Последние сообщения

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
1




Много гомофобской свинцовой мерзости нам в ленту....

 niro_moskva
Особенно вставило где это сказано было... И запечатлено...
В самом "Эхi Газпрома" !
Святилище Содомского Жопотраха !

Ну нетЪ ! ТакЪ не победимЪ !

2
Навстречу Съезду

ПРОЕКТ

СССР в период перехода
    из состояния де-юре
                    в состояние де-факто


Постановление
Съезда граждан СССР пятого созыва

Москва, Измайлово, 9 июня 2019г.

 
Советские граждане, собравшиеся на Съезд граждан СССР пятого созыва,

НАПОМИНАЮТ  И  ПРЕДУПРЕЖДАЮТ,
          что документы нашего Съезда не могут рассматриваться по отдельности один от другого, но составляют целостную идеологическую конструкцию, последовательные части которой вытекают одна из другой, одна другую конкретизируют и резюмируют.

Наше перовое Постановление[1] посвящено проблеме полного и исторически безотлагательного идейного перевооружения всех сопротивленческих сил в стране на основе идеологии современного советского патриотизма.

Спрашивается, что из этого должно получиться на практике?

Из этого должен получиться политически дееспособный единый фронт Советской национально-освободительной борьбы против империалистической оккупации СССР, за возрождение СССР как  мировой сверхдержавы, как высокоразвитого социалистического государства, на базе (пока что) Конституции 1977 года, и за дальнейшее его продвижение по пути коммунистического строительства.

Сегодня проблемы этого толка буквально витают в воздухе, как предгрозовое электричество, и наш главный оппонент в их разрешении – это официальный, если можно так выразиться, псевдокоммунизм КПРФ, органически встроившийся в систему оккупационного режима. Собственно, этим и обусловлена первоочередная необходимость "выяснения отношений" именно с ним.

"Системный коммунизм" пишется нами с приставкой "псевдо" потому, что он отравляет сознание масс в корне ложной, коллаборационистской трактовкой империалистической оккупации как якобы "реставрации капитализма" и возникновения в России "нового буржуазного государства", "новой легитимной власти".

Тогда как в действительности никакого "капитализма" на территории РСФСР все 28 лет оккупации не было и не могло быть, поскольку отсутствовал определяющий атрибут капитализма: как раз вот то самое "буржуазное государство". Роль которого,– как с превеликим конфузом обнаружилось,– исполняла торговая компания под биркой "Российская Федерация", зарегистрированная, как таковая, в международном реестре UPIK.

Соответственно разнятся и концепции преодоления переживаемой нами национальной катастрофы: Съезд граждан СССР говорит о Советской национально-освободительной борьбе (или даже войне) против порабощения страны глобалистским империализмом, "зюгановцы" же ратуют за новые и новые "выборы" в несуществующей на сей день эрефии, которую сами же её глобалистские хозяева объявили упразднённой ещё с января 2018 года.

 

И тем не менее, упразднением коммерческой фирмы под названием "Российская Федерация",– или, что то же самое,– псевдогосударства РФ,– обольщаться не следует.

Штабные структуры транснационального капитала – такие, как Международный валютный фонд и ему подобные,– всё ещё цепко держат в когтях власть над страной, и совершенно ясно, что ни власть, ни награбленную собственность они вовсе не намерены возвращать их законному хозяину – Советскому народу.

Судя по сведениям, циркулирующим в информационном пространстве, строятся планы заменить непоправимо дискредитированную обманку "Российской Федерации" каким-то новым симулякром несуществующей оккупационной псевдогосударственности. Причём, учитывая рост просоветских настроений в народе, на роль такого симулякра предназначается некий "обновлённый СССР" – оккупационный муляж, который под внешней атрибутикой "социалистического государства" позволит сохранить транснациональный глобалистский контроль над ресурсами страны и общей схемой её функционирования как несколько "облагороженного" сырьевого придатка. Предполагается,– видимо,– что на руководящих постах в этом квази-"СССР" останется, в значительной её части, та же самая праволиберальная "элита", не исключая и той же самой, привычной "операции прикрытия", т.е. Путина.

В качестве же правящей партии в "обновлённом СССР" рвётся выступить фёдоровский НОД – или его ответвление, НОД СССР.

Скажем в двух словах об этих очередных претендентах на власть; власть же их будет заключаться в том, чтобы, потрафляя для вида народу и изображая из себя нечто "советское" и "социалистическое", на поверку служить камуфляжем для некоей новой формы чужеземного владычества над страной.

Неоднократный и многолетний депутат оккупационной Госдумы Е.А.Фёдоров по своим истинным политическим взглядам никакого отношения ни к каким "национально-освободительным" делам не имеет. Сидел в коллаборационистской Думе, прилежно голосовал за людоедские "законы", диктуемые Международным валютным фондом. Набрёл в Интернете на материалы Съезда граждан СССР, а мы в период после выпуска нами документа КПРФ должна стать партией советского патриотизма (в 2000 году) на разные лады увещевали зюгановцев взять на вооружение разработанную нами концепцию "война – оккупация – ответная национально-освободительная война". Причём, даже и условий никаких не ставили, просто "дарили" партии перспективнейшую наработку.

Но в КПРФ мёртво отмалчивались. И в этой ситуации, когда одни безвозмездно дарят ценную вещь, а другие по-глупому не берут, обязательно должны были найтись пройдохи, которые сообразили бы: раз так, то давайте мы это и присвоим. И нашлись, и присвоили – в лице Фёдорова. Вот таково происхождение его НОДа.

Пронырливый перехватчик озвучил чужую наработку как "свою собственную", на том уровне гласности, на каком её должна была бы, по идее, озвучить КПРФ, и какой нам был недоступен из-за отсутствия надлежащего административного и информационного ресурса. Разумеется, это было проделано без всяких ссылок на первоисточник. Теперь эта публика на том же самом фактическом плагиате чужого интеллектуального продукта норовит пролезть во власть в "обновлённом СССР".

Вне всяких сомнений, нынешнее Смутное время должно закончиться возвращением на политическую карту планеты возрождённого СССР, но это должна быть не имитация, сварганенная западными спецслужбами при пособничестве отечественных коллаборантов, а это должно быть наше, родное для нас государство, созданное по предначертаниям Маркса, Ленина и Сталина, сумевшее сокрушить гадину фашизма и построить экономическую систему, если не полностью, то в основном, безусловно, подчинённую интересам людей труда и развитию творческого начала в человеке.

Сегодня на нашем политическом поприще единственный легитимный носитель идеи и плана воссоздания ленинско-сталинского Советского Союза, это, бесспорно, Съезд граждан СССР.

Мы отвергаем притязания политических проходимцев, которые десятилетиями корпели, в поте лица своего, нагромождая завалы оккупационного лже-"законодательства", этого ярма на шее народа, затем – держа нос по ветру – сплагиировали чужую политико-философскую наработку, действительно отвечающую требованиям исторического момента. Исковеркали её, но тем не менее претендуют, чтобы на "основании" этого плагиата им было доверено "формирование структур восстанавливаемого СССР". Видите ли, сейчас они обладают всеми необходимыми для этого ресурсами и властью. Да, но ведь обладают они всем этим именно и только как элемент оккупационного режима.

Стало быть, и никакого "восстановления СССР" от них ждать не приходится. Словоблудие об СССР – это для них только маскировка, чтобы под новой лживой вывеской продлить всё то же транснациональное оккупационное иго над страной, осуществляемое при помощи всё тех же "праволиберальных" кровопийц. Ну, может быть, слегка разбавленных псевдо-"советскими" пустобрёхами из НОДа.

Ставку эти разохотившиеся до власти перехватчики сделали на ООН: "аккредитовались" там и пребывают в полнейшей уверенности, что господа из ООН усадят их у рулей управления в обманке "восстановленного СССР".

Между тем, в Уставе ООН не предусмотрена такая функция: формировать властные органы в суверенных государствах из ловкачей, которые по-лакейски проворно подсуетились "аккредитоваться" в Нью-Йорке.

Судьбу страны, в том числе временно оккупированной, и вопрос о власти в ней решает только материальный носитель её суверенитета: её НАРОД. И мы лишь можем с гордостью ещё раз повторить заголовок учредительного документа нашего Движения – документа, которым ознаменовалось первое же наше появление на политической арене в 1995 году: Декларация о единстве Советского народа, его праве на воссоединение и на осуществление всей полноты власти и государственного суверенитета на территории СССР.

С первых своих шагов мы думали не о том, как "аккредитоваться" где-то за рубежом,– а о том, как вернуть Советский народ, добрых полстолетия подвергавшийся изощрённым атакам психополитической войны,– как его вернуть в незамутнённое национально-самосознательное состояние. В котором он снова, как в Великую Отечественную, смог бы дать сокрушительный отпор наскокам классового и геополитического врага, отстоять свой социалистический выбор, свободу, независимость и территориальную целостность своей Отчизны.

И эта наша работа – работа апелляции к Народу, а не к заграничным "благодетелям",– дала свои плоды, иначе нынешний наш Съезд просто не состоялся бы.

 

Скажем, также в двух словах, о том, насколько вообще правомерны ожидания, что нынешние международные организации, начиная с той же ООН, помогут нам восстановить социалистические порядки у нас в стране и двухполярное межцивилизационное равновесие на планете в целом.

Совершенно очевидно, что ожидания эти должны быть оставлены в прошлом.

Где была эта самая ООН, когда методами подлейшей диверсионной войны разваливали СССР, громили не идеальное, может быть, но вполне работоспособное жизнеустройство в Европе, установившееся после Победы над фашизмом?

Пусть нам назовут хоть одну норму тогдашнего международного права, которая в этой вакханалии беззакония не была бы попрана: Устав самой ООН, который буквально полетел ко всем чертям; то же самое Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Хельсинки 1975г.; проигнорированы итоги Мартовского референдума 1991г. в СССР, а ведь они выражают право Советского народа распоряжаться своей судьбой и должны быть уважаемы мировым сообществом.

Нельзя не упомянуть, что мы ведь пытались обращаться в ООН, ещё при Генеральных секретарях Бутросе Бутросе Гали и Кофи Аннане.[2]

И письма были толковые. (Кстати, ООН имеет свой Инфоцентр в Москве, т.е., чтобы к ней обратиться, нет даже надобности писать в Нью-Йорк.)

Советские граждане, Исполком СГ СССР требовали от ООН принятия резолюции, где подтверждалось бы, что ООН признаёт существование Советского народа как факт современной международно-правовой реальности, который не может далее никем игнорироваться.

И это, товарищи, чрезвычайно важный момент. Ибо именно "с лёгкой руки" ООН укоренилось отношение к Советскому народу как к чему-то "несуществующему", как к "фикции советской пропаганды", против каковой "фикции" можно беспрепятственно и безнаказанно вести истребительную войну и творить по отношению к ней геноцид.

Соответственно, мы требовали, чтобы ООН официально признала так называемую информационно-психологическую войну войной не в переносном, а в прямом юридическом смысле слова: Третьей мировой войной, которая со стороны США и их союзников по НАТО с самого начала носила характер неспровоцированной агрессии, войны на уничтожение против Советского народа и Советского государства.

Исполком СГ СССР требовал принятия против этой неспровоцированной агрессии, против её проявлений и последствий тех мер, которые предписаны Уставом ООН для пресечения агрессии, и восстановления попранных в результате агрессии жизненно значимых прав ни на кого не нападавшего Советского народа.

В первую очередь речь у нас шла о праве Советского народа,– как оказавшегося в результате агрессии РАЗДЕЛЁННЫМ народом,– на его воссоединение в исторически избранной им государственной форме Союза ССР.

Требовали назначения "полномочной и компетентной комиссии для расследования совершающегося на территории СССР преступления геноцида – целенаправленного истребления Советского народа как особой исторически сложившейся общности людей".

Требовали также официального расследования роли Международного валютного фонда в развязывании геноцида на территории Советского Союза, объявления МВФ преступной организацией, прекращения его преступной деятельности и привлечения к ответственности лиц, непосредственно виновных в создании чудовищного "экономического" механизма уничтожения мирного гражданского населения на территории нашей страны.

Нетрудно видеть, что все эти требования актуальны и по сей день.

На одном из наших недавних митингов, 5 декабря 2018г. мы вынуждены были поднять вопрос о свирепствующей в стране эпидемии искусственно организованных банкротств как о ТЕХНОГЕНОЦИДЕ: об уничтожении народа через уничтожение общественного производства как естественноисторической среды его обитания.[3]

Излишне уточнять, что ответом на все эти справедливые настояния служило пренебрежительно-высокомерное молчание. Нас ни разу не удостоили даже стандартной бюрократической отписки, что,– мол,– ваше обращение получено и будет рассмотрено.

И вывод из всего вышеизложенного такой, что повторять сугубо негативный и унизительный для нас опыт 90-х годов в нашей нынешней ситуации незачем. Нецелесообразность этого была нами практически констатирована ещё на Съезде третьего созыва, в 2004г., в Постановлении Миролюбивые народы планеты перед лицом крушения современной системы международного права, где говорилось, в частности:

"Сегодня всем ясно, что Организация Объединённых Наций не только не выполняет той роли, которая была ей вверена при её учреждении, но превратилась в нечто всецело противоположное: в инструмент прикрытия и фактического поощрения оголтелого американского милитаризма, а также обслуживающих эту мракобесную политику человеконенавистнических "теорий"."[4]

 

И поэтому, соратники, ставим "жирный красный крест" на иллюзиях относительно того, что ООН в том её виде, какой она нынче приобрела, способна хоть на малейшее здравое соучастие в нашем праведном деле. Скорее, она поможет путинскому клеврету Фёдорову перелицовывать оккупационный режим под "обновлённый СССР".

Иллюзии такого рода пока ещё фигурируют в нашей почте.

К примеру, пишут:

"Нужно представить народу  для обсуждения и ознакомления  все  юридические доказательства, что у РФ нет  ни законных граждан, ни Конституции, ни территории, ни юридических прав.

Вот тогда Европейский совет не сможет проигнорировать СССР как государство и снова восстановит его членство в  ЕСПЧ, а это, в свою очередь, позволит нам, как гражданам,  восстановить в дальнейшем все свои советские права и законы и аннулировать законы РФ на нашей территории."[5]

Имеющиеся доказательства юридической несостоятельности РФ обнародовать, конечно, нужно, и мы это, вернее всего, сделаем. Но неужели Европейский совет и ЕСПЧ все эти годы без нас не  знали о творящемся на территории России (и СССР в целом) преступном псевдо-"юридическом" балагане? Однако, ведь не вмешались и пальцем не шевельнули, чтобы это преступление против мира и человечности пресечь.

С какой же стати сегодня,– когда Советский народ без всяких ЕСПЧ начал, наконец-то, подниматься на ноги,– с какой стати мы должны у ЕСПЧ и Совета Европы испрашивать соизволения на восстановление СССР "как государства" и на восстановление всех наших прав как граждан этого государства?

Слава богу, мы обо всём этом заявили ещё в нашей Декларации 1995 года. Разве там не сказано, что: "Верховным носителем власти и государственного суверенитета в СССР являлся (и продолжает оставаться) Советский народ, как совокупность граждан СССР"? Разве там не подтверждено действие де-юре Конституции СССР 1977 года и СОХРАНЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ СИЛЫ советским государством?

И разве всё это вместе взятое не означает, что ДЕ-ЮРЕ и государство Советское, и мы как его граждане,– всё это в полной мере ПРОДОЛЖАЕТ СОХРАНЯТЬ СВОЮ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ в безусловно продолжающем существовать советском конституционно-правовом поле? И чего ради,– повторим,– мы для узаконения этой нашей правосубъектности должны нынче кланяться Совету Европы или какому-то ЕСПЧ,– которые, опять же, неизвестно где были, когда глобалистские хищники всеми правдами и неправдами тужились у нас эту нашу юридическую самодостаточность отнять?

Советский народ, в лице Съезда граждан СССР, сам затвердил все эти незыблемые истины, отстоял их и продолжал отстаивать почти тридцать лет, и мы не видим никакой необходимости сегодня идти к кому-то на поклон, чтобы нам "разрешили", "санкционировали" то, что добыто нами самими, исключительно благодаря нашей патриотической стойкости.

"Восстановление Советской власти на территории СССР,– резюмировано в Декларации,– есть внутреннее дело Советского народа."

И дальше мы должны действовать тем же способом свободного демократического волеизъявления Советского народа строго в координатах конституционно-правового поля СССР, как той юридической среды, где наиболее адекватно проявляется наша историческая правота как граждан великой и неуничтожимой социалистической страны.

Советское конституционно-правовое пространство нельзя сводить только к итогам Референдума 17 марта и де-юре действующей Конституции 1977 года,– как ни значительны и ни фундаментальны оба этих юридических узла.

Ведь Советский народ,– как мы сами же настаиваем,– продолжал существовать и во временно оккупированном состоянии.

Вести практически борьбу за освобождение своего Отечества он какое-то время не мог, но у него сохранился и продолжает функционировать партийный – т.е. мозговой – центр, который олицетворяла собой Большевистская платформа в КПСС – часть прежней, бывшей КПСС, твёрдо остававшаяся на позициях верности Советской власти, идеалам социализма и коммунизма.

В 1993–95 годах БП в КПСС инициировала созыв и проведение Съезда граждан СССР, т.е. органа, который вполне официально и законно мог выступать от имени Советского народа как совокупности граждан СССР, разработала для него достойный учредительный документ – вот ту самую нашу Декларацию о единстве Советского народа.

С появлением Декларации и других документов Съезда стало возможно с полным основанием утверждать, что советское конституционно-правовое поле никуда не делось, как и сам Советский народ, и что теперь оно продолжит существовать, наращиваться и развиваться в составе тех правоустанавливающих документов, которые будут изданы Съездом граждан СССР и Пленумами его Исполкома. Встроенным мотором этой деятельности служила – и до сих пор служит – Большевистская платформа, которая,– как и подобает партийному органу,– не лезла на передний план и не афишировала своей стимулирующей роли.

Деятельность эта протекала –  и протекает – строго в рамках де-юре действующей Советской Конституции и отвечала объективным потребностям Советского народа, поэтому мы и вправе её характеризовать как продолжающееся существование и сотворение советского юридического пространства в той форме, которую диктовали условия оккупации и неизбежной национально-освободительной войны.

Возьмём пример – Постановление СГ СССР первого созыва, 1995г., О восстановлении советского конституционного порядка в сфере коммунистической партийности.[6]

"Признать наличие на территории Советского Союза множества коммунистических партий со своими уставами и программами неконституционным и не отвечающим задаче освобождения и возрождения СССР." Простите, это кто-то должен был сказать, или как? Это соответствовало объективной потребности Советского народа, должно было быть сказано и было сказано,– и именно поэтому представляет собой объективную истину и момент развития советского конституционно-правового поля.

"Предложить членам КПСС провести Восстановительный съезд КПСС с принятием на нём единых Устава и Программы для всех коммунистов, являющихся гражданами СССР."

 Товарищи, а почему все выполнять-то это бросились, почему у нас прошло около десятка псевдо-"восстановительных" Съездов? Да всё потому же,– что в тезисе этом выражалась объективная истина нашей тогдашней (да и нынешней) ситуации в области партийного строительства.

А почему мы говорим обо всех прошедших Съездах как о псевдо-"восстановительных"? Потому что не было понято главное – что по-настоящему восстановленная КПСС, это должна быть КПСС на Большевистской платформе, как на первоисточнике всего этого процесса. А не на тех бездельных пустышках, не имеющих отношения к логике процесса, которые проталкивались разными отрядами псевдо-"восстановителей". Пока эту основополагающую роль Большевистской платформы уловила одна лишь группа В.В.Харламова, издающая в Ленинграде газету "Ленинский путь".

И ещё пример – Постановление СГ СССР второго созыва, 2001г., О статусе СССР как временно оккупированной страны.[7]

Ведь и об этом кто-то должен был сказать, не так ли?

И на этот наш документ,– как и практически на все другие,– накинулась орава перехватчиков, начиная с уже упоминавшегося нами Фёдорова. И всё по той же самой причине,– что плохое, грубо говоря, не воруют, что массовое разворовывание какой-то наработки – это хотя и малоприятное, но неопровержимое свидетельство её высокого научного качества, её всё той же объективной истинности. Что поделаешь, мы временно оказались в обществе, которое насквозь проедено воровством, и плагиаторская рвачка вокруг чьих-то научных трудов – это своеобразная, хотя и достаточно смехотворная форма их массового признания.

 

Съезд граждан СССР пятого созыва, рассмотрев весь комплекс предъявленных доводов,

ПОСТАНОВЛЯЕТ:

СЧИТАТЬ, что так же, как не прекращалось существование Советского народа и существование де-юре самого СССР, точно так же не прекратилось и существование конституционно-правового пространства СССР. С середины 1990-х годов оно продолжало существовать и непрерывно наращиваться в форме и в составе правоустанавливающих актов, издаваемых Съездом граждан СССР и его Исполкомом;

ПОДТВЕРДИТЬ, что правоустанавливающие документы Съезда граждан СССР, как акты волеизъявления граждан, сохранивших на временно оккупированной территории своей страны верность её Конституции и своему законному гражданству, имеют безусловную юридическую силу;

ПРИЗНАТЬ юридическую правомочность советского конституционно-правового поля не только как сложившегося ещё в рамках СССР на основе Конституции 1977 года, но и как продолженного в условиях оккупации законотворческой деятельностью Съезда граждан СССР;

ПРИЗВАТЬ советских граждан при решении любых вопросов нашей освободительной борьбы исходить из вышеочерченной совокупной реальности конституционно-правового пространства СССР и его безоговорочной приоритетности для нас по сравнению с любыми другими массивами юридических данных;

ПРЕДУПРЕДИТЬ всех,
– кто имеет касательство к проблемам освободительной борьбы Советского народа в силу объективных обстоятельств,
– или претендует такое касательство иметь,
что проблемы эти будут решаться нами только с вышеочерченных позиций приоритетности совокупного конституционно-правового пространства СССР;

поскольку торговые компании "Российская Федерация" и "правительство Российской Федерации" не являлись и не являются государственными образованиями, а следовательно, не имели и не имеют права издавать законы, обязывающие граждан к повиновению,–
– ПРИЗНАТЬ всю "законодательную базу" торговой компании "Российская Федерация", от первого до последнего дня её существования, ЮРИДИЧЕСКИ НИЧТОЖНОЙ, подлежащей планомерному упорядоченному аннулированию и замене конституционно-правовыми и правоприменительными нормами СССР;

СЧИТАТЬ планомерное аннулирование "законодательной базы" псевдогосударства "РФ", с последовательной заменой различных его частей советскими законодательными нормами,– а тем самым восстановление целостности конституционно-правового пространства СССР,– одной из важнейших задач делегатов Съезда граждан СССР как постоянно действующего органа и депутатов вновь создаваемого Инициативного Верховного Совета СССР;

ПРИСВОИТЬ депутатам ИВС СССР статус Уполномоченных Съезда граждан СССР по восстановлению Советской власти на местах. (См. Постановление СГ СССР первого созыва Об Уполномоченных Съезда граждан СССР по восстановлению Советской власти на местах, 29 октября 1995г.[8]).

Широко использовать в работе по восстановлению Советской власти метод ПРИНУЖДЕНИЯ К САМОЛИКВИДАЦИИ режимных управленческих структур – и местных, да и любых, до каких только сможем добраться, не исключая и самых верхних эшелонов.

ИСПОЛЬЗОВАТЬ в деятельности по восстановлению советского конституционного правопорядка наработки любых других отрядов левого движения, если они содержат в себе какие-либо рациональные моменты.

Так, при нашем отрицательном отношении к общестратегической линии, проводимой руководством КПРФ, мы не можем не видеть, что экономическая программа партии включает в себя ряд положений, которые вполне приемлемы на первоначальных этапах возвращения СССР к существованию в качестве самодостаточного социалистического государства.

ПРЕДУПРЕДИТЬ кадровый состав подлежащих самоликвидации режимных управленческих структур о недопустимости актов саботажа и тем более вооружённого сопротивления процессу освобождения от оккупации транснациональным капиталом и восстановления в стране законной, т.е. Советской государственности и власти.

 
Советские люди, объединяйтесь!

Советский Союз – наша Родина, освободим её от кровососов!

Советская Конституция – наше знамя, сплотимся под ним для борьбы!


_______________________________________

[1] КПРФ должна стать партией советского патриотизма.
[2] http://cccp-kpss.narod.ru/arhiv/zagrazhd/GALI.HTM; http://cccp-kpss.narod.ru/mitingi/1997/a170397.htm. Опубл. в кн.: История борьбы за гражданство СССР. М.– Арзамас-16, 2009.
[3] http://cccp-kpss.narod.ru/mitingi/2018/2018-12-07-inform-soobschenie.htm; http://cccp-kpss.narod.ru/mitingi/2018/2018-12-05-rezolucia-mitinga.htm; http://cccp-kpss.narod.ru/mitingi/2018/2018-12-05-vystuplenie-khabarovoy.htm. См. также "Ленинский путь", орган ЦК КПСС, №1–2(27), 2019г., стр. 1.
[4] http://cccp-kpss.narod.ru/sjezdy/sjezd3/post3b.htm.
[5] Материал А.Храмковой (Иск в Международный суд).
[6] http://cccp-kpss.narod.ru/arhiv/zagrazhd/sjezd-1/POSTokp.htm. См. также в кн. История борьбы за гражданство СССР. М.– Арзамас-16, 2009, стр. 56.
[7] http://cccp-kpss.narod.ru/svetoch/OSTATUSE.htm.
[8] http://cccp-kpss.narod.ru/arhiv/zagrazhd/sjezd-1/POSToup.htm.


http://cccp-kpss.narod.ru/sjezdy/2019/2019-05-16-sssr-v-period-perehoda.htm
http://cccp-kpss.narod.ru/
3

Хабадский каток. Судилище над противницей Хабада, Ниной Павловой.   
https://www.youtube.com/watch?v=OJ6gqOlF5XE
<a href="https://www.youtube.com/v/OJ6gqOlF5XE" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/OJ6gqOlF5XE</a>

В Перми возбуждено дело в отношении Нины Павловой, активистки движения против еврейской нацистской секты "ХаБаД Любавич". Нина - убеждённая русская патриотка и националистка, имеющая бурятские корни. Она обвиняется по статье "возбуждение ненависти и вражды". Её дело будет рассмотрено в Кировском районном суде Перми под председательством судья Максима Разумовского. При этом все сроки давности по ответственности за вменяемые Н.Павловой высказывания прошли: все они датируются не ранее 2017 года. Однако, принято решение считать датой правонарушения день передачи дела из Центра "Э" в прокуратуру.



4
НАУКА И ТЕХНИКА / Re: Техногенные катастрофы.
« Последний ответ от харчиков евгений Вчера в 19:06:07 »
Раскрыта тайна сгоревшего «Суперджета»

Собственно, никакой тайны тут нет, все же очевидно: самолет – говно, летчики – говно, авиакомпания – говно, аэропорт – говно. Если продолжите обобщение, то не ошибетесь… И когда одно говно накладывается на другое, сверху придавливается третьим и посыпается четвертым, получается многатрупафф. И сказочный говно-президент, как всегда, не при чем. А теперь обо всем подробнее.


Официально первопричиной катастрофы в Шереметьево была объявлена молния, которая якобы попала в правое крыло и вывела из строя авионику. Молнию (вспышку) будто бы видели своими глазами и даже слышали бабах несколько пассажиров. Уже одно это наводит на некоторые подозрения: если уж молния жахает, то гром услышали бы все, находящиеся на борту. Я однажды шел по мосту, в ферму которого ударила молния. Чуть не оглох. На земле мы слышим раскаты грома довольно приглушенными, поскольку от самой вспышки до нас обычно 4-20 км. Они в нашей климатической зоне в 99% случаев происходят высоко в небе, там, где сталкиваются прогретые солнцем нижние слои воздуха и холодные верхние, движущиеся с высокой скоростью. В землю или высокие объекты молнии бьют достаточно редко.


Еще раз подчеркиваю, что речь идет именно о Подмосковном регионе.Самолет, проходящий через грозовой фронт, является прекрасным молниеулавливателем. Поэтому, во-первых, пилоты предпочитают обходить грозовой фронт, благо в их распоряжении есть как бортовые погодные радары, так и данные от наземных метеостанций в режиме реального времени. Во-вторых, самолеты уже несколько десятков лет проектируются и строятся с таким расчетом, что молния не может нанести им никакого вреда. Конечно, пропаганда принялась искать аналоги, и нарыла аж целых семь эпизодов за всю историю мировой авиации, начиная с 50-х годов, когда молния могла быть (всего лишь могла) причиной авиакатастрофы, и чаще всего это были взрывы в воздухе якобы от попадания разряда в топливный бак. Случай же, аналогичный, шереметьевской трагедии, обнаружился всего один – небольшой самолет Fairchild Swearingen Metroliner под Эссеном будто бы получил удар молнии (что удивительно, зимой, хотя зимние грозы – явление исключительно редкое), в результате чего у него отказало навигационное оборудование и экипаж не справился с посадкой «вслепую».
Однако в случае с «Суперджетом» винить молнию, скорее всего, не стоит. Синоптики не зарегистрировали грозовых разрядов 5 мая в указанном районе. Но, повторюсь, даже если бы молния и попала в самолет, она не должна была причинить вред летательному аппарату. В любом случае проблему следует искать в самом летательном аппарате. Администрация Шереметьево публикает вот такую феерическую х…ету:

[/size]18:12 – Командир ВС (КВС) доложил диспетчеру ОрВД о возврате в аэропорт вылета по причине отказа радиосвязи.
18:13 – КВС повторно доложил диспетчеру ОрВД о потере радиосвязи и дополнительно о потере автоматического управления ВС.
На каких дебилов это рассчитано? Если радиосвязь потеряна, то как КВС мог доложить о ее потере – флажками диспетчеру отсемафорил, что ли?


[/size] Со связью все было ОК. Пропаганда поет об отказе авионики. Термин «авионика» специалисты не используют, предпочитая говорить о системах обеспечения управления самолетом, к коим относятся системы связи, навигации, индикации, предупреждения столкновений (TCAS), метеонаблюдения, регистрации параметров полета и системы управления самолетом. В рассматриваемом случае будто бы молния вывела из строя почему-то избирательно систему автоматического управления судном, самую важную и самую защищенную из всех.

[/size]Однако даже в этом случае ничего ужасного произойти не могло. Просто пилоты должны были отвлечься от попивания кофейка и флирта со стюардессами и взять управление судном на себя. Собственно, они в кабине в количестве целых двух штук нужны исключительно на случай возникновения нештатной ситуации, все остальное время воздушным судном управляет компьютер, пилоты лишь вводят пожелания по параметрам маршрута, тыкая пальцами в сенсорный дисплей – какой эшелон занять, какую скорость поддерживать, и т.д. Всю остальную работу выполняет автопилот.


[/size]Знаете, какой навык у современного пилота самый важный, чему их больше всего натаскивают в летных училищах? Обхохочетесь – владение английским языком. Во-первых, английский является языком общения с наземными диспетчерами (основная «работа» пилотов – балоболить с диспетчерами), во-вторых, мануал по управлению самолетом всегда на английском. А вот управлять самолетом в ручном режиме будущих летчиков не учат. СОВСЕМ!

[/size]Не, на авиасимуляторе, конечно, они че-то там пыжатся. Но авиасимулятор – обычная компьютерная имитация реальности. Как показала практика, даже стюардесса после нескольких занятий с инструктором способна посадить виртуальный авиалайнер, не угробив его. И, кстати, некоторые авиакомпании проводят для бортпроводников подобные тренинги, чтобы те могли заменить одного пилота, если ему вдруг станет плохо в полете.

[/size]Вот в такой ситуации и оказались суперджетные летуны: вышел из строя (неважно, по какой причине) только автопилот. Все остальные системы работали штатно. И тут внезапно выяснилось, что управлять воздушным судном в реальной жизни, а не в компьютерной симуляции, ни командир, ни второй пилот не умеют. В теории они че-то там проходили, а практики у них – ровно 0 (ноль). Нет теперь в Раше в институтах гражданской авиации авиалайнеров, на которых курсанты совершали бы практические полеты с инструктором, отрабатывая ручное управление воздушным судном. По-английски балакать научился – значит пилот готов. Остальному пусть учат авиакомпании.


[/size]Но, как нетрудно догадаться, в авиакомпаниях их тем более, никто практике пилотирования учить не станет – это ж надо снимать с линий авиалайнеры, жечь десятки тонн керосина. Зачем, если есть автопилот?
[/size]
[/size]Но, допустим, в кабине SSJ-100 оказались опытные и умелые пилоты, настоящие воздушные волки с миллионом часов налета. Посадят ли они самолет? Вряд ли. Потому что в кабине… нет штурвала. Штурвал нужен для управления самолетом, а для управления компьютером, который управляет самолетом, достаточно джойстика. Вот этот самый джойстик и установлен в кабине «Суперджета» (сайдстик – side-stick, как он официально именуется), причем командир вынужден манипулировать джойстиком левой рукой. Чтобы понять, насколько это безнадежное дело, представьте себе, что у вас в автомобиле нет руля, а все маневры вы совершаете, манипулируя левой рукой джойстиком с кнопками, размешенном на двери.

[/size]В случае с самолетом дело осложняется тем, что управлять многотонной махиной, несущейся на большой скорости, нужно не в одной плоскости, как автомобилем, а сразу в двух. Да еще необходимо синхронизировать усилия двух «рулевых».Чтобы понять, почему без штурвала невозможно посадить самолет вручную, вспомните, как вы управляете велосипедом – всем телом. Точно по тому же принципу происходит и управление штурвалом – пилот ощущает тактильную связь с самолетом, тонко чувствует реакцию машины на свои движения, положение кистей рук в пространстве, напряжение плечевых и спинных мышц. А вот сайдстик ничего этого не дает. Человек же, к сожалению, не может заменить компьютер.Пилоты, конечно, поняли, во что они вляпались и ударились в панику. Именно этим объясняется то, что В 18:25 код ответчика был изменен командиром на 7700 — «аварийная или другая нештатная ситуация».

[/size] Посмотрим, есть ли об этом факте упоминание в [size=inherit !important]отчете[/size][size=inherit !important] аэропорта «Шереметьево»: ой, почему-то нет… Понятно, почему: код 7700 означает, что посадка происходит нештатно, и к назначенной полосе с ревом должны нестись пожарные машины и кареты скорой помощи, а полосу следует немедленно запенить. Но «Шереметьево» пытается представить дело так, что посадка происходила в штатном режиме и тревожный сигнал от аварийного борта не поступал. Пять минут было более чем достаточно, чтобы осуществить указанные мероприятия. В дальнейшем пожарные прибыли к месту трагедии через две минуты после возгорания (норматив – три минуты). Но было уже, конечно, поздно. В случае пожара нескольких десятков секунд достаточно, чтобы замкнутое пространство салона полностью заполнилось угарным газом и токсинами. Так что, когда подтянулись спасатели, спасать было уже некого. В случае, если б они дежурили на полосе, жертв оказалось бы меньше.

[/size]Теперь о том, почему произошел пожар. С первого раза пилоты не смогли зайти на полосу из-за превышения посадочной скорости. И второй раз тоже не смогли – не выдержали высоту и прошли полполосы, а касания так и не произошло. Что делать в этом случае, очевидно – уходить на третий круг, на четвертый, на пятый, руководствуясь данными [size=inherit !important]
курсо-глиссадной системы, которая исправно действовала. Вместо этого пилоты просто опустили нос и буквально уронили лайнер по крутой траектории на бетонную полосу. Дело усугубилось тем, что сажали они перегруженную машину с невыработанным топливом. По законам физики она отскочила и снова плюхнулся на бетонку («дала козла», как говорят авиаторы), в результате жесткой посадки стойки шасси подломились, авиалайнер лег на брюхо, баки с топливом порвало, начался пожар. В общем, паникующие пилоты совершили все ошибки, какие могли.

Только увидев клубы дыма, диспетчеры аэропорта объявили тревогу, но было уже поздно. Спасение утопающих оказалось делом рук самих утопающих. Ну, в смысле горящих. И тут вдруг выяснилось, что количество аварийных выходов в салоне «прорывного» «Суперджета» недостаточно – всего четыре. Воспользоваться хвостовыми выходами, судя по всему, оказалось невозможно из-за пожара (большинство погибших занимали именно задние кресла), а один из передних удалось открыть не сразу, его заклинило от удара. Ну, кто бы мог подумать, что так, оказывается, может произойти? История авиации насчитывает более ста лет. Сотни авиакатастроф изучены вдоль и поперек. Горький опыт показывает, что покинуть горящий самолет пассажиры должны в течение одной минуты, иначе они просто теряют сознание от удушья и превращаются в обугленные тушки.

Но проектировщики КБ «Сухого» сконструировали летающий гроб. Могут ли 113 человек (максимальная вместимость 108 пассажиров + 5 членов экипажа) покинуть салон за минуту через два выхода даже в спокойной обстановке? Нет, это совершенно нереально. Фактор паники замедляет процесс минимум на 30%. Даже четырех выходов тут не хватит. Нужно, минимум шесть! Это не гарантирует всем спасение, но хотя бы повышает шансы. Вопрос о том, каким местом работали инженеры, ваяя летающий чудо-гриль, является риторическим. Про штурвалы они тоже забыли. Не им же летать. Итог – смерть 41 человека из 73, находившихся на борту.

Вывод: говно-конструкторы изобрели говно-самолет, который говно-рабочие собрали на говно-заводе. В полете это говно-изделие по неизвестной причине ломается. Количество поломок у
SSJ-100 просто зашкаливает, из-за чего время простоя на ремонте у машин неприлично высоко, что делает их эксплуатацию коммерчески нерентабельной, поэтому иностранные эксплуатанты массово отказываются от этого хлама. Но государственная говно-компания «Аэрофлот» не может себе этого позволить, потому что «Суперджет» - говно-символ вставания с колен говно-страны, возглавляемой сказочным говном. Говно-летчики, как оказалось, способны летать только на автопилоте. И потому они превратили говно-самолет в пылающий костер. Им, конечно, оказали содействие говно-службы говно-аэропорта «Шереметьево». Говно-СМИ же поспешили обвинить во всем пассажиров – мол, те спасали свои сумки, а не себя, потому и поджарились. Сами виноваты, короче.

[/size]Теперь, давайте позрим в корень всего этого говна, как советовал Козьма Прутков. Главная и, собственно, единственная причина заключается в том, что везде и всюду в Раше заправляют «специалисты» с большой буквы «Г». Дело, выходит, в системе подготовки специалистов, в которой будущих пилотов надрачивают безошибочно спрягать английские глаголы, будущих конструкторов – делать красивые мультимедиа-презентации, а инженеров-технологов даже не знаю, чему учат, но на завод они приходят в массе своей тупыми, как пробки, и на револьверный токарный станок, полученный в качестве репарации от Германии в 1945 г., смотрят, открыв от изумления рот.

[/size]Почему же в россианских вузах не дают полезных знаний хотя бы техническим специалистам? Ответ очевиден: те, кто должен эти знания давать, являются наглыми дебилами и казнокрадами. Кое-где еще сохранились, конечно, угасающие в маразме матерые советские преподы в возрастной категории 75+, но они не делают погоды. Как и везде в говно-стране, наверх всплывает та самая вонючая субстанция, которая ее олицетворяет. В вузах сегодня учат студентов по остаточному принципу, потому что для любого ректора главное – совсем другое. Ага, вы уже догадались, что…Дело в том, что абсолютное большинство технических вузов в стране – государственные, финансируемые государством, и зависимые от благорасположения государевых бояр.

[/size]Судьба регионального вуза чаще всего в руках губернатора – тот при желании может смещать ректора, отбирать собственность учебного заведения, лишать его финансирования, а в случае чего – вообще «оптимизировать», то есть уничтожить. Ничего нового, обычная феодально-местническая система кормлений. Поэтому руководство вузов вынуждено всячески ублажать гауляйтера, во власти которого находится. Жирное финансирование получают те, кто делает хорошие откаты. А если деньги будут тратить исключительно на обеспечение учебного процесса, то какой интерес губернаторам будет лоббировать увеличение финансирования? Нет, такие вузы первыми пойдут под нож! Останутся только те, в которых руководство понятливое и вороватое.

[/size]А еще губернатору нужен большой процент голосов на выборах за партию жуликов и воров, потому что это главный показатель его работы. Кто из них провалил выборы – тот гарантированно теряет место у кормушки, а то и свободу. Следовательно, от своих шестерок губер будет требовать именно это – явку и галочки в бюллетене в нужном квадратике. Вот тут-то у вузовского дерьма и появляется шикарная возможность выслужиться, ублажить начальство и сделать на этом карьеру.
[/size]
[/size]Вглядитесь в эту наглую тупую харю – перед вами великий «научный деятель», проректор Томского политехнического университета Ведяшкин Максим Викторович, без пяти минут ректор. Имеет благодарности губернатора Томской области и мэра города Томска (ага, за выборы, конечно).[size=inherit !important] Награжден Почетной грамотой Министерства образования и науки, юбилейной медалью «400 лет городу Томску» и другими побрякушками. О научных достижениях сабжа сведений нет. Этот инженер-электромеханик ни дня не работал по специальности: только закончив университет (во время учебы возглавлял профком, доказывая делом песью преданность начальству), он тут же становится проректором по учебной работе! Чему может научить будущих инженеров это недоразумение, которое само ничего не умеет? Вскоре становится проректором по административно-хозяйственной и социальной работе (ныне проректор по финансово-экономическим и общим вопросам).

[/size]Университетский [size=inherit !important]
информресурс[/size][size=inherit !important] так объясняет блестящую карьеру молодого выскочки: «Ведяшкин М.В. - умелый организатор, принципиальный, инициативный и неравнодушный руководитель, требовательный к себе и подчиненным. Пользуется заслуженным уважением и доверием сотрудников университета». На самом деле все гораздо проще. Успех Максимки зиждется на трех китах:

[/size]
[/size]1. Родственная связь с ректором Петей Чубиком[/size], который занимал этот пост в 2007-2018 гг., а с января 2019 г. является исполняющим обязанности ректора. Старпер Петя категорически не желает расставаться с вузом, прилагая все силы для того, чтобы стать его президентом, а на насиженное место пристроить роднульку Максимушку так же, как когда-то он передал ему пост проректора по учебной работе. Окончательное решение по данному вопросу за губернатором Томской области Серегой Жвачкиным. Но тут, полагаю, проблем не возникнет, поскольку второе условие успешной университетской карьеры в Раше – это…[size=inherit !important]

2. Преданность власти.[/size] Ведяшкин настолько фанатичный путираст, что даже на рыбалку одевает белую футболку с ликом любимого фюрера.  Разумеется, Максимка член партии жулилков и воров, и ради их победы готов на все. В 2011 г. его [size=inherit !important]застукали за подкупом избирателей, который он осуществлял под видом лотереи, участие в которой, однако, оказалось принудительным. Ну, то есть в выборах ты можешь не участвовать, но получить лотерейный билетик обязан, иначе вылетишь из универа за неуспеваемость. Фишка в том, что билетики выдавали лишь тем, кто проголосовал. Нет-нет, к выборам это ни малейшего отношения не имеет, просто так случайно совпало, что лотерея и голосование проводятся в одно время и в одном помещении.

На предыдущих выборах проректор Максимка не брезговал лично бегать по общагам и пугать бездомную студентуру тем, что если на выборах победит не тот, кто надо, их всех выселят нахер, поскольку общаге требуется ремонт, а денег нет, поэтому ее проще закрыть. Денег же нет, потому что Ведяшкину свойственна…

3. Вороватость. Понятно, что в стране, где воруют все и всюду, самим фактом начальственного воровства никого не удивишь. Но наглость, с корой разворовываются бюджетные средства в ТПУ, впечатляет. В прошлом году большой скандал случился по поводу разработанной университетом и компанией «Микран» типа инновационной солнечной электростанции, стоимостью аж 260 млн. руб. вот как ее расхваливает местная пресса: «Солнечная электростанция вырабатывает на 40% больше энергии, чем ее ближайшие аналоги, за счет 2-координатного электропривода, который автоматически поворачивает солнечную панель вслед за солнцем и под оптимальным углом. Она в течение дня делает полный оборот, который делает солнце».[/size]

Теперь смотрим на фото и ржем. Видите на левом снимке деревянную распорку между станком, грубо сваренным из швеллера, и щитом с кремниевыми пластинами? Есть еще вопросы по поводу ее способности делать полный оборот? В общем, денежки тю-тю, а этот муляж (да, это оказался всего лишь муляж, слепленный из обрезков труб и какого-то подручного хлама) не то, что электроэнергию вырабатывать, он даже стоять без распорок оказался не в состоянии. Как только распорку сперли, панель тут же завалилась набок. Так и стоит, как монументальное олицетворение идиотизма и воровства.

Самое смешное, что даже если бы ТПУ на самом деле реализовал этот проект, это не имело ни малейшего смысла. Гугл мне за пару секунд нашел
[size=inherit !important]
двухкоордиатный солнечный трекер ED-8000 Dual не только разработанный, но и промышленно производимый омской компанией EDS Group c 2012 г. Стоимость рабочей установки – всего 666 тыс. руб. Думаете, Томский политех успокоился после такого позора? Как бы не так! Сейчас они прямо рядом с макетом солнечной электростанции ваяют теплицу за 100 миллионов, в которой собираются разводить… пчел-роботов. Стоимость каждой пчелы предполагается немалой – целый миллион рублей! Самих пчел, понятно, ожидать бесполезно, покажут муляжи, подвешаные на нитках.

Непосредственно Ведяшкин, конечно, больше занимается усушкой-утряской бюджета на операциях с имущественным комплексом университета, он ведь главный завхоз этой шарашки. Например, в 2014 гг. имела место
нашумевшая история со строительством общежития ТПУ, на которое потратили 1,2 млрд. руб., но построили с такими дикими нарушениями, что здание принялось разрушаться еще на этапе строительства и в эксплуатацию введено не было. Все описанное выше блядство позволяет понять, почему у нас «инновационные» самолеты больше похожи на гробы. А потому что их разрабатывают, строят и эксплуатируют говно-специалисты, подготовленные такими «педагогами», как Ведяшкин и Чубик, чьи шаловливые ручонки заточены только под дерибан бюджета.



Весь этот маразм с распилом сотен миллионов на муляжах электростанций, пчелах-роботах  и производством
имитаций очистных сооружений(бюджет проекта – 80 млн руб.) творится под крылом и. о. ректора Чубика, который такой же инженер, как и его протеже Ведяшкин: этот профессор кафедры бурения нефтяных и газовых скважин ни одной скважины лично не пробурил, потому что, окончив институт в далеком 1976 г., тут же начал в нем преподавать. И допреподавался до ректора, получив эту должность отнюдь не за научно-педагогические достижения, а благодаря своей дружбе с властью.

Этот видный активист Едра в 2005-2008 г. работал заместителем губернатора Томской области, вот и выслужил себе место. С 2001 г. он депутатствовал в областном заксобрании, заседал в Общественной палате РФ, занимал десятки почетных должностей во всякого рода бессмысленных эеспертных советах, комитетах и академиях, например, является вице-президентом Ассоциации инженерного образования России и Ассоциации технических университетов. А уж описание всевозможных наград, которые ему пожаловало начальство, займет полстраницы. Он награжден даже медалью «50 лет общества российско-вьетнамской дружбы».

Короче, для правящей мафии Петя Чубик – свой в доску парень, такому можно доверить на распил бюджетные деньги. И происходит чудо: ассигнования на науку и образование в стране перманентно снижаются, а госфинансирование ТПУ нарастает: В 1918 г. Томский политех освоил 3 442 млн. бюджетных рублей, что на 616 миллионов рублей превышает сумму, полученную в 2017 году! Логично будет ожидать, что преподавателям поднимут зарплату, привлекут в вуз ценных специалистов. Ага, щас! В 2018 г. штат ТПУ был сокращен на 500 (!!!) ставок, аудиторная нагрузка преподавателей выросла до 880 часов. Из 3,4 млрд целевого бюджетного финансирования 1,5 млрд., похоже, ушло налево (
источник), то есть, попросту, разворовано. У вас еще есть вопросы, почему качество образования в РФ «хромает»? Студенты Петрику и Ведяшкину нужны лишь затем, чтобы послушно голосовать, ходить на путинги и маршировать в колоннах «Бесстыдного полка».

Кое-кто удивится: чего это аффтар со сгоревшего «Супрджета» перепрыгнул на какой-то богом забытый провинциальный вуз? Поясняю: ТПУ – ключевой российский технический вуз, в 2009 г. получивший статус национального исследовательского университета в числе 12 лучших российских технических вузов (за Уралом это единственный НИУ). В 2013 г. ТПУ вошел в число победителей конкурса на получение господдержки для вхождения в топ-100 университетов мира (сегодня в ни одного российского вуза в топ-100 нет). И если это – одно из лучших учебных заведений, то что ждать от худших? Я всего лишь показал наглядную иллюстрацию, кто и как готовит в современной Эрэфии технических специалистов. Ну, а ситуация с ТПУ просто знакома мне по времени работы в Томске. Если вы хотите поделиться душещипательными подробностями деградации своих вузов, велкам ту коментс!

P. S. Показал текст перед публикацией своему давнему знакомому, уволенному в позапрошлом году преподавателю ТПУ (ныне работает инженером в небольшой частной компании в Ливерпуле). Тот просил добавить, что если Ведяшкин станет ректором, то вузу придет полный и окончательный писец. Я спросил: «Кто его должен возглавить, чтоб все было норм?».Он задумался, а потом махнул рукой: «Никто, писец неизбежен».
5
«Председатель совнаркома»
 
Слова Ленина – «пусть попробуют взять назад» – приобрели вполне конкретное содержание, когда он вернулся в Смольный. Выяснилось, что на власть претендует не только съезд Советов. Прошедшей ночью свои претензии на «воссоздание правительства» заявил Комитет спасения Родины и Революции. А пока он явно повел дело к двоевластию, блокируя ВРК с помощью саботажа чиновников всех органов управления страной. И фактически уже началась «информационная война», нагнетавшая атмосферу общего психоза и конфронтации.

Утренние газеты 26 октября описывали «кошмары» прошедшей ночи. Поскольку руин на месте Зимнего и других дворцов не оказалось, а улицы не были завалены трупами и залиты кровью, то подробно расписывали, как «солдатня» зарезала нескольких министров, дотла разграбила Зимний дворец, как в казармах зверски насиловали несчастных ударниц, а в подвалах пачками расстреливали юнкеров и т. п.

Утром 26-го, после безсонной ночи, возвращаясь из Зимнего, Джон Рид и его коллеги – журналисты встретили знакомого – бывшего секретаря Милюкова, а затем Терещенко. Этот хорошо выспавшийся человек «отвёл нас в сторону и рассказал нам все подробности о взятии Зимнего дворца. “Большевиков вели германские и австрийские офицеры!” – утверждал он». Американцы фактически сами стали не только свидетелями, но и участниками взятия Зимнего, но, будучи людьми воспитанными, отреагировали деликатно: «“Так ли это? – вежливо спрашивали мы. – Откуда вы знаете?” – “Там был один из моих друзей. Он рассказал мне" – “Но как же он разобрал, что это были германские офицеры?" – “Да они были в немецкой форме!."

Такие нелепые слухи, – продолжает Джон Рид, – распространялись сотнями. Мало того, что их печатала вся антибольшевистская пресса. Им верили даже такие люди… которые всегда вообще отличались несколько более осторожным отношением к фактам… Но что ещё хуже, отцы и матери юнкеров и женщин читали все эти ужасные рассказы в газетах, где часто даже приводились имена пострадавших…

Характерен случай с князем Тумановым, чей труп, как утверждали многие газеты, был выловлен в Мойке. Через несколько часов это сообщение было опровергнуто семейством самого князя, которое заявило, что он арестован. Тогда было напечатано, что утопленник не князь Туманов, а генерал Денисов. Но генерал тоже оказался жив и здоров. Мы произвели расследование, но никаких следов якобы выловленного из Мойки трупа не обнаружили…»
(1261).

Крутым поворотам истории всегда сопутствует накопление «исторической помойки» – сплетен, слухов, наветов и клевет. Рождаются они по разным причинам. Реже всего – от отсутствия информации. Чаще – от предвзятости и обид, которые приносят эти повороты. От неспособности осмыслить происходящее. Но чаще – от обывательского спроса на втаптывание в грязь всего того, что не укладывается в рутинные понятия. Увы, эта помойка не растворяется во времени. Она тоже является специфической частью человеческой памяти. А когда возникает потребность, её обязательно вызывают из небытия. И тогда она становится для средств массовой информации богатейшим источником «нового прочтения» давних событий.

Ну ладно, сотни работ честных и добросовестных исследователей можно проигнорировать, воспоминаниями тысяч рабочих, солдат, крестьян – можно пренебречь, ссылаясь на их якобы заведомую ангажированность. Но вот четверо профессиональных американских журналистов: Джон Рид, Алберт Рис Вильямс, Луиза Брайант, Бесси Битти. Как быть с ними?


О грабежах в Зимнем Джон Рид рассказывает: в подвале восточного крыла дворца, куда он попал с отрядами, ворвавшимися в Зимний, стояло множество каких-то забитых ящиков, приготовленных, видимо, для отправки. «Красногвардейцы и солдаты набросились на них с яростью, разбивая их прикладами и вытаскивая наружу ковры, гардины, бельё, фарфоровую и стеклянную посуду. Кто-то взвалил на плечо бронзовые часы. Кто-то другой нашел страусовое перо и воткнул его в шапку. Но, как только начался грабёж, кто-то закричал: “Товарищи! Ничего не трогать! Не берите ничего! Это народное достояние!” Его сразу поддержало не меньше двадцати голосов: “Стой! Клади все назад!.” Десятки рук протянулись к расхитителям. У них отняли парчу и гобелены. Двое людей отобрали бронзовые часы. Вещи постепенно, кое-как сваливались обратно в ящики, у которых самочинно встали часовые. Все это делалось совершенно стихийно…

Мы пошли к западному крылу дворца. Здесь тоже уже был восстановлен порядок. “Очистить дворец! – кричали красногвардейцы… – Идёмте, товарищи, пусть все знают, что мы не воры и не бандиты! Всех вон из дворца, кроме комиссаров!.” Двое красногвардейцев – солдат и офицер – стояли с револьверами в руках. Позади них за столом сидел другой солдат, вооружённый пером и бумагой. Отовсюду раздавались крики: “Всех вон! Всех вон!”, и вся армия начала выходить из дверей, толкаясь, жалуясь и споря.

Самочинный комитет останавливал каждого выходящего, выворачивал карманы и ощупывал одежду. Все, что явно не могло быть собственностью обыскиваемого, отбиралось…
Были конфискованы самые разнообразные предметы: статуэтки, бутылки чернил, простыни с императорскими монограммами, подсвечники, миниатюры…, пресс-папье, шпаги с золотыми рукоятками, куски мыла, всевозможное платье, одеяла… Виновные либо мрачно молчали, либо оправдывались как дети…

Стали появляться юнкера кучками по три, по четыре человека. Комитет набросился на них с особым усердием… Юнкера казались очень испуганными. Их карманы тоже были полны награбленных вещей. Комитет тщательно записал все эти вещи… “Ну что, будете ещё подымать оружие против народа?” – спрашивали громкие голоса. “Нет!” – отвечали юнкера один за другим. После этого их отпустили на свободу»
(1262).

Что ж – так ничего и не растащили? Конечно, тащили. Была создана специальная комиссия из художников и археологов для определения нанесённого ущерба. И сам Джон Рид, видевший, как солдаты срезали кожу с испанского кресла – «на сапоги», писал: «Некоторые люди из числа всех вообще граждан, которым на протяжении нескольких дней по занятии дворца разрешалось безпрепятственно бродить по его комнатам, крали и уносили с собой столовое серебро, часы, постельные принадлежности, зеркала, фарфоровые вазы и камни средней ценности. Всего было расхищено, таким образом, на сумму около 50 тысяч рублей».

Среди расхитителей были, видимо, и профессиональные воры, знавшие куда сбыть краденое. «Около половины пропавших вещей, – пишет Джон Рид, – удалось разыскать, причём кое-что было обнаружено в багаже иностранцев, уезжавших из России». Что касается самого дворца, то его закрыли, выставили охрану, а затем преобразовали в «Народный музей», воспретив в нем «всякую политическую деятельность»
(1263).

А что же с изнасилованными женщинами-ударницами, которых якобы выбрасывали на мостовую из окон дворца или сами они покончили с собой, будучи не в состоянии пережить все эти ужасы…

Вот рассказ уже упоминавшейся выше, унтер-офицера Марии Бочарниковой. После баррикад их полуроту разместили во дворце на втором этаже. «Поручик Сомов долго не возвращается. Стрельба стихла. В дверях поручик. Лицо мрачно. “Дворец пал. Приказано сложить оружие”. Похоронным звоном отозвались его слова в душе…

И вдруг под напором громадная дверь с треском распахнулась и ворвалась толпа, впереди матросы с выставленными вперёд наганами, за ними солдаты. Видя, что мы не оказываем сопротивления, нас окружают и… ведут в Павловские казармы. По нашему адресу раздаются крики, брань, хохот, сальные прибаутки… В казарме нас заводят в комнату с нарами в 2 яруса. Дверь открыта, но на треть чем-то перегорожена. В один миг соседняя комната наполняется солдатами. Со смехом и прибаутками нас рассматривают, как зверей в клетке… В жизни я не ругалась и не выношу сквернословия. Но помню какое было искушение – единственный раз в жизни, забыв девичий стыд, за их издевательства – пустить их “вниз по матушке по Волге”, с упоминаньем всех прародителей…

Настроение солдат постепенно менялось. Начались угрозы, брань… Мы затаились. Казалось, ещё момент, и мы очутимся во власти разъярённых самцов. “Товарищи! – вдруг раздался громкий голос; к двери, через толпу, протиснулись два солдата – члены полкового Комитета, с перевязкой на рукаве. – Товарищи, мы завтра разберём, как доброволицы попали во Дворец. А сейчас прошу всех разойтись!” Появление комитетчиков подействовало на солдат отрезвляюще… По очистке от них комнаты, дверь была заперта».

На другой день ударниц благополучно переправили в Левашево, где находился их лагерь, а позже, по их же просьбе, – демобилизовали. Одна из них действительно погибла – покончила жизнь самоубийством, оставив записку о том, что она «разочаровалась в своих идеалах» 1264).

А как же «зарезанные» министры и юнкера, которых якобы раздевали догола, пытали и расстреливали в казематах Петропавловки?

Когда встал вопрос о их постановке на довольствие за счет лимита гарнизона крепости, некоторые из солдат стали возмущаться: «С какой стати? Самим досыта не хватает». Но комендант – молодой унтер-офицер с рукой на перевязи, оборвал: «Мы революционеры, а не разбойники!» Сложнее оказалось с куревом. Когда у арестованных кончились папиросы, пришлось солдатам делиться с ними махоркой и учить министров вертеть самокрутки.


И после того, как специальная комиссия Городской думы, явившись в Петропавловку, встретилась с заключёнными, Джон Рид от группы иностранных журналистов попросил Шрейдера «официально сообщить нам результаты вашего расследования… Он повернул ко мне своё исполненное глубокого достоинства лицо. “Во всех этих сообщениях нет ни малейшей доли истины, – медленно сказал он. – За исключением тех инцидентов, которые имели место во время доставки министров сюда, с ними всё время обращаются как нельзя лучше. Что до юнкеров, то ни одному из них не нанесено ни малейшего ранения…"» (1265).

Естественно, что никаких опровержений газеты, как правило, не помещали. Слухи продолжали распространяться, сея ужас, панику и дезорганизацию. Мало того, воззвание Комитета спасения призвало чиновников всех министерств и ведомств к отказу от подчинения большевикам и бойкоту новой власти. А это грозило разрушением всей существовавшей системы жизнеобеспечения населения.

Ленин прекрасно понимал, что в этих условиях необходимо немедля переходить от деклараций о власти к овладению её реальными рычагами. И прежде всего – овладеть управлением армией и флотом. Памятуя о том, какую дезорганизацию внесла кадровая чехарда, которую устроили Гучков, а потом Керенский, Владимир Ильич отнесся к данному вопросу крайне осторожно.


Ещё накануне, утром 25-го, после ночного заседания ЦК, обсуждавшего вопрос о составе правительства, Ленин обговаривал с Бонч-Бруевичем возможные варианты замены верховного главнокомандующего. Речь, в частности, зашла о генерале Михаиле Дмитриевиче Бонч-Бруевиче. Но будучи геодезистом, он не имел опыта оперативного командования войсками и, по мнению брата – Владимира Дмитриевича, вряд ли дал бы согласие на такое назначение. Это, кстати, и подтвердилось через несколько дней, когда данное предложение было сделано ему официально. Но уже тогда – утром 25-го – Владимир Ильич попросил Владимира Дмитриевича посоветоваться с братом относительно самого принципа выборности командования и выдвижения «низами начальников»
(1266).

К утру 26 октября Ставка проявила свою позицию уже вполне определённо. Медлить было нельзя и Ленин проводит в Смольном совещание с Антоновым-Овсеенко, Крыленко и Дыбенко. Решили, не смещая пока Духонина и командующих фронтами, потребовать от них подчинения новой власти и назначить, как это было и при Временном правительстве, новых комиссаров фронтов, которые могли бы взять под контроль деятельность генералов.

Договорились и о том, что Крыленко возьмет на себя «внешний» – русско-германский фронт. Антонову-Овсеенко поручался «внутренний» фронт против контрреволюции. Он должен был овладеть военным министерством, штабом округа, переехать туда и восстановить весь аппарат управления войсками. Точно так же Дыбенко, который отвечал за военно-морской флот, должен был наладить работу морского министерства, чтобы поддерживать связь с кораблями и экипажами.

Владимир Ильич особенно настаивал на том, чтобы при данном разделении функций вооружённые силы действовали как единое целое. «Никакого расчленения руководства!!» – подчёркивал он. И привлекая в соответствующие коллегии специалистов и офицеров, комиссарам ВРК ни в коем случае нельзя «переуступать руководства»
. Вполне вероятно, что принимая в этот день солдатские делегации, беседуя о положении в армии и на фронте, Ленин обсуждал с ними и перечисленные выше вопросы
(1267).

Столь же неотложными были проблемы, связанные с необходимостью управления экономической жизнью страны. Причём и в этой сфере Ленин предлагал действовать как можно осторожнее, как он выразился позднее, – «с наибольшим, так сказать, приспособлением к существовавшим тогда отношениям, по возможности постепенно и без особой ломки» (1268).

Влас Чубарь – токарь питерского орудийного завода, член Центрального совета фабзавкомов писал, что 26 октября в Смольном «на совещании с группой работников профсоюзов и Центрального совета фабрично-заводских комитетов (Глебов, Шмидт, Амосов, я и ещё кто-то) в одной из комнат Смольного он [Ленин] прямо спросил: “чем мы сейчас располагаем (в отношении людского состава) и какие учреждения нужно захватить в первую очередь?”… Силы были распределены, двинуты на важнейшие пункты и этим обезпечено удовлетворение неотложных нужд промышленности».

Встал вопрос о создании всероссийского органа управления экономикой страны.
Владимир Ильич попросил собравшихся подумать об этом. И буквально через день рабочие П. Н. Амосов и М. Н. Животов принесли ему листок бумаги, где коряво, но очень старательно, с помощью кружков и треугольников изображалась схема некоего учреждения. С неё-то и началась разработка декрета о Высшем Совете народного хозяйства России.

Но Ленина волновало в этот момент не столько создание новых учреждений, сколько подключение к управлению экономикой самих рабочих – через создание на предприятиях органов рабочего контроля. Проект положения о рабочем контроле был изложен и обоснован Владимиром Ильичем на данном совещании и получил одобрение.


Тогда же он попросил секретаря Центрального Совета профсоюзов С. А. Лозовского ознакомить с проектом, не дожидаясь отработки всех его деталей, профсоюзный актив. «Из того, что он мне говорил в частной беседе, – пишет Соломон Абрамович, – было ясно, что для него организационная сторона дела в данном вопросе была второстепенной, ибо в декрете о рабочем контроле он усматривал прежде всего развертывание инициативы рабочих масс и близкий, практический подход их к процессу производства»
(1269).

В ВРК к Ленину пробился корреспондент меньшевистской «Рабочей газеты». На следующий день газета сообщила, что «нынешний хозяин положения на заданные нами вопросы ответил следующее: “В настоящее время укрепляется достигнутое. Организация новой власти зависит от Всероссийского съезда Советов, который ещё сегодня, вероятно, выскажется по этому вопросу. С фронта поступают сведения удовлетворительные. Нужно работать”. На этом беседа прервалась, – пишет корреспондент, – вследствие страшного шума, стоявшего в помещении военно-революционного комитета. Там царила невероятная толчея…» И ему пришлось продолжить интервью с Петром Дашкевичем. «На наш вопрос о дальнейшей организации власти поручик Дашкевич – правая рука Ленина – говорит: “вместо министров будут временно комиссары, которые будут действовать не самостоятельно, а с участием специальных коллегий, но окончательно вопрос о конструкции власти зависит от [съезда] Советов”» (1270).

Постоянная сутолока в ВРК действительно не давала возможности сосредоточиться. И, видимо, тогда же решили выделить для Ленина комнату. Во всяком случае, рабочий завода «Эриксон» Семёнов встретился с Владимиром Ильичем 26 октября уже в его «кабинете». И хотя он указывает комнату 76 на третьем этаже, судя по всему, речь шла об угловой комнате 67 левого, южного крыла того же этажа Смольного (1271).

Появление Семёнова было весьма симптоматичным в том смысле, что оно лишний раз показало: проблема власти касается не только, и даже не столько, вопросов «высокой политики». Власть нужна и для решения тех будничных дел, которые ежечасно рождала сама жизнь. Буквально накануне восстания налётчики прямо на улице похитили у кассира завода 450 тысяч рублей – всю зарплату рабочих. Что делать? Жаловаться некому. И вот завком послал в Смольный, к «новой власти» члена Петросовета, старого рабочего-меньшевика А. С. Семёнова.

«Пробьюсь, думаю, к Ленину и через него достану, – пишет Семенов. – Провели меня на 3-й этаж… В первой комнатушке – секретарь. – “Вам товарищ Ленин? Пройдите в комнату рядом”… Вошёл в кабинет. Помню отчётливо, особенно как-то резко бросилась тогда в глаза пустота, тишина кабинета-комнаты… В сторонке, за столом, притулился Владимир Ильич… Сидел Ильич сгорбившись и, видимо, усталый донельзя… Манишка топорщилась, была измята. Та же усталость звучала и в голосе… Я рассказал ему о наших неудачах с деньгами. Он слушал внимательно…
Я знавал Керенского, – сравнивает Семёнов, – и бывал на его “аудиенциях”. Знал хорошо Дана – и его тоже частенько посещал. Бывал у Мартова и вёл с ним беседы… Но я, простой рабочий от станка, ни у одного из этих деятелей, ни в одном из этих кабинетов не сидел вольно и спокойно, как равный товарищ».

Поговорив с Семёновым, Ленин «взял бумажку и быстро написал: “Сим уполномочен Семёнов привезти в В.Рев. комитет комиссара Менжинского”». Но как подписать сей «мандат»? Правительства всё ещё нет. Есть только безусловный авторитет ВРК. За председателя ВРК в эти дни подписывались и Лазимир, и Подвойский, и Антонов-Овсеенко, и Мехоношин, и Садовский, и Свердлов, и Скрыпник, и Пупырев, и Сухарьков, и Шатов. Но Владимир Ильич подписывает записку: «Член В.Рев. Ком. Ленин» (1272).

Пустота и тишина в кабинете, поразившие Семёнова, скоро кончились, ибо в этой комнате сразу же стали собираться члены ЦК. «Помню комнату в Смольном окнами на Неву… – вспоминала Александра Коллонтай. – Стол Владимира Ильича упирался в стену, над столом низко висела лампочка». И когда сходились цекисты, они «сидели вокруг Владимира Ильича и частью за его спиной… Всякий раз, когда Ленин давал кому-нибудь слово… ему приходилось оборачиваться. Но переставить стол поудобнее никто не подумал тогда, заняты были большими делами. Не до себя было!»

Александр Шляпников вспоминал: «26 октября днём было заседание Центрального Комитета. Какие вопросы обсуждались на нём, я не знаю, но мне лично было передано, что я должен “овладеть” Министерством Труда. Назначение правительства предполагалось сделать к концу съезда, а поэтому мандат мне был выдан Военно-Революционным комитетом за № 1420…»
(1273).

Видимо, вопрос об «овладении» министерствами и прочими органами управления как раз и обсуждался на заседании ЦК, а потом в ВРК. Рыкова направили временным комиссаром в министерство внутренних дел. Урицкого – в МИД. Рязанова – в министерство торговли и промышленности. Менжинского – в министерство финансов. Левого эсера Вильяма Спиро – в министерство почт и телеграфов. Николая Дербышева – в Управление гостипографией, Чудновского – комиссаром Зимнего дворца, а левого эсера поручика Ивана Нестерова – «градоначальником», то есть комиссаром Петрограда и т. д. Судя по номеру мандата Шляпникова, таких назначений было множество.

Петр Алексеевич Козьмин, инженер-мукомол, командовал в ВРК автомобильным хозяйством. Ленин знал его ещё по эмиграции и, столкнувшись с ним 26 октября в Смольном, сказал: «Ну, мукомол, действуйте, не теряя ни секунды. Идите в Военно-Революционный комитет, получайте мандаты, какие нужно, и давайте муку Петрограду. За целость мельниц и правильную их работу на вас возлагается строжайшая ответственность».

Зная, как встречают чиновники комиссаров ВРК, Владимир Ильич спросил: «Можно ли заменить дипломированных саботажников бездипломными мастерами и техниками, конечно, стоящими на советской платформе?» Козьмин ответил: «Такие люди с административными способностями найдутся». Ленин задал второй вопрос: «А скажите, в какой мере можно рассчитывать на вашу инженерную братию… Тащите инженеров, т. Козьмин, тащите в Смольный. Без инженеров, без специалистов мы пропадём»
(1274).

Между тем Семёнов вернулся в Смольный вместе с Менжинским. Но Ленин уже ушёл на первый этаж, где заседал ВРК. Вячеслав Рудольфович пошёл туда и вскоре принес новую записку: «Немедленно выдать т. Семенову 500 тысяч рублей для раздачи жалованья рабочим завода “Эриксон”. Ленин». Семёнов комментирует: «Печатей и штампов на документе не было». Но для комиссара ВРК в Госбанке этой подписи было достаточно (1275).

Направление комиссаров ВРК во все важнейшие учреждения, связанные с обороной и жизнеобеспечением населения, не снимало вопроса о срочном формировании нового правительства. И ещё утром 26 октября Владимир Ильич выступил с докладом на эту тему в колонном зале Смольного на заседании большевистской фракции съезда.

Делегат от Иваново-Вознесенска Иван Болякшин рассказывает, что, когда Ленин появился, даже те, кто встречался с ним раньше, не узнали его. Лишь потом по залу пошел шепот: «Ленин, Ленин, Ленин» и грянуло «Ура!». «Тов. Ленин, – пишет Болякшин, – весь бритый, объяснял наши задачи, крах правительства и положение страны»
(1276).

Здесь же Владимир Ильич зачитал делегатам тот предварительный и неполный список членов правительства, который был выработан ЦК в ночь на 25 октября. Соломон Лозовский вспоминал: «Когда 26 октября, утром, на фракции II съезда Советов Ленин сделал от имени ЦК доклад о составе нового правительства, то первые слова: “Председатель Совета Народных Комиссаров – Владимир Ильич Ульянов-Ленин” произвели потрясающее впечатление на всю фракцию. Как-то жутко стало; каждый понимал всю серьёзность сделанного шага, причем ближайшее будущее представлялось пока еще в тумане» (1277). И «туман» этот, в известной мере, определялся тем, что правительственная «коалиция» советских партий никак не складывалась.

Надо сказать, что вопросу о взаимоотношениях большевиков с левыми эсерами и меньшевиками-интернационалистами в эти октябрьские дни в нашей исторической литературе явно не повезло. Он был «политизирован» и «идеологизирован» связанной с ним проблемой однопартийности правительства. Одни видели в ней некую позитивную закономерность, а в попытках вовлечь в кабинет представителей других партий – чуть ли не «оппортунизм». Другие, именно в однопартийности усматривали «первородный грех» Октября и укоряли Ленина за нежелание «поделиться властью» с другими партиями революционной демократии.

И та и другая крайности – от «лукавого». Ибо факты свидетельствуют о том, что до последнего момента Владимир Ильич добивался вхождения и левых эсеров и меньшевиков-интернационалистов в состав нового рабоче-крестьянского правительства.

Что касается меньшевиков-интернационалистов, оставшихся на съезде, то их влияние несколько возросло. «Ещё 24 октября, вечером, – пишет Дмитрий Алексеевич Сагарашвили, – на совместном заседании обеих социал-демократических фракций (интернационалистов и оборонцев…) я доказывал необходимость для социал-демократов остаться на съезде и всю гибельность ухода их и предоставления большевиков самим себе… Со мной остались один или два рабочих-меньшевика и группа “Новой жизни” в количестве 6–7 человек. А на следующий день нас уже было до 16–17 человек»
(1278).

Было бы оптимальным получить от них кандидатуру на пост министра труда. В прежних коалиционных кабинетах он традиционно принадлежал меньшевикам: сначала инженеру Скобелеву, потом – рабочему Кузьме Гвоздеву. Теперь Матвей Иванович Скобелев активно функционировал в Комитете спасения Родины и Революции и отрицал любую возможность сотрудничества с большевиками.

А что, если вместо инженера Скобелева пригласить на этот пост инженера Красина? Меньшевиком Леонид Борисович никогда не был. И в Петросовет и в Городскую думу прошел по списку большевиков. Но на протяжении всего 1917 года он тесно сотрудничал с «новожизненцами». О том, что такое предложение Красину было сделано, написал Шляпников. И он же утверждает, что Леонид Борисович отказался
(1279).

Тогда решили пригласить рабочего-меньшевика Дмитрия Сагарашвили. Об этом факте впервые сообщил Юрий Фельштинский и подтвердили Зива Галили и Альберт Ненароков в книге «Меньшевики в 1917 году». После Февраля Дмитрий Алексеевич был «оборонцем», являлся членом ЦИК. Потом стал активным меньшевиком-интернационалистом. По старым временам его хорошо знал Сталин и ему поручили переговорить с Сагарашвили. Однако, согласившись вместе со своими коллегами войти в состав нового ЦИК, Дмитрий Алексеевич от правительственного поста отказался (1280).

С левыми эсерами тоже пока не складывалось. Вбирая в себя все колеблющиеся элементы из эсеров правых и центра, они сами теряли устойчивость. Даже вечером 25-го, когда левые выделились, наконец, в самостоятельную фракцию, они все ещё колебались в главном вопросе – продолжать ли участвовать в дальнейшей работе съезда. «За» голосовало 92 делегата, «против» – 63 и 9 воздержалось.

Среди их лидеров наиболее последовательную позицию занимали Натансон, Спиридонова, Колегаев, Алгасов, Устинов. И позднее Мария Александровна укоряла товарищей по партии: «Вы должны признаться, пусть это и дело прошлое, как вас насильно надо было уговаривать, чтобы вы были впереди в Октябрьскую революцию. Нас было пять человек здесь борцов»
(1281).

Поэтому первые заседания фракции превращались в сплошную перепалку и принять единое решение было затруднительно. Левые эсеры – делегаты съезда настаивали на немедленных переговорах с большевиками. Но амбиции, видимо, брали верх и лидерам фракции казалось, что пойти «на поклон» к большевикам значит «потерять лицо». Тогда делегаты послали на переговоры Петра Васильевича Бухарцева.

Включить его воспоминания 1927 года в сборник «От Февраля к Октябрю» по цензурным условиям 1957 года мы не смогли. И впервые, спустя 20 лет, их использовал известный историк Анатолий Разгон. Но и он, по тем же причинам, смог сделать это лишь частично. А между тем воспоминания эти весьма содержательны.

Большевистских лидеров Бухарцев нашёл в большом зале заседаний съезда. Он подошёл к Троцкому, дремавшему у края трибуны, но тот сразу переадресовал его: «Это дело Ильича… Говорите с ним».

Ленин, информированный о шатаниях левых эсеров, «устало меня спросил: “А вы сами-то… остаётесь с нами или нет?” – “Остаюсь”, – ответил Петр Васильевич. – “А ручаетесь ли вы за то, что левые эсеры сегодня-завтра не уйдут со съезда и не устроят нам скандал?”».

Бухарцев стал уверять, что они приложат все силы, чтобы удержать фракцию на правильной позиции.

«Ильич задумался, что-то переговорил с окружавшими его товарищами, как это он умел делать» и тут же «предложил левым эсерам разделить власть». Он пообещал и другим «социалистическим партиям, которые останутся на съезде, дружную и совместную работу»
(1282).

Окрылённый беседой, Бухарцев вернулся во фракцию и доложил о своём разговоре с Лениным. Но не тут-то было. Опять разгорелись страсти и добиться согласия никак не удавалось. Не дождавшись ответа, Ленин, около 19 часов, решает сам пойти к левоэсеровскому руководству. При этом, естественно, никаких тщеславных амбиций относительно того – а не «потеряет ли он лицо», у него, судя по всему, не возникало.

Разговор состоялся со Спиридоновой. Возможно, беседа эта происходила в одной из комнат президиума съезда, но поскольку там была постоянная толчея, вернее, что встретились они в комнате, где располагались лидеры левых эсеров. «В памяти, – пишет Крупская, – осталась обстановка этого совещания. Какая-то комната в Смольном с мягкими темно-красными диванчиками. На одном из диванчиков сидит Спиридонова, около неё стоит Ильич и мягко как-то и страстно в чём-то ее убеждает». Но, увы, заключает Надежда Константиновна, «с левыми эсерами договорённости не получилось»
(1283).

Собственно, саму Марию Александровну уговорить было можно. Участие левых эсеров в органах новой власти она считала «неизбежным». Точно так же, как и Владимир Алгасов, который полагал, что отказ от вхождения в Совнарком «алогичен», ибо, как утверждал он, «различие между большевиками и левыми социалистами-революционерами в процессе повседневной будничной работы ВРК стерлось», а о допуске в правительство правых эсеров и меньшевиков не могло быть и речи (1284).

Однако этой позиции противостоял Борис Камков. Он считал, что новая власть должна быть «признана если не всей революционной демократией, то хотя её большинством». Он по-прежнему был убеждён, что левые эсеры могут стать ядром правительства. Но если вчера он полагал, что, поглотив правых, они смогут повести за собой всю многочисленную эсеровскую партию, то теперь расчёт строился на том, что взяв на себя роль посредника между большевиками и другими социалистами, они займут лидирующую роль.

«Мы понимали, – писал Камков, – что не поможем делу, если в эту чисто большевистскую власть вольем одного или двух левых эсеров… Наша задача… связать порванную цепь, объединявшую два фронта русской демократии»
(1285). А уж «объединители», в случае успеха, были вправе рассчитывать не на одно-два места и вообще на более важные посты. «Этот парень у себя на уме», – заметил Ленин в разговоре с Бухарцевым. По слухам, проникавшим в эсеровскую прессу, на пост наркома по военным делам мог бы вполне котироваться Сергей Мстиславский, сам Камков – на пост наркома внутренних дел, Карелин – на юстицию, Колегаев – на земледелие… (1286).

Позднее Спиридонова, презиравшая «революционный карьеризм», заметила: «Как партия классовая, народная, ПЛСР не имеет права строить политику на основании личных переживаний, и в эпоху социальной революции играть в политическую игру» (1287). Но поскольку общей точки зрения не складывалось, её попытался сформулировать Владимир Карелин: «Если будет образовано однородное большевистское правительство, то мы голосуем против этого… Но на съезде остаёмся, входим в ЦИК. Правительство это будем поддерживать» (1288).

Голосуем против, но будем поддерживать?!? Объяснить делегатам столь «мудрый» ход было невозможно. Поэтому в 19 часов 5 минут в зале заседаний съезда, где в ожидании начала томились делегаты, было объявлено, что левые эсеры «остаются в Военнореволюционном комитете», то есть поддерживают ту революционную власть, которая существует в данный момент. По записи Джона Рида, Ленин якобы по этому поводу заметил: «Так и есть… Они тянутся за нами!» (1289).

Был, вероятно, ещё один повод для колебаний, о котором левые эсеры не упоминали: наступление Керенского – Краснова. Ленин прямо указывал, что – среди прочих причин – «они хотят подождать, пока кончится борьба с Керенским». Луначарский написал ещё жёстче: «Левые эсеры испугались и в правительство идти не хотели» (1290).
 
Что же дальше? Ждать? На этот вопрос Ленин не раз отвечал публично. Второй Всероссийский съезд Советов провозгласил передачу всей власти в России Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Если заниматься не политическим комбинаторством, а относится к данному решению всерьёз, то это означает теперь, что «в России не должно быть иного правительства, кроме Советского правительства» (1291).

Тот же съезд Советов, отмечает Ленин, «дал большинство делегатов из партии большевиков». К концу съезда это стало ещё более очевидным, ибо после ухода небольших групп правых эсеров и меньшевиков, произошла дальнейшая передвижка сил «влево». Из 625 делегатов, заявивших о своей партийной принадлежности, уже не 300, а 390 (62,4 %) определились как большевики. Примерно со 100 до 179 выросла фракция левых эсеров. С 14 до 35 – объединённые с.-д. интернационалисты. С 7 до 21 – группа «украинских социалистов» (1292).

И никто из делегатов не оспаривал того, что именно большевики, получив абсолютное большинство (62,4 %), «вправе и обязаны перед народом составить правительство». Это их долг, считал Ленин. Отказ от него был бы изменой революции, воле народа. И если левые эсеры и меньшевики-интернационалисты не желают работать в революционном правительстве, то необходимо формирование «чисто большевистского правительства», не закрывая дверей для представителей других советских партий, разделяющих платформу съезда Советов (1293).

Современные «лениноеды» усматривают в этой логике неуёмную жажду власти, которая, по их мнению, была импульсом деятельности большевистских лидеров. Владимир Ильич, вероятно, назвал бы подобные рассуждения не иначе, как пошлостью. Оппоненты 1917 года говорили о другом. Они полагали, что, взваливая на свои плечи бремя власти и теряя поддержку умеренных социалистов, большевики идут к «самоизоляции» и краху.

Среди людей, восседающих в президиумах различных съездов, конгрессов и форумов, иллюзия того, что именно они выражают волю народа, что единение «партийного начальства» равнозначно сплочению самих масс, – эта иллюзия не только широко распространена, но и вполне объяснима.

Но в революционные эпохи, когда на политическую арену выходит сам народ, лидеры зачастую становятся не «ведущими», а «ведомыми». И на прочность своего положения они могут рассчитывать лишь до тех пор, пока действительно выражают чаяния масс.


А стало быть, результат того или иного соглашения зависит не от покладистости лидеров. Даже если они, взявшись за руки и возлюбив друг друга, станут демонстрировать полное согласие и мир между собой, ущемляя при этом волю народа, – ни мира, ни согласия не будет. Об этом как раз и говорил печальный опыт «коалиций» предшествующих месяцев.

На протяжении всего 17-го года, в резолюциях сотен съездов, конференций и совещаний, в тысячах наказов и требований массовых митингов, собраний и сельских сходов – воля народа была определена. И не опосредованно, а именно прямым волеизъявлением масс.

Никаких сомнений в том, какова эта воля, ни у большевиков, ни у их противников не было: немедленное прекращение войны, передача земли крестьянам, безотлагательное решение продовольственного вопроса. И как условие реализации этой воли – передача власти Советам в центре и на местах.


Никакой новый съезд, совещание или сход не могли изменить эту волю. А вот заболтать её, довести депутатов съезда Советов до одури очередной говорильней, с помощью демократических процедур манипулировать голосами и опять оттягивать, и оттягивать – это было вполне возможно.
 
Это, собственно, и показал весь первый день работы съезда. В конце его председательствовавший Каменев сказал: предложение Мартова обсудить вопрос о создании правительства из представителей советских партий «не могло быть приведено в исполнение только потому, что съезд всё время занимается внеочередными заявлениями». И это наводит на мысль о том, что «уход меньшевиков и эсеров был предрешён ещё до выяснения нашего отношения к их предложению».

Лев Борисович оказался прав. Ещё 25 октября, за день до открытия съезда Советов, ЦК меньшевиков по предложению Дана постановил: 1) фракция меньшевиков «покидает съезд», приглашая с собой другие фракции; 2) «ЦК не признаёт нового правительства»; 3) ЦК «организует борьбу» с этим правительством, опираясь на комитеты общественного спасения в центре и на местах. Так что и меньшевики, и эсеры изначально шли на съезд отнюдь не для конструктивной работы. И Ленин справедливо заметил: «Вы говорите, что мы экстремисты, ну, а вы кто? Апологеты парламентской обструкции, того, что называлось раньше кляузничеством»
(1294).

Если говорить о тех особенностях, которые отличали большевизм, то, пожалуй, одной из главнейших являлась та, что революционную инициативу и самодеятельность масс они ставили превыше всего.

Для тех представителей «профессорской науки», писал Ленин ещё в 1906 году, которые мечтают «вершить дела за народ от имени масс», политическая пассивность самих масс – это «эпоха мысли и разума».

«Они кричат об исчезновении мысли и разума, когда вместо кромсания законопроектов всякими канцелярскими чинушами… наступает период непосредственной политической деятельности “простонародья”» со всеми «неупорядоченными» и просто «незаконными» приемами борьбы.

«Момент истины» – так озаглавил свою интереснейшую книгу о русской революции известный историк Теодор Шанин. И это определение очень точно.
Именно в революционной инициативе масс выступает разум народа, а не только разум отдельных личностей. «Это – та великая пора, – писал Ленин, – когда мечты лучших людей России о свободе претворяются в дело, дело самих народных масс, а не одиночек-героев» (1295).

При рождении большевизма, в 1903 году, на II съезде РСДРП Плеханов говорил: «Каждый данный демократический принцип должен быть рассматриваем не сам по себе в своей отвлечённости, а в его отношении к тому принципу, который может быть назван основным принципом демократии, именно к принципу, гласящему, что salus populi suprema lex [благо народа – высший закон].

В переводе на язык революционера это значит, что успех революции – высший закон».

Да, в октябре 1917 года на II съезде Советов не было представлено большинство крестьянских советов. Саботаж эсеровского Исполкома Советов крестьянских депутатов дал результаты. Но воля крестьян была известна. И Ленин был убеждён, что «не надо идти назад к старым предрассудкам, которые интересы народа подчиняют формальному демократизму» (1296).

С попытками «заболтать» решение главных вопросов революции надо было кончать. И в 20 часов 40 минут, когда в переполненном зале заседаний появился, наконец, президиум съезда, Каменев, с несвойственной ему твёрдостью, сказал: «Съезд постановил, что он берёт власть в свои руки. И мы теперь предлагаем вашему вниманию те проекты законов, которые мы считаем необходимыми как можно скорее» (1297).

К трибуне выходит Ленин. «Вопрос о мире, – говорит он, – есть жгучий вопрос, больной вопрос современности. О нём много говорено, написано, и вы все, вероятно, не мало обсуждали его. Поэтому позвольте мне перейти к чтению декларации, которую должно будет издать избранное вами правительство». Это правительство должно прежде всего предложить всем воюющим странам немедленно заключить справедливый демократический мир. Мир без захвата чужих земель, без насильственного присоединения чужих народов и без всяких контрибуций.

Все прежние международные соглашения и обязательства России, точнее – «все пункты, где заключены условия добрососедские и соглашения экономические, мы радушно примем, мы их не можем отвергать». Но любые тайные договора, которые содержат «пункты об аннексиях и контрибуциях» аннулируются и будут немедленно опубликованы. «Мы отвергаем, – сказал Ленин, – все пункты о грабежах и насилиях…» Продолжение войны ради таких целей новое правительство России «считает величайшим преступлением против человечества…».

Прекрасные слова! Кто от них откажется?! Но и их можно «заболтать» и тянуть, затягивать войну до безконечности. Поэтому, дабы не терять времени, немедленно, «мы, – говорит Ленин, – предлагаем перемирие на три месяца, но не отвергаем и более короткого срока, чтобы хоть на некоторое время могла вздохнуть свободно измученная армия…» Мало того, мы не считаем наши предложения единственно возможными. «Мы рассмотрим всякие условия мира, все предложения»
(1298).

При этом правительство России готово вести переговоры не только на дипломатических встречах и международных конференциях, для организации которых опять-таки необходимо время. Но и «посредством письменных отношений, по телеграфу». Однако при этом Россией решительно отвергается всякая «тайная дипломатия» и мирные переговоры должны быть «совершенно открыты перед всем народом» (1299).

Демонстративная неультимативность предложений являлась характерной чертой всего «Декрета о мире». Ибо наша задача состоит в том, подчеркивал Владимир Ильич, чтобы «вышибить из рук наших врагов возможность сказать, что их условия другие, и поэтому нечего вступать с нами в переговоры» (1300).

Ничего кроме иронии и скепсиса у оппонентов Ленина по этому поводу не нашлось. Меньшевик-интернационалист Борис Авилов заявил, что правительства союзных держав не станут «вступать в сношения с новой властью и ни в коем случае не согласятся на предложение о мирных переговорах. Послы собираются уезжать… Новая власть окажется изолированной, и её предложения повиснут в воздухе» (1301). Что ж, такая возможность была вероятна. И большевики не были столь наивны, чтобы полагаться на чудесное превращение милитаристов в миротворцев. Поэтому, говорил Ленин, «наше обращение должно быть направлено и к правительствам, и к народам». И это тоже была принципиальная особенность декрета.

Обращаясь к трудящимся Англии, Франции, Германии, имеющим богатейший опыт революционной борьбы, а ныне – истерзанным мировой бойней, «мы должны, – сказал Ленин, – помочь народам вмешаться в вопросы войны и мира». И не надо бояться, что правительства скроют от них наши предложения, ибо «надо помнить, что мы живём не в глубине Африки, а в Европе, где всё может быть скоро известно» (1302).

То, что предлагает новое правительство России, говорил Владимир Ильич, – «сообразно правовому сознанию демократии вообще…». Но, связывая вопрос о прекращении войны с революцией в России и борьбой трудящихся других стран против своих империалистических правительств, он ухватывал тем самым реальную возможность соединения стремления народов к миру с движением к социализму (1303).

Современный исследователь Леонид Истягин, говоря о пацифизме Октября, справедливо заметил, что при таком подходе лозунг мира выводил борьбу масс за сугубо демократические рамки и «должен был облечься в качественно иные организационные формы» (1304).

Вопрос о связи Октября с идеей «мировой революции» был настолько гиперболизирован и тогдашними дискуссиями, и нынешней публицистикой, что появилось даже деление лидеров большевизма 1917 года на две категории. Первая – те, кто видел в Октябре «революцию для России». Вторая – те, кто придерживался принципа «Россия для мировой революции». Это, конечно, пустяки и в лучшем случае такое деление надумано.

Октябрь, независимо от того, что о нем думали современники и участники, был революцией «для России» и решал прежде всего те задачи, которые стояли перед Россией. Что же касается «мировой революции», то к ней относились двояко. Во-первых, как к возможности получения революционной Россией поддержки с Запада. А во-вторых, как к некой конечной цели, «путеводной звезде», которая, как всякая великая цель, не может быть сугубо прагматичной и пробуждает энтузиазм, поднимая на борьбу самые широкие народные массы.

«…Все великие революции, – пишет профессор Истягин, – выдвигали и даже в меру сил пытались реализовать лозунги “революционных войн”. Октябрьская революция в лице, кстати сказать, не в первую очередь большевиков, попросту уже в силу традиции не могла отбросить овеянные романтикой милитантистские идеалы.
Но не в этом была её специфика, а в том, что… во многих отношениях в противоречии с ними она ставила и в целом последовательно развивала идею и практику мироутверждения, как главной предпосылки решения всех неотложных задач, а в перспективе и возведения строя социальной справедливости» (1305).

Одна реплика Ленина в ходе дискуссии вокруг декрета проливает свет на вопрос – «Революция для России» или «Россия для мировой революции».

Меньшевик-интернационалист А. Д. Еремеев упрекает его в том, что «наша неультимативность» будет воспринята империалистами как «наше безсилие». Владимир Ильич отвечает:
он опасается не того, что могут подумать там, на Западе. Его волнует прежде всего – «что скажет крестьянин какой-нибудь отдалённой губернии…» (1306). И в этой реплике, если хотите, и смысл, и импульс его побуждений.

После окончания прений и заключительного слова Ленина «Декрет о мире» ставится на голосование. И, несмотря на всяческие оговорки и скептические возражения оппонентов – принимается единогласно.

«Неожиданный и стихийный порыв, – пишет Джон Рид, – поднял нас всех на ноги, и наше единодушие вылилось в стройном, волнующем звучании “Интернационала”. Какой-то старый, седеющий солдат плакал, как ребёнок. Александра Коллонтай потихоньку смахнула слезу… “Конец войне! Конец войне!” – радостно улыбаясь, говорил мой сосед, молодой рабочий. А когда кончили петь “Интернационал” и мы стояли в каком-то неловком молчании… запели похоронный марш, медленную и грустную, но победную песнь, глубоко русскую и безконечно трогательную… “Настанет пора, и проснётся народ, / Великий, могучий, свободный. / Прощайте же, братья, вы честно прошли / Свой доблестный путь благородный!”» (1307).

Замолчать «Декрет о мире» было невозможно. Хотя первая реакция дипломатов Антанты была именно таковой. Французский министр иностранных дел Пишон телеграфировал послу в России Жозефу Нулансу, что Франция не намерена вести переговоры с «псевдо-правительством» и «максималистами». Не получив ответа от правительств стран Антанты, Совнарком вступил в переговоры с Германией. 20 ноября (3 декабря) русская делегация прибыла в Брест-Литовск. И уже на следующий день было договорено, что с 24 ноября (7 декабря) на всём протяжении Восточного и русско-турецкого фронтов устанавливается перемирие. 3 (16) декабря его продлили до 1 января 1918 года (1308). Прекращение военных действий стало фактом.

Предложение революционной Россией мира без аннексий и контрибуций, официально заявленное немцами согласие вести переговоры на этой основе, вызвали широкий резонанс в Европе. Президент США Вудро Вильсон предложил правительствам Антанты выступить с аналогичной декларацией об отказе от аннексий и контрибуций. В декабре такой документ был подготовлен. Но не тут-то было. Жорж Клемансо, который в ноябре возглавил французское правительство и ввёл в стране режим военной диктатуры, решительно отказался. Тогда Вильсон стал действовать самостоятельно и в послании Конгрессу 8 января 1918 года изложил в 14 пунктах свои принципы будущего миропорядка (1309).

Ощущение того, что здесь, в Смольном, на II съезде Советов, в ночь на 27 октября, на их глазах и при их участии творилась история, видимо, присутствовало и у делегатов. Когда они, после единодушного вотирования «Декрета о мире», запели – «Вы жертвою пали…», Джон Рид записал: «Похоронный марш обнажает всю душу тех забитых масс, делегаты которых заседали в этом зале, строя из своих смутных прозрений новую Россию, а может быть и нечто большее…»
(1310).

Когда песня и аплодисменты стихли, Ленин начал доклад «О немедленном уничтожении помещичьей собственности на землю». Именно так назвал доклад председательствующий.

«Правительство рабоче-крестьянской революции, – сказал Владимир Ильич, – в первую голову должно решить вопрос о земле…» Само возникновение «Октябрьской революции ясно доказывает, что земля должна быть передана в руки крестьян». И тот факт, что Временное правительство под разными предлогами оттягивало решение земельного вопроса, является преступлением, ибо привело страну «к разрухе и к крестьянскому восстанию»
(1311).

«Декрет о земле» отменял помещичью собственность на землю без всякого выкупа. Передавал все помещичьи имения, а также земли удельные, монастырские, церковные в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных крестьянских Советов. Любая порча конфискуемого имущества объявлялась «тяжким преступлением». А конкретным руководством по проведению данной реформы должен был стать – уже не раз упоминавшийся сводный крестьянский наказ.

Об истории возникновения этого документа рассказывалось выше. Когда летом ЦИК предложил крестьянам сформулировать свои требования, мужики отнеслись к этому серьёзно. Раньше их никто за людей не считал. И хотя в Государственной думе крестьянские депутаты не раз излагали свои чаяния, ни одна из правительственных комиссий по «земельному вопросу» мнением их не интересовалась. А зря. Оказалось, что «тёмные мужики», о которых так пеклись реформаторы и законотворцы, разбирались в аграрном вопросе вполне здраво и компетентно.

Писались наказы в разных волостях, уездах, губерниях. Но, при всей пестроте местных условий, основные требования повторялись из наказа в наказ. Совпадало главное: «Право частной собственности на землю отменяется навсегда; земля не может быть ни продаваема, ни покупаема, ни сдаваема в аренду… Все недра земли: руда, нефть, уголь, соль и т. д., а также леса и воды, имеющие общегосударственное значение, переходят в исключительное пользование государства».

«Вся земля: государственная, удельная, кабинетская, монастырская, церковная, посессионная, майоратная, частновладельческая, общественная и крестьянская и т. д. отчуждается безвозмездно, обращается в всенародное достояние и переходит в пользование всех трудящихся на ней».


Прежде землю в общине делили «по мужикам». Женщины в счёт не шли. Теперь в наказах писали: «Право пользования землей получают все граждане (без различия пола) Российского государства, желающие обрабатывать её своим трудом, при помощи своей семьи, или в товариществе…»

«Формы пользования землей должны быть совершенно свободны,
подворная, хуторская, общинная, артельная, как решено будет в отдельных селениях и посёлках». Но конские заводы, племенные скотоводства и птицеводства, а также высококультурные хозяйства: плантации, сады, оранжереи, рассадники, питомники, крупный хозяйственный инвентарь конфискованных земель – не подлежат разделу, а, в зависимости от значения, «передаются в исключительное пользование государства или общин».

Наказы предусматривали буквально все детали «великих земельных преобразований»: порядок периодических переделов пашни, переселение на свободные земли за государственный счёт, сохранение приусадебных садов и огородов за прежними владельцами, неприкосновенность земли рядовых казаков, обезпечение стариков, инвалидов, нетрудоспособных.

Что касается помещиков и всех тех, кто пострадал от «имущественного переворота», за ними признавалось, во-первых, право на получение земельных наделов в соответствии с численностью семьи, а, во-вторых, «право на общественную поддержку на время, необходимое для приспособления к новым условиям существования» (1312).

Можно лишь поражаться тому, насколько взвешенно, продуманно, истинно по-государственному, без эгоизма и мстительности, с максимальным стремлением избежать углубления конфликтов подходили к проблемам «Великой реформы» крестьяне. Те, кого «большая пресса» травила как «чернь» и «быдло», как воплощение «анархии» и «пьяного разгула».


Общим местом в нынешней исторической публицистике стало утверждение, что Ленин «перехватил», а говоря проще – «украл» у эсеров их аграрную программу. Это утверждение, по меньшей мере, не корректно. То, что прежняя эсеровская аграрная программа отражала требования крестьянства – это факт. То, что эсеровская фразеология о «социализации», хотя и толкуемая по-своему, влияла в свою очередь на крестьянские умы – это тоже факт. Но столь же необходимо признать и другие факты.
     
18 и 19 октября в «Деле народа» был опубликован написанный Семёном Леонтьевичем Масловым – министром земледелия Временного правительства, аграрный законопроект, о котором Чернов написал, что проект выражает позицию эсеровской партии и является шагом «к великой реформе социализации земли».


«Партия эсеров, – замечает Ленин, – торжественно и всенародно на своих съездах первой (1905 года) и второй (1917 года) русской революции обязалась поддерживать крестьянское требование конфискации помещичьих земель, т. е. перехода их к крестьянам безвозмездно». Об отмене частной собственности на землю и передаче её в общенародное достояние говорилось и в «Наказе». Но ничего этого не содержалось в масловском проекте (1313).

Помещичьи земли не конфисковывались, а зачислялись во «Временный аграрный фонд» и из него передавались в аренду крестьянам. Но в «фонд» поступали не все помещичьи владения. У прежних хозяев оставались плантации и посевы технических культур, а также земли, необходимые прежним собственникам для содержания не только семьи, но и наемных рабочих и наличного скота. Мало того, земля отчуждалась не безвозмездно, а за плату, соответствующую доходности хозяйства. И эта арендная плата, за вычетом платежей государству, поступала прежнему владельцу, то есть помещику.

Наконец, земельные комитеты – главный инструмент «великой реформы» – наводнялись чиновниками, за которыми в конфликтных ситуациях оставалось последнее слово, дабы крестьяне не могли обидеть «законных» собственников. Словом, как заметил Ленин, эсеровский проект делал всё «для соглашения с помещиками, для спасения их». В этом смысле
«партия эсеров обманула крестьян: она переползла со своего земельного проекта на помещичий, кадетский, план “справедливой оценки” и сохранения помещичьей собственности на землю» (1314).

И всё это оказалось пустыми хлопотами. Так уж сошлось, что именно 24 октября, в день, когда была опубликована ленинская статья «Новый обман крестьян партией эсеров», когда большевистский ЦК обсуждал проект «Декрета о земле», масловский проект, поддержанный Исполкомом Совета крестьянских депутатов, поставили в повестку дня заседания Временного правительства. Однако, посчитав уступки крестьянам чрезмерными, кадеты и народные социалисты сняли его с обсуждения и отложили «до Учредительного собрания» (1315).

Что же мы имеем в «сухом остатке»? За всё время пребывания в правительстве, удерживая в своих руках министерство земледелия, эсеры даже не пытались узаконить крестьянские требования. Это – факт первый. Второй – они фактически отошли к октябрю 17-го и от своей программы, и от требований крестьянского «Наказа», заменив их компромиссным масловским проектом. И, наконец, третий факт – сама история возникновения того «Примерного наказа», который составил ядро ленинского декрета…

Когда в августе в редакции «Известий» накопилось достаточное количество крестьянских наказов, из них отобрали 242 наиболее содержательных и решили свести их воедино. Причем поручили сделать это не эсеровским теоретикам, а некой «г-же Ф.». Написавший об этом эсер В. Булатов подчёркивает, что ей было указано: не редактировать крестьянские требования, а лишь «выделить в этих наказах основные мотивы, общие всем им, и положить их в основу сводного наказа…».


Именно эту работу «г-жа Ф.» и проделала. Сводный наказ как раз и цитировался выше. Так что эсеровская «огранка» данного документа, о которой часто упоминают исследователи, более чем проблематична. И гораздо ближе к истине был Ленин, когда на II съезде Советов сказал, что «всё содержащееся в этом наказе» является выражением «безусловной воли огромного большинства сознательных крестьян России…».


Главное же заключалось в том, что именно это непосредственное волеизъявление крестьян Владимир Ильич и предложил съезду сделать Законом нового государства, который будет «проводиться в жизнь по возможности немедленно…». А эсер Булатов, написавший об истории создания сводного Наказа, заметил: «Г-жа Ф. не подозревала, какую честь готовит сюрпризом история её скромному труду» (1316). Мировая история действительно знает не столь уж много прецедентов, когда устои и формы собственности в огромной стране формулировались не политиками, а напрямую – самим народом.

Оппоненты Ленина оказались в сложном положении. Спорить по существу декрета в этом зале было невозможно. Оставалось одно – устроить скандал. И как только Ленин закончил чтение проекта, на трибуну, силой расталкивая сидевших в проходах, взобрался член Исполкома крестьянских Советов Иван Пьяных. От имени Исполкома он заявил протест против ареста министров-социалистов Салазкина и Маслова и потребовал их немедленного освобождения. Его поддержал другой член Исполкома – солдат, который размахивая кулаком заявил, что они не позволят «тиранам и узурпаторам… расправиться с выборными представителями крестьян».

Троцкий ответил, что приказ ВРК об освобождении не только Маслова и Салазкина, но и меньшевиков Гвоздева и Малянтовича был отдан ещё до начала заседания съезда.
Но тут, совершенно неожиданно, на трибуну поднялся тверской делегат – бородатый мужик в овчинном тулупе.

Степенно поклонившись президиуму и делегатам, он сказал, что надо, во-первых, выразить благодарность товарищу Ленину – «самому стойкому защитнику крестьянской бедноты». А во-вторых, «не останавливаться перед арестом всего Исполнительного Комитета Крестьянского Совета, потому что там сидят не крестьянские представители, а кадеты, которые не защищают народные интересы, а предают их, и что место им в тюрьме».


Зал одобрительно загудел, и кто-то крикнул с места: «Кто они, все эти Авксеньтьевы и Пьяных? Они вовсе не крестьяне! Они только языком болтают!». А следующий оратор, эсер-максималист Звездин, заключил: «Мы не можем не отдать должное той политической партии, которая в первый же день без всякой болтовни проводит в жизнь такое дело!..»

Казалось бы, всё – можно ставить декрет на голосование. Но тут включается «вторая тормозная система»: левые эсеры требуют получасового перерыва для обсуждения проекта на фракции. Меньшевики-интернационалисты поддерживают их. Около 11 часов объявляется перерыв, и Ленин обращается к делегатам: «Нам нельзя терять времени, товарищи!.. Никаких задержек!»
(1317).

Итак, последний перерыв. Левые эсеры видели настроение зала. В том, что декрет о земле будет принят, сомневаться не приходилось. ЦК большевиков в последний раз запрашивает левых эсеров – войдут ли они в Совет Народных комиссаров? И есть основания полагать, что ЦК ПЛСР признал допустимость вхождения своих членов в СНК, но не как представителей партии, которая еще не оформилась, а в сугубо личном качестве.

Если такое решение было принято, то понятно, почему в этот последний перерыв было немедленно созвано заседание большевистского ЦК, на которое пригласили трёх левоэсеровских лидеров – Камкова, Спиро и Карелина.

Никаких документов данного заседания не сохранилось. Мало того, в исторической литературе и совещание у Спиридоновой, которое проходило, как пишет Крупская, около 19 часов, и ночное заседание большевиков слиты воедино. Между тем, существует заявление самого Ленина, в котором данное событие поставлено на свое место.

«…Всем известно, – пишет Ленин, – что Центральный Комитет партии большевиков, за несколько часов до образования нового правительства и до предложения списка его членов Второму Всероссийскому съезду Советов, призвал на своё заседание трёх виднейших членов группы левых эсеров, товарищей Камкова, Спиро и Карелина, и предложил им участвовать в новом правительстве. Мы крайне сожалеем, что товарищи левые эсеры отказались, мы считаем их отказ недопустимым для революционера и сторонника трудящихся, мы во всякое время готовы включить левых эсеров в состав правительства…»
(1318).

Видимо, в этот же последний перерыв произошёл и разговор Сталина с Дмитрием Сагарашвили. Во всяком случае, в своих воспоминаниях Дмитрий Алексеевич отметил, что после их беседы очень «скоро съезду Советов был предложен на утверждение список будущих народных комиссаров…» (1319).

Многие лидеры левых эсеров понимали, что совершили ложный шаг. «Я считаю, что в этом отношении, – заявил Владимир Алгасов, – была совершена политическая ошибка». Его поддержал Табаков: «Для нас с самого начала было ясно, что создание однородного социалистического министерства совершенно неприемлемо». А посему, партия «совершила большую ошибку, что не вошла в Совет народных комиссаров». Андрей Колегаев вообще считал, что этот шаг может привести лишь к тому, что «трудовое крестьянство отойдёт от нас. А второе – революция пройдёт мимо нас» (1320).

Буквально спустя несколько дней Владимир Ильич с полным правом мог заявить: «Не наша вина, что эсеры и меньшевики ушли. Им предлагали разделить власть… К участию в правительстве мы приглашали всех… Мы хотели советского коалиционного правительства. Мы из Совета не исключали никого. Если они не хотели совместной работы, тем хуже для них» (1321).

Между тем фракционные заседания делегатов съезда затянулись за полночь. И у левых эсеров, и у меньшевиков-интернационалистов, после дебатов о вхождении в правительство, больше всего говорили не о том, насколько полно выражает проект «Декрета о земле» интересы крестьян, а о том, кого именно следует считать его автором.

У большевиков тоже возникли проблемы. Многие из них уловили, что между декретом и партийной программой есть существенные нестыковки. И Ленину пришлось обстоятельно разъяснять данный вопрос. «Чувствовалось, что он, – вспоминал Филипп Голощёкин, – опасается, что большевики, привыкшие долгие годы спорить против “социализации”, будут возражать, поэтому он штурмовал в своей речи эту позицию»
(1322).

Вместо получаса перерыв растянулся на два с половиной часа. А когда делегаты вновь собрались в зале, прения по «Декрету о земле» были недолгими. Какой-то солдат стал протестовать против ущемления в Наказе права на землю дезертиров. Ленин ответил: «Мы высказываемся против всяких поправок в этом законопроекте, мы не хотим детализации… Россия велика, и местные условия в ней различны; мы верим, что крестьянство само лучше нас сумеет правильно, так, как надо, разрешить вопрос».

В своём заключительном слове Владимир Ильич не стал скрывать, что между большевистской программой и декретом действительно существуют расхождения. «Пусть так, – сказал он. – Не всё ли равно, кем он составлен, но, как демократическое правительство, мы не можем обойти постановление народных низов, хотя бы мы с ним были несогласны. В огне жизни, применяя его на практике, проводя его на местах, крестьяне сами поймут, где правда… В духе ли нашем, в духе ли эсеровской программы, – не в этом суть. Суть в том, чтобы крестьянство получило твёрдую уверенность в том, что помещиков в деревне больше нет, что пусть сами крестьяне решают все вопросы, пусть сами они устраивают свою жизнь. (Шумные аплодисменты)»
(1323).

В два часа ночи «Декрет о земле» ставят на голосование. Подавляющее большинство – за. Против лишь один. Восемь – воздержалось. Джон Рид записывает: «Крестьянские делегаты были в неистовом восторге…» (1324)

«В 2 часа 30 минут ночи, – продолжает Джон Рид, – наступило напряжённое молчание. Каменев читает декрет об образовании правительства: “Образовать для управления страной впредь до созыва Учредительного собрания, временное рабочее и крестьянское правительство, которое будет именоваться Советом Народных Комиссаров. Заведование отдельными отраслями государственной жизни поручается комиссиям… в тесном единении с массовыми организациями рабочих, работниц, матросов, солдат, крестьян и служащих. Правительственная власть принадлежит коллегии председателей этих комиссий, т. е. Совету Народных Комиссаров”.

Далее шёл список: Председатель Совета – Владимир Ульянов (Ленин); нарком по внутренним делам – А. И. Рыков; земледелия – В. П. Милютин; труда – А. Г. Шляпников; комитет по делам военным и морским – В. А. Антонов (Овсеенко), Н. В. Крыленко, П. Е. Дыбенко; по делам торговли и промышленности – В. П. Ногин; народного просвещения – А. В. Луначарский; финансов – И. И. Скворцов (Степанов); по делам иностранным – Л. Д. Бронштейн (Троцкий); юстиции – Г. И. Оппоков (Ломов); по делам продовольствия – И. А. Теодорович; почт и телеграфов – Н. П. Авилов (Глебов); по делам национальностей – И. В. Джугашвили (Сталин) (1325).

Средний возраст этих 15-ти членов правительства был равен 37 годам. Старше 40 было лишь четверо: Ленину и Скворцову-Степанову по 47, Луначарскому и Теодоровичу – по 42. До 30 лет было Дыбенко (28), Ломову-Оппокову (29) и Глебову-Авилову – 30. Восемь наркомов были моложе 40 лет: Крыленко и Шляпников – 32, Милютин – 33, Антонов-Овсеенко – 34, Сталин и Троцкий – 38, Ногин – 39.
Большинство – 10 человек являлись русскими,[/size] двое – украинцами, плюс один – поляк, один – еврейи один – грузин. Из дворян – пятеро, из рабочих – двое, из крестьян – двое, остальные из семей служащих и служилой интеллигенции.

Высшее и неполное высшее образование имели восемь членов правительства: Ленин, Рыков, Милютин, Крыленко, Луначарский, Скворцов-Степанов, Ломов, Теодорович. Остальные компенсировали отсутствие университетских дипломов самообразованием, благо тюрьмы, ссылки и эмиграция давали для этого возможность. И оттого, что тот же Луначарский так и не успел закончить Цюрихский университет, а Троцкий – Одесское реальное училище, нисколько не помешало им стать энциклопедически образованными людьми.

Во всяком случае, американский разведчик, полковник Раймонд Робинс, который часто общался с министрами правительства Керенского, а затем с большевиками – народными комиссарами, написал:
«Первый Совет Народных Комиссаров, если основываться на количестве книг, написанных его членами, и языков, которыми они владели, по своей культуре и образованности был выше любого кабинета министров в мире» (1326). И Ленин стал признанным главой такого правительства.[[/color]
/color]

Данный состав Совета народных комиссаров съезд утвердил подавляющим большинством голосов. Вслед за этим утверждается состав Всероссийского Центрального исполнительного комитета – постоянно действующего советского парламента. В него избирается 101 человек: 62 большевика, 29 левых эсеров, 6 меньшевиков-интернационалистов, 3 украинских социалиста и 1 эсер- максималист.

На этом, в 5 часов 15 минут утра съезд Советов закончил работу. Делегаты затянули «Интернационал», но песня не заладилась. За эти дни все были измотаны до предела и засыпали тут же в зале. Те, кто уезжал или ночевал в городе, потянулись к выходу. Ленин сел в машину и опять поехал к Бонч-Бруевичам.

И тогда и теперь антибольшевистская пресса жевала и будет жевать сюжет о «тёмной, неграмотной массе», которая, поддавшись влиянию большевиков, «не ведала, что творит». Читать это не только скучно. Это просто неправда. И гораздо большего доверия вызывают уже многократно цитировавшиеся записи того же Джона Рида, которого все эти дни более всего поражала именно осознанность действий масс…

«Огромное помещение было битком набито солдатами с суровыми лицами и рабочими. Долгими часами стояли они здесь, неутомимо внимая ораторам. Тяжёлый, спёртый воздух был полон табачного дыма; пахло потом, человеческим дыханием и грязной одеждой».

«Мне никогда не приходилось видеть людей, с таким упорством старающихся понять и решить. Совершенно неподвижно стояли они, слушая ораторов с каким-то ужасным, безконечно напряжённым вниманием, хмуря брови от умственного усилия. На их лбах выступал пот.
То были гиганты с невинными детскими глазами, с лицами эпических воинов».«Делегаты бурно аплодировали,они горели дерзанием, чувствуя себя борцами за всё человечество. И с этих пор во всех действиях восставших масс появилась и осталась навсегда какая-то осознанная и твёрдая решимость»[/color] (1327).

В последующие дни и недели, заполняя вакансии, в Совнарком вошли большевики: Александра Михайловна Коллонтай – народный комиссар общественного призрения, Марк Тимофеевич Елизаров – нарком путей сообщения, Вячеслав Рудольфович Менжинский – наркомфин, Петр Иванович Стучка – наркомюст, Григорий Иванович Петровский – нарком внутренних дел, Александр Григорьевич Шлихтер – нарком продовольствия, Эдуард Эдуардович Эссен – нарком государственного контроля, Николай Ильич Подвойский – наркомвоен и Валерьян Валерьянович Оболенский (Осинский) – председатель Высшего Совета народного хозяйства и нарком по урегулированию и организации производства.

С ноября правительство пополнилось левыми эсерами. Андрей Лукич Колегаев стал народным комиссаром земледелия. Исаак Захарович Штейнберг сменил Стучку на посту наркома юстиции. Проша Перчевича Прошьяна назначили наркомом почт и телеграфов, Владимира Евгеньевича Трутовского – наркомом городского и земского самоуправления. Два Владимира Александровича – Алгасов и Карелин стали наркомами «без портфелей» с правом решающего голоса. Александра Адольфовна Измайлович – наркомом по дворцам Республики, а когда ЦК левых эсеров отозвал её на партийную работу, наркомом государственных имуществ назначили Карелина (1328).

Из 16 человек, пополнивших Совнарком в октябре-декабре 1917 года, старше 40 лет было пятеро (Елизарову – 54, Стучке – 52, Шлихтеру – 49, Коллонтай – 45, Менжинскому – 43), не старше 30 – шестерым (Карелин – 26, Трутовский – 28, Штейнберг – 29, Оболенский, Алгасов и Колегаев – по 30). Полное и неполное высшее образование имели 11 человек (из них 8 – юристы). Из дворян – шестеро, из рабочих – один (Петровский), из крестьян – двое (Елизаров и Стучка).

Совнарком стал таким образом коалиционным двухпартийным «народно-социалистическим правительством», а Третий съезд Советов рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов (январь 1918 года) постановил именовать его – «Рабочее и Крестьянское Правительство Российской Советской республики» (1329).

Расширился состав советского «парламента» – ВЦИК. Ещё в июне 1917 года начались переговоры о немедленном объединении Исполкомов Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских депутатов и Всероссийского съезда Советов крестьянских депутатов. Однако, в связи с большевизацией Советов, эсеры притормозили этот процесс.

Лишь в ноябре 17-го Чрезвычайный Всероссийский съезд крестьянских депутатов, проведённый левыми эсерами, принимает соответствующее решение и 15 ноября 108 членов крестьянского Исполкома (82 левых эсера, 16 большевиков, 3 эсера-максималиста, 1 меньшевик-интернационалист, 1 анархист и 5 – «прочих») входят в состав объединённого ВЦИК, к которому переходят все права Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

И расклад сил в этом «советском парламенте» уже иной: 113 левых эсеров, 92 большевика, 7 – меньшевиков-интернационалистов, 4 эсера-максималиста, 3 украинских социалиста, 1 анархист и 7 «прочих». Левоэсеровское большинство сохранялось до 25 ноября. И современный исследователь Владимир Лавров сетует на то, что левые эсеры не воспользовались этим для «парламентского переворота».

Если бы речь шла о «борьбе за власть», как это принято считать сегодня, то такой соблазн вполне мог бы появиться. Но он не возник, ибо соглашение предусматривало, что объединение происходит на платформе Второго съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, лидерами которого являлись большевики. Да и сами левые эсеры – члены ВЦИК, особенно матросы, пресекали любые попытки вбить клин между ними и большевиками.


Согласно условиям объединения, выработанным ещё в июне 1917 года, помимо членов Исполкомов обоих съездов в состав ВЦИК вводились 80 представителей армии, 20 – флота и 50 – профсоюзов. По мере их прибытия соотношение сил менялось. И уже с 25 ноября большевики стали вновь располагать большинством голосов (1330).

А в январе 1918 года Третий Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов избрал ВЦИК из 326 (а не 306, как принято считать) членов, среди которых было 169 большевиков, 132 левых эсера, 5 эсеров-максималистов, 5 правых эсеров (Пумпянский, Чернявский и др.), 4 анархистов (Ге, Шатилов и др.), 4 меньшевика-интернационалиста (Суханов, Линдов и др.), 2 меньшевиков (Ф. Дан и Ю. Мартов). Партийность пятерых не установлена (1331). И теперь уже вряд ли можно было сомневаться, что этот
многопартийный парламентпредставляет большинство Советов и трудящихся России.

В бурные октябрьские дни Джон Рид записал: «Пусть всё свершилось не так, как они представляли себе, не так, как ожидала интеллигенция. Но всё-таки свершилось – буйно, властно, нетерпеливо, отбрасывая формулы, презирая всякую сентиментальность, истинно…» (1332).

«…И идут без имени святого / Все двенадцать – вдаль / Ко всему готовы, / Ничего не жаль… / Так идут державным шагом – / Позади – голодный пес, / Впереди – с кровавым флагом, / И за вьюгой невидим, / И от пули невредим, / Нежной поступью надвьюжной, / Снежной россыпью жемчужной, / В белом венчике из роз – / Впереди – Исус Христос» – это Александр Блок.

«Господа, вы никогда не знали России и никогда её не любили… Дело не в том “достойны ли они его”, а страшно то, что опять он с ними и другого пока нет…» И ещё он написал: «Революция, как грозовой вихрь, как снежный буран, всегда несёт новое и неожиданное; она жестоко обманывает многих; она калечит в своем водовороте достойного; она часто выносит на сушу невредимыми недостойных; но – это её частности, это не меняет ни общего направления потока, ни того грозного и оглушительного гула, который издаёт поток. Гул этот всё равно всегда – о великом.

Размах русской революции, желающей охватить весь мир (меньшего истинная революция желать не может…) таков: она лелеет надежду поднять мировой циклон…
“Мир и братство народов”– вот знак, под которым проходит русская революция. Вот о чём ревёт её поток. Вот музыка, которую имеющий уши должен слышать» (1333). И какой мещанской пошлостью веет от попыток принизить это великое, опустить его до уровня «дворцового переворота» и драчки за власть.[/b][/size]

Помимо пошлости проявилось, вероятно, и другое – провинциальная ограниченность наших «лениноедов». Это провинциализм урюпинского уездного исправника или того персонажа Салтыкова- Щедрина, который полагал, что можно «закрыть Америку».

Современный исследователь Валерий Дмитриевич Соловей заметил, что нашей публике, к сожалению, не известны труды одного из наиболее авторитетных западных историко-социологических направлений, которое называется «теория революций». Его представители полагают, что за всю историю человечества было лишь две Великих революции: Французская (XVIII ст.) и Октябрьская 1917 года в России.

«…Я уверен в абсолютной исторической правоте данного утверждения, – пишет В. Соловей. – Рядом с октябрьской революцией можно поставить только Великую Французскую. Никакая другая революция – английская, китайская и т. д. – не стоит вровень с Октябрём по своим масштабам и последствиям. Октябрь, действительно, определил XX век» (1334).

Что же касается «драчки за власть», то прислушайтесь к тому, что писал Жак Садуль.

Профессиональный разведчик, атташе при Французской военной миссии капитан Садуль был умным и наблюдательным человеком. Он встречался и беседовал с Лениным, часто разговаривал с Троцким. 26 декабря 1917 года он записал в своем дневнике: «Меня часто спрашивают, любят ли, на мой взгляд, Ленин и Троцкий власть ради власти
. В том, что касается Ленина, никакие сомнения недопустимы. Власть для него не самоцель, но только средство привести к победе Идею.И мне также кажется, как бы ни было заметно удовольствие, которое испытывает от своей власти Троцкий, что он бы не оставил её за собой, если бы должен был через неё служить иному, чем большевизму, делу» (1335).

Власть ради «Идеи»?? Или, как писал генерал Волкогонов Д. А. – власть якобы для того, чтобы «реализовать те книжные схемы, которые он создал, опираясь на “первоисточники марксизма”»??? Так ли это? (1336).

Конечно нет! Для «генералов от марксизма» характер октябрьских событий всегда оставался тайной за семью печатями. О подобного рода оппонентах 17-го года Ленин писал: они «свели марксизм к такому убого-либеральному извращению, что кроме противоположения буржуазной и пролетарской революции для них ничего не существует, да и это противоположение понимается ими донельзя мертвенно».

А что такое Русская революция 1905–1907 годов? Она, отвечает Ленин, была «народной революцией». Её главный признак, как и в 1917 году, состоит в том, что «масса народа, большинство его, самые глубокие общественные “низы”, задавленные гнётом и эксплуатацией, поднимались самостоятельно, наложили на весь ход революции отпечаток своих требований, своих попыток по-своему построить новое общество…».

В такой народной революции как раз и проявляется, считал Ленин, – «действительный интерес “народа”, большинства его, рабочих и большинства крестьян… А без такого союза непрочна демократия и невозможно социалистическое преобразование»
(1337).

Об этой «Идее» народной революции Ленин писал весь 17-й год. И теперь, говоря о политике нового правительства, он заявил:
«Это не политика большевиков, вообще не политика “партийная”, а политика рабочих, солдат и крестьян, т. е. большинства народа… Весь народ именно той политики желал, которую ведёт новое правительство. Оно взяло её не у большевиков, а у солдат на фронте, у крестьян в деревне и у рабочих в городах» (1338). Ту же мысль сформулировал один из левоэсеровских лидеров Алексей Михайлович Устинов:большевистское правительство «не вступило на путь партийной диктатуры, а проводит в жизнь требования всего народа» (1339).

На самом съезде Советов Ленин изложил своё понимание «государственности»: «Пора отбросить всю буржуазную фальшь в разговорах о силе народа. Сила, по буржуазному представлению, это тогда, когда массы идут слепо на бойню, повинуясь указке империалистических правительств. Буржуазия только тогда признаёт государство сильным, когда оно может всей мощью правительственного аппарата бросить массы туда, куда хотят буржуазные правители. Наше понятие о силе иное. По нашему представлению государство сильно сознательностью масс. Оно сильно тогда, когда массы всё знают, обо всём могут судить и идут на всё сознательно» (1340).

Он постоянно повторял: «Мы заявляем, что мы хотим нового государства, что
Совет должен заменить старое чиновничество,что всему народу следует учиться управлять.[/color]Станьте во весь рост, выпрямьтесь, и тогда нам не страшны угрозы» (1341).

Когда Ленин говорил об этом с трибуны съезда, Джон Рид записал: «Невысокая коренастая фигура с большой лысой и выпуклой, крепко посаженной головой. Маленькие глаза, крупный нос, широкий благородный рот, массивный подбородок, бритый, но с уже проступавшей бородкой… Потёртый костюм, несколько не по росту длинные брюки.
Ничего, что напоминало бы кумира толпы, простой, любимый и уважаемый так, как, может быть, любили и уважали лишь немногих вождей в истории. Необыкновенный народный вождь, вождь исключительно благодаря своему интеллекту…» (1342)
6
Вера / Re: СТЯЖАНИЕ ДУХА ИСТИНЫ
« Последний ответ от харчиков евгений Вчера в 17:53:48 »

Выбор
В Екатеринбурге местная власть во исполнения повеления Путина проводит с общественностью встречу, на которой обсуждается процедура выявления общественного мнения относительно дилеммы храм/сквер. Мэр города настаивает на опросе, общественность - на референдуме. Основные аргументы за опрос - мы его проведем быстро, а вот референдум - дело долгое, до осени не управимся. Общественность задает резонные вопросы, среди которых два главных - отсутствие доверия к власти и е манипуляциям и второй, сугубо юридический - опрос имеет рекомендательные последствия, референдум - обязательные.

Понятно, что власть в тупике. С одной стороны, есть указание из-под облаков: опрос и точка. С другой - можно получить новую волну возмущения и неизвестно, какой интенсивности. Люди почувствовали первую, пусть и слабую, победу, а это всегда вдохновляет. Есть и третья сторона происходящего - местные олигархи, которые и инициировали весь конфликт. Они, понятно, ждут от властей, что те любой ценой доведут дело до проплаченного ранее результата. Сковородка, на которой приходится вертеться городскому мэру, на которого и свалили ответственность за происходящее, весьма горяча.

Через крошащийся бетон полностью неадекватного управления страной постепенно пробивается жизнь. В разных проявлениях - то через протестное голосование, прокатывающее кремлевских назначенцев, то через сугубо локальные конфликты вроде мусорного полигона или уничтожения городского сквера. В принципе, это единственная альтернатива гражданской войне, как бы это не показалось странным. Истошные вопли "не допустим майдан" - они как раз ведут к гражданской войне, так как власть может взаимодействовать с обществом в конфликтных ситуациях лишь по двум сценариям - разговаривать или вызывать из Сирии авиагруппу и бороться с терроризмом на ближних подступах по отработанной схеме - через бомбардировки больниц, школ, истребление женщин и детей. Грубое и наглое навязывание решений - прямой путь именно к гражданской войне.

Другой вопрос, что у нынешней российской власти есть свой предел прочности: авторитарные режимы имеют очень небольшой диапазон по гибкости. Поэтому путинский режим не приспособлен к нормальному диалогу с обществом. Ему придется решать вопрос - либо заканчивать эту вашу демократию и давить, либо начинать собственную внутреннюю трансформацию. Которая неизбежно закончится его крахом.

Проблема в том, что простое решение - давить - ему уже почти не под силу. Слишком много болевых и конфликтных точек во взаимоотношениях власти и общества, при этом внутри самой власти идет ожесточенная борьба. А война на два фронта - это всегда поражение. Идейный предшественник нынешнего режима, победу над которым в 45 году он присвоил почему-то себе, тому прямое подтверждение. Инстинктивно власть старается избежать этого сценария, но выбор всё равно придется делать. Или война с собственным народом и гарантированный крах в конце, или добровольная трансформация - и тоже гарантированный крах в ходе нее.

Выбора на самом деле нет - есть просто два разных способа, как путинский режим уйдет в историю. Громко и с кровью или тихо сгниет в своем болоте, распадаясь на продукты гниения. Пока выбор не сделан, но то, что происходит в Екатеринбурге, в Архангельске - это менее травматичный для страны вариант по последствиям. Хотя вопли про майдан являются его неизбежным спутником.

ПС. Мэру задали вопрос: почему организация референдума в Крыму заняла две недели, а в Екатеринбурге потребуется полгода. Мэр загадочно улыбнулся. А чего тут отвечать?
8
 18 мая 2019, 04:01 

  Российский суд на страже интересов иностранцев     

Российский суд на страже интересов иностранцев  Санкт-Петербурге судья обязал россиянку отдать трехлетнюю дочь мужу-датчанину
Судебная тяжба гражданки России Алены Захаровой и датчанина Янника Петерсена, предметом которой стала их маленькая дочь Сесилия Милана, привлекла внимание редакции РИА «Катюша», прежде всего, решением Дзержинского суда Санкт-Петербурга, поставившего во главу угла не российские законы, а Гаагскую конвенцию 1980 года, и принявшего решение не в пользу матери и ребенка (к слову, Сесилия родилась в Санкт-Петербурге, имеет российское гражданство и говорит исключительно по-русски). Навскидку трудно вспомнить подобные дела, в которых российские суды столь явно защищали бы интересы иностранцев и даже игнорировали позицию органов опеки и прокуратуры, вставших на сторону Захаровой. При этом судья прекрасно понимал, что возвращение девочки в Данию фактически означает ее разлучение с матерью – после заявления отца ребенка Захаровой там светит уголовное дело за «похищение» ребенка, хотя сам факт похищения под большим вопросом.
 
 Как следует из рассказа RT , Алена Захарова переехала из России в Данию в 2013 году, где познакомилась с датчанином Янником Риисом Петерсеном. Несмотря на завязавшиеся между молодыми людьми отношения, Петерсен с самого начала не был заинтересован в браке с россиянкой, как не был рад и ее беременности. По этой причине Алена в 2016 году вернулась в Россию. Однако накануне родов датчанин приехал в Санкт-Петербург и объявил, что все же хочет считаться законным отцом ребенка. В июне 2016 года у пары родилась дочь Сесилия Милана Петерсен – девочка сразу же получила российское гражданство и прописку в Санкт-Петербурге.
 
 После рождения ребенка пара вернулась в Данию, где спустя месяц Алена и Янник расписались. По словам родственников россиянки, первое время семейная жизнь Захаровых-Петерсен складывалась хорошо – дочь получила гражданство Дании, а россиянка – вид на жительство. Средства, которые датское правительство выделяло Захаровой по уходу за ребенком, приходили на счет мужа, в связи с чем женщине все сложнее было обеспечивать себя и дочь самостоятельно. Молодая мама работала нянечкой в детском саду, и ей вполне хватало на жизнь, но спустя два года начались проблемы. Муж начал предпринимать попытки ограничить ее в правах на воспитание и общение с дочкой, намеревался отдать девочку на воспитание своей матери, угрожал и вовсе отобрать ребенка.
 
 «Муж работает в ночную смену, поэтому он хотел, чтобы ребенок как можно раньше пошел в сад, чтобы он, возвращаясь с работы, мог спокойно отсыпаться. Петерсен хотел отправить Милану в сад в три месяца, но там не было мест. Алена поняла, что происходит что-то странное, потому что муж не захотел продлевать ей вид на жительство. Потом они (муж и его семья) пытались заставить ее пойти к нотариусу, чтобы подписать документы о том, что Милана будет жить пять дней с бабушкой, один день – с папой и только один день – с Аленой. Начались скандалы», – цитирует RT сестру Захаровой.
 
 Алене стало страшно из-за возможной потери общения с дочерью, и осенью 2018 г. девушка решила забрать Сесилию и вернуться к родителям в Санкт-Петербург. Датчанин отреагировал на побег жены оперативно, обратившись в датскую полицию и органы опеки. Опека временно ограничила Захарову в родительских правах, причем приняла это решение всего за два часа. Дело в том, что Янник скрыл от сотрудников факт наличия у Алены разрешения на путешествие с ребенком сроком на три года, подписанного мужем собственноручно.
 
 Вернувшись на родину, Захарова стала искать юридической поддержки, и по незнанию обратилась за помощью, мягко говоря, не совсем по адресу – к постоянной героине публикаций «Катюши», уполномоченной по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлане Агапитовой. Та дала совет подавать исковое заявление о разводе и определении места жительства несовершеннолетнего ребенка с матерью, однако в Смольнинском суде СПб посчитали невозможным «грамотно известить об этом отца внучки». В итоге ценное время было потеряно, и Алену ждало рассмотрение иска отца Сесилии в рамках Гаагской конвенции 1980 года – ратифицированного Россией документа, регламентирующего гражданско-правовые аспекты международного похищения детей.
 
 И тут на арену вышел Дзержинский суд Петербурга, для которого судьба российской мамы и имеющей двойное гражданство девочки оказалась второстепенной по сравнению с претензиями истца-датчанина. Как отмечают родственники Алены, ни до родов, ни после них Янник не проявлял к ребенку интереса, и после отъезда жены он ни разу не поинтересовался, как ее здоровье, что кушает девочка, как она растет. При этом на территории Дании предусмотрено уголовное наказание за кражу ребенка, соответственно, возвращаться туда вслед за Сесилией для Захаровой чревато. В ходе основного слушания дела Алена с адвокатом апеллировали к суду наличием нотариально заверенного разрешения Петерсена на выезд дочери из РФ в страны Шенгенского соглашения сроком на три года, однако это не помогло. Российские органы опеки и прокуратура также дали на суде заключения о том, что ребенку лучше оставаться с мамой. Опека в своем заключении ссылалась на статью 38 Конституции РФ о государственной защите материнства и детства, а также на провозглашенную Генеральной Ассамблеей ООН Декларацию прав ребенка и Конвенцию о правах ребенка 1989 года.
 
 Однако судья пренебрег всем выше перечисленным и, опираясь на положения Гаагской конвенции, удовлетворил требование Янника и постановил вернуть ребенка в Данию. Решение было озвучено к вящей радости адвоката датчанина – известного либерала Антона Жарова, которому, очевидно, совершенно наплевать на психологический комфорт девочки.
 
 «Когда речь идет о возврате детей за границу, в принципе, нет вопросов о том, хорошо или плохо кому-то жилось. Когда один из родителей ворует ребенка за границу, единственное решение, которое может принять суд, – вернуть ребенка в ту страну, откуда он похищен, и только там, по месту постоянного жительства будут решаться все остальные вопросы», – рассказал адвокат о позиции стороны мужа.
 
 Понятно, что деньги не пахнут, и качество жизни Сесилии без матери для Жарова – дело десятое, однако в его логике есть и фактические нестыковки. Если у Захаровой имелось разрешение на выезд от мужа, значит, похищением здесь и не пахнет – дочь была вывезена в Россию на законных основаниях.
 
 «Почему мы так боимся этой Гаагской конвенции? Почему мы не можем выносить в судах решение в пользу ребенка и мамы? Почему мы не можем сказать папам-иностранцам и их адвокатам: «Извините, товарищи, но оснований удовлетворить ваш иск у нас нет», хотя имеем при этом все документы (для отказа в иске)?!» – удивляется сестра Захаровой.
 
 Также существуют международные требования ООН о неразлучении малолетнего ребенка с матерью, не говоря уж о том что сама трактовка вывоза девочки матерью из Дании при наличии согласия отца не может трактоваться как похищение.
 
 Сейчас семья Захаровой ждет выдачи текста решения, чтобы обжаловать его в апелляционной инстанции. Надеемся, ей удастся отменить этот циничный документ -а компетентным органам неплохо бы присмотреться к личности судьи-поклонника Гаагской конвенции. Ранее «Катюша» рассказывал что целый ряд таких деятелей в мантиях в 2010 году вывозились шведской резидентурой (конкретно агенством SIDA) в Швецию для «обмена опытом» за счет, естественно, принимающей стороны. К сожалению, закон «О статусе судей» запрещает проводить оперативно-розыскные мероприятия в отношении иностранных агентов в судебных мантиях, но кое-какие возможности для выведения их на чистую воду все же есть-было бы желание и политическая воля.
 
 «Катюша» продолжит следить за битвой Алены Захаровой за собственную дочь.
....

Родительские организации вывели общий знаменатель антисемейных «ценностей» элиты: одержимость
 17.02.2019



  В российских регионах поднимается волна протестов патриотических и родительских организаций. И дело не только в пенсионной и налоговой реформах и олигархическом экономическом курсе, оставляющем народ без средств к существованию. Дело еще и в попытках элиты влезть в семью и в душу каждого человека, в навязывании обществу античеловеческих, антихристианских «ценностей» вроде цифровизации, ювенальных технологий, секспросвета и т.п. Последней каплей стали попытки легализации педерастии на Кавказе. В минувшую среду в Пятигорске прошла крупная конференция родительских организаций страны «Угрозы и вызовы обществу, культуре, образованию, традициям народов в современной России», главными требованиями которой стали немедленная отмена проекта «Цифровая школа» и возвращение уголовной ответственности за гомосексуализм

 Как говорилось в пресс-релизе слушаний, организованных МОД «Родительский комитет» Северо-Кавказского округа, «Необходимость рассмотрения на уровне общественных слушаний острых вопросов, волнующих родительскую общественность в деле образования и воспитания детей, защите семейных и традиционных ценностей, здравоохранения граждан возникла в связи с непрекращающимися попытками либеральных сил подменить традиционные общественные и государственные институты их противоестественными аналогами. В числе этих угроз — активизация ЛГБТ-пропаганды, цифровизация системы школьного образования, а также всех сторон общественных и гражданских отношений, введение единого электронного паспорта, замещающего все личные документы гражданина, создание банка биометрических данных граждан, присвоение личного номера — штрих-кода или чипа, — а также «презумпция согласия на трансплантацию органов».

На слушания в конференц-зал отеля Бештау в Пятигорске собралось порядка 500 человек: всем места не хватило, люди стояли в проходах и в фойе. Помимо местных жителей и приглашенных экспертов, были делегации из разных городов и общин Кавказа, казаки, чеченцы, абхазы, адыги и др. В президиуме собрались известные в родительском движении спикеры со всей страны: директор института демографической безопасности Ирина Медведева, детский психолог и писатель Татьяна Шишова, доцент МГИМО Ольга Четверикова, писатель Юрий Воробьевский, эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи гл.редактор РИА Катюша Андрей Цыганов, глава «Родотпора» Николай Мишустин, председатель Абхазо-Адыгской общины КМВ Асланбек Кячев, руководитель общественной организации «Наш дом Грозный» Сайпутдин Гучигов и другие.

Главным катализатором собрания стала скандальная попытка представителя движения по защите прав гомосексуалистов влезть в Ставропольскую Думу с целью побудить ее выступить с законодательной инициативой о запрете антипедерастической пропаганды путем признания половых извращенцев «социальной группой».  Хотя провокация содомитов была сорвана — после скандала и массовых обращений в органы власти Ставропольская Дума отказалась рассматривать этот вопрос, а гомосека, автора запроса, даже выгнали из института, в обществе пошла волна сопротивления, которая и вылилась в нынешнюю конференцию.

Главное, чем запомнились эти слушания — удивительное единодушие и доброжелательное отношение друг к другу представителей самых разных народов, сохранивших свою культуру и ценности и выступающих заодно против общего зла. Ювенальная юстиция, интеллектуальное растление (секспросвет), цифровизация школы и прочих сфер жизни, навязывание прививок, в том числе неопробированных и вызывающих бесплодие и страшные болезни, не говоря уж о попытках насаждения содомии и абортов, совершенно отчетливо воспринимаются всеми участниками слушаний (да и вообще большинством думающих людей) не просто как абсолютное зло, но как целенаправленно продвигаемые проекты мировых финансовых элит, направленные на сокращение населения (депопуляцию), если хотите, геноцид коренных народов России и других стран.

Именно депопуляция, т.е. сокращение населения любыми способами, была главной целью идеологов «золотого миллиарда» при разработке протоколов Каирской конференции по народонаселению. Россия присоединилась к этому варварскому акту в 1994 году благодаря могильщику СССР предателю Яковлеву, и, как неоднократно заявляла нынешняя спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, продолжает исполнять взятые на себя обязательства. Впрочем, в Европе и множестве стран «третьего мира» ситуация в этом смысле гораздо хуже: одна статистика развития гомосексуализма (от его почти полного отсутствия в традиционной деревне прошлого века до нынешней содомизации целых стран) чего стоит! Кстати, по словам детского психолога Ирины Медведевой, американские исследователи давно опровергли мифы о существования некоего «гена гомосексуальности», и все разговоры о якобы нормальности этого заболевания не имеют под собой никакой научной основы, не говоря уж о том, что гомосексуализм успешно лечится (например, школа советского психиатра Яна Голанда). Комментируя попытку ставропольских содомитов ввести ответственность за «нетолерантное» отношение к ним, выступавшие представители кавказских республик и казачества не стеснялись в выражениях, требуя не только сохранить «право называть дерьмо дерьмом», но и ввести уголовную ответственность не только за пропаганду, но и за саму педерастию (что достаточно гуманно по сравнению с рядом африканских стран вроде Алжира или Зимбабве, где содомитам до сих пор рубят головы).

Как заявил на конференции в Пятигорске представитель Общественного уполномоченного по защите семьи Андрей Цыганов, недавний Всемирный конгресс семей в Кишиневе показал, что нашу страну в мире воспринимают как островок консерватизма и защитницу традиции, несмотря на то, что значительная часть российской элиты пытается встраиваться в новый мировой порядок и продвигать античеловеческие методички МВФ, Всемирного банка, Юнисеф и других глобалистских структур. На общем фоне Кавказ, особенно Чечня и Ингушетия, занимает особое место: ранее «Катюша» уже рассказывала, например, о том, что местные регламенты межведомственного взаимодействия субъектов профилактики безнадзорности обязывают полицейских защищать семью, а не изымать найденных на улице детей, как в Москве или в Петербурге. На Кавказе даже партия «Яблоко» другая: так, глава отделения партии по Кабардино-Балкарии Хаким Кучмезов после просьбы о сотрудничестве от половых извращенцев послал их лечиться.

Среди самых интересных докладов конференции стоит отметить выступление доцента МГИМО Ольги Четвериковой, которая рассказала о проекте «Цифровая школа», являющегося продолжением проекта МЭШ и воплощением самых страшных и бредовых идей авторов форсайтов.  По словам Ольги Николаевны, одна из задач трансгуманизма —  создание бесполого человека. Вдохновителями всех этих МЭШ с их «индивидуальными образовательными траекториями», как и прочих цифровизаторов, являются некий «Институт сингулярности» из Силиконовой долины США, а также ряд крупных американских банков и IT компаний: Sisco, Apple и др. По сути, речь идет о тоталитарной секте, адепты которой, вроде Германа Грефа или нынешнего представителя Президента по цифровизации Дмитрия Пескова, навязывают обществу совершенно античеловеческие правила. Цифровики неслучайно выбрали своей главной целью разрушение образования: именно его американские стратеги времен холодной войны называли главной угрозой своим национальным интересам. Удаление воспитательной компоненты из образования, тестовые системы оценки знаний (ЕГЭ, ГИА, ВПР) — это все этапы разрушения русской школы. Цифровизация, начавшаяся с введения электронных дневников, — это завершающая стадия. По планам цифровизаторов, к 2022 году от классического массового образования не должно остаться ничего: сплошная геймификация (игры), тьюторы, психотесты и планшеты вместо учителей и экзаменов с домашними и контрольными работами, электронные досье и персональные траектории развития, определяемые с помощью искусственного интеллекта. Все это цифровое безумие — уже не просто фантазии «цифровых евангелистов», а содержание госпрограммы «Цифровая школа» с бюджетом 507 млрд рублей. По сути дела, песковы и компания (кстати, оператором программы «Цифровая экономика» является не государство, а некое одноименное АНО) ставят эксперимент над нашими детьми, не спросив согласия родителей и общества. Несмотря на то, что есть огромное количество исследований, однозначно доказывающих вред цифровизации: в частности, на Западе есть даже понятие «цифровое слабоумие» — излишнее увлечение компьютерами и прочими гаджетами ведет к деменции, аутизму и т.п. Полностью выступление Ольги Николаевны можно прослушать здесь:

Родительские организации вывели общий знаменатель антисемейных «ценностей» элиты: одержимость
https://www.youtube.com/watch?v=nSXMV_iadek
<a href="https://www.youtube.com/v/nSXMV_iadek" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/nSXMV_iadek</a>

Кстати, буквально накануне конференции в Пятигорске, в прошлое воскресенье, аналогичная конференция прошла на Урале, в Челябинске: там тоже собралось несколько сотен человек, обеспокоенных цифровизацией всех сфер жизни, в том числе образования, также обсуждалась недопустимость введения универсальных цифровых идентификаторов личности, замены бумажных документов электронными метками, биометрическими данными и чипами.

Итогом обеих конференций стали резолюции, отправленные во все органы светской и церковной власти.

РИА Катюша

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ ГРУППУ ВКОНТАКТЕ

Поддержать наш проект пожертвованием

Источник: http://katyusha.org/view?id=11499

9

 18 мая 2019, 03:49



ПАСЕвная поза: власть готова остаться в Совете Европы, патриоты требуют выхода из организации

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров сегодня в Финляндии заявил что Россия готова и дальше выполнять свои обязательства перед Советом Европы, включая финансовые.

Эти слова можно трактовать так, что российская власть, несмотря на все намеки о возможности выхода из ПАСЕ, решила прогнуться перед Евросодомом и вернуться в тусовку евробюрократов, чтобы получить право посидеть в уголке, пока Литва, Польша, Украина и другие будут поливать нашу страну помоями за Крым или «дискриминацию ЛГБТ». Особенно циничным это заявление Лаврова выглядит на фоне недавнего решения ЕСПЧ признать незаконными решения российских властей о запрете гей-парадов. Патриотические организации Петербурга направили Лаврову и в Совет безопасности России открытое письмо с требованием выхода из Совета Европы и из под юрисдикции ЕСПЧ.

Сегодня в ПАСЕ напряженный день. С одной стороны, там хотят вернуть Россию к уплате членских взносов, из-за отсутствия которых еврочиновникам придется увольнять чуть не каждого десятого, а с другой нужно осудить Россию за «дискриминацию ЛГБТ» в рамках Международного дня борьбы с гомофобией, трансфобией и бифобией. Казалось бы, в чем здесь логика для России – зачем платить абсолютно бесполезной структуре, чьи резолюции не имеют юридически значимых последствий. Но нет, официальные лица РФ – Сергей Лавров и Дмитрий Песков, в целом не против вернуться в данную организацию, если им вернут все права. «Мы не стремимся выходить из Совета Европы, как об этом пытаются распускать слухи. Не отказываемся ни от одного из своих обязательств, включая финансовые. Ценим тот позитивный вклад, который СЕ внес и продолжает вносить в развитие российского национального права, реформирование судебной системы, системы органов исполнения наказания, решение многих других гуманитарных вопросов. Заинтересованы в продолжении нашей работы в СЕ на основе норм международного права, целей и принципов Устава ООН, которые должны толковаться и применяться в их неразрывной взаимосвязи», - цитирует слова Лаврова сайт МИД РФ.

Далее последовало заявление министра иностранных дел Германии Хайко Маас, который сообщил СМИ что в ходе переговоров Комитета министров Совета Европы (КМСЕ) в Хельсинки было решено, что Россия должна остаться в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ).

«Хорошо, что мы достигли договоренности, что Россия должна остаться в Парламентской ассамблее Совета Европы, в том числе потому, чтобы миллионы россиян могли просить защиты в Европейском суде по правам человека», — процитировал Мааса Twitter-аккаунт МИД Германии. Заявление КМСЕ на следующей неделе рассмотрит Бюро ассамблеи. После этого для возвращения России понадобится принять поправки о правах национальных делегаций — только в таком случае РФ сможет принять участие в летней сессии ПАСЕ. Перед этим России уже прямо заявили, что она обязана платить за поливание ее же грязью или ее исключат из клуба «Уважаемых представителей цивилизованной Европы». «Ситуация, когда государство-член перестало участвовать в работе одного из уставных органов и не платит свой финансовый взнос, неприемлема. Поэтому мы должны работать над тем, чтобы исправить это, и каждый должен в полной мере внести свой вклад в это решение. Наши соответствующие решения следуют той же логике, что, с одной стороны, все государства-члены должны быть представлены в уставных органах и выполнять свои финансовые обязательства. И что, с другой стороны, два статутных органа должны действовать синергически в случае несоблюдения государством-членом стандартов, защищаемых организацией», - приводит официальный сайт организации слова председателя ПАСЕ Лилиан Мори Паскье.

Смысл тут прост – европейцы крайне возмущены, что подлая и дремучая Россия смеет не платить. Задолженность России перед Советом Европы, после того как в 2016 году она отказалась от участия в работе ПАСЕ и перестала выплачивать членские взносы, составляет примерно €60 млн или если по курсу то всего 4 млрд 329 млн рублей. Такую цифру привел в прошлом году пресс-секретарь генсека Совета Европы Дэниель Хольтген. Его комментарий последовал после того, как эту цифру на полях Всемирного экономического форума в Давосе назвал глава МИД Финляндии Тимо Сойни (его страна в настоящее время председательствует в Совете Европы). Как уточняет агентство, Сойни сообщил, что в мае 2019 года (срок истечения президентства Финляндии в Совете Европы) Хельсинки рассчитывает найти компромисс по возвращению России к работе в Совете Европы, в том числе по выплате долга Москвы в размере €60 млн. Хольтген подтвердил, что «это примерно эта цифра».

При этом, общий размер бюджета СЕ в 2017 году составлял более €454 млн. Эти деньги идут на финансирование всей структуры Совета Европы: Комитета министров, ПАСЕ, Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и Конгресса местных и региональных властей.

Добавим к этому еще и решение Турции вернуться к статусу обычного вкладчика, которое привело к потере €20 млн и получаем уже €80 млн или в районе 18% от общего бюджета. То есть, если евробюрократам не удастся вернуть обратно Россию и Турцию, то придется сокращать каждого пятого уважаемого бюргера с приличной зарплатой.

Тут стоит отметить, что будучи членом СЕ с 1996 года, Россия ежегодно платила примерно по €33 млн. То есть с 1996 по 2016 год сумма выросла до €660 млн или 47 млр 653 млн рублей – стоимость строительства хорошего промышленного комплекса или бюджета среднего российского областного центра. И ведь нельзя сказать, что данная организация не работала по России. Сколько труда и времени было вложено в резолюцию по осуждению дремучих русских дикарей. Всего в сторону России было выписано до сотни гневных резолюций по жестокости к ваххабитам в Чечне, делу "ЮКОСа", осуждению признания Россией Южной Осетии и Абхазии. А воссоединение с Крымом привело к тому, что ПАСЕ приостановила право голоса российской делегации, а наша делегация в ответ приостановила деятельность в ПАСЕ.
Не сидела ПАСЕ сложа руки и после ухода оттуда России. Вот последние важные документы оттуда.

Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла резолюцию «о гуманитарных последствиях войны на Украине». В документе от России, которой там не было, потребовали отказаться от поддержки Донецкой и Луганской народных республик и не признания Москвой паспортов ДНР и ЛНР и иных документов, включая судебных решений, выданных на неподконтрольных Киеву территориях. Кроме того, в ПАСЕ потребовали «обеспечить соблюдение прав человека в Крыму и освободить всех захваченных лиц, уважая их права и свободы». Автором резолюции выступил парламентарий из Литвы Игидиус Варейкис, принято подавляющим большинством.

Также парламентская ассамблея Совета Европы практически единогласно приняла резолюцию, в которой призвала Россию провести расследование "преследования ЛГБТИ-сообществ" в Чечне или разрешить международной правозащитной организации провести независимое расследование. "Ассамблея призывает Российскую Федерацию провести независимое и эффективное расследование преследования представителей ЛГБТИ (лесбиянки, геи, бисексуалы, транссексуалы и интерсексуалы) в Чеченской Республике и гарантировать, что виновные не окажутся безнаказанными", - говорится в резолюции, принятой на сессии ПАСЕ.

Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла резолюцию по ноябрьскому инциденту в Керченском проливе. Ассамблея осудила «использование военной силы со стороны России против украинских военных кораблей и их экипажей» и призвала Москву «немедленно освободить украинских военных и обеспечить им медицинскую помощь и необходимую юридическую и/или консульскую помощь».
Это, для понимания, лишь основные резолюции только за 2018 год. И вот за это мы теперь будем снова платить, если российской делегации разрешат там посидеть… К слову, уже готовиться и новая резолюция по России, где будет отмечена дискриминация ЛГБТ. Об этом сказано в докладе представителя по вопросу о правах ЛГБТИ Виолетты Томич на официальном сайте, к сегодняшнему празднованию в рамках в рамках Международного дня борьбы с гомофобией, трансфобией и бифобией.

"17 мая в Европе есть много поводов для празднования за права людей с различными сексуальными ориентациями, гендерной идентичностью и выражениями или сексуальными характеристиками. Антидискриминационные законы становятся все более всеохватывающими; упрощаются юридические процедуры признания пола; однополые пары лучше признаются во многих национальных законах; растет осознание потребностей и прав интерсексуальных людей.

Но гомофобия, трансфобия и бифобия по-прежнему затрагивают ЛГБТИ по всей Европе, во всех сферах жизни. Ненависть и предрассудки выражаются не только в жестоких нападках или высказываниях ненависти отдельных лиц, но и в законах и государственной политике, которые закрепляют неравенство, в политических речах и референдумах, нападающих на права меньшинств, а иногда и в спонсируемых государством нападениях на ЛГБТИ», - говорится в документе.

Более того, Виолетта отметила, что выражает надежду на усиление работы по противодействию антигендерному движению. Само собой, на усиление, особенно в таких не толерантных странах, как Россия, ей понадобятся деньги. Те самые, которые собирается заплатить г-н Лавров с тов. Песковым. И это пожалуй самый яркий пример политического мазохизма, когда насилуемый будет оплачивать собственное изнасилование да еще лицами «правильной ориентацией».

Патриотические организации России, возмущенные подобной политикой руководства внешнеполитического блока страны, направили в адрес Лаврова вот такое открытое письмо:


Источник: http://katyusha.org/view?id=11988
10
 16 мая 2019, 04:05

Лоббистов депатологизации извращений встретили пикетами у Общественной палаты



Попытка западных извращенцев из ВОЗ, готовящихся продавить новую международную классификацию болезней (МКБ-11) с исключением трангсендерности из числа заболеваний, устроить провокационную научную дискуссию в стенах Общественной палаты РФ провалилась.

Западных психиатров у входа в ОПРФ встретили пикетчики, а внутри ОПРФ раздавали научные статьи, разоблачающие ложь депатологизаторов. В итоге организаторы семинара не решились включить вопрос о трансгендерах в повестку обсуждения.

Как уже рассказывала «Катюша», семинар в ОПРФ назывался «Современная диагностика психических расстройств: МКБ-11 (международная классификация болезней 11-го пересмотра)», организатором стал некто Георгий Костюк, главврач Московской психбольницы им. Н.А. Алексеева, который также является членом ОПРФ и заседает в комиссии по охране здоровья граждан иразвитию здравоохранения.
Гостями Костюка стали профессор Джеффри Рид, руководитель проекта по пересмотру Международной классификации болезней Департамента ВОЗ по вопросам психического здоровья и злоупотребления ПАВ, Женева, Швейцария и профессор Вольфганг Гебель, экс-Президент Европейской психиатрической ассоциации, заведующий кафедрой психиатрии и психотерапии Дюссельдорфского университета имени Генриха Гейне, Главный врач Клиники LVR- Klinikum (Дюссельдорф, Германия) Целью совещания был некий «мастер-класс» для российских психиатров в преддверии принятия Генеральной Ассамблеей ВОЗ новой, 11-той Международной классификации болезней.

Попавшие в СМИ проекты МКБ-11 предусматривают исключение из списка психических расстройств не только гомосексуализма (этого западные извращенцы из ВОЗ добились давно и теперь всеми правдами и неправдами принуждают и Россию признать этот антинаучный бред), но и другие извращения, в частности, трансгендеризм. В частности, главный гость Костюка Джеффри Рид требовал устранить препятствия к членовредительству (хирургическому удалению лишних, с точки зрения ребенка, органов) и назначению гормонов, задерживающих сексуальное развитие.

Хотя организатор сборища Георгий Костюк позаботился о том, чтобы на семинар не смогли попасть его идеологические противники из числа российских психиатров, не разделяющих новейших психиатрических пристрастий ВОЗ, самый скандальный вопрос — о трансгендерности и прочих половых перверсиях — в первый день семинара не поднимался и, скорее всего, не будет подниматься и сегодня.
У входа в ОПРФ участников совещания и вчера и сегодня встречали пикетчики с плакатами о том, что России не нужна легализация извращений и что тут не рады ни Джеффри Риду, ни другим западным лоббистам извращений.



Внутри здания ОПРФ общественники раздавали обращение к научным кругам России и мира группы «Наука за правду» против легализации гомосексуализма и трансгендерности на русском и английском языках, их можно почитать тут: http://zavtra.ru/blogs
/politicheskie_prichini_depatologizatcii_gomoseksualizma_i_transseksualizma, а также статьи, доказывающие, что пропаганда превращает детей в трансгендеров: http://www.pro-lgbt.ru/550/.
Охрана Общественной палаты всячески оберегала Джеффри Рида от пикетчиков, поэтому он не только не получил оскорблений действием, но даже не смог взять копию научной статьи, которая, если он, конечно, сам не является извращенцем, могла бы поколебать его убеждения. Впрочем, при желании он всегда сможет найти всю нужную информацию в интернете.

Вообще, по отзывам участников семинара, на мероприятии обсуждались новые принципы диагностики и классификации психических заболеваний, причем выступления российских специалистов были весьма профессиональными. На их фоне поведение западных профессоров, которые явно уступают в образованности и в практике многим российским коллегам, но при этом изначально взяли покровительственный тон, многих откровенно покоробило. Напоследок Джеффри Рид заявил, что нынешняя версия МКБ-11 не является полной и что будут некоторые дополнения, так что есть большая вероятность того, что ВОЗ в ближайшее время легализует любые извращения, какие только придут в голову хозяевам этой организации из числа идеологов «золотого миллиарда» без учета позиции России и ее населения, в лучшем случае, просто договорившись с нашей компрадорской «элитой», которая, в данном случае в лице министра здравоохранения Вероники Скворцовой, уже давно является сторонницей «современного подхода» к здравоохранению.

Источник: http://katyusha.org/view?id=11966

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10