Автор Тема: О научной фантастике  (Прочитано 1450 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15515
О научной фантастике
« : 03/04/13 , 10:08:31 »
Будут ли на Марсе цвести яблони?

Немного размышлений на тему статьи "У вас никогда не будет летающего автомобиля и путёвки на Марс, но это ничего" http://colonelcassad.livejournal.com/1013852.html

Фантасты 40-60х, искренне верили, что небывалые темпы роста НТП, приведут к тем или почти тем картинам будущего, которое они описывали на страницах своих произведений. Тут надо понимать, что в эпоху тотального господства научной формы мышления, научная фантастика не только выросла из коротких штанишек бульварной литературы, но и стала частью дальней прогностики, описывая возможные варианты развития человечества исходя из уже существовавшего на тот момент научно-технического фундамента. В этом их нельзя упрекнуть, так как если выстраивать различные кривые научно-технического прогресса, то эта кривая с конца XIX века уверенно стремилась ввысь подгоняемая новыми изобретениями и открытиями. В результате, фантасты проецировали наблюдаемые ими в реальной жизни темпы роста на возможное будущее. И с математической точки зрения их видение было безошибочным, ибо в идеальном сферическом мире, значительная часть этой прогностической фантастики, стала бы реальностью. Это было бы логично. Более того, кое-что из этой фантастики среднего прицела, смотрящей на десятилетия вперед, действительно реализовалось. Да, появились первые примитивные роботы, появились машины, которые обыгрывают людей в шахматы, появились миниатюрные средства связи, становится реальностью и стереоизображение. В общем, нельзя сказать, что вот фантасты напридумывали всякого, а ничего не сбылось. Кое-что сбылось, но далеко не все. Об этом «далеко не все» и речь.

То, что казалось очевидным в 60-е годы, было выражено в универсальном характере ожиданий последствий НТП. Как и в СССР, так и в США, лучшие фантасты проецировали достижения своих систем на будущее, получая свои продолженные в будущее системы, где у одних был победивший коммунизм, а у других – капитализм. Оба лагеря были уверены в том, что кто бы из них не победил, экспансия человечества в космическое пространство и некий обязательный пул прорывных технологических и социальных инноваций – реализуются как само собой разумеющееся. Вот просто не могут не реализоваться. Экспансия в космос, была самоочевидной, по причинам первого полета человека в космос и лунной гонки. И фантасты, которые творили в эту эпоху, смотрели на это как на начало новой эпохи Великих Географических Открытий, смещенной в космическое пространство, когда новые Колумбы и Магелланы, полетят покорять неизведанные планеты Солнечной системы, а затем и в другие планетарные системы и галактики. Если сейчас такая постановка вопроса выглядит в глазах обывателя наивно, то в те годы, такая фантастика, в ее прогностической части, воспринималась как возможное будущее, которое вероятно. Нынешнее разочарование во многом вызвано тем, что поколения на Западе и у нас, которые выросли на этой оптимистической фантастике двух мировых гегемонов, увидели при своей жизни, как указанные в классических романах сроки научно-технических прорывов прошли и то, что было будущим, стало прошлым. Красивые образы будущего не реализовались, и появилось это тягостное чувство разочарования, как общий элемент кризиса научной картины мира. Ведь XX век, был веком разочарования в религии, когда казалось, что наука даст ответ на абсолютно все вопросы. Нынешний мировоззренческий кризис, во многом связан с тем, что текущий уровень НТП не отвечает ожиданиям тех поколений, которые выросли в период золотой эры научного мышления. Отсюда и то нескрываемое разочарование, когда люди, ожидавшие светлого будущего (без разницы – коммунистического или капиталистического) пишут о том, что их идеальные образы будущего, не только не реализовались, но даже близко не коррелируют с реальностью. Данное разочарование носит всемирно-универсальный характер и это расхождение ожидаемого будущего с настоящим, можно встретить у людей самых разных политических, идеологических и религиозных убеждений.

Но почему это произошло? Насчет этого существует несколько версий. С одной стороны сетуют, что вот прекратились мировые войны, которые объективно двигали прогресс, и НТП сразу замедлился. Но если посмотреть объективно, Третья Мировая Война закончилась чуть более 20 лет назад полным уничтожением одной из воюющих сторон, при этом в течение более 40 лет, она шла полным ходом и дала, как и все предыдущие войны, значительный толчок развитию науки и техники. Та же пилотируемая космонавтика и освоение околоземного пространства, это же прямое детище Третьей мировой войны. Все современные технологические истребители, БПЛА, умные бомбы и прочие изыски, так же растут из технологической базы наработанный за десятилетия гонки вооружений. А уж сколько отраслей они за собой потянули. Один космос дал развитие десяткам смежных отраслей промышленности, которые для поддержания лидирующего проекта, были вынуждены осваивать новые, а порой и кардинально инновационные технологии. Да и тот же интернет, в котором вы сейчас читаете этот текст - детище Третьей мировой войны. Но при этом, общепризнанное торможение НТП, наметилось как раз в годы Холодной Войны, светлые образы будущего, в 70х и особенно 80х начинают уступать более приземленным, краткосрочным или вовсе апокалипсическим картинам. И ведь одной угрозой ядерной войны эту мрачность будущего не объяснишь, ведь золотая эра фантастики пришлась аккурат на период, когда стороны чуть было, не закидали друг друга мегатонными боеголовками. Человечество начинает переходить от бега к шагам, а вместе с ним, будущее отдаляется и покрывается туманом неизвестности и тревоги.

А ведь торможение наблюдалось не только в образах будущего, тормозилась космическая гонка, после стремительных темпов роста 60х, начинается замедление. Успехи становятся все менее этапными, отношение к ним в обществе (и в советском и западном) рутинным, эффект человека стоящего перед открытой дверью в океан неизвестности, утерян. Происходит своеобразные окукливание фронтира, который все более превращается в тему для интереса немногих. С одной стороны, можно сказать, что всему виной политика разрядки, которая снизила накал противостояния и позволила сторонам спустить космос и ряд других передовых веток НТП на тормозах, как слишком затратную затею. С другой, в СССР уже в 70х имелись негативные кризисные тенденции, и общество тяготело скорее к поддержанию стабильности в уже существовавшей системы, с общим снижением интереса к резким скачкам в науке и технике. При этом Запад, переживавший в 70-е годы тяжелейший кризис, демонстрировал схожие тенденции. Поражение во Вьетнаме, экономические проблемы, кризис доверия к политическому истеблишменту, так же не способствовали сохранению позитивных картин будущего и поддержанию интереса к теме ускоренного НТП. На мой взгляд, кризисные явления в СССР и США 70х годов, во многом похоронили те картины будущего, которые описывали фантасты 50-60х. США еще смогли предпринять решающее усилие и уничтожить оппонента, ликвидировав его образы будущего, но сама проблема осталась.

Неолиберальная глобальная политика позволила захватить мир и Pax America стала реальностью. Это казалось , торжеством давней идеи триумфа цивилизации в ее западном понимании. Как когда-то Рим подмял под себя весь известный мир античности. Как Европа эпохи Ренессанса, подчинила себе Новое время. Как Британская Империя подчинила себе индустриальный этап развития человечества. И вот нынешний период некоторые поспешили объявить концом истории, мол, раньше это были этапы, но наш приход надолго или вообще навсегда. Автобус цивилизации приехал на конечную станцию.
Это известное заблуждение, которому предавались все великие нации на пике могущества. На деле, те, кто смотрел в будущее с позиций долгосрочной прогностики, прекрасно понимали, что за любым зенитом, следует закат. И в «нулевых», когда инерция победы над СССР начала заканчиваться, выяснилось, что структурные проблемы победителя, никуда не делись и более того, они грозят ему гибелью, даже, несмотря на отсутствие поверженного противника. Те немногие, где на волне эйфории 90х видели будущий кризис, выступали в роли коллективного Селдона, пророчившего крах империи на пике ее могущества.

Надстройка общества всеобщего потребления, которую на Западе начали монтировать в конце 60-х, начала 70х, сыграв свою роль в деле борьбы с СССР, оказалась смертельной и для тех альтернативных образов будущего, которые западные фантасты создавали в пику советским. Весьма занятно, но с окончанием Холодной войны, по сути, погибли две великие школы научной фантастики с их причудливыми образами будущего для всего человечества. Это тот случай, когда формула «победа любой ценой» не сработала, да СССР был побежден, но то будущее, которое они готовили для себя, так и не наступило. Потребительский эрзац, где будущее формализовано в образах чуть лучших удобств для потребления и удовлетворения первичных потребностей, сделал Запад своим заложником. В «нулевых» возникла дискуссия на тему того, а не демонтировать ли элементы общества всеобщего потребления, чтобы вернуться к более интенсивным формам развития, которые капиталистический Запад демонстрировал на ранних этапах своего противостояния с СССР. В некоторых странах, этот демонтаж фактически начался, но причины его были скорее экономическими, так как никаких вменяемых проектов будущего даже на среднесрочную перспективу сейчас практически нет. Речь идет о поддержании «длящейся стабильности», все инновации в которой носят подчиненный характер. Осваивать космос просто невыгодно, так как с точки зрения глобального капитала, это чрезмерно рискованное вложение с сомнительными перспективами. Добиться внедрения даже существующих технологий для всего населения Земли так же невозможно, так как существующее имущественное расслоение, не только не уменьшилось с 1991 года, оно неуклонно нарастает и большая часть высокотехнологичных игрушек, остается уделом немногих. Шутка ли, в СССР за считанные годы смогли добиться практически 100% грамотности среди неграмотного населения. В современном глобальном мире, в той же РФ, за 20 лет так и не смогли добиться 100% охвата населения интернетом, не говоря уже о компьютерном грамотности. Это к вопросу о темпах. Сколько людей в мире могут позволить себе купить высокотехнологичный протез, полноценного домашнего робота или слетать туристом в космос? Да, этих людей миллионы, может даже десятки миллионов. Но остальных то, миллиарды. Потребительских прогресс для немногих, не стал прогрессом для всего человечества, значительная часть которого продолжает влачить жалкое существование в до-индустриальных или ранне-индустриальных формах организации общества.

Игрушки технологических инноваций общества потребления, помимо ограниченной доступности, имеют и еще один важный аспект, их достижения во многом носят виртуальный характер, и они не приводят к расширению фундамента материальной культуры человечества. В результате возникают причудливые картины характерные для киберпанка, архаика реальной материальной культуры и ультрасовременные гаджеты формирующие виртуальные миры и эко-среды, щедро рассыпаемые производителями на общество всеобщего потребления. И здесь, пессимистические картины киберпанка идеально стыкуются с разочарованием от несбывшейся позитивистской фантастики 50-60х годов. Киберпанк, если отбросить фантастическую гиперболизацию, хорошо описал краткосрочное будущее, с господством ТНК и обществом глобального потребительского субстрата. В этом плане, он в своей прогностике, оказался ближе к реальности, нежели фантастика о космических кораблях покоряющих просторы космоса.
Но тут возникает вопрос, победил ли этот образ будущего, который предвещал киберпанк и который сейчас пытаются отстаивать по формуле – прогресс затормозился и свернул не туда, ну и что тут такого. На мой взгляд, победа именно этих мрачных образов краткосрочного будущего, носит столь же краткосрочный характер. Они являются заложником породившей их системы и в тоже время они не могут решить структурных проблем самой системы. Фантасты 50-60х видели в космической экспансии, способ решить основные проблемы тогдашнего мира – перенаселение, нехватку рынков, ускорения темпов роста экономики и НТП.
ии
Капитализм победил в 90х, но эти проблемы оказались не решены. Перенаселение по-прежнему нарастает, что вызывает к жизни совсем уж людоедские идеи о том, что раз в космос развиваться не получается, то надо бы население Земли сократить на 5-6 млрд. Развал советского блока дал желаемый простор для глобального капитала, но и этот ресурс лишь дал отсрочку в 10-15 лет, после чего проблема исчерпания ресурса роста за счет новых рынков и пузырей потребительского кредитования, выявилась во всем своем апокалипсическом великолепии. Про то, что темпы НТП прискорбно низки, не спорят даже адепты «устойчивого развития». Хотя именно ускорение НТП по замыслам мыслителей 50-60х, должен был решить проблему нехватки рынков и перенаселения. По сути сторонники идеи, что "и так хорошо", расписываются в том, что при нынешних темпах НТП, решение структурных проблем невозможно.

В результате, проблема отсрочена, но не решена. И путей выхода победившая сторона не видит. Новые айфоны, очки дополненной реальности, более умные машины, и угрозы, наконец-то наладить массовое роботизированное производство, не решают главных проблем. Кризис идей, нашел свое отражение и в научной фантастике. В ничтожество впал киберпанк, так как описанные мрачные картины стали реальностью, а чем еще там можно было удивить, кроме технологических изысков, создававших бэкграунд? Позитивная научная фантастика практически исчезла, если отсутствует видение благополучного разрешения существующего кризиса, то почему бы фантастам, как передовикам прогностики знать ответ? Они же часть той структуры, которая испытывает кризис. Отсюда и уход в фэнтези и альтернативу, как способ отложить, или скорее вытеснить проблему, на которую современная фантастика дать ответ не в состоянии.
В какой-то мере, ответ на вопрос – если будущее у текущего мироустройства, в котором настолько низкие темпы НТП – зависит от того, найдется ли в рамках существующей глобальной системы победившего неолиберализма решение структурных проблем. Все эти новомодные гаджеты, никак к этому не приближают, потому что не решают коренных проблем глобального человечества. Они потреблялись и будут потребляться атомарным потребителем, но чем они помогут, когда трещит сама система, порождающая атомарных потребителей в масштабах планеты.

Пессимисты говорят, что человечество упустило свой шанс в середине XX века и нас теперь ждут новые темные века, когда даже нынешние жалкие шажки НТП, будут восприниматься как небывалые достижения, а наше время – как утерянный Золотой век. Оптимисты говорят, что ничего подобного, не знаем как, но как-нибудь кризис разрешиться и мы даже этими шажками куда-нибудь, да дойдем.
На мой взгляд, текущая система, не может породить иной проект будущего, который бы вытащил ее из канавы и обеспечил развитие всего человечества. Стремление любой ценой удержать длящуюся стабильность и усугубление структурных проблем, с моей точки зрения ведут ее к неизбежному краху, который был лишь отсрочен в 1991 году. В этом есть своя логика, когда наличие сильного врага, вынуждало адаптироваться и развиваться систему, стремящуюся с 70х годов к состоянию глобального покоя, которое было достигнуто в 90х. Как только внешний фактор исчез, система встала на путь саморазрушения. Теперь к уже утерянным образам светлого капиталистического будущего, стали добавляться апокалипсические образы будущего настоящего, где мировой гегемон гибнет, погружая мир в хаос, который не снился даже самому мрачному киберпанку. В итоге, от светлой позитивной фантастики 50-60х, мы пришли к мрачным картинам победившей социальной антиутопии, от которых в свою очередь вовсе пахнет социальным и экономическим крахом в духе Fallout.

Поэтому перед лицом этого ужасного будущего, проще закрывать глаза, и потреблять. Эй парень, не думай о будущей, пей Coca-Cola заказанной в интернет-магазине, щелкай Айфоном с розовым корпусом, грузи 1984 фотки на Инстаграм, напиши Медведеву в Твиттер, что он Д…имон. Разумеется, расплата за потребительскую оргию кредитных пузырей наступит чуть позже, когда сама жизнь заставит просыпаться от потребительского дурмана, дабы взглянуть на мир трезвыми глазами, а не через Google Glass. Некоторые уже просыпаются, но многие по-прежнему жаждут продолжения вечеринки, хотя уже зримо наступает утро Нового мира, который в свете существующих тенденций явно не будет Прекрасным.

Но как бы мрачно не было будущее существующей системы, стоит отметить, что человечество уже переживало кризис и падение впадавших в ничтожество глобальных гегемонов. Без сомнения, переживет оно и нынешний кризис и похмелье от потребительской вечеринки длиной в десятилетия. Период торможения НТП, будет частью платы за этот угар, который оплачен ценой развития и будущего, к которому все равно придется вернуться, когда похмелье пройдет и вопросы развития, вновь выйдут на первый план. Так что философско-риторический вопрос о том, "будут ли на Марсе цвести яблони", не исчез, он просто отложен в долгий ящик, до тех самых пор когда впавшее в детство человечество, наигравшись с цветными игрушками, наконец то пойдет в школу, дабы не закончить свои дни в подвале исторического тупика.

PS. Вообще, тема ну очень благодатная и наводящая на размышления, так что наверняка к ней вернусь и не раз. Можно было развить тему пост-индустриализма, пост-модернизма, сознательного торможения прогресса, кризис существующих моделей мышления, но это на мой взгляд другие отражения основных структурных проблем современного нам мироустройства.
и
Цитировать
Правильные посадки на Земле могут позитивно способствовать появлению зеленых насаждений на Марсе.
и