Автор Тема: Русофобия  (Прочитано 1142 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2645
Русофобия
« : 28/07/17 , 13:01:33 »
Окончательное решение советского вопроса
burckina_new27 июля, 16:06
Отрывок из воспоминаний немецкого танкиста о судьбе пленных коммунистов и коммисаров, которых согласно приказу Гитлера полагалось, как и евреев, уничтожать на месте:

В какой-то момент меня сильно ранили. Я попал в госпиталь, где врачи установили, что я более не пригоден для ведения активных боевых действий.


На санитарном поезде нас доставили в госпиталь в Сталино. Несмотря на то, что первое время рана моя заживать не хотела, в госпитале мне понравилось. Несколько недель вдали от фронта показались мне подарком свыше.

Большинство персонала этого госпиталя, включая хирургов, состояло из русских. Уход за больными по меркам войны был вполне удовлетворительным, и когда пришло время выписываться, русский доктор сказал мне на прощание с коварной усмешкой: “Давай, ступай дальше на Восток, молодой человек, в конце концов, ты ведь для этого сюда пришел!” Я даже не понял, понравилась ли мне эта ремарка и хотелось ли мне вообще идти дальше на Восток. Ведь мне не было еще и двадцати, мне хотелось жить и совсем не хотелось умирать.

Хотя моё состояние было удовлетворительным для выписки из госпиталя, я все же еще не был готов к участию в военных действиях в составе моей дивизии, находившейся на линии фронта и пробивающейся по направлению к Ростову. Поэтому меня командировали в подразделение, обеспечивающего охрану лагеря для военнопленных где-то между Донцом и Днепром. Большой лагерь был разбит в степи под открытым небом. Кухня, складские помещения и тому подобное размещались под навесом, в то время как бесчисленным военнопленным приходилось укрываться чем под руку попадётся. Наш паёк был довольно скуден, впрочем пленным приходилось ещё хуже. Надо сказать, летние дни были довольно погожими, и русские, привыкшие к тяжелой жизни, нормально переносили эти жуткие условия. Границей лагеря служил вырытый по периметру лагеря круглый ров, к которому пленным не разрешалось приближаться. Внутри лагеря с одной стороны располагались помещения колхоза. Все они был обнесены колючей проволокой с одним охраняемым входом. Меня и дюжину таких же полуинвалидов приставили к охране внутренней части лагеря.

Большинству боеспособных солдат конвойная служба казалась отупляющим наказанием. Кроме того, это было скучнейшее занятие, и все происходившее во внутренней части колхоза казалось несколько странным. Ключом ко всему, как я полагаю, был печально известный “приказ о комиссарах” Гитлера, согласно которому все пленные политруки (комиссары) и другие члены коммунистической партии подлежали расстрелу. Таким образом, для коммунистов приказ означал то же самое, что для евреев “окончательное решение”. Мне кажется, к тому времени большинство из нас смирилось с тем, что коммунизм равноценен преступлению, а коммунисты считались преступниками, что освобождало нас от какой-либо необходимости доказательства вины в рамках законности. Именно тогда мое сознание настигла мысль о том, что я охраняю лагерь, специально предназначенный для уничтожения “коммунистического заразы”.

Любой военнопленный, оказывающийся на территории колхоза, никогда не выходил на волю. Не могу утверждать, что они знали об уготованной им судьбе. Среди военнопленных было достаточно много тех, кого выдали свои же товарищи из внешней части лагеря, но даже в самых неубедительных случаях, когда пленные клятвенно уверяли в том, что никогда не состояли в рядах коммунистической партии, не были убежденными коммунистами и, более того, всегда оставались антикоммунистами - даже в таких случаях их из лагеря не освобождали. Но наши обязанности сводились исключительно к вооруженной охране территории, а всем заведовали здесь представители Sicherheitsdienst или сокращенно СД под командованием штурмбаннфюрера СС, что равнялось званию майора в Вермахте. Во всех случаях сначала проводилось формальное расследование, а после него казнь, всегда в одном и том же месте - у стены полусгоревшей избы, которую снаружи ниоткуда не просматривалась. Место погребения, несколько длинных рвов, находилось дальше на отшибе.

Меня, пропитанного нацистской “школой” в учебных заведениях и в рядах Гитлерюгенда, это первое впечатление прямой встречи с настоящими коммунистами поначалу озадачило. Пленные, ежедневно доставляемые сюда в лагерь, будь то поодиночке, или небольшими группами, были совсем не такими, какими я их себе представлял. На самом деле Они и в самом деле отличались от остальной массы пленников во внешнем участке лагеря, которые своим видом и поведением сильно походили на обычных крестьян востока Европы. Что меня больше всего поражало в политруках и членах компартии, так это присущие им образованность и чувство собственного достоинства. Я никогда, или почти никогда, не видел, чтобы они стонали или жаловались, никогда ни о чем не просили для себя. Когда подходил час казни, а казни происходили постоянно, они принимали её с высоко поднятой головой. Почти все производили впечатление людей, которым можно безгранично доверять; я был уверен, что повстречайся я с ними в мирных условиях, они вполне могли бы стать моими друзьями.

Все дни походили один на другой. Мы либо по несколько часов стояли у ворот с напарником, либо прохаживались вокруг поодиночке с заряженными и готовыми к выстрелу винтовками на плече. Обычно под нашей опекой находились до десятка или чуть больше “посетителей”. Содержались они в вычищенном свинарнике, который в свою очередь был окружен колючей проволокой, несмотря на то, что находился во внутренней части лагеря. Это была тюрьма внутри тюрьмы, которая тоже находилась в заключении. Охрана была организована так, что у пленных не было никаких шансов на побег, так что нам было почти не о чем беспокоиться. Поскольку нам приходилось видеть их почти круглые сутки, мы знали их всех в лицо и часто даже по имени. Именно мы сопровождали их туда, где проводилось “расследование”, и именно мы конвоировали их в последний путь до места расстрела.

Один из пленных благодаря выученному в школе достаточно сносно говорил по-немецки. Я уже не припомню его фамилию, но звали его Борис. Поскольку я тоже неплохо владел русским, хоть и коверкал падежи и склонения, мы без труда общались, обсуждая множество тем. Борис был лейтенантом, политруком, примерно на два года старше, чем я. В разговоре выяснилось, что и он, и я учились на слесаря, он - в районе Горловки и Артемовска на крупном промышленном комплексе, я - в железнодорожной мастерской в Гамбурге. Во время наступления мы проходили через его родную Горловку. Борис был светловолосый, ростом около метра восьмидесяти, с веселыми голубыми глазами, в которых даже в плену мелькал добродушный огонек. Часто, особенно в поздние часы, меня тянуло к нему и хотелось поговорить. Я все время называл его Борисом, поэтому он тоже спросил у меня, может ли он называть меня по имени, в этот момент нас поразило то, насколько легко могут сходиться люди. В основном мы беседовали о наших семьях, школе, местах, где родились и где обучались своей профессии. Я знал по именам всех его братьев и сестер, знал, сколько им лет, чем занимались его родители, даже некоторые их привычки. Разумеется, он страшно тревожился за их судьбу в городе, оккупированном немцами, а никак не мог его утешить. Он даже назвал мне их адрес и попросил меня, на случай если мне доведется быть в Горловке, разыскать их и все рассказать им. “Но что я мог им рассказать?”- спрашивал я себя. Я думаю, мы оба прекрасно понимали, что я никогда не стану разыскивать их, и его семья никогда не узнает о судьбе их Бориса. Я тоже рассказал ему о своей семье и обо всем, что мне дорого. Я рассказал ему о том, что у меня есть девушка, которую я люблю, хотя между нами ничего серьезного не было. Борис понимающе улыбнулся и рассказал, что у него тоже есть девушка, студентка. В такие моменты нам казалось, что мы очень близки, но тут же к нам приходило жуткое сознание того, что между нами стоит пропасть, по одну сторону которой - я, охранник с винтовкой, а по другую - он, мой пленник. Я отчетливо понимал, что Борис уже никогда не сможет обнять свою девушку, однако я не знал, понимает ли это Борис. Я знал, что единственным его преступлением было то, что он был военным, к тому же политруком, и инстинктивно я чувствовал, что происходящее очень и очень неправильно.

Как ни странно, но мы практически не обсуждали армейскую службу, и в том, что касалось политики, у нас с ним не было точек соприкосновения, как не было и некоего общего знаменателя, к которому можно было бы подвести наши рассуждения. Несмотря на огромную человеческую близость во многих отношениях, между нами была бездонная пропасть.

И вот пришла последняя ночь для Бориса. Я узнал от наших сотрудников СД, что завтра утром он должен быть расстрелян. Днем его вызвали на допрос, с которого он вернулся избитым, со следами кровоподтеков на лице. Похоже было, что его ранили в бок, но он ни на что не жаловался, я тоже ничего не сказал, потому что в этом не было смысла. Я не знал, осознавал ли он, что его готовят к расстрелу на следующее утро; я тоже не стал ничего говорить. Но, будучи человеком достаточно умным, Борис наверняка понимал, что происходит с теми, кого уводили, и кто никогда больше не возвращается.

Я заступил на ночной пост с двух до четырех утра, ночь была тихая и удивительно теплая. Воздух был наполнен звуками окружающей природы, в пруду, расположенном неподалеку от лагеря, можно было слышать дружное кваканье лягушек почти в унисон. Борис сидел на соломе у свинарника, прислонившись спиной к стене, и играл на крохотной губной гармошке, которая легко помещалась незамеченной у него в руке. Эта губная гармошка была единственной вещью, оставшейся у него, потому что все остальное отобрали при первом обыске. Мелодия, которую он играл в этот раз, была необычайно красивой и грустной, типичной русской песней, рассказывающей о широкой степи и любви. Потом кто-то из его друзей велел ему замолчать, дескать, спать не даешь. Он посмотрел на меня, как бы спрашивая: играть дальше или замолчать? Я в ответ пожал плечами, он спрятал инструмент и сказал: “Ничего, давай лучше поговорим”. Я прислонился к стене, взглянул на него сверху вниз и мне стало неловко, потому что я не знал о чем говорить. Мне было необычайно грустно, я хотел вести себя как обычно - по-дружески и возможно помочь чем-то, но как? Я даже не помню, как это произошло, но в какой-то момент он испытующе посмотрел на меня, и мы впервые заговорили о политике. Возможно, в глубине души мне самому хотелось понять в этот поздний час, почему он так страстно верил в правоту своего дела или же, по крайней мере, получить признание того, что дело это неправое, что он во всем разочаровался.

- А как же теперь ваша мировая революция? - спросил я. - Теперь все кончено, и вообще, это преступный заговор против мира и свободы и был таковым с самого начала, разве нет?

Дело в том, что как раз в это время казалось, что Германия неминуемо одержит блистательную победу над Россией. Борис немного помолчал, сидя на снопу сена и поигрывая в руках своей губной гармошкой. Я понял бы, если бы он на меня рассердился. Когда он не спеша поднялся, подошел ко мне поближе и посмотрел мне прямо в глаза, я заметил, что он все-таки чрезвычайно волновался. Его голос, однако, был спокойным, несколько печальным и полным горечи от разочарования - нет, не в своих идеях, а во мне.

- Генри! - сказал он. - Ты рассказал мне многое о своей жизни, о том что ты, как и я, из бедной семьи, из семьи рабочих. Ты достаточно добродушный, и не глупый. Но, с другой стороны, ты очень глуп, если жизнь так тебя ничему и не научила. Я понимаю, что те, кто промывал тебе мозги, поработали на славу, и ты бездумно проглотил всю эту пропагандистскую чепуху. И, что самое печальное, ты позволил внушить себе идеи, которые напрямую противоречат твоим собственным интересам, идеи, превратившие тебя в послушное жалкое орудие в их коварных руках. Мировая революция - часть развивающейся мировой истории. Даже если вы и выиграете эту войну, в чем я серьезно сомневаюсь, революцию в мире не остановить военными средствами. У вас мощная армия, вы можете нанести огромный ущерб моей Родине, вы можете расстрелять много наших людей, но идею вам не уничтожить! Это движение на первый взгляд дремлет и незаметно, но оно есть, и оно скоро гордо выдвинется вперед, когда все неимущие и угнетенные простые люди в Африке, в Америке, в Азии и в Европе пробудятся от спячки и восстанут. Однажды люди поймут, что власть денег, власть капитала не только угнетает и обирает их, но в то же время обесценивает заложенный в них человеческий потенциал, в обоих случаях позволяет использовать их лишь как средство получения материальной выгоды, словно они безвольные слабые фигурки, а затем выбрасывает их за ненадобностью. Как только люди поймут это, маленький огонек превратится в пламя, эти идеи подхватят миллионы и миллионы во всем мире, и сделают все, что нужно во имя человечества. И не Россия сделает это за них, хотя именно русский народ первым сбросил цепи рабства. Люди мира сделают это ради себя самих и их стран, восстанут против своих собственных угнетателей так, как представится необходимым и тогда, когда придет час!

Во время его пылкой речи, я не мог ни прервать его, ни возразить ему. И хотя говорил он вполголоса, слова его невероятно меня потрясли. Никому и никогда еще не удавалось затронуть струны моей души настолько глубоко, я чувствовал себя беспомощным и обезоруженным перед сознанием того, что донесли до меня его слова. И чтобы нанести мне последний сокрушительный удар, Борис указал на мою винтовку и добавил, что “эта штука не имеет никакой силы против идей”.

- И если ты считаешь, что можешь сейчас разумно возразить мне - заключил он, - то, прошу тебя обойтись без всех бессмысленных лозунгов об отечестве, свободе и боге!

Я почти задохнулся от охватившей меня ярости. Естественной реакцией было поставить его на место. Но одумавшись, я решил, что жить ему оставалось всего несколько часов и для него это, наверное, был единственный способ высказаться. Я должен был вскоре смениться с поста. Не желая устраивать прощальных сцен и говорить ему ни “до свидания!”, ни “Auf Wiedersehn”, я просто взглянул ему прямо в глаза, наверное в моих глазах стояла некая смесь гнева и сочувствия, может быть ему даже удалось заметить в нем проблески человечности, после чего развернулся на пятках и медленно побрел вдоль конюшен туда, где мы размещались. Борис даже не шелохнулся, не произнес ни слова и не двигался пока я шел. Но я точно знал - я чувствовал это - что он неотрывно смотрел мне вслед, пока я плелся со своей дурацкой винтовкой.

На горизонте показались первые лучи восходящего солнца.
Мы, охранники, тоже спали на сене, и я всегда любил прийти с поста, завалиться и заснуть. Но тем утром мне было не до сна. Я, даже не раздевшись, лег на спину и смотрел на медленно светлеющее небо. Беспокойно ворочаясь в разные стороны, я жалел Бориса, да и себя тоже. Я был не в силах понять многих вещей. После восхода солнца я услышал несколько выстрелов, короткий залп, и все было кончено.

Я тут же вскочил и отправился туда, - где я знал - были приготовлены могилы. Было прекрасное утро во всем летнем великолепии и красоте, пели птицы, и все было таким, словно ничего не произошло. Мне повстречался уныло бредущий расстрельный взвод с винтовками на плече. Солдаты кивнули мне, видимо удивленные тем, что я пришел. Двое или, может быть, трое пленных закапывали тела расстрелянных. Кроме Бориса там было еще три тела, и их уже успели частично забросать землей. Я смог узнать Бориса, его рубашка смялась, он был босиком, но кожаный ремень все еще был на нем, весь в пятнах крови. Пленные удивленно посмотрели на меня, как бы вопрошая что я здесь делаю. Выражение их лиц было угрюмым, но кроме этого я мог заметить страх и ненависть в их глазах. Я хотел было у них спросить, что стало с губной гармошкой Бориса, отобрали ли ее у него до расстрела, или она так и осталась у него в кармане. Но тут же отказался от этой идеи, подумав, что пленные могут заподозрить, что я собрался обобрать мертвого. Повернувшись, я пошел к конюшне, чтобы наконец уснуть.

Я почувствовал огромное облегчение, когда меня вскоре сочли “пригодным к бою”, и я должен был опять присоединиться к моей дивизии, которая сражалась на многих фронтах. Как бы ни было тяжело на передовой, по крайней мере, там меня не преследовали сводящие с ума мучительные переживания, так я обманывал собственную совесть и рассудок.

Товарищи были рады моему возвращению. Волга была совсем рядом, и русские сражались со всей доблестью, демонстрируя всё на что способны. Некоторые из моих близких друзей погибли в бою. Выстрелом в голову был убит наш командир роты обер-лейтенант Штеффан. Как ни горестно было слышать о гибели приятелей, я все же понимал, что это война. Но казнь Бориса не укладывалось в моей голове - почему? Она казалась мне похожей на распятие Христа.


Отсюда.

Жутковатые сцены. Не покидает меня стойкое ощущение, что сейчас есть в России силы, которые готовы продолжить, начатое Гитлером. Окончательно решить советский вопрос. При этом, целясь в советских, попадают главным образом в русских.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2645
Re: Русофобия
« Ответ #1 : 21/09/17 , 13:58:02 »



Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2645
Re: Русофобия
« Ответ #2 : 03/10/17 , 13:50:14 »

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2645
Re: Русофобия
« Ответ #3 : 28/11/17 , 12:03:45 »

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2645
Re: Русофобия
« Ответ #4 : 04/12/17 , 12:42:39 »


Русские сейчас на острие жидовского удара, а посему все низменно-негативные проявления в русском народе жидами усиленно поощряются. переговорщик переговорщик переговорщикиз интернета:
РУССКИЙ НАРОД, НАРОД РОССИИ — ОЧЕНЬ ТАЛАНТЛИВЫЙ И ПРОДУКТИВНЫЙ. НО СИСТЕМА, В КОТОРОЙ НАШИ ЛЮДИ ЖИВУТ, УНИЧТОЖАЕТ ВСЕ ИХ ДОСТИЖЕНИЯ...

Русский народ, народ России — очень талантливый и очень творческий. Но система, в которой наши люди живут, веками уничтожала этот талант, уничтожала многие их достижения. В России сделано огромное количество открытий, но почти ничего из этого не получило экономической реализации. Тогда как в других странах хватались за наши открытия, дорабатывали их и делали на этом бизнес. И потом мы же сами у них эти продукты и покупали. Вот это и есть самое верное доказательство того, что система, в которой мы живем, не работает. Потому что в этой системе не уважают людей, не уважают их творчество, не уважают их независимость, не уважают их собственность.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2645
Re: Русофобия
« Ответ #5 : 31/01/18 , 13:26:06 »

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 6764
Re: Русофобия
« Ответ #6 : 27/07/18 , 18:50:50 »
 
 
 О РУСОФОБИИ.
   В последние годы в  США и в ряде, западноевропейских стран газеты, радио, телевидение   обрушились на Россию и русский  народ с небывалой истошной злобностью и клеветой. Вся эта  вакханалия на проверку не выдерживает критики и является тем, что называется русофобией. Термин «русофобия» впервые употреблен великим русским поэтом  Ф.И.Тютчевым в 1867 году (В.С.Никитин. «Русофобия: суть и методы сдерживания». Псков..2017). Он дал этому определение как «предвзятого, подозрительного,   неприязненного отношения к русским и России со стороны Запада. Причины русофобии – это проявление сплава зависти, ненависти,  стремление показать свое расовое превосходство и, таким путем, оправдать  правомерность попыток захватить  русские земли, русские природные богатства. Это страх перед постоянным ростом могущества и величия России».  Субъектами русофобии, как пишет В.С.Никитин (2017)  являются семиты, которые, сосредоточив  в своих руках большинство средств  массовой информации, стали наиболее «производительными» русофобами. Никитин (2017) подчеркнуто избегает слово «евреи» может быть «страха ради иудейска». Эти «псевдонимы» только наводят «тень на плетень  Примером долгожданного здравого смысла является объективная,  честная и смелая, не говоря уже об информативности,  статья выдающегося нашего современника Олега Михайловича Гусева – редактора  газеты «За русское дело». Статья называется «Пора отказаться от «табу» на еврейскую тему» [«Потаенное», №1 (83). 2018]. В ней убедительно доказывается, что главными русофобами является, так называемая, «элита» еврейского народа. Действительно. Давно уже пора внять такому призыву и называть вещи своими именами. Эта «элита» действует в русле обкатанного приема –«разделяй и властвуй», в мутной воде русофобии ей, видимо, удобней ловить свою «рыбку».
   Русофобия в давние времена создана римскими папами из-за конфессионального расхождения русского православия с западноевропейскими католицизмом. Хорошо известны инспирированные ими «крестовые» походы псов-рыцарей на русских «схизматиков». Не давала  покоя непокорность русского народа    ассимилировать его. Всю эту нечисть коробила русская самобытность, диаметральная противоположность нравственности русских в сравнении  с западноевропейской публикой, целью которой всегда была покорение чужих народов, стремление жить за их счет Клевета на жертв предстоящего захвата известна издавна. 
     Румынский писатель Адриан Албу в статье «Хазария завоевывает Румынию приемами известными уже 2500 лет» (журнал «Романия». 2017) показал, что распространять всевозможные небылицы, клевету, подтасовки о тех странах и народах, которых готовятся поработить, имеет давнюю историю. Он пишет, что китайский генерал Сунь Цзы, живший 2500 лет назад, так напутствовал своих соплеменников, готовящихся к порабощению чужих стран: «Отрежьте  им корни, прикройте их небо, разрушите их традиции, разделите их, заставьте их стыдится того, кто они есть! Таким образом вам  не придется  сражаться, чтобы победить их, потому что, боясь того, кем они стали, они будут просить вас прийти и спасти их». Не напоминает ли вам это известные напутствия соплеменников директором ЦРУ Алленом Даллесом (1948) в США, подготавливавшего в те времена нападение на СССР. Сейчас в России в таком плане трудится  русофобская шушера, так называемая «пятая колона», сильно расплодившаяся в последние годы. О  всяких там швыдких,  собчачках, познерах,   млечиных, сванидзе и тому подобной шпане не стоит упоминания, это зоологические  русофобы..  С глубоким презрением воспринимается русофобия русских  отморозков, холуйствующих перед Западом. В свое время их поставил к позорнаму столбу великий русский поэт Федор Иванович Тютчев. О таких он писал:
 Как перед ней не гнитесь, господа
 Вам не снискать признанья от Европы:
 В ее глазах вы будете всегда
 Не слуги просвещенья, а холопы.   
     Великий бард современности Александр Харчиков в одной из своих песен
 добавляет еще одну причину русофобии: «нам не могут простить ни Париж, ни Берлин и Гагарине нам не  прощают».
      Исключительно бурная, истеричная русофобия расцветает сейчас на Украине. На русских из всех средств массовой информации   несутся потоки смехотворной несуразицы.  И «ленивы они и пьяницы и обладают низменными  душевными качествами, и узурпаторы, и агрессоры, и не славяне, и не арийцы, а угро-фины,  монголы, турки, азиаты». Не перечислить смехотворно-шизофренических бредней. Русских называют «москалями» или «московитами», а себя, ничтоже сумнящеся, русскими.  Параноя  дошла до того, что уже в детских садах несмышленышам прививают злобную русофобию с призывами убивать русских. Несомненно, что  сценарий и режиссура  разработан и внедряется правящей Украиной жидо-масонской мразью. Неимоверно перевирая историю Киевской Руси,    пытаются внушить украинцам, что у них нет  ничего родственного с «москалями»,  украинцы происходят  от укров – неких мифических потомков атлантов и являются основателями человеческой цивилизации на Землле. Средства массовой информации на Украине находятся в еврейских руках и они, хихикая над «потомками укров»,  внушают им уморительные сказочки  о неимоверном историческом и интеллектуальном их величии  по сравнению с клятыми «москалями. Это очень льстит малообразованной публике,  легко находит у них отклик  и крепит веру во всевозможные наветы  на «москалей». Некогда и немцам долго внушали нечто подобное, втолковывая, что  все остальные народы -  недочеловеки. Как бы и украинцам не пережить   такое похмелье как у «сверхлюдей» после 1945 года .
  Интересно было бы рассмотреть на чем базируются претензии украинцев к России  и русским. Самая застарелая  из них это, якобы, препятствия  ими  «самостийности» потомкам укров, что мешает им зажить припеваючи. Что  тут сказать  – поистине не везет Украине с «самостийностью», из-за этих клятых москалей. О чем говорит история?
   После развала в 13-м веке Киевской Руси  и вплоть до середины 17-го,   правобережье Днепра не раз переходило из рук в руки полякам, литовцам, мадьярам, И в ХХ веке самостоятельной   республики Украины, не было бы. и если бы не махновская помощь большевикам в их войне  с Деникиниым, не позволившая тому занять Москву, а были бы несколько малороссийских губерний на юго-западе Российской Империи. Благоразумно мыслящие образованные украинцы, конечно же, не дают себя одурачить и хорошо понимают, что  вся эта беспочвенная русофобия просто примитивный приемчик  одурачивания народа правящей там  сионо-масонской мафии,     попыткой перевести  стрелки ненависти   с себя на  соседа и   списать на него  все провалы  и подлости.   
   Не малая вина за разгул русофобии лежит на нас, на русских, на нашем правительстве. Нельзя простить самоубийственное терпение  презренной антирусской вакханалии, без увесистой «сдачи» украинским властям за лицемерие и гнусность. Ранее на Украину вещал один канал российского телевидения и характерными передачами были  эстрадные пошлости, либеральные глумления и грязный быт.  Не могло все это, конечно же, понравится украинскому народу, привить уважение к России.  Российские послы на Украине,  такие как Черномырдин и Зурабов    после  зарождения  русофобской вакханалии обязаны были безотлагательно забить тревогу и всеми  возможностями повести борьбу по разоблачению сумасбродной и крайне опасной  для самой же Украины узколобой, истеричной, бездоказательной фальши. Следовало довести   истинную историю малороссов как, практически,  одного с великороссами народа, (разница в названиях только из-за размеров территории проживания) привести документы, доказывающие,  что до середины Х1Х века  летописные материалы и архивы Киево-Печерской Лавры писались на старославянском и русском языках. Мы один народ  и жить нам в союзе совершенно естественно.   Первая «самостийность Украины с 1917 по 1921 годы, когда у власти находилось четыре масонских правительства – от гетмана Скоропадского (монархической ориентации) до Грушевского, Винниченко и Петлюры (социалистической ориентации) привела к невообразимому хаосу. Народные беды в эти годы описаны обстоятельно. Необходимо было русским СМИ  доводить украинцам  сведения о том, что земли Малороссии никогда насильно не захватывались Россией и Украина , как отдельное государство, член ООН, появилась только после образования СССР. Показать, что  в составе СССР она увеличила свою территорию в 5 раз за счет исконно русских земель и  всегда была дотационной республикой. Привести хорошо известные данные о том, что жили простые украинцы значительно лучше простых русских. Привезти  доказательства того, что украинской язык, по мнению лингвистов, является жаргоном от смеси русского и польского, практиковавшийся, главным образом, в сельских местностях Малоросии, как отголосок многовекового нахождения правобережной Украины под властью польских и литовских захватчиков (газета «За русское дело». № 11,2007, статья Романа Людвиговича Перина). Никакой дискриминации  не было, а была только поддержка властью СССР украинской культуры, создание украинских школ и других учебных учреждений, украинской Академии Наук и т.п..
   Особо застарелая тупоголовия русофобия, прежде всего, на западе Украины, является следствием того, что этот район   испокон веков, переходил из рук в руки  то польским, то литовским, то мадьярским, то австро-венгерским оккупантам, которые, пытаясь оправдать свое право на  эти земли,  выливали ушаты помоев на Россию и русских. Особенно активная   русофобия на западе Малороссии началась    перед 1-й Мировой войной и, особенно, остро вспыхнула, после кратковременного пребывания на этой территории русской армии. Панический страх, что любящие Россию жившие там многочисленные русины будут вредить австриякам и немцам, заставил их пойти на чудовищные зверства. Бессудно  были повешены и расстреляны десятки тысяч русинов считавших себя русскими. Остальных заставили признавать себя  украинцами.
  Еще ранее, а именно, сразу, после ухода Малороссии из-под польской власти и воссоединения ее с Россией, местное население подпольно усиленно наводнялось всевозможными небылицами с грязной клеветой на Россию и русский народ, искажениями ее истории  в лживых псевдоисторических пасквилях, листовках, прокламациях   издаваемых поляками,  в частности таких, как «История Русов» и «Предостережение истории» - это сбор антимосковских небылиц, анекдотов, сарказмов, шуточек, легенд. Сейчас этот хлам снова  пустили в ход,   как пропагандистский материал для  армии, так называемых «свидомых» идеологически подпитывающих русофобию  нациков-демегогов.
      Возникновение украинского сепаратизма, по мнению историков, не имеет  вразумительного обоснования. Об этом написано немало. В 1966 году в Испании вышла книга замечательного русского историка Николая Ивановича Ульянова  «Происхождение украинского сепаратизма».  В связи с ярким и убедительно обоснованным вскрытием бессмысленности, порочности и губительности для Украины  отделения от России, книга практически не дошла до украинского и русского народов, а была, едва ли, не полностью  уничтожена русофобской сволочью. Монография стала библиографической редкостью. В 2015 году в С.-Петербурге вышла его  же книга - «Исторический опыт России и украинский сепаратизм». Похоже, что  и  ее ждет такая же судьба.  В ней с документальной обоснованностью  охарактеризована история вхождения  Южной Руси (Малороссии) в состав Русского Царства, то, как спасаясь от национального и религиозного гнета панской Польши  малороссияне, после жестокого подавления анитипольского восстания в 1651 году,  попросились «под руку» русского царя.  Царь долго отказывался  принимать эту территорию и население, хорошо зная сложившуюся там порочную и морально ущербную ситуацию с гетманской коррумпированной верхушкой и полубандитскую, увы, сущность запорожского казачества.(Об этом написано немало серьезных исследований). Под нажимом церкви, сугубо религиозный Алексей Михайлович в 1654 году, после Переяславской Рады, не посмел оставить православных малороссов на поругание католикам и принял «под свою руку», как оказалось, тяжелейшую обузу, верхушка которой состояла  из  двурушников, предателей. грабителей своего народа. Воссоединение обернулось еще и 13 годами изнурительной войны с Польшей. Предательство гетманами интересов России стало повседневностью. Сам Богдан Хмельницкий   тоже «отсветил» этим же. Вассальные переговоры с Турцией и Польшей  он начал до и продолжал после воссоединения. В Х1Х веке были найдены грамоты Мехмет-Султана (такое имя приведено в книге Ульянова Н.И.), из которых понятно, что еще с 1650 год Б. Хмельницкий был  подданным Турции. После воссоединения он не прекратил интриг с Турцией и Швецией, объясняя, что воссоединение  с Россией это всего лишь временное явление, как дань сложившейся ситуацией. Таких двурушников было хоть отбавляй. Можно привести имена лишь некоторых  гетманов-русофобов, таких как Богун, Серко, Сагайдачный, Дорошенко, Свирговский, Яичник, Решковский, Брюховецкий, Полуботок, сын Богдана - Юрасек Хмельницкий. Почти сразу после воссоединения началось распространение ложных слухов о тайных замыслах русских правителей   уничтожить малороссов и отдать их земли в царскую казну. Распространялись слухи, что  стрельцы уже тайно начали рубить запорожцев. Клевета, чудовищные измышления, подлоги казачьей старшины поражали воображение. Об этих изменах известна знаковая песня нашего великого  Александра Харчикова, в которой есть такие слова: «После Богдана русскому царю вы минимум три раза изменяли, и шведскому и польскому крулю служили и перчатку целовали … Мазепа и Бандера вас пасли… ». Бард видимо еще не видел материалов о том, каким предателем был и сам Богдан.
 Через пятьдесят лет после Богдана  гетманские («гетман» – редуцированное с немецкого «гауптман») двурушничества «икнулись» открытым предательством Мазепы. Когда чудовищным хищничеством он довел свой край до финансовой  нищеты, его генеральная канцелярия  обратилась в Москву за деньгами  на жалование своего войска. Там удивились  такой наглости и напомнили, что ни одной копейки а царскую казну за все времена от присоединенной Малороссии никогда не поступало  и  малороссийские налоги использовались исключительно на оплату малороссов. Вор и гнусный мерзавец Мазепа, накануне предательства России, передал в шведскую казну 200 000 золотых талеров, а когда бежал, после Полтавы в Турцию, то вручил султану 100 000 талеров т.е. больше, чем Петр 1 предложил ему за выдачу Мазепы. Следует заметить, что, несмотря на  клевету  и поношение России,   Мазепой, поддержали его  и пошли с ним к Карлу Х11  всего 2 тысячи казаков и несколько сот преданных ему янычар.. Поражает то, что подлый интриган и грабитель народа, поляк по национальности Мазепа  изображен на 5-гривновой банкноте Украины и это лучше всего говорит о том, кто ею сейчас правит.
 Территория,  которая вошла в состав Русского государства после Переяславской Рады, составляла всего 1/10  теперешней территории Украины. Почему земли на юго-востоке Европы, после развала Киевской Руси, никогда не имели  статуса самостоятельного государства?  Ульянов Н.И. пишет, что причина в том, что  единственной ратной силой тех земель были запорожские казаки. Это была разнородная орда без определенной государствообразующей идеологии. Единственной заботой ее было добывание средств к существованию. Решали ее не земледелием, а набегами не только на татарские или турецкие, но в значительно большей степени на беззащитные христианские села с грабежами и насилием.
 В книге Н.И.Ульянова  «Особенности украинского самостийничества» легко доказывается, что сепаратизм Малороссии ни под какие  из существующих  учений о национально-освободительных движениях не подходит и  никакими «железными» законами не  объясним. «Даже национального угнетения, как  первого и самого необходимого оправдания   возникновения сепаратизма не было. Свою администрацию в присоединенную территорию  царское правительство не вводило. Управляли этими землями свои гетманы. Собираемые с вновь присоединенных земель налоги в казну России не поступали, а использовались для оплаты собственной администрации. И только когда запорожские казаки  - единственная реальная сила Малороссии в открытую стали искать союзников в Турции, в Крымском ханстве, в Польше, Россия, спасая православный люд, была вынуждена ввести туда свою администрацию. Самую неприглядную роль в трениях России с Малороссией играли запорожские казаки. Что касается их национального состава то, как пишет Н.И.Ульянов, «малороссов там было заметное меньшинство. В основном это были обедневшие поляки, татары, турки, венгры, армяне, черкесы, потомки  половцев и печенегов. Этот сброд, не только не служил защитой славянских селян Малороссии, но, напротив, нещадно их грабил и жил, в основном, за их счет. Казаки  своим идеалом считали образ жизни шляхтичей и хотели быть на них похожи, но не испытывали, как шляхтичи, брезгливости к ростовщичеству и мелкому торгашеству. В отличии от крымских татар, которые своих соплеменников не продавали в рабство, казаки всем этим не гнушались… «Облик казака в литературе и поэзии очень мало похож на его реальный исторический облик. Казачество рекрутировалось из элементов, вытесненных из общества и возникло оно не в гармонии с обществом, а в борьбе с ним. Пленительный образ  Гоголевского Тараса Бульбы разбивается об исторические источники» (Ульянов,2015). Поэтому и отношение к ним правительства России было соответствующим. Окончилось  тем, что Екатерина П за постоянное предательство и беспутство переселила их на вновь вошедшие в состав России земли Кубани.
 Кроме русских княжеств, входивших в Киевскую Русь, часть Восточной Европы имела одну силу – запорожских казаков, а «казачья «демократия» на проверку оказалась «охлократией» (Ульянов,2015) и в этом таится  разгадка, почему вся Малороссия, после дробления Киевской Руси так и не стала самостоятельным государством» (Никитин,2017). Все потуги современных самостийников  не имеют исторического фундамента. Да и теперешнее состояние Украины совсем не похоже на самостоятельное государство. Выйдя «дэ факто» из СНГ, она сразу же легла под «дядюшку  Сэма» и стала чем-то очень похожим на колонию США, прилежно следующей ее диктату. Да и русофобия на Украине лезет, из кожи вон, по приказу из Вашингтона, который «ждет-не-дождется» военного столкновения Украины с Россией. То, что этому не бывать верят все, кто не похоронил веру в традиционную дружбу родных братьев русских с украинцами.
 Еще одна из причин русофобии это шизофреническое, по сути, обвинение России и русских в искусственно вызванном в 30-х годах прошлого века «голодоморе», якобы, для того чтобы уничтожить побольше украинцев. И эта ложь давно  разоблачена. Коллективизация в те годы   вызвала активное недовольство  не только у украинских крестьян. Не вдаваясь в детали, следует сказать о главной причине голода:  науськиваемые теми силами, которые в 1937  перестрелял  И.В.Сталин, обиженные  крестьяне в отместку за то, что только-только полученную землю отобрали,  сократили посевы продовольственных, особенно зерновых культур на обобществленной земле, Получено было значительно меньше продовольствия. Так было  не только на Украине. Это главная причина голода. А то, что данная программа была направлена именно на украинцев такая же бредятина. Во-первых, к  Украине, с целью поддержки и ее задабривания,  были  присоединены огромные территории, которые  всегда были населенны исключительно русскими – это территория Войска Донского – Донбасс, Причерноморье с Северной Тавридой, что увеличило ее площадь в пять раз, и русское население так же страдало от голода, как и украинское. Следует сказать, что «голодомор» в Поволжье и Северном Казахстане был несравненно  болезненнее, чем на Украине.
 Вклад «свидомых» в «копилку» формирования русофобии  не мал, но и их «фундамент» на коротких ножках т.к базируется на лживости и пошлости всевозможных пасквилей ХУ11 века.
 В.С.Никитин (2017) приводит ряд весомейших предложений  великого русского писателя Ф.М. Достоевского по уничтожению самих основ русофобии. В «Дневнике писателя» за 1877,  он пишет: «мы во-первых и прежде всего, должны стать русскими, Если общечеловечность  есть идея  национальная русская, то прежде всего, надо каждому стать русским, то есть самим собой, и тогда с первого шагу все изменится. Стать русским – значит перестать презирать свой  народ . И как только европеец увидит , что мы начали   уважать народ наш и нашу национальность, так тотчас же начнет и он нас самих уважать». С этими предложениями совпадает и мнение  В.С.Никитина (2017): «прежде всего, осознать себя русскими, свое место в истории, помнить о нашей вселенскости, не раз спасавшей человечество от нашествий  узурпаторов всех мастей. Надо гордиться, признанной просвещенным человечеством, нашей выдающейся духовностью, всечеловечностью, преданностью правде и социальной справедливости,  подчеркивать это всегда и везде, не позволять безнаказанно глумится над нашими святынями всевозможным узколобым нацистам-демагогам. В качестве доводов при дискуссиях брать на вооружение все лучшее из истории Ведической и Святой Руси, Имперской и Советской России и нынешней Российской Федерации. Не позволять, прежде всего, нашей внутренней «пятой колоне» извращать нашу историю, давать сокрушительный отпор демагогам–русофобам. Прекратить распри  среди патриотических сил, объединить интеллектуальный и культурный потенциал Академии Наук, Союза Писателей и других творческих союзов, духовный потенциал Русской Православной церкви с энергией многочисленных самодеятельных народно-патриотических объединений для сплочения мыслящего по-руски ядра в борьбе с русофобией. Совместными усилиями устранить цивилизационный раскол и добиться чтобы у власти и народа было единое русское мировоззрение. Активизировать развитие Евразийского союза. Реанимировать русский  национализм как важнейшее условие сохранения русского народа».
 Сам по себе украинский национализм можно было бы только приветствовать как и  в любой другой стране.  Правильная его трактовка это святая  любовь к своим предкам и потомкам, к культуре своего народа, к  Родине. В связи с чудовищным наплывом культурно и расово чуждых мигрантов не только в Россию, развязное, преступное их  поведение, терроризирование коренных жителей,  становится самым актуальным девиз: «Националисты всех стран соединяйтесь», высказанный, недавно, на одном из патриотических собраний. Что касается не чуждого русским известного здорового интернационализма, то справедливо замечено, что только последовательный националист может стать истинным интернационалистом. Национализм естественен и необходим, когда он защищает свой народ от всякого рода угнетателей и поработителей. Но он  очень схож с тупым нацизмом, когда направлен на часть своих  единокровных братьев, как это сейчас у русских с украинцами. Мы один народ и это очень хорошо известно генетикам, историкам, расологам  и этнологам. Гнусная и беспочвенная украинская русофобия захлебнется своей же рвотной массой, а братская связь русского и украинского (малорусского) народов, как генетически самых близких  народов на Земле будет, несомненно, восстановлена и станет первоосновой  Союза Славянских народов Земли, как главное условие сохранения на планете этого одного из самых даровитых многонационального,  культурно идентичного племени.
 Очень печально то, что  русский народ под влиянием нерусской власти в 20-х годах прошлого века существенно утратил свое национальное самосознание, свой здоровый национализм, свои гордость и доблесть. Известны величайшие культурные, в первую очередь, научные достижения  тех стран, где национализм был государственной идеологией, Это всегда  позволяло полноценно реализовать творческий потенциал каждого жителя страны. Такой страной   в 30-х годах,  была Германия, до развязывания ею Мировой войны. Известно, что некоторые ее научно-технические достижения   все еще остаются «не под силу» для повторения современникам. Сейчас высочайшие достижения экономики  демонстрируют такие страны как Япония, Китай,  Южная Корея, Вьетнам,  т.е. те,  где национализм является государственной идеологией. История показывает недолговечность стран построенных без учета этнической детерминанты. Таким, увы, был и  наш СССР. Патриотизм всегда базируется на национализме. Сейчас и В.В.Путин призывает народ к патриотизму и, возможно, начинает понимать, что патриотизм не может быть безнациональным. Очень жаль, что не всегда благоразумная политика  в СССР в недалеком прошлом подвергала гонению национализм – это святое чувство любого народа. Известно, что понятия национализм и нацизм давно уже размежеваны. Нацизм – крайняя форма шовинизма, а украинских нацистов в их русофобии нельзя назвать иначе как тупыми демагогами-шовинистами. Без здорового национализма существует реальная угроза, что транснациональные монополии, (которым в России принадлежит гигантские активы), для которых «альфа и омега» вожделений – нажива, и как самые активные глобалисты способны достаточно быстро похоронить созданную Природой и Историей    великую палитру национального разнообразия лежащего в основе многокрасочного творческого мира.
 Пора осознать гибельность для России и Украины  тупоголовой  русофобии и дать ей «от ворот поворот» как неимоверно опасной  диверсии, способной только вызвать ответную украинофобию в России и тем самым окончательно загубить идею Славянского единства, которая только и может сохранить славян на Земле. Проблема,  несомненно, исключительно актуальна т.к  в последние годы особенно явственно обозначилась заметная диспропорция в развитии отдельных славянских стран на фоне существенного прогресса в большинстве других странах. В заключение, как ответ русофобам, приведу высказывания о славяно-русах выдающихся  не русских по национальности, землян:  в УШ веке до нашей  эры известный древнегреческий поэт Гомер и в У1 веке «отец истории» Геродот  называли  предков русов-славян «людьми справедливостью славными». Подобным образом высказывались другие великие мыслители:
 Фридрих Гегель – немецкий философ: «Русские люди добросовестно и безвозмездно трудятся, если в обществе есть  нравственная идея, праведная цель»;
 Франсуа де Ларошфуко – французский писатель-моралист: «Русским людям нужна Правда и они ищут ее, прежде всего в жизни»;
 Альберт Швейцер - видный немецкий мыслитель: «Русским людям не нужны  материалистические  «ценности» Запада, не нужны  сомнительные достижения Востока в сфере абстрактной  духовности, не имеющей ничего  общего с реальностью»;
 Шарль де Голль - французский государственный деятель, президент Франции: «Русские люди никогда не будут счастливы, зная, что где-то творится несправедливость»;
 Уильям Томсон – английский физик: «Жить по Правде – это по русски».
 Шри Ауробиндо – известный индийский поэт: «В несправедливом строе, когда меньшинство паразитирует на большинстве, у Русских людей нет мотивации к труду»;
 Уинстон Черчилль – премьер министр Великобритании, лауреат Нобелевской премии: «Концепция добронравия – жить по совести- это по-русски»;
 Станислав Лем – польский писатель: «Русскость – это мировоззрение справедливого жизнестроя»;
 Адам Смит –  английский экономист и философ: «Ради праведной идеи  Русские люди с   радостью трудятся, даже находясь в заключении, и тогда они не чувствуют себя узниками – они обретают свободу»;
 Никколо Макиавелли – итальянский политический деятель: «Трудится на благо народа, всего человечества – это по-русски»;
 Имре Локатос – английский математик: «Общинность – в крови у русских людей»;
 Далай-Лама  - духовный лидер тибетского народа: «Русская душа – это щедрость, не знающая границ»;
 Карл Маркс: «Для русских людей характерно нестяжательство. Русские люди никогда не одурманивают себя»;
 Клод Гельвеций – французский философ: «Мера - есть суть  русской цивилизации»;
 Иоганн Вольфганг Гете – немецкий писатель: «Русская культура не приемлет разврат»;
 Генри Форд – американский инженер: «Русские люди не терпят всякой мерзости»;
 Томас Джеферсон – американский просветитель: «Русские люди никогда не живут по принципу «моя хата с краю, ничего не знаю»;
 Бичер Генри Уорд – американский и общественный деятель:   «Абсолютная трезвость – это по-русски! Русские люди не  нуждаются ни в чем сверх меры».   
 Этими характеристиками русского народа, высказанными великими землянами, без ложной скромности следует заслуженно гордиться. Они вытаскивают «за ушко на солнышко» лживость русофобов и не оставляют «камня на камне» от их лживых лицемерных   наветов. Элементарный здравый смысл подсказывает о том, чьим характеристикам следует верить.
 
 Протасов Б.И. д.б.н., профессор, академик ПАНИ и МСА.