Автор Тема: Способы манипулирования обществом и общественным сознанием с помощью СМИ  (Прочитано 2656 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Alex1984

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 313
1. Отвлечение внимания
Основным элементом управления обществом является отвлечение внимания людей от важных проблем и решений, принимаемых политическими и экономическими правящими кругами, посредством постоянного насыщения информационного пространства малозначительными сообщениями. Прием отвлечения внимания весьма существенен для того, чтобы не дать гражданам возможности получать важные знания в области науки, экономики, психологии, нейробиологии и кибернетики. «Постоянно отвлекать внимание граждан от настоящих социальных проблем, переключая его на темы, не имеющие реального значения. Добиваться того, чтобы граждане постоянно были чем-то заняты и у них не оставалось времени на размышления; с поля – в загон, как и все прочие животные (цитата из книги «Тихое оружие для спокойных войн»)
2. Создавать проблемы, а затем предлагать способы их решения
Данный метод также называется «проблема-реакция-решение». Создается проблема, некая «ситуация», рассчитанная на то, чтобы вызвать определенную реакцию среди населения с тем, чтобы оно само потребовало принятия мер, которые необходимы правящим кругам. Например, допустить раскручивание спирали насилия в городах или организовать кровавые теракты для того, чтобы граждане потребовали принятия законов об усилении мер безопасности и проведения политики, ущемляющей гражданские свободы. Или: вызвать экономический кризис, чтобы заставить принять как необходимое зло нарушение социальных прав и сворачивание работы городских служб.
3. Способ постепенного применения
Чтобы добиться принятия какой-либо непопулярной меры, достаточно внедрять ее постепенно, день за днем, год за годом. Именно таким образом были навязаны принципиально новые социально-экономические условия (неолиберализм) в 80-х и 90-х годах прошлого века. Сведение к минимуму функций государства, приватизация, неуверенность, нестабильность, массовая безработица, заработная плата, которая уже не обеспечивает достойную жизнь. Если бы все это произошло одновременно, то наверняка привело бы к революции.
4. Отсрочка исполнения
Другой способ продавить непопулярное решение заключается в том, чтобы представить его в качестве «болезненного и необходимого» и добиться в данный момент согласия граждан на его осуществление в будущем. Гораздо проще согласиться на какие-либо жертвы в будущем, чем в настоящем.
Во-первых, потому что это не произойдет немедленно. Во-вторых, потому, что народ в массе своей всегда склонен лелеять наивные надежды на то, что «завтра все изменится к лучшему» и что тех жертв, которых от него требуют, удастся избежать. Это предоставляет гражданам больше времени для того, чтобы свыкнуться с мыслью о переменах и смиренно принять их, когда наступит время.
5. Обращаться к народу как к малым детям
В большинстве пропагандистских выступлений, рассчитанных на широкую публику, используются такие доводы, персонажи, слова и интонация, как будто речь идет о детях школьного возраста с задержкой в развитии или умственно неполноценных индивидуумах. Чем усиленнее кто-то пытается ввести в заблуждение слушающего, тем в большей степени он старается использовать инфантильные речевые обороты. Почему? «Если кто-то обращается к человеку так, как будто ему 12 или меньше лет, то в силу внушаемости, в ответ или реакции этого человека, с определенной степенью вероятности, также будет отсутствовать критическая оценка, что характерно для детей в возрасте 12 или менее лет.
6. Делать упор на эмоции в гораздо большей степени, чем на размышления
Воздействие на эмоции представляет из себя классический прием, направленный на то, чтобы заблокировать способность людей к рациональному анализу, а в итоге и вообще к способности критического осмысления происходящего. С другой стороны, использование эмоционального фактора позволяет открыть дверь в подсознательное для того, чтобы внедрять туда мысли, желания, страхи, опасения, принуждения или устойчивые модели поведения…
7. Держать людей в невежестве, культивируя посредственность
Добиваться того, чтобы люди стали неспособны понимать приемы и методы, используемые для того, чтобы ими управлять и подчинять своей воле. «Качество образования, предоставляемого низшим общественным классам, должно быть как можно более скудным и посредственным с тем, чтобы невежество, отделяющее низшие общественные классы от высших, оставалось на уровне, который не смогут преодолеть низшие классы.
8. Побуждать граждан восторгаться посредственностью
Внедрять в население мысль о том, что модно быть тупым, пошлым и невоспитанным…
9. Усиливать чувство собственной вины
Заставить человека уверовать в то, что только он виновен в собственных несчастьях, которые происходят ввиду недостатка его умственных возможностей, способностей или прилагаемых усилий. В результате, вместо того, чтобы восстать против экономической системы, человек начинает заниматься самоуничижением, обвиняя во всем самого себя, что вызывает подавленное состояние, приводящее, в числе прочего, к бездействию. А без действия ни о какой революции и речи быть не может!
10. Знать о людях больше, чем они сами о себе знают
В течение последних 50 лет успехи в развитии науки привели к образованию все увеличивающегося разрыва между знаниями простых людей и сведениями, которыми обладают и пользуются господствующие классы. Благодаря биологии, нейробиологии и прикладной психологии, «система» получила в свое распоряжение передовые знания о человеке, как в области физиологии, так и психики. Системе удалось узнать об обычном человеке больше, чем он сам о себе знает. Это означает, что в большинстве случаев система обладает большей властью и в большей степени управляет людьми, чем они сами.                                                                                                                                                                                                       p/s:Тема будет продолжена, и самым серьезным образом расширена.....                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                  Ноам Хомский  Источник:  http://goo.gl/823PXd

Оффлайн Alex1984

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 313
Рассмотрим классический психологический эксперимент по изучению эффекта ожиданий, осуществленный Постменом и Брунером. "...В  психологическом эксперименте,  результаты  которого,  по  праву, должны  быть  известны далеко  за пределами  психологической науки, Брунер и Постмен обращались к испытуемым с просьбой идентифицировать игральные карты, которые можно было видеть  в  течение очень короткого, тщательно отмеренного интервала  времени. В  основном это были обычные  карты, но некоторые из них были аномальны, например, имелись: красная  шестерка пик или черная четверка червей. В  каждом  отдельном эксперименте  одна и та же карта  предъявлялась одному  и  тому же испытуемому несколько  раз в течение  интервала  времени, длительность  которых постепенно увеличивалась. После каждого предъявления у испытуемого спрашивали, что он видел. Эксперимент считался законченным после двух правильных идентификаций, следующих непосредственно одна за другой. Даже  при  самом  кратковременном предъявлении  большинство  испытуемых правильно идентифицировали большинство карт, а при незначительном увеличении времени  предъявления  все  испытуемые  идентифицировали  все  предъявленные карты. Нормальные карты,  как правило, идентифицировались  правильно, что же касается  аномальных карт,  то  они почти  всегда без видимого колебания или недоумения идентифицировались как  нормальные. Черную  четверку червей могли принять,  например,  за  четверку  либо  пик,  либо  червей.  Совершенно  не осознавая наличия  отклонения, ее  относили к одной из понятийных категорий, подготовленных  предыдущим  опытом.   Трудно   было   даже  утверждать,  что испытуемые видели нечто отличное от того, за  что они принимали  видимое. По мере  увеличения   длительности  предъявления  аномальных   карт  испытуемые начинали  колебаться,  выдавая  тем  самым некоторое осознание аномалии. При предъявлении  им, например,  красной шестерки пик, они обычно говорили: "Это шестерка пик, но что-то в ней не так -- у черного изображения края красные". При  дальнейшем  увеличении времени предъявления, колебания и замешательство испытуемых  начинали  возрастать  до  тех  пор,  пока,  наконец,  совершенно внезапно несколько  испытуемых  без  всяких колебаний не начинали  правильно идентифицировать  аномальные   карты.  Более  того,  сумев  сделать   это  с тремя-четырьмя  аномальными   картами,   они  без  особого   труда  начинали справляться и с другими картами. Небольшому числу испытуемых, однако,  так и не удалось  осуществить требуемую адаптацию используемых ими категорий. Даже в случае, когда аномальные карты предъявлялись им в течение времени, -- в 40 раз превышающего время, необходимое для опознания аномальных карт, более 10% аномальных карт так и остались  неопознанными.  Именно у этих испытуемых, не сумевших  справиться  с  поставленной  перед   ними  задачей,   существовали различные трудности личностного характера. Один из них в  ходе  эксперимента отчаянно воскликнул: "Я не могу разобрать, что это такое! Оно даже не похоже на карту. Я не знаю,  ни какого оно цвета, и не понятно, то ли это пики,  то ли черви. Я сейчас не уверен даже, как выглядят пики. Боже мой!"                                                                                                                                                                                                                                                     Джон Гриндер, Ричард Бэндлер. Структура магии (том 1)           Читать книгу:   http://goo.gl/6Aq9AY

Оффлайн Alex1984

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 313
моделирование
« Ответ #2 : 07/06/16 , 18:33:25 »
ЧЕРЕЗ СТЕКЛО, ТУСКЛО

     Вмешательство логической функции в тех случаях,  когда оно имеет место, изменяет данность,  уводит  ее  от  реальности.  Мы  не  можем  описать даже элементарных психических процессов, не наталкиваясь  на каждом шагу  на этот возмущающий -- а, может, правильно сказать "помогающий" -- фактор. Войдя  в сферу психического, ощущение вовлекается в круговорот  логических процессов.

По своему  произволу  психика изменяет  данное, представленное  ей.  В  этом процессе  следует  различать  две вещи: во-первых, действительные  формы,  в которых  происходит  это  изменение:  во-вторых,  продукты,   полученные  из исходного материала в результате этого изменения.

     "Организованная деятельность логической функции  втягивает в  себя  все ощущения и строит свой собственный  внутренний  мир, который последовательно отходит от реальности, сохраняя с ней в некоторых точках такую тесную связь, что происходят непрерывные переходы от одного к другому, и мы едва замечаем, что  действуем на  двойной  сцене  --  в нашем  собственном внутреннем  мире (который мы, разумеется,  объективируем, как мир чувственного восприятия) и, одновременно, в совершенно ином, внешнем мире". (Н. Vaihmder. The Philosophy of As If. pp. 159-160).

     Мысль  в том, что  между  миром и  нашим опытом этого  мира  существует неустранимое  различие,  высказывали  многие мыслители,  известные  нам  из истории цивилизации.

     Будучи людьми,  мы не имеем дела непосредственно с миром. Каждый из нас создает некоторую репрезентацию мира, в котором мы все живем. То есть все мы создаем  для  себя карту  или  модель,  которой  пользуемся  для  порождения собственного  поведения, В  значительной  степени именно наша  репрезентация мира  задает наш будущий  опыт  в этом мире: то, как  именно мы воспринимаем этот мир, с какими выборами сталкиваемся в своей жизни.

     "Не следует  забывать,  что  назначение мира  идей в целом  (карты  или модели --  авт.)  не  состоит  в изображении  мира, --  такая задача была бы совершенно невыполнима, -- а в том, чтобы  у нас был инструмент, позволяющий нам легче отыскивать свой путь в мире". (Н. Vaihinger. The philosophy of As If. p. 15).

     В  мире нет  и  двух людей,  опыт  которых  полностью совпадал бы между собой.  Модель,  создаваемая нами  для  ориентировки  в  мире,  основывается отчасти на  нашем опыте. Поэтому каждый  из  нас  создает отличную от других модель  общего  для  нас мира  и живет,  таким  образом,  в  несколько  иной реальности.

     "...следует   отметить  важные  характеристики   карт.   Карта  --   не территория,  которую  она  представляет:  но если  это правильная карта,  ее структура  подобна  структуре  территории,  что  и  служит  объяснением   ее полезности..." (Л. Korzybski, Science I Sanity, 4th ed. 1958. p. 58-60).

     Нам хотелось бы отметить здесь две вещи. Во-первых, между миром и любой конкретной  моделью  или  репрезентацией  мира  неизбежно имеется  различие.

Во-вторых, модели мира, создаваемые каждым из нас, также отличаются одна  от другой. Показать это можно множеством различных способов. Для наших целей мы выделили  три  категории:[2]   нейрофизиологические  ограничения, социальные ограничения и индивидуальные ограничения.

     Опыт и восприятие как активный процесс (нейрофизиологические ограничения)

     Рассмотрим  системы рецепторов  у  человека:  зрение,  слух,  осязание, обоняние и вкус. Существуют физические явления, которые лежат за  пределами, доступными  восприятию   через  эти  пять  общеизвестных  сенсорных  канала. Например, звуковые  волны,  частота  которых  либо  меньше  20  колебаний  в секунду, либо, наоборот, больше 20000 колебаний в секунду, человеческим ухом не воспринимаются. Однако в структурном отношении  эти физические явления не отличаются от тех, которые укладываются  в означенные рамки: это физические волны,  которые  мы  называем звуком. Зрительная  система человека  способна
улавливать  волны, располагающиеся в интервале  от  380  до 680 миллимикрон.

Волны,  ОТКЛОНЯЮЩИЕСЯ  от  этих  величин  в  большую  или  меньшую  сторону, человеческим глазом не воспринимаются. В данном  случае мы в  соответствии с генетически   детерминированными   нейрофизическими   ограничениями  также воспринимаем лишь часть непрерывного физического явления.

     Человеческое  тело  чувствительно  к  прикосновению  --  к  контакту  с поверхностью кожи. Тактильное чувство  представляет  собой прекрасный пример того, насколько сильно  наша  нейрофизическая  система  может влиять на  наш опыт.  В  серии экспериментов, проведенных еще в прошлом веке (Boring, I957. стр. 110-III), Вебер установил, что одна  и  та же  действительная ситуация, имеющая место  в  мире, может восприниматься человеком  как  два  совершенно различных тактильных  ощущения. В своих опытах Вебер обнаружил, что присущая нам способность ощущать прикосновения к поверхности кожи, резко  различается в зависимости от того,  в каком  месте человеческого тела расположены точки контакта. Для того,  чтобы две  точки на предплечье воспринимались отдельно друг от  друга, необходимо  в  тридцать раз увеличить наименьшее  расстояниемежду двумя точками, воспринимаемыми в качестве двух отдельных  точек, -- на мизинце.  Таким образом,  целая область идентичных, реально присутствующих в мире ситуаций  стимулирования  воспринимаются как  два  совершенно различных опыта   исключительно  из-за   особенностей  нашей   нервной   системы.  При прикосновении  к  мизинцу  мы  воспринимаем  одну  и  ту  же  ситуацию,  как прикосновение  в  двух различных местах, а при прикосновении к предплечью -- как прикосновение к одному месту. Физический мир остается неизменным, а наши переживания под воздействием этого мира в этих двух случаях резко отличаются одно от другого, как функция нашей нервной системы.

     Подобные   различия  между  миром   и  нашим   восприятием  мира  можно продемонстрировать  и  на  примере  других  чувств.  Ограниченность   нашего восприятия   хорошо   осознается  учеными,  осуществляющими  в  исследовании физического мира различные эксперименты  и  стремящимися с помощью  приборов раздвинуть  эти границы.  Приборы  воспринимают  явления,  не воспринимаемые нашими чувствами или не  различаемые ими,  и  дают их нам  в форме сигналов, воспринимаемых  нашим  сенсорным  аппаратом;   с  этой   целью   применяются фотографии, датчики  давления, термометры,  осциллоскопы,  счетчики Гейгера, датчики альфа-излучения и т.д. Таким образом,  одно  из  неизбежных  отличий наших моделей мира от самого мира объясняется тем, что наша  нервная система постоянно искажает или опускает целые части действительного мира.

     В  итоге  круг возможного  человеческого  опыта  сужается, и  возникают различия  между  тем,  что  происходит в  мире  на самом  деле,  и  тем, что представляет  собой наш опыт  второго мира. То наша нервная система, которая изначально детерминирована  генетическими   факторами,  представляет  собой первый комплекс фильтров, обусловливающих отличие мира --  территории --  от нашей репрезентации мира -- его карты,      Через стекло  тускло:  в  очках с  социальным предписанием (социальные ограничения).

     "...Мысль  состоит  здесь в том,  что функцией мозга,  нервной системы, органов чувств  является,  главным образом, устранение,  а не  производство.

Каждый  человек  в  любой  момент своей жизни  способен  вспомнить  все, что когда-либо  с  ним  случилось,  воспринять   все,  что происходит  на  всем пространстве вселенной. Функция  мозга  и нервной системы заключается в том, чтобы  защитить нас от угрозы испытывать потрясение  и замешательство перед этой массой в значительной мере бесполезного знания, не имеющего отношения к
делу, заслонить нас от большей части того, что в любой момент могло  бы быть воспринято нами или возникнуть  в памяти, оставив нам лишь чрезвычайно малую и тщательно  отобранную часть материала, возможного  материала,  которая, по всей  вероятности, может быть  практически  полезной.  При  таком  понимании каждый  из  нас  представляет  собой  потенциально  Вольный  Разум...

 Чтобы обеспечить выживание, Вольный  Разум  должен  проходить  через  редукционные клапаны мозга и нервной системы. В результате на выходе мы имеем лишь тонкую струйку того вида  сознания,  которое  помогает  нам  выжить  на поверхности разнообразных содержаний этого редуцированного сознании, человек  придумал и до деталей разработал  системы  символов  и  неявные  философии, которые  мы называем  языками.  Каждый  индивид  одновременно  пользуется  благами  той конкретной   языковом  традиции,  которой  он  принадлежит  от  рождения,  и испытывает на  себе  ее  тяготы -- пользуется  благами, ПОСКОЛЬКУ язык дает доступ к накопленному опыту других людей; испытывает  тяготы, поскольку язык укрепляет  в  нем  мнение, будто это урезанное  сознание представляет  собой единственное осознание  и  вводит  в обман его чувство  реальности, так  что человек  слишком легко начинает принимать свои понятия за ложные, а слова -- за  действительные вещи", (Aldous Huxly.  The Doors of Perception. New York. Harper I Raw. 1954 pp. 22-23).

     Второе  отличие  нашего опыта  мира от самого мира  возникает благодаря множеству социальных ограничений  или фильтров (очков  предписаний), которые мы называем социально-генетическими факторами. Под  социальной генетикой  мы имеем в  ВИДУ  всевозможные  фильтры  или  категории,  действию  которых  мы подвержены  в  качестве  членов  той  или  иной  социальной  системы: язык, общепринятые  способы восприятия  и разнообразнейшие  функции,  относительно которых в данном обществе существует относительное согласие.

     Наиболее   общепринятым   социально-генетическим   фильтром   является, очевидно, наша языковая система. В рамках любой конкретной языковой системы, к  примеру,  богатство  нашего  опыта  связано  отчасти  с числом  различии, проводимых   в  какой-либо   области   наших   ощущений.   В   языке   майду североамериканских индейцев Северной Калифорнии для описания всего цветового спектра  имеется  только  три  слова.  Они  делят цветовой  спектр следующим образом  (в  скобках  приведены  наиболее   близкие  английские  эквиваленты обозначений языка майду):
тит (сине-зеленый)
лак (красный)
ту лак (желто-оранжево-коричневый)

     В то время,  как  человеческие  существа способны  различать в  видимом цветовом спектре 750000 различных оттенков  (Boring, 1957),  носители  языка майду распределяют  свой цветовой  опыт, как  правило,  по  трем категориям, которыми   они  располагают,  благодаря  родному  языку.  Три  вышеназванных цветовых  термина охватывают тот  же диапазон ощущения действительного мира,
что  и восемь  цветовых  терминов  английского   языка.  Суть  сказанного заключается  в  том,  что  человек, говорящий на  языке майду, как  правило, осознает только три категории опыта цветового ощущения; носители английского языка обладают в данном случае большим числом категорий, а значит, и большим числом первичных перцептуальных  различении. Это значит, что в то время, как говорящий на английском языке будет описывать собственный опыт ощущения двух объектов, как два различных опыта  (скажем, желтая книга и оранжевая книга), для говорящих на  языке  майду  описания,  сделанные  в идентичной  ситуации действительного мира, в этих двух случаях не  будут друг от друга отличаться (две книги цвета тулак).

     В отличие  от  нейрофизиолого-генетических  ограничений, социально-генетические  ограничения  легко  преодолимы.  Самым  убедительным образом  об  этом  свидетельствует  наша способность разговаривать на разных языках -- то  есть  для организации собственного  опыта и репрезентирования мира  мы  способны  применять  несколько  комплексов  социально-генетических категорий или фильтров. Возьмем, к примеру, предложение "Книга голубая*.  -- Слово "голубая" представляет собой имя,  которое  мы, носители  английского языка,  научились  применять  для  описания собственного  опыта восприятия определенной  части  континуума видимого  света.  Введенные  в  заблуждение структурой нашего языка, мы начинаем думать, будто "голубая" -- представляет собой некое свойство объекта, называемого нами книгой,  а не имя, которым мы назвали собственное ощущение.

     "В восприятии комплекс  ощущении "сладко-белый" постоянно встречается в связи  с веществом "сахар".  По отношению к этой комбинации ощущении психика применяет категории  вещи и ее  атрибуте "сахар  --  сладкий". "Белый" здесь также  выступает  в роли  объекта,  а "сладкий"  в роли  атрибута.  Психике известны  и другие случаи  ощущения  "белый",  когда  оно выступает  в  роли
атрибута, так что и  в этом случае хорошо  известное  нам "белое" берется  в качестве  атрибута. Однако категорию "вещь -- атрибут" невозможно применить, если  "сладкое" и "белое" -- это  атрибуты, и никакого  другого  ощущения не дано.  И тут нам на помощь приходит язык и, соединяя имя  "сахар" с  цельным ощущением,  позволяет  нам   рассматривать  единичное  ощущение  в  качестве
атрибутов...  Кто ^ал мысли  власть  полагать, что  "белое" --  это  вещь, а "сладкое"  --  атрибут? Какое право  имел он предполагать, что оба  ощущения представляют собой  атрибуты,  а затем  мысленно добавить какой-то  объект в качестве носителя этих атрибутов? Обоснование этого невозможно отыскать ни в самих  ощущениях, ни в  том, что мы  рассматриваем в  качестве реальности...

Созданию дано только ощущение. Добавляя  вещь  к  тем ощущениям, которые  по предположению  представляют  собой атрибуты, мышление  впадает  в  серьезное заблуждение.   Оно  гипостазирует  ощущение,   которое,  в  конечном  счете, представляет  собой  всего лишь некоторый  процесс,  в качестве  обладающего самостоятельным  бытием атрибута, и приписывает этот  атрибут  вещи, которая либо существует,  как  некоторый комплекс ощущений, либо  была  прибавлена к тому,  что  ощущалось...  Где находится  "сладкое" приписываемое сахару? Оно существует  лишь  в акте ощущения... Мышление, тем самым, не просто изменяет некоторое ощущение, непосредственное ощущение, но все более и более  отходит от  действительности,  и  все  больше  увязывает  и  запутывается  в   своих собственных  формах.  С  помощью  творческой способности  --  говоря научным языком  --   оно  придумало  Вещь,  которая,  как  предполагается,  обладает Атрибутом.  Эта Вещь -- фикция.  Атрибут,  как таковой  --  тоже  фикция,  а
отношение между ними также фиктивное.

Категории  опыта,  применяемые   нами   и  другими  членами  социальной ситуации, в которой мы живем, представляют собой отличие наших  моделей мира от самого мира.

     Отметим, что в  случае нейрофизиологических фильтров действие последних в  нормальных  условиях  сказывается одним и  тем  же  для всех человеческих существ -- это общее основание  опыта,  которое объединяет  нас  в  качестве членов особого  вида.  Социально-генетические  фильтры  одинаковы  для  всех членов  одной  и той  же социально-лингвистической общности,  однако имеется большое число различных социально-лингвистических  общностей. Таким образом, второе  множество  фильтров  различает нас друг  от  друга  уже  в  качестве человеческих существ. Возникают более  радикальные  различия  между  опытами
различных  людей,  порождающие  еще  более   резкие   различия  между их репрезентациями мира.

Оффлайн Alex1984

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 313
я только начал, планирую огромную и информативную тему, а пока это комок, Знаком с НЛП, Косвенными формами внушений?

Оффлайн Alex1984

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 313
Тогда еще не переводили, да и бум пришелся позже, начитались разные, то секту организуют и т.д.  и т.п.    Я старое медленно читаю, а новое уже лет 8.

Оффлайн Alex1984

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 313
Оружие забрать. Иначе, но только пока я не вижу входа, они эти все техники и в СМИ и во мн.др. запустили. Как там "Если то, что ты делаешь не работает, делай что-угодно другое, чтобы сработало. Идеологическое оружие мы поставим на службу народу, но только после силовых захватов. Переименуем "Идеологическое оружие" , средства разоблачения лжи, и источник правды.

Оффлайн Alex1984

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 313
С ТВ у нас попроще и с инетом, у КПРФ какнал "Красная линия"  Я в инете всегда помощь окажу, два пк одну раздачу уже 2 часа раздают, эт о своем. Готовим план!? я по дому, почти в лесу живу в Сибири, набрасывай соображения, будем думать.....  Уж в мыслях на Гасвыборы покусился в грезах, нужно много ботнетов и серьёзная подготовка, а что это даст!? Жирика с Мироновм не совместишь, нет. Они оба часть системы

Оффлайн Alex1984

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 313
клава старая не работают некоторые клавиши или заедают, чистил, делал, в утиль


Оффлайн Alex1984

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 313
А создать проблему, а затем, предложить способы ее решения. Кто то из нас не видит за деревьями леса

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 9336
Современные СМИ и процессы упрощенчества



Пассивность и поверхностность восприятия информации как черты процесса упрощенчества.

Черты упрощенчества обнаруживаются в не только в падении качества информации, транслируемой нашими СМИ - изменяются в худшую сторону и характеристики аудитории, которой эта информация транслируется. Существует расхожее мнение, часто повторяемое работниками медиаиндустрии, что СМИ, дескать, только подстраиваются под потребителя. «Это у потребителя примитивные вкусы, это он ленив и глуп, а мы всего лишь вынуждены приспосабливаться к нему и подавать информацию в удобной для него форме», - говорят они.

Это глубокое заблуждение.

Маркетологи, производители медиапродукции, внимательно изучают исследования психологов относительно особенностей восприятия информации человеком. Они ищут возможности наиболее эффективной передачи данных зрителю, изучают способы сломить его сопротивление (да-да, именно так!), повысить уровень влияния на зрителя и понизить уровень его критичности по отношению к транслируемой информации. Надо сказать, что в этом производители медиапродукции сильно преуспели.

Все психические высшие психические функции стали объектом их внимания: память, мышление, речь, восприятие. Огромное значение придается изучению влияния информации на бессознательное человека. Производителям медиапродуцкции очень хочется эффективнее «доставлять информацию» до потребителя, минуя его сознание.

В процессе восприятия информации их также сильно интересует такая функция как внимание. Ее и хотелось бы обсудить в данной статье. Различают непроизвольное и произвольное внимание. Непроизвольное внимание имеет органическую природу, оно естественно и присутствует даже у младенцев. Ребенок поворачивает голову на необычный шум, тянется к яркой игрушке — так он обращает свое непроизвольное внимание на эти объекты. Произвольное внимание - это продукт воспитания. Умение осознанно концентрировать и удерживать внимание на информации означает, что человек обретает власть над ней, самостоятельно ею распоряжается.

Такая самостоятельность потребителя совершенно невыгодна для маркетологов и производителей медиа-продукции, цель которых - возможность маскимально влиять на аудиторию. Поэтому произвольное внимание стало объектом серьезных исследований.


В шестидесятых годах 20 века психологи Леон Фестингер и Натан Макоби поставили любопытный эксперимент: члены студенческого сообщества слушали речь лектора, резко их критиковавшего. В одной группе студенты слушали спикера с полным вниманием и часто ему возражали. Во второй группе параллельно с речью спикера на экране транслировался немой художественный фильм, не имеющий никакого отношения к теме обсуждения. Как утверждают экспериментаторы, во второй группе спикеру удалось значительно сильнее повлиять на аудиторию. «Вероятно так произошло, потому что занимательный фильм отвлек студентов от попытки опровергнуть убедительные доводы», пишут они. Оказалось, что при трансляции какой-либо информации влиять на аудиторию сложнее, если она воспринимает эту информацию с полным вниманием. Если же ввести в процесс передачи информации отвлекающий фактор, то уровень критичности к воспринимаемой информации снижается. Эти выводы взяли на вооружение современные рекламщики и маркетологи. Они стали наполнять свою рекламную продукцию дозированным количеством отвлекающей информации - музыкой, эротикой, несущественными деталями.

Еще один способ атаковать способность концентрироваться — это сделать поток информации чрезвычайно динамичным, быстро меняющимся. Человеческое восприятие устроено таким образом, что внимание непроизвольно фокусируется на изменениях в обстановке, а не на том, что остается неизменным. Эту особенность восприятия, склонность человека в любую секунду переключить внимание на другой объект, активно эксплуатирует современное телевидение. Причем если раньше резкой сменой изображений и бешеной динамичностью сцен отличались именно рекламные ролики, то теперь все больше художественных фильмов снимается в той же клиповой манере подачи информации. Произвольная концентрация внимания, в отличие от непроизвольной, имеет важную характеристику: это волевое активное действие. При просмотре видеопродукции воля и активность сводится на нет, поскольку внимание человека бесконечно переключают и ведут в нужную сторону те, кто эту продукцию создал. Нужно подчеркнуть, что чрезвычайно высоким темпом передачи информации отличаются детские мультфильмы. Возможности остановить поток данных, осмыслить его с той или иной степенью глубины у зрителя, как правило, нет. Все больше и больше он привыкает к пассивному поведению в процессе восприятия информации.

Не только видео, но и текстовая информация все больше строится по форме, не позволяющей долго на ней концентрироваться. Так тексты электронных СМИ ( в особенности новостных агентств) становятся все более короткими, они часто наводнены ссылками и яркими рекламными вставками, отвлекающими внимание и предлагающими переключиться на другой объект. Сформированную в таких условиях модель функционирования психики известный российский психолог Рада Грановская называет клиповым мышлением». По ее мнению, клиповое мышление начинает сейчас начинает формироваться с раннего возраста. «На клиповое мышление во многом работает и школа. Детей заставляют читать книги. Но на самом деле школа построена так, что учебники не являются книгами. Ученики читают один кусочек, потом через неделю — другой, а в это время еще по кусочку из других десяти учебников», пишет она.
На восприятие информации в форме быстро текущего потока мозг тратит значительно меньше энергии. Человек привыкает к такой модели существования в информационном пространстве и переключиться на другую ему становится сложнее, даже если когда-то он умел успешно справлялся с задачами, требующими длительной и глубокой концентрации внимания. А главное, что ему всячески мешают это сделать, поскольку сознание его постоянно бомбардируется все новыми порциями информации и он вынужден переключаться чтобы обратить на нее внимание. Что касается детей, то у них постепенно отнимается сама возможность научиться концентрироваться длительное время, поскольку вся информация, от развлекательной до обучающей, все больше строится на принципах постоянного переключения внимания.

Ученые утверждают, что современные молодые люди воспринимает значительно больший объем информации, чем представители поколения сформировавшегося до эпохи бурного развития телерадиовещания. Говорится также, что и скорость восприятия информации сильно возросла. В то же время о том, что увеличение объема и скорости восприятия информации может негативно влиять на процессы мышления, западные исследователи, часто ангажированные крупными медиакопорациями, предпочитают не афишировать.
Производители медиапродукции и маркетологи прекрасно знают, что скорость восприятия обратно пропорциональна критичности человека по отношению к траслируемой информации. Но маркетологам нужен идеальный потребитель - пассивное, безвольное и поверхностное существо, с начисто лишенной способностью критически воспринимать информацию и решать сложные задачи. И у него для этого есть очень эффективный и очень опасный инструмент.

Главный фактор негативного воздействия современных СМИ на человека заключается в том, что они формируют не только его взгляды и культурный багаж. Все это можно изменить, используя убеждение и обучение. Современные медиа обладают возможностями разрушать саму способность воспринимать и перерабатывать информацию, упрощать модели функционирования психики человека, подавлять или не давать сформироваться его волевым качествам. Изменить данные характеристики гораздо сложнее, чем переубедить человека. И на порядок сложнее это сделать, если человек «воспитывается» СМИ с раннего детства. А главное, совершенно неизвестен ответ на весьма важный вопрос о том, кто и каким образом это будет делать.