Последние сообщения

Страницы: « 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 »
31
ВЕСТИ С РАЗНЫХ УГОЛКОВ / Re: Ленинград
« Последний ответ от харчиков евгений 17/05/19 , 06:12:10 »

Любой ценой
Телеграм-канал "Ротонда", очень хорошо разбирающийся в петербуржской жизни в районе Смольного, сообщил, что 31 мая будет объявлено о выборах Беглова. За 99 дней до единого дня голосования. При этом Беглов постарается сразу создать проблемы для любого несогласованного кандидата, собрав подписи всех муниципальных советов. Это заведомо больше, чем требуется, зато отсечет "неправильных" кандидатов, оставив маленькое окошко лишь для удобных петрушек.

Логика с аппаратной точки зрения разумна: в любой открытой конкурентной борьбе шансы Беглова отрицательны, поэтому он не может допустить к выборам вообще никого, кто мог бы даже потенциально пойти в качестве кандидата "против всех" и тем более "против Беглова" - опыт прошлогодних пролетов региональных ставленников Кремля в Приморье, Хакасии или Владимирской области кое-чему научил.

Тем не менее, вероятность того, что Петербург будет голосовать протестно (пока неясно по какому сценарию) крайне велика. Беглову вряд ли простят зимнюю катастрофу, да и с харизмой у него, мягко говоря, хуже чем никак. Плюс общая обстановка раздражения и усталости от нынешней власти, которая ощутимо тащит страну в пропасть, никуда не девается.

В этом смысле задача и Москвы, и Беглова в Петербурге совпадают - не допустить протеста. Любой ценой. Если понадобится - то и задавить. Но если есть возможность развалить любые попытки организованного протеста ещё на стадии его формирования - то нужно попробовать.

Эта осень - последняя относительно спокойная для страны. Она же станет началом распада системы уже в видимом диапазоне. События локального масштаба в Архангельске, Екатеринбурге уже показывают, как именно будет происходить этот распад - по сценарию множественных локальных кризисов, с которыми система в какой-то момент не сможет справиться одновременно. После чего начнется ее осыпание. Петербург - крупный город и источник серьезных рисков для разваливающейся вертикали. Поэтому к нему особое внимание обеспечено. Тот факт, что губернатором ставят предельно невзрачного и откровенно серого чиновника, говорит лишь о полном отсутствии кадров у Кремля - это называют спортивным термином "короткая скамейка запасных". С другой стороны, система как раз и нуждается в серых и невзрачных на период трансферта, но смещая баланс в их сторону, рискует окончательно утратить текущую управляемость в обмен на лояльность серых и невзрачных назначенцев.

Осень этого года становится всё более рискованной в плане устойчивости после "выборов". Власть давно бы отказалась от этого бессмысленного с ее точки зрения института, но для этого требуется какой-то серьезный повод или кризис, который она просто не рискует инициировать, так как впереди более важная задача - создание условий для захвата власти Путиным после 24 года. Поэтому выборы все еще не отменены, а потому становятся в условиях нарастающего коллапса тем самым источником нестабильности, которую власть вынуждена допускать в ущерб реальному (и крайне тяжелому для нее) положению дел. Теоретичски можно пугать майданами и рукой госдепа в случае любого протеста, но работает это не слишком хорошо. А откровенно говоря - всё хуже. Между ужасом без конца и ужасным концом народ все боле склоняется к идее конца нынешнего ужаса не считаясь с последствиями.

Специфика Петербурга при этом не дает возможности компромисса. Это одновременно и европейский город с весьма либеральным населением (в классическом смысле либеральным, не современным, хотя всего хватает), но в то же время город со значительной прослойкой дремучей архаики с ее имперским величием, скрепами, показной ритуальной духовностью и прочим посконным атрибутивным рядом. Как раз в такой среде противоречия остры и практически неразрешимы, наиболее благоприятная почва для общественного конфликта по любому вопросу. В обстановке, которая возникнет к выборам, этот конфликт станет реальностью. Задача власти - задавить его в зародыше. Никаких других у неё нет и быть не может. Если не считать того, что Беглов любой ценой намерен стать губернатором. Вот это "любой ценой" и может оказаться ключевой проблемой осени для Петербурга. Как и в Екатеринбурге сегодня, главным становится не общественное согласие по какому-то вопросу, а проламывание принятого решения невзирая ни на что.
32
Вера / Re: СТЯЖАНИЕ ДУХА ИСТИНЫ
« Последний ответ от харчиков евгений 17/05/19 , 06:07:09 »

Ручное управление
В ситуацию в Екатеринбурге пришлось вмешаться Путину, который повелел провести опрос жителей, а по его итогам - принимать решение. Отдельная тема - про опрос. Референдум - это понятно. Опрос - не очень. Но власть, которая органически неспособна к демократии даже в зародышевом варианте, не может признести слово "референдум". Губы и язык не приспособлены.

После высочайшего повеления все закрутилось. К протестующим вышел прятавшийся все предыдущие дни мэр города, передал соизволение сверху. Стройку пообещали до проведения опроса заморозить.



Происходящее - апофеоз путинского "ручного управления", когда вопрос районного уровня о сквере сто на двести метров  не может решить ни местная власть, ни региональная, ни даже правительство страны. Только президент. И только когда дело дошло до точки кипения и невозврата. Это и есть демонстрация недееспособности путинского режима во всей его красе.
33

"Антисемитизм"! Многоголосый гвалт из-за текста Сергея Глазьева, опубликованного в "Завтра"
Алексей Иванов


Невообразимый галдёж (вкупе с обвинениями в "пещерном антисемитизме") вызвал следующий абзац:
"Есть, конечно, нюансы, связанные с неоднородностью интересов западных «кукловодов». Возможно, ставка на Зеленского, сделанная задолго до этих выборов, связана с общим креном администрации Трампа в сторону крайне правых сил в Израиле. Вероятно, они поставят перед обновлённым киевским режимом новые задачи. Я не исключаю, например, возможности массового переезда на "зачищенные" от русского населения земли Юго-Востока Украины уставших от перманентной войны на Ближнем Востоке жителей Земли обетованной — так же, как бегущих из исламизирующейся Европы христиан".

Где здесь антисемитизм, собственно?

Либшиза кипит от негодования. В адрес Сергея Юрьевича Глазьева, советника Президента РФ (назначен 30.07.2012, переназначен 13.06.2018), академика РАН и постоянного члена Изборского клуба, в либеральном сегменте соцсетей льётся матерная ругань. Над ним глумятся, его злобно высмеивают, именуют (как минимум) "сумасшедшим". В комментариях на "Эхе Москвы" наблюдается целая истерика. Не остались в стороне Алексей Навальный, Михаил Шнейдер, Михаил Светов и другие рукопожатцы. "Эховский" политолог Аркадий Дубнов обозвал Глазьева "сказочным идиотом". Ему ответил бывший екатеринбургский мэр Евгений Ройзман: "Сказочный у нас один. А Глазьев — обыкновенный". Блогер Лев Берг назвал Глазьева "оборзевшим".

Научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге и преподаватель ВШЭ Дмитрий Травин: "Итак, получается, что «русофобская политика» проводится для того, чтобы евреи могли заселить чужие земли. Ну, для Глазьева это нормально. Он ориентируется на такого читателя, которому надо скармливать самую циничную чушь. Чем примитивнее ложь, тем в неё больше верит подобная публика... Статус должности делает Кремль ответственным за этот «словесный понос». Отправит Путин в отставку Глазьева? Или же он на всё махнул рукой? А, может, президент сочтёт, что в условиях нарастающего конфликта с Западом, ему только на подобную публику и можно опираться?". Израильский гиперсионист Авром Шмулевич: "Такого типа антисемитские высказывания звучат периодически из кремлёвских «высших эшелонов». Градус антисемитизма поддерживается, не очень высокий, но стабильный".

Визгливый хор заставил отметиться и Дмитрия Пескова: "Владимир Путин не имеет отношения к этой позиции. Это исключительно личное мнение, может быть, некорректное высказывание советника Глазьева. Я не знаю контекста, в котором это высказывание было допущено, поэтому не имею возможности как-то его комментировать. Нет, эта тема никак не обсуждается. Всё-таки блог, это, наверное, что-то личное. Я, к сожалению, не знаком с блогерской составляющей деятельности советника Глазьева, поэтому тоже не имею возможности судить. Но в любом случае это, скажем так, скорее, личная точка зрения, и это ни в коем случае не обсуждается в администрации".
В разговоре с радиостанций "Говорит Москва" Сергей Глазьев подчеркнул, что не намерен отказываться от своих слов: "Я написал то, что написал, а каждый видит то, что хочет видеть. Посмотрим, что будет дальше".

Напомним, что статья "Оккупация" опубликована 6 мая в авторском блоге Глазьева на сайте газеты "Завтра".

Источник:
34

Оккупация


Западу нужно стабилизировать ситуацию с целью закрепления результатов разгрома этой части Русского мира

Сергей Глазьев

Прежде всего, стоит подвести итоги российского невмешательства в украинские дела. К таковым я, разумеется, не отношу ДНР и ЛНР, которые защитили свой суверенитет от марионеточного киевского режима. Именно последовательное и принципиальное невмешательство во внутренние дела Украины развязало руки американским спецслужбам и западным агентам влияния, которые руками выращенных ими же неонацистов совершили разгром Русского мира в Малороссии, Новороссии и Карпатороссии. Стоило «русскому медведю» повести хотя бы бровью, неонацистский сброд и их олигархические хозяева немедленно поджали бы хвост в страхе перед общенародным восстанием 20 миллионов проживающих на Украине русских людей. И не было бы тогда ни бомбёжек Донецка, ни массовых убийств жителей Донбасса, ни раскола Церкви.

Масштаб этого разгрома не меньше, чем учинённый гитлеровцами в 1941—44 годах. По оценкам экспертов Института экономики РАН, экономические потери из-за разрыва кооперационных связей между российскими и украинскими предприятиями и прекращения торговли составляет от 80 до 140 млрд. долларов для каждой из сторон. В сумме для Русского мира — не менее 200 млрд. долларов. Обесценение совместных инвестиций — около 50 млрд. долларов. Людские потери оцениваются убитыми и покалеченными вследствие карательных операций — не менее 100 тыс. человек с обеих сторон. Ещё столько же — жертв политических репрессий. Не менее 10 млн. человек вынуждены были покинуть оккупированную проамериканскими неонацистами Украину. И это лучшие её граждане: инженеры, учёные, врачи — продуктивная элита народа. И его генофонд — прекрасные девчата и крепкие хлопцы, используемые сегодня в качестве рабов в Евросоюзе. А те, кто за них сделал «европейский выбор», захватили институты государственной власти, скакнув из необразованных гопников в «вельможные паны»: депутаты Верховной Рады, руководители госпредприятий и силовых структур, — наживаются на разграблении оставшегося "державного майна". Наконец, идеологические потери. То, что не удалось сделать силой немецким фашистам, пытавшимся превратить народ оккупированной Украины в бандеровцев, американские кураторы сумели сделать путём промывания мозгов, превратив сотни тысяч украинских ребят в обезумевшее пушечное мясо, добровольно записывающееся в ВСУ для убийства своих же братьев.

Главный вывод: Русский мир понёс катастрофические потери, сдав почти без боя геополитическим противникам свою существенную и, не побоюсь сказать, по многим признакам (от климата до научно-технического потенциала) наилучшую часть. Пятилетняя оккупация Украины американскими спецслужбами под прикрытием марионеточного режима Порошенко стала завершающим этапом системной работы, которую они вели четверть века при попустительстве России. Нет сомнений, что вдохновлённые этим успехом, они используют захваченный в историческом центре Русского мира плацдарм для его дальнейшего разгрома. Я думаю, уже в ближайшее время следует ожидать переноса майданных технологий в крупные российские города, а также усиления американского давления на государства Евразийского экономического союза. Первые результаты усиления этого давления уже налицо: например, смена кириллицы на латиницу в Казахстане, которая призвана отсечь от Русского мира второе по площади и экономическому потенциалу после Украины постсоветское государство.

Ещё раз подчеркну, что оккупация Украины русофобскими силами стала возможной только вследствие нашего попустительства. Мы не только принципиально не вмешивались и не пытались противодействовать геноциду русского населения Украины, но и фактически подыгрывали преступлениям киевского режима — признавая Порошенко президентом, а узурпировавшую власть Верховную раду — парламентом. Некоторые наши СМИ интерпретировали действия этих преступников как политику легитимных властей Украины, не отдавая себе отчёта в том, что эта политика велась по указанию американских спецслужб вопреки воле и интересам подавляющей части народа. Тем самым в российском обществе провоцировались антиукраинские настроения, продолжающие дело необандеровцев. Вместо того чтобы помочь народу Украины развернуть освободительное движение против узурпировавших власть американских марионеток, мы "повелись" на их провокации, многократно ухудшив положение русского населения Украины. В ответ на антироссийские действия контролируемых США киевских властей мы вводили санкции против всей Украины, не понимая, что они бьют прежде всего по ориентированному на Россию населению южных и восточных областей "незалежной". Достаточно взглянуть на список попавших под российские санкции предприятий и граждан Украины, среди которых оказалось немало наших партнёров и союзников.

Сами по себе выборы нового президента Украины ситуацию не меняют. Вспомните, на оккупированных гитлеровскими фашистами территориях, включая Украину, тоже проводились выборы. Население "избирало" бургомистров, сельских старост. А в оккупированной западной и центральной Европе сохранялись даже национальные органы государственной власти. Очевидно, что в первой тройке кандидатов, набравших большинство голосов в первом туре президентских "выборов", не было ни одного кандидата, не присягнувшего на верность американским оккупационным властям.

Есть, конечно, нюансы, связанные с неоднородностью интересов западных «кукловодов». Возможно, ставка на Зеленского, сделанная задолго до этих выборов, связана с общим креном администрации Трампа в сторону крайне правых сил в Израиле. Вероятно, они поставят перед обновлённым киевским режимом новые задачи. Я не исключаю, например, возможности массового переезда на "зачищенные" от русского населения земли Юго-Востока Украины уставших от перманентной войны на Ближнем Востоке жителей Земли обетованной — так же, как бегущих из исламизирующейся Европы христиан. Это, кстати, в этом регионе уже было при Екатерине, основавшей родной для новых киевских руководителей город. Так что выдача украинцам российских паспортов может оказаться весьма кстати…

Могут быть и другие сценарии — в зависимости от расклада сил и интересов в западной политической, деловой и идеологической элите. Инвариантным останется русофобский характер оккупационных властей, своевременно меняющих одних марионеток на других. Порошенко своей радикально русофобской политикой противопоставил себя подавляющему большинству граждан Украины, о чём наглядно свидетельствуют результаты голосования во втором туре выборов. На продолжение этого безумия украинское общество могло ответить бунтом. Сейчас Западу нужно стабилизировать социально-политическую ситуацию с целью закрепления полученных результатов разгрома этой части Русского мира. Как говорится, мавр сделал своё дело — разрубил сердце Русского мира, разорвав гуманитарные, хозяйственные, религиозные узы, соединяющие Россию с Малороссией, Новороссией и Карпатороссией. Теперь мавр может уходить, предоставив своему преемнику закрепить и легитимизировать этот раскол. Преемник тут же подтвердил эту миссию, заявив, что у Украины с Россией осталась общей только граница.

Так что пока нет никаких оснований ожидать существенных перемен: американский оккупационный режим с марионеточным правительством сохранится и, скорее всего, укрепится, приобретая легитимный и респектабельный характер. Зеленского ничего не связывает с явными преступниками, которые узурпировали власть в результате госпереворота в 2014 году. На нём нет крови невинных жертв неонацистского режима, хотя его партнёры организовывали и массовое сожжение людей в Одессе, и карательные батальоны на Донбассе. Он, скорее всего, дистанцируется от них и при необходимости даже может сдать их международному трибуналу, если захочет пойти на второй президентский срок. У него есть уникальный шанс очистить органы государственной власти от бандитов, коррупционеров и помешанных на русофобии придурков. Попытаться «привнести» не только писсуары и гей-парады на улицах столицы, но и более привлекательные стороны "европейского выбора". Но делаться это будет силами западных хозяев. Они будут приватизировать украинские земли, скупать заводы, консультировать органы государственной власти, направлять СМИ, руководить культурой и образованием. В отношении России, возможно, будет сохраняться изоляция, а недовольным русским людям будет предоставлена возможность получить российский паспорт и покинуть свою землю.

В военной стратегии самое страшное — это недооценка противника. В отношении Зеленского абсолютно неуместными являются образы как клоуна, так и слуги народа. Он несомненно талантливый, умный, циничный и расчётливый политик. В ближайшие пару лет он будет стабилизировать ситуацию, помогая врагам Русского мира удержать достигнутые в геноциде русских на Украине результаты. И сам геноцид проголосовавших за Зеленского избирателей Юго-Востока Украины продолжится.

Но может случиться и чудо. Ведь изначально некоторые из взорвавших Российскую империю большевиков были не меньшими русофобами, чем поставленные американцами княжить в Киеве марионетки. Троцкий превратил русский народ в пушечное мясо и топливо для разжигания мировой революции. Но произошло преображение власти — из Джугашвили вырос Сталин, который в 1945 году благодарил русский народ за одержанную над европейским фашизмом Великую Победу. Но наш народ выстрадал это чудо ценой огромного количества жертв, лишений, экстремального напряжения всех духовных, творческих и физических сил.

Как и предупреждал Достоевский, бесы раздули в России пожар мировой революции, в котором, с учётом трёх войн, голода и разрухи, русский народ "потерял 100 миллионов голов". Сегодня бесы сталкивают между собой две части русского народа. Если мы и дальше будем попустительствовать этой бесовщине, ежедневно позволяя чертям всех мастей сталкивать нас между собой, то потеряем ещё 100 миллионов. Останется как раз 50 миллионов — оптимальное, с точки зрения многих влиятельных лидеров западного мира, от Гитлера до Олбрайт, количество русских для обслуживания интересов западного капитала.

Чтобы предотвратить разгром Русского мира, мы должны осознать своё неразрывное единство с той частью русского народа, который сегодня безмерно страдает от притеснений на Украине. Преступления, ежедневно совершаемые американскими марионетками в Киеве — это преступления против нас. Мы несём ответственность за судьбу миллионов русских людей, ставших жертвами геноцида со стороны выращенных спецслужбами государств НАТО необандеровцев.

Оккупация Украины — это военная операция, проведённая США и их союзниками против России. В этой гибридной мировой войне ставки столь же высоки, как и в мировых войнах прошлого века. В своей русофобии американские политики мало чем отличаются от гитлеровских стратегов. Методы они используют другие, соответствующие современным технологиям манипулирования сознанием, финансовыми рынками, политической ситуацией. Не нужно истреблять миллионы людей, если их можно подчинить "мягкой силой" и заставить вести себя должным образом вопреки собственным интересам. Мы не должны обольщаться видимостью благоприятных перемен в поведении врага. Нам нужно проводить системную политику освобождения Украины от русофобствующего неонацистского режима в интересах её собственного народа. Понятную, легитимную, открытую, последовательную и честную. И тогда может произойти чудесное преображение власти.

Источник: http://zavtra.ru/blogs/glaz_ev_raskol
35

Сергей Глазьев и еврейский вопрос. Зачем советник Президента вскрыл роль еврейского лобби в гражданской войне на Донбассе..


Изображение

09 мая 2019, 04:22

Публикация академика РАН советника Президента Сергея Глазьева в блоге газеты «Завтра» вызвала массовую истерику либеральных СМИ. Помимо подведения итогов российского невмешательства в украинские дела, академик осветил очевидную, но мало освещаемую на таком уровне тему еврейского лобби и его борьбы с Русским миром – и предсказуемо был обвинен в «антисемитизме».

«Есть, конечно, нюансы, связанные с неоднородностью интересов западных «кукловодов». Возможно, ставка на Зеленского, сделанная задолго до этих выборов, связана с общим креном администрации Трампа в сторону крайне правых сил в Израиле. Вероятно, они поставят перед обновлённым киевским режимом новые задачи. Я не исключаю, например, возможности массового переезда на "зачищенные" от русского населения земли Юго-Востока Украины уставших от перманентной войны на Ближнем Востоке жителей Земли обетованной — так же, как бегущих из исламизирующейся Европы христиан», — написал Сергей Юрьевич. И понеслась… Истерикой в отношении Глазьева отметились «Эхо Москвы», Алексей Навальный, Михаил Шнейдер, Михаил Светов. "Эховский" политолог Аркадий Дубнов обозвал Глазьева "сказочным идиотом". Бывший екатеринбургский мэр Евгений Ройзман ответил: "Сказочный у нас один. А Глазьев — обыкновенный".

Блогер Лев Берг назвал Глазьева "оборзевшим". Далее к травле подключился научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге и преподаватель ВШЭ Дмитрий Травин: "Итак, получается, что «русофобская политика» проводится для того, чтобы евреи могли заселить чужие земли. Ну, для Глазьева это нормально. Он ориентируется на такого читателя, которому надо скармливать самую циничную чушь. Чем примитивнее ложь, тем в неё больше верит подобная публика… Статус должности делает Кремль ответственным за этот «словесный понос». Отправит Путин в отставку Глазьева? Или же он на всё махнул рукой? А, может, президент сочтёт, что в условиях нарастающего конфликта с Западом, ему только на подобную публику и можно опираться?". Израильский гиперсионист Аврам Шмулевич: "Такого типа антисемитские высказывания звучат периодически из кремлёвских «высших эшелонов». Градус антисемитизма поддерживается, не очень высокий, но стабильный".

Ужас глобальной либерало-еврейской общины от того, что советник Президента России посмел публично намекнуть на возможные еврейские гешефты и заинтересованность в трагедии в Новороссии быстро донесли до Кремля, вынудив оправдываться пресс-секретаря всея Руси Дмитрия Пескова: "Владимир Путин не имеет отношения к этой позиции. Это исключительно личное мнение, может быть, некорректное высказывание советника Глазьева. Я не знаю контекста, в котором это высказывание было допущено, поэтому не имею возможности как-то его комментировать. Нет, эта тема никак не обсуждается. Всё-таки блог, это, наверное, что-то личное. Я, к сожалению, не знаком с блогерской составляющей деятельности советника Глазьева, поэтому тоже не имею возможности судить. Но в любом случае это, скажем так, скорее, личная точка зрения, и это ни в коем случае не обсуждается в администрации". Сам Глазьев в разговоре с радиостанций "Говорит Москва" подчеркнул, что не намерен отказываться от своих слов: "Я написал то, что написал, а каждый видит то, что хочет видеть. Посмотрим, что будет дальше".

При этом, собственно, в чем здесь антисемитизм, понять сложно. В том, что зять Трампа Кушнер направляет тестя в курсе израильской политики – так это уже давно не новость. «По слухам Коломойский обсудил этот вопрос с самым известным и влиятельным хасидом сегодняшнего дня – Джаредом Кушнером, то есть с зятем Трампа. Об этом же говорил известный антифашист, спикер недолгого парламента Новороссии Олег Царев в далеком 2017 году. «С 1940-х годов штаб-квартира движения Хабад-Любавич находится в Нью-Йорке, в Бруклине. С 1950 до 1994 года организацией руководил Седьмой, последний, Любавичский ребе Менахем Мендел Шнеерсон – зять Йосефа Ицхака Шнеерсона, взявший его фамилию и продолживший династию Любавичских ребе. За время правления Менахема Мендела Шнеерсона Хабад достиг небывалого политического и финансового могущества. Для справки — зять Трампа Кушнер — хабадник. Дочь Трампа Иванка прошла через гиюр (процедура, посредством которой не еврей может принять иудаизм) и теперь соблюдает правила Хабада. Именно по этой линии Коломойский и Боголюбов, являющиеся одними из основных спонсоров Днепропетровского Хабада, выстроили отношения с новым американским президентом», — писал в свое время Олег Царев...

А про влияние еврейского лобби на политику США даже в Сенате уже ходят легенды – Трамп выполняет практически любые мечтания Израиля, тем более что Зеленский для Вашингтона реально не стоил и копейки. Главный предвыборный сериал снял Коломойский, а Порошенко и остальные политики так довели страну до белого каления, что там готовы были выбрать кого угодно, а не только«вашингтонского мальчика».

После победы на украинских выборах еврея-хабадника Зеленского в СМИ то и дело появляются все новые и новые следы «ушей» не только Игоря Коломойского, но и прочих деятелей, которых вполне можно отнести к «еврейскому лобби»-от мэра Харькова и партнера главы Ростеха Сергея Чемезова Геннадия Кернеса до политолога Станислава Белковского и даже вечно прогибающего под себя изменчивый мир Андрея Макаревича вместе с его другом Лаудером-старшим. Некоторые патриотические СМИ даже видят в этом плюс для Украины (по принципу чем хуже тем лучше—дескать, если Украина готова избрать еврейского клоуна Зеленского, то на национальном проекте «украинской наци» можно ставить крест).

Впрочем, одно дело, когда обо всем том рассуждает «Катюша», и совсем другое, когда о том же заявляет советник Президента. Судя по всему, учитывая, что к истерике присоединились не только еврейское лобби, но и проамериканское — Глазьев попал в точку. Нет, не с переселением на Донбасс – вряд ли кто из обитателей Страны обетованной туда поедет – Глазьев просто вынес наружу то, о чем говорят в кулуарах. Здесь важен главный посыл, который сформулировал профессор ВШЭ Травин– как Глазьев посмел вообще упоминать про еврейское лобби и неужели Путин будет опираться на аудиторию Глазьева, который вот так вот смеет говорить, что думает, а не то, что нужно? Дай-то Бог…

Источник: https://communitarian.ru/news/v-rossii/sergej-glazev-i-evrejskij-vopros_09052019

....

Американские евреи правят войнами США. Автор - Филипп Джиральди
16 декабря 2017

Еврейское лобби в США управляет внешней политикой «супердержавы» в интересах сионизма

Изображение

Евреи управляют Америкой, заставляя «мирового жандарма» исполнять заказы Израиля в ущерб американским интересам. Каждого, кто пытается сорвать маску с еврейского лобби в США, подвергают травле, запугиванию и устранению...

Как меня уволили. (Разоблачение Еврейской власти в Америке имеет реальные последствия)

Автор — Филипп Джиральди

Две недели назад я написал для Unz.com статью под названием “Американские евреи правят войнами Америки.” Где попытался описать несколько моментов и сделать несколько замечаний, касающихся последствий политической власти евреев в отношении некоторых аспектов внешней политики США.

Там же я отметил, что некоторые отдельные американские евреи и организации, имеющие тесные связи с Израилем, которых я назвал и идентифицировал, в значительной степени непропорционально представлены в правительстве, средствах массовой информации, фондах, аналитических центрах и лоббировании, что является неотъемлемой частью обсуждений, которые приводят к разработке Внешней политики США на Ближнем Востоке..

Источник: http://infomaxx.ru/perevodika/filipp-dzhiraldi-kak-menya-uvolili-razoblachenie-evreyskoy-vlasti-v-amerike-imeet-realnyie-posledstviya.html

....




Как пишет газета «Еврейское слово» (№ 46, 2005 г.), в своей речи Берл Лазар, в частности, сказал: «Немало революций знала Россия, но наимирнейшая, тихая и самая эффективная – это революция, которую осуществили посланцы ХАБАД...»


Участие Израильских спецслужб в расстреле Верховного Совета 1993 г.

17 июня 2018, 09:32

Изображение

Организация государственного 1993 г. была спланирована и проведена западными спецслужбами. Еще в первых числах сентября 1993 известный международник Иона Андронов не побоялся предать гласности факты об операции израильских спецслужб «Моссад» по устранению вице-президента России — Руцкого.

А член Верховного Совета Андронов с парламентской трибуны привел известные ему факты по дискредитации Руцкого через «подкрышные» организации «Моссада». Доказано участие 6-й бригады НАТО и 4-й бригады израильского спецназа. 6-я бригада НАТО под командованием полковника Джейка Кенти расстреливала в октябре людей с той и другой стороны Белого Дома, чтобы «придать конфликту наиболее кровавое развитие», 4-я же бригада спецназа Израиля «Иерихон» и военизированная организация «Бейтар» отличались особым зверством при расправе с невооруженным народом».(«Независимая газета» и книга по результатам расследования событий октября 1993 года, заместителя Ачалова Иванова» Анафема»)..

Источник: http://communitarian.ru/news/v-rossii/uchastie-izrailskikh-specsluzhb-v-rasstrele-verkhovnogo-soveta-1993-g_17062018

....

27 января 2018, 10:34

План фашистской иудейской секты Хабад по планомерному уничтожению России

Приводится подлинный текст речи Менахема М. Шнеерсона, в котором он довольно подробно и открыто вещает о том, как они планируют уничтожить сотни миллионов людей и сделать себе гнёздышко в России – новую «Великую Хазарию»… План евреев и Израиля против русских, Украины и России:

Войну на Украине начали и ведут США и Израиль по заданию и планам раввинов, а также во исполнение планов Ротшильдов и Рокфеллеров против русских и славян в целом. Еврейский план известен в России, т.к. война в Чечне происходила также в соответствии с этим планом.

Выступление еврейского раввина, лидера секты Хабад, Шнеерсона, было сделано в 1994 году. Официальная публикация текста в газете «Славянин», N-4(32), 2001, г. Волгоград.

После публикации в России евреи подали заявление в МВД и попытались осудить редактора газеты В.Ф. Попова за антисемитизм (ст. 282 УК РФ). Суд рассмотрел, заслушал свидетелей и специалистов – выступили русские учёные, академик Ю.К. Бегунов и доктор юридических наук О.Г. Коротаев. Суд отказал в обвинении, и текст выступления Шнеерсона признан истинным.

Шнеерсон публично произнёс планы евреев против славян и русских, читаем текст:

1. Наша специальная тактика борьбы с красно-коричневыми (а все славяне – красно-коричневые), в силу своей замкнутости, является Тайным Знанием. Главное острие борьбы мы направим против славянства, кроме отщепенцев, породнившихся с евреями одними интересами. Правда, этих «породнившихся» мы потом, после использования их в своих целях, изымем из нашего общества. Славянство, а среди них русские, – самый непокорный народ в мире. Непокорный он в силу склада своих психических и умственных способностей, заложенных многими поколениями предков, генов, которые не поддаются переделке. Славянина, русского, можно уничтожить, но никогда нельзя покорить. Вот почему это семя подлежит ликвидации, а на первых порах – резкому сокращению в своей численности.

2. Наши методы борьбы будут отнюдь не военные, а идеологические и экономические с применением силовых структур, оснащённых самыми современными видами вооружения для физического подавления бунтующих с ещё большей жестокостью, чем это было сделано в октябре 1993 года при расстреле Верховного Совета России. Прежде всего, мы расчленим все славянские народы (их 300 миллионов, половина – русских) на маленькие, ослабленные страны с прерванными связями. Здесь мы будем пользоваться нашим старым методом: разделяй и властвуй. Постараемся эти страны стравить между собой. Втянуть их в междоусобные войны с целью взаимоуничтожения.

Украинец будет думать, что борется против экспансионистской России, борется за свою самостоятельность, будет думать, что, наконец, обрёл свою свободу, в то время, как полностью попадает в зависимость от нас. То же самое будут считать и русские, будто отстаивают они свои национальные интересы, возвращают «незаконно» отобранные у них земли и прочее. Всё это мы будем делать под предлогом разных суверенитетов, борьбы за свои национальные идеалы. В то время мы не дадим ни одной из сторон самоопределиться на основе национальных ценностей и традиций..))

Газета «Славянин», N-4(32), 2001, г. Волгоград

Источник: НПО "Истина"


Источник: http://communitarian.ru/news/v-rossii/khabad-lyubavich-plany-na-rossiyu_27012018?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

....

Хабад Любавич и еврейский шовинизм (Дэвид Дюк)
https://www.youtube.com/watch?v=L3hDZ_rlM9A
<a href="https://www.youtube.com/v/L3hDZ_rlM9A" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/L3hDZ_rlM9A</a>....


36


 16 мая 2019, 04:05

Лоббистов депатологизации извращений встретили пикетами у Общественной палаты



Попытка западных извращенцев из ВОЗ, готовящихся продавить новую международную классификацию болезней (МКБ-11) с исключением трангсендерности из числа заболеваний, устроить провокационную научную дискуссию в стенах Общественной палаты РФ провалилась.

Западных психиатров у входа в ОПРФ встретили пикетчики, а внутри ОПРФ раздавали научные статьи, разоблачающие ложь депатологизаторов. В итоге организаторы семинара не решились включить вопрос о трансгендерах в повестку обсуждения.

Как уже рассказывала «Катюша», семинар в ОПРФ назывался «Современная диагностика психических расстройств: МКБ-11 (международная классификация болезней 11-го пересмотра)», организатором стал некто Георгий Костюк, главврач Московской психбольницы им. Н.А. Алексеева, который также является членом ОПРФ и заседает в комиссии по охране здоровья граждан иразвитию здравоохранения.

Гостями Костюка стали профессор Джеффри Рид, руководитель проекта по пересмотру Международной классификации болезней Департамента ВОЗ по вопросам психического здоровья и злоупотребления ПАВ, Женева, Швейцария и профессор Вольфганг Гебель, экс-Президент Европейской психиатрической ассоциации, заведующий кафедрой психиатрии и психотерапии Дюссельдорфского университета имени Генриха Гейне, Главный врач Клиники LVR- Klinikum (Дюссельдорф, Германия) Целью совещания был некий «мастер-класс» для российских психиатров в преддверии принятия Генеральной Ассамблеей ВОЗ новой, 11-той Международной классификации болезней.

Попавшие в СМИ проекты МКБ-11 предусматривают исключение из списка психических расстройств не только гомосексуализма (этого западные извращенцы из ВОЗ добились давно и теперь всеми правдами и неправдами принуждают и Россию признать этот антинаучный бред), но и другие извращения, в частности, трансгендеризм. В частности, главный гость Костюка Джеффри Рид требовал устранить препятствия к членовредительству (хирургическому удалению лишних, с точки зрения ребенка, органов) и назначению гормонов, задерживающих сексуальное развитие.

Хотя организатор сборища Георгий Костюк позаботился о том, чтобы на семинар не смогли попасть его идеологические противники из числа российских психиатров, не разделяющих новейших психиатрических пристрастий ВОЗ, самый скандальный вопрос — о трансгендерности и прочих половых перверсиях — в первый день семинара не поднимался и, скорее всего, не будет подниматься и сегодня.

У входа в ОПРФ участников совещания и вчера и сегодня встречали пикетчики с плакатами о том, что России не нужна легализация извращений и что тут не рады ни Джеффри Риду, ни другим западным лоббистам извращений.







Внутри здания ОПРФ общественники раздавали обращение к научным кругам России и мира группы «Наука за правду» против легализации гомосексуализма и трансгендерности на русском и английском языках, их можно почитать тут: http://zavtra.ru/blogs/politicheskie_prichini_depatologizatcii_gomoseksualizma_i_transseksualizma, а также статьи, доказывающие, что пропаганда превращает детей в трансгендеров: http://www.pro-lgbt.ru/550/.

Охрана Общественной палаты всячески оберегала Джеффри Рида от пикетчиков, поэтому он не только не получил оскорблений действием, но даже не смог взять копию научной статьи, которая, если он, конечно, сам не является извращенцем, могла бы поколебать его убеждения. Впрочем, при желании он всегда сможет найти всю нужную информацию в интернете.

Вообще, по отзывам участников семинара, на мероприятии обсуждались новые принципы диагностики и классификации психических заболеваний, причем выступления российских специалистов были весьма профессиональными. На их фоне поведение западных профессоров, которые явно уступают в образованности и в практике многим российским коллегам, но при этом изначально взяли покровительственный тон, многих откровенно покоробило. Напоследок Джеффри Рид заявил, что нынешняя версия МКБ-11 не является полной и что будут некоторые дополнения, так что есть большая вероятность того, что ВОЗ в ближайшее время легализует любые извращения, какие только придут в голову хозяевам этой организации из числа идеологов «золотого миллиарда» без учета позиции России и ее населения, в лучшем случае, просто договорившись с нашей компрадорской «элитой», которая, в данном случае в лице министра здравоохранения Вероники Скворцовой, уже давно является сторонницей «современного подхода» к здравоохранению.

Источник: http://katyusha.org/view?id=11966

37


 12 мая 2019, 04:35

Как иудеи фашизируют Россию



Иудеи фашизируют Россию через разрушение образования и создание каст «избранных»

„Дети - наше будущее.” Это изречение звучит вполне естественно для каждого нормального человека. Что в нём имеется в виду? Зависит от контекста. Но в самом общем случае дети - будущее нашей Отчизны.

Тогда получается, что если кто-то отрицает формулировку „нашего будущего”, то такой человек отделяет себя от народа России. Последнее предположение подтверждается, если к тому же сказано прямо:„Я не люблю формулировку «дети - наше будущее». У детей своё будущее, у меня своё”.

Более того, у нелюбителя детей - нашего будущего данная формулировка является нечто вроде жизненного кредо, ибо эта фраза с одобрением им цитируется публично и указывается её автор: Залман Афроимович Храпинович, более известный в народе как Зиновий Гердт.

Но и это не всё. Член общественного совета Российского еврейского конгресса, директор Федерального государственного учреждения «Федеральный институт развития образования» (ФИРО), зам. и первый зам.министра образования России и пр. Александр Григорьевич Асмолов на протяжении всей постсоветской эпохи проводит сформулированное выше кредо в реальную российскую жизнь. Он обустраивает будущее наших детей. Путём разделения их на категории: элиту, работяг и обслугу. В планах - проводить подобное начиная с яслей. А сегодня это уже усиленно проталкивается в школах. Начал он с Забайкалья, теперь работает с сотнями школ Москвы.

Т.е. готовит детям будущее в полном соответствии с идеей Залмана Храпиновича: каждому своё. Кстати, именно этот лозунг был вывешен на воротах Бухенвальда.

Возникает вопрос: а когда своё получит омерзительный иудей по фамилии Асмолов? Вместе с оказывающим ему всемерную поддержку другим омерзительным иудеем В. Познером?

https://youtu.be/ndD3AjmCDmw

***

Оборотни из минобра. Образование для «избранных»


Конституция гарантирует право всех граждан на общее образование — независимо от пола, расы, национальности, происхождения, социального и имущественного положения.

Казалось бы, это полностью исключает возможность сегрегации или социальной стратификации.

Однако в Забайкальском крае детей открыто делят на тех, кто достоин хорошего образования, и на тех, кто вместо аттестата получит справку и пополнит когорту «низших человеческих ресурсов». Подобная программа запущена уже и в Москве.

Проблему того, что у нас творится в сфере образования, я бы разделил на две составляющие — организация и содержание образования.

Что касается организационных «реформ», то на примере Москвы четко видно, чего добивается власть. Первое — резкого сокращения государственного финансирования образовательной системы как таковой. За счет якобы «оптимизации управленческих структур» сейчас сливают школы и детские сады в некие «образовательные центры», убирают из них управленческий аппарат, завучей, заместителей директора по АХЧ и безопасности, оставляя только руководителей структурных подразделений. А по факту происходит нечто иное: создают неуправляемых монстров из 6–7 учебных заведений с несколькими тысячами учащихся. Руководитель такого «центра» проконтролировать ситуацию во всех своих подразделениях не может, он реально оторван от жизни. Родители пробиться к нему на прием не могут. Раньше у каждого директора был приемный день, родители записывались, приходили и обсуждали проблемы своего ребенка. А сейчас руководитель стал «большим начальником».

Вторая и самая главная проблема заключается в том, что руководитель департамента образования г. Москвы И. И. Калина, — и он сам это неоднократно озвучивал на совещаниях, — фактически узурпировал порядок назначения директоров этих центров. Раньше по отношению к директору учебного заведения работодателем выступало управление образования. В Москве 10 округов, и директоров школы назначал начальник окружного управления, который более или менее знал кадры. В основном директора школ на 99,9% — это бывшие учителя, завучи, которые «пуповиной» были связаны со школой. Сейчас же тенденция состоит в том, что руководителями центров, в том числе структурных подразделений, назначают так называемых «сити-менеджеров», которые вообще не связаны с системой образования, ни дня не проработали в школе, не знают специфики работы, особенностей педагогического коллектива, не имеют представления, сколько часов по тому или иному предмету дается в классах.

У нас сейчас, согласно законодательству, так называемые ФГОСЫ (федеральные государственные образовательные стандарты) отданы на откуп самим учебным заведениям. Министерство образования РФ от этого самоустранилось, создав только общие принципы формирования ФГОСов. А конкретное содержание, наполнение этих «стандартов» и программно, и почасово, отдано самим учебным заведениям. И получается, что директор образовательного центра, например, в Марьино, разрабатывает один ФГОС, под который делается почасовое расписание и набирается трудовой коллектив, а в соседнем районе — уже другой ФГОС, со своей расчасовкой и кадровым составом. Это абсурд!

Но делается все это не по невежеству и незнанию, а вполне сознательно. На сегодня пошагово известно, кто и как разрушал всю систему образования, и эти данные представлены в книге «Разрушение будущего: кто и как разрушал суверенное образование в России» Ольги Четвериковой. Делалось все это в рамках процессов глобализации и в интересах транснациональных корпораций.

В высшей школе был запущен «Болонский процесс» и одновременно в начальной и средней школе — так называемая «вариативность образования».

Кто у нас стоял у истоков «вариативности»? Александр Асмолов. Практически все 90-е годы он был своего рода теневым министром образования. На министерском посту сменялись Э.Днепров, Е.Ткаченко, В.Кинелев, А.Тихонов, а первым замом при них всегда был А.Асмолов.

Выпускник психологического факультета МГУ имени Ломоносова, везде и всюду он в качестве своего учителя и духовного гуру называет психолога Л. Выготского (1896 -1934). Того самого, который в 1920 годы стоял у истоков так называемой советской педологии. В то время в нашей стране педагогика была признана «псевдонаукой», «буржуазной лженаукой», и ей на смену пришла педология.

В ее основу были положены социал-дарвинистские, расистские, — по сути, фашистские принципы, — разработанные Дарвиным и американским психологом Грэнвилл Стенли Холлом, а Выготский выступал продолжателем их идей. (Термин «педология» был предложен в 1893 г. американским исследователем Оскаром Крисменом — ред.)

В чем был смысл педологии? Ее сторонники в вопросах воспитания и обучения детей отдавали приоритет генетике и антропологии. С их точки зрения, способность к обучаемости определена у ребенка генетически. Дети, происходящие из определенной социальной среды, считали педологи, неспособны воспринимать учебные предметы в полном объеме, и их определяли в спецклассы. Причем «ученые» не стеснялись проводить антропометрические измерения. Так же, как нацисты в Германии по черепу определяли расовые признаки, они по размеру черепной коробки определяли умственные способности детей.

В педологическую практику широко внедрялись психологические тесты. И вслед за этим шла сортировка по классам — для «продвинутых» и «умственно отсталых». Причем это происходило на общегосударственном уровне.

В 1927 г. в СССР был проведен Первый педологический съезд, в котором принимали участие А.Луначарский, Н.Крупская, Н.Бухарин — те, кто фактически определяли культурно-образовательные стандарты Советской России. Но Н. Бухарин предупреждал на съезде, что увлечение антропологией и расовыми подходами может стать основанием для обвинения в нацизме и фашизме.

При Сталине в 1936 году педология была запрещена. Вернулись к педагогическим теориям, прекратилась проведение тестов и педологическая практика преподавания циклами, а не предметами — тогда не изучали как таковые математику, историю, литературу, а грубо говоря, «валили все в одну кучу».

Через 60 лет, в 1997 г., вышел журнал «Педология» с предисловием А.Асмолова, который писал, что выход журнала знаменует «реабилитацию оболганной сталинским тоталитарным режимом выдающейся науки о воспитании и обучении детей». Среди авторов этого журнала был Г. Остер, В. Познер — какое отношение они имеют к педагогике?

Но вернемся к А. Асмолову. В Советском Союзе существовало несколько научно-исследовательских институтов, которые занимались проблемами образования разных уровней: Научно-исследовательский институт высшего образования, Институт общего образования, Институт развития профессионального образования, Институт проблем развития среднего профессионального образования, Институт национальных проблем образования. В 2005 году все эти пять институтов слили в единый Федеральный институт развития образования (ФИРО), директором которого стал А. Асмолов.

Все, что сейчас делает Министерство образования и науки, основывается исключительно на базе экспертных заключений ФИРО. Сам А. Асмолов заявляет, что он первым из деятелей образования в 1991 г. ввел понятие «вариативность» и на протяжении двадцати лет боролся «не на жизнь, а на смерть» с противниками этой теории.

В итоге в 2011 г. «многолетняя борьба завершилась победой, и теперь можно констатировать, что идеи вариативности овладели массами».

А что собой представляет «вариативность»? Это как раз и есть те самые идеи педологии. То есть, условно говоря, существует некая общность детишек. На основании педологических подходов мы их поделим: дебилы, полудебилы, Но если бы это было только в теории! Сейчас это реализуется на практике.

В Забайкальском крае запустили программу «Модернизация детского движения»: детей, которых в документах называют «участниками рынка воспитательных и развивающих услуг», делят на три касты: «избранные» (которые войдут в «креативный класс»), «пролетариат и крестьянство», и еще «обслуживающий класс». 20% «избранных» будут получать среднее образование по высшим стандартам, и именно они будут претендовать на поступление в вузы.

В Москве происходит то же самое. В Высшей школе экономики есть Институт развития образования, который возглавляет Ирина Абанкина, а курирует этот институт Лев Любимов, заместитель научного руководителя ВШЭ Е.Ясина. Руководитель департамента образования И. Калина по договоренности с институтом передал им в трех районах Москвы — Марьино, Капотня, Некрасовка — 37 образовательных центров, в составе которых 224 школы и детских сада. Все они вошли в программу «Университетско-школьного кластера». И там сейчас вводится система тестирования и распределения по вышеуказанным «классам» — причем не только детей, но и преподавателей. На деле это есть ни что иное, как откровенная сегрегация, запрещенная как в Конституции, так и в основных международных актах о правах человека.

Но Л. Любимова это не смущает: он прямо и откровенно говорит об этом, в частности, в интервью порталу Лента.ру. Вот суть его рассуждений: зачем выдавать аттестаты всем? Кто способен учиться, тот получит аттестат, а кто не способен, — мы ему дадим справку, что «прослушал курс». «Сто лет тому назад, — заявляет этот педолог, — общее образование получал небольшой процент населения; было сложно и не всем доступно; и это правильно, так и должно быть».

Плохо то, что широкая общественность никак не может осознать масштаб этой проблемы. В 2012 г. Герман Греф, выступая на Петербургском международном экономическом форуме (прямая телетрансляция велась на всю страну), ничтоже сумняшеся, ударился в рассуждения о том, что у нас сейчас существует проблема управляемости обществом, и связано это с общедоступностью знаний и образования: «Люди не хотят быть манипулируемыми, когда они имеют знания». Почему в древности общество было более управляемо? А потому, что среди конфуцианцев или каббалистов тайными знаниями обладали избранные, которые и могли управлять массой. Если мы хотим стабилизировать процесс, — заявил этот проповедник тотального невежества, — то надо брать пример именно с них.

Так что сейчас задача всех этих господ — не просто разрушить содержательную сторону образования, но и уничтожить единство образовательного процесса, превратить общество в сословную кастовую структуру. Будет 20% «избранных» (нетрудно догадаться, чьи это будут сынки и дочки), которым будут подвластны все блага, в том числе и хорошее образование, что в дальнейшем гарантирует и карьерный рост, и достаток. Остальные 80% — «быдло», которое будет обслуживать их интересы.

И все это идет в общей парадигме глобализации во благо транснациональных корпораций, которым не нужны умные, думающие, адекватные люди, способные анализировать. Им нужна серая масса «офисного планктона».

Академик Владимир Арнольд в своих мемуарах вспоминает диалог с одним из ученых в США. Тот ему прямо говорит о том, что для нынешнего общества грамотные люди не нужны. — А почему? — Понимаешь, у грамотного человека приоритеты в жизни другие. Он будет ходить в театр, читать книги, путешествовать. Он будет меньше думать о чисто потребительских задачах. А у человека с низким уровнем образования и интеллектуального развития на первом месте всегда будет покупка новой машины, чайника, квартиры. А это — стимул для развития экономики в масштабах целого государства, а развитие экономики приносит нам колоссальные прибыли и дивиденды.

Есть пища духовная и телесная. Нынешним российским «господам» надо вырастить только тех, кого интересует телесная пища, чтобы набивать себе карманы. И это делалось в течение двадцати лет, и сейчас осталось еще чуть-чуть — возможно, даже лет пять. Уйдет старшее поколение педагогов, а на смену им уже идет толпа «болонок» (поколения Болонского процесса), педологов с неоконченным высшим образованием. Потому что высшее образование пошло под нож в первую очередь. Средняя школа уже активно прорабатывается, а сейчас они берутся за дошколят. А руководителем рабочей группы по разработке стандарта дошкольного образования был все тот же А.Асмолов.

Информация к размышлению:

Выдержка из Паспорта программы «Модернизация детского движения Забайкальского края»:

«На втором этапе (до завершения 9 классов обучения) система по производству человеческого капитала должна провести глубокую оценку профессиональных способностей и предпочтений школьников, после чего предложить им разделиться на три «производственные линии»: — на тех, кто будет связан с интеллектуальным трудом и пойдет в ряды «креативного класса»; — на тех, кто составит современный класс промышленного пролетариата и класс работников сельскохозяйственного производства; — а также на тех, кто вольется в самый многочисленный на сегодня обслуживающий класс.

Из интервью Л. Любимова:

«Сдал ЕГЭ ниже 40, вот тебе справка о том, что использовал свое конституционное право. — Как вы относитесь к тому, что в школах все больше платных услуг? — Правильно. Так и должно быть».

Из выступления Г. Грефа на Петербургском международном экономическом форуме (2012):

«Великий министр юстиции Конфуций начинал как великий демократ, а кончил как человек, который придумал целую теорию конфуцианства, которая создала страты в обществе. Страты. А великие мыслители, такие как Лао-цзы, придумали свои теории дао, зашифровывая их, боясь донести до простого народа. Потому что они понимали, как только все люди поймут основу своего „я“, самоидентифицируются, управлять, то есть манипулировать ими будет чрезвычайно тяжело. Люди не хотят быть манипулируемыми, когда они имеют знание. В иудейской культуре каббала, которая давала науку жизни, она три тысячи лет была секретным учением, потому что люди понимали, что такое снять пелену с глаз миллионов людей и сделать их самодостаточными, как управлять ими. Любое массовое управление подразумевает элемент манипуляции. Как жить, как управлять таким обществом, где все имеют равный доступ к информации, все имеют возможность судить напрямую».

Евгений Спицын

Источник: https://communitarian.ru/news/v-rossii/kak-iudei-fashiziruyut-rossiyu_12052019
38
Партии и движения / Re: КПРФ
« Последний ответ от AsLand 16/05/19 , 19:53:23 »
Представители миллиардера Олега Владимировича Дерипаски и председателя ЦК КПРФ Геннадия Андреевича Зюганова заключили мировое соглашение.

Ничего другого от карманного миллионера Зю.. ожидать было нельзя. Эти выродки предав Коммунистические Идеалы, продались паскудному "золотому тельцу". Души их поражены скверной стяжательства. Именно о таких и в древности говорили: умершие в духе. Жалкие рабы своих ненасытных тушек, предатели. Ничего хуже этого быть не может.   

Поганое ворьё разворовывает сталинское наследие нагло распродавая Россию западным русофобам (корпорациям-паразитам), проводя геноцид народа России, а эти иуды (называющие себя "патриотами России") вместо борьбы с врагом идут не сделку с ними. Тьфу, как же это отвратительно. Какое же это жалкое отребье с двойной моралью приспособленцев, ненасытных хапуг и выродков. 

Как же был на все 100% Сталин вычищая СССР-Россию от всей этой гнусной нечести шифрующихся жалких предателей приспособленцев. Как же превосходно Сталин знал человеческую природу, умея видеть истинную сущность людей (точнее нелюдей)!
39
«Промедление смерти подобно»
 
Что знал обо всем происходящем Владимир Ильич?


Утром, как обычно, Маргарита Васильевна принесла газеты и ушла на работу. Газеты писали о том, что «план» Керенского по предупреждению безпорядков проводится в жизнь. Что вот-вот прибудут эшелоны с войсками с фронта. Что излишне «мягкий» военный министр Верховский отправлен в отставку. Сенсацией дня стала информация о том, что мятежный ВРК всеётаки вынудили вступить в переговоры с штабом округа. Настораживало сообщение о том, что приезжающие на съезд делегаты-эсеры не делятся на левых и правых, а группируются в одну фракцию… Было над чем задуматься, и весь день Владимир Ильич был крайне напряжён и сосредоточен.

Около 4 часов, находясь в издательстве Девриена на Васильевской стороне, Фофанова узнала, что стали разводить мосты через Неву. Она побежала к Николаевскому мосту. Он действительно был разведён. На следующем – Сампсониевском – никого не пропускали красногвардейцы. Дворцовый мост контролировали юнкера. По Гренадерскому мосту Маргарита Васильевна перебежала на Выборгскую сторону и зашла в райком к Крупской. «В комитете, – пишет она, – удалось получить лишь очень смутные сведения, о которых я рассказала Владимиру Ильичу». Но сколь бы ни были скудны эти сведения, свежий номер «Рабочего пути» с описанием налёта юнкеров на типографию и воззванием ВРК Ленин получил наверняка (1126).

В воззвании ВРК к населению говорилось, что «контрреволюция подняла свою преступную голову». Что «корниловцы мобилизуют силы, чтобы раздавить Всероссийский Съезд Советов». Что «погромщики могут попытаться вызвать на улицах Петрограда смуту и резню». Но Петросовет «не допустит никаких насилий и безчинств». И граждане должны сохранять «полное спокойствие и самообладание». И только. А в специальном сообщении ВРК решительно опровергал слухи о том, что он якобы готовит «захват власти» (1127).

Безусловно, необходимость маскировки выступления во многом определяла стилистику и содержание этих документов. Но даже при самых неполных сведениях. Ленин всё более убеждался в том, что необходимая «оборонительная» фразеология на деле превращается в оборонительную тактику ожидания Съезда Советов. И статья Сталина «Что нам нужно?» в «Рабочем пути» подтверждала эти опасения.

«…В правительстве, – писал Сталин, – сидят враги народа… Нужно нынешнее самозваное правительство, народом не избранное и перед народом не ответственное, заменить правительством, народом признанным, избранным представителями рабочих, солдат и крестьян…

Если вы хотите этого, соберите все свои силы, встаньте все поголовно, как один человек, устраивайте собрания, выбирайте делегации и изложите свои требования через них съезду Советов, который открывается завтра в Смольном…Никто не посмеет сопротивляться воле народа. Старое правительство уступит место новому тем более мирно, чем сильнее, организованнее и мощнее выступите вы»
(1128).

Если Ленин читал данную статью около 5–6 часов дня, то именно в это время на заседании Петросовета Троцкий говорил: «…Конфликт восстания сегодня или завтра не входит в наши планы у порога Всероссийского съезда Советов… Мы считаем, что съезд Советов проведёт этот лозунг с большей силой и авторитетом. Но если правительство захочет использовать тот срок, который ему осталось жить, – 24, 48 или 72 часа – и выступит против нас, то мы ответим контрнаступлением, ударом на удар, сталью на железо»[/color. В этом тексте, опубликованном «Новой жизнью», пропущена фраза, которая есть в информации «Дня»: «Понадобится ли для этого вооружённое выступление зависит от политической ситуации, от тех, кто будет противиться воле Всероссийского съезда»
[/color][/size]](1129).

Фофанова пишет, что Ленин «ушёл к себе в комнату и через некоторое время вышел ко мне с письмом в руках… и просил передать его только через Надежду Константиновну, сказав, что он считает, что больше откладывать нельзя. Необходимо пойти на вооружённое выступление, и сегодня он должен быть в Смольном» (1130).

Это ленинское письмо в полном собрании сочинений озаглавлено как «Письмо членам ЦК». В первом издании оно печаталось как «Письмо к руководящим кругам партии» и, как справедливо отметили С. И. Шульга и Е. Н. Городецкий, такой вариант заголовка гораздо ближе к истине, хотя и нуждается в дополнении. Суть его в том, что Ленин обращался не к членам ЦК, а к ПК, райкомам, партийным ячейкам в полках с тем, чтобы оказать давление и на ЦК и на ВРК снизу. Ибо, как пишет Владимир Ильич, – «народ вправе и обязан в критические моменты революции направлять своих представителей, даже своих лучших представителей, а не ждать их» (1131).

Необходимо без промедления, «чтобы все районы, все полки, все силы мобилизовались тотчас и послали немедленно делегации в Военно-революционный комитет, в ЦК большевиков, настоятельно требуя: ни в коем случае не оставлять власти в руках Керенского и компании до 25-го, никоим образом; решать дело сегодня непременно вечером или ночью. История не простит промедления революционерам, которые могли победить сегодня (и наверняка победят сегодня), рискуя терять много завтра, рискуя потерять все». Заканчивалось письмо словами: «Промедление в выступлении смерти подобно»(1132).

Эйно Рахья вспоминал, что накануне восстания – 23 октября (?) – именно он доставил в Выборгский райком Жене Егоровой письмо, в котором Ленин «настаивал на решительном со стороны партии действии, говоря: “Промедление смерти подобно”». После перепечатки и рассылки письма по районам, у него остался и оригинал, который был утрачен в 1918 году. Эту версию – с поправкой даты на 24-е – Ефим Наумович Городецкий считал вполне вероятной.

Однако, она противоречит не только свидетельству Фофановой, но и Крупской, которая прямо писала, что данное письмо принесла Маргарита Васильевна. Да и описание событий 24-го самим Рахьей говорит о том, что появился он у Владимира Ильича лишь к вечеру. Вполне возможно, что, рассказывая о доставке ленинского письма, Эйно мог сместить даты. На протяжении первой половины октября он не раз носил в Выборгский райком письма, в которых Ленин «настаивал на решительном действии». И кстати, одно из них – 8 октября – как раз и заканчивалось словами – «Промедление смерти подобно»
. Так или иначе, но 24 октября письмо Ленина было размножено и разослано по райкомам столицы. Кому-то, видимо, посылали и персонально. Во всяком случае известно, что копией письма располагал Троцкий (1133).

И что же дальше? Об этом, дабы не умалять роль и не лишать лавров, говоря бюрократическим языком «центральные инстанции», в официозной литературе не упоминалось. Между тем данный эпизод имеет ключевое значение для понимания хода событий 24 октября.

В воспоминаниях, изданных в 1933 году, Иван Гордиенко рассказывает: «Это письмо принесла и вручила Жене Егоровой, секретарю районного комитета партии Выборгского района, женщина, на квартире которой скрывался Ленин… Через два часа после получения этого письма собрались человек двенадцать ответственных партийных и советских работников…» (1134). Сохранились ли какие-либо решения данного собрания? Да, сохранились.

В «Петроградской правде» 5 ноября 1922 года опубликована заметка Б. Белова «Позиция Петроградского комитета накануне 25 октября», а в ней – резолюция, принятая 24-го на собрании «активных работников Петроградской организации»: «ПК считает необходимой задачей всех сил революции немедленное свержение правительства и передачу власти Советам рабочих и солдатских депутатов как в центре, так и на местах. Для выполнения этой задачи ПК считает необходимым перейти в наступление всей организованной силой революции, без малейшего промедления, не дожидаясь, пока активность контрреволюции не уменьшит шансы нашей победы».


Достаточно сопоставить этот текст с ленинским письмом, чтобы стало очевидным, что
резолюция являлась прямым ответом на обращение Владимира Ильича. Давление «снизу» стало фактом.

В том же № 251 «Петроградской правды» член ПК и ВРК Михаил Лашевич вспоминает о том, что «было собрано экстренное заседание Военно-революционного комитета, на котором присутствовало немного народу… Немедленно был дан приказ по всем районам не допустить разводки мостов».

Спустя два года, выступая на партийном собрании Выборгского района, Михаил Калинин сказал: «Вы помните, что в самый ответственный, исключительный момент, в октябрьские дни, когда встал вопрос: быть или не быть? – Владимир Ильич написал письмо в Петроградский комитет… Вы помните товарищи, когда читали это письмо на вашем собрании, то мы говорили, что момент выступления мы не упустим и все колеблющиеся элементы толкнём на революционный подвиг»
(1135).

Около 5 часов на Центральный телеграф явился комиссар ВРК Станислав Пестковский. Охрану здесь несли солдаты Кексгольмского полка. Они заверили, что будут подчиняться только ВРК. И без единого выстрела Пестковский взял телеграф под свой контроль. Через час комиссар ВРК Леонид Старк с 12 матросами установил контроль над Петроградским телеграфным агентством. Около семи член ЦК Владимир Милютин явился как комиссар ВРК с вооружённым отрядом в Особое присутствие по продовольствию и установил охрану продовольственных складов (1136).

Между тем Фофанова, вернувшись из райкома, сообщила Владимиру Ильичу, что Крупская связывалась с ЦК, но его просьба о переходе в Смольный – отвергнута: слишком опасно. Маргарита Васильевна попыталась соорудить обед, но Ленин воспротивился: «Бросьте всю эту готовку. Я уже сегодня ел – ставил чайник». Он снова пишет записку и вторично отправляет Фофанову к Крупской.

«Вскоре, – пишет Маргарита Васильевна, – я принесла от неё ответ, который его не удовлетворил». В ЦК опять ссылались на опасность и отсутствие охраны. Ругался Ленин нещадно: «Не знаю – всё, что они мне говорили – они всё время врали или заблуждались? Что они трусят? Тут они всё время говорили, что тот полк – наш, тот – наш… А спросите – есть ли у них 100 человек солдат… 50 человек? Мне не надо полк». Он опять написал записку Крупской и отдал Фофановой: «Идите, я вас буду ждать ровно до 11 часов. И если вы не придёте, я волен делать то, что хочу»
(1137).

Фофанова ушла, а вскоре появился Эйно Рахья. Ни в ПК, ни в райком он не заходил. Рассказал о положении в городе. Об угрозе разводки мостов. О том, что на улицах патрули и уже постреливают. «Мы напились чаю и закусили, – пишет Рахья. – Владимир Ильич ходил по комнате из угла в угол по диагонали и что- то думал».

Он был уверен, что и на сей раз Фофанова принесёт отказ и попросил Эйно пойти прямо в Смольный и добиться ответа от Сталина. Но Рахья объяснил, что при том, что творится в городе, на это уйдёт слишком много времени. Тогда Ленин сказал, что отсиживаться здесь больше не намерен и они пойдут в Смольный вдвоём. Как ни запугивал его Эйно опасностью такого путешествия, Владимир Ильич настоял на своём. И привыкший ко всему Рахья принялся за «маскировку»: «Ильич переменил одежду, перевязал зубы достаточно грязной повязкой, на голову напялил завалявшуюся кепку». Фофановой Ленин оставил записку: «Ушёл туда, куда вы не хотели, чтобы я уходил. До свидания. Ильич». И они пошли…
(1138).

От дома двинулись к Сампсониевскому. На пустом попутном трамвае доехали до угла Боткинской. Владимир Ильич не удержался и стал расспрашивать кондукторшу – что, мол, происходит… Та отрезала: «Ты что – с луны свалился?» Они ехали к центру от рабочей окраины. На улицах было довольно безлюдно. Лишь у магазинов стояли молчаливые очереди. «Какие-то таинственные личности шныряли вокруг хлебных и молочных хвостов и нашёптывали несчастным женщинам, дрожавшим под холодным дождем, что евреи припрятывают продовольствие и что, в то время как народ голодает, члены Совета живут в роскоши». Изредка проходили патрули юнкеров, рабочие отряды, да проносились грузовики, набитые солдатами.

Людно было на заводах и в казармах. «Помещения комитетов были завалены винтовками». Формировались группы и отряды Красной гвардии. Приходили и уходили связные из районных Советов и Смольного. А во всех солдатских казармах шли «безконечные и горячие споры».

Слова, взятые в кавычки, – из записей американского журналиста Джона Рида. Весь день он мотался по столице и увидел город как бы расколотым надвое. Потому что, в отличие от окраин, в центре во всю гуляла «чистая публика». «Словно волны прилива, двигались они вверх и вниз по Невскому». В переулки не сворачивали: «грабежи дошли до того, что в боковых улочках было опасно показываться…» Все театры и рестораны были открыты. «Игорные клубы лихорадочно работали от зари до зари; шампанское текло рекой, ставки доходили до двухсот тысяч рублей… В центре города бродили по улицам и заполняли кофейни публичные женщины в бриллиантах и драгоценных мехах… Под холодным, пронизывающим дождем, под серым тяжелым небом огромный взволнованный город нёсся всё быстрее и быстрее навстречу… Чему?..»
(1139).

Трамвай, на котором ехали Ленин и Рахья, сворачивал в парк и до Литейного моста дошли пешком. На этом конце моста стояли красногвардейцы, но с той стороны – юнкера, требовавшие пропусков из штаба округа. Вокруг них толпились рабочие, ругань стояла страшная и, воспользовавшись сумятицей, Ленин и Рахья «прошмыгнули через часовых на Литейный, потом свернули на Шпалерную».

Тут-то они и натолкнулись на патруль – двух конных юнкеров: «Стой! Пропуска!» У Эйно в карманах куртки лежали два револьвера. «Я разберусь с ним сам, а вы идите», – сказал он Ленину и, сунув руки в карманы, прикинувшись пьяным, ввязался в пререкания с патрульными. «Юнкера угрожали мне нагайками, – пишет Рахья, – и требовали, чтобы я следовал за ними. Я решительно отказывался. По всей вероятности, они в конце концов решили не связываться с нами, по их мнению, с бродягами. А по виду мы действительно представляли типичных бродяг. Юнкера отъехали»
(1140).

Именно в это время – нарочно не придумаешь! – совсем рядом, буквально в двух кварталах, у дома 6 по Финляндскому проспекту, где располагалась редакция «Рабочего пути», затормозили автомашины с юнкерами во главе с подполковником Г. В. Германовичем. В прежней «Истории гражданской войны в СССР» писали, что они прибыли для ареста Сталина. Но это не так. По агентурным сведениям штаба округа, именно в этом доме на 3-м этаже скрывался Ленин. И приказ был арестовать именно его. Однако, когда юнкера ворвались на 3-й этаж, оказалось, что там находится рабочий клуб «Свободный разум». А по соседству – районный штаб Красной гвардии. Вместе с рабочими красногвардейцы разоружили подполковника, юнкеров и отправили их в Петропавловскую крепость(1141).

Всего это Ленин и Рахья, естественно, не знали и вскоре добрались до Смольного. А тут новая напасть. Сменили пропуска. По старым никого не пускали и образовалась огромная орущая толпа. Тогда опытный по части уличных потасовок Рахья, вместе с другими стал раскачивать эту толпу «на прорыв». Охрана не выдержала натиска, расступилась и Эйно вместе с Лениным оказались внутри Смольного. Владимир Ильич попросил Рахью найти кого- либо из ЦК, а сам уселся в коридоре на подоконнике.

То, что было дальше – это уже не только история, но и «политика». Ибо после дискуссии 1924 года вопрос о том – с кем встретился Ленин, приобрел «политическое» значение. В первые годы после Октября полагали, что это был Троцкий. Но позднее – даже в воспоминаниях Рахьи, в дополнение к Троцкому стал фигурировать Сталин, а затем уже только Сталин, который «информировал Владимира Ильича о совершавшихся событиях»
(1142).

Если верить Троцкому, а говорил он в 1920 году на вечере воспоминаний в присутствии активных участников октябрьских событий в Питере, они с Лениным зашли в какую-то маленькую проходную комнату по соседству с актовым залом. И первый вопрос, который задал ему Владимир Ильич, – о переговорах ВРК со штабом округа. Газеты писали, что вот-вот «соглашение будет достигнуто» и, как заметил Троцкий, «Владимир Ильич, прочитав эти газеты, весьма яростно был настроен против нас».

«Неужели это правда? Идёте на компромисс? – спрашивал Ленин, всверливаясь глазами. Я отвечал, что мы пустили в газеты успокоительное сообщение нарочно, что это лишь военная хитрость… “Вот это хо-ро-шо-о-о, – нараспев, весело, с подъемом, проговорил

Ленин и стал шагать по комнате, возбуждённо потирая руки. – Это оч-чень хорошо!”
» (1143). Видимо, в этот момент и произошёл забавный эпизод, который позднее не раз эксплуатировался кинематографистами и художниками. В комнату неожиданно вошли Дан и Скобелев. Ленин и Троцкий сидели к ним спиной в конце длинного стола, а Дан вынул сверток с харчами, принесёнными из дома, и стал раскладывать их на другом конце.

Узнать Ленина было весьма затруднительно: «Он был обвязан платком, как от зубной боли, с огромными очками, в плохом картузишке, вид был довольно странный. Но Дан, у которого глаз опытный, намётанный, когда увидел нас, посмотрел с одной стороны, с другой стороны, толкнул локтем Скобелева, мигнул глазом и…» Он мигом сгрёб бутерброды и оба выскочили из комнаты. «Владимир Ильич, – пишет Троцкий, – тоже толкнул меня локтем: – “Узнали подлецы!”». А Рахья добавляет: «Этот случай привёл Владимира Ильича в весёлое настроение, и он от души хохотал
» (1144).

Перешли в другую комнату – 36 (или 31). Когда стали собираться члены большевистского ЦК, Ленин снял парик, повязку, кепку, очки. Скоро здесь стало тесновато. Стульев не хватило и Рахья подал пример: «Я уселся на полу у двери в уголочке, прижавшись подбородком к коленям». В такой позе обычно сидели в переполненных общих камерах. И так как большинство присутствовавших имело на сей счет опыт, проблему размещения решили быстро. Кто сел, прислонившись к стене, кто просто улегся на пол, ибо многие не спали вторые сутки (1145).

Между тем разговор продолжился. И о существе этой беседы в нашей литературе писали неохотно и невнятно. В 1920 году на вечере, посвященном 50-летию Ленина, в отличие от тех, кто пел дифирамбы юбиляру, Сталин говорил об умении Владимира Ильича публично признавать свои ошибки. Напомнив о разногласиях между ЦК и Лениным в сентябре-октябре 1917 года, Сталин сказал, что ЦК ставил тогда задачу «созвать съезд Советов, открыть восстание и объявить съезд Советов органом государственной власти…

И, несмотря на все требования Ильича, – продолжал Сталин, – мы не послушались его, пошли дальше по пути укрепления Советов и довели дело до съезда Советов 25 октября, до успешного восстания». А когда Ленин вышел из подполья и встретился в Смольном с членами ЦК, то «улыбаясь и хитро глядя на нас, он сказал: “Да, вы, пожалуй, были правы”… Товарищ Ленин не боялся признать свои ошибки»
(1146).

В том же 1920 году Троцкий по-иному осветил этот сюжет. Говоря о том, что в октябрьские дни действительно существовали «два оттенка в отношении восстания», он пишет, что питерцы – имея в виду прежде всего себя – «связывали судьбу этого восстания с ходом конфликта из-за вывода гарнизона. Владимир Ильич… связывал судьбу этого восстания не только с одним ходом конфликта в Питере. И это был не оттенок, а скорее подход к делу. Наша точка зрения была питерская, что вот-де Питер поведёт дело таким образом. А Ленин исходил из точки зрения восстания не только в Питере, а во всей стране» (1147).

И только придя в Смольный и убедившись, что выступление развивается успешно, «он стал молчаливее, подумал и сказал: “Что ж, можно и так…” Я, – пишет Троцкий, – понял, что он только в этот момент окончательно примирился с тем, что мы отказались от захвата власти путем конспиративного заговора (??! – В.Л.). Он до последнего часа опасался, что враг пойдет наперерез и застигнет нас врасплох. Только теперь… он успокоился и окончательно санкционировал тот путь, каким пошли события» (1148).

Нетрудно заметить, что оба мемуариста стремятся толковать произошедшее объяснение с Лениным не только по-своему, но и каждый в свою пользу. К вопросу о том, кто на самом деле оказался прав, мы еще вернёмся чуть ниже. Но тогда – в ночь на 25 октября – Владимир Ильич вполне мог сказать Сталину и другим цекистам, что правы они, а Троцкому: «можно и так…». Выяснять отношения не было времени. Куда важнее было оценить происходящее в данный момент. Тем более что сообщения о ходе событий, как отмечал Милютин, поступали непрерывно.

Информация была пёстрой и безтолковой. То, что писала «Новая жизнь» о планомерных действиях правительственных войск, скорее отражало намерения правительства, а не реальность. Ещё утром морское министерство приказало вывести «Аврору» от Франко-Русской верфи в море. Но, по настоянию ВРК, Центробалт отменил приказ и крейсер остался в Питере.

Приказ о разведении мостов, дабы воспрепятствовать продвижению к центру рабочих отрядов, полностью выполнен не был. Когда юнкера Михайловского училища попытались занять весь Литейный мост, рабочие и красногвардейцы – без всякого указания ВРК – тут же разоружили их и принудили вернуться в казармы. Солдаты, взявшие под контроль Гренадерский и Сампсониевский мосты, заявили, что будут подчиняться только ВРК. Корреспонденты «Новой жизни» были людьми сторонними. А стороннему наблюдателю трудно было разобраться в этот день, за кого выступают те или иные воинские команды и патрули – за правительство или против него.


Через два дня в ленинском «Декрете о мире» будет говориться о «революции 24–25 октября», то есть 24-е включалось в дни восстания. Но поначалу это было «странное» восстание. Как напишет 25-го в газете «День» известный журналист Давид Заславский, – «восстание без темперамента и страсти».

«Днём и вечером в Смольном, – писал Георгий Ломов, – чувствуется какая-то нерешительность: ни мы, ни Керенский не рискуем стать на путь окончательной схватки… Какая-то нерешительность чувствуется у нас в Центральном комитете… Настроение какое-то выжидательное, словно ещё должно что-то произойти, после чего и начнется настоящее восстание… что, пожалуй, надо немного “погодить”, как бы не “зарваться”»
(1149).

Складывалось ощущение, что противоборствующие стороны тянут время. Керенский ждал подкрепления с фронта. Члены ВРК ждали матросов из Кронштадта и Гельсингфорса и было у них – частью сознательное, частью неосознанное – желание дотянуть до Съезда Советов без, как им казалось, лишних осложнений. Выступление таким образом превращалось в процесс силового противостояния, в ходе которого одна сторона – правительство – всё более теряла почву под ногами, другая – наращивала мощь.

Однако Ленин прекрасно понимал, что процесс противостояния, при всех благоприятных для большевиков изменениях в соотношении сил, должен завершиться вполне определённым актом – свержением правительства. И оттягивать его было нельзя – об этом он писал во всех своих октябрьских статьях и письмах. Ибо в любой момент, с прибытием верных правительству войск, соотношение сил в столице могло измениться.


А может зря он опасался? Да нет – не зря. Керенский позднее писал: «Сейчас же после окончания заседания правительства [в 23 часа 24 октября. – В.Л.] ко мне явился командующий войсками вместе со своим начальником штаба. Они предложили мне организовать силами всех оставшихся верными Временному правительству войск, в том числе и казаков, экспедицию для захвата Смольного института – штаб-квартиры большевиков… Этот план получил сейчас же моё утверждение, и я настаивал на его немедленном осуществлении»
(1150). Так что прав был Ленин. Благодушие в этот момент могло обойтись дорого.

Насчёт отсутствия «темперамента и страсти» у руководителей восстания Заславский был конечно не прав. Грандиозность происходящего ощущалась всеми. «События, – писал Бубнов, – неслись молниеносно, были резко напряжены и переживались как могучий ход громадного революционного вала». Этот гигантский вал порождал множество конкретных задач, малых, но неотложных дел. Все были на месте, все при деле, все безумно заняты. И события захлёстывали, не давая возможности ухватить целое. Отчасти поэтому и сами руководители восстания, как заметил Станислав Пестковский, «по случаю переворота находились в состоянии “растрёпанных чувств”»
(1151).

С приходом Ленина в Смольный ситуация меняется. При том, что все были возбуждены и «чрезвычайно рассеянны, – записал тот же Пестковский, – Владимир Ильич сохранял чрезвычайное присутствие духа…» Сам факт, что все каналы информации – ЦК, ПК, ВРК – соединились теперь в одной точке, сложил пеструю мозаику событий в цельную картину. И это придало целенаправленность дальнейшим действиям повстанцев.

Алексу Рабиновичу удалось зафиксировать тот момент, когда в тактике ВРК произошел явный перелом. Сделать это ему позволили воспоминания комиссара ВРК в Павловском полку Освальда Дзениса. Около 9 вечера, по приказу ВРК, он с павловцами занял Троицкий мост и стал делать то, что до этого делали юнкера: выставил заставы, стал задерживать и проверять машины. Важных, по его мнению, чиновников, направлявшихся к Зимнему дворцу, Дзенис арестовывал и доставлял в Смольный.

Но вскоре оттуда ему позвонил Подвойский и устроил выволочку за преждевременные и несанкционированные действия. Он сказал, что до завтрашнего дня ВРК никаких наступательных и активных шагов предпринимать не будет. Однако, около 2 часов ночи Дзенис получил прямо противоположный приказ: установить самый жесткий контроль за движением и усилить патрулирование на своем участке
(1152).

Примерно в это же время сменили небоеспособную охрану и коменданта самого Смольного, эсера Грекова. Около 2 часов ночи матросы, красногвардейцы и солдаты захватили Главный почтамт. Тогда же заняли Петроградскую электростанцию. В 2 часа были взяты под полный контроль Николаевский и Балтийский вокзалы, куда могли прибыть «ударники» с фронта.

«Ночь была морозная, – вспоминал один из участников этих событий. – Северный ветер пронизывал до костей. На прилегающих к Николаевскому вокзалу улицах, поёживаясь от холода, стояли группы сапёров… Луна делала картину фантастической. Громады домов походили на средневековые замки, сапёров сопровождали тени великанов, при виде которых изумлённо осаживала коня статуя предпоследнего императора».

В 3 часа 30 минут, пройдя по Неве, «Аврора» отдала якорь у Николаевского моста. После того, как матросы навели прожектора на мост, юнкера бежали. А крейсер развернули так, чтобы пушки его смотрели прямо на Зимний дворец
(1153).

Именно в это время, в четвёртом часу утра, Керенский в сопровождении Коновалова прибыл в Генеральный штаб. Информация была неутешительной. Фактически все опорные пункты столицы находились в руках восставших. Генерал для поручений при Керенском Борис Антонович Левицкий телеграфировал в Ставку: «Весь город покрыт постами гарнизона, но выступлений на улицах никаких нет… В общем впечатление, как будто бы Временное правительство находится в столице враждебного государства, закончившего мобилизацию, но не начавшего активных действий» (1154).

Ленин понимал, что пора уже было переходить к этим «активным действиям», то есть доводить восстание до конца, до свержения правительства и создания новой власти. Однако большевистскому ЦК, которому предстояло решать эти задачи и форсировать выступление, так и не удавалось начать нормальное заседание.

Выше уже упоминалось о сценическом приеме, именуемом симультанным действием, когда на разных соседствующих площадках одновременно происходит театральный перформенс. Так вот – чуть ли не за стеной той комнаты, где собрались члены ЦК, с половины первого ночи, в большом зале под председательством Гоца шло экстренное объединённое заседание ЦИК Советов и Исполкома Совета крестьянских депутатов.

Ухо надо было держать востро. Ибо туда же пригласили всех съехавшихся к этому моменту делегатов II съезда Советов. Перед ними выступали Дан, Мартов, эсеры Гендельман, Колегаев. И членам большевистского ЦК приходилось то и дело уходить на это заседание, чтобы ответить тому же Дану, исполнявшему обязанности председателя ЦИК вместо уехавшего 5 октября в Грузию Николая Чхеидзе.

Ситуация складывалась достаточно сложная. В результате бойкота съезда Исполкомом Совета крестьянских депутатов многие местные чисто крестьянские Советы своих представителей на Съезд не послали. По предварительным данным из 670 зарегистрировавшихся делегатов лишь 300 определились как большевики.

193 считали себя эсерами (правыми, левыми и центра). 68 – меньшевиками и 14 – меньшевиками-интернационалистами. 95 принадлежали к беспартийным, различным национальным и мелким партийным группкам.

То есть, при сохранении целостности эсеровской и меньшевистской фракций, 300-м большевикам мог противостоять эсеро-меньшевистский блок из 275 делегатов, а 95 «нефракционных» открывали широкий простор для различного рода комбинаций, интриг и сугубо личных сговоров. Именно это имел в виду Ленин, ежедневно следивший за ходом регистрации, когда написал 24-го о ненадёжности «колеблющегося голосования»
(1155).

Между тем изначально, с момента постановки вопроса о восстании, Владимир Ильич предполагал, что большевики будут идти к власти вместе с левыми эсерами. Ибо «блок с левыми эсерами», – писал Ленин в сентябре Смилге, только он «один может нам дать прочную власть в России», опирающуюся на большинство народа (1156).

Этот блок уже стал складываться не только в Питере, но и в ряде регионов. 6 октября, во время переговоров Троцкого и Каменева с Натансоном и Григорием Шрейдером об уходе из Предпарламента, левоэсеровские лидеры заявили, что, хотя в Предпарламенте они пока останутся, но твёрдо обещают «полную поддержку большевикам в случае революционного выступления вне его» (1157).

[b]В решающие октябрьские дни в ВРК они действительно работали бок о бок с большевиками. Буквально накануне восстания, анализируя крестьянский «Наказ», Ленин с удовлетворением отметил: «Вот и соглашение с левыми эсерами готово». И, как отмечалось выше, утром 24-го, когда выступление уже начиналось, ЦК поручил Каменеву и Берзину переговоры с левыми эсерами о дальнейших действиях. Спустя несколько дней Ленин прямо укажет: «Мы хотели советского коалиционного правительства» (1158).

Однако именно в этот момент лидеры левых эсеров не пошли на раскол с правыми эсерами и руководством ЦИК и ИКСКД. Стремительный рост их влияния в крестьянской среде вселял амбициозные надежды на то, что из меньшинства они смогут превратиться в большинство самой многочисленной российской партии. «Несмотря на огромную напряженность “внутренних отношений”, – писал левый эсер Сергей Мстиславский, – партия официально была еще единой: фракция Съезда была одна. И поскольку “на местах” настроение партийных масс было несомненно левее застывших в февральских настроениях верхов, у нас была смутная надежда вырвать фракцию, а стало быть и партию целиком из рук Центрального Комитета…» (1159).

Но рассчитывая переиграть правых на столь привычной для них арене совещаний, вынужденные ради этого идти на уступки, левые явно недооценили противника. Надо отдать должное Фёдору Дану. На этом ночном экстренном заседании он не стал отрицать правомочности перехода власти к Советам. Он лишь пугал. Пугал черносотенной опасностью…

«Никогда контрреволюция, – говорил Дан, – не была ещё так сильна… На фабриках, заводах и в казармах гораздо более значительным успехом пользуется черносотенная печать – газеты “Новая Русь” и “Живое Слово”…» А посему, «для всякого мыслящего политически здраво – ясно, что вооружённые столкновения на улицах Петрограда означают… торжество контрреволюции, которая сметёт в недалеком будущем не только большевиков, но все социалистические партии».

Либер, как обычно, поддержал Дана: «Советы власти не удержат, она перейдёт к неорганизованным массам». Начнётся анархия и погромы. Напомнив, как в июльские дни на улице избили меньшевика Моносзона (С. М. Шварца), он заключил: «Кто бы ни производил насилие, хулиганы или большевики, самый этот факт говорит против движения, которое принимает такие формы».

Масло в огонь подлил эсер Михаил Гендельман. Он рассказал, как, приехав в Петропавловскую крепость на митинг, услышал в свой адрес: «“А, Гендельман, значит жид и правый!” Там же слово “сволочь” было самым распространенным синонимом слова “интеллигент”». Но большевиков Моисея Володарского, Моисея Урицкого, Льва Троцкого те же солдаты встречали с восторгом. Их буквально носили на руках. И Гендельман предостерегал: те, кто сегодня «поднимают “рабочего” Троцкого на щит, [завтра] растопчут интеллигента Бронштейна»
(
1160).

В обращении к населению 24 октября ВРК предупредил: «Гарнизон Петрограда не допустит никаких насилий и безчинств… Преступники будут стёрты с лица земли». И Троцкий пишет, что, придя в Смольный, Владимир Ильич сразу заметил этот плакат ВРК, «угрожавший громилам, если бы они попытались воспользоваться моментом переворота, истреблением на месте. В первый момент Ленин как бы задумался… Но затем сказал: “Пр-рравильно”» (1161).
То есть и в данном случае, осознавая реальную угрозу, большевики предпочитали «ужастикам» – решительное противодействие опасности. Поэтому запугивание погромами они восприняли как попытку отвлечь делегатов съезда Советов от главного.

Явившись на это заседание из комнаты, где собрались члены большевистского ЦК, Троцкий заявил: «Если вы не дрогнете, то гражданской войны не будет, так как наши враги капитулируют… Если Всероссийский съезд Советов не хочет обезкуражить массы, желающие революционной власти и революционных методов борьбы, то все члены Съезда должны идти со штабом Революции, а не со штабом её врагов»
(1162).

А такой «штаб» – помимо правительственного – уже стали создавать. В упоминавшейся выше резолюции Совета Республики, принятой 24 октября после отъезда Керенского, предлагалось создать Комитет Общественного Спасения для оказания помощи правительству. В проекте кадетов, кооператоров и плехановцев говорилось прямо, что Предпарламент «окажет полную поддержку» правительству и требует от него «самых решительных мер» для подавления большевистского мятежа.

Однако принятая тогда резолюция народных социалистов, правых и левых меньшевиков и эсеров звучала несколько мягче.
Комитет Общественного Спасения создавался «для борьбы с активным проявлением анархии и погромного движения» и должен был действовать «в контакте с Временным Правительством». Выступая в Смольном на экстренном совещании ЦИК и ИКСКД в ночь на 25 октября, Дан умолчал о том, что извещение о создании Комитета Общественного Спасения уже разослано им от имени ЦИК до начала данного собрания с делегатами съезда
(1163).

Теперь предстояло хоть как-то легитимизировать это решение. Но самого Дана слушали плохо. Его выступление то и дело перебивали репликами. Особенно после того, как он стал протестовать против «травли правительства», ибо «управлять в настоящий момент нашим государством – каторжная задача и никакая власть, ни Керенского, ни Советов – вполне справиться с этой задачей не сможет».

Он опять призывал ждать! Ибо Предпарламент уже, мол, потребовал от правительства немедленного решения вопросов о земле и мире. О том, что Керенский выставил их с этими «требованиями» за дверь, Дан, естественно опять-таки умолчал. Впрочем, на ходатайства перед этим правительством делегаты уже не надеялись. «Поздно!» – крикнули Дану из зала. А когда он заявил, что «штыки враждующих сторон скрестятся между собой только через труп ЦИК», выкрик из зала был уж совсем оскорбительный: «А ЦИК давно уже стал трупом!»
(1164).

В этой ситуации проект резолюции поручили зачитать Мартову, к голосу которого прислушивались более внимательно. Он сразу заявил, что «среди членов ЦИК нет ни одного, который отрицал бы право пролетариата на выступление… И, хотя меньшевики-интернационалисты не противятся переходу власти в руки демократии, но они высказываются решительно против тех методов, которыми большевики стремятся к этой власти».

В зачитанной им резолюции говорилось, что выступление используют «притаившиеся банды хулиганов и погромщиков», что контрреволюция уже «мобилизовала свои силы», что армии грозит голод, а Питеру – немцы. В этой связи и конструировался – но не Комитет Общественного Спасения, как предложил Совет Республики, а Комитет Общественной Безопасности. О его «контакте с Временным правительством» не упоминалось.

Иными словами, проект фактически повторял основные пункты резолюции Предпарламента 24 октября. И Володарский заявил, что принимать её на данном совещании перед самым открытием съезда Советов – неправомочно и нецелесообразно. Большевики покинули зал и резолюцию утверждали уже без них. После этого эсеры и меньшевики разошлись на свои фракционные собрания
(1165).

Шёл уже четвёртый час ночи. Надо было определяться. Поведение левых эсеров на прошедшем ночном совещании показало, что их попытки «переиграть» правых – малопродуктивны. Опыт 1917 года говорил о том, что в создавшейся ситуации существует один выход. Необходимо увлечь колеблющихся своим примером, решительностью, довести борьбу до победы, ибо «только наша победа в восстании, – писал Ленин, – положит конец измучившим народ колебаниям, этой самой мучительной вещи на свете» (1166).

Тот факт, что столичный пролетариат и гарнизон за большевиков – никто не оспаривал. Но это не означало, что правительство и Ставка не могут собрать из «меньшинства» боеспособный кулак тех же фронтовых ударных частей и обрушить его на Петроград. И если «сегодня вечером, сегодня ночью» наша победа обезпечена, считал Ленин, то завтра «можно потерять всё!!» Тогда уже речь будет идти не о соблюдении демократических процедур и даже не о съезде Советов. «Цена взятия власти тотчас: защита народа (не съезда, а народа, армии и крестьян в первую голову) от корниловского правительства…» Так ставил вопрос Владимир Ильич (1167).

И в той же комнате, куда с полуночи приходили, расходились и вновь собирались цекисты, Ленин открыл заседание ЦК большевиков. Его наиболее полный анализ был дан Евгением Алексеевичем Луцким. Он считает, что «состав участников менялся: в зависимости от разных обстоятельств, связанных с вооружённым восстанием, некоторые члены ЦК уходили с заседания, другие приходили». Протокол не вёлся
(1168).

«Центральный Комитет партии (большевиков), – вспоминал Милютин в 1924 году, – заседал в маленькой комнатке № 36 на первом этаже Смольного. Посреди комнаты – стол, вокруг – несколько стульев, на пол сброшено чьё-то пальто… В углу прямо на полу лежит товарищ Берзин… ему нездоровится. В комнате исключительно члены ЦК, т. е. Ленин, Троцкий, Сталин, Смилга, Каменев, Зиновьев и я… Время от времени стук в дверь: поступают сообщения о ходе событий» (1169).

Милютин запамятовал: на заседании присутствовали и представители ПК. Ольга Равич в 1927 году вспоминала: заседание «было в Смольном, на первом этаже, в комнате, носившей № 31 (или 36). За небольшим столом сидело несколько человек: Владимир Ильич, Луначарский и ещё кто-то. Остальные: Троцкий, несколько членов ПК стояли или сидели на полу, так как стульев на всех не хватало» (1170).

Важнейшим источником, освещающим ход данного заседания, являются обширные анкеты Истпарта, заполненные участниками Октябрьской революции в 1927 году. Лишь в 1957 году значительная часть этих анкет была опубликована Р. А. Лавровым, В.Т.
Логиновым, В. Н. Степановым и З. Н. Тихоновой в сборнике от «От Февраля к Октябрю», а затем в журналах «Исторический архив», «Новый мир» и др. Однако другие анкеты – по действовавшим тогда цензурным условиям напечатать не удалось. Е. А. Луцкий знал их содержание, но по тем же причинам использовать не мог (1171).

Заседание начали с информации о ходе событий. Доклад сделал Иоффе, который после решения ЦК 21 октября вошёл в руководящее ядро ВРК. Он доложил о том, какие мосты заняты, какие вокзалы блокированы, какие части гарнизона и отряды Красной Гвардии подтягиваются к Зимнему дворцу, что в ближайшие часы отправятся корабли с десантом из Кронштадта, а из Гельсингфорса в 3 часа вышел в Питер эшелон с матросами…

Но выяснилось и другое: до сих пор не занят Варшавский вокзал, куда могут из Пскова доставить корниловские части с Северного фронта. Не занят Государственный банк. Не взяты под контроль телеграф, Центральная телефонная станция, и Керенский поддерживает постоянную связь со Ставкой…

И всё-таки общий настрой был оптимистичным. «…Вопрос ещё не решен – на нашей ли стороне победа или нет, – писал Милютин, – но соотношение сил вполне определилось – перевес на нашей стороне». Ломов еще более категоричен: «положение совершенно определилось: фактически власть находилась в наших руках».

И даже мрачно настроенный Каменев изрёк: «Ну, что же, если сделали глупость и взяли власть, то надо составлять министерство». Иоффе пишет, что реплика эта запомнилась «потому, что после суматохи этой ночи мне лично, я думаю, и многим другим, только после этих слов стало вполне ясно, что власть-то мы ведь действительно взяли»
(1172).

Милютин пишет, что, когда он тоже поддержал предложение о формировании правительства, оно «некоторым показалось настолько преждевременным, что они отнеслись к нему как к шутке». Кто-то даже заметил, что мы «едва продержимся две недели». Ленин ответил: «Ничего, когда пройдет два года и мы всё ещё будем у власти, вы будете говорить, что [вряд ли] ещё два года продержимся»(1173).

По настоянию Владимира Ильича Милютин «взял карандаш, клочок бумаги и сел за стол». О характере нового правительства споров не возникало. Это должно быть, полагал Ленин, – «Рабоче-крестьянское правительство». И, как вспоминал Иоффе, Владимир Ильич высказал пожелание, чтобы в его состав по возможности «были назначены рабочие, а интеллигенты при них замами». В разговор втягиваются присутствующие члены ЦК и ПК и «в конце концов, – пишет Милютин, – все приняли участие… Возник вопрос, как назвать новое правительство и его членов». Ленин рассуждает вслух: «Только не министрами: гнусное, истрёпанное название». Все соглашаются. «Название членов правительства “министрами”, – замечает Милютин, – отдавало бюрократической затхлостью. И вот тут Троцкий нашел то слово, на котором все сразу сошлись».

«Можно бы, – предлагает он, – комиссарами, но только теперь слишком много комиссаров. Может быть верховные комиссары?… Нет, “верховные” звучит плохо. Нельзя ли “народные”? – “Народные комиссары”? Что ж, это, пожалуй, подойдет – соглашается Ленин. – А правительство в целом?» Каменев подхватывает, – «А правительство назвать Советом Народных Комиссаров». Владимир Ильич пробует на слух: «Совет Народных Комиссаров?… Это превосходно: ужасно пахнет революцией!..». Вспомнил он, как отметила Ольга Равич, и комиссаров Парижской Коммуны. И «мною, – рассказывает Милютин, – было записано – Совет Народных Комиссаров…»
(1174).

Е. А. Луцкий полагает, что видимо тогда же решили все узаконения будущего правительства называть, как и акты Парижской Коммуны, – «Декретами». Это тоже пахло революцией. «А затем, – вспоминал Милютин, – приступили к поименному списку» (1175).

Начало оказалось для всех неожиданным. «…На заседании Центрального Комитета партии, – пишет Троцкий, – Ленин предложил назначить меня председателем Совета Народных Комиссаров. Я привскочил с места с протестами – до такой степени это предложение показалось мне неожиданным и неуместным. “Почему же? – настаивал Ленин. – Вы стояли во главе Петроградского Совета, который взял власть”».

Вот, как нынче говорят, «хороший вопрос» для «лениноедов», которые извели уйму чернил, рассказывая, как Ленин всю жизнь рвался к власти. Но факт этот – загадка лишь для тех, кто не может вырваться за рамки пошлости.
Владимир Ильич был напрочь лишен «личного тщеславия». Это засвидетельствовал никто иной, как Мартов. Для Ленина проблема власти была не целью, а средством осуществления воли народа, а вопрос о «премьерстве» – лишь вопросом политической целесообразности
(1176).

«Я, – пишет Троцкий, – предложил отвергнуть предложение без прений. Так и сделали». Все сошлись на том, что пост главы правительства должен занять сам Ленин. Пришлось его убеждать, ибо, как свидетельствует Иоффе, «Владимир Ильич сначала категорически отказывался быть председателем СНК и только в виду настояний всего ЦК согласился» (1177).

Но тут же он предложил, чтобы Троцкий «стал во главе внутренних дел: борьба с контрреволюцией сейчас главная задача. Я, – пишет Троцкий, – возражал и, в числе других доводов, выдвинул национальный момент: стоит ли, мол, давать в руки врагам такое дополнительное оружие, как мое еврейство? Ленин был почти возмущен: “у нас великая международная революция, – какое значение могут иметь такие пустяки?” – На эту тему возникло у нас полушутливое препирательство. – “Революция-то великая, – отвечал я, – но и дураков осталось еще не мало”. – “Да разве ж мы по дуракам равняемся?” – “Равняться не равняемся, а маленькую скидку на глупость иной раз приходится делать: к чему нам на первых же порах лишнее осложнение?.”» Спор закончился тем, что Свердлов предложил назначить Троцкого комиссаром по иностранным делам, с чем все и согласились (1178).

А комиссаром по внутренним делам наметили Алексея Ивановича Рыкова, учившегося когда-то на юридическом факультете Казанского университета. Выглядел он в этот момент достаточно решительно. После июльских дней, когда в Москве его избили черносотенцы, Алексей Иванович ходил с револьвером. И в начале заседания ЦК он – под всеобщий смех и шутки «вынул из кармана большой наган и положил его перед собой, а на мой вопрос, – рассказывает Иоффе, – зачем он его с собой таскает, мрачно ответил: “чтобы перед смертью хоть пяток этих мерзавцев пристрелить”».

«Когда выяснилось, – продолжает Иоффе, – что у меня вообще никакого револьвера нет, Владимир Ильич тоже шутил, что надо, чтобы ЦК мне вскладчину купил револьвер. И т. Стасова тут же подарила мне маленький дамский браунинг, о котором кто-то (не помню, сам ли Владимир Ильич) заметил, что он как раз годится, ибо им только блох убивать можно» (1179).

Георгий Ломов, присутствовавший в начале этого заседания, вспоминал: «Наше положение было трудным до чрезвычайности. Среди нас было много преданнейших революционеров, исколесивших Россию по всем направлениям, в кандалах прошедших от Петербурга, Варшавы, Москвы весь крёстный путь до Якутии и Верхоянска… Каждый из нас мог перечислить чуть ли не все тюрьмы в России с подробным описанием режима… Мы знали, где бьют, как бьют, где и как сажают в карцер, но мы не умели управлять государством и не были знакомы ни с банковской техникой, ни с работой министерств… Желающих попасть в наркомы было немного. Не потому чтоб дрожали за свои шкуры, а потому что боялись не справиться с работой… Все народные комиссары стремились всячески отбояриться от назначения, стараясь найти других товарищей, которые могли бы с большим успехом, по их мнению, занять пост народного комиссара».

Именно так случилось с самим Ломовым. Он покинул заседание, ибо ЦК срочно отправил его в Москву. А поскольку Георгий Ипполитович в свое время успешно окончил юридический факультет Петербургского университета, то, «пользуясь моим отсутствием, – пишет Ломов, – т. Рыков, на которого начали взваливать, помимо звания народного комиссара внутренних дел еще и Комиссариат юстиции, предложил в народные комиссары юстиции меня. И так как я был далеко, а народного комиссара юстиции так-таки и не было, то в состав первого Совнаркома ввели и меня»
(1180).

Относительно комиссара просвещения сомнений не было: Луначарский. Он, кстати, был одним из тех «немногих», кто внутренне уже был готов принять этот пост. Разговоры о том, что в «социалистическом правительстве» он будет министром просвещения, шли ещё в августе. А когда в сентябре он стал заместителем городского головы Петрограда по данным вопросам, Анатолий Васильевич расценил это именно как «министерское» назначение. Вот и теперь он воспринял предложение с некоторым пафосом: «Это совершалось в какой-то комнатушке Смольного, где стулья были забросаны пальто и шапками и где все теснились вокруг плохо освещённого стола. Мы выбирали руководителей обновлённой России» (1181).

Речь зашла о кандидатуре комиссара по продовольствию. Поскольку левые эсеры согласия на вхождение в правительство так и не дали, предложили Ивана Теодоровича. В свое время он успешно закончил естественный факультет Московского университета. Был автором многих статей по вопросам аграрной политики. Продовольственное положение в стране иначе как критическим назвать было нельзя. И Ленин грустно пошутил: «Ну, надо кого-нибудь похуже, а то его всё равно через неделю в Мойке утопят» (1182).

Еще более сложным в «обновлённой России» должен был стать пост комиссара земледелия. Конечно, после Чернова и Маслова хорошо было бы назначить «крестьянским министром» левого эсера. Того же Андрея Лукича Колегаева. Но по уже указанной причине, выбор пал на Владимира Павловича Милютина. Сам он был из семьи сельского учителя Курской губернии. Учился в Петербургском университете. Работал земским статистиком. Являлся автором статей и брошюр по земельному и финансово-экономическому развитию России. На VI съезде партии выступал с докладом «Об экономическом положении».

Соглашаясь занять пост комиссара земледелия, Владимир Павлович тут же предложил вариант проекта декрета о земле, разработанный им вместе с Михаилом Лариным. Текст этого проекта до сих пор не найден. Но тогда, ознакомившись с ним, Ленин сразу понял, что при всей «ортодоксальности» документа, он никак не выходит за рамки вопросов, обсуждавшихся ещё на Апрельской конференции РСДРП.

Между тем, как раз 24 октября «Рабочий путь» опубликовал статью Владимира Ильича «Новый обман крестьян партией эсеров», которая ставила вопрос о земле совсем по-иному. Его главная мысль была проста: нельзя навязывать крестьянам рецепты, якобы вытекающие из «доктрины». Способы решения аграрной проблемы может дать лишь само крестьянское движение. И не надо бояться «неортодоксальности» решений. Ибо «история, ускоренная войной, так далеко шагнула вперёд, что старые формулы заполнились новым содержанием»
(1183).

В 1917 году появился документ, который без лишних идеологических наслоений сформулировал чаяния деревни. Речь идет об упоминавшемся «Примерном наказе», составленном из крестьянских наказов. Уже тогда Ленин написал, что именно этот документ должен быть положен в основу аграрных преобразований в России. А то обстоятельство, что в ряде пунктов «Наказ» не совпадал с прежней большевистской программой, не может и не должно мешать этому. «Мы не доктринеры, – написал тогда Ленин. – Наше учение не догма, а руководство к деятельности» (1184).

На заседании большевистского ЦК, после критики Ленина, проект декрета о земле Милютина и Ларина отклонили. Сам Владимир Павлович в воспоминаниях подтвердил это в более мягкой форме: «Мы были лишены возможности долгого обсуждения», а посему «окончательную формулировку и написание проекта декрета о земле» поручили Ильичу (1185).

Наталья Ивановна Седова – жена Троцкого – записала в своём дневнике: «Я зашла в комнату Смольного, где увидела Владимира Ильича, Льва Давидовича, кажется Дзержинского, Иоффе и ещё много народу. Цвет лица у всех был серо-зеленый, безсонный, глаза воспалённые, воротнички грязные, в комнате было накурено… Мне казалось, что распоряжения даются, как во сне». И Наталья Ивановна вдруг подумала, что, если они не выспятся и не поменяют воротнички – все рухнет (1186).

Но это взгляд со стороны. Сами члены ЦК ощущали себя совсем по-иному. «Все несколько утомлены безсонными ночами, – писал тот же Милютин, – но напряжение нервов, важность совершающегося – все это делает незаметным утомлённость, наоборот, весёлые разговоры прерываются разными шутливыми замечаниями» (1187).

О том, чтобы в этой круговерти поменять воротнички, не могло быть и речи. А вот часок-другой передохнуть – можно было попробовать. Разбрелись кто-куда. Ленин, Троцкий и Сокольников устроились, как пишет Григорий Яковлевич, «в одной из комнат Смольного – видимо, занятой издательством ЦИК. В ней не было никакой мебели. Навалены были кипы газет. Ночевало нас трое. Мы улеглись на газетных кипах, укрылись газетными листами и так продремали несколько часов». Троцкий добавляет, что потом две подушки и одеяла всё-таки принесли.

Троцкий пишет о Ленине: «На уставшем лице бодрствуют ленинские глаза. Он смотрит на меня дружественно, мягко, с угловатой застенчивостью… – “Знаете, – говорит он нерешительно, – сразу после преследований и подполья к власти…” – он ищет выражения, – “es schwindelt [кружится голова]”, – переходит он неожиданно на немецкий язык и показывает рукой вокруг головы. Мы смотрим друг на друга и чуть смеёмся. Все это длится не более минуты-двух. Затем простой переход к очередным делам»
(1188).

Так что поспать Ленину так и не удалось. Он поднялся на 3 этаж, где размещался Военно-революционный комитет. Те указания, которые были даны ночью на заседании ЦК, успешно реализовывались. В пять утра заняли телеграф. Около шести моряки Гвардейского флотского экипажа захватили Государственный банк. В седьмом часу под руководством Лашевича и Калягина красногвардейцы Выборгского района и солдаты Кексгольмского полка разоружили юнкеров на Центральной телефонной станции и отключили связь с Зимним дворцом и штабом округа. К семи часам, прямо под окнами Керенского, моряки отбросили юнкеров, охранявших Дворцовый мост. В восемь был занят Варшавский вокзал
(1189).

Наивно звучат утверждения, что власть, мол, «валялась на дороге и только большевики догадались подобрать её». Власть не валялась на дороге подобно дамской шляпке, которую сдуло ветром. Охотников до власти было множество. Но её надо было не подбирать, а завоёвывать. Шаг за шагом. Ибо Временное правительство собиралось удерживать её до конца, не считаясь ни с чем. Буквально накануне, в беседе с английским послом Бьюкененом, Керенский, говоря о большевиках, «не раз восклицал: “Я желаю только того, чтобы они вышли на улицу. И тогда я их раздавлю”»(1190). Он всё ещё надеялся, что ударные части всё-таки прибудут с фронта.

Основания для таких надежд были. Под утро начальник штаба главковерха генерал Николай Николаевич Духонин, ещё до отключения связи с Зимним, сообщил из Ставки генералу Левицкому, что приказ об отправке в Петроград 44-ой пехотной дивизии с двумя батареями, 5-й Кавказской казачьей дивизии с артиллерией, 43-го Донского казачьего полка, 13го и 15-го Донских полков с артиллерией, 3-го и 6-го самокатных батальонов уже отдан
(1191).

К казакам, расквартированным в самой столице, на рассвете обратился сам Керенский: «Во имя свободы, чести и славы родной земли Верховный главнокомандующий приказал 1,4, 14-му казачьим полкам выступить на помощь ЦИК Советов, революционной демократии и Временному правительству для спасения гибнущей России». Казаки запросили поддержки пехоты и заявили, что через 15–20 минут «начнут седлать лошадей» (1192).

В самом Зимнем дворце в это время находилось около 3 тысяч офицеров, казаков, юнкеров и ударниц женского «батальона смерти» (1193). Американскому журналисту Джону Риду удалось пробраться во дворец. «В подъезде дворца, – рассказывает он, – от нас вежливо приняли пальто и шляпы всё те же старые швейцары в синих ливреях с медными пуговицами и красными воротниками с золотым позументом. Мы поднялись по лестнице. В темном, мрачном коридоре, где уже не было гобеленов, безцельно слонялись несколько старых служителей…

К нам подошёл старик-швейцар: “Нельзя, барин, туда нельзя!” – “Почему, дверь заперта?” – “Чтоб солдаты не ушли”, – ответил он… Мы открыли дверь… По обеим сторонам на паркетном полу были разостланы грубые и грязные тюфяки и одеяла, на которых кое-где валялись солдаты. Повсюду груды окурков, куски хлеба, разбросанная одежда и пустые бутылки из-под дорогих французских вин… Душная атмосфера табачного дыма и грязного человеческого тела спирала дыхание… На меня вдруг пахнуло слева запахом спирта и чей-то голос заговорил на плохом, но беглом французском языке: “…Американцы? Очень рад! Штабс-капитан Владимир Арцыбашев. Весь к вашим услугам… Мне бы очень хотелось уехать из России. Я решил поступить в американскую армию… Не будете ли вы добры помочь мне в этом деле у вашего консула»
”» (1194).

Поскольку «гарнизон» Зимнего, располагавший броневиками и орудиями, был достаточно велик, а бездействие лишь разлагало его, решено было до прихода фронтовых частей активизировать оборону. Отряд офицеров-ударников из 32 человек направили развести Николаевский мост. Однако, увидев, что его охраняют около 200 матросов и рабочих, ударники поспешно ретировались. То же самое случилось с полуротой женского батальона, отправленной для разведения Троицкого моста. Прибыв на место и узрев направленные на них пулемёты Петропавловской крепости, ударницы убрались восвояси. Столь же безуспешной оказалась и попытка юнкеров, предпринятая около 8 часов утра, отбить телеграф
(1195).

Получив доклад командующего округом Полковникова о том, что положение «критическое» и в «распоряжении правительства нет никаких войск», Керенский решает выехать из Петрограда навстречу якобы идущим на помощь фронтовым частям. В 9 часов утра 25 октября он назначает временным главой Временного правительства Александра Ивановича Коновалова и приказывает изыскать для своей поездки в Псков автомобиль (1196).
40
Уважаемые товарищи! Считаю своим долгом заявить, что большинство видеоклипов на мои песни созданы администратором сайта "За Родину со Сталиным! (17 марта)" ЛЮДМИЛОЙ ЗАВЕРНЯЕВОЙ, и я приношу свои извинения ей, если где - то при распространении того или иного клипа не указал на её авторство. Сам я клипов делать не умею и наверное уже никогда не научусь. Последний клип Людмилы Заверняевой с моей авторской песней "Сталинский полк" был опубликован в газете "Советская Россия" 8 мая этого года, где тоже по моей оплошности не было указаны имя и фамилия автора клипа, однако 11 мая в личном разговоре с главным редактором газеты я рассказал ему о Людмиле , как о об авторе этого и многих других хороших клипов на мои песни Советской тематики. И другие известные люди, размещающие клипы на своих сайтах, тоже об этом знают. Большое СПАСИБО Людмиле Заверняевой за помощь и огромную патриотическую работу! С прошлого года более десяти клипов на мои песни сделал также Михаил Потапов. СПАСИБО ему тоже. Товарищи, прошу всех вас понять, что меня уже мало интересует личная слава, но хотелось бы, чтобы моё творчество и после меня ещё поработало на благо наших потомков и на пользу нашей несчастной Родины. От подавляющего большинства напросившихся к нам так называемых "друзей" на ресурсах ВКонтакте и фейсбук в смысле поддержки и помощи толку "как от козла молока". Настоящих подвижников, которые действительно что - то делают здесь можно перечислить по пальцам: Людмила Заверняева относится к этим Людям.
 Русский бард Александр Харчиков.
Страницы: « 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 »