Автор Тема: Коммунизм  (Прочитано 11731 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Коммунизм
« Ответ #15 : 16/05/14 , 17:37:37 »


.

.


                                                                            .



.
.

Меч Правосудия

  • Гость
Re: Коммунизм
« Ответ #16 : 19/05/14 , 21:04:39 »
ПОГОВОРИМ О КОММУНИЗМЕ...

http://blogs.dickinson.edu/hist315-enst311-sp12/files/2012/02/10kartina.jpeg

 Сейчас, когда на Украине разгорается гражданская война, а в мире установилось всевластие капитала - самое время поговорить о коммунизме

Одна милая девушка – товарищ по борьбе, как-то спросила: «А как ты думаешь, будет коммунизм?» «Он уже есть», - говорю. – «В тебе, во мне, в ребятах». Хотя ответ и банальный, но в сущности верный. И мне захотелось сделать давно задуманное: написать о коммунизме просто и понятно, чтобы неизбежность его наступления была столь же очевидна, как очевидны добро и красота. Это нам нужно, ибо до сих пор многие наши друзья и наши враги при словах об обществе будущего, обращаются к опыту 70-х годов XX века. Опыт переходного, становящегося социализма для нас ценен. Но видеть мы должны самую заветную цель. Просто сказать, а вот поди, напиши!.. Но попробовать стоит. Словом, давайте поговорим о коммунизме.

Личная собственность

Зачем людям вещи? Вещи полезны, каждая удовлетворяет какую-нибудь нужду. Одежда, пища, транспорт, книги, предметы украшения, бытовая техника – все это сделано людьми для людей. Однако мы знаем, что в нашем рыночном обществе подход к вещам измеряется и иной меркой. Речь о рыночной, иными словами – меновой стоимости. Ее вроде бы на хлеб не намажешь и от дождя ею не укроешься. Между тем весь капитализм на том только и стоит, что вещи в нем целенаправленно производятся на продажу.

Ну, что нам, скажут, до вашей теории! Кто производит, зачем производит – какая простому потребителю разница. Я же не стоимость покупаю, мне полезность нужна. Так, да не только. Рыночный характер общества, где потенциально все и всегда может стать предметом торга, подталкивает человека к приобретению более ценных вещей. Становясь обладателем ценной собственности, мы завоевываем иллюзию стабильности и независимости. Недаром предельно прагматичные американцы буквально так и выражаются: «Он стоит столько-то… Я стою столько-то…»

Таковая экономическая сущность системы. Но большое и всеобщее всегда проявляется в малом и частном. Способ доступа к тем или иным благам накладывает отпечаток на их использование. Иными словами, мы начинаем мыслить обладание вещами в качестве необходимого условия пользования ими.

Что же тут, скажете, такого? А разве можно иначе?
Можно.
Живут же тысячи семей в съемном жилье. Живут, а собственниками не являются. Пример не вполне удачный: большинство хотели бы собственниками стать, но не могут себе этого позволить.

Другой пример. Допустим, мне нужно пользоваться автомобилем, но очень ограниченное время – например, только в летний сезон. Все остальное время машина доставляет мне лишь неудобства. Я хочу пользоваться машиной, но вовсе не стремлюсь обладать ею. И экономический механизм, позволявший мне получить желаемое, вполне реален. Он существовал в СССР и очень распространен по всему миру. Еще на моей памяти, когда родители снимали на лето дачу, холодильник и телевизор для нее не покупали и не везли из дома. Их просто брали напрокат.

Скажут: они не были собственниками, но приобретали временные и ограниченные права собственности. Но я и привожу эти примеры ради того, чтобы показать, что для пользования совершенно необязательно обладание. Только представьте себе, насколько изменилась бы жизнь в той же Москве и вокруг нее, если бы все, кто готов пользоваться автомобилем, не покупая его, получили бы реальную возможность для этого. Мы жалуемся, что машин в столице стало слишком много. Дело в том, что для многих из нас чрезмерностью является и одна машина в личной собственности. Нам бы хватило сезонного проката, да и то лишь на выходные.

Треклятые коммунисты понимали это. Потому в проекте Программы партии в 1947 году появляется: «предоставить каждому гражданину пользование легковым автомобильным транспортом». Будет это прокат, или я просто стану вызывать такси и меня за копейки отвезут куда угодно – это не важно. Важно, чтобы я экономически был освобожден от необходимости приобретать совершенно ненужную мне вещь.

И это прагматичный подход. А что мы наблюдаем в реальности? В одну квартиру втискиваются два холодильника и три телевизора. А еще в пример ставят американские семьи, где по автомобилю на каждую зрелую душу. Между прочим, те же американцы, – естественно, самые разумные из них, – давно бьют тревогу: «Нас захлестнула эпидемия перепотребления!» В чем же соль? Соль в том, что в цепочке «обладание –> пользование», где первая часть играет в рыночной системе необходимую роль для доступа ко второй, эта самая первая часть приобретает самостоятельный и самодовлеющий характер. Обладание вещами само превращается в потребность.
Цена этой зависимости, как всякой нездоровой зависимости, хорошо известна. Вынужденно накапливая нужные и ненужные вещи, человек растрачивает себя, отчуждает часть себя, подменяет человеческое вещным. Многим кажется, что это собственность работает на них, когда сдается внаем квартира или частный извоз приносит какую-то прибыль. Люди даже не представляют себе какую цену платят своим вещам. Как гордо гласит рекламный слоган журнала «Эгоист генерейшн» – журнала профессиональных мещан – «Вы воплощаетесь в ваших вещах!» Хочется добавить: и некоторые из нас – без остатка.

Такое саморастрачивание – не абстракция, не фигура речи. Оно имеет совершенно реальное измерение и воплощается в объеме времени, затрачиваемом человеком на обслуживание своей собственности. Самый яркий пример последних десятилетий – дачные участки. Это добровольное рабство только в редких случаях и в малой части по-настоящему что-то дает человеку. Взамен с величайшим напряжением сил отнимаются громадные силы и средства. Только вдумайтесь: в начале XXI века цивилизованные люди убивают годы на организацию псевдодеревенского быта, выкармливают своими кровными рублями чиновных и строительных спекулянтов и паразитов, чтобы построить свой источник воды, отвести свой электрощиток, организовать свою газовую конфорку! Полунатуральное хозяйство, основанное на добровольным каторжном труде поглощает безвозвратно годы и годы активной жизни.
В июне 1947 года на обсуждении генерального плана реконструкции Москвы Сталин говорил: «Не хватает у нас садов, зелени. Наш город исторически складывался так, что не превратишь его в город-сад, чтобы люди могли хорошо отдыхать. Для этого надо построить большое количество дач на севере и на западе, можно на юге и востоке от Москвы. Дачи можно строить 2-х–3-х этажные. Инженеры, техники, ученые, квалифицированнее рабочие зимой будут жить в Москве, а летом 4-5 месяцев – за городом, на даче. Надо в 30 километрах от Москвы создать полосу отдыха. Это очень важно, потому что внутри города дач не сделаешь, и на это я бы просил обратить особое внимание. Хотя бы на 100-200 тысяч человек построить дачи. Это было бы замечательно…»
Какой же из двух вариантов общественной организации позволяет человеку действительно воспользоваться благами отдыха на природе, ради которого и существуют дачи? А какой из них неизбежно превращает его в раба идеи обладания «своего куска» любой ценой?

Современное, прогрессивное общество тем, по-моему, отличается от прежних форм общежития, что оно лучше организовано, строится на научной основе. И если мы согласимся, что важнейшим показателем в этом смысле является улучшение качества жизни всех его членов, то очевидно одним из мерил прогрессивности общественного строя нужно считать способность его сокращать свои производственные издержки – впустую потраченное трудовое время. В следующей заметке, развив представления о собственности от личного к общественному, мы попытаемся разобраться, насколько коммунизм соответствует этой характеристике.

Стоимость в свете обобществления

Как же это возможно, чтобы блага в обществе распределялись бесплатно? Это же противоречит закону стоимости. А, как известно, даже при переходе к социализму закон стоимости, который перестает быть основным регулятором экономики, не так-то просто сбросить со счетов.
При капитализме стоимость опосредует любой обмен. Строй, производящий на продажу, держится на стоимости, и его развитие сопровождается проникновением стоимостных отношений во все сферы человеческого бытия. Это процесс объективный. В противном случае люди на рынке сталкивались бы с большими неудобствами и с прямой невозможностью осуществлять жизнедеятельность. Представьте на минуту, что в геометрии на каком-то участке плоскости исчезла бы вдруг координатная сетка! Что сталось бы с графиками и с геометрическими местами точек, если б оказалось невозможно определять их координаты?

Стоимость – эта система координат, мера рыночного хозяйства – распространяется решительно на все, начиная с пищи, одежды, жилья и заканчивая произведениями искусства, идеями, человеческими отношениями. Люди к этому привыкают как к само собой разумеющемуся (что, впрочем, не мешает им осознавать дикость денежного измерения огромного количества вещей). Все в такой жизни подчиняется невидимой мере наличного или потенциального благополучия, которое конвертируется в деньги – зримое воплощение существа всех вещей.

И за этим подчас забывается, что стоимость – человеческое изобретение, а не какая-то невидимая волшебная субстанция, пронизывающая все вещи. Также люди привыкли считать, будто посредством стоимости объективно выражаются отношения между людьми в процессе рыночного производства и обмена. Только так ли это?

Пониманию динамизма, историчности явлений лучше всего помогает фиксация их границ. Стоимость – не исключение. Можно сколько угодно спорить с рыночниками о том, что закон стоимости рано или поздно перестанет быть главным регулятором хозяйства, и в итоге не убедить их. Вопрос между тем не в том, как люди потом научатся обходиться без этого закона, а в том, что уже сейчас абсолютизация его использования приводит к несуразице. И это закономерно, ибо у всякого, даже самого удобного, проверенного временем инструмента имеются пределы применимости.

Пока производство было не автоматизированным и мало наукоемким, грубые рыночные механизмы установления эквивалентности товаров всех удовлетворяли. В самом деле, тачаю я сапоги, и на рынке есть установившаяся цена за пару. Прекрасно! Построили мануфактуру, затем фабрику. В результате развитого разделения труда придумали для обуви швейные машины. Цена пары сапог упала в соответствии с уменьшением общественно необходимого рабочего времени на их изготовление.

Минимизируются производственные издержки – лишние трудозатраты и простои. В производство включается новый фактор – технология.

Нашелся умелец, смастеривший машину. Теперь машина во многом работает за человека. Умелец идет на рынок продавать свою работу. И какой-то хозяйчик рискнул, купил диковинный агрегат. Умельцу – наличные. Однако быстро выяснилось, что умелец как будто продал больше, чем выручил: экономия у хозяйчика постоянная, а заплачено умельцу однократно. Появляется патент: продажа не товара, в котором воплощена идея, а прав на ее использование. С рыночной точки зрения оплата труда изобретателя стала более справедливой. На этой почве вырастает одно из самых уродливых явлений капитализма – так называемая «интеллектуальная собственность». Не забегая вперед, зададимся одним вопросом: на чьей почве и чьими интеллектуальными средствами создана эта идея? Как стоимостными механизмами четко разграничить момент новизны от базовых, всем развитием человечества добытых знаний, воплотившихся в этой идее? Не происходит ли тут фактического присвоения отдельным лицом чего-то такого, что в принципе нельзя ни поделить, ни присвоить, ибо по природе своей добытые человечеством знания и навыки принадлежат всем?

Раскусив выгоду применения новых технологий, когда в результате оптимизации и автоматизации труда, применения новых материалов и пр. обеспечивается рост производительности труда и сокращается число занятых работников (а значит и издержек производства в виде заработной платы), корпорации стали заводить собственные научные подразделения и финансировать необходимые исследования. В результате вопрос стоимости новых идей переместился в плоскость стоимости соответствующей рабочей силы. А когда те же корпорации берутся растить будущие научные кадры (через механизм целевых стипендий, финансирование учебных заведений и даже организацию собственных) – в плоскость стоимости производства такой рабочей силы.

Хозяевам условий производства кажется, что ими найден ключевой элемент, который обеспечит требуемый качественный рост производства (а значит и прибыли): интеллектуальный работник информационной эпохи, ученый и управленец. Из-за высокой эффективности эксплуатации такой рабочей силы родился миф о специфичности «интеллектуального» труда (как будто на свете бывает исключительно интеллектуальный или физический труд).

Однако дело, кажется, не в этом.
Может быть, дело в том, что «интеллектуальный» труд всегда сложен (вспомним: в марксовом понимании сложный труд – это труд, который за единицу времени создает большую стоимость)? Но это не так: труд токаря высокого разряда подчас сложнее труда инженера, а труд высококлассного шофера может быть сложнее труда кандидата наук. Можно собрать десяток дипломоносителей, и еще неизвестно, создадут ли они конструкторское бюро. Зато хорошо знающий свое дело станочник подчас способен на талантливую рационализацию.

Другое дело, что стоимость рабочей силы должна быть тем дороже, чем дольше и дороже обошлось ее создание (наделение работника теми или иными знаниями и навыками) – рынок-то демонстрирует именно это. Однако в жизни мы зачастую видим иную картину: в вопросе сложности и эффективности труда решающую роль играет не столько специализация работника, сколько его отношение к труду, способность работать творчески.

Понятие творчества обычно трактуют очень узко. Чего стоит одна только забавная категория «творческая интеллигенция», в которой странным образом подлинные творцы уживаются с откровенными халтурщиками и тунеядцами. Творцом без преувеличения может быть всякий работник на своем месте, ибо творчество – это отношение к своему труду не столько как к источнику заработка, но как к средству самосовершенствования или достижения важной общественной цели. Настоящим творцом может быть врач – высокообразованный работник чрезвычайно сложного труда, в упорном желании лечить как можно лучше вырабатывающий у себя уникальные навыки. Но им может быть и землекоп – работник, вроде бы самый немудрящий, – если только ежечасно помнит, например, о том, что его труд есть частица великого дела: создания оросительных сооружений, нового завода-гиганта или противотанкового рва. Скажете: «перегибаем палку», намеренно «вытягивая» в творцы работников самого рутинного и тяжелого физического труда? Ну да, простора для творчества в такой работе маловато. Но, во-первых, мы на сегодня имеем ясный исторический пример массового творчества – трудовой энтузиазм, благодаря которому СССР за пятнадцать предвоенных лет стал могучей промышленной державой. А, во-вторых, в среде именно таких работников чаще всего (и не без успеха) задумываются о том, как можно изменить и усовершенствовать тяжелый и рутинный труд.

Коммунистическое (=творческое) отношение к труду – не дело какого-нибудь бесконечно далекого будущего. Как сегодня мы наблюдаем в мире следы всех без исключения отошедших эпох – от первобытности и рабства до феодализма и людоедского капитализма, – так и частички коммунизма были в человеческом обществе всегда, будто ростки, пробивая себе дорогу сквозь толщу сменяющих друг друга формационных слоев.

А это значит, что уловить коммунистическую сущность труда мы можем уже сегодня. Для того надо лишь дать себе труд взглянуть на трудовой процесс, не связывая себя его стоимостной интерпретацией, а идя от реального живого человека.
* * *

Начнем «от печки». Любая учеба есть труд, и всякий труд в известном смысле учеба. Уже потому жесткое разделение на учебу сначала, а труд потом весьма условно. Между тем в рыночном обществе платное образование и низкооплачиваемый срок стажировки на работе являются самыми яркими проявлениями этого разделения. На языке стоимостных принципов ситуация выглядит так. Сначала человек платит за то, что на основе его природных способностей в соединении со специальным инструментарием кем-то создается новый товар – его рабочая сила. Затем работник продает рабочую силу хозяину условий производства, чтобы хозяин, соединяя ее со средствами производства, создавал новый товар и извлекал, а работник получает за это заработную плату.

Но Маркс не зря выделял рабочую силу среди всех прочих товаров. Вспомним, рабочая сила – особый товар, ибо способна создавать стоимость, превышающую средства для ее воспроизводства. Вот в одномерном толковании этих категорий и продолжают мыслить покупатели рабочей силы. Они, конечно, уловили, что присутствие творческого момента в работе качественно повышает хозяйскую прибыль, но адекватное понимание природы творческого отношения к труду находится вне понятийного рыночного круга.

Итак, в стоимостном понимании человек является носителем рабочей силы, задействуемой в процессе производства, целью которого для буржуя является товар, приносящий прибыль, а для работника – заработная плата. Труд при этом является для работника затратным процессом.

 Но, рассматривая творческий труд, мы видим, что, несмотря на энергетические затраты, такой труд является для человека уже не затратным процессом, а по сути актом потребления. Для человека, творчески относящегося к своему труду, результатом труда является не только товар и зарплата, но и он сам! Преодолевая свое несовершенство, побеждая и развивая себя, такой работник создает новые блага фактически как побочный продукт трудового процесса.

Человек производит не товары, человек производит человека!

Разумеется, это отношение в исторической ретроспективе плохо различимо сквозь завесу необходимости, тысячелетиями заставлявшей человека трудиться, чтобы выжить. В царстве необходимости – пользуясь словами Маркса – человек поневоле всегда остается пусть и главным, но только лишь средством труда. По-настоящему ощутить себя целью трудового процесса, а труд – главной своей потребностью он может лишь при том уровне развития производительных сил, когда базовые потребности в пище, жилье, безопасности удовлетворены в масштабах всего общества.

Человечество, по меньшей мере в прошлом, XX веке надежно преодолело эту черту. А это значит, что представления о человеке как средстве, а не цели труда; о рабочей силе как некоем самостоятельном, вообще говоря, не тождественном самому человеку свойстве; о совокупности выработанных человечеством знаний и навыков как о самостоятельной товарной ценности, в то время как ни одна идея и ни одно умение ни в один момент времени не существуют отдельно от совершенно конкретных людей; об учебе как самостоятельном процессе, в то время как трудящийся человек постоянно, изо дня в день совершенствует себя, – все эти отжившие представления, вполне годные для поры рыночного регулирования, являются сегодня одним из самых коварных препятствий на пути осознания подлинной свободы, завоеванной всею историей человеческого труда.

И главное, чего не способны понять и учесть буржуи, – коллективную природу творчества (их возможности не идут дальше организации мозговых трестов и жалких попыток создать аналоги соцсоревнования). Никто, даже самый гениальный мыслитель, не творит в изоляции. Он питается идеями прошлых поколений, он впитывает достижения сегодняшнего дня. Его труд обеспечивается массой невидимых ему людей. Как и для них, его удачная находка станет превращением их повседневного труда в коллективное, всем принадлежащее благо. Ткань общественного труда на наших глазах обретает прочную, связующую все общество фактуру. Не видеть этого можно, лишь сознательно отказываясь видеть. Люди в процессе труда, поначалу оставаясь лишь водителями и уборщиками, токарями и машинистами, инженерами и композиторами, академиками и философами, сбрасывают с себя скорлупу кажущейся разделенности и путы никчемного более принуждения. Из элементов, подчинявших себя трудовому процессу, они превращаются в его героев!

Обобществление человечества, так явно проявляющее себя в обобществлении труда, воплощается в простых, ставших привычными вещах. Включая, к примеру, свет, никто не думает об электричестве как концентрированном результате труда десятков и сотен тысяч неизвестных людей. Беря книгу, никто не представляет себе лесорубов, машинистов, печатников, редакторов и корректоров, а также продавцов, без которых автору не удалось бы донести себя до читателя. И уж тем более не думает о тех, кто жил и трудился рядом с автором (и задолго до автора!), написавшим в итоге эту книгу. Любая вещь, созданная современным обществом, – будь то кружка, автомобиль, компьютерная программа, математическая теорема или симфония, – является в такой мере продуктом коллективного труда, что попытка того или иного лица присвоить себе исключительную заслугу в ее создании, а значит и право распоряжаться ею, обращая в личную выгоду, есть нонсенс, противоречащий очевидной реальности.

Если говорить о количественной характеристике обобществления (не забывая, что в отношении общественных явлений любая мера обречена на относительность), его динамику удобно оценивать в усредненном числе работников, чей труд вложен в продукт современного производства. Заведомая грубость этой величины, попытайся кто-либо заняться ее оценкой, упирается в невозможность учесть конкретный вклад в конкретную вещь, сделанный работниками прошлых поколений (не исключено, что развитие этого подхода может привести нас к разоблачению тайны сложного труда, при характеристике которого, «всего-навсего», оставляют за скобками скрытый трудовой вклад массы не занятых «непосредственно» работников).

В буржуазном (стоимостном) учете результатов творческого труда (по сути – любого труда как содержащего творческую составляющую), как нигде, а сегодня – как никогда проявляется фундаментальное противоречие между общественным характером производства и частнособственническим присвоением (будь то прибыль хозяина или несоразмерно большая заработная плата работника «интеллектуального», «творческого» труда, присваиваемые за счет эксплуатации прочих работников).

В свете сказанного дальнейшее применение стоимостного похода к оценке рабочей силы адекватно реальности не в большей степени, чем оценка деревьев исключительно по кронам, в «абстракции» от корней и стволов окружающего леса. Мыслить подобным образом, продолжать цепляться за архаизм стоимости все равно, что вопреки очевидности, повернувшись спиной к всемирному зданию обобществленного труда, воображать себе современное рабочее место жалкой лавочкой сапожника. Навязывая обществу (посредством сохранения частной собственности на условия труда) стоимостную меру оценки трудового вклада, – как мы видели, фактически, на основании измерения побочного продукта труда, – буржуазия навязывает стоимостной подход и в вопросе человеческих потребностей. Эти питекантропы восклицают: «Человеческие потребности невозможно удовлетворить на бесстоимостной основе!» – без рынка, без денег и пр. И это при том, что отживший свое хваленый рыночный механизм со стоимостным подходом давно превратились в препятствие на пути к свободному удовлетворению главной потребности человека – потребности в творческом труде.
Ю. Алексеев

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Коммунизм
« Ответ #17 : 15/08/14 , 16:51:00 »

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Коммунизм
« Ответ #18 : 19/03/15 , 09:27:54 »
Коммунизм – это процесс, а не итог. Это всегда и никогда

Написал Олег Кизим 

Коммунизм – это утопия. Идеализация. Как и все утопии, он не может быть построен в полном объеме нигде и никогда.
Но я вас уверяю, этого и не требуется.
Коммунизм не должен быть построен – он должен строиться. Ибо это не итог, а процесс.
Процесс достижения оптимального состояния экономических и общественных отношений. Процесс созидания и оптимизации.
И еще это процесс борьбы с пороками человека и общества.
И он никогда не будет завершен. Потому что в процессе созидания постоянно допускаются все новые ошибки. Достижение оптимального состояния на одном отрезке истории приводит к новым вызовам на следующем. Пороки общества воспроизводятся и поражают социум каждый раз, как только борьба с ними ослабевает. И приходится бороться вновь.
Коммунизм – это вечный процесс его строительства. Если вы строите коммунизм – это и есть коммунизм.

 
Это вечная цель. Вечный путь. Путеводная звезда. Горизонт, к которому можно идти бесконечно долго. Солнце, до которого нельзя дотянуться, но без которого исчезнет сама жизнь.
Вы спросите, зачем к нему идти, если он недостижим?
А зачем вообще жить?
В процессе строительства коммунизма, в процессе оптимизации экономических и общественных отношений достигаются наилучшие возможные условия для жизни. Не в этом ли состоит задача?
Сам процесс строительства обеспечивает общество эффективной работой, которая каждый год, каждый месяц и день приносит вполне конкретный результат.
У вас не будет коммунизма как итогового состояния, но это вам и ни к чему. У вас будут дома, электростанции, машины, продукты, космос и все остальное, получаемое в процессе. Не в этом ли цель?
 
Но почему коммунизм?
Потому что человечество достигло того уровня развития технологий и коммуникаций, что превратилось в единую систему.
Большинство из нас уже не может жить отдельно от локальной и мировой инфраструктуры.
Как прожить без электричества, канализации, Интернета, мобильной связи, телевидения, медицинской помощи?
Вы готовы отказаться от всего этого и жить натуральным хозяйством в одиночку? Или маленьким, изолированным от мира поселением?
Единая система, в которой живут сейчас люди – это коммуна. И вы уже живете в ней – это факт!
И этап коммуна может жить либо по законам коммунизма, либо по законам капитализма. Иного не дано.
Коммунизм – это оптимизация и развитие коммуны.
Капитализм – это паразитирование на ней.
Закон капитализма – взять от системы как можно больше для себя, не думая о сохранности системы в целом.
Капитализм разрушает систему. Он точит ее, собирая ресурсы со всей системы в нескольких точках, где возникли центры притяжения.
 
Но почему тогда капитализм так успешен?
Он успешен там, куда направляются ресурсы с остального мира.
Но насколько он успешен в Африке, на Ближнем востоке, в Сирии, Ираке, в Восточной Европе, на Украине?
Капитализм успешен только в странах-акцепторах, но он приводит к упадку, загрязнению и войнам в странах-донорах.
Но и в странах-акцепторах капитализм успешен не для всех. Спросите у американских ветеранов, у индейцев – насколько для них успешен капитализм? Насколько он успешен в пригородах Лондона и Парижа? В Греции и Испании?
И то, что происходит сегодня в Греции – это только начало общего конца капитализма. Потому что он собирает все ресурсы в нескольких местах планеты, приводя к упадку те места, откуда эти ресурсы изъяты – то есть большинство регионов мира.
А потому капитализм ведет к деградации, упадку и разрушению мировой системы, той глобальной коммуны, в которой мы живем.
 
Капитализм в итоге разрушит вашу жизненную среду, сделает ее непригодной для жизни. Энергетика, коммуникации, связь, транспорт – все это станет либо очень дорогим, либо придет к физическому износу.
Капитализм делит весь мир на две части – одна исправная и дорогая, вторая неисправная и дешевая.
Он делит мир на элиту и гетто.
И существует за счет слепой веры жителей гетто в то, что они тоже когда-нибудь станут элитой. Хотя этого в принципе не может быть. Типичный пример – Украина, пошедшая «вниз по лестнице, ведущей вверх».
Нищие смотрят на красивую жизнь по телевизору и верят, что скоро она наступит и у них. Но капитализм дает лучшую жизнь только предательскому меньшинству за счет преданного большинства, которое живет и умирает с глупой верой в то, что капитализм лучшая система.
Капитализм в России обеспечил достойную жизнь в центре Москвы, Петербурга, в Сочи, в центрах некоторых других городов. А остальным пришла труба. Столько поселков и деревень, погибших за последние 20 лет в России, нет больше нигде в мире.
Капитализм в России обеспечил достойную жизнь для части страны в промежутке 2003-2008 годов, потом экономический рост остановился, потом начался спад.
Капитализм принес России 5-10 лет фрагментарного процветания после 10 лет предыдущей разрухи и неясные перспективы на завтра.
При этом процветание более чем на 50% основано на продаже природных ресурсов, а вся производственная и научная база – наследство советского периода.
За 25 лет при капитализме в России построено меньше, чем в самые трудные периоды советской истории, даже в Великую Отечественную.
 
Капитализм Европы и США паразитирует на Африке, Ближнем востоке, на дешевых трудовых ресурсах Китая. Только поэтому он успешен.
Капитализм России паразитирует на советском прошлом и на природных ресурсах страны, которые хоть и велики, но не бесконечны.
А главное – капитализм разрушает коммуну, которой является наш мир, пронизанный транспортными коммуникациями, системами связи и сложно организованной финансовой системой.
Если электрик не выйдет на работу – у вас отключится свет. Если на работу не выйдет связист – не будет работать телефон и Интернет. Если на работу не выйдет сотрудник банка – вы не сможете оплатить покупку в магазине. Если на работу не выйдет водитель – в магазин не привезут продукты, а из вашего двора не вывезут мусор.
Это и есть коммуна, без которой никуда. И это уже факт.
 
Коммунизм, повторюсь, никогда не будет построен как итог. Но он может строиться всегда и существовать как процесс, процесс жизни коммуны, в которую за последние 100 лет превратился наш мир, в том числе и капиталистический.
Только при капитализме коммуна деградирует, вот в чем суть.
Современный мир – это сложная система, которой нужно управлять. Но она не может долго и хорошо работать, если каждый ее участник будет думать только о том, как побольше урвать для себя, наплевав на систему в целом.
И никакая полиция, никакие контролирующие органы при капитализме не остановят рост коррупции, не прекратят деградацию. Потому что сама капиталистическая система такова. Она поражает сами контролирующие органы, полицию, власть; при капитализме деградирует все.
Вы можете возразить, что мы это уже проходили, отказывались от капитализма и строили коммунизм. И ничего не построили.
Но это был первый блин, который традиционно вышел комом.
Мы не построили коммунизм потому, что рассматривали его как то, что может быть построено при жизни его строителей, к 80-му году. И это была принципиальная ошибка.
Не построили, потому что еще в середине 70-х бросили в душе строить его, удовлетворившись "развитым социализмом" и превратив процесс его строительства в пустые лозунги.
Но заметьте, когда мы еще строили коммунизм – в 40-е, 50-е и 60-е годы – он у нас и был. Тогда, в процессе строительства, мы жили не хуже многих капиталистических стран. И «Победы» с «Москвичами» в 60-е были вполне качественными автомобилями своего времени. И авиастроение, и станкостроение, и энергетика, и наука, и искусство.
 
В Советском Союзе, по крайней мере до середины 70-х годов, действительно была достойная жизнь. А закончилась она, когда мы перешли от процесса ее строительства к процессу растраты, расхищения, который вылился потом в процесс приватизации.
Если ты строишь, оптимизируешь, улучшаешь мир, представляющий собой сложно организованную систему экономических и общественных отношений – это коммунизм.
А если проматываешь построенное другими – это капитализм.
Есть два процесса – строительство и разрушение. Созидание и деградация. Сборка и распад.
И если строить коммунизм постоянно – он будет всегда. Но при этом окончательно и бесповоротно он не будет построен никогда.
Такая вот диалектика.
Всегда и никогда.
Такой он парадоксальный, этот коммунизм.
 
Александр Русин
? Источник: http://publizist.ru/blogs/0/9074/

Оффлайн promity

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 3
Re: Коммунизм
« Ответ #19 : 24/03/15 , 07:45:16 »
"Цель ничто - движение всё" - знакомо вам такое выражение? Это лозунг троцкистов и вы его полностью здесь воспроизвели, убеждая читателей, что достижение определённого идеала жизни - несбыточная мечта, утопия.
Потом вы даёте следующую установку (действуя не хуже Каспировского) - "коммунизм это оптимизация и развитие коммуны". С чего бы это? это суперабстрактная формула, которая, к тому же, может быть применима к любой модели общественного устройства - по своему они все этим и занимаются.
Идея о справедливом обществе была известна людям задолго до появления термина коммунизм и выхода в свет трудов Маркса &co. И она выражалась не в "оптимизации и развитии", а в установлении таких норм и критериев справедливости, при которых полностью бы искоренялась эксплуатация человека человеком.
Коммунизм противопоставляется не капитализму, а рабовладельческой системе вообще, частным случаем которой и является капитализм. Таким образом и псевдосоциализм, который выстраивался в СССР после 1953-го и во всех странах бывш. соц. лагеря - одновременно и мягкий вариант скрытого рабовладения и альтернатива более щадящей по отношению к биосфере Земли системы устройства глобального сообщества. Коммунистический проект в России был остановлен с убийством Сталина, но не остановлен вообще, так как невозможно убить идею, не предоставив более мощную. А в России идея о справедливом устройстве общества не только не погибла, но напротив, получила очень мощное методологическое подкрепление в виде ДОТУ. Из которой в числе прочего следует, что тот проект, который осуществлялся в России/СССР по построению коммунизма на марксистской основе - был заранее обречён на провал, так как "мраксизм" не предполагал построение такого общества, а был задуман лишь как один из инструментов сноса буржуазно-либеральной системы с заменой её на более аскетичную и тем самым более щадящую по отношению к экологии планеты ("Боливар не вынесет двоих" - капитализм, базируясь на ростовщическом ссудном проценте, преследует только одну цель - опережение роста процентов, соответственно постоянно ищет возможности более дешёвого производства и переводит производительные мощности в "третьи страны мира", туда же следуют и технологии и, что ещё более важно - туда следуют идеалы западного уровня жизни - у каждого дом, две машины, куча техники и т.п., горы еды, домашние питомцы, полив газонов при 50 по Цельсию и т.д. - когда весь "третий" мир, опираясь на техническую доступность, организованную ему как раз западным капиталом, начинает реализовать свой экономический потенциал получается такая картина - весь Запад это 10-20% населения планеты, но потребляет он 80-90% всех производимых материальных благ. А если на уровень жизни по-западному кинутся все оставшиеся - планета будет сожрана в считанные десятилетия. Вот чтобы это предотвратить и был создан марксистский проект по переводу глобального курса с буржуазно-либеральной модели, на более аскетичную - модель псевдосоциалистического общественного устройства, при которой остаётся незатронутым институт толпо-"элитаризма" - основа основ всех рабовладельческих обществ).
Сталин и был ликвидирован троцкистским интернационалом потому, что открыто выступил с критикой марксизма и объявил о необходимости начать партийную реформу.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Коммунизм
« Ответ #20 : 24/03/15 , 09:50:51 »
Коммунизм -идеал.Если Вы сможете привести пример достижения идеала,соглашусь с Вами.

Оффлайн promity

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 3
Re: Коммунизм
« Ответ #21 : 24/03/15 , 11:09:42 »
В любой области знаний, ремёсел, искусств и т.п. вы можете найти какие угодно и сколь угодно много примеры достижения людьми определённых идеалов.
Относительно общественного устройства идеал может считаться достигнутым, когда удалось наладить устойчивость по предсказуемости процессов управления этим обществом в рамках задуманной вами модели организации этого общества.
В том случае, когда эта модель - коммунизм - достижением идеала развития общества в этом направлении можно считать следующее (цитирую):
Коммунизм— стройжизниобщества, в котором исчезнет паразитизм меньшинства на большинстве, все потребности будут удовлетворяться гарантированно и бесплатно по принципу «от каждого по способности — каждому по потребности» на основе господства в обществе праведности, устойчиво воспроизводимойкультуройв преемственности поколений. Это будет возможно как вследствие общего роста производственных мощностей всех отраслей, так и потому, что произойдёт преображение культуры и в жизнь войдут новые поколения людей, с инойнравственностьюипсихикой, на которую необходимость труда, освоения профессиональных навыков и знаний, само участие в трудовой деятельности общества, не будут оказывать угнетающего воздействия вследствие раскрепощения в преобразившейся культуре творческого потенциала каждой личности, ныне закрепощённого у большинства взрослых неумелым и неправедным воспитанием их в детстве.В коммунистическом обществе труд не станет первейшей жизненной потребностью, как то утверждала марксистская пропаганда, подразумевая, что труд всегда подчинён задаче удовлетворения потребностей людей в еде, одежде, и т.п. продукции и услугах. Первейшей потребностью станет личностное и общественное развитие и деятельность в русле Божиего Промысла, а необходимый труд в этом процессе займёт своё органичное место.
Иными словами, если говорить об идеалах коммунизма, то коммунизм — это организация жизни общества, в котором:человечный тип строя психики, начиная с юности, признаётся единственно нормальным для всех людей вне зависимости от пола, национальности, расы, профессиональной специализации, родственных и приятельских взаимосвязей;
  • культура такова, что человечный тип строя психики как основа жизни и личностного развития всякого индивида (разве что за исключением случаев тяжёлой врождённой патологии и последствий черепно-мозговых травм) достигается подавляющим большинством к началу пробуждения половых инстинктов в процессе развития их организмов;
  • человечный тип строя психики воспроизводится устойчиво в преемственности поколений так, что его носители в обществе составляют основную статистическую массу (т.е. их доля в составе взрослого населения стремится к 100 %).
  • Всё остальное в коммунизме — выражение и следствие названного. Что касается названия, то оно исторически преходяще. Коммунизм, как идеал, к которому должно стремиться человечество в своём развитии, пропагандируется издревле: это иЦарство Божие на Земле, и Золотой век, иЧеловечность.
    Цитировать

    Источник: http://wiki.kob.su/Коммунизм

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8234
Re: Коммунизм
« Ответ #22 : 19/07/15 , 13:44:46 »
Кафедра научного коммунизма.

Коммунизм не нуждается в праве потому, что право - это пережиток буржуазного общества.

 При коммунизме нет отношений собственности, отмирает государство и семья. Следовательно нет законов и судов регламентирующих отношения собственности, нет семейного права, нет государственного права.

 Могут быть преступления против личности и против общества. Но коммунизм не пользуется понятием "наказание". Коммунизм пользуется понятием "социальная защита". Высшей мерой социальной защиты является смертная казнь. Кроме этого только исправительные учреждения. Никаких сроков. Человек возвращается в общество только устойчиво исправленным. Кому-то хватит года, кому-то не хватит и пол жизни - это уже в каждом случае отдельно решается.

 Что касается ротации, то разумеется это даже важнее, чем выборность потому, что при выборности часто происходит так, что власть узурпируется. Выборы есть, а у власти одни и те же рожи. А при ротации уже зацепиться за должность не получится. Пришло время, уступай место.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8234
Re: Коммунизм
« Ответ #23 : 22/07/15 , 11:26:15 »
http://cs623829.vk.me/v623829086/44c9d/nuH3vTqhyNc.jpg

Оффлайн Alex55

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 156
    • Защита памяти
Re: Коммунизм
« Ответ #24 : 29/07/15 , 12:21:55 »
Коммунизм не нуждается в праве потому, что право - это пережиток буржуазного общества.
 При коммунизме нет отношений собственности, отмирает государство и семья. Следовательно нет законов и судов регламентирующих отношения собственности, нет семейного права, нет государственного права...
По современным представлениям упорядоченность отношений и обязанностей необходима любому обществу. Та или иная, но непременно должна быть, иначе хаос, неразбериха, диспропорции, конфликтность и даже более того...


Пережитком буржуазного общества уже с точки зрения социализма является право частной собственности.
Семья как благоприятная форма упорядочения обязанностей и отношений при коммунизме видимо сохранится.
Государство как орган управления общественными процессами безусловно будет существовать.
Правовые механизмы, защищающие всех и каждого от неблагоприятных эксцессов, наверняка сохранятся.
Правда - не волк, в лес не убежит

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8234
Re: Коммунизм
« Ответ #25 : 21/08/15 , 09:40:36 »
https://pp.userapi.com/c621629/v621629106/37ed4/EaKSyZpqsGs.jpg

Коммунизм есть советская власть плюс информатизация всего мира

Что такое коммунизм? Сложно найти вопрос, на который можно встретить более противоречивые ответы.

Либерал зачастую начнёт вопить про массовые расстрелы и «быдло, захватившее власть». Националист обвинит в поддержке «унтерменшей» в ущерб интересам белой расы (и тоже вспомнит про массовые расстрелы коренной нации) или вовсе найдёт в идее коммунизма происки ZOG. Казённый пропагандист будет ассоциировать его лишь с СССР и попытается свести всё лишь к державно-патриотической риторике, искажая историю и изображая капиталистическую Россию наследницей заслуг и новым, лучшим этапом развития страны. Аполитичные люди скорее всего скажут про Гагарина, победу в Великой Отечественной, Олимпиаду, дружбу народов, высокую культуру, нравственность, сильную державу и то, что люди были другие, однако не забудут припомнить про дефицит. Даже считающие себя коммунистами люди назовут множество вариантов ответа, среди которых, конечно, найдутся правильные вещи, но не всегда прозвучит самое главное.

Самое главное в коммунизме — это свободное развитие каждого человека по отдельности в гармонии с развитием всего общества в целом. Всё остальное, социальная справедливость, власть народа, общественная собственность на средства производства, научным образом построенное общество, плановая экономика и прочее — это лишь составные части, необходимые для достижения главной цели.

Так что настоящий образ коммунизма не может быть негативным. Коммунизм — это всё самое передовое. Коммунизм — это всё самое лучшее. Коммунизм — это будущее.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8234
Re: Коммунизм
« Ответ #26 : 22/08/15 , 10:30:30 »
https://pp.userapi.com/c624020/v624020099/2d08d/_8TD874uY9U.jpg

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8234
Re: Коммунизм
« Ответ #27 : 14/10/15 , 22:17:02 »
О природе человека. "Беседы о коммунизме". №3

<a href="https://www.youtube.com/v/aBGxNhnricU&amp;feature=youtu.be" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/aBGxNhnricU&amp;feature=youtu.be</a>

Современная пропаганда уверяет, будто человек устроен так, чтобы всегда искать личную выгоду, стремиться обогащать себя в ущерб окружающим, что такова его природа, что изменить это никак нельзя. А следовательно и коммунистическое общество, якобы, невозможно в принципе...
Об этих и иных аспектах - в третьей "Беседе о коммунизме" рассуждает Попов Михаил Васильевич, доктор философских наук, профессор, действительный член Петровской академии наук и искусств.

Оффлайн краснопузый

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 199
Re: Коммунизм
« Ответ #28 : 21/10/15 , 22:05:31 »
Вариантов нет

12118736_1507823416203921_2448702318626450170_n
Коммунизм не задумка.
А совершенно безальтернативное и неизбежное будущее человечества. Как глобальной модели.
Безальтернативное и неизбежное, уже хотя бы потому, что дальнейший рост населения обгоняет рост производства продуктов потребления. ВСЕГО НА ВСЕХ НЕ ХВАТИТ. ВСЕХ МНОГО, А ВСЕГО МАЛО.


От каждого по способностям, каждому по потребностям.
Только это не догма, не статуя. Тут, как минимум ДВА варианта.
Один из них "пытались", по крайней мере декларировали, построить в нашей стране. Немаловажным аспектом "построения" было воспитание нового человека. Который понимает как мало, на самом деле, ему для полного счастья надо. Любимая работа, осязаемые результаты труда, и понимание собственной нужности и полезности для окружающих. Ну, то-есть, превалирование общественного над шкурным. Мне кажется, что частично, как минимум, это руководству страны удалось, особенно в двадцатые - пятидесятые годы прошлого века. Выполнение выделенного лозунга самым гуманным способом.
Второй вариант - жёсткая централизованная диктатура. В худшем смысле этого слова.
Тот же лозунг будет работать. Да только из-под палки. Сколько из тебя выдавить можно (по способностям), будет выдавлено. Сколько тебе, чтобы с голодухи не сдохнуть, надо - дадут (по потребностям)...
И третьего не дано, точнее третее, как раз и есть коммунизм, который подразумевает под собой, в том числе и повальную автоматизацию и роботизацию.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8234
Re: Коммунизм
« Ответ #29 : 18/03/16 , 12:45:36 »
https://cs7065.vk.me/c637326/v637326576/fa2a/989DbGMdlVo.jpg