Последние сообщения

Страницы: « 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 »
61
ИСКУССТВО / Re: Советские художники
« Последний ответ от Людмила 10/08/18 , 21:16:14 »
https://pp.userapi.com/c834400/v834400400/1a31d5/rgeV_3MCO34.jpg

Кугач Михаил Юрьевич (р. 1939) - "В город учиться" 1965
62
И. В. СТАЛИН / Re: ПРАВДА О СТАЛИНЕ
« Последний ответ от Людмила 10/08/18 , 21:05:50 »
https://sun1-1.userapi.com/c830109/v830109704/163dcd/csCqnWl1IHg.jpg

Газета "Правда" за 1952 г.
63
И. В. СТАЛИН / Re: И. В. СТАЛИН - фото, картины, плакаты
« Последний ответ от Людмила 10/08/18 , 20:35:17 »
https://sun1-11.userapi.com/c830400/v830400157/176525/fWkk1SgN_DE.jpg
И.В.Сталин и Г.Л.Пятаков в президиуме Всесоюзного совещания трактористов в Кремле. Дата съемки: декабрь 1935

https://pp.userapi.com/c845419/v845419157/c1baf/afgIWj9YI8M.jpg
Сталин в шубе и Серго Орджоникидзе на похоронах стратонавтов. Москва. 1934

https://pp.userapi.com/c824600/v824600157/19ed89/kp4q7q5-H9g.jpg

https://pp.userapi.com/c845122/v845122157/c1e74/_cYuhNAvuXs.jpg
И.Сталин и маршал Шапошников

https://pp.userapi.com/c845421/v845421233/c0c54/c5ahDzmqcpI.jpg
У.Черчилль и И.Сталин

https://pp.userapi.com/c849420/v849420233/4911a/Cr1SvrGiwPE.jpg
Иосиф Сталин помогает нести урну с прахом Максима Горького, 21 июня 1936 года.

https://pp.userapi.com/c824701/v824701157/19f332/bagC8n5PZdc.jpg

https://sun1-11.userapi.com/c830400/v830400157/176525/fWkk1SgN_DE.jpg
И.В.Сталин и Г.Л.Пятаков в президиуме Всесоюзного совещания трактористов в Кремле. Дата съемки: декабрь 1935
65
Юридический раздел / Пытки
« Последний ответ от харчиков евгений 10/08/18 , 19:19:53 »
Почему в РФ пытают людей



Прогрессивная интеллигенция России вдруг с удивлением обнаружила, что «кто-то кое-где у нас порой» применяет пытки. Стоило только «Новой газете» опубликовать видео, как сотрудники ярославской ИК-1 «взбадривают» зека, так и понеслось – охи, ахи, гневные восклицания «доколе еще будет это продолжаться» и даже призывы «бороться с этим позорным явлением». Особенно доставило продолжение истории, когда началась решительная «борьба с превышением полномочий» и за решеткой оказались сами садисты в погонах. Столь же внезапно выяснилось, что они люди хорошие, добрые, коммуникабельные, любят детишек, и сами-то дескать, не пытали, а только рядом стояли, однако на допросах были вынуждены оговорить себя. Ну, не иначе, как под пытками. Я реально ржал, глядя этот трогательный сюжет Дождя.( Collapse )


Откуда этот непроходимый инфантилизм? Пытки – фундамент россианской карательной системы. Борьба с пытками в рамках существующей системы абсолютно бессмысленна. Уничтожать надо всю систему целиком, потому что лечению она в принципе не подлежит. Давайте я расскажу, как работают, например, полицаи в РФ. Допустим, в темной подворотне произошло ограбление, жертва обратилась в органы, те по ориентировке задерживают преступника. Первая проблема: терпила его не опознает. Был пьян, ничего не помнит, темно, не разглядел, тот налетел сзади, был в маске и т.д. Эта проблема решается просто. Опера говорят терпиле: «Хочешь вернуть себе деньги, сотовый телефон и драгоценности – тогда опознай вот этого небритого с родинкой на щеке в ходе официальной процедуры, это точно-точно тот самый злодей. Не опознаешь – мы его вынуждены будем отпустить, он скроется, и ты останешься с носом».

Дальше надо доказать вину подозреваемого. Есть два пути. Первый: собрать улики, провести экспертизы, изъять записи с десятков камер видеонаблюдения, побегать по окрестностям с собакой, запросить биллинг у сотового оператора, найти и опросить свидетелей, короче, провести хренову кучу следственных действий, в результате которых будет неопровержимо доказана вина преступника. Второй путь: засунуть задержанному в анус электрошокер и он тут же сделает признательные показания. Все, дело раскрыто, опера – молодцы, следователю остается только заполнить сотню бланков, подшить, пронумеровать и передать дело в суд.

Но что, если произошла ошибка и взяли не того, просто случайного прохожего? А вот это вопрос в высшей степени неполиткорректный. Я бы даже сказал, провокационный, или того хуже – экстремистский. Это откровенное возбуждение ненависти в отношении социальной группы «садисты в погонах». До шести лет лишения свободы. Так что завалите свои хлебальники и молчите, а еще лучше не думайте. Раз человека везут в наручниках в суд – значит он виноват по определению. Органы не ошибаются.

Для так называемого «суда» достаточно всего двух «доказательств»: терпила подсудимого опознал, а тот признал свою вину уже через 20 минут после задержания. Потом он может сколько угодно отказываться от своих первоначальных показаний, заявлять о пытках, вопить, что его допрашивали без адвоката (на самом деле дежурный «мусорской» адвокат всегда присутствует, иногда даже бить помогает) – это уже не имеет никакого значения, как и то, что у него есть, например, неопровержимое алиби. Это только в детективах следователь проверяет алиби всех подозреваемых, чтобы распутать таинственное преступление. Россианское уголовное законодательство в принципе не оперирует такой категорией. Самого термина «алиби» в нем нет.

Система построена так, что пытки становятся самым простым, быстрым и эффективным следственным действием. Пытают всех – женщин, детей, инвалидов, виновных и невиновных, пытают свидетелей и даже… самих потерпевших. Мне один жулик рассказал такую веселую с его точки зрения историю: как-то он, мучимый абстинентным синдромом, решил разжиться ночью на опохмел гоп-стопом возле единственного в микрорайоне работающего круглосуточно ларька. Подлетел с ножиком к какому-то пареньку, тот отказался разгружать свои карманы, завязалась драка. Терпила, получив скользящий удар ножом по предплечью, в ответ сломал нападавшему ключицу и, приложив затылком об асфальт, отправил в нирвану почти на сутки. Когда тот очнулся в больнице, к нему пришел следователь, чтобы снять с него показания, как с потерпевшего.
Жулик попытался съехать с темы, заявив, что ничего не помнит, был бухой, ни к кому претензиев не имеет, но упрямый следователь потащил его на очную ставку с пареньком, которого тот пытался ограбить. Последний к тому времени уже сознался в попытке разбойного нападения с применением оружия (до 10 лет лишения свободы, между прочим). Когда гребитель-неудачник увидел свою жертву, у него челюсть отвисла – на том живого места не было, одна сплошная гематома.

Мусоров вызвал какой-то случайный прохожий, пэпээсники примчались через три минуты, обнаружили лежащее на обочине тело жулика, рядом ножик, а где-то в конце квартала мелькнула убегающая фигура. Фигуру догнали и «крепанули» на предмет явки с повинной по полной программе, пока настоящий разбойник находился в коматозе.
Закончилась эта история более-менее благополучно. По ходу дела у жулика всплыло две «делюги» по 162-й статье (разбой)и свой «шестерик» он получил вполне заслуженно. Паренек, давший ему отпор, отделался всего двумя годами условно, а побои, полученные им в отделе полиции, были оформлены, как итог драки с жуликом. Статью перебили на 111-ю, вменив «нанесение тяжких телесных из хулиганских побуждений на почве внезапно возникших неприязненных отношений». Раз «явку с повинной сделал», то обратного хода уже не будет.

Кого больше пытают – виновных или невиновных? Сложно ответить на этот вопрос. Да, 9 из 10 задержанных обычно попадаются за дело. Но они как раз в большинстве своем полностью или частично вину признают, особенно, если взяты с поличным. Зачем их пытать? Подвергают пыткам тех, кто «едет по 51-й», то есть отказывается от дачи показаний, или отрицающих свою вину. А отрицают ее те, кто не виновен – это же логично. Вот их и пытают.

Возникает вопрос: зачем опера пытают заведомо невиновных – неужели они такие звери? Звери они, конечно, конченые, но заведомо невиновных просто из садистских побуждений если и истязают, то нечасто. Мне такие случаи неизвестны. Чаще всего мусора уверены, что перед ними настоящий преступник, они даже уверены, что делают благое дело, наказывая, например, насильника-педофила. А если дело благое, то любые методы приемлемы.

Был у меня такой сокамерник, Ваней зовут. Пустил переночевать по доброте душевной 13-летнюю девочку, сбежавшую из дома от матери, которая ее избивала. Та потом, конечно, вернулась домой, а мать написала заявление, что ее дочь изнасиловали. Зачем? Да хрен ее знает. Мусора, конечно, быстро вычислили Ваню по телефону девочки и плотно с ним «поработали» в отделе полиции №4 г. Тюмени. Описание пыток я опускаю, ничего сверхординарного в них нет, просто били разными способами, но к утру он подписал признание, что трижды изнасиловал малолетку. Причем дело происходило в однокомнатном пансике, в которой при этом находилась его мать с отчимом. Вскоре в распоряжении следствия оказались результаты судмедэкспертизы – «изнасилованная» не только была целкой, но на ее теле и одежде не обнаружилось даже следов эпителия (кожной ткани) «насильника». Это неопровержимо свидетельствовало о том, что Ваня даже не прикасался к «потерпевшей». Получается, зря опера поверили маргинальной мамашке.

Но ведь признательные показания в деле есть, наверх доложено о раскрытии преступления сексуального характера против несовершеннолетнего лица (такие дела всегда находятся на контроле у прокурора), «насильнику» суд избрал меру пресечения в виде содержания под стражей, все 54 гематомы на ванином теле честно зафиксированы в протоколе и оформлены, как последствия применения приемов самбо сотрудниками угрозыска для пресечения попыток сопротивления при задержании.
Если обвиняемого отпустить, то возникнут вопросы к мусорам: а что это у вас невиновные сознаются в несуществующем преступлении? Вопросы возникнут к прокуратуре, санкционировавшей арест и не отреагировавшей на заявления задержанного о пытках. Вопросы появятся и к судье: почему он отправил человека под арест, не имея никаких доказательств его вины, кроме выбитых избиениями совершенно фантастических признаний?

Нет, если дать задний ход делу – это значит, что за решеткой должны оказаться десяток носителей погон, которые немножко «перестарались». А ведь они «добрые люди, заботливые мужья и отцы, коммуникабельные, у них много друзей»... Поэтому Ване перебили статью и посадили на восемь лет за «иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 14-летнего возраста».

Еще один мой сокамерник Хасан получил по той же схеме 12 лет «строгача» за «сексуальные действия» в отношении 8-летней девочки. Вот тут уже нельзя сказать, что каратели верили в виновность подозреваемого, но раз какая-то бдительная старушка просигнализировала, что «чурка пристает к детям на детской площадке», то меры надо принять. Какого-то чЮрку понаехавшего не жалко. Хасан работал в ТСЖ, где проживала бабушка-стукачка вахтером, а на площадке просто играл с детьми, но кому это интересно? Электрический ток, пропущенный через хасановы гениталии быстро убедил его написать под диктовку опера явку с повинной. Вообще-то на «месте преступления» находилось аж 26 камер видеонаблюдения (с их помощью Хасан и мониторил двор из своей будки), и в открытую «педофилить» под ними совершенно за гранью здравого смысла, но в Эрэфии, как известно, любые видеозаписи теряются, когда это надо следствию.

Подобных дел «эротической направленности» только в Тюмени за год случаются десятки. Пытки применяются в 100% случаев, когда подозреваемый отказывается признавать свою вину. А после признания уже совершенно не важно, виноват человек или нет. Если бы Хасан и Ваня не встретили в СИЗО меня, мир не узнал бы о том, какими изощренными методами ублюдки в синих фуражках и мантиях борются с «педофилами». Но благодаря мне и журналисту «Новой газеты» Георгию Бородянскому мир об этом узнал в июле прошлого года из статьи Судьбы под звездами.

Ну, узнал. И чо? Да ничо, миру глубоко по…уй. Пытки в россианском гестапо осуществляются конвейерным способом. Наберите в Яндексе запрос Тюмень ОРЧ пытки – в выдаче 60 тысяч страниц, десятки публикаций в СМИ, слезные жалобы фюреру президенту, митинги против пыток, видеообращения, пикеты с выездом в столицу. Всем по…уй. Помимо пытошной по ул. Тульской, 3, где располагается Оперативно-розыскная часть (ОРЧ), в Тюмени действует еще один филиал ада в УБОПе. По запросу Тюмень УБОП пытки Яндекс находит 15 тысяч страниц. И чо? Да ничо, всем так же по…уй.

Надо отдать должное тюменскому УВД, там решительно борются с пытками. Например, еще лет 15 назад тогдашний городской милицейский начальник решительно потребовал от всех семи ГОМов (горотделов милиции) прекратить пытать задержанных. Знаете, чем это требование было мотивировано? Тем, что простые мусора пытают непрофессионально – тупо бьют чем попало куда ни попадя, иной раз насмерть, опять же истошные вопли пытаемых разносятся через открытые окна, смущая прогуливающихся мимо горожан. Но главная причина состояла в том, что иногда СИЗО тупо отказывалось принимать арестованных, забитых до полусмерти. А вдруг они сдохнут через день – спрос-то будет именно с фсиновцев.

Всех «крепких орешков» было велено отныне свозить либо в ОРЧ, либо в УБОП – вот там уже специалисты все делают по фэншую. Если пытают током, то не шокером, который характерные следы оставляет, а используя специальный «сварочный аппарат» и обязательно через мокрую тряпку – тогда следов ожогов нет. Если бьют, то пластиковыми бутылками с водой – внутренние органы отбивает, а гематом на коже нет. Тамошние мастера заплечных дел знали все тонкости использования противогаза, умели вовремя снять полиэтиленовый пакет с головы «клиента», чтоб сознание от удушья он потерял, но задохнуться насмерть еще не успел. И самое главное – у профи в ОРЧ и УБОП редко кто-то умирал в ходе «воспитательной работы». Они, можно сказать, гуманно пытали – не до смерти.

Однако благие пожелания милицейского начальства большей частью оставались лишь пожеланиями. В отделах как пытали, так и продолжают пытать. Как убивали – так и убивают. Был у меня сокамерник Веня, настоящий профессиональный преступник. Его однажды так «радушно» приняли опера, что сломали ребра и смяли легкое. Веня без сознания бьется в конвульсиях, кровавая пена на губах, потом затих и глаза закатил. Мусора подумали, что он коньки отбросил и вывезли бездыханное тело в лес. А дело происходило зимой, мороз под 20 градусов. Но именно зима Веню и спасла, потому что дороги замело снегом и проехать вглубь лесного массива полицаи не смогли, тащить на руках тело поленились, бросили «труп» прямо на обочину. Буквально через несколько минут из леса какой-то дед вышел (шел к остановке автобуса по тропе), видит – парень в одной футболке в сугробе лежит, поднял, накинул свой пуховик, вызвал скорую помощь. Веня начал отходить в мир иной прямо в реанимобиле, но его все-таки успели довезти до больницы. Повезло ему просто феноменально.

Через электропыточную в ОРЧ Веня тоже прошел. С гордостью говорит, что выдержал там целый день. В камеру его вечером уже заносили, сам идти не мог. На следующий день он договорился с операми по-хорошему: пишите «сознанку» с моих слов, а от подписи я официально откажусь, составляйте соответствующий акт. Веня говорил, что пытка током самая страшная, потому что к побоям привыкаешь, нервная система как бы «замораживается» и болевые ощущения  притупляются. Ток же течет непосредственно по нервным тканям, поэтому спасения от боли нет. Он был убежден, что долго в ОРЧ ни один человек не выдержит, и если кто-то будет хвастаться, что крепился, например, неделю, то стопудово врет.

В автозаке я однажды катил с арестантом (как зовут не знаю, погоняло – Булатный), который утверждал, что его промариновали в ОРЧ почти месяц. Звучит, конечно, фантастически, но когда он улыбнулся во всю ширь, я ему поверил – у него все 32 зуба были словно спилены по уровню десны – торчали только ровненькие пеньки. Длительная пытка током приводит к тому, что зубы крошатся. Но чтоб выкрошились вообще все зубы в 26 лет – такое увидишь нечасто. Впрочем, Булатного не только током пытали, иначе он бы не выжил, он испытал на себе весь арсенал ОРЧ-шных «спецсредств». Говорит, что когда его повезли в лес попугать смертоубийством люди в масках, он, вместо того, чтобы испугаться, упал и начал истерически хохотать – обрадовался, что его убьют и его мучения прекратятся. Показывал он и странные шрамы на руках – пытался зубами разгрысть себе вены, но не смог – зубов у него к тому времени уже почти не осталось. Других способов покончить с собой не нашел. Что выбивали у Булатного, я не знаю, но, видимо, шили ему особо тяжкое преступление. Получив 8 лет, он считал, что легко отделался. Так что стимул выдержать месяц ада у него был. Сам он, правда, признавался: если бы изначально знал, что его будут пытать неделями, сломался бы. Но он всегда настраивался выдержать один день, а там будь что будет. В итоге оэрчешникам он просто надоел.

Еще один «кремень» был известен всему тюменскому централу – знаменитый бандит Савин-папа, главарь банды спортсменов-беспредельщиков. Не знаю, сколько сеансов электротерапии он выдержал, но, как говорят, единственный из всей шайки не дал признательных показаний. Заплатить за это пришлось ампутацией ноги (вторую тоже готовились отчекрыжить). При пытке током кровь в буквальном смысле слова закипает в сосудах, и при этом сворачивается. Капиляры забиваются тромбами, ткани начинают отмирать – здравствуй, гангрена. Итог – дисфункция конечностей и ампутация. Вот Савина явно пытали из садистских побуждений, доказухи по его делу было выше крыши.

Подобных историй я могу рассказать десятки, но все они довольно однотипны. Без массированного применения пыток россианская карательная система работать просто не в состоянии. «Борьба с пытками» в РФ совершенно бессмысленна – это явление СИСТЕМНОЕ, замазаны все сверху донизу. Никто же не пытался реформировать СС, СД и гестапо после разгрома гитлеровской Германии, их просто упразднили в рамках денацификации, а активных садистов преследовали в индивидуальном порядке. Вот то же самое следует сделать с МВД, ФСБ, прокуратурой, судами, ФСИН и прочими монстрами фашистской Эрэфии. Мантры про то, что «ну есть же и честные-законопослушные офицеры» способны впечатлить разве что инфантильных столичных либералов, которые веруют, что в гнилом путинском рейхе что-то наладится, если в Ярославле посадят нескольких изуверов в погонах, которые утеряли берега настолько, что стали звездами Youtube.

Ну, вот вы теперь знаете про пытки уже более чем достаточно. И чо? И ничо, всем по…уй.  Завтра расскажу о пытошных практиках во фсиновских лагерях. И всем тоже будет по…уй. Меня утешает лишь то, что определенный процент этих по…уистов рано или поздно сам окажется с головой, опущенной в унитаз или с мошонкой, перетянутой строительным пластиковым хомутом. Пусть хотя бы знают, что их ждет.
66
НУЖНЫ ЛИ СОВЕСТЬ И СТЫД СОВРЕМЕННОМУ ЧЕЛОВЕКУ?

Велико могущество Совести!
(Цицерон)
Человек, утративший Совесть,
не различает добра и зла.
(И. Ильин)


Согласно философскому словарю Совесть – категория этики, выражающая нерасторжимую связь морали и человеческой личности, - характеризует способность личности осуществлять моральный самоконтроль, самостоятельно формулировать для себя нравственные обязанности, требовать от себя их выполнения и производить самооценку совершаемых поступков. Это одно из выражений нравственного самосознания личности.

Во многих европейских языках слово "Совесть" этимологически означает "совместное знание". В частности в русском – состоит из "со" (совместно) и "ведать" (знать). То есть, понятие "Совесть" предполагает знание всем обществом законов общежития (естественно, для того, чтобы ими руководствоваться в жизни!) и индивидуальный контроль над их выполнением. При этом наказанием за невыполнение моральных норм являются эмоциональные переживания человека (угрызения Совести).

Высоконравственную личность характеризует постоянное чувство неудовлетворённости собой, стремление к самосовершенствованию, ответственность за неустроенность мира и желание участвовать в его совершенствовании. Иными словами, Совесть – это осознание личностью своего долга и ответственности перед обществом. Формально  осознание выступает как ответственность перед самим собой. Наличие Совести – критерий высокой духовности и нравственности личности. Мораль же, как известно, понятие классовое. То есть  то, что кажется нравственным современному российскому нуворишу, вовсе не кажется добропорядочному гражданину! Очевидно, когда мы говорим о высокой морали  и Совести, конечно, имеем в виду не мораль и Совесть вора, грабителя, разорителя России! Высокая мораль основана на вечных ценностях, изложенных в Заповедях и Блаженствах И. Христа, соответствующих сурах Корана, в учениях Будды и Конфуция – людей, которыми гордятся народы Земли, и имена которых будут жить вечно!

Русский энциклопедист В.И. Даль толковал Совесть как нравственное сознание, нравственное чутьё в человеке, внутреннее сознание добра и зла; тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка; чувство, побуждающее к истине и добру, отвращающее от лжи и зла; невольная любовь к добру и истине; прирождённая правда в различной степени развития. Свои мысли он подтверждает русскими пословицами и поговорками: "Робка Совесть, поколь не заглушишь её", "От человека утаишь, от Совести (от Бога) не утаишь", "Добрая Совесть – глас Божий", "Богатый Совесть не купит, а свою погубляет",  "В ком стыд, в том и Совесть",  "Глаза-мера, душа-вера, Совесть-порука".

Таким образом, стыд, по Далю, - это ни что иное, как внешнее проявление Совести (Бога) в душе человека! Отсутствие у человека стыда свидетельствует об отсутствии у него Совести (Бога, внутреннего контролёра его поступков)!

Основой любой морали является понимание добра и зла. Добрым В.И. Даль справедливо считает поступок, способствующий жизни по законам высокой марали! Антиподом добра является зло – всё то, что способствует нарушению божественных заповедей: "Я есть Господь Бог твой, и нет Бога кроме меня", "Не сотвори себе кумира", "Не убей", "Не укради", "Чти отца твоего и матерь твою…" и т.д.

В каком-то смысле Даль отождествляет Бога и Совесть человеческую! Вот какое огромное значение он придаёт этому человеческому качеству! О тесной связи Совести с религией, с Богом свидетельствует и наличие такого понятия, как "Свобода Совести", означающего свободу вероисповедания. И, действительно, чем не Бог - нечто постоянно присутствующее рядом с человеком, всё видящее и всё знающее о нём, оценивающее каждый его поступок, поощряющее за добрый душевной радостью и наказывающее за злой душевным страданием!? Думается, что даже самый убеждённый атеист не возражал бы против такого Бога!
Очевидно, Совесть органически связана с природой человека как существа общественного. При этом, если стыд характеризует зависимость индивида от общества, то Совесть, наоборот, - зависимость общества от личности. Отсюда  вытекает её огромная роль в регулировании общественных процессов. Понятие "Совесть" как бы определяет идеал взаимоотношений человека и общества как понимает это данный индивид. Не случайно морально безупречного человека называют Совестью народа.

Совесть, безусловно, имеет общественное происхождение, определяется бытом и воспитанием человека, то есть зависит от его классовой принадлежности. Однако Совесть имеет и общечеловеческое содержание, основанное на общечеловеческих ценностях. Различия же в понимании совести у различных индивидов происходит именно от различия в их системах ценностей, а, следовательно, и в понимании добра и зла.

Таким качеством человека как Совесть люди интересуются, начиная с глубокой древности, понимая важнейшую её роль в жизни человеческого общества. В древнегреческой мифологии Совесть  олицетворяли эринии (богини проклятья, мести и кары), наказывающие преступников и эвминиды-благодетельницы, поощряющие людей, раскаивающихся в неблаговидных поступках. Проблему Совести впервые поставил Сократ, который считал источником нравственности суждений человека его самопознание. Вопрос о Совести является одним из центральных в идеологии Реформации. Лютер полагал, что Бог присутствует в сознании каждого верующего и руководит им независимо от церкви. Однако уже в XVII – XVIII веках философы стали отрицать врождённый характер Совести и указали на её зависимость от общественного воспитания, условий жизни и интересов личности, а также на релятивистский (относительный) её характер, в то же время не отрицая и влияния психики. Одновременно идеалистическая этика развивает идею автономной личности (присущую либеральной, буржуазной этике), которая независимо от общества определяет свои нравственные законы. Ж.Ж. Руссо, например, считал, что законы добродетели "написаны в сердцах у всех" и для их познания следует только прислушаться к голосу Совести. Примерно то же утверждал Э. Кант. Современное понимание Совести заключается в безусловном признании её социальной природы и зависимости от условий жизни, а также идейно-общественной позиции человека. Чем выше духовность личности (большим приоритетом наделены духовные ценности в их общей системе), чем выше эмоциональность, социальная активность и сознательность, тем большую роль играет Совесть в её жизнедеятельности. Ликвидация классов и классово-антагонистических противоречий, принятие единой системы ценностей всем обществом, единое понимание добра, зла и смысла жизни может привести к единому пониманию Совести, возможности отказаться от регулирования жизни общества с помощью юридических законов и жизни по единым для всех законам морали; в обществе, в котором единственным управляющим станет индивидуальная человеческая Совесть. Конечно, это идеал! Но идеал – это то, к чему надо стремиться! Возможно, когда-нибудь люди и созреют для этого!   В различные же периоды истории человечества вообще, и России в частности, Совесть играла различную по своей значимости роль.

Общественной моралью, нравственным воспитанием человека (обучением жизни по законам морали) уже много веков занимается религия. Заметим, что кроме обязательной культовой составляющей любая религия содержит нравственную. Кстати сказать, надо только сожалеть, что советская власть, насаждая атеизм в обществе, отказалась от услуг церкви по нравственному воспитанию граждан. Думается, что это было не просто ошибкой!

Роль духовного, нравственного воспитания народа во все времена хорошо понимали передовые люди во всём мире. "Есть много видов образования и развития, и каждое из них важно само по себе, но всех важнее должно стоять образование нравственное" – писал В.Г. Белинский. Об отношении к воспитанию граждан в царской России свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что в разговоре об образовании человека говорили не "он окончил  (учился) в университете, юнкерском училище и т.п.", а "он воспитывался там-то!"  При этом подчёркивался приоритет воспитания перед обучением профессии! Даже русская Азбука уже содержит в себе поучительное нравственное наставление начинающему овладевать грамотой. Для лучшего запоминания алфавита в Азбуке применён акрофонический способ, когда каждое слово фразы начинается с соответствующей буквы (вспомним, для примера, известную со школьных времён фразу: " каждый охотник желает знать, где сидит фазан"). Нравоучение, заключённое в Азбуке на современном русском языке звучит так: "Я знаю буквы. Письмо – это достояние. Трудитесь усердно земляне, как подобает разумным людям! Постигайте мироздание! Будьте верны данному слову! Знание – дар Божий! Дерзайте, вникайте, чтобы сущего свет постичь!"  Не даром матушку Россию называли Святой Русью! Нравственное воспитание россиян, благодаря, в основном, Православной церкви, было не сопоставимо с католическим европейским! Скажем, русские купцы чаще всего не составляли договоров и не давали расписок. Верили данному партнёром слову! Ни один русский первопроходец не объявил себя королём или царём, а продолжал в открытой земле оставаться верным своему государю! Надо сказать, что и в советское время вопросу высоконравственного воспитания народа уделялось достойное внимание. Вспомните октябрятские, пионерские, комсомольские, партийные, профсоюзные, домкомовские организации, народные дружины, товарищеские суды, суды офицерской чести и т.п.; ТВ – и радиопередачи советского периода, литературу и искусство тех лет. Что бы ни говорили сегодня "демократы", но вся идеологическая работа тогда  была направлена на воспитание доброго, отзывчивого человека, патриота и защитника Отечества, гордящегося достижениями своей Родины. Да и было чем гордиться. Вспомните, достижения золотого времени социализма: шестидесятые – семидесятые годы прошлого века! Достижения в области космонавтики, атомной энергетики, науки и искусства, ведущее положение СССР на мировой арене!  В целом, в советском обществе утвердилась общечеловеческая система ценностей, Совесть человеческая играла важную роль в общественном сознании и надёжно удерживала большинство советских граждан от антиобщественных поступков. Абсолютное большинство наших граждан придерживалось единых нравственных норм, соответствующих общечеловеческим ценностям1 Очевидцы тех лет подтвердят, что в стране не было такого разгула преступности, о проституции и наркомании мы знали только понаслышке (и не из-за того, что это от нас  скрывалось!), вынесение сексуальных отношений и половых извращений на сцену общественной жизни считалось безнравственным (интимное и должно быть интимным!); издевательства над личностью и жестокость были справедливо жёстко наказуемы. Советский человек был надёжно защищён от информационного, физического, экономического и прочих видов насилия всей мощью государства, служащего большинству граждан. Добропорядочный гражданин постоянно чувствовал за своей спиной его силу и справедливость, а безнравственный негодяй - неотвратимость наказания! Того, что произошло с моралью общества после буржуазного переворота начала девяностых годов, мы не видели даже в страшном сне.

Фактами безнравственности современного российского общества переполнены СМИ. Приведём только фундаментальные, наиболее кричащие и взывающие к Совести. Начнём с семьи и женщины, как первом учителе в начальной школе-семье, где всякий гражданин познаёт основы общественной морали.   
Сексуальная революция, пришедшая к нам вместе с рыночными отношениями с Запада, сделали женщину товаром, удовлетворяющим сексуальные потребности мужчин. Товар для успешной реализации всегда требует рекламы. Рекламой стал вызывающий животные страсти у потребителя вид современной россиянки: накаченные силиконом женские прелести, обнажённые или обтянутые донельзя; обнажённый пупок, соблазнительный макияж, эротические татуировки и т.д. и т.п. Всё это потенциальные покупатели рассматривают как объявления о продаже. Мода сделала многих представительниц прекрасного пола продажными. Товара на рынке сексуальных услуг появилось изобилие. Естественно, цены на него упали! Кто сегодня станет читать женщине стихи или петь серенады?! Образ прекрасной дамы – приза рыцарских турниров – или женщины-друга советских времён, остался только на страницах старых добрых романов! Жаль, что сами женщины не осознают того, что по доброй воле потеряли власть над мужчинами и превратились в неодушевлённый предмет потребления. То, что легко доступно, никогда не ценится! Естественно, вместе со стыдом женщина потеряла и Совесть. А ведь это более половины всего общества! То есть, управляемость половиной населения России с помощью нравственных законов существенно снизилась. Вспомните, с чего начиналось наступление телевизионной рекламы на наше сознание: да с обсуждения различных типов женских прокладок с крылышками и без таковых будто не существовало других, нуждающихся в рекламе, товаров! А ведь, по сути, это было начало борьбы с нашей так называемой скованностью – стыдливостью! Но стыд-то – это внешнее проявление Совести! Глубоко копали враги русского народа, разрушая его традиционную мораль! Думаю, понятно какое нравственное воспитание могут получить дети у бессовестной, безнравственной матери!

Поощрение бесстыдства и бессовестности русской женщины привело к краху нормальных семейных отношений и демографическому кризису. Сегодня население России уменьшается на один миллион ежегодно! И важнейшей причиной этого является падение морали и утрата Совести обществом.

Семья по определению Большой советской энциклопедии – это основанная на браке или кровном родстве малая группа, члены которой связаны общностью быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью. Брак – исторически обусловленная, санкционированная и регулируемая обществом форма отношений между женщиной и мужчиной, устанавливающая их права и обязанности по отношению дуг к другу и детям. Ясно, что от характера брачных отношений зависит рост населения, физическое и духовное состояние новых поколений. Ныне это понятие бессовестно девальвировано. Так в 2002 году в гражданском браке (в сожительстве) состояла каждая десятая пара (по другим данным – каждая пятая!). Незарегистрированный брак не обязывает общаться с родственниками второй половины, заботиться о материальном благополучии партнёра по сексуальной жизни. Сейчас вне нормального брака появляется на свет свыше четверти всех детей. Увы, мужская половина российского общества столь же бессовестна, как и женская! И сказывается это не только на настоящем, но и на будущем страны – детях! Гражданский брак основан на принципе: "я тебе ничем не обязан!" Если не принять специальных мер по восстановлению утраченной морали, то население России к 2050 году сократится на 40 – 50 миллионов человек! Крепкая нормальная семья – основа здорового процветающего общества и государства. Давно известно: разрушь семью – разрушится государство! Не думаю, что нынешние власти не знают об этом. Видимо, крепкое государство российское не является целью их политики, иначе в интересах общества были бы ограничены некоторые вредные свободы! По опубликованным МВД, данным сегодня в России 730 тысяч  беспризорных детей. Причём 80% из них имеют родителей! В 2006 году выявлено 160 тысяч детей – участников преступлений, 96 тысяч детей стали жертвами насилия со стороны взрослых. В стране функционирует 5,5 тысяч социальных учреждений для подростков и полсотни детских специальных воспитательных учреждений! Детская преступность приобрела угрожающие формы: появились детские банды. О них проинформировало общественность ОРТ 17 апреля 2007 года. В передаче утверждалось, что взрослые люди уже опасаются ходить по улицам Ульяновска. Город поделен на зоны влияния девяти детских бандитских группировок. Родители патрулируют здания школ, где учатся их дети. Подростки-бандиты подражают суперменам телепередач и реальным бандитам 90-х годов. В Казани банда из десяти подростков, подражая взрослым бандитам, занимается разбоем и рэкетом. Пятнадцатилетний подросток с приятелем убил всех членов семьи своей сердобольной, любящей его тётки, желая овладеть деньгами, собранными для покупки квартиры. Страшно то, что дети-бандиты не чувствуют раскаяния в содеянном, сострадания, абсолютно бездушны! Они совершенно спокойно идут на преступление, зная, что по нынешним либеральным законам наказание их ждёт только с 14 лет. Разумно ли это? Только знание о неотвратимости наказания за содеянное удерживает человека от преступления, будь оно уголовным или нравственным! Эта истина известна всем, кроме наших либеральных властей! В Самаре недавно судили одиннадцатилетних мальчишек, которые длительное время, проживая в подвале дома коммуной, убили одного из своих сверстников только за то, что он принёс вшей. Как-то сообщалось, что школьники убили своего учителя истории, за то, что он принципиально оценивал их знания! Подобной чернухи в СМИ великое множество, но авторы никогда не говорят об основной  причине беды, постигшей нас – воспитании ими же безнравственного общества, практической ликвидации такого важного регулятора человеческих отношений, как Совесть!  Уповая на правовой способ организации жизни, сетуя на недостаток законов, они "забывают" о том, что, если совершенно исключить моральный фактор, то над каждым гражданином нужно поставить полицейского с дубинкой, который постоянно следил бы за исполнением им законов. Иными словами, человеческое общество не может существовать без неписаных правил общежития и контроля над их выполнением индивидуальной Совестью граждан. Тем не менее, с благословения властей, российские СМИ продолжают разрушать традиционную, испытанную временем мораль, ежеминутно всё глубже опуская общество в помойную яму безнравственности! Поставив процесс воспитания с ног на голову и, объясняя тематику пожеланиями народа-потребителя информации-, издатели заполнили прилавки книжных магазинов и эфир эротическими (или порно - ?) материалами, низкопробными кровавыми детективами, повествованиями о красивой жизни бандитов, спекулянтов и проституток. Делается всё возможное, чтобы в народе подавить человеческие и пробудить животные чувства! Стоит ли удивляться, что сегодня десятилетние дети спокойно рассуждают о сексе, импотенции и абортах; что среди школьниц трудно найти девственницу, что страстно целующихся и возбуждающих друг друга прикосновениями к эротическим участкам тела молодых людей, можно увидеть даже в общественном транспорте; что естественные надобности не редко отправляются на виду у прохожих, что рожают  одиннадцатилетние девочки, а государство создало приюты для малолетних матерей, где они обучаются игре с живыми куклами! А ведь стыд – это проявление Совести – контролёра поступков Человека!

Упадок морали, утрата стыда и Совести отразились не только на фундаменте общественно жизни: семье, женщине, детях. Эта скверна уже проникла во все поры российского общества и никакой, даже сказочный экономический подъём не обеспечит духовной, по-настоящему человеческой жизни в России! Да и вряд ли при утрате Совести такой подъём возможен. К тому же добрые, чистые взаимоотношения между людьми для Человека, пожалуй, важнее экономического процветания!

Более двух тысяч лет жизнь человеческого общества регулируется двумя видами законов: нравственными и юридическими. Причём нравственные законы, проверенные временем, более устойчивы, нежели юридические (на глазах ныне живущих россиян произошла замена юридических законов на противоположные!). Не даром существует пословица: "Закон, что дышло. Куда повернул, туда и вышло!" Русский человек всегда более руководствовался законами Совести. Именно поэтому демократам никак не удаётся сделать его законопослушным. И ещё долго не удастся. Чтобы сделать из нас европейцев, нужны десятилетия! Нравственность же нашего общества разрушена по указаниям "доброжелателей" из США. Вот и получили то, что имеем! Выбраться из всеобщего кризиса Россия может, вернув народу исторически сложившуюся высокую мораль и, прежде всего, индивидуальную Совесть!  И не надо возлагать надежды только на возрождение религии. Современные средства коммуникации в деле воспитания народа играют более важную роль!

Исторически случилось так, что французская буржуазная революция нарушила единство самого естественного способа управления обществом - монархии - и его нравственной, духовной основы – христианства. Два века либералы пытались установить связь между буржуазной демократией, основанной на идеях свободы личности и её эгоизме и христианской моралью, базирующейся на любви к ближнему – альтруизме. Очевидно, эта попытка с самого начала была обречена на неудачу. Нельзя совместить несовместимое! Эгоизм буржуа и альтруизм христианина в единой личности невозможны в принципе! Не может буржуа, выйдя за ворота своего завода, возлюбить рабочего (которого обкрадывал весь день) как самого себя! Естественно, христианское учение стали приспосабливать для идеологического обеспечения буржуазной демократии. В результате наступила эра моральной свободы – лучше сказать, моральной распущенности! Вполне прогнозируемый финал! Со значительным отставанием от "цивилизованной" Европы сегодня это дошло и до нас! Остаётся только утешать себя тем, что в России два столетия находились люди, успешно сопротивляющиеся растлению своего народа! К слову, советский общественный строй более соответствовал христианской морали. Моральный кодекс строителя коммунизма, по сути, повторял христианские заповеди. Поэтому и общественная мораль была не сравнима с нынешней и люди, в большинстве своём, жили по законам Совести!

 Сегодня перед нами выбор: безнравственное, бездуховное буржуазное общество или поиск новой идеи, заменяющей либеральную.
 
Смирнов Игорь Павлович, член СП России
 
Другие произведения автора можно читать и слушать на сайтах:
 
Igorpavlovitch.narod2.ru   podfm.ru (аудио) и др.
67
 
УВЫ, СЕГОДНЯ ТАК  БЫВАЕТ НЕРЕДКО!

В то утро Евгения Ивановна проснулась поздно. Ночью она несколько раз вставала с постели, ходила на кухню пить корвалол, пыталась читать.  Её одолевали, лишали сна воспоминания о вчерашнем вечернем разговоре с соседкой Людмилой Петровной. «Как могло такое случиться? Почему? Кто в этом виноват? – неоднократно задавала она себе одни и те же вопросы. – Уму не постижимо! И это родной-то, единственный, нежно любимый  сын!» Ответов было множество, но ни один из них её не удовлетворял. Разум, логика говорили одно; чувства, эмоции – другое. «Чудовищно! – только и могла констатировать Евгения Ивановна. - Надо сейчас же сходить проведать Людмилу Петровну. Вечером она была в ужасном состоянии! Напрасно я не вызвала скорую помощь! Увы, хорошие мысли часто приходят с опозданием!»   
Она встала с постели, накинула халат и отправилась к соседке.  Позвонила. На звонок никто не ответил. Подождала и прислушалась. Из-за двери не доносилось никаких признаков жизни. «Может, ещё спит!? Если уж я – сторонний человек – плохо спала после вчерашних событий, можно представить себе, как чувствовала себя этой ночью Людмила Петровна! Всё же жаль, что я  не вызвала скорую!»  Она вернулась домой, муж ворчал: «Не успела проснуться, и уже пошла по соседям!» Евгения Ивановна ничего не ответила. Не хотелось лишний раз волновать сердечника, посвящая его в подробности вчерашних событий.
Приведя себя в порядок и позавтракав, Евгения Ивановна вновь направилась к соседке. На её длинные звонки опять не последовало никакой реакции. За дверью стояла мёртвая тишина. Теперь Евгения Ивановна не на шутку встревожилась: «После таких треволнений всё могло произойти! Она не молодая! А если у неё случился инсульт, и она сейчас лежит не способная никому сообщить об этом, попросить о помощи!?» Вернувшись домой, она нашла телефон Георгия и позвонила: «Мама не у Вас? Она почему-то не открывает дверь на мои настойчивые звонки! Не случилось бы чего-нибудь нехорошего!» «Со вчерашнего дня матери не видел и не слышал! Сейчас приеду!» - ответил тот и провесил трубку. «Может, всё же совесть заговорила? – подумала Евгения Ивановна. Она присела на стоящий возле двери старый, пригодный только  для лестничной площадки скрипучий стул и стала ждать. Георгий жил где-то рядом. 
Они застали хозяйку  бездыханной, лежащей на полу возле смятой постели. Сухонькое её тело в ночной рубашке до пят походило на тело подростка. Правая рука была вытянута в сторону входной двери. То ли она в последний момент взывала о помощи, то ли пыталась добраться до телефона. Через открытую на кухню дверь была видна газовая плита с остатками изуродованного чайника, стоящего на горящей конфорке. В углу комнаты еле слышно работал телевизор. Видимо, смерть настигла её ещё вчерашним вечером. Она разделась, готовясь ко сну, и в ожидании закипания воды в чайнике прилегла перед телевизором, надеясь с его помощью отвлечься от гнетущих мыслей. Тут ей и сделалось плохо.
Удивлённые открытой настежь дверью квартиры, появились три старухи - соседки по лестничной площадке. Какое-то время они стояли над покойной, тихо причитали по поводу внезапной кончины и вытирали навернувшиеся слёзы. И только сын не проявлял никаких признаков горя. Он внимательно, как будто был здесь впервые, оценивающе, деловито осмотрелся, зачем-то покопался в ящиках комода, открыл шкаф, затем спокойно набрал 03 и вызвал скорую помощь, чтобы констатировать смерть. У присутствующих сложилось впечатление, что к этому событию он готовился заранее. Врач прибывшей скорой привычно заполнил стандартный бланк, объяснил, куда следует обратиться, чтобы тело отвезли в морг, что надлежит делать дальше и в какой последовательности. Сын внимательно выслушал, кое-что, записывая на подвернувшемся клочке бумаги. Вскоре все разошлись, а Евгения Ивановна отправилась по квартирам собирать деньги для покупки венка. «Хорошая смерть, - думала она, спускаясь по лестнице. Ушла тихо, спокойно, не причиняя никому хлопот и не давая дополнительного повода для недовольства! Говорят, Бог одаривает такой смертью хороших, добрых людей!» 
Вечером к ней зашла старая приятельница и она, переполненная впечатлениями от событий минувших суток и особенно вечерней исповеди усопшей,  остро чувствуя потребность выговориться, рассказала ей её содержание и всю  историю жизни покойной.   
Родилась Людмила Петровна в самом конце двадцатых годов прошлого века в маленьком городке под Ленинградом. Великая Отечественная война застала её подростком. Городок вскоре оккупировали фашисты, и она собственными глазами видела казни коммунистов, партизан и евреев на городской площади. Немцы сгоняли на это зрелище всех оставшихся жителей. Она на всю жизнь запомнила их самодовольные, весёлые, пьяные лица и слёзы не имеющих возможности  помочь присутствующих русских стариков и детей. Помнила смерть бабки и деда, голод и холод, разруху и пожарища, освобождение городка частями Красной Армии и всеобщую радость оставшихся в живых сограждан. А главное - родившуюся надежду на прекрасное будущее. Жизнь хотя и медленно, но налаживалась. По карточкам стали регулярно выдавать хлеб, кое-какие продукты и одежду. Снова заработала школа, и она возобновила учёбу. Но война ещё не закончилась. Она хорошо запомнила почтальона, принёсшего похоронку, сообщающую, что боец Сидоров П.Н. геройски погиб в боях за Родину и своё безутешное горе при этом известии.
Однако жизнь брала своё и, наконец, настал долгожданный День Победы – непередаваемое словами ликование души, объятия и поцелуи на улицах совершенно незнакомых людей, песни и пляски, взметнувшиеся в высь, как факелы, красные флаги и транспаранты и беспорядочная, пугающая стрельба из всех видов оружия. Вместе с Победой народ обрёл твёрдую уверенность в завтрашнем дне: «Победили фашизм, победим и разруху!» В те годы казалось, что борьба с последствиями войны затянулась. Это из нынешнего времени очевидно, что советский народ восстановил разрушенные города и сёла, заводы и фабрики, колхозы и совхозы в кратчайшие исторические сроки и без всякой помощи из вне!
«Мама, не имеющая практически никакого образования, очень хотела видеть меня человеком интеллигентной профессии: врачом, учителем, инженером, агрономом, юристом. Она сделала всё возможное и невозможное для того, чтобы я смогла окончить школу и поступить в институт!» – рассказывала Людмила Петровна. И она старалась оправдать её надежды.  Получив аттестат зрелости, поехала в Ленинград поступать в вуз. Профессиональной ориентации тогда не существовало, близких образованных людей у неё не было, и она плохо представляла себе  суть различных профессий. Позже она признавалась, что профессию выбрала случайно, сдала документы в тот институт, где был меньший конкурс. Так она стала студенткой, будущим фармацевтом.
Потекла полуголодная, но весёлая и многообещающая студенческая жизнь. На одну стипендию жить было невозможно, серьёзной помощи ждать неоткуда - приходилось подрабатывать, где придётся. Сортировщик овощей на базах, уборщица, дворник – вот профессии, который ей пришлось освоить во время учёбы. Она не могла забыть свои сборы на первое свидание с курсантом военного училища. Девчонки из общежития принесли всё самое лучшее из своего более чем скромного гардероба, чтобы представить её ухажёру в надлежащем виде, чтобы она не упала перед ним в грязь лицом! Скромность тогдашнего быта, всеобщее равенство в бедности сближали людей, делали их добрее, отзывчивее, роднее по духу. На каникулах она ездила к маме, чтобы помочь по хозяйству. В те годы многие и не только в их маленьком городке, но и в Ленинграде имели огороды и держали домашнюю живность: коров, коз, поросят, кур, кроликов.
Пролетели пять студенческих лет. Она получила диплом и назначение в районный центр Ленинградской области. Работа сразу увлекла её.  Вдохновляла цель: высокое служение людям. Хотелось быть полезной обществу: помогать избавиться от недуга искалеченным войной солдатам, которые пользовались наибольшим вниманием, немощным старикам, не видевшим детства детям. Высшей наградой за свои старания считала благодарный взгляд жаждущих помощи человеческих глаз. Ради этого тогда работали многие, несмотря на, мягко говоря, невысокие зарплаты. Не подозревая того, работали ради идеи служения людям, обществу!  Что может быть благороднее этого!?
Однажды в аптеке появился офицер. Он спросил дефицитное лекарство для матери. На её отрицательный ответ в глазах молодого человека появился живой укор. Она приложила много сил, затратила много личного времени на то, чтобы найти необходимый препарат. Скорее всего, в благодарность за это он пригласил её в кино. Однако у них оказалось много общего в мировоззрении, и они стали встречаться. Им было интересно вместе. Возникла обоюдная симпатия. Они почувствовали необходимость друг в друге. Он сделал предложение. Она с радостью приняла его. Оба были счастливы.
Трудности жизни человек хранит где-то в глубине памяти. На поверхности оказываются только хорошие, приятные воспоминания. Так уж устроена человеческая психика. Конечно, случались и раздоры, и взаимное непонимание, и материальные трудности, связанные, прежде всего, с жильём, частыми отлучками мужа по делам учёбы и службы, особенно  в самые неподходящие моменты, когда он был так нужен в семье. Алексей заочно учился в институте,  и часто ей приходилась, работая, в одиночку заботиться о семье и ребёнке. Ребёнок был болезненным, капризным. Сколько бессонный ночей она провела у его постели или с ним на руках!?  И вместе с тем, сколько материнского счастья, нежности, удовлетворённости она испытала после рождения сына! Ребёнок был её кровью, её плотью, её продолжением на Земле! Отец по-мужски был более сдержан в проявлении чувств к сыну, но он тоже очень гордился им и возлагал на него большие надежды как на продолжателя рода, преемника в офицерском корпусе, будущего единомышленника и друга.  Многие мужчины и особенно русские  духовное родство считают выше кровного.
Шло время, Гарик рос в неге, любви и заботе, не зная тех невзгод, которые пережили родители. Хотя Алексей и говорил неоднократно жене, что только преодоление жизненных трудностей создают настоящего человека, обладающего высокими моральными качествами, полезного людям; предмет гордости родителей, их поддержку и утешение в старости. Что Человека создаёт не вершина, которой он достигает в жизни, а путь к ней. Но она, как и многие матери, была склонна к всепрощению своего чада, к переоценке его личностных качеств.   Людмила Петровна рассуждала по-матерински: «Пусть Гарик хотя бы в детстве не знает забот! Пусть детство его будет сказочно безоблачным!» Тогда она не думала о том, что именно в детстве, в семейной школе нравственности, формируется моральный фундамент личности. Между родителями состоялось несколько бурных разговоров на эту тему, которые, однако, ни к чему не привели. Каждый из них остался при своём мнении.
Как и предвидел отец, детство сына затянулось. В студенческие годы, благодаря покровительству мамы, он также не знал проблем. Жил весело и беззаботно, как говорят студенты: от сессии до сессии. Особенно не утруждая себя, получил диплом и стал инженером. Только придя на завод, он понял, что жизнь состоит не из одних праздников, что существуют и будни. Что на работе нужно не только «ждать звонка», но и серьёзно трудиться. К этому предшествующими годами жизни он подготовлен не был. Начались конфликты с начальником, обоюдное недовольство. Годы шли, а Георгий как пришёл на низшую инженерную должность, так на ней и оставался, естественно, с соответствующей должности зарплатой.  Со временем у него появилась зависть к более удачливым однокашникам, которые делали успешную карьеру, обзаводились своими домами и семьями. Он же оставался на попечении родителей не приспособленным к жизни инфантилом. Были серьёзные разговоры с отцом, который искренне любил сына, глубоко сожалея о своей недостаточной настойчивости в его воспитании. Понимая, что главное время безвозвратно упущено, старался его наверстать, передать накопленную мудрость. Однако при этом не встречал должной поддержки жены, для которой и великовозрастный сын продолжал оставаться ребёнком, требующим непрестанной заботы и внимания, всем смыслом её жизни. На фоне нежной «доброты» матери наставительные беседы отца Георгию виделись грубым ущемлением его свободы и самостоятельности и вызывали реакцию сопротивления. Каждая попытка Алексея серьёзно поговорить с сыном о его жизни и перспективах обыкновенно оканчивалась конфликтом. Видя их безрезультатность,  он постепенно всё более отстранялся и уходил в себя. Духовного родства с сыном, о котором он грезил когда-то, не получилось! Внутренне любя и жалея сына, он очень переживал затянувшийся конфликт. Здоровье его всё более расстраивалось. В конце концов, он получил инфаркт и вынужден был оставить работу. Не приученный к сопереживанию Георгий не понимал,  что причиной болезни отца является он. Незаметно подошло время, и Людмила Петровна оставила работу, коллектив, полностью посвятила себя семье.
Неудачи преследовали Георгия не только на работе. Попытки обзавестись семьёй, своим домом тоже ничего не дали. Выросший эгоистом, он не был готов делиться всем, что имеет с кем-то, заботится о ком-то. Он сам ожидал получить от жены внимание и материнскую заботу. Через год он развёлся с первой женой. Позже появилась вторая. На этот раз не молодая уже женщина с двумя почти взрослыми сыновьями сама подобрала неудачника, действуя по принципу: «Лучше пусть будет в доме какой-то мужчина, чем никакого!»  Опытная и хитрая она сумела подчинить себе Георгия так основательно, что теперь он готов был на всё лишь бы сохранить её благосклонность. Не состоявшийся инженер  в 1993 году оказался не у дел и перебивался любыми заработками вплоть до роли сторожа, дворника, рабочего на подхвате. Неудовлетворённая его заработками жена настойчиво требовала денег, угрожала выгнать из дома. Удручённый неудачами, униженный женой он приходил в родительский дом  озлобленным на всё и вся, в том числе и на родителей, которые воспитали его непригодным для нынешней жизни. Неухоженный, постоянно раздражённый, голодный он вызывал жалость у матери и протест у отца. Алексей не принимал слабых, безвольных людей, не способных найти выход из создавшегося положения, своё достойное место в мире. Будучи человеком целеустремлённым, волевым сам он, преодолев немало препятствий, добился достаточно многого в жизни. Как и большинство людей, он оценивал других, исходя из собственного опыта, смотрел на них со своей колокольни. Его трогала неприспособленность, инфантильность сына. Человек неравнодушный во всём, остро воспринимающий события, он далеко не всегда адекватно реагировал на конфликт с сыном, всякий раз, долго перебирая и анализируя детали очередного разговора. Длинными, бессонными ночами он многократно воспроизводил диалоги с Георгием, стараясь найти самые убедительные доводы в свою пользу. Психика его быстро разрушалась. Сын не понимал фундаментальных положений философии жизни и, прежде всего, заповеди, присущей всем мировым религиям и философским концепциям, в Православном христианском учении звучащей: «Чти отца твоего и матерь твою да благо ти будет и долголетен будеши на Земли!» Не понимал, что чтить, прислушиваться к наставлениям родителей, обязан  хотя бы в благодарность за то, что они подарили ему жизнь! Кроме того, воспринимая опыт и знания людей более опытных и сведущих в жизни, человек компенсирует недостаток того и другого за их счёт. Как говорил великий Пушкин: «Наука сокращает нам опыты быстро текущей жизни!» Умудрённый жизнью Алексей знал, что разрыв между поколениями целенаправленно спланирован и осуществлён нынешними властями, что это результат переоценки ценностей, за которую, по-видимому, и карает не только его семью, но и весь наш народ Господь Бог!  Понимая всё это разумом, он не мог заглушить в себе голос эмоций. После очередной душеспасительной  беседы с сыном  ему стало плохо. Сердце не выдержало перегрузки, и он скоропостижно скончался.  Занятый собой сын спокойно отреагировал на это событие.
Оставшись одна, Людмила Петровна ощутила своё полное одиночество, никчёмность. Она была человеком не слишком общительным и с людьми сходилась трудно. Сын, казалось, забыл о ней и неделями не появлялся. В квартире всё  напоминало о прожитой жизни, о нём - её кровинке, о любящем муже. Вот их общая тридцатилетней давности фотография на стене. Она - весёлая и молодая, слева - улыбающийся Гарик. Справа - в военной форме с полковничьими погонами муж. Он серьёзно, задумчиво и сочувственно  смотрит на неё, как будто старается утешить, разделить её одиночество. Как она раньше не замечала его всегдашней серьёзности!? В шкафу - его костюмы, в ящиках комода - его бельё, на столе - его любимая чайная чашка. На кухне - полка, сделанная его руками. Всё громко кричит о счастливом прошлом и об отсутствии будущего. Перед её внутренним взором то и дело возникают картины прошлой, полнокровной жизни. И слёзы сами собой потоками льются из её глаз. Она становится мистиком: ей кажется, что Алексей зовёт её. Расстройство психики сказалось на здоровье. Повысилось давление. Начались боли в сердце. Порой она неделями не выходила из квартиры. Пришлось в таких случаях обращаться в социальную службу за помощью. 
Теперь она много времени проводила на кладбище, ухаживая за могилой мужа, беседуя с ним как с живым. Иногда, незаметно для себя, она начинала вслух жаловать на одиночество, утрату смысла существования, умолять его поскорее взять к себе.  Свидетели с изумлением и сочувствием смотрели на умалишённую, жалкую, заплаканную старуху.
Однажды среди могил Людмила Петровна увидела маленькую беленькую беспородную собачонку. Грязная, с поджатым хвостом, трясущаяся от холода и голода, с умоляющим об участии взглядом собака символизировала одиночество, заброшенность и жалкость. Было невозможно равнодушно смотреть на это живое существо,  брошенное на произвол судьбы наигравшимися  бездушными хозяевами. Глядя на собаку, она подумала: «Наверное, я, забытая всем миром, со стороны выгляжу примерно также! Вдвоём нам будет лучше обеим!» Она позвала собаку и та, виляя хвостом, приблизилась. Людмила Петровна поделилась с ней прихваченным из дома бутербродом. Надо было видеть, с какой благодарностью собака смотрела на великодушную незнакомку. «Собаки в отличие от людей не бывают неблагодарными!» - с горечью думала Людмила Петровна, наблюдая, как собака с жадностью поглощает хлеб и вспомнив родного сына.
Когда она собралась уходить, собака как привязанная побежала рядом. Она как бы прочитала мысли доброй женщины. Дома Людмила Петровна вымыла новую подругу в ванной, высушила феном и расчесала свалявшуюся, в колючках длинную шерсть и та стала чисто белой и шелковистой. Животное, принимая заботу, не противилось. Создавалось впечатление, что оно понимает человеческую речь и взглядом умных глаз выражает сожаление о невозможности ответить. За аккуратный чёрный носик на белой симпатичной мордашке  она назвала собаку «Кнопкой» и собака быстро усвоила своё новое имя. В доме появилось живое существо, скрасившее одиночество. Теперь Людмила Петровна часто разговаривала с ним, вспоминала свою прежнюю, активную жизнь, внимание людей, заботу мужа, много обещающего маленького сынишку. Собака внимательно слушала, никогда не противоречила и ни в чём, в отличие от Гарика, не упрекала.
Между тем сын стал появляться чаще, но его, видимо, приводила сюда не любовь к матери и сочувствие ей - старой, больной и одинокой, а элементарный голод. Он знал, что мать всегда накормит, отдаст последнее. Этим высоким материнским чувством он и воспользовался, когда узнал, что она сумела не только сохранить кое-какие семейные сбережения, но даже немного преумножить их, сдавая в комиссионный магазин дорогие для неё вещи – память о людях когда-то бывших ей близкими и знаменательных событиях жизни. Она понимала, что после её смерти эти вещи вряд ли кому-либо будут интересны. Вместе с тем не хотела, чтобы её смерть легла тяжким бременем на сына и собирала деньги на свои похороны. Она заготовила «своё приданное» - почти не ношенное любимое платье, комплект белья, тапочки, белый головной платок с розовыми цветочками, небольшую подушечку. Однажды при очередном посещении Гарика она рассказала об этом и показала сберегательную книжку, завещанную ему, пояснив, на что должны быть потрачены деньги. Почувствовав, что разговор затронул его, с радостью подумала: «Всё же неправ был Алексей, упрекая Гарика в эгоизме, равнодушии к людям, отсутствии соучастия, должного уважения и благодарности родителям!» Однако уже при следующем посещении её Гариком она была вынуждена изменить своё мнение.
Он пришёл необыкновенно раздражённым. С порога бросил: «Голоден! Покорми!» и, раздевшись, прошёл в комнату. Людмила Петровна бросилась на кухню. Вылила в ковшик предназначенный для своего обеда суп и поставила на газовую горелку. Быстро очистила сваренные в мундирах три картофелины и порезала их на сковороду. Сварила сардельку. Через пятнадцать минут её обед стоял перед Георгием на столе, а она, не думая о том, что осталась без обеда, сидела рядом и с материнской нежностью и любовью смотрела, как её единственный обожаемый сын с жадностью, молча, насупившись, поглощает пищу. Утолив голод, он откинулся на спинку стула и без предисловия начал. Чувствовалось, что он заранее подготовился к разговору:
 - Итак, у тебя, мать, есть лишние деньги! Питаешься ты неплохо, в чём я сейчас убедился. В то же время я и моя семья, как ты знаешь, бедствует. Жене стыдно показаться на люди в одежде, которую все давно выбросили на помойку!  Да и я не хочу, чтобы моя жена выглядела хуже других! Ребятам нужно купить новые джинсы, кроссовки и куртки. За квартиру мы задолжали. А моих доходов едва хватает на пропитание! Отдай мне свои накопления!  Одному Богу известно, когда ты умрёшь. Ты ещё переживёшь меня! Смотришься очень прилично для твоего возраста! И болячки тебя не слишком одолевают! 
Людмила Петровна почувствовала: чьи выражения он употребляет, с чьего голоса  поёт! Поняла, что этот вопрос обсуждался. Она пыталась объяснить, что это не так, что деньги ей самой ещё могут понадобиться, что в отличие от них – четверых молодых и здоровых людей – она уже не в силах работать и кроме смешной пенсии, половину которой съедает инфляция, у неё нет и не будет других доходов. Сказала о том, что всё,  что было можно, она уже продала и больше продавать нечего. Сын не слушал, не хотел принимать её доводы. Свои проблемы ему были куда понятнее и ближе! Не поблагодарив за обед,  и не попрощавшись, он ушёл, хлопнув дверью так, что спящая на диване Кнопка подпрыгнула и с изумлением уставилась вслед. 
Обидевшись, он опять долго не появлялся. От переживаний за него у неё поднялось давление, заболело сердце,  и она слегла в постель. Мысль о том, что с её ненаглядным случилась беда, не давала покоя ни днём,  ни ночью. Она снова и снова перебирала  в памяти подробности последнего разговора и думала: «Наверное, Гарик прав: им деньги нужнее! Надо отдать!» Слепая материнская любовь брала верх над разумом. Своими сомнениями Людмила Петровна делилась с Кнопкой, как всегда внимательно смотревшей ей в глаза и всем видом демонстрирующей свою любовь и преданность хозяйке, и тихо плакала. Проходили такие тяжёлые и длинные для неё дни, а Гарик всё не давал о себе знать. Она не раз пыталась звонить ему, но безрезультатно. Если кто-то и брал трубку на другом конце провода, то это была Лиза или её дети. С ними у неё не было никаких отношений. Ни они, ни она не считали себя родственниками. Она – в силу того, что почитала этот брак сына ошибкой, они – потому что не видели в этих отношениях никакой практической пользы. Человеком Людмила Петровна была не слишком общительным, новых знакомых давно не заводила,  старые же по большей части вымерли, и это усугубляло её одиночество. Русскому человеку  свойственно в горе искать утешения у близких, «плакаться в жилетку», она же такой возможности не имела. А длительные, не выплеснутые наружу переживания, как известно, только ухудшают здоровье. Людмила Петровна чувствовала себя всё хуже и хуже. Лекарства не помогали. Она уже с трудом справлялась с трудностями одинокой жизни, с обслуживанием собаки. Благо Кнопка, привыкшая к подобным случаям, могла самостоятельно сбегать во двор и, сделав свои собачьи дела, вернуться домой.
Однажды утром она привычно выпустила собаку во двор, но та подозрительно долго не возвращалась, лаем не просила открыть дверь квартиры. Обеспокоенная Людмила Петровна поднялась с постели и выглянула на лестницу. Собака, вытянувшись, бездыханная лежала у её двери. В последнее время в доме появились новые жильцы, принадлежащие к «продвинутому» поколению, влетающие в их маленький дворик на дорогих иномарках с ревущими магнитофонами. По-видимому, кто-то из них пнул попавшую под ноги доверчивую собачонку. Из последних сил Кнопка доползла до двери квартиры и испустила дух. Нелепая смерть любимой собаки явилась страшным ударом для Людмилы Петровны.  Она в голос, как по родному покойнику, зарыдала.
«Она бы и не добралась самостоятельно до постели, если бы не я! - говорила растроганно Евгения Ивановна. Услышав, я помогла ей улечься в постель, напоила валерьянкой, дала сердечное, покормила, решила проблему с телом несчастной собаки. К вечеру - снова пришла. Так продолжалось несколько дней. Уход и соучастие не замедлили сказаться – она начала поправляться, стала более словоохотливой. Так постепенно я и узнала историю её жизни.
Вчера к ней, наконец, пришёл её долгожданный Гарик.  Содержание разговора с сыном Людмила Петровна передала мне вечером. При этом она безудержно рыдала. От непрерывных, обильных  слёз лицо её опухло и покраснело, тело и особенно руки мелко тряслись. Повествование не раз прерывалось взрывом эмоций, приёмом капель корвалола, моими увещеваниями. Порой слов её было вообще невозможно понять. Суть же последнего разговора состояла в следующем: сын уже не просил, он грубо требовал отдать накопления. Разум ему не повиновался. Он не видел бедственного состояния матери. На её робкую попытку что-то сказать он бросил всё решившую фразу: «Чтоб ты скорее сдохла, старая дура!» «И это мой-то единственный сын, моя плоть и кровь, моя надежда и бесконечная любовь!» - сквозь сотрясающие её рыдания многократно повторяла  Людмила Петровна.
Её сознание не вмещало, сердце не могло принять  такой «благодарности! К сожалению, в наше бессовестное и бесстыдное время такое бывает и не редко!»  – заключила свой рассказ Евгения Ивановна.
 
Смирнов И.П.
Тел. 465 - 29 - 61
 
68
ПАРАЗИТЫ

Они выросли в одном дворе старого петербургского доходного дома, в местах, которые до сих пор связывают с именем Достоевского. Папа Илюши Израиль Моисеевич Гельдман был зубным врачом, мама Роза Абрамовна - домохозяйкой. Семья жила по тем временам роскошно – в отдельной квартире, усилиями отца семейства переоборудованной из дровяного сарая и полученной в личное пользование, обставленной в соответствии с модой пятидесятых годов и возможностями ловкого, преуспевающего человека. Папа Аркаши  Исаак Натанович Кауфман был потомственным часовщиком, а мама Тамара Ивановна – в девичестве Лопатова – продавцом в булочной. По скромности доходов, жили они в маленькой комнатушке большой коммунальной квартиры с длинным коридором, захламлённом всякой рухлядью, которую использовать нельзя, а выбросить жалко. Как это тогда не было редкостью, квартира имела один туалет на всех проживающих и их гостей и раковину для умывания, расположенную на кухне. Кухня с множеством столов со стоящими на них густо пахнущими керосином примусами и керосинками, служила местом общения всех обитателей этого человейника. Вечерами члены коммуны здесь бурно обсуждали последние новости общегосударственного и личного характера, очередные «утки»  и сплетни. Исключение составляли Кауфманы, без лишней надобности, не посещавшие этот своеобразный форум. Несмотря на различия в социальном положении и достатке, при первой возможности они отправлялись к Гельдманам - семьи дружили. Их объединяло многое. Взрослые часами с наслаждением ублажали себя рыбой-Фиш, любимым кушаньем хозяйки дома, либо другими  кошерными блюдами. При этом они вели неторопливые, многозначительные  философские беседы на темы Талмуда и Шулхан Аруха. Когда же разговор касался молодого поколения, взрослые обращались к детям с наставлениями типа: хорошо запомните, дети, «Мудрость жизни в умении приспособиться к любой обстановке!» или «Внешне еврей не должен отличаться от аборигенов той местности, где он в настоящее время проживает и делает свой гешефт. Важно, чтобы он внутренне оставался верным идеям Талмуда и древним традициям!» или «Еврейский мальчик много умнее и способнее детей других национальностей. Он является избранным самим Богом!» Повторенные неоднократно уроки хорошо усваивались игравшими рядом на полу сыновьями. Чаще всего дети играли «В магазин». Поочерёдно, выполняя функции продавца и покупателя, они взвешивали на игрушечных весах игрушечный хлеб и крупу и расплачивались игрушечными же деньгами. Эта игра им нравилась больше всех других и приносила истинное наслаждение!
Надо сказать, что Тамара Ивановна, несмотря на русское происхождение, быстро освоилась в этом кругу и, хотя поначалу многого не знала и не понимала, на радость мужу, успешно обучалась еврейскому мировоззрению, традициям и заповедям Талмуда и считалась здесь вполне своей. Правда, в отличие от Розы Абрамовны, принимавшей самое живое участие в беседах мужчин, она больше молчала. Однако нет-нет, да и проявлялась в каком-то замечании её природная русскость. Тогда Исаак Натанович бросал на неё укоризненный взгляд, и этого было достаточно, чтобы она смущенно опускала глаза и в оставшееся время только внимала мудрости наставников. Дома муж  непременно напоминал  ей, что она вполне соответствует своей фамилии. Ей вместо скрипки в самом раннем детстве, как и всем русским, в руки дали лопату. Потому, ни на что другое неспособные, они прислуживают евреям,  и добывают хлеб свой в поте лица! В целом, она не мешала плавно текущим многочасовым, религиозным иудейским беседам. Она знала, что в городе тайно существует объединение евреев называемое «кагалом» со своим управлением и товарищеским, как ей говорили, судом. Иногда в квартире Гельдманов появлялись какие-то незнакомые люди и о чём-то начальственно говорили с мужчинами на незнакомом ей языке. Ей было сказано об этих встречах на квартире Гельдманов не распространяться, и она строго выполняла  запрет.
Мальчики росли и развивались. Далеко не всё из услышанного в детские годы они понимали, но с младых ногтей усвоили главное: волею судьбы они принадлежат к избранному Богом народу, живущему среди неполноценных нелюдей, которые отвергнуты царём небесным и обязаны служить им, потому что их  и за людей-то считать нельзя! Однако до времени никому нельзя говорить о том, что посвящёны в эту тайну!
Илюша и Аркаша были одногодками, и когда им исполнилось по семь лет, в подарок они получили по скрипки, и папы начали обучать их музыке. Правда, вскоре стало ясно, что Илья совершенно лишён слуха. К этому времени дети уже учились в одном классе ближайшей средней школы – элитных тогда ещё не существовало – зато учительница обратила внимание родителей на его необыкновенные  способности в арифметике. Илюша необыкновенно быстро научился складывать и вычитать в уме даже большие числа. Узнав об этом, Израиль Моисеевич возликовал: ведь на этом зиждется коммерция! Для развития данных ребёнка он решил обучать его игре в шахматы и отвёл во Дворец пионеров. «Коммерсант, чтобы успешно вести дело, должен хорошо просчитывать и предвидеть развитие событий!» – рассуждал профессиональный медик, в душе всегда остававшийся наследственным торговцем! Так Аркаша, тоже не блещущий музыкальными способностями, кроме средней школы стал посещать занятия в музыкальной, а Илюша – в шахматной.
Не обладая ещё достаточной хитростью, ребята порой не могли скрыть своего презрительно-высокомерного отношения к сверстникам и пренебрежения к «чёрному» труду – в школе им, выполняя обязанности дежурных по классу, иногда приходилось заботиться о чистоте и порядке – и это вызывало соответствующую отрицательную реакцию окружающих. Школьные и дворовые сверстники их  дружно не любили, порой надсмехались, что ещё больше сближало Илюшу и Аркашу. В детском коллективе они были «тише воды и ниже травы».  Не раз им приходилось получать тычки и затрещины, и они  бурно обсуждали пути и методы отмщения обидчикам, проявляя при этом свойственную евреям изобретательность и жестокость, правда, пока ещё только на словах.
Шло неумолимое время, дети взрослели. Вот уже у чёрного как смоль кудрявого Ильи стали пробиваться юношеские усики, а рыжий и голубоглазый, в мать, Аркадий к большой радости избавился от веснушек, покрывавших как рассыпанное пшено всё его лицо. Учились ребята средне, выдающихся способностей в науках не проявили, если не считать арифметических возможностей Ильи и интриганских Аркадия. Склонность к коммерции, в те годы не одобряемую советским обществом, они умело скрывали. Тем не менее, после того как ими были получены аттестаты зрелости оба, благодаря своим людям из городского кагала, были приняты в вузы: Аркадий - в военно-морское инженерное училище – в душе очень честолюбивый папа  хотел его видеть в красивой форме адмирала, Илья – в медицинский институт, чтобы продолжить семейную традицию. Отныне пути их стали расходиться, как и служебные интересы.  Они стали реже встречаться, у каждого появились новые знакомые, приятели и подруги. Обучаясь в вузах, друзья детства свои коммерческие задатки поддерживали  и упражняли мелкой торговлей и фарцовкой. Конечно, всё делалось тихо, незаметно для глаз окружающих. Они хорошо помнили заповедь отцов: внешне будь таким, как все, ничем не проявляй своей еврейской сущности! Образцом для них служили испанские евреи - мараны, в средние века под страхом аутодафе крещённые, но три столетия, тайно сохранявшие свою иудейскую веру!   
Незаметно промчались курсантские и студенческие годы, наступила пора становиться на собственные ноги. И опять невидимые со стороны силы поспособствовали их устройству в жизни. Инженер-лейтенант Гельдман в дальние края на флот служить не поехал, а остался в военной приёмке на одном из заводов Ленинграда. Должность в узких кругах разработчиков почётная и не пыльная. Молодой врач Кауфман стал корабельным врачом в балтийском морском пароходстве, что обещало не только возможность увидеть такой желанный западный торговый  мир, но и неплохие доходы от контрабанды дефицитных в стране товаров. Надо сказать, что унаследованное от предков пристрастие к коммерции, к деньгам, поклонение «золотому тельцу» не только не угасали, со временем напротив они расцветали пышным цветом. Военный инженер Гельдман, осмотревшись на трудовом поприще, быстро обнаружил узкие места в контроле за денежными потоками, научился в интересах разработчиков военной техники солидно завышать стоимость работ и получать при этом свои неплохие комиссионные. Корабельный врач Кауфман с первых же рейсов за границу СССР занялся контрабандой зарубежного ширпотреба: джинсов, бытовой электроники, часов, зонтов и пр. и пр., не гнушаясь возбуждающими животные страсти предметами эротического или порнографического свойства. Благо «животных» и среди советского народа хватало! Иными словами, с точки зрения среднего «совка» жили наши герои материально припеваючи! Однако взлелеянная тысячелетней историей этого народа алчность не давала им покоя. Душа трепетала при одной мысли об утраченных предками в 1917 году возможностях.
Между тем к власти в СССР пришёл Горбачёв, и началась перестройка. Крепко спаянные Сталиным общество и государство затрещали по всем швам. Нарушилась управляемость государством: останавливались заводы и фабрики, рудники и прииски; разваливались колхозы и совхозы, на глазах деградировал самый образованный на Земле советский народ, поддавшись сладкоголосой пропаганде  торгашеских, рыночных обещаний чубайсов, бурбулисов, немцовых, гайдаров, афанасьевых и собчаков – единоверцев наших героев. Как грибы после дождя вылезли из всех щелей таившиеся долгие годы деловые люди, теперь называемые на американский манер бизнесменами. Советский обыватель уверовал, что, разрушив государственные устои, приватизировав государственную собственность и подчинившись законам свободного неуправляемого рынка, в ближайшее время получит райскую жизнь, трудясь как при социализме умеренно, не слишком напрягаясь, а потребляя как при капитализме в США горстями и лопатами.   Он и представить себе не мог, что будут отменены все блага действительно, а не на словах, социального государства: бесплатное обучение, медицинское обслуживание,  льготы заслуженным перед Отечеством людям, мизерные цены на предметы первой необходимости, продукты питания, коммунальные услуги и т.д.  и т.п.  Сладкие слова «свобода» и «демократия» опьяняли совка и лишали и без того скромных способностей к абстрактному размышлению.
Естественно, как и всегда в таких случаях, первые удары контрреволюционеров-реформаторов, жажду власти, личные интересы ставящих выше общественных, были направлены против Вооружённых сил, как наиболее консервативной и идеологически выдержанной части общества. Захваченные ими СМИ обрушились на командный состав армии и флота, всеми силами стараясь очернить, пробудить недовольство в массах офицерским корпусом – потенциальным защитником прежней власти. В прессе появилась бесконечная цепь заказных статей о якобы процветающих в Вооружённых силах злоупотреблениях. С одной стороны это вызывало праведный гнев народа, с другой – маскировало от него же правду об истинных расхитителях общественной собственности. Офицеры стали стесняться своего общественного положения, своей военной формы, погон. Одновременно прекратилось финансирование Вооружённых сил, военнослужащие стали в буквальном смысле голодать. Начался массовый исход офицерства и последовавшие за этим разложение армии, утрата боеспособности и возможности сопротивления происходящему развалу страны. Реформаторы своего добились!
При появлении первых признаков краха советского государства капитан Гельдман положил на стол начальнику рапорт об увольнении. Душа его ликовала – сама судьба предоставляла шанс обогащения. Правда, начального капитала у него пока не было, но был кагал. Илья не сомневался, что еврейство своего не упустит и поможет.
Бурные 1988 – 1989 годы коснулись Кауфмана в меньшей степени. Он много времени проводил в плавании, но издалека пристально следил за происходящим в СССР. И уже вскоре  понял, что к власти рвутся люди близкие ему по духу и крови. К этому времени производство компьютеров на Западе достигло больших успехов, и цены на них резко упали, в России же осознали их огромные возможности. Руководители НИИ были готовы платить за них цены в десятки раз превышающие закупочные западные. Конечно, доктор Кауфман не преминул поживиться на разнице. Сначала он скромно привозил из рейса один компьютер, якобы для личных нужд, и успешно реализовал его в Ленинграде. Затем осмелел и за небольшую мзду стал использовать в качестве пособников матросов. Дело пошло неплохо, и пачка вожделенных зелёных купюр распухала с каждым рейсом. Но алчность иудейская безмерна! Теперь его не оставляла мысль: куда бы вложить эти деньги, чтобы расширить бизнес.
В это самое время они и встретились, старые друзья, не обременённые излишним патриотизмом, альтруизмом и разборчивостью в средствах достижения цели, но вооружённые врождённой коммерческой хваткой.
Недавно вернувшийся из рейса и успешно сделавший свой ставший обычным гешефт, Аркадий отдыхал от трудов праведных и мысленно перебирал возможные способы преумножения своего пока сравнительно скромного капитала. От приятных сердцу мыслей его оторвал настойчивый звонок телефона. Звонил Илья:
- Ты, видимо, недавно вернулся!? Я уже не раз звонил тебе. Есть дело! Надо встретиться! По голосу чувствовалось, что он чем-то возбуждён.
- Илюша, да ты телепат! Именно о деле я сейчас и думал! -  радостно откликнулся Аркадий. – Ты дома? Сейчас еду! Душа его ликовала. Он был уверен, что Илья предложит что-то стоящее.
Не прошло и часа, как он позвонил в квартиру друга. Илья был женат, имел дочь и жил отдельно своей семьёй. Друзья обнялись и прошли в комнату.
- А ты неплохо устроился! – сказал Аркадий с еле заметной завистью, обратив внимание на новую дорогую обстановку.
- Не жалуюсь!  Но это всё мелочи. Если не упустим момента, будем жить как арабские шейхи! Не сравнимо лучше этого! – он указал на мягкую кожаную итальянскую мебель, блистающие брильянтами хрустальную люстру и бра, мягкий цветастый персидский ковёр на полу, дорогую иностранную электронику. - Ты подолгу отсутствуешь и потому не видишь, как здесь растёт число миллионеров. Думаю, мы с тобой не хуже других. Пусть русские рассуждают о преимуществах и недостатках капитализма, мы будем его создавать – капитал делать! Аркадий слушал и уже представлял себе заманчивые перспективы. Сердце его заколотилось как птица в клетке, глаза загорелись. В этот миг он напоминал пушкинского скупого рыцаря, сидящего перед сундуками с золотом.
Было лето 1991 года. Заканчивалось прекрасное время ленинградских белых ночей. За окном едва моросил мелкий дождь, как бы оплакивая уходящую в небытие советскую эпоху. Часы истории отсчитывали её последние дни. В стране шла активная приватизация государственной общенародной собственности в первую очередь мелкой: за бесценок становились частными рестораны, магазины, кафе, мастерские, гаражи.  Усадив гостя в приятное мягкое кресло, Илья устроился напротив и без предисловий начал. Он давно готовился к этому моменту. Время для него и ему подобных сегодня, действительно, измерялось в денежных единицах. Вести светские разговоры о загранице, семье, детях, службе было некогда!
- Тебе, конечно, известно, что в России начался процесс приватизации, проще говоря, делёж государственной собственности, и мы не должны упустить возможность обеспечить себя и своих потомков. Такого случая получить богатства, не вкладывая никакого труда, не было в истории человечества. Всё, что создано за тысячелетия этим глупым русским народом будет разделено между наиболее активной его частью. Нам – евреям – просто грех упустить эту возможность. Наступил момент истины, которого мы ждали тысячелетия. Вспомни слова пророка Исайи: «Восстань, светись, Иерусалим, ибо пришёл свет твой, и слава Господня взошла над тобою!» - думаю, это относится к настоящему моменту истории Земли!
- Пророки иудейские предвидели это и давно благословили евреев как богом избранный народ владеть всем миром! Тот же Исайя говорил: «Сыновья иноземцев будут строить стены твои и цари их – служить тебе!» - в тон ему продолжил Аркадий. – Мы не должны ослушаться Яхве! Тем паче, Господь наш есть Бог отмщения! Сколько пришлось претерпеть нашему народу, прежде чем он дождался этого момента – времени овладения сказочным богатством, а с его помощью и властью!
Илья слушал, не перебивая. Именно такой беседы он и хотел. Давно ждал возможности обсудить с другом принципиальные нравственные проблемы этого многообещающего переломного времени, чтобы утвердиться в своих взглядах.
- Как свидетельствует наш духовный наставник Шулхан Арух, - Илья раскрыл лежащую на столе книгу - «Деньги акума есть добро никому не принадлежащее, а потому первый, кто пожелает, имеет полное право овладеть им. Собственность христиан считается евреями добром никому не принадлежащим. Стало быть, евреи могут, сколько им удастся захватить. Обманывать еврею акума дозволяется, поскольку они хуже собак!»  Илья захлопнул книгу. - Разбогатев за счёт христианского имущества, а их в стране более восьмидесяти процентов, мы ни в коей мере не нарушаем законов нашей морали!
- Мораль-то у нас, надо заметить, двойная! – не слишком уверенно заметил Аркадий, под взглядом Ильи сразу немного устыдившись сказанного. Червь сомнения в справедливости Талмуда иногда грыз его совесть. – Вспомни, как говорят раввины: «Моисеевы Заповеди - не убей, не укради - относятся только к нашим братьям по крови, а к гоям не применимы!»  С точки зрения общечеловеческой морали это не слишком порядочно!
- Не советую увлекаться этическими тонкостями! Помни, что кагал может отлучить тебя от нашего сообщества! Ты и так по нашему закону не можешь считаться евреем. Мать-то у тебя русская! И не забывай, кто тебя вёл по жизни. Кто устраивал в институт, в пароходство! Неблагодарность не почитается не только русскими!
Посрамлённый Аркадий сидел, низко опустив голову стыдливо спрятав глаза. Он уже упрекал себя. «В конце концов, деньги превыше всякой морали! Они – символ богатства и власти над людьми и могут утвердить любую мораль!»
Как бы услышав его мысли, Илья снова заговорил:
- В своё время я изучал марксизм с пользой для себя. У Карла Маркса, ты знаешь, что он был не просто евреем, но одним из самых выдающихся наших собратьев, есть статья «К еврейскому вопросу». Я запомнил из неё несколько важнейших, основополагающих мыслей: «Деньги – бог Израиля, перед лицом которого не должно быть никакого другого бога!»  и далее: «Химерическая национальность еврея есть национальность купца, вообще денежного человека». Думаю, нам не только не следует отрекаться от этого, напротив следует этим гордиться! Деньги – непобедимое оружие, которое вложил нам в руки Господь! Только благодаря ему, мы не только не исчезли с лица Земли, но и уже захватили власть над половиной мира! Не сомневаюсь, что в ближайшем будущем нам будет принадлежать весь мир!
Илья говорил с жаром, он  весь горел каким-то дьявольским огнём. Его  облик напоминал падшего ангела. Он уже не сидел, а взволнованно бегал по комнате. Чувствовалось, что он в последнее время много размышлял и теперь выплёскивал свои мысли на Аркадия.
- Почаще обращайся к Ветхому завету, Аркаша! Там найдёшь конкретные рекомендации на любой случай жизни и методы достижения поставленной тобой цели.  Он взял со стола Библию, открыл её на заложенной странице и прочитал: «Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-нибудь другого, что можно отдавать в рост. Иноземцу отдай в рост, а брату твоему не отдавай в рост, чтобы Господь Бог благословил тебя во всём, что делается твоими руками на земле, в которую ты идёшь, чтобы обладать ею!» Не кажется ли тебе, что слова эти непосредственно относятся к сегодняшнему дню, к России!? Более того, самим Богом мы предназначены для господства не только над Россией, но и над всей Землёй. Теперь это называется глобализаций. Для достижения нашей цели мы просто обязаны использовать деньги и ссудный процент. Бог не простит нас, если мы не прислушаемся к советам его пророков.
Постояв у окна и немного успокоившись, Илья вернулся на своё место и заговорил о конкретном деле, ради которого пригласил друга.
- Конечная наша цель, Аркаша, не просто деньги, а большие деньги и власть! Но они, как ты понимаешь, делаются не сразу. Мы с тобой не успели добраться по служебной лестнице до самого «советского пирога» и находимся где-то на периферии, в толпе таких же. Поэтому придётся начинать с малого, так сказать, с программы минимум! Надеюсь, что когда-нибудь доберёмся и до программы максимум – собственного банка! А пока…   Я знаю, что у тебя есть кое-какие сбережения, у меня – тоже. И у нас есть братья, которые нам при необходимости помогут и войдут в долю. Предлагаю объединить усилия и начать со скупки объектов системы обслуживания. Сегодня власти предоставили возможность их выкупа у государства трудовыми коллективами. А чем мы не национальный коллектив!? (При этих словах Илья злорадно усмехнулся!)  У многих трудовых коллективов нет даже тех мизерных денег, за которые власти выставляют на торги предприятия торговли и питания.  Мы будем вступать в долю, добавляя нужную для покупки сумму. Естественно, делать это будем без лишней огласки и с гарантией, обеспечиваемой нанятыми нами бандитами. Благо таковых сейчас расплодилось великое множество. Кстати сказать, эти активисты бандитского фронта, в недалёком будущем разбогатев, станут нашими коллегами и опорой - респектабельными коммерсантами и политиками!  Помяни моё слово!  Ну, а чтобы наши покупки оказались выгодными, сделаем ставку на алчность чиновников – распорядителей торгов. Проще говоря, мы будем покупать их! Эти рядовые советские граждане, всю жизнь живущие на одну зарплату, уверяю тебя, клюнут и на незначительную подачку!  Заняться этим нужно немедленно, пока тугодумы русские не расчухались! Время работает на нас – цены на недвижимость непременно будут быстро расти! Своевременно сбывая купленное за гроши, будем расширять дело. Надеюсь ещё увидеть тебя банкиром!
  Илья снова разволновался, лицо его покрылось красными пятнами, руки дрожали, как будто он уже перебирал вожделенные пачки купюр и слитки драгоценных металлов в своём банковском сейфе. Его речь и для Аркадия звучала ангельской райской музыкой. Он уже не различал отдельных так ласкающих  душу слов. Он грезил наяву – видел себя то богатым и важным, окружённым заискивающей толпой слуг и младших партнёров, повелевающим местными властями, то едущим на службу в дорогом чёрном лимузине в сопровождении охраны, то отдыхающим, нежась на берегу ласкового южного моря под тенистыми пальмами. Но сказка не сразу и не всегда становится былью.
Расставшись вдохновлёнными сказочными перспективами, друзья активно принялись за дело. Мысль о том, что время – деньги подгоняла, не давала покоя ни днём, ни ночью. Теперь они с утра до вечера метались по огромному городу, беседовали с администраторами крупных магазинов и ресторанов, расположенных в наиболее людных  престижных местах и обещавших большие доходы, соблазняли открывающимися возможностями, предлагали субсидирование приватизации. Администраторы чаще всего пугались неизвестности, боялись продешевить и в лучшем случае обещали подумать.  Наконец, Илья натолкнулся на сговорчивого и решительного директора крупного мебельного магазина, расположенного почти в самом центре Ленинграда. Они обсудили детали сделки: паи, вносимые компаньонами, права и обязанности сторон. Поскольку сделка была не совсем законной, пришлось ограничиться устной договорённостью. Директор не знал, что за спиной новоиспечённых  бизнесменов стоят уголовники. «Кто не рискует, тот не пьёт шампанское!» - успокаивал он себя.  Позже ему пришлось пожалеть о своей доверчивости – друзья попросту «кинули» его! В то время многие ещё не понимали, что в денежных операциях друзей, а часто и родственников не бывает! Перед торгами Аркадий встретился с человеком из администрации района, отвечающим за приватизацию государственного имущества и организующим аукционы. Они, как и предполагал Илья, сразу нашли общий язык. Ещё не избалованный чиновник удовлетворился совсем незначительной суммой. Спектакль под названием «аукцион» был разыгран им блестяще. Других претендентов кроме Ильи не было. Они выкупили огромный магазин за смешную цену. Однако и таких денег у них пока не было. Пришлось пригласить третьего компаньона – служащего сберегательного банка. Его вкладом в общее дело была возможность брать кредиты, которые в связи с дикой тогдашней инфляцией практически возвращать не было нужды. Все участники торга оказались в выигрыше кроме, конечно, государства, иначе говоря,  народа!
Окрылённые удачей, получив хороший опыт, друзья-коммерсанты провели ещё несколько операций по тому же алгоритму. За короткий срок они стали совладельцами ряда магазинов, ресторанов и кафе. Далее развернуться им не дали очнувшиеся от спячки другие более наглые и беспринципные  сограждане. Они тоже захотели откусить кусочек от никем не охраняемого «советского экономического пирога»  Эти крутые ребята не брезговали чистой уголовщиной. Наши же герои, как и все их собратья по крови, не принадлежали к храброму десятку. Нож и пистолет были не их оружием! Подобрав надёжных управляющих из своей среды, пришлось им, скрепя сердце, удовлетвориться полученным и от греха подальше укрыться за границей. Там и проживают они сегодня вполне безбедно, обиженные на Россию и интернациональных бандитов, не позволивших им выполнить программу максимум!  О родине  вспоминают с пренебрежением и проклятиями, да и то только в связи с очередным денежным переводом! И разве они одни!? А березовские, а гусинские, а невзлины, а тысячи других паразитов помельче, ограбивших русский народ!  Многие из них откровенные враги России – русофобы, имеющие здесь собственность и продолжающие, благодаря этому, высасывать из страны соки! Увы, частная собственность, вопреки всякой логике, с некоторых пор у нас священна и неприкосновенна!

Смирнов И.П.
Член СП России
69
О ТВОРЧЕСТВЕ

Согласно словарю В.И. Даля «творить» означает – давать бытие, созидать, создавать, производить, рождать.  Соответственно «творчество» - есть творение, созидание, деятельное свойство личности, проявляемое в процессе труда. Творить может и учёный, и художник, и учитель, и рабочий. Творят все, кто принимает неординарные решения в процессе своего труда. Поэтому называть творческими личностями, творческой интеллигенцией только деятелей культуры, как это принято сегодня, - художников, артистов, писателей и т.п.  – неверно! Вспомним хотя бы столяра Страдивари, портного Кордена, философа Аристотеля, врача Гиппократа!
Иное дело, что так называемые творческие люди или люди творческих профессий творят (созидают, рождают) особый предмет труда – человеческие души – с точки зрения атеистической философии – вместилище мыслей и чувств человека, его внутренний мир. Совершенно очевидно, всякий созидатель должен нести ответственность перед собой и перед обществом за качество продукта своего труда. Но поскольку высшей ценностью на Земле является человек, то на творцов его души возлагается особая ответственность. Ибо от того,  чем заполнена душа человека, зависит существование общества, мораль, исповедуемая им.  Моральные же нормы, наряду с юридическими законами (а может быть даже в большей степени!) регулируют общественную жизнь, делают её и комфортной, и несносной. Идеальным обществом, раем на Земле, может быть только общество, живущее по законам высокой, божеской морали!
И.В. Сталин называл писателей инженерами человеческих душ! Это определение можно отнести ко всем художникам - художникам в широком смысле – людям, владеющим словом, красками, звуком и т.д.  Людям, создающим художественные образы и с их помощью воспитывающим человека,  обучающим его нравственным законам, помогающим правильно отвечать на вопрос: «Что такое хорошо и что такое плохо?»   
Представляется, что адекватным интегральным критерием для оценки деятельности творца человеческой души  должен быть эффект, получаемый от воздействия предмета его труда на сознание человека: становится человек лучше, хуже или не изменяется вовсе. Совершенство же человека определяется его добродетелями -  способностью творить добро окружающим. Художник, безусловно, творит добро, если его произведение способствует жизни потребителей его произведения по законам высокой морали! Если после прочтения книги, прослушивания музыкального произведения, просмотра телепередачи  читатель, слушатель, зритель стал богаче, чище  душой: порядочнее, отзывчивее, щедрее, справедливее, совестливее, патриотичнее - следует считать, что художник сделал доброе, полезное дело и заслуживает высокой положительной оценки своего труда. В противном случае - отрицательной. Если же он  никак не повлиял на человеческую душу, ему следует оставить своё занятие - он занимается не своим делом!
Творчество вообще и художественное в частности может быть в малом и в большом. Это зависит от таланта личности и характеризуется степенью его воздействия на окружающих. «Творчество в большом» доступно очень ограниченному кругу лиц – гениям. Таких людей помнят веками. Очевидно, чем выше способности, тем большую ответственность несёт личность за результаты своего труда. Однако и «творчество в малом» оказывает существенное влияние на жизнь общества. Особенно, если такие творческие люди объединены общей идеей, которую и проповедуют. В последние годы мы являемся свидетелями того, какое огромное отрицательное влияние на общество оказывают творческие, пусть и не слишком художественно одарённые люди, объединённые бесчеловечной, эгоистической идеей либерализма и активно её проповедующие!
«Творческий дар не многим дан!» - гласит старинная русская народная мудрость. И пользоваться им следует эффективно во благо своего Отечества!  Сегодня, когда идёт ожесточённая информационная война внешних и внутренних недоброжелателей с нашим народом, чего не отрицает даже президент России, роль патриотически настроенных художников слова чрезвычайно возросла. В своё время Маяковский приравнивал перо к штыку. Наполеон говорил, что одна газета может нанести больший вред врагу, чем тысяча солдат!   В нынешней ситуации писатель-патриот должен быть эквивалентен тысяче штыков!

Смирнов И.П.
465 – 29 - 61
(Из выступления на собрании Ленинградской областной писательской организации)
70
Социальная сфера / Re: Пенсии
« Последний ответ от Людмила 10/08/18 , 14:14:17 »
https://sun1-9.userapi.com/c543105/v543105586/4075b/Ypr2TCdl-ig.jpg
Страницы: « 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 »