Автор Тема: Инглиш  (Прочитано 14098 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2652
Re: Инглиш
« Ответ #15 : 20/09/17 , 12:12:33 »


Оригинал взят у madmax в Как я переехал в Америку и задолбался считать всё в фунтах и галлонах




Вначале было мясо. Я глянул на ценник — недорого, и заулыбался. После цены стояли буковки l и b. Вот так — $5.99 lb.
Я попросил два и продавец начал свои манипуляции: надел одноразовые перчатки, достал кусок мяса из витрины, бросил на весы, ввел код, схватил напечатанный стикер и шлепнул себе на рукав. Затем завернул покупку в вощеную бумагу, в оберточную, оторвал длинную полоску и, опоясав сверток, прихватил стикером, сорванным с рукава, потом передал мне.
Знаете, как бывает, когда ждешь в руку тяжелое, а ложится вдвое легче? Рука подпрыгнула вверх. Я взвесил мясо в руке и подумал: «Ну вот меня и накололи в первый раз в Америке».
Позже я узнал, что такое lb. Это от латинского «libra pound», или фунт. Почему они используют libra, а не pound, когда пишут ценники, я до сих пор не в курсе.
453 грамма, приблизительно полкило. Добро пожаловать в приблизительный мир. Я вырос в метрической вселенной, делимой на десять, где все ясно и логично. Пользовался миллиметрами, сантиметрами, а дециметры обходил, ведь дециметр — изгой, не нужный никому, кроме учительницы математики. Метр внушал уважение, километр был испытанием, три километра равнялись семи с половиной кругам по стадиону в дождь. Кто мог подумать, что где-то на другом краю земли люди измеряют расстояние в ступнях, а объем — в чашках?
Хождение по магазинам первое время напоминало упражнения на общую эрудицию. Помимо фунтов на передний план вышли унции, для пущего веселья оказавшиеся сухими и жидкими. Что делать с унцией, равной 28 граммам, я до сих пор не возьму в толк. Ни умножить её, ни разделить.
От единиц объема вроде чайной ложки или чашки веяло домашним уютом. Потом была пинта, равная двум чашкам, и кварта, в которой две пинты. Галлон и баррель звучали гордо и печально, как список павших воинов. Приятной новостью было лишь то, что яйца продавались дюжинами, а не десятками.
Скоро выяснилось, что в Америке первым идет месяц, а только потом день. Спасибо, блин, хоть год оставили на своем месте. Я шевелил губами, проговаривая про себя: «Января, четвертого, две тысячи десятого», и заполнял форму, а когда читал, то останавливался на миг, чтобы понять, где тут месяц. Хорошо, если вторая цифра даты оказывалась больше двенадцати, тогда сразу было понятно, что это день. «Февраля двадцать второго» звучало, как цитата из Библии.
Какое-то время ушло на то, чтобы перестать ставить фамилию впереди имени. Испорченные бланки, потерянное время. Коля Сулима, но никак не Сулима Коля.
Антропометрические данные:
— Сколько ты весишь?
— Думаю, около девяноста.

— Девяноста чего?!
— А, блин, фунты, фунты...сто восемьдесят восемь!

Не стало больше «ста девяноста трех сантиметров», они остались дома, где драники, а вместо них пришли «шесть-четыре», короткие, как приказ.
Любой американец знает, в каком направлении находятся стороны света, как будто у него в голове компас. Сто раз я становился в тупик, когда мне давали по телефону указания: «Поезжайте по Лорел-стрит, потом направо и полторы мили на запад». Да где тут запад? Или я должен искать, с которой стороны мох на деревьях растет?! Даже банальная драка район на район у американцев имеет географическую базу: Westside ненавидит и чморит Eastside, те отвечают им взаимностью.
Сколько бензина расходует твой автомобиль? Простой вопрос. Любой автомобилист ответит: двенадцать по городу, восемь по трассе и с чистой совестью уснет опять. А как насчет 30 миль на галлон? Смотрите, какая жопа: сперва я перевожу галлоны в литры, потом мили в километры и вношу их в память калькулятора, потом делю первое на второе.
Но это еще не конец безумия, потому что мне-то надо на сто километров! Я терпеливо умножаю итог на сто и получаю то, что наш водитель ответит без запинки в алкогольном опьянении любой тяжести. Пока я подсчитываю, мой собеседник уже жалеет, что спросил, у меня малиновые от натуги щеки и всем неловко.
Один человек, живший в семнадцатом столетии, как-то смешал воду, лед и соль и измерил температуру замерзания смеси. Эту температуру он принял за ноль и наверняка хохотал, представляя, как все станут ломать голову: а нафига было солить?! Фамилия у него была Фаренгейт.
Фаренгейту посчастливилось умереть достаточно давно. Будь он жив, к нему бы пришли люди, говорящие с акцентом, и убили его арматурными прутьями. Потом сожгли его дом и станцевали на пепелище. Согласно моим подсчетам, средний эмигрант проводит треть своей жизни во сне и четверть — переводя Фаренгейты в Цельсии.
Следите за руками: я беру Фаренгейта, вычитаю из него тридцать, а остаток делю на два, получаю уже привычный приблизительный итог. Это легко сделать, пока на улице тепло, но как только температура начинает падать, арифметика перестает быть простой. Из 15 градусов Фаренгейта я вычитаю тридцать и получаю минус 15, и что мне с ними делать? Говорят, их тоже надо делить на два. Семь с половиной градусов мороза? Хорошо хоть в Калифорнии не бывает ниже нуля, отвалите, наконец.
А всё британцы. Это они изобрели уникальную систему мер, с единицами вроде «макового зерна». Маковое зерно — длина, равная четверти ячменного зерна, которое тоже длина. Есть еще линия, палец, рука и ноготь (не стригли они их, что ли?) Статья в Википедии об английских единицах мер привела меня в замешательство. Там было написано, что маковое зерно — это ОКОЛО четверти ячменного. Как это — около?
Там вообще нашлось много интересного. Например, единица площади, которую один вол может вспахать за год. Качество земли, размер вола — известны лишь англичанину, который все это замерял. Вероятно, это был тот самый сферический вол в вакууме.
В 1824 году «английские» единицы были переделаны в «имперские». Лишней скромностью в Великобритании никогда не страдали, а в середине девятнадцатого века особенно. Насколько я могу судить, в ходе переделки часть единиц переименовали, часть упразднили и в конце концов запутались окончательно. Фунт вышел примерно равен половине килограмма, а тонна — чему-то около двух тысяч фунтов.
Людям явно не хватало праздника. Чтобы сделать жизнь менее пресной, имперская система мер подходит как нельзя лучше.
Британцы придумали левостороннее движение. В списке стран, по-прежнему использующих левостороннее движение, из развитых остались только Великобритания, Япония и Австралийское Содружество. Остаток списка похож на цитату из пиратских романов Рафаэля Сабатини. Из него я узнал о существовании в мире Островов Рождества, Кокосовых Островов и государства Монсеррат. Шведы (!) — и те перешли на правую сторону аж в 1964 году, но только не гордый брит.
Сегодня у нас двадцать первое столетие. Люди изобрели космос, пластическую хирургию и Ники Минаж. Тем не менее, размеры обуви в Америке и Великобритании по-прежнему рассчитываются в ячменных зернах. Веет от этого каким-то тысячетонным англо-саксонским упрямством.
Я могу понять морские единицы. Большинство из нас сталкивается с морем лишь во время катания на педальном катамаране в городском парке. Флотским людям во все времена было непросто: несколько месяцев, не видя берегов, в компании грязных оборванцев — любой потихоньку тронется рассудком. Как тут не начать измерять длину саженями, а скорость — узлами? У Венички Ерофеева в пьесе «Шаги командора» пациенты психушки меряли время тумбочками и табуретками, например.
Конечно, все эти знания впечатываются в человека годами, превращаясь в инстинкты. Никто в Америке не переводит в уме фунты в граммы, каждый знает, что его норма — три пинты пива, а в банке соды 12 унций. Знаменитый монолог Винса Веги «Royal with cheese» о гамбургере в четверть фунта, веселит публику не только из-за уморительной рожи Сэмюэла Л. Джексона, а потому что они с детства в «МакДональдс», и отродясь живут в мире половин и четвертей.
Во всем следует искать положительные стороны, как часто говорят психоаналитики в кино. Мне ничего не остается, как смотреть на эту эквилибристику с точки зрения практической пользы: это тренирует мой мозг, отдаляя Альцгеймер. Все остальное — не более, чем предрассудки.
Нам тепло при двадцати градусах, американцам — при семидесяти. Ничего особенного.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2652
Re: Инглиш
« Ответ #16 : 29/10/18 , 12:01:22 »




Нынешним детям, если они не будут работать профессионально с иностранцами, инглиш не пригодится.
 


Сейчас уже появились голосовые карманные переводчики. Правда, пока не универсальные. Хотя между английским, испанским и французским с голоса переводят довольно сносно, как говорят.

Русским языком сии гаджеты пока владеют не очень.
Но это дело наживное.
Всё постоянно совершенствуется.
Пройдёт немного лет, (когда ваши дети как раз подрастут) голосовые мультиязычные переводчики будут во всех тогдашних смартфонах.

И зачем простому обывателю знать иностранные языки?

Могут сказать, чтобы газеты и документы читать.
Но печатная пресса уже умерла. Хотя ещё ножкой дрыгает. Но дни её сочтены. Вся информация переходит в интернет.
И документы туда же. В крайнем случае можно будет сфотать и распознать.

Зачем сейчас вменили детям английский как основной язык, обязательный для получения аттестата?
Поздее зажигание у Васильевой. Ретроградно мыслит.

В некоторых школах США уже и письменности не учат.
Зачем?
Всё равно все набирают тексты на компе.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2652
Re: Инглиш
« Ответ #17 : 06/11/18 , 10:47:10 »




Вот что такое настоящая оккупация!

 


Отсюда: Маленькая, английская тайна

Французский язык был отменен в английской юриспруденции только в 18 веке. До этого было нормой, когда вы приходите в суд, судьи говорят на диалекте французского, выносят приговор, записывают приговор на французском. Они не такие как вы, они потомки нормандских окупантов. Да, отменили французский диалект, а королевский двор продолжал говорить на родном, старо-нормандском диалекте французского. Это же культурно помнить, что вы высшая страта, особая нация, а не англичанин..
В этом принципиальная разница в употреблении французского языка русской аристократией. Если немецкий язык был языком оккупантов, понаехавших при Петре Первом и Анне Иоановне с Бироном, то французский язык был потом компромиссом. Дворяне возвышаются над народом, но немцы не имеют права диктовать высшему русскому дворянству своё языковое превосходство. У английской аристократии всё было просто, по-семейному. На бытовом уровне предполагалось
а) они не англичане, а особый народ
б) говорят они на своем диалекте французского, а не на парижском диалекте, то есть образуют особый народец, призванный володеть и править. Понятно, что по популярности французского языка здорово ударила Великая французская революция. Стоит ли гордиться языком якобинцев и санкюлотов, то есть оборванцев, гордых своим оборванством? Вот тут-то английская аристократия спешно стала вырабатывать особые манеры, подчеркивающие разницу между ними и простонародьем, раз уж сфера применения французского диалекта начала сокращаться в пользу аристократического варианта английского языка.
Кстати, аристократический, английский язык был в 19-ом веке настолько далек от народного английского, что это дало возможность Бернарду Шоу сочинить пьесу Пигмалион. Тот ещё показатель - самые выдающиеся английские писатели это ирландцы и кучка неангличан-аристократов вроде Байрона и Оскара Уайлда.
.
Тем не менее, во времена американской Войны за независимость у колонистов с должным уровнем просвещения не было сомнений, что они воюют не только за независимость колоний от метрополии, но и за независимость себя, родимых, от иноземной, инородческой аристократии, которая была горда тем, что не была англичанами. Точно так же ни английские лучники времен Столетней войны, ни более поздние борцы за карьеру вроде пирата Моргана отнюдь не сомневались, что они ищут выгод у власти из инородцев, которая оккупировала их страну.
.
Но продолжим логику рассуждений. Что удивительного в возвышении Ротшильдов в Британии 18-го - 19-го веков, если английскому народу власть в государстве никогда не принадлежала, а правили страной иноземцы? Что удивительного в том, что ныне в Британии самые богатые люди это иноземцы, люди разных национальностей от евреев до индийцев? Это такой британский, национальный обычай, когда собственно англичане составляют обслугу правящего класса, а сам правящий класс составляет особую нацию инородцев, являющуюся собой некую нацию в нации со своими традициями, именуемыми аристократизмом.
.
Историкам давно пора поставить вопрос о хронической неспособности английского народа иметь собственную государственность и управлять самим собой. В силу этого англичанам приходится принимать чужую власть и чужие традиции за собственное достояние. Надо даже говорить о генетической ущербности англичан. Генетика у аристократов одна, а у народа иная. Отсюда знаменитое выражение - an English lady can eat an apple ... through a tennis-rocket (английская леди может съесть яблоко ... через теннисную ракетку). Обратите внимание - речь идет об истинной леди, а не об английской простолюдинке, чьё лицо подчас настолько примитивно, что его можно спутать с русским или голландским. Это особый тип лица, который в силу его аристократизма у нас принято называть лошадиной мордой.

Конечно, у собственно английского народа есть масса недостатков. Они ленивы, много пьют (выражение пить как англичанин общеизвестно), их патриотизм криклив, они склонны к буйству, хулиганству и непотребному поведению, вспомним поведение именно британских фанатов. Они склонны к поголовному стукачеству. Английские женщины склонны к распутству и проституции..

Приезжих в Англию поражает обилие опустившихся, спившихся личностей, которых во всем мире принято называть дегенератами. Такой народ, разумеется, недостоин иметь собственную государственность, поэтому многовековое инородческое владычество справедливо рассматривается самими инородцами, то есть аристократами, как благо для англичан. Однако рядовые англичане отлично поддаются дрессировке и сами готовы нести традиции собственной дрессировки другим народам. Они охотно маршируют, называют любое начальство "сэр", то есть аристократ-инородец, и любят, особенно после пива, распевать патриотические песни. Они горды тем, что подчиняются элите.

На вопрос, когда в Британии закончится иноземное владычество, можно ответить словами Белковского - никогда. Именно так сказал Белковский о власти евреев в России - власть есть и никогда не закончится, поскольку русские это христиане. Как мы знаем, англичане тоже христиане, то есть им право распоряжаться собой и своей страной противопоказано. Зато традиционное, британское воспитание подразумевает активное применение розг (Уже отменили в публичных школах) и проповедует любовь к начальству..
Издеваюсь? Стебусь? Есть немножко. Но, господа, никакого секрета в том, что королевская семья и аристократы даже в 19-ом веке говорили часто между собой на особом, оккупационном диалекте французского, не было и нет. (Королевская семья говорила в то время на немецком). Была правящая аристократия, она раз за разом отгораживалась от народа за счет приема всё новых порций пришельцев. Например, Славная революция это не только возвращение к королевскому правлению на место временного правления парламента Кромвеля, но и очередной наплыв пришельцев с континента. Пусть аристократы не афишировали своё инородное происхождение, зато они это отлично помнили. А уж по части препонов для смешения одной социально-национальной страты с другой Британия даст сто очков вперед старушке-Европе. Кстати, пресловутые венецианские купцы, которых разные конспирологи-пропагандисты обзывают иллюминаты, понаехали в Британию именно потому, что неангличан аристократы с удовольствием принимали на ПМЖ..

Впрочем, посмотрим на иные признаки - английский народ был лишен земли, большую часть земель зацапали аристократы, английский народ был лишен бизнеса, акциями торговых компаний вроде Ост-Индской владели аристократы. Английский народ с удовольствием бежал из родной страны в Америку. Протестантизм был формой народного протеста против власти аристократов. Как говорится, всё под носом и особой тайны не составляет. Английская власть это особая субкультура, которую вполне логично назвать инородческой, подобно власти немецкий аристократов при Анне Иоановне, власти мусульман в Индии при Великих моголах или власти маньчжур при династии Цин в Китае. Всё на виду и никакой конспирологии.

Кстати: в Англии правит немецкая династия. А до неё правила другая немецкая династия. Понаехали тут, оккупанты проклятые!

И во франции аристократия была другой нации. Германской и скандинавской.
У них были голубые вены на белой коже и светлые волосы.
В отличие от природных галлов.
Именно так их и определяли во время Великой революции: голубая кровь и светлые волосы - в Сену с камнем на шее!