Автор Тема: Дворяне на службе у большевиков  (Прочитано 4661 раз)

0 Пользователей и 7 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15515
Дворянство Империи в красной и белой армиях: правда и враньё
 
С некоторых пор у нас стали насаждать мнение: надо посочувствовать белым. Они-де дворяне, люди чести и долга, «интеллектуальная элита нации», безвинно погублены большевиками…

Некоторые современные герои, героически без боя оставляя врагу по половине вверенной им территории, даже вводят белогвардейские погоны в рядах своего ополчения… Находясь при этом в т.н. „красном поясе” известной ныне всему миру страны…
Стало модным при случае поплакать о невинно убиенных и изгнанных дворянах. И, как водится, во всех бедах нынешнего времени винят красных, которые так обошлись с «элитой».

За этими разговорами становится незаметным главное — победили в той борьбе всё же красные, а ведь с ними воевала «элита» не только России, но и сильнейших держав того времени.

Да и с чего взяли нынешние «благородные господа», что дворяне в той великой русской смуте были обязательно на стороне белых? Иные дворяне, вроде Владимира Ильича Ульянова, для пролетарской революции сделали гораздо больше, нежели Карл Маркс и Фридрих Энгельс.

Обратимся к фактам.

В Красной Армии служило 75 тыс. бывших офицеров (из них 62 тыс. дворянского происхождения), в то время как в Белой около 35 тыс из 150 тысячного корпуса офицеров Российской Империи.

7 ноября 1917 года большевики пришли к власти. Россия к тому времени всё ещё находилась в состоянии войны с Германией и её союзниками. Хочешь или нет, а воевать надо. Поэтому уже 19 ноября 1917 г. большевики назначают начальником штаба Верховного главнокомандующего… потомственного дворянина, его превосходительство генерал-лейтенанта Императорской Армии Михаила Дмитриевича Бонч-Бруевича.

 
Уроки Истории: Дворяне Российской империи - костяк офицерского состава РККА или Об ещё одной либеральной лжи
Именно он возглавит вооружённые силы Республики в самый тяжёлый для страны период, с ноября 1917 г. по август 1918 г. и из разрозненных частей бывшей Императорской Армии и отрядов Красной Гвардии к февралю 1918 г. сформирует Рабоче Крестьянскую Красную Армию. С марта по август М.Д. Бонч-Бруевич будет занимать пост военного руководителя Высшего Военного Совета Республики, а в 1919 г. — начальника Полевого штаба Рев. Воен. Совета Республики.

В конце 1918 г. была учреждена должность главнокомандующего всеми Вооруженными силами Советской Республики. Просим любить и жаловать — его высокоблагородие главнокомандующий всеми Вооружёнными силами Советской Республики Сергей Сергеевич Каменев (не путать с Каменевым, которого затем вместе с Зиновьевым расстреляли). Кадровый офицер, закончил академию Генштаба в 1907 г., полковник Императорской Армии.

Сначала 1918 г. по июль 1919 г. Каменев сделал молниеносную карьеру от командира пехотной дивизии до командующего Восточным фронтом и, наконец, с июля 1919 г. и до конца Гражданской войны занимал пост, который в годы Великой Отечественной войны будет занимать Сталин. С июля 1919г. ни одна операция сухопутных и морских сил Советской Республики не обходилась без его непосредственного участия.

Большую помощь Сергею Сергеевичу оказывал его непосредственный подчинённый — его превосходительство начальник Полевого штаба Красной Армии Павел Павлович Лебедев, потомственный дворянин, генерал-майор Императорской Армии. На посту начальника Полевого штаба он сменил Бонч-Бруевича и с 1919 г. по 1921 г. (практически всю войну) его возглавлял, а с 1921 г. был назначен начальником Штаба РККА. Павел Павлович участвовал в разработке и проведении важнейших операций Красной Армии по разгрому войск Колчака, Деникина, Юденича, Врангеля, награждён орденами Красного знамени и Трудового Красного знамени (в то время высшие награды Республики).

Нельзя обойти вниманием и коллегу Лебедева, начальника Всероссийского главного штаба его превосходительство Александра Александровича Самойло. Александр Александрович также потомственный дворянин и генерал-майор Императорской Армии. В годы Гражданской войны возглавлял военный округ, армию, фронт, поработал заместителем у Лебедева, затем возглавил Всероглавштаб.

Не правда ли, крайне интересная прослеживается тенденция в кадровой политике большевиков? Можно предположить, что Ленин и Троцкий, подбирая высшие командные кадры РККА, ставили непременным условием, чтобы это были потомственные дворяне и кадровые офицеры Императорской Армии в звании не ниже полковника. Но, конечно, это не так. Просто жёсткое военное время быстро выдвигало профессионалов своего дела и талантливых людей, также быстро задвигая всевозможных «революционных балаболок».

Поэтому кадровая политика большевиков вполне естественна, им нужно было воевать и побеждать уже сейчас, времени учиться не было. Однако поистине удивления достойно то, что дворяне и офицеры к ним шли, да ещё в таком количестве, и служили Советской власти в большинстве своем верой и правдой.

Часто встречаются утверждения что большевики силой загоняли дворян в РККА грозя репрессиями семьям офицеров. Этот миф на протяжении многих десятилетий упорно муссируются в псевдоисторической литературе, псевдомонографиях и различного рода «исследованиях». Это только миф. Служили не за страх, а за совесть.

Да и кто бы доверил командование потенциальному предателю? Известно лишь о нескольких изменах офицеров. Но они командовали незначительными силами и являются печальным, но все таки исключением. Большинство же честно исполняли свой долг и самоотверженно сражались как с Антантой, так и со своими «братьями» по классу. Действовали так, как и полагается истинным патриотам своей Родины.

Рабоче-Крестьянский Красный Флот — это вообще аристократическое заведение. Вот перечень его командующих в годы Гражданской войны: Василий Михайлович Альтфатер (потомственный дворянин, контр-адмирал Императорского Флота), Евгений Андреевич Беренс (потомственный дворянин, контрадмирал Императорского Флота), Александр Васильевич Немитц (анкетные данные точно такие же).

Да что там командующие, Морской генеральный штаб Русского ВМФ практически в полном составе перешёл на сторону Советской власти, да так и остался руководить флотом всю Гражданскую войну. Видимо, русские моряки после Цусимы идею монархии воспринимали, как сейчас говорят, неоднозначно.

Вот что писал Альтфатер в своём заявлении о приёме в РККА: «Я служил до сих пор только потому, что считал необходимым быть полезным России там, где могу, и так, как могу. Но я не знал и не верил вам. Я и теперь ещё многого не понимаю, но я убедился… что вы любите Россию больше многих из наших. И теперь я пришёл сказать вам, что я ваш».

Полагаю, что эти же слова мог бы повторить барон Александр Александрович фон Таубе, начальник Главногоштаба командования Красной Армии в Сибири (бывший генерал-лейтенант Императорской Армии). Войска Таубе были разбиты белочехами летом 1918 г., сам он попал в плен и вскоре погиб в колчаковской тюрьме в камере смертников.

А уже спустя год другой «красный барон»—Владимир Александрович Ольдерогге (также потомственный дворянин, генерал-майор Императорской Армии), с августа 1919 г. по январь 1920 г. командующий Восточным фронтом красных, — добивал белогвардейцев на Урале и в итоге ликвидировал колчаковщину.

В этоже время, с июля по октябрь 1919 г. другой важнейший фронт красных — Южный — возглавлял его превосходительство бывший генерал-лейтенант Императорской Армии Владимир Николаевич Егорьев. Войска под командованием Егорьева остановили наступление Деникина, нанесли ему ряд поражений и продержались до подхода резервов с Восточного фронта, что в итоге предопределило окончательное поражение белых на Юге России. В эти тяжёлые месяцы ожесточённых боёв на Южном фронте ближайшим помощником Егорьева был его заместитель и одновременно командующий отдельной войсковой группой Владимир Иванович Селивачёв (потомственный дворянин, генерал-лейтенант Императорской Армии).

Как известно, летом-осенью 1919 г. белые планировали победоносно завершить Гражданскую войну. С этой целью они решили нанести комбинированный удар на всех направлениях. Однако к середине октября 1919 г. колчаковский фронт был уже безнадёжен, наметился перелом в пользу красных и наЮге. В этот-то момент белые нанесли неожиданный удар с северо-запада.

На Петроград ринулся Юденич. Удар был настолько неожиданным и мощным, что уже в октябре белые оказались в пригородах Петрограда. Встал вопрос о сдаче города. Ленин, несмотря на известную панику в рядах товарищей, город решил не сдавать.

И вот уже выдвигается навстречу Юденичу 7-я армия красных под командованием его высокоблагородия (бывшего полковника Императорской Армии) Сергея Дмитриевича Харламова, а во фланг белым заходит отдельная группа той же армии под командованием его превосходительства (генерал-майора Императорской Армии) Сергея Ивановича Одинцова. Оба — из самых потомственных дворян. Итог тех событий известен: в середине октября Юденич ещё рассматривал Красный Петроград в бинокль, а 28 ноября распаковывал чемоданы в Ревеле (любитель молоденьких мальчиков оказался никудышным командующим…).

Северный фронт. С осени 1918 г. по весну 1919 г. это важный участок борьбы с англо-американо-французскими интервентами. Ну и кто ведёт большевиков в бой? Сначала его превосходительство (бывший генерал-лейтенант) Дмитрий Павлович Парский, затем его превосходительство (бывший генерал-лейтенант) Дмитрий Николаевич Надёжный, оба потомственные дворяне.

Нельзя не отметить, что именно Парский возглавлял отряды Красной Армии в знаменитых февральских боях 1918 г. под Нарвой, так что во многом благодаря нему мы празднуем 23 февраля. Его превосходительство товарищ Надёжный после окончания боёв на Севере будет назначен командующим Западным фронтом.

Такая ситуация с дворянами и генералами на службе у красных практически везде. Нам скажут: всё вы тут преувеличиваете. Были же у красных свои талантливые военачальники и не из дворян и генералов. Да, были, их имена мы хорошо знаем: Фрунзе, Будённый, Чапаев, Пархоменко, Котовский, Щорс. Но кем они были в дни решающих боёв?

Когда решалась судьба Советской России в 1919 г., самым важным был Восточный фронт (против Колчака). Вот его командующие в хронологическом порядке: Каменев, Самойло, Лебедев, Фрунзе (26 дней!), Ольдерогге. Один пролетарий и четыре дворянина, подчеркну — на жизненно важном участке! Нет, заслуг Михаила Васильевича я умалять не хочу. Он действительно талантливый полководец и многое сделал для разгрома того же Колчака, командуя одной из войсковых групп Восточного фронта. Затем Туркестанский фронт под его командованием раздавил контрреволюцию в Средней Азии, а операция по разгрому Врангеля в Крыму заслуженно признаётся шедевром военного искусства. Но будем справедливы: к моменту взятия Крыма даже белые не сомневались в своей судьбе, исход войны был решён окончательно.

Семён Михайлович Будённый был командармом, его Конная армия сыграла ключевую роль в ряде операций некоторых фронтов. Однако не следует забывать, что в РККА были десятки армий, и назвать вклад одной из них решающим в победе было бы всё же большой натяжкой. Николай Александрович Щорс, Василий Иванович Чапаев, Александр Яковлевич Пархоменко, Григорий Иванович Котовский — комдивы. Уже в силу этого при всей своей личной храбрости и военных дарованиях стратегического вклада в ход войны они внести не могли.

Но у пропаганды свои законы. Любой пролетарий, узнав, что высшие военные должности занимают потомственные дворяне и генералы царской армии, скажет: «Да это же контра!»

Поэтому вокруг наших героев возник своеобразный заговор молчания и в советские годы, и тем более — сейчас. Они победили в Гражданской войне и тихо ушли в небытие, оставив после себя пожелтевшие оперативные карты и скупые строки приказов.


А ведь «их превосходительства» и «высокоблагородия» проливали свою кровь за Советскую власть ничуть не хуже пролетариев. Про барона Таубе уже упоминалось, но это пример не единственный.

Весной 1919 г. в боях под Ямбургом белогвардейцы захватили в плен и казнили комбрига 19 стрелковой дивизии бывшего генерал- майора Императорской Армии А.П. Николаева. Такая же участь постигла в 1919 г. командира 55 стрелковой дивизии бывшего генерал-майора А.В. Станкевича, в 1920 г. — командира 13 стрелковой дивизии бывшего генерал-майора А.В. Соболева. Что примечательно, перед смертью всем генералам предложили перейти на сторону белых, и все отказались. Честь русского офицера – дороже жизни.

То есть вы полагаете, скажут нам, что дворяне и кадровый офицерский корпус были за красных?

Конечно, я далек от этой мысли. Здесь просто надо отличать «дворянина» как нравственное понятие от «дворянства» как класса. Дворянский класс почти целиком оказался в лагере белых, иначе и быть не могло.


Сидеть на шее русского народа им было очень удобно, и слезать не хотелось. Правда, и белым помощь от дворян была просто мизерной. Судите сами. В переломный 1919 год, примерно к маю, численность ударных группировок белых армий составляла: армия Колчака — 400 тыс. человек; армия Деникина (Вооружённые силы Юга России) — 150 тыс. человек; армия Юденича (Северо-Западная армия) — 18,5 тыс. человек. Итого: 568,5 тыс. человек.

Причём это, в основном, «лапотники» из деревень, которых под угрозой расстрела загоняли в строй и которые потом целыми армиями(!), как у Колчака, переходили на сторону красных. И это в России, где на то время насчитывалось 2,5 млн. дворян, т.е. не менее 500 тыс. мужчин призывного возраста! Вот, казалось бы, ударный отряд контрреволюции…

Или возьмем, к примеру, руководителей белого движения: Деникин — сын офицера, дед был солдатом; Корнилов — казак, Семёнов — казак, Алексеев — сын солдата. Из титулованных особ — один только Врангель, да и тот шведский барон. Кто же остался? Дворянин Колчак —потомок пленного турка, да Юденич с весьма характерной для «русского дворянина» фамилией и нестандартной ориентацией. В былые времена сами дворяне таких своих собратьев по классу определяли как худородных. Но «на без- рыбье и рак — рыба».

Не стоит искать князей Голицыных, Трубецких, Щербатовых, Оболенских, Долгоруковых, графов Шереметевых, Орловых, Новосильцевых и среди менее значимых деятелей белого движения. Сидели «бояре» в тылу, в Париже да Берлине и ждали, когда одни их холопы других на аркане приведут. Не дождались.

Так что завывания Малинина про поручиков Голициных и корнетов Оболенских всего лишь выдумка. Их не существовало в природе… А вот то, что горит под ногами родная земля не просто метафора. Она действительно горела и под войсками антанты и их «белых» друзей.

Но есть ещё нравственная категория — «дворянин». Поставьте себя на место «его превосходительства», перешедшего на сторону Советской власти. На что он может рассчитывать? Самое большее — командирский паёк да пара сапог (исключительная роскошь в Красной Армии, рядовой состав обували в лапти). При этом подозрение и недоверие многих «товарищей», постоянно рядом бдительное око комиссара. Сравните это с 5000 рублей годового жалования генерал- майора царской армии, а ведь у многих превосходительств была ещё и фамильная собственность до революции. Поэтому шкурный интерес для таких людей исключается, остается одно — честь дворянина и русского офицера. Лучшие из дворян пошли к красным — спасать Отечество.

В дни польского нашествия 1920 г. русское офицерство, в том числе и дворяне, переходили на сторону Советской власти тысячами. Из представителей высшего генералитета бывшей Императорской Армии красные создали специальный орган — Особое совещание при главнокомандующем всеми Вооружёнными Силами Республики. Цель этого органа—разработка рекомендаций для командования РККА и Советского Правительства по отражению польской агрессии. Кроме этого, Особое совещание обратилось с призывом к бывшим офицерам Русской Императорской Армии выступить на защиту Родины в рядах РККА.

Замечательные слова этого обращения, пожалуй, в полной мере отражают нравственную позицию лучшей части русской аристократии:

«В этот критический исторический момент нашей народной жизни мы, ваши старшие боевые товарищи, обращаемся к вашим чувствам любви и преданности к Родине и взываем к вам с настоятельной просьбой забыть все обиды, <…> добровольно идти с полным самоотвержением и охотой в Красную Армию на фронт или в тыл, куда бы правительство Советской Рабоче- Крестьянской России вас не назначило, и служить там не за страх, а за совесть, дабы своею честною службою, не жалея жизни, отстоять во что бы то ни стало дорогую нам Россию и не допустить её расхищения».

Под обращением стоят подписи их высокопревосходительств: генерала от кавалерии (главнокомандующего Русской Армии в мае-июле 1917 г.) Алексея Алексеевича Брусилова, генерала от инфантерии (военного министра Российской Империи в 1915-1916 гг.) Алексея Андреевича Поливанова, генерала от инфантерии Андрея Меандровича Зайончковского и многих других генералов Русской Армии.

В абсолютных цифрах вклад русского офицерства в победу Советской власти выглядит следующим образом: в период Гражданской войны в ряды Красной Армии было призвано 48,5 тысяч царских офицеров и генералов. В решающем 1919 году они составили 53% всего командного состава РККА.

Закончить краткий обзор хотелось бы примерами человеческих судеб, которые как нельзя лучше опровергают миф о патологическом злодействе большевиков и о поголовном истреблении ими благородных сословий России. Замечу сразу, большевики не были глупыми, поэтому понимали, что, учитывая тяжелейшее положение России, им очень нужны люди со знаниями, талантами и совестью. И такие люди могли рассчитывать на почёт и уважение со стороны Советской власти, несмотря на происхождение и дореволюционную жизнь.

Начнём с его высокопревосходительства генерала от артиллерии Алексея Алексеевича Маниковского. Алексей Алексеевич ещё в Первую мировую войну возглавлял Главное артиллерийское управление Русской Императорской Армии. После Февральской революции был назначен товарищем (заместителем) военного министра. Поскольку военный министр Временного правительства Гучков ничего не соображал в военных вопросах, Маниковскому пришлось стать фактическим главой ведомства. В памятную октябрьскую ночь 1917 г. Маниковский был арестован вместе с остальными членами Временного правительства, затем отпущен на свободу. Спустя несколько недель вновь арестован и опять отпущен на свободу, в заговорах против Советской власти замечен не был. И уже в 1918 г. он возглавляет Главное артиллерийское управление РККА, затем будет работать на различных штабных должностях Красной Армии.

Или, например, его превосходительство генерал-лейтенант Русской Армии, граф Алексей Алексеевич Игнатьев. В годы Первой мировой войны он в чине генерал-майора служил военным атташе во Франции и ведал закупками вооружения—дело в том, что царское правительство так подготовило страну к войне, что даже патроны приходилось закупать за границей. За это Россия платила немалые деньги, и лежали они в западных банках.

После Октября наши верные союзники мигом наложили лапу на русскую собственность за границей, в том числе и на счета правительства. Однако Алексей Алексеевич сориентировался быстрее французов и денежки перевёл на другой счёт, союзникам недоступный, да к тому же на своё имя. А денег было 225 миллионов рублей золотом, или 2 миллиарда долларов по нынешнему золотому курсу.

Игнатьев не поддался на уговоры о передаче средств ни со стороны белых, ни со стороны французов. После того как Франция установила дипломатические отношения с СССР, он пришёл в советское посольство и скромненько передал чек на всю сумму со словами: «Эти деньги принадлежат России». Эмигранты были в бешенстве, они постановили убить Игнатьева. И убийцей вызвался стать его родной брат! Игнатьев чудом остался жив — пуля пробила фуражку в сантиметре от головы.

Предложим каждому из вас мысленно примерить на себя фуражку графа Игнатьева и подумать, способны ли вы на такое? А если к этому добавить, что в ходе революции большевики конфисковали родовое имение Игнатьевых и фамильный особняк в Петрограде?

И последнее, что хотелось бы сказать. Помните, как в своё время обвиняли Сталина, вменяя ему в вину то, что он поубивал всех оставшихся в России царских офицеров и бывших дворян?

Так вот никто из наших героев репрессиям не подвергался, все умерли своей смертью (разумеется, кроме павших на фронтах Гражданской войны) во славе и почёте. А их младшие товарищи, такие как: полковник Б.М. Шапошников, штабс-капитаны А.М. Василевский и Ф.И. Толбухин, подпоручик Л.А. Говоров, — стали Маршалами Советского Союза.

История давно все расставила по своим местам и как бы не пытались ее переврать всякие радзинские, сванидзе и прочая шушера, не знающая историю, но умеющая получать деньги за вранье, факт остается фактом: белое движение дискредитировало себя. В основной своей массе это каратели, мародеры и просто мелкое жулье на службе у Антанты…
Источник - "Интернет-ополчение"

Оффлайн Apsheron

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 10
Re: Дворяне на службе у большевиков
« Ответ #1 : 01/11/15 , 10:31:44 »
Интересно, но неожиданно.Кому верить?

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8534
Re: Дворяне на службе у большевиков
« Ответ #2 : 01/11/15 , 10:56:03 »
Офицеры и генералы царской армии на службе советской республике

Принципиальные политические разногласия между рабоче-крестьянской властью, которая встала у руля после Октябрьской революции, и представителями буржуазной интеллигенции потеряли свою важность, когда над страной нависла угроза со стороны внешних врагов. Когда речь идет о выживании, а вокруг страны смыкается кольцо фронтов, благоразумие диктует свои правила, а место идеологических интересов занимает желание спасти Отчизну, идя на уступки и компромиссы с внутренними противниками.

Гражданское  противостояние значительно ослабляло силы вновь сформированной РККА  (Рабоче-Крестьянской Красной Армии). Укрепить ее командный состав за  счет молодых специалистов из среды трудящихся не представлялось  возможным, ибо для их подготовки требовалось время, которого просто не  было. Необходимость немедленного создания достаточно сильной регулярной  армии, которая сможет дать отпор не только империалистическим  интервентам, но и войскам белогвардейцев, привела к тому, что Советское  руководство посчитало уместным использовать накопленный военный и  теоретический опыт специалистов, которые до событий 1917-го года  состояли на службе в Царской армии.

http://www.lt90.org/upload_files/raznie1/1415472277.jpg height=596

Обосновав необходимость использования значительного культурного  наследия капитализма, Ленин обратился к руководящим органам страны. Он  подчеркивал о необходимости отнестись с особым вниманием к привлечению  научно-образованных специалистов не только в военной, но и в других  областях, независимо от их происхождения и от того, кем и кому они  служили до прихода Советской Власти. Поставить цель было конечно просто,  но вот как ее достичь? Большинство бывших дворян оставались или  враждебно настроенными к Советской власти, или заняли по отношению к ней  выжидательную позицию. Уверенные в том, что революция несет с собой  лишь разруху и падение культуры, они ожидали неизбежной гибели  российской интеллигенции. Им было трудно осмыслить, что идя навстречу,  Советская власть стремится перенести в обновленную Россию самые ценные  достижения капиталистического уклада жизни. Фактор принуждения вряд ли смог бы тогда дать положительные  результаты. К тому же приходилось работать не только над изменением  отношения интеллигенции к новой власти, но и влиять на негативное  отношение рабочих масс к бывшим представителям буржуазии. Еще одной  проблемой было то, что часть руководящих партийных работников совершенно  не разделяла мнение Ленина о необходимости сотрудничества с  противоположной по мировоззрению стороной, даже в условиях тотального  контроля над их деятельностью. И конечно подобное взаимодействие с  людьми, просто пропитанными столь чуждой большевикам идеологией,  довольно часто оборачивалось вредительством. Однако без использования  знаний и опыта, которые интеллигенция Царской России получила в лучших  учебных заведениях Европы и во время работы на высоких должностных  постах еще до революции, невозможно было поднять страну и одержать  победу над внешними врагами.

В конце концов, многим бывшим офицерам и генералам явилось осознание  того, что Советская власть – единственная сила, представляющая  национальные интересы России и способная защитить страну от внешних  врагов в данный период времени. Все патриотически настроенные  профессиональные военные, чувствующие свою связь с народом, посчитали  своим долгом поддержать «красных» в борьбе за независимость Родины.  Огромное значение при этом также оказала позиция нового правительства о  не посягательстве на политические убеждения военных спецов, что было  даже законодательно зафиксировано на V Всероссийском съезде Советов (от  10 июля 1918-го года). К сожалению, нельзя забывать и о других бывших  дворянах и офицерах, готовых отдать нашу страну на поругание внешним  врагам. Они всячески желали избавиться от коммунистов и их пагубных  идей, не желая понимать последствий подобных «дьявольских» сделок.

Первые шаги на пути к сотрудничеству стали хорошим примером для  других военных, еще сомневающихся в правильности подобного решения. Уже  перешедшие на сторону большевиков генералы призывали остальных офицеров  Царской армии выступить на защиту страны в рядах РККА. Сохранились  замечательные слова их обращения, хорошо показывающие нравственную  позицию этих людей: «В этот важный исторический момент мы, старшие  боевые товарищи, обращаемся к вашим чувствам преданности и любви  Отчизне, просим позабыть все обиды и добровольно идти в Красную Армию.  Куда бы вас не назначили, служить не за страх, а за совесть, дабы, не  жалея жизни, своею честною службою отстоять дорогую нам Россию, не  допустив её расхищения».

Не скрывается факт того, что для привлечения специалистов  дореволюционной России использовались подчас не совсем гуманные методы и  средства. Некоторые историки склонны называть послереволюционный период  «путем на Голгофу» для российской интеллигенции, ибо репрессивные  методы их принуждения к работе на Советскую власть были широко  распространены. Однако высшие органы власти не приветствовали такое  отношение к знатокам дворянского происхождения, о чем свидетельствует  принятый 17 декабря 1918-го года приказ Президиума ВЧК. В этом документе  содержатся строгие указания проявлять особую осмотрительность при  привлечении буржуазно-дворянских специалистов к ответственности за те  или иные действия и допускать их арест только в случае наличия  доказанных фактов антисоветской деятельности. Страна не могла позволить  себе бездумно разбрасываться ценными кадрами, трудное время диктовало  новые правила. Также вопреки многочисленным утверждениям о  принудительном привлечении военных экспертов Императорской России в РККА  стоит отметить то, что произошедшие в армии еще до революции негативные  преобразования значительно изменили настроения среди офицерского  состава. Это лишь способствовало тому, что с приходом Советской власти  многие высшие армейские чины посчитали своим долгом, а не из-за страха,  поддержать большевиков в сражении за Отечество.

Итогом проводимых мероприятий стало то, что из ста пятидесяти тысяч  профессиональных военных, служивших в офицерском корпусе дореволюционной  России, в Красной Армии сражались семьдесят пять тысяч человек против  тридцати пяти тысяч старого офицерского состава на службе у  белогвардейцев. Их вклад в победу в Гражданской войне неоспорим,  пятьдесят три процента командного состава Красной Армии являлись  офицерами и генералами Императорской Армии.

Поскольку обстановка требовала немедленных и верных действий, уже в  ноябре 1917-го года начальником штаба и Верховным главнокомандующим  армии был назначен не кто иной, как потомственный дворянин,  генерал-лейтенант бывшей Императорской Армии М.Д. Бонч-Бруевич,  получивший прозвище «советский генерал». Именно ему довелось возглавить в  феврале 1918-го года РККА, созданную из отдельных частей Красной  Гвардии и остатков бывшей Императорской Армии. Это был самый трудный для  Советской Республики период, длившийся с ноября 1917-го до августа  1918-го года.

http://www.demyan-bedniy.ru/images/ib/pr9.jpg

Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич родился в Москве 24 февраля  1870-го года. Его отец был землемером, выходцем из старинного  дворянского рода. В двадцать один год Бонч-Бруевич окончил  Константиновский межевой институт по профессии геодезист, а уже через  год Московское пехотное юнкерское училище. До 1898-го года он учился в  Академии Генштаба, где и остался до 1907-го преподавать тактику. Являлся  участником Первой мировой войны. Его родной брат – Владимир Дмитриевич  был большевиком с 1895-го года, занимался делами Совнаркома. Возможно,  поэтому после Октябрьской революции Бонч-Бруевич первым из генералов  встал на сторону новой власти и принял должность начштаба. Помощником  его стал бывший генерал-майор дворянин С.Г. Лукирский. Скончался Михаил  Дмитриевич в 1956-ом году в Москве.

С конца 1918-го года вновь учрежденную должность главнокомандующего  Вооруженными силами страны занимало его высокоблагородие С.С. Каменев  (но не тот Каменев, который был позже расстрелян вместе с Зиновьевым).  Возглавив после революции пехотную дивизию, этот опытнейший кадровый  офицер молниеносно продвинулся по служебной лестнице.

http://wberdnikov.narod.ru/7.jpg

Сергей Сергеевич Каменев появился на свет в семье военного  инженера из Киева. Окончил Киевский кадетский корпус, Александровское  военное училище и Петербургскую Академию Генштаба. Пользовался большим  уважением у солдат. Во время Первой мировой войны Каменев занимал  различные штабные должности. В начале революции Каменев прочёл сборник  Ленина и Зиновьева под названием «Против течения», который, с его слов,  «открыл для него новые горизонты и произвел ошеломляющее впечатление».  Зимой 1918-го года он по добровольному согласию вступил в ряды Красной  Армии и руководил операциями по уничтожению Деникина, Врангеля и  Колчака. Также Каменев помогал подавить сопротивление в Бухаре, Фергане,  Карелии, в Тамбовской губернии (восстание Антонова). С 1919-го по  1924-ый годы занимал пост главнокомандующего РККА. Он создал план  разгрома Польши, которые так и не был осуществлен из-за противодействия  руководства Юго-Западного фронта (в лице Егорова и Сталина). После  окончания войны занимал крупные должности в Красной Армии, явился одним  из создателей Осоавиахима, проводил исследование Арктики. В частности  Каменев организовал помощь затертому во льдах «Челюскину» и итальянской экспедиции Нобиле.

Непосредственным подчиненным Сергея Сергеевича Каменева и его первым  помощником был потомственный дворянин, начальник Полевого штаба РККА  П.П. Лебедев, который при Императорской Армии числился в звании  генерал-майора. Сменив на указанном посту Бонч-Бруевича, Лебедев в  течение всей войны (с 1919-го по 1921-ый год) умело руководил Полевым  штабом, активно участвуя в подготовке и проведении основных операций.


http://www.imperiyanews.ru/content/80248ad5-993a-4521-9447-bbcd22c3f51a


Павел Павлович Лебедев родился в Чебоксарах 21 апреля 1872-го  года. Выходец из семьи обедневших дворян, обучение получал за казенный  счет. С отличием окончил Кадетский корпус, Александровское военное  училище, Академию Генерального штаба. В звании штабс-капитана Лебедев  был причислен к Генштабу, в котором благодаря своим неординарным  способностям быстро сделал блестящую карьеру. Участвовал в Первой  мировой войне. Он отказался переходить на сторону белых и после личного  приглашения В.И. Ленина вступил в армию большевиков. Считается одним из  главных разработчиков операций по уничтожению войск Н.Н. Юденича, А.И. Деникина, А.В. Колчака. Лебедев отличался поразительной выносливостью, трудился без выходных, возвращался домой лишь в четыре часа утра. После окончания Гражданской войны остался работать на руководящих постах Красной Армии. Лебедев был награжден самыми высшими наградами Советской Республики. Скончался 2 июля 1933-го года в Харькове.

Еще один потомственный дворянин А.А. Самойло являлся непосредственным  коллегой Лебедева, занимая пост начальника Всероссийского Главштаба.  Дослужившись в Императорской Армии до звания генерал-майора, Александр  Александрович после революционных преобразований октября перешел на  сторону большевиков, а за свои значительные заслуги был награжден  многочисленными орденами и медалями, среди которых два ордена Ленина,  три ордена Красного знамени и орден Отечественной войны I степени.


https://persons-info.com/userfiles/image/persons/30000-40000/37000-38000/37176/SAMOILO_Aleksandr_Aleksandrovich2.jpg


Александр Александрович Самойло появился на свет 23 октября  1869-года в городе Москва. Его отец был военным врачом из рода гетманов  Запорожского Войска. В 1898-ом году Александр Александрович окончил  Академию Генштаба. Во время войны служил в Генеральном штабе в  оперативном отделе. На стороне «красных», принимал участие в переговорах  с Германией (в Брест-Литовске), с Финляндией (в апреле 1920-го), с  Турцией (в марте 1921-го). Является прототипом главного героя романа  «Честь имею», написанного Валентином Пикулем. Умер в 1963-ем году в  возрасте девяносто четырех лет.

У стороннего человека может создаться ложное представление о том, что  Ленин и Троцкий, определяясь с кандидатурами на высшие командные посты,  непременно стремились назначить на них представителей генеральского  Императорского корпуса. Но правда состоит в том, что лишь те, кто был  удостоен таких высоких военных званий, обладали необходимыми навыками и  умениями. Именно они помогли новой власти мгновенно сориентироваться в  сложнейшей обстановке и отстоять свободу Отечества. Жесткие условия  военного времени быстро расставляли людей на заслуженные места, выдвигая  вперед настоящих профессионалов и «задвигая» тех, кто только казался  таким, являясь на деле обычной «революционной балаболкой».

На основании составленной на октябрь 1917-го года подробной картотеки  офицеров русской армии, а также дальнейшей сверке полученных данных с  более поздними, были определены наиболее соответствующие истине сведения  о численности военных чинов Императорской Армии, служивших на стороне  новой власти. Статистика говорит о том, что во время гражданской войны в  армии рабочих и крестьян служили: 746 бывших подполковников, 980  полковников, 775 генералов. А Красный Флот вообще был аристократической  воинской частью, так как Генштаб Русского ВМФ после октябрьских событий  практически в полном составе перешел на сторону большевиков и  самоотверженно сражался на стороне Советской власти всю гражданскую  войну. Командующими флотилией в период войны были бывшие контр-адмиралы  Императорского флота и потомственные дворяне: В.М. Альтфатер, Е.А.  Беренс и А.В. Немитц. Они также совершенно добровольно поддержали новое правительство.


https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/08/Altfater_VM.jpg


Василий Михайлович Альтфатер родился в Варшаве в семье  генерала 4 декабря 1883-го года и получил блестящее образование. Он  участвовал в обороне Порт-Артура во время русско-японской войны. Проявил  себя мужественным человеком при спасении команды броненосца  «Петропавловск». Во время Первой мировой работал в Военно-морском  управлении. Перейдя на сторону большевиков в 1917-ом году, Василий  Михайлович стал первым командующим РККФ. Вот что он написал в своём  заявлении: «До сих пор я служил лишь потому, что считал нужным быть  полезным России. Я не знал вас и не верил вам. Даже теперь многое мне не  понятно, но я убедился – вы любите Россию более многих из наших.  Поэтому я пришёл к вам». В.М. Альтфатер умер от сердечного приступа 20  апреля 1919-го года и был похоронен на Новодевичьем кладбище.
 
Отдельно можно отметить белых офицеров и генералов, эмигрировавших в Китай и вернувшихся в Россию из Китая в 20-е и 30-е годы. Так например в 1933 году, вместе со своим братом, генерал-майором А.Т. Сукиным, выехал в СССР полковник Генштаба старой армии Сукин Николай Тимофеевич, в белых армиях генерал-лейтенант, участник Сибирского Ледяного похода, летом 1920 временно занимал пост начальника штаба главкома всеми вооруженными силами Российской Восточной окраины, в СССР работал преподавателем военных дисциплин. Некоторые из них еще в Китае начали работать на СССР, как например полковник старой армии, в колчаковской армии генерал-майор Тонких И.В.— в 1920 в вооруженных силах Российской Восточной окраины занимал пост начальника штаба походного атамана, в 1925 г. проживал в Пекине. В 1927 г. он являлся сотрудником военного атташе полномочного представительства СССР в Китае, 06.04.1927 был арестован китайскими властями в ходе налета на помещение полпредства  в Пекине, и вероятно после этого вернулся в СССР. Также еще в Китае с  Красной армией начал сотрудничать и еще один высокопоставленный офицер  белой армии, также участник Сибирского Ледяного похода, Алексей  Николаевич Шелавин. Забавно, но вот как описывает встречу с ним Казанин,  приехавший в штаб Блюхера в Китае в качестве переводчика:
«В  приемной стоял длинный стол, накрытый к завтраку. За столом сидел  подтянутый седеющий военный и с аппетитом ел из полной тарелки овсяную  кашу. В такой духоте есть горячую кашу казалось мне героическим  подвигом. А он, не довольствуясь этим, взял из миски три яйца всмятку и  выпустил их на кашу. Все это он полил консервированным молоком и густо  посыпал сахаром. Я был настолько загипнотизирован завидным аппетитом  старого военного (скоро я узнал, что это был царский генерал Шалавин,  перешедший на советскую службу), что Блюхера я увидел только, когда он  уже стоял совсем передо мной». Казанин в своих мемуарах не упомянул,  что Шелавин был не просто царским, а белым генералом, в общем-то в  царской армии он был лишь полковником Генштаба. Участник русско-японской  и мировой войн, в колчаковской армии он занимал должности начальника  штаба Омского военного округа и 1-го Сводного Сибирского (впоследствии  4-го Сибирского) корпуса, участвовал в Сибирском Ледяном походе, служил в Вооруженных силах Российской Восточной окраины и Приамурского Временного правительства, затем эмигрировал в Китай. Уже в Китае он начал сотрудничать с советской военной разведкой (под псевдонимом Руднев), в 1925–1926 – военный советник Хэнаньской группы, преподаватель военной школы Вампу; 1926-1927 — в штабе Гуанчжоуской группы, помогал Блюхеру эвакуироваться из Китая и сам также вернулся в СССР в 1927 году. Также нельзя не упомянуть несгибаемого генерала Дмитрия Михайловича Карбышева:
 
http://www.orthedu.ru/uploads/posts/2016-02/1456464067_original.jpg

Дмитрий Михайлович Карбышев родился (14) 26 октября 1880 года в  Омске, в семье военного чиновника. В 12 лет остался без отца. Детей  воспитывала мать. Блестяще закончил Сибирский кадетский корпус и был  принят в Петербургское Николаевское военно-инженерное училище.
В 1900 году по окончании училища Дмитрий был направлен служить в 1-й  Восточно-Сибирский сапёрный батальон. В ходе русско-японской войны в  составе батальона укреплял позиции, устанавливал средства связи, наводил  мосты, вёл разведку боем. Участвовал в сражении под Мукденом. Войну  закончил в чине поручика.

После войны Карбышев служил во Владивостоке. В 1911 году с отличием  окончил Николаевскую военно-инженерную академию. Был направлен в  Брест-Литовск на должность командира минной роты. Там он принимал  участие в строительстве фортов Брестской крепости.
Карбышев — участник Первой мировой войны с самого ее начала. С 1918  года в Красной Армии. В 1923–1926 годах председатель Инженерного  комитета Главного военно-инженерного управления РККА. С 1926 года он –  преподаватель в Военной академии имени М.В. Фрунзе. В феврале 1934 года –  начальник кафедры военно-инженерного дела Военной Академии Генштаба.

В 1938 году окончил Военную академию Генерального штаба и был  утверждён в учёном звании профессора. В 1940 году ему присвоено звание  генерал-лейтенанта инженерных войск. Он опубликовал более 100 научных  трудов по военно-инженерному искусству и военной истории.
Участник советско-финской войны 1939-1940 годов. Участвовал в  разработке рекомендаций войскам по инженерному обеспечению прорыва линии  Маннергейма.

Великая Отечественная война застала Карбышева в штабе 3-й армии в  Гродно. В августе 1941 года при попытке выйти из окружения он был тяжело  контужен в бою в районе Днепра. В бессознательном состоянии был  захвачен в плен. Содержался в немецких концентрационных лагерях.  Несмотря на свой возраст, был одним из активных руководителей лагерного  движения сопротивления.

В ночь на 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен Дмитрий  Михайлович Карбышев, в числе других заключённых (около 500 человек), был  облит водой на морозе и погиб. Стал символом несгибаемой воли и  стойкости.

Можно назвать еще много известных фамилий офицеров и генералов старой  армии, самоотверженно сражавшихся на стороне РККА и командовавших  целыми фронтами, разгромившими, в конце концов, белогвардейские полчища.  Среди них особо выделялся бывший генерал-лейтенант барон Александр  Александрович фон Таубе, ставший начальником Главного штаба Красной  Армии в Сибири. Отважный военачальник попал в плен к Колчаку летом  1918-го года и погиб в камере смертников. А уже через год потомственный  дворянин и генерал-майор Владимир Александрович Ольдерогге, командуя  всем Восточным фронтом большевиков, на корню уничтожил белогвардейцев на  Урале, полностью ликвидировал колчаковщину. В это же время Южный фронт  красных под предводительством опытных генерал-лейтенантов старой Армии  Владимира Николаевича Егорьева и Владимира Ивановича Селивачёва  остановил армию Деникина, продержавшись до подхода подкреплений с  Востока. И этот перечень можно продолжать и продолжать. Несмотря на  наличие «доморощенных» красных военачальников, среди которых много  легендарных имен: Будённый, Фрунзе, Чапаев, Котовский, Пархоменко и  Щорс, на всех главных направлениях в решающие моменты противостояния у  руля находились те самые «ненавистные» представители бывшей буржуазии. Именно их талант в управлении армиями, помноженный на знания и опыт, приводил войска к победе.

Законы советской пропаганды не позволяли долгое время объективно  освещать роль определенных слоев военных кадров Красной Армии, умаляя их  значимость и создавая некий ореол молчания вокруг их имен. А между тем  они честно исполнили свою роль в трудный для страны период, помогли  выиграть Гражданскую войну и ушли в тень, оставив о себе лишь военные  сводки и оперативные документы. Однако они, как и тысячи других людей,  проливали свою кровь за Отечество и достойны уважения и памяти.

В качестве возражения утверждениям о том, что Сталин и его соратники  своими репрессивными мероприятиями позже специально уничтожали  представителей дворянской интеллигенции, можно лишь сказать, что все  герои войны, упомянутые в статье выше, как и многие другие военные  специалисты, спокойно дожили до старости за исключением тех, кто пал в  сражениях. А многим представителям младшего офицерского состава удалось  сделать успешную военную карьеру и даже стать Маршалами СССР. Среди них  такие известные военачальники как бывший подпоручик Л.А. Говоров,  штабс-капитаны Ф.И. Толбухин и А.М. Василевский, а также полковник Б.М.  Шапошников.

Конечно, не стоит отрицать того, что на местах наблюдались, по  выражению Ленина, «перегибы» и непродуманные действия, имели место  незаслуженные аресты и слишком суровые приговоры, но вести речь о  подготовленных массовых репрессиях, направленных на уничтожение  дворянского военного корпуса, совершенно необоснованно. Гораздо  поучительнее вспомнить о том, как остальное, «белое» офицерство,  которому сейчас модно сочувствовать и петь дифирамбы, при первой же  угрозе разбежалось по французским и турецким городам. Спасая свои  собственные шкуры, они отдавали все, чем располагали, прямым врагам  России, которые в это же время воевали с их соотечественниками. И это  те, кто присягал на верность Родине и обещал защищать Отчизну до последнего вздоха. В то время как русский народ сражался за свою независимость, подобные «офицеры», не достойные носить столь высокое звание, восседали по западным кабакам и борделям, соря деньгами, которые при побеге вывезли из страны. Они давно дискредитировали себя в истории  нашей страны. Специально для них М.Д. Бонч-Бруевич написал такие слова:

«История осудит не нас, оставшихся на Родине и честно исполнивших свой долг, а тех, кто препятствовал этому, забыл  интересы своей страны и заискивал перед иностранцами, явными  противниками России и в прошлом, и в будущем».

Источники информации:

 tsar-ivan.livejournal.com/1...
 istmat.info/node/21711
 ru.wikipedia.org/wiki
 calend.ru/person/370/

Автор Игорь Сулимов

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15515
Re: Дворяне на службе у большевиков
« Ответ #3 : 01/11/15 , 16:41:30 »
Интересно, но неожиданно.Кому верить?
верить никому не надо.Надо любить историю.А по вопросам веры-либо в синагогу,либо в церковь,либо к либералам

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8534
Re: Дворяне на службе у большевиков
« Ответ #4 : 06/10/16 , 22:41:18 »


КРАСНЫЙ ГРАФ СОРАТНИК СТАЛИНА
ВЕРНУВШИЙ ПОГОНЫ И СУВОРОВСКИЕ УЧИЛИЩА


Граф Алексей Алексеевич Игнатьев (2 (14) марта 1877 — 20 ноября 1954) — русский и советский военный деятель, дипломат, советник руководителя НКИД, писатель из рода Игнатьевых. Начал службу в Кавалергардском полку, участвовал в русско-японской войне. После революции перешёл на советскую службу, опубликовал мемуары «Пятьдесят лет в строю», много раз переиздававшиеся.

В 1894 годy — окончил Владимирский Киевский кадетский корпус, переведён в специальные классы Пажеского Его Величества корпуса.
В 1896 году — окончил Пажеский Его Величества корпус и выпущен в Кавалергардский Ея Величества полк. Корнет (1896). Поручик (1900).
1902 год — окончил Николаевскую академию генерального штаба по 1-му разряду. Штабс-капитан гвардии с переименованием в капитаны ГШ.
1902—1903 год — прикомандирован к Офицерской кавалерийской школе для изучения технической стороны кавалерийского дела.
1903—1904 год — командир эскадрона в лейб-гвардии Уланском Ея Величества полку.
Участник Русско-японской войны. С февраля 1904 года по август 1905 года — помощник старшего адъютанта управления генерал-квартирмейстера Манчжурской армии. С ноября 1904 года по май 1905 года — обер-офицер для делопроизводства и поручений управления генерал-квартирмейстера штаба Генерал-квартирмейстера на Дальнем Востоке. С августа по декабрь 1905 года — исполняющий должность старшего адъютанта управления генерал-квартирмейстера 1-й Маньчжурской армии.
С декабря 1905 года по май 1907 года — обер-офицер для особых поручений при штабе Гвардейского корпуса. С мая 1907 года по январь 1908 года — штаб-офицер для особых поручений штаба 1-го армейского корпуса.
С 1908 года военный агент в Дании, Швеции и Норвегии. Полковник (ст. 06.12.1911).
В 1912—1917 — военный агент во Франции; одновременно представитель русской армии при французской главной квартире. Во время Первой мировой войны руководил размещением военных заказов во Франции и поставкой их в Россию. Одним из его помощников в этот период был М. М. Костевич.

После Октябрьской революции перешёл на сторону Советской власти, оставался во Франции. В 1925 году передал советскому правительству денежные средства, принадлежавшие России (225 млн франков золотом) и вложенные на его имя во французские банки. За эти действия был подвергнут бойкоту со стороны эмигрантских организаций.

Работал в советском торговом представительстве в Париже. В 1937 году вернулся в СССР. Служил в Красной армии, работал в военных учебных заведениях: инспектор и старший инспектор по иностранным языкам Управления военно-учебных заведений РККА, начальник кафедры иностранных языков Военно-медицинской академии. С октября 1942 года — старший редактор военно-исторической литературы Военного издательства НКО СССР.

Был инициатором создания в 1943 году кадетского корпуса в Москве (Сталин одобрил предложение и назвал училище Суворовским).В том же году инициировал возвращение погон в действующую армию.

Комбриг (25.10.1937) — приказ № 3701/п
Генерал-майор (04.06.1940) — приказ № 945
Генерал-лейтенант (29.08.1943) — приказ № 929

В 1947 году вышел в отставку. Автор воспоминаний «Пятьдесят лет в строю».

Умер в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Награды:

Орден Святой Анны 4 степени с надписью «За храбрость» (ВП 10.08.1904);
Орден Святого Станислава 3 степени с мечами и бантом (1905);
Орден Святого Владимира 4 степени с мечами и бантом (ВП 18.06.1906);
Орден Святого Станислава 2 степени с мечами (1906);
Орден Святой Анны 2 степени (1908).
Св. Владимира 3-й степени (1914).
=========================================

Одним из самых уважаемых соратников И.В. Сталина был царский генерал Алексей Алексеевич Игнатьев (1877 — 20.11.1954) — представитель военного сословия Российской Империи. Вот что писал сам Алексей Алексеевич о своём происхождении: — «Прадед мой, генерал-майор артиллерии, состоял в 1812 году комендантом крепости Бобруйск и с пятитысячным гарнизоном успешно оборонялся против двенадцатитысячного польского корпуса генерала Домбровского. Рослый, статный, дед по выходе из университета попал в ту военную атмосферу, в которой жила Европа наполеоновской эпохи: он поступил вольноопределяющимся в лейб-гвардии Преображенский полк, был зачислен в 1-ю, так называемую «цареву», роту и в чине прапорщика вступал в Париж в 1814 году.

Отец А.А. Игнатьева — Алексей Павлович Игнатьев прославился тем, что, став членом государственного совета, всемерно препятствовал политике министра Витте в отношении отечественной кредитно-финансовой системы. Главным объектом противоречий было введение золотой валюты — мера, которую А.П. Игнатьев считал не соответствующей интересам земледельческой России и облегчающей порабощение русской промышленности и торговли иностранным капиталом.

В большинстве вопросов, благодаря интригам Витте и при прямом попустительстве Николая II, Алексей Павлович оставался в меньшинстве и в итоге был вынужден уйти в отставку. Взгляды Алексея Павловича Игнатьева на политику государства в области кредитно-финансовой системы, полностью совпадали с взглядами Александра Дмитриевича Нечволодова — русского жандармского генерала, выдающегося аналитика русских спецслужб, экономиста, историка и автора замечательной работы «От разорения к достатку». В этой книге, впервые, была вскрыта подлая сущность международной, ростовщической, банковской системы и её первоочередная нацеленность на уничтожение и расчленение Российской Империи, как основного геополитического соперника Запада. Весьма может быть, что А.П. Игнатьев и А.Д. Нечволодов были хорошо знакомы, т.к. имели одинаковое мнение по ряду вопросов касающихся безопасности Российского государства и принадлежали к одному кругу — высшему офицерству Империи. Тем более что книга «От разорения к достатку» была издана в Санкт-Петербурге, в «Типографии штаба войск Гвардии и Петербургского военного округа» в 1906 и была доступна многим офицерам, которые были, и далеко не без основания, серьезно обеспокоены будущей судьбой своего Отечества. Напомним, что отец и сыновья Игнатьевы принадлежали к офицерам Гвардии, круг которых, не был особенно велик и где многие офицеры в достаточной степени знали друг друга. Нет сомнения, что некоторая часть офицеров, в отличие от царя и его окружения, правильно восприняла материалы книги А.Д. Нечволодова и осознало страшную опасность, грозившую их Отечеству со стороны глав западных банковских корпораций (Финансовый Интернационал) и подконтрольных им западных же спецслужб и масонских организаций. Вполне вероятно, и даже более чем вероятно, что эта часть офицерства, а также представители отечественных спецслужб (к которым принадлежали сыновья А.П. Игнатьева) — сумели создать некую тайную структуру, действовавшую весьма профессионально и весьма скрытно. Её целью было активное противодействие агрессивным устремлениям Запада и его холуям из отечественной «пятой колонны» т.е. членам масонских лож, политических партий и просто оголтелым поклонникам Запада из бездумной интеллигенции. Можно сказать и так: — было бы странно, если бы в России, где любовь к Родине среди военного сословия всегда была на должной высоте, такая структура не была бы создана.

Напомним, что И.В. Сталин, благодаря правильной политике в отношении кредитно-финансовой системы, сумел выстроить экономику суперконцерна Россия-СССР столь успешно, что до настоящего времени её достижения остаются непревзойдёнными. Причем, произошло это в полном соответствии с рекомендациями из книги жандармского генерала А.Д.Нечволодова «От разорения к достатку» и совершенно вопреки рецептам из марксистской политэкономии, в которой деятельность КФС — была, сознательно, оставлена без рассмотрения.

Поэтому, нет ничего удивительного, что сыновья А.П. Игнатьева, наряду с другими патриотами России, родом из военного сословия, оказались в числе ближайших соратников И.В. Сталина и помогли ему не допустить развала страны сразу же после октябрьского переворота, что и было основной целью Запада. В дальнейшем, они же, помогли ему провести деленинизацию и девестернизацию нашей страны и, тем самым, вернуть её на самодержавный путь развития. Вопрос лишь в том, когда это произошло, т.е. когда они стали его соратниками — до 1917 года или после него? Вернее, правильно этот вопрос должен звучать так: Когда представители тайной организации русских патриотов, в том числе сотрудники отечественных спецслужб, сумели выйти на контакт со Сталинской группой в РСДРП и начали совместную деятельность по противодействию агрессии Запада причем, единственно доступными для них на тот момент методами? В том числе и методом «упреждающего вписывания». Вопросы эти, уже сейчас интересуют многих исследователей и рано или поздно, ответы на них будут найдены.

Как же сложилась жизнь Алексея Алексеевича Игнатьева до и после октябрьского переворота. Вот краткая биографическая справка. Сын графа Алексея Павловича Игнатьева, тоже граф А.А. Игнатьев окончил Пажеский корпус и Академию Генштаба (1902). Участник русско-японской войны 1904-1905гг. Военный атташе в Дании, Швеции, Норвегии (1908-12) и Франции (1912-1917). После Октябрьской революции перешёл на сторону Советской власти и помог сохранить для СССР денежные средства (227 млн. руб. золотом), принадлежавшие России и вложенные на его имя во французские банки. До 1937 работал в советском Торгпредстве в Париже. Возвратившись в СССР (1937), служил в Советской Армии на ответственных должностях, в высших военно-учебных заведениях и Воениздате. После выхода в отставку (1947) занимался литературной деятельностью. Воспоминания Игнатьева («Пятьдесят лет в строю», т. 1-2, 1959) содержат интересные сведения о жизни русской армии, военно-дипломатических кругов России и других государств конца 19 — начала 20 вв.

А вот что рассказывает об А.А. Игнатьеве известный историк, сам в прошлом сотрудник внешней разведки СССР — А.Б. Мартиросян: — «Конечно, как бы не хотелось рассказать обо всех, но в рамках одной книги сделать это нереально. Однако на фигуре одного из тех, чье имя вообще никогда не увязывалось с разоблачением заговора военных, хотелось бы задержать внимание. Речь идет о выдающемся патриоте России, еще с царских времен знаменитом военном разведчике, Генерального штаба генерал-майоре (с 15.07.1916), генерал-лейтенанте Советской Армии — графе Алексее Алексеевиче Игнатьеве, до октября 1917 г. являвшемся военным агентом (атташе) России во Франции. Алексей Алексеевич и его младший брат, также профессиональный разведчик Павел Алексеевич, по личному приказу Николая II с 1915 г. занимались тщательным расследованием обстоятельств активно инспирировавшихся за рубежом слухов о сепаратных переговорах между Германией и России, о готовящемся «дворцовом перевороте» прогерманского толка, о грядущей революции под германским патронажем и т.п. Как истинные патриоты России, братья Игнатьевы проделали тогда огромную работу и очень многое смогли установить достоверно. И не их вина, что добытая ими информация не пошла на пользу Poccии, которая, к слову сказать, могла быть немалая (Для получения нужной информации оба брата накануне первой мировой войны стали членами масонской ложи «Великий Восток России»). Ведь они, особенно Павел Алексеевич, первыми в русской разведке еще в 1916 г. смогли достоверно установить факт прямой причастности германской разведки и ее агентуры к работе с Лениным и К°. У Павла Алексеевича была компактная, но очень эффективная нелегальная резидентура с отличным агентурным аппаратом, действовавшая на территории Швейцарии. (Уместно предположить, что видя бездействие царя и правительства в этом вопросе, представители тайной патриотической офицерской организации, среди которых сотрудники спецслужб наверняка занимали не последнее место – начали искать сторонников и в «стане врага». Долгое время, соприкасаясь по долгу службу с членами той же РСДРП, они знали, что в «недрах» этой и других партий встречаются и порядочные люди, к сожалению, толком не осознающие конечных целей ради которых были созданы и действовали их партии. Хотя бы тот же Иосиф Сталин?! Тем более что ленинские шашни с немцами были тайной для подавляющего большинства остальных членов партии. Как бы отреагировал тот же Сталин узнав о ленинских инициативах и его связях с Западом, для которого, конкретно, В.И. Бланке-Ульянов-Ленин – всегда был всего лишь платной марионеткой? Не здесь ли зародились «нити контактов», которые в дальнейшем вылились в мощную поддержку Сталину со стороны бывших офицеров царской армии?).

К сожалению, подлый удар по его резидентуре и агентурному аппарату нанес предатель России П. Милюков в своей на редкость провокационной речи с трибуны Госдумы 1 ноября 1916 года, после чего о некоторых агентах П.А. Игнатьева стало широко известно. Однако в целом, его резидентура сумела выдержать удар и сохранить основные позиции, и как знать, не этой ли резидентуры в том числе, наряду с резидентурой, возглавлявшейся официальным военным агентом генерал-майором С.А. Голованем, опасались германские хозяева Тухачевского и он сам. Ведь проболтавшись почти месяц в Швейцарии, он так и не удосужился появиться перед официальным военным агентом России, отправившись прямиком в Париж к А.А.Игнатьеву, у которого из-за перегруженности делами по координации военных и разведывательных действий России и Франции, просто не было времени на проверку сбежавшего из плена подпоручика Тухачевского.

Но что интересно — после октябрьского переворота Алексей Алексеевич перешел на сторону большевиков. В 1924 году — обратите внимание, после смерти Ленина — передал в распоряжение СССР все банковские счета и лежавшее на них немалые валютные средства, а сам остался работать в советском торгпредстве в Париже. Павел Алексеевич и вовсе остался жить в эмиграции (умер в 1930 г.). Однако в руках у братьев осталась практически все нити агентурных и иных оперативных контактов и связей для негласного наблюдения за действиями германской разведки и тайных обществ, а также их агентуры против России. В 1937 г. Алексей Алексеевич возвратился в СССР и, несмотря на 60-летней возраст, из сотрудников торгпредства был зачислен на действительную военную службу инспектором по иностранным языкам Управления военно-учебных заведений РККА. Почему именно в 1937 г. он возвратился в СССР? Не боясь, хотя за рубежом уже в массовом порядке гуляли всевозможные слухи и сплетни об арестах в Москве? Почему, за какие конкретно заслуги его, уже достигшего 60-летнего возраста, зачислили на действительную военную службу, в то время, когда из РККА увольняли молодых?

А.А.Игнатьев был очень близок к Сталину и мог обращаться к нему напрямую. Так что же столько лет после революции делали высокопрофессиональные русские разведчики Алексей и Павел Игнатьевы, особенно Алексей? Кем были эти люди? Судя по всему, они по-прежнему занимались разведывательной деятельностью, причем явно минуя все разведслужбы СССР, выходя прямиком на Сталина... "До самой своей смерти, уже после войны, Алексей Алексеевич имел право свободного доступа к Сталину. Мало кто из военных мог себе это позволить, даже любимчик Рокоссовский. Сталин пользовался его советами, знаниями, часто обсуждал с ним различные вопросы, хотя, конечно, это никак не афишировалось, нигде не фиксировалось", - говорит писатель - разведчик Арсен Мартиросян. Cкорее всего они были его личной разведкой...

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8534
Re: Дворяне на службе у большевиков
« Ответ #5 : 13/10/16 , 14:11:34 »


КРАСНЫЙ ГЕНЕРАЛ
Александр Панфомирович Николаев


После революции принял сторону большевиков, с момента организации РККА служил в ней, руководил Невским районным комиссариатом по военным делам и командовал отрядом по охране коммуникаций по Неве. С июня 1918 года Николаев был комбригом и командовал 3-й бригадой 2-й Петроградской пехотной дивизии и сражался против белых под Ямбургом и Гдовом.
В ночь на 13 марта 1919 года, во время начала наступления частей Северного корпуса генерала Родзянко против частей РККА, подчинённых Николаеву, неожиданной атакой белых был захвачен в плен вместе со штабом левого боевого участка 6-й стрелковой дивизии в районе деревни Попкова Гора к югу от Нарвы. 28 мая 1919 года был повешен в Ямбурге.

Из воспоминаний белогвардейца Маргулиеса:
«Днем генерал Суворов рассказывал, как офицеры наши перед казнью допрашивали генерала царского времени Николаева, взятого нашими в плен при схватке с большевиками. Генерал Николаев сказал: «Вы все — преступники, вы идете на Русь с самозванными генералами, а мы, как военные, подчинены правительству; законно или незаконно оно — не наше солдатское дело». Офицеры, судившие Николаева, заколебались, и, если бы не страх перед солдатами, которые запротестовали бы против помилования генерала-большевика, когда к солдатам-большевикам беспощадны, его помиловали бы. Пришлось вынести ему смертный приговор».
(М.С.Маргулиес. Год интервенции. Берлин, 1923. Т.2. С.171)

После освобождения Ямбурга от белых тело Николаева был перевезено в Петроград и захоронено на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.

7 февраля 1920 года приказом Реввоенсовета Николаев посмертно был награждён орденом Красного Знамени.

Награды
Среди прочих наград Николаев имел ордена:
Орден Святого Станислава 3-й степени (1897 год, мечи и бант к этому ордену пожалованы 14 августа 1916 года)
Орден Святой Анны 3-й степени (1902 год)
Орден Святого Станислава 2-й степени с мечами (1904 год)
Орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом (1905 год)
Орден Святой Анны 4-й степени (1905 год)
Золотое оружие с надписью «За храбрость» (16 марта 1906 года)
Орден Святой Анны 2-й степени (1911 год)
Орден Святого Владимира 3-й степени с мечами (1915 год)
Орден Святого Георгия 4-й степени (10 июня 1915 года)
Орден Красного Знамени (7 февраля 1920 года)

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8534
Re: Дворяне на службе у большевиков
« Ответ #6 : 29/05/17 , 09:28:05 »
Седьмой спутник

<a href="https://www.youtube.com/v/7CHhv8a57ao" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/7CHhv8a57ao</a>

По одноименной повести Бориса Лавренева.
Профессор истории права Евгений Павлович Адамов сочувствует революции, присматривается к новой власти. Многое ему пришлось пережить, передумать, прежде чем он пришел к твердому решению: отдать все силы и способности новому, строящемуся государству.