специалистов, отдал приказ на десантирование. «Орлам» (позывной экипажа) он поступил за несколько минут до взлета. А вскоре Ил-76, пилотируемый командиром полка ВТА военным летчиком-снайпером полковником Сергеем Никифоровым, взяв старт, выходил в заданную точку десантирования. О напряженнейших минутах вспоминает гвардии старший лейтенант Конев:
 
 — Как только прозвучала команда «Пошел!», наша машина медленно двинулась по монорельсу вниз, к краю грузового люка. Затем резкий провал в пустоту, силой тяжести меня прижало к креслу. Свободное падение длилось секунды три-четыре. Потом, почувствовав сильный толчок, я понял: сработала парашютная система. Один за другим наполнялись воздухом купола, и наша машина приняла горизонтальное положение. Через минуты две-три по радио поступила команда: до земли 100 метров. Я продублировал команду экипажу, сгруппировался. Краем глаза смотрел в триплекс и видел, что из-за порывистого ветра машина идет к земле боком, началась сильная тряска. Но ремни крепления выдержали сильную нагрузку, и приземление прошло штатно...
 
 Назовем тех, кто совершил прыжок «Кентавра» целым экипажем. Это гвардии старший лейтенант Вячеслав Конев, гвардии младшие сержанты Алексей Аблизин и Замир Билимихов, гвардии ефрейтор Владимир Сидоренко, гвардии рядовые Денис Горев, Дмитрий Кондратьев и Зураб Томаев.

ПОВТОРИТЬ проект «Кентавр», если верить западной печати, пытались французы, посадившие, на всякий случай, в боевую машину человека, приговоренного к смертной казни. Попытка, к слову, единственная за рубежом, не удалась — человек погиб.
 
 Программы «Кентавр» и «Реактавр» — легендарная страница в истории российских Вооруженных сил. «Кентавр» и «Реактавр» — это мужество десантников, героизм испытателей, высочайший интеллект создателей техники, непревзойденные новейшие российские технологии. И, конечно же, это вулканирующая энергия Василия Маргелова — основателя и создателя современных Воздушно-десантных войск. Всю свою жизнь он не боялся брать ответственность на себя, а главное — верил в людей. Верил в тех, кого сам учил и воспитывал, в первую очередь — личным примером. Некоторые обвиняют его в отсутствии отцовских качеств. Этого не было. Как свидетельствует порученец командующего, когда «седлали» «Кентавра», Василий Филиппович Маргелов держал в кармане шинели заряженный одним патроном пистолет.

Анатолий ДОКУЧАЕВ

Источник: http://www.dal.by/news/174/05-10-12-10/

...



...


22 декабря 16 исполнился 91 год Екатерине Илларионовне Михайловой (Дёминой) — Герою Советского Союза, единственной женщине, воевавшей в разведке морской пехоты. На фронт Катя Михайлова отправилась в первые дни войны, добавив к своим 15 ещё два года.[/font
В 1941 году в боях под Гжатском она получила тяжелое ранение в ногу. После излечения в госпиталях на Урале и в Баку служила с января 1942 года на военно-санитарном судне «Красная Москва», который во время Сталинградской битвы переправлял раненых из Сталинграда в Красноводск. Там ей было присвоено звание главного старшины, а за образцовую службу вручен знак «Отличник Военно-Морского Флота».

Оффлайн AsLand

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2976

Простой русский Подвиг



Уже не раз мы рассказывали, что дата 23 февраля не самая удачная для празднования Дня Защитника Отечества. Тем не менее, в этот день, когда всем мужчинам практически авансом приписывают настоящие мужские качества, будет не лишним вспомнить на одном ярком примере, как эти качества проявляли наши предки.

В Москве, на станции метро "Партизанская", стоит памятник — пожилой бородатый мужчина в шубе и валенках вглядывается куда-то вдаль. Пробегающие мимо москвичи и гости столицы редко утруждают себя тем, чтобы прочесть надпись на постаменте. А прочитав, вряд ли что-то поймут — ну, герой, партизан. Но для памятника могли бы подобрать кого-нибудь и поэффектнее.
 
 Но человек, которому установлен памятник, эффектов не любил. Он вообще мало говорил, предпочитая словам дела.
 
 21 июля 1858 года в селе Куракино Псковской губернии в семье крепостного крестьянина родился мальчик, которого назвали Матвеем. В отличие от многих поколений своих предков, мальчик пробыл крепостным менее трёх лет — в феврале 1861 года император Александр II отменил крепостное право.
 Но в жизни крестьян Псковской губернии мало что изменилось — личная свобода не избавила от необходимости тяжело трудиться день за днём, год за годом.
 
 Выросший Матвей жил так же, как и его дед и отец, — когда пришла пора, женился, обзавёлся детьми. Первая жена Наталья умерла в молодости, и крестьянин привёл в дом новую хозяйку Ефросинью.
 
 Всего было у Матвея восемь детей — двое от первого брака и шестеро от второго.
 
 Менялись цари, гремели революционные страсти, а жизнь Матвея текла заведённым порядком.
 
 Был он крепок и здоров — младшая дочь Лидия родилась в 1918 году, когда отцу стукнуло 60 лет.
 
 Устоявшаяся советская власть стала собирать крестьян в колхозы, но Матвей отказался, оставшись крестьянином-единоличником. Даже когда в колхоз вступили все, кто жил рядом, Матвей меняться не захотел, оставшись последним единоличником во всём районе.



Ему было 74 года, когда власти выправили ему первые в жизни официальные документы, в которых значилось "Матвей Кузьмич Кузьмин". До той поры все звали его просто Кузьмичом, а когда возраст перевалил за седьмой десяток — дедом Кузьмичом.
 
 Был дед Кузьмич человеком нелюдимым и малоприветливым, за что за глаза звали его "бирюком" и "контриком".
 
 За упрямое нежелание идти в колхоз в 30-е мог Кузьмич и пострадать, однако беда прошла стороной. Видимо, суровые товарищи из НКВД решили, что лепить "врага народа" из 80-летнего крестьянина — это перебор.
 
 К тому же дед Кузьмич обработке земли предпочитал рыбную ловлю и охоту, в которой был большой мастер.
 
 Когда началась Великая Отечественная война, Матвею Кузьмину было почти 83 года. Когда враг стал стремительно приближаться к деревне, где он жил, многие соседи поспешили в эвакуацию. Крестьянин с семейством предпочёл остаться.
 
 Уже в августе 1941 года деревня, где жил дед Кузьмич, была оккупирована гитлеровцами. Новые власти, узнав о чудом сохранившемся крестьянине-единоличнике, вызвали его и предложили стать деревенским старостой.
 
 Матвей Кузьмин немцев за доверие поблагодарил, но отказался — дело-то серьёзное, а он и глуховат стал, и подслеповат. Речи старика гитлеровцы посчитали вполне лояльными и в знак особого доверия оставили ему его главный рабочий инструмент — охотничье ружьё.
 
 В начале 1942 года, после окончания Торопецко-Холмской операции, неподалёку от родной деревни Кузьмина заняли оборонительные позиции части советской 3-й ударной армии.
 
 В феврале в деревню Куракино прибыл батальон немецкой 1-й горнострелковой дивизии. Горные егеря из Баварии были переброшены в этот район для участия в планируемом контрударе, целью которого было отбросить советские войска.
 
 Перед отрядом, базировавшимся в Куракино, была поставлена задача скрытно выйти в тыл к советским войскам, находящимся в деревне Першино, и внезапным ударом нанести им поражение.
 Для осуществления этой операции нужен был проводник из местных, и немцы вновь вспомнили о Матвее Кузьмине.
 
 13 февраля 1942 года его вызвал командир немецкого батальона, заявивший — старик должен вывести гитлеровский отряд к Першино. За эту работу Кузьмичу пообещали денег, муки, керосина, а также роскошное немецкое охотничье ружьё.
 
 Старый охотник осмотрел ружьё, по достоинству оценив "гонорар", и ответил, что согласен стать проводником. Он попросил показать место, куда точно нужно вывести немцев, на карте. Когда комбат показал ему нужный район, Кузьмич заметил, что никаких сложностей не будет, поскольку он в этих местах много раз охотился.
 
 Слух о том, что Матвей Кузьмин поведёт гитлеровцев в советский тыл, мигом облетел деревню. Пока он шёл домой, односельчане с ненавистью смотрели ему в спину. Кто-то даже рискнул что-то крикнуть ему вслед, но стоило деду обернуться, как смельчак ретировался — связываться с Кузьмичом и раньше было накладно, а теперь, когда он был в фаворе у фашистов, и подавно.
 
 В ночь на 14 февраля немецкий отряд, который вёл Матвей Кузьмин, вышел из деревни Куракино. Они шли всю ночь тропами, известными только старому охотнику. Наконец, на рассвете Кузьмич вывел немцев к деревне.
 
 Но прежде, чем они успели перевести дух и развернуться в боевые порядки, по ним вдруг со всех сторон был открыт шквальный огонь...
 
 Ни немцы, ни жители Куракино не заметили, что сразу после разговора деда Кузьмича с немецким командиром из деревни в сторону леса выскользнул один из его сыновей, Василий...
 
 Василий вышел в расположение 31-й отдельной курсантской стрелковой бригады, сообщив, что у него есть срочная и важная информация для командира. Его отвели к командовавшему бригадой полковнику Горбунову, которому он и рассказал то, что велел передать отец, — немцы хотят зайти в тыл к нашим войскам у деревни Першино, но он выведет их к деревне Малкино, где и должна ждать засада.
 
 Чтобы выиграть время для её подготовки, Матвей Кузьмин всю ночь водил немцев окольными дорогами, на рассвете выведя их под огонь советских бойцов.
 
 Командир горных егерей понял, что старик его перехитрил, и в ярости выпустил в деда несколько пуль. Старый охотник опустился на снег, окрасившийся его кровью...
 
 Немецкий отряд был разбит наголову, операция гитлеровцев была сорвана, несколько десятков егерей были уничтожены, часть попала в плен. Среди убитых оказался и командир отряда, который застрелил проводника, повторившего подвиг Ивана Сусанина.
 
 О подвиге 83-летнего крестьянина страна узнала почти сразу. Первым о нём рассказал военный корреспондент и писатель Борис Полевой, позже обессмертивший подвиг лётчика Алексея Маресьева.
 Первоначально героя похоронили в родном селе Куракино, но в 1954 году было принято решение перезахоронить останки на братском кладбище города Великие Луки.
 
 Удивителен другой факт: подвиг Матвея Кузьмина был официально признан фактически сразу, о нём писались очерки, рассказы и стихи, однако в течение более чем двадцати лет подвиг не был отмечен государственными наградами.
 
 Возможно, сыграло роль то, что дед Кузьмич фактически был никем — не солдат, не партизан, а просто нелюдимый старик-охотник, проявивший великую силу духа и ясность ума.
 
 Но справедливость восторжествовала. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Кузьмину Матвею Кузьмичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина.
 
 83-летний Матвей Кузьмин стал самым пожилым обладателем звания Героя Советского Союза за все время его существования.
 
 Если будете на станции "Партизанская", остановитесь у памятника с надписью "Герой Советского Союза Матвей Кузьмич Кузьмин", поклонитесь ему. Ведь без таких людей, как он, не было бы сегодня и нашей Родины.


http://www.dal.by/news/2/23-02-15-2/

...

Ратный подвиг жителей Беларуси на фронтах Великой Отечественной войны



Ратный подвиг жителей Беларуси на фронтах Великой Отечественной войны. В преддверии 22 июня...

1 300 тыс. жителей Беларуси было мобилизовано в действующую армию, около 374 тыс. сражались с врагом в составе партизанских отрядов и соединений. Сотни тысяч белорусов работали в советском тылу. И где бы выходцы из Беларуси ни находились — во фронтовом окопе, за штурвалом самолета и рычагами танка или возле станка, они везде проявляли выдержку, отвагу, трудолюбие.
 
 Нередко на фронт отправлялись целыми семьями. В семье Степана Пляца, жителя д. Озерцы Толочинского района, против захватчиков сражались четыре сына — Дмитрий, Леонид, Михаил, Иван и две невестки — Раиса и Руфима. Все они служили в авиации. За период войны совершили 2 640 боевых вылетов, были награждены 50 орденами и медалями, а Раиса и Руфима стали Героями Советского Союза. Остальные члены этой семьи принимали участие в партизанском движении.
 
 Жительница городского поселка Белыничи Тодора Храбрая отправила на фронт шестерых сыновей. Столько же сыновей послал в Красную Армию и быховский колхозник Аким Красовский. Двое из них пали смертью храбрых под Москвой, а старший, Степан, который летал на штурмовике, стал позже маршалом авиации. Анастасия Фоминична Куприянова из г. Жодино на фронт послала пять сыновей, один из них — Петр прославился при ликвидации окруженной группировки врага на территории Латвии, повторив подвиг А. Матросова. В Жодино установлен памятник матери-патриотке и пяти ее погибшим сыновьям, а в доме, где она жила, создан музей.
 
 В битве под Москвой прославился конный корпус, которым командовал уроженец Бешенковичского района Л. Доватор. Мужественные конники под его руководством проникали в глубокий тыл и появлялись там, где враг их не ждал. Они громили штабы и гарнизоны противника, подрывали мосты, разрушали линии связи, способствовали освобождению многих населенных пунктов Подмосковья. Отважный комкор пал смертью храбрых в декабре 1941 г. под г. Руза.
 
 На заснеженных полях Подмосковья прославились также гомель-чане братья Александр и Петр Лизюковы. Полковник А. Лизюков сначала участвовал в июньских боях 1941 г. на рубежах р. Березина, затем было мучительное отступление, бои под Москвой, в которых он командовал первой гвардейской мотострелковой дивизией. Позднее он стал во главе танковой армии. За мужество и героизм, умелое руководство войсками в исключительно сложных условиях ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Талантливый военачальник, автор книг и статей по военному делу погиб 25 июля 1942 г. в бою возле д. Медвежье Воронежской области. Героически сражался и брат Александра — полковник П. Лизюков. В 1945 г. ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
 
 Танкист Г. Половченя, уроженец Слуцкого района, командовал особым танковым батальоном, который прославился при освобождении Калининской области, за что комбат стал Героем Советского Союза. Другой уроженец Минщины, Д. Глицевич, прославился под Москвой, командуя стрелковым полком.
 
 Выходцы из Беларуси героически сражались не только на земле, но и в воздухе. Первый в истории высотный воздушный таран совершил в небе над Москвой белорус А. Катрич, летчик 12-го истребительного авиаполка. Звание Героя Советского Союза получили также его земляки — минчанин И. Козловский и витебчанин П. Сыченко.
 
 Уроженец Бобруйского района Р. Булацкий войну встретил на Дальнем Востоке. Совместно со своими друзьями он приобрел самолет-бомбардировщик и после настойчивых требований был направлен на фронт. Наш земляк мужественно громил захватчиков на территории Украины, Румынии, Чехословакии, участвовал в штурме Берлина. За годы войны совершил более 180 боевых вылетов, был награжден многими боевыми орденами и медалями.
 
 На морских просторах Балтики прославился вице-адмирал В. Дрозд, уроженец Буда-Кошелева. Под его командованием осенью 1941 г. корабли Балтийского флота совершили смелый прорыв из Таллина в Кронштадт, спасли и переправили на Ленинградский фронт защитников полуострова Ханко. Отважный адмирал погиб в январе 1943 г. на ледовой трассе под Кронштадтом.
 
 На Балтике прославился также уроженец Витебщины капитан 3-го ранга С. Богорад, командир подводной лодки, которая за время войны затопила семь вражеских кораблей. Старшина 2-й статьи П. Бойцов, родом из Могилевщины, плавал на легендарной подводной лодке "С-13", участвовал в потоплении трех вражеских транспортов, награжден орденом Красного Знамени.
 
 В боях под Сталинградом прославилась 40-я гвардейская дивизия, которой командовал уроженец Могилевской области А. Пастревич. Тысячи воинов из Беларуси принимали участие в боях под Курском. Сын крестьянина из д. Мошканы Сенненского района Витебской области А. Горовец с воздуха прикрывал наземные войска в районе Владимировка — Альховатка. 6 июля 1943 г., возвращаясь на свой аэродром, вступил в бой с 20 вражескими бомбардировщиками, сбил девять самолетов противника. Горовец — единственный в мире летчик, который в одном воздушном бою сбил столько самолетов врага. Отважный летчик погиб в том же бою, посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза. Его именем названы улицы в Витебске, Минске, Полоцке, Сенно, Богушевске.
 
 Мужество и отвагу проявляли не только воины-мужчины, но и женщины — уроженки Беларуси. Под Ленинградом в рядах снайперов уничтожала фашистов В. Лукашенко, в междуречье Волги и Дона — бобруйчанка А. Стампковская, на Крымском полуострове — летчи-цы-гомельчанки Г. Дакутович и П. Гельман. Последняя за время войны совершила 850 боевых вылетов, удостоена звания Героя Советского Союза и многих других наград.
 
 Широко известно имя уроженки хутора Шевцово Россонского района 3. Туснолобовой. На фронт она попала в апреле 1942 г., за 8 месяцев войны лично вынесла с поля боя 128 раненых. В феврале 1943 г. на территории Курской области была тяжело ранена, отморозила руки и ноги, которые пришлось ампутировать. Но Туснолобова не покинула ряды борцов: в выступлениях по радио, в печати она призывала сражаться с врагом до полной победы. На фронте были самолеты, танки, пушки, минометы с надписями "За Зину Туснолобову". Она удостоена звания Героя Советского Союза, награждена медалью Международного комитета Красного Креста.
 
 При ликвидации корсунь-шевченковской группировки врага проявила себя танковая бригада под командованием брестчанина полковника М. Хотимского. За исключительную "верность и заслуги, проявленные при ведении боевых операций", президент США Ф. Рузвельт наградил его орденом "Легион почета офицерской степени". При форсировании р. Жижин, притока Прута, прославился климов-чанин Д. Жмуровский: когда его пулемет был выведен из строя, отважный стрелок гранатами подавил расчет противника и захваченным пулеметом обеспечил успех наступления своей роты, за что был удостоен звания Героя Советского Союза. Выходцы из Могилевской области танкисты полковники С. Шутов, Е. Гусаковский и И. Якубовский за проявленные мужество и отвагу, умелое руководство боевыми действиями своих частей были дважды удостоены звания Героя Советского Союза. Дважды эту награду получил бывший столяр Гомельского деревообрабатывающего комбината летчик Л. Головачев.
 
 За пределами Отечества на заключительном этапе войны прославились воины-белорусы А. Жук, А. Дулеба — родом из Минщины, А. Липунов и Д. Пинязьков — из Гомельщины, А. Минин — из Полотчины, 3. Лыщеня — из Любанщины, А. Шмыгун — из Бобруйска. При форсировании р. Нейсе, Шпреи, штурме Берлина и освобождении Праги прославились танкисты роты старшего лейтенанта А. Филимонова, уроженца д. Кучин Кормянского района, которому было присвоено звание Героя Советского Союза.
 
 Немало белорусов участвовало в штурме рейхстага. Первым через главные двери в рейхстаг прорвался младший сержант Петр Пятницкий, родом из Мозыря, однако был убит вражеской пулей. В числе первых в рейхстаг ворвался и старший сержант Л. Пригожий, бывший рабочий из Богушевска. В здании он уничтожил восемь солдат противника. Связисты 756-го стрелкового полка рядовые К. Кугач, родом из Пружанского района, и Ф. Ерш, уроженец Березовского района Брестской области, быстро установили связь штурмующей группы с командованием полка, что помогло атакующим. Они были награждены орденами Отечественной войны II степени.
 
 Фронт борьбы жителей Беларуси с врагом пролегал и за пределами СССР. Плечом к плечу с иностранными антифашистами сражались 40 тыс. советских людей, бежавших из концентрационных лагерей и других фашистских застенков. Среди них были и жители Беларуси — военнослужащие, партизаны и подпольщики, которые попали в плен, а также мирные граждане, насильно вывезенные в фашистскую неволю.
 
 Были и бойцы невидимого фронта. Далеко за пределами Беларуси известно имя Л. Маневича, уроженца г. Чаусы Могилевской области. Он много сделал для Победы. После ареста возглавлял вслед за легендарным А. Карбышевым подпольную организацию в гитлеровском лагере смерти Маутхаузен.
 
 Тяжело раненым во вражеском плену оказался генерал Д. Цума-ров, уроженец д. Тяхтин Белыничского района. Фашисты отправили его в концлагерь, где он включился в подпольную борьбу. За организацию побегов и агитацию этот мужественный воин весной 1944 г. был расстрелян.
 
 Сыны Беларуси боролись с врагом в рядах итальянских партизан. В провинции Александрия одним из лучших помощников командира 16-й гарибальдийской дивизии "Вагано" был 19-летний студент из Минска Александр. В памяти партизан осталось только его имя. Александр погиб в декабре 1944 г. На итальянской земле погиб также А. Киселев, уроженец д. Старый Стан Климовичского района, который сражался в гарибальдийской партизанской бригаде "Матэоти".
 
 16-летним юношей был отправлен на принудительные работы М. Фролов изд. Сидоровичи Могилевского района. Оказавшись в Италии, он ушел к партизанам. После освобождения этой страны получил "Свидетельство патриота". Инженер из Дзержинска А. Воронков, сбежав в 1943 г. из фашистского концлагеря, был начальником штаба партизанского отряда, а потом бригады, которая действовала на территории Бельгии. После изгнания фашистских захватчиков он в числе 30 других советских партизан был награжден высшим военным бельгийским орденом.
 
 Многие белорусы принимали участие в польском, чешском, французском движении Сопротивления. Особую роль в этом сыграли жен-шины. Бежавшие в мае 1944 г. из лагеря "Эрувиль" женщины создали партизанский отряд "Родина", которым руководила минчанка Н. Ли-совец. Отряд принимал участие в различных боевых операциях. Позднее командиру отряда, а также Р. Семеновой-Фридзон было присвоено звание лейтенанта французской армии.
 
 В Чехословакии действовала бригада имени К. Готвальда, которую возглавлял уроженец Лепельского района В. Квитинский. Только в сентябре 1944 г. бригада осуществила 158 боевых операций. Советское правительство присвоило ее командиру звание Героя Советского Союза.
 
 Многие белорусские офицеры, генералы и адмиралы стали известными военачальниками: А. Антонов — начальником Генерального штаба Красной Армии, Ф. Кузнецов, В. Соколовский — командующими фронтов, В. Вашкевич, К. Коваленко, С. Любарский, Б. Пигоре-вич — начальниками штабов фронтов, Д. Бартновский — начальником штаба ВВС Военно-Морского Флота. Белорусами были начальник штаба войск ПВО страны генерал Н. Нагорный, начальник штаба Бронетанковых войск Красной Армии генерал П. Макаров, начальник Военно-химического управления Красной Армии генерал П. Мельников. В годы войны более 20 генералов-белорусов командовали армиями, около 40 возглавляли штабы армий, более 50 командовали корпусами. Три генерала-белоруса в годы Великой Отечественной войны были членами военных советов фронтов и округов: Д. Гапа-нович, Т. Штыков, Ф. Яковлев, два адмирала-белоруса были начальниками политуправлений: Н. Норик — на Северном флоте, П. Бонда-ренко — на Черноморском флоте.
 
 Многие белорусы работали в аппарате Министерства обороны и Генерального штаба, в военно-учебных заведениях и на других должностях в действующей армии.
 
 За героизм и мужество, проявленные в годы войны, более 300 тыс. уроженцев Беларуси награждены орденами и медалями, более 440 из них стали Героями Советского Союза, 65 — полными кавалерами ордена Славы. Десяткам белорусов присвоено звание Героя Советского Союза за участие в партизанской борьбе.
 
 Белорусский народ помнит тех, кто отдал жизнь за освобождение Отечества. Как символы вечной славы воинам Советской Армии и партизанам возвышаются в Минске, а также в других городах и населенных пунктах Беларуси величественные памятники-обелиски. Проводятся активные работы по реконструкции Брестской крепости-героя. На 21-м километре Московского шоссе символом вечной благодарности воинам-освободителям вознесся Курган Славы.

Источник: http://www.dal.by/news/99/17-06-12-26/

...

Герои Беларуси. Шмырев Минай Филиппович (Батька Минай)



Шмырёв Минай Филиппович (партизанский псевдоним "Батька Минай") - один из выдающихся организаторов партизанского движения в Белоруссии во время Великой Отечественной войны, командир партизанского отряда и 1-й Белорусской партизанской бригады.

Родился 23 декабря 1891 года в деревне Пунища Велижского уезда, ныне Витебского района Витебской области Белоруссии, в крестьянской семье. Белорус. Член ВКП(б)/КПСС с 1920 года. Образование начальное. В 1913 году призван в русскую армию. Участник 1-й мировой войны 1914-1918 годов.
С 1918 года в Красной Армии, участвовал в Гражданской войне 1918-1920 годов в боях против белогвардейских войск генералов Краснова и Юденича. В 1921-1923 годах - командир отряда по борьбе с бандитизмом на Витебщине.

С 1923 года М.Ф. Шмырёв - заведующий волостным земельным отделом, председатель колхоза, директор льнозавода, картонной фабрики в Витебской области.

В первые дни Великой Отечественной войны М.Ф. Шмырёв ("Батька Минай") стал организатором партизанского движения в родной республике. 9 июля 1941 года в посёлке Пудоть Суражского района Витебской области под его командованием из рабочих картонной фабрики был сформирован партизанский отряд.

В июле 1941 года отряд М.Ф. Шмырёва уничтожил кавалерийское подразделение противника, разгромил вражескую автоколонну и сжёг мосты через pеки Усвяча, Туровка, Шляхотка. В течение августа - сентября 1941 года партизаны Батьки Миная провели 27 боёв, уничтожили более 100 гитлеровцев и их пособников, 14 автомашин, 18 цистерн с горючим, 8 мостов.

12 сентября 1941 года отряд, разбившись на 3 группы, стремительной атакой ворвался в посёлок городского типа Сураж, разгромил районную управу и казарму немецких солдат.
8 апреля 1942 года по указанию Центрального Комитета Коммунистической Партии Белоруссии отряд М.Ф. Шмырёва объединился с партизанскими отрядами Суражского района - А.П. Дика, Д.Ф. Райцева и М.Ф. Бирюлина, образовав 1-ю Белорусскую партизанскую бригаду под командованием Миная Филипповича Шмырёва. К этому времени партизаны освободили территорию 15-и сельских Советов в Суражском, Миховском и Витебском районах, образовав первый на Витебщине Суражский партизанский край. На освобождённой партизанами территории была восстановлена Советская власть, которая сохранялась вплоть до прихода Красной Армии.

1-я Белорусская партизанская бригада Батьки Миная создала на участке Усвяты - Тарасенки, вошедшие в историю Великой Отечественной войны, "Суражские (Витебские) ворота", - 40-километровый участок вдоль берега Западной Двины, через который можно было свободно переходить из оккупированной немецко-фашистскими войсками Белоруссии на освобожденную и контролируемую Красной Армией территорию. Через "Суражские ворота" на Большую землю уходили мирные жители, новобранцы, перегонялся скот, вывозилось зерно, здесь же партизаны получали оружие, проходили армейские диверсионно-разведывательные группы. Эти "ворота" просуществовали около шести месяцев, до сентября 1942 года.

Командуя крупным партизанским соединением, мужественный партизанский комбриг пережил страшную человеческую трагедию: взятые в заложники его четверо несовершеннолетних детей - дочери Лиза, Зина, сыновья Серёжа, Миша, а также сестра и мать жены были расстреляны фашистами...
С октября 1942 года М.Ф. Шмырёв - в Центральном штабе партизанского движения.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 августа 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство Шмырёву Минаю Филипповичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4377).

После войны на советской и хозяйственной работе. Избирался членом Центрального Исполнительного Комитета Белорусской ССР 11-го созыва, депутатом Верховного Совета Белорусской ССР 2-5-го созывов.
Жил в городе Витебске (Белоруссия). Скончался 3 сентября 1964 года. Похоронен на воинском кладбище "Успенская горка" в Витебске.

Награждён 4 орденами Ленина, орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, медалями.

Почётный гражданин города Витебска.
В Витебске именем славного земляка - Героя Советского Союза М.Ф. Шмырёва названы улица, парк, открыт областной мемориальный музей. В 1971 году на студии "Белорусьфильм" снят художественный фильм "Батька".

Стихотворение белорусского поэта Аркадия Кулешова "Баллада о четырех заложниках", посвящённое детям Батьки Миная, взятым фашистами в заложники и безвинно расстрелянным, заканчивающееся словами:

"Перад бацькам Мінаем...

...Станьце усе бацькi на каленi", -

в советские годы ХХ-го века знал наизусть каждый белорусский школьник. Обелиск с бронзовыми барельефами Лизы, Зины, Сережи и Миши Шмырёвых установлен на территории Суражской средней школы.

Источник: http://www.dal.by/news/99/20-06-12-17/
...

Оффлайн AsLand

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2976
 
Подвиг Героя Советского Союза генерала Д.М. Карбышева. Секретная папка.
https://www.youtube.com/watch?v=k-IJV6YVLms
<a href="https://www.youtube.com/v/k-IJV6YVLms" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/k-IJV6YVLms</a>

Карбышева можно охарактеризовать примерно так: Настоящий генерал - человек высокой чести, настоящий мужчина c несгибаемой Волей, настоящий Cоветский человек и Коммунист...


Оффлайн AsLand

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2976

Женщины - Герои Советского Союза
















Оффлайн AsLand

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2976



Не прервется связь поколений...
https://www.youtube.com/watch?v=xIxRdvWYS-M&feature=youtu.be
<a href="https://www.youtube.com/v/xIxRdvWYS-M&amp;feature=youtu.be" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/xIxRdvWYS-M&amp;feature=youtu.be</a>

https://www.youtube.com/channel/UC_Tsk3WnsYfRdnqe-Hbkaqw