Автор Тема: Чукчи сопротивлялись России 200 лет.  (Прочитано 2953 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Чукчи сопротивлялись России 200 лет. Больше любых других народов.

Война Российской империи с чукчами
 
присоединение Сибири
 
 Присоединение Сибири к России принято связывать с походом Ермака в конце XVI века. Однако процесс покорения восточно-сибирских земель продолжался еще почти 200 лет. Вначале продвижение на восток было личной инициативой казаков и землепроходцев, а затем сибирских воевод. Только в конце XVII века дело «приискания новых землиц» берёт на себя государство.

В 1697 году Петр I издает указ о монополии соболиной торговли и присоединении новых земель, богатых соболем. К 1720 году во всей Сибири совершенно непокорённой оставалась лишь территория населенная чукчами, ограниченная с запада и юга реками Чаун и Анадырь и равная по площади современной Германии. 

В то время численность чукчей составляла примерно 10000 человек, занятых оленеводством и морским зверобойным промыслом. Уровень их технического развития соответствовал неолиту. Наконечники копий и стрел изготовлялись из кости и камня (кремня, обсидиана, горного хрусталя). Были у чукчей и доспехи из моржовой кожи и костяных пластинок. Лишь редкие воины обладали железными копьями и панцирями, купленными, вероятно, у тунгусов. При необходимости чукчи сооружали укрепления из нарт, поставленных друг на друга в три яруса и засыпанных камнями. Подступы к таким крепостям «минировались» капканами и ловушками.

Чукчи не представляли собой какого-либо объединения, не было у них даже родовой организации. Каждое стойбище жило своей жизнью, иногда объединяя усилия с другими стойбищами для охоты или войны. Русские источники отмечают отсутствие у чукчей каких-либо «начальников». По чукотским преданиям военными отрядами руководили «силачи» (эрмэчьын), которые просто объезжали разные стойбища, предлагая присоединиться к ним для похода. При всём этом чукчи осознавали своё единство, называя себя «лыгъораветлан» («луораветлан») – настоящие люди, а другие народы «таннгытан» – чужаки.

Уже первые столкновения русских с чукчами в низовьях р. Колымы, продолжавшиеся всю вторую половину XVII века показали их отличие от других народов Восточной Сибири. Для обеспечения выплаты ясака (дани) было принято брать заложников из числа подъясачного населения.

Однако с чукчами эта тактика не срабатывала. Они отказывались от заложников, а те, в свою очередь, старались покончить с собой. В 1656 году казакам Нижнеколымского острога пришлось освободить взятого в заложники чукотского предводителя Миту, чтобы не умереть с голоду, так как чукчи не давали им выходить из крепости для рыбной ловли. Только эпидемия оспы 1691 – 1693 годов сделала русских хозяевами нижней Колымы. Оставив заражённые стойбища, чукчи откочевали на восток.

Кроме прямого обмена чукчи занимались и посредничеством. Например, они меняли купленные у эскимосов Аляски шкурки каланов на русские железные изделия, а их, в свою очередь, продавали эскимосам. Торговля с эскимосами перемежалась войной, причём морские охотники перевозили на своих байдарах на американский берег оленеводов, которые были лучшими бойцами. Азиатские эскимосы выступали союзниками чукчей против американских эскимосов.

При «политическом» равенстве у чукчей было заметное неравенство экономическое. Были владельцы стад и пастухи чужих оленей, хозяева байдар и охотящиеся на чужих байдарах за часть добычи. Несмотря на полярную родину чукчи отличались горячим темпераментом.

Первые походы казаков на Чукотку, организованные приказчиками (комендантами) Анадырского острога (самый северо-восточный форпост России, основан Семёном Дежнёвым в 1649 году) были неудачны. Проводниками и подневольными союзниками русских были коряки и юкагиры. Чукчи в отместку начали нападать на их стойбища, угонять оленей, уводить в рабство женщин и детей. Якутские воеводы писали в Москву, а затем и в Санкт-Петербург о злокозненности «немирных чукоч», не желающих платить ясак и разоряющих «русских ясашных людей — коряк и юкагирей».

В 1711 году из Анадырска к чукчам бьш послан казак Петр Попов с двумя помощниками для приведения в подданство «уговором и ласкою». Целый год ходили они от стойбища к стойбищу, уговаривая платить ясак. Заодно Попов подсчитал общее количество боеспособных чукчей – 2050 «лучников». Чукчи выражали готовность торговать, но ясак платить отказывались. Только пятерых человек, живущих по р.Анадырю недалеко от крепости, удалось склонить в русское подданство. Интересно отметить, что Попов с товарищами ни разу не подверглись нападению и благополучно вернулись домой.

В 1727 году дело покорения Чукотки берёт в свои руки правительствующий Сенат. Формируется секретная дальневосточная экспедиция для поиска путей к Большой Земле – Америке и приведения в подданство всех «немирных иноземцев», живущих на этих путях. Подготовленный сенатом указ подписывает Екатерина I. Таким образом, вопрос о войне с чукчами был решён на самом высоком уровне. Во главе экспедиции был поставлен якутский казачий голова Афанасий Шестаков, получивший звание – Главный командир Северо-Восточного края, а его помощником назначен капитан Тобольского драгунского полка Дмитрий Павлуцкий.

Шестаков отбыл из Санкт-Петербурга и только через 2 года добрался до Охотска. По плану его команда должна была морем обогнуть Камчатку, подняться по р. Анадырь до Анадырска и соединиться с командой Павлуцкого, которая следовала на нартах из Якутска. Однако корабли попали в бурю, их разметало и часть команды погибла. Сам Шестаков с 80 людьми высадился на берег недалеко от Тауйского острога. В Тауйске он пополнил отряд тунгусами и ламутами и двинулся к Анадырску по суше. В марте 1730 года этот отряд был разбит чукчами на р. Погыче, более чем в шестистах километрах от границ «чукотской землицы». Сам Шестаков погиб.

Начальником экспедиции становится Павлуцкий. Его команда из 230 казаков и солдат прибыла в Анадырск в следующем году. Там к ней были присоединены 280 коряков и юкагиров. Поход начался в апреле 1731 года. Колонна на марше представляла собой впечатляющее зрелище: более 500 нарт, запряженных оленями, с людьми пушками и припасами в пустынной горной тундре. Ещё 700 оленей гнали за собой для пропитания. Только через 2 месяца отряд вышел на первые стойбища.

В течение нескольких дней произошло три сражения с чукчами. По сообщению участников похода (через 20 лет) было убито 790 чукотских воинов, либо 1450 (через 30 лет). Это число, возможно, преувеличено. По мнению современных исследователей, численность отдельных военных отрядов у чукчей не превышала 300 человек. Однако если в первой битве чукчи потеряли три четверти людей, прежде чем отступить, то в третьей для отступления достаточно было около 10% потерь. Чукчи быстро поняли, что открытые сражения с такими силами противника, имеющего ружья и пушки, бессмысленны, и перешли к партизанским действиям.

После полугодового марша по побережью Северного Ледовитого океана войско Павлуцкого возвратилось в Анадырск. Были взяты в плен 300 чукчанок, но до крепости дожили лишь 13. Из 12000 угнанных русскими оленей в острог привели лишь 500, остальных съели по дороге. Среди трофеев были 12 железных панцирей, один из которых сейчас хранится в Кунсткамере Санкт-Петербурга.

Чукчи в результате этого похода потеряли десятую (!) часть своего народа! В войне с чукчами принял участие и флот. Бот «Святой Гавриил», построенный Витусом Берингом, был отдан в подчинение Павлуцкого и отплыл с Камчатки на Чукотку, где обстрелял стойбище на Чукотском мысу (мыс. Дежнёва). Жители стойбища бежали, а команда вышла на берег и прошлась по ярангам, собирая трофеи. После этого «Святой Гавриил» взял курс на восток и стал первым российским кораблем, достигшим берегов Америки.

Правительство оценило заслуги Павлуцкого – он был произведен в майоры и назначен якутским воеводой, главой самого обширного уезда в Российской империи. Чукчи же, не смотря на устрашающий характер похода, ясак платить не стали, а лишь ужесточили набеги на коряков и юкагиров. Участились и нападения на русских, причём совсем близко от Анадырского острога.

Совершали чукчи и дальние рейды. Они напали на станицу Походская в устье р. Колымы, более чем в 400 км от границы и перебили почти всё её население. В 1737 г. отряд чукчей доходил до Нижнекамчатского острога, расположенного в 1000 км к югу от Анадырска, а в следующем году был особенно разорительный набег на корякские стойбища. Обычно чукчи предпринимали свои походы с началом полярной ночи, когда казаки и солдаты не отваживались покидать стены острогов.

Информация о чукотской войне, дошедшая до Сената, побудила его к довольно противоречивым действиям. В 1740 году Сенат дал предписание Павлуцкому оставить чукчей в покое ввиду их бедности и дальности жительства. Однако уже через два года последовал указ, подписанный «кроткой» императрицей Елизаветой:

«На оных немирных чукч военною оружейною рукою наступить и искоренить вовсе, точию которые из них пойдут в подданство Ея Императорского Величества оных так же жён их и детей взять в плен и из их жилищ вывесть и впредь для безопасности распределить в Якутском воеводстве по разным острогам и местам между живущих верноподданных». Ответственным назначался иркутский вице-губернатор, статский советник Ланг, а исполнителем — якутский воевода майор Павлуцкий.

Для выполнения указа команда в составе 407 казаков, солдат и гренадер и 1000 якутских лошадей в конце мая 1743 года выступила из Якутска. Попытка атаковать чукчей в конном строю не удалась: все лошади пали от бескормицы при переходе через Верхоянский хребет. Через 6 месяцев отряд на собачьих упряжках добрался до Анадырска. Перезимовав и присоединив к своей армии 237 коряков и юкагиров Павлуцкий весной следующего года выступил в поход по тихоокеанскому побережью, уничтожая все стойбища, встречавшиеся ему на пути. Однако стойбища встречались не часто — чукчи, наученные предыдущей карательной экспедицией, откочевывали маленькими группами в горы. В то же время они нападали на российский отряд и угоняли оленей.

На Чукотке мало растительности, пригодной для костров, и русские испытывали затруднения при приготовлении горячей пищи, в отличие от чукчей, довольствовавшихся сырым мясом. Через 4 месяца команда Павлуцкого, съев все 5000 оленей, взятых у коряков, была вынуждена повернуть назад, потеряв только от голода 50 казаков и солдат. Обессилевшее войско пришлось остановить на привал и выслать в Анадырск наиболее боеспособную группу, которая пригнала ещё 5000 оленей. Только после этого армия смогла возвратиться в острог.

В своих донесениях Павлуцкий жаловался, что хлебное довольствие и жалование казакам не платят уже два года и им приходится жить охотой на диких оленей. В то же время он писал, что Чукотка бедна соболем, намекая на невыгодность войны. В ответ Сенат требовал брать ясак моржовым клыком. Поход, организованный через два года тоже не имел успеха. Ещё через год чукчи совершили налёт на коряков и угнали около 5000 оленей, причём совсем недалеко от Анадырска. Павлуцкий организовал погоню. С авангардом из 130 человек и одной пушкой он оторвался от главных сил и в устье р. Орловой настиг противника. Чукчи находились на скале. Русские дали лишь один залп -перезарядить ружья и пушку они не успели.

Чукчи скатились с горы и начался рукопашный бой. Потеряв 90 человек убитыми и 41 ранеными казаки и солдаты бежали. Чукчам досталась пушка, знамя и 40 ружей. Среди погибших были: сам майор Павлуцкий, два сотника и пятидесятник. Это случилось 21 марта 1747 года. После этого поражения походы вглубь чукотской территории не предпринимались, хотя постоянный гарнизон Анадырского острога был доведён до 540 человек. Российская Империя перешла к обороне.

В чукотских преданиях осталась память о Павлуцком, который именуется – жестоко убивающий Йэкуннин. Он убивает женщин и детей, пытает пленных, хочет истребить всех чукчей и посылает «солнечному начальнику» нарты, груженные шапками убитых. По преданию он был взят в плен, подвергнут мучительной казни, а его голову возили по стойбищам. На самом деле тело Павлуцкого осталось у русских и было похоронено в Якутске.

В 1751 году восстали коряки, потерявшие в результате войны большую часть своих оленей и не получившие никакой защиты от чукчей. Новый комендант Анадырска капитан Шатилов подавил восстание, но в отношении чукчей ограничился мелкой вылазкой в низовья Анадыря. Шатилов не решался удаляться от границы.

В 1753-54 годах чукчи совершили такой разорительный поход на юкагиров, что оставшиеся в живых вынуждены были уйти на запад к Колыме. До войны с Россией отношения чукчей и юкагиров были мирными.

В 1755 году следующий комендант Анадырска секунд-майор И.С. Шмалёв принял решение построить 6 крепостей по пограничным рекам: Анадырю, Чауну и Хатырхе. Но осуществить это строительство он не успел. От иркутского генерал-губернатора Вульфа пришла инструкция, которая предписывала идти на уступки чукчам и «приводить их в ясачное подданство более ласкою, нежели силою».

Шмалёв провёл первые мирные переговоры с чукотским предводителем Харгититом. Состоялся обмен пленными. Чукчи даже согласились платить ясак при условии: заложников не брать, крепостей на их земле не строить. Так как ясак чукчи так и не платили, возможно, что Шмалёв придумал их согласие для отчёта. Кроме того, переговоры велись лишь с одной группой чукчей, вероятно, ближайшей к границе. Правда чукчи прекратили нападения на русских, но продолжали нападать на коряков. В дальнейшем столкновения возобновились, но в меньших, чем раньше масштабах.

В 1760 году в Анадырск с ревизией прибыл подполковник Ф.К. Плениснер. Через 3 года в своём отчёте он отметил, что расходы на ведение войны превзошли доходы от ясака и трофеев почти в 50 раз, и резюмировал, что «чукчей в подданство приводить в рассуждение бедного их места, и притом негодного сих народов состояния никакой нужды не было и ныне нет». Плениснер также предложил упразднить Анадырский острог, тем более, что ближайшие чукчи живут в двух месяцах, а коряки в 10 днях пути от него.

Крайне нетипично для российской истории, но власть в данном случае поступила прагматично.

В 1764 году Сенат издал указ о ликвидации острога и прекращении войны. Этот указ был утверждён Екатериной II только через 2 года, практически же осуществлён ещё через 5 лет, вследствие дальности расстояния и канцелярской волокиты. Путь от Санкт-Петербурга до Анадырска занимал 2 года (в один конец). «Гарнизон и население (более 1000 человек) перевели в Нижнеколымск и Гижигинск, крепость сожгли, церковь разобрали и перенесли в Нижнеколымск, на 600 км западнее. Анадырск просуществовал 122 года.

По сибирским меркам XVIII в. он был довольно большим городом – столько же населения проживало тогда в Красноярске (около 1000 человек).

Таким образом, Российская Империя победившая в войнах XVIII века Швецию, Пруссию Фридриха Великого, Турцию и уничтожившая Польшу потерпела поражение от чукчей.

Масштабы русско-чукотской войны на первый взгляд ничтожны, но если посмотреть на соотношение количества российских солдат и всего чукотского населения (1:20) картина будет иная. Один солдат русской армии вторгшейся в Пруссию в 1757 году приходился на 35 человек её населения. Возьмём примеры более поздней истории: один солдат Наполеона на 60 россиян в 1812 году и 1 солдат гитлеровской Германии на 40 жителей СССР. С другой стороны, Владимир Атласов покорил Камчатку в 1697-1700 годах имея всего 60 казаков, хотя камчадалов тогда было не меньше, чем чукчей и они сопротивлялись. И хотя затем камчадалы, как и коряки не раз восставали, после подавления они опять соглашались дать заложников и платить ясак.

Конечно, можно объяснить их поражение неправильной тактикой (оборона в укреплениях из земляных валов или нарт), большими потерями, но ведь и чукчи в 1731 году подверглись не меньшему разгрому, но не покорились. Чукчей можно назвать «горцами Заполярья». Современник описываемых событий и участник второй экспедиции Витуса Беринга Степан Крашенинников говорит в своей книге «Описание земли Камчатки», что двадцати чукчам и пятьдесят коряков противостоять не отважатся.

Только в 1788 году, после долгого отчуждения была открыта ярмарка на р. Анюй для торговли с чукчами. Торговая пошлина представлялась как ясак. Коммерция победила войну и вражду.

14 октября 1779 года Екатерина II подписала высочайшее повеление о принятии чукчей в российское подданство, а также указ об установлении 30 железных гербов в Беринговом проливе для подтверждения того, что это территория Российской империи. Эти действия были предприняты в связи с тем, что Чукотку посетили английские корабли из экспедиции Кларка. Через 13 лет, в 1791 г., на Чукотке побывала экспедиция Иосифа Биллингса (англичанина на российской службе), и, судя по ее отчетам, самим чукчам об их подданстве ничего известно не было.

Чукчам было роздано большое количество подарков – табака, железа, инструментов (топоров и ножей), украшений (три пуда стеклянных пронизок), и они всячески помогали экспедиции продовольствием, транспортом (оленями) и проводниками. Более того, когда чукотская молодежь хотела убить русских и завладеть их имуществом, отомстив тем самым за недавнюю войну, старики их отговорили, сказав что тогда прекратится торговля, а это не выгодно.

Для «сохранения лица» Россия делала вид, что владеет Чукоткой, а другие державы делали вид, что признают это. На всех картах Чукотка обозначалась российской аж с середины XVII века, со времён плавания Дежнёва. Однако в своде законов российской империи были следующие статьи: «чукчи народ не вполне покорённый, на своей территории управляются и судятся по собственным законам» и «ясак платят количеством и качеством какой сами пожелают и когда пожелают».

Лишь в 1912 году появилась на Чукотке российская администрация – семь человек, но она воспринималась, быстрее всего, как одна из торговых факторий.

Чукотка действительно вошла в состав России только при советской власти в конце 1920-х годов. Но это уже другая история.

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 6347
Очень интересная информация. Впервые об этом узнал. Спасибо, Малик.

Оффлайн stan4420

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 56
поздравляю - творцы опять проявили свою натуру.
перепечатывать похабные статейки свидомитско-либерастического портала - и при этом выставлять себя как радетелями государства российского...
12 баллов за цинизм по 10-балльной шкале!

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
поздравляю - творцы опять проявили свою натуру.
перепечатывать похабные статейки свидомитско-либерастического портала - и при этом выставлять себя как радетелями государства российского...
12 баллов за цинизм по 10-балльной шкале!
чукчи действительно долго воевали с Российской империей.Вокруг этой войны складывались легенды и с той,и с другой стороны.Возможно в статье присутствуют некоторые фантазии и преувеличения,но в целом она правдива.Ещё в советские времена я читал об этой войне.То что читал тогда,не многим отличается от содержания данной статьи.

Оффлайн stan4420

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 56
тут важно , что "кладезем сведений выступает либерастический портал.
может, вы всё же будете тщательней подходить к выбору источников информации?

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
тут важно , что "кладезем сведений выступает либерастический портал.
может, вы всё же будете тщательней подходить к выбору источников информации?
мне плевать на источники информации,обращаю внимание лишь на суть информации.Булочников умён,в силу этого информация от него бывает интересной.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228




Пора, пора российской дипломатии использовать чукотские наработки в этом вопросе!



В русском языке мало смыслов, выражающих отношения между народами. "Друг", "враг". И всё. Ну ещё есть "и не друг, и не враг, а так".
Что сильно мешает понять и формулировать внешнюю политику РФ. Вот Запад, это друг или враг?

А вот у чукчей есть несколько степеней слова "враг".

1-Есть враги, с которыми надо вести благородную войну. Это как правило, другие чукотские рода.

"Против хорошо знакомых соседних племён, с которыми старались воевать “цивилизованными” средствами: войну объявляли заранее, давали время на подготовку к бою, иногда даже отпускали пленных".

2-Враги, которые пригодны для обращения в рабов. Или современным языком для оккупации с последующей ассимиляцией. Это юкагиры. Которых уже почти полностью ассимилировали чукчи. В 70х годах их оставалось около 400 человек.

3-Враги, которых надо грабить. Увёл скот и жён набегом и свалил до следующего раза.
Это коряки.

4-Враги, которых надо использовать, когда это возможно. В частности, заключать временные союзы.
Это русские.

5-Враги, которых надо уничтожать, не вступая ни в какие контакты. Увидел - убил. Короче, геноцидить и холокостить. Это аляскинские эскимосы.
"С ними вели «тотальную» войну на уничтожение: предпочитали нападать неожиданно, убивали и жестоко мучили пленных".

6-Неизвестные враги. Это народы, с которыми ранее не соприкасались или редко встречались. Например, якуты. С ними надо вести себя осторожно, пока не определится к какой из вышеперечисленных категорий они относятся.

Кстати, белых американцев чукчи за врагов не считают. Они о белых американцах хорошего мнения. Амеры вели с чукчами морскую меновую торговлю сотню лет. Меняли оружие, патроны, инструменты и хозяйственные товары на шкуры. Чукчей не обманывали. (А чукчи очень злопамятные и мстительные!).
Амеры легально уже не торгуют с чукчами лет 70. Но чукчи до сих пор о них хорошо отзываются.

Так вот: по чукотской градации Запад относится к категории №4. Враги, которых надо использовать.

Надо перенять чукотские названия врагов всех степеней и обучать этому дипломатов для адекватного понимания ситуации в мире.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228



Чукчи - свирепые воины севера...


Чукчи вели бескомпромиссные войны с эскимосами, коряками и русскими, при этом обладая довольно эффективным, хотя и весьма экзотическим комплексом наступательно-оборонительного вооружения. Последняя война чукчей с эскимосами произошла в 1947 году и окончилась победой чукчей

Эскимосо-чукотские войны

Берингов пролив, отделяющий побережье Азии от Америки, недостаточно широк, чтобы стать преградой для морских зверобоев. В больших байдарах, кожаные борта которых не боялись столкновения с ледяным краем, чукчи пересекали его студеные воды ради добычи и торга. Память об эскимосо-чукотских войнах крепко сохранилась в преданиях обоих народов.

Чукчи и эскимосы встречались, чтобы торговать. Моржовые кожи обменивались на редкую здесь деревянную утварь, мех и тюлений жир. Обмен всегда носил военный характер. В одной руке всегда держалось копье. Любое недоразумение могло приобрести кровавую развязку.

Эскимосский доспех из кожи моржа. Аналогичные чукотские ламинары - мэргэв - отличались только прямоугольной формой "крыльев".

Очень часто обмен проходил в виде "немого торга". Одна сторона оставляла свои товары и отходила. Представители другой стороны клали напротив нужной им вещи свои и тоже отходили. Иногда, прежде чем удавалось "договориться", приходилось делать несколько встречных предложений. Обиды множились, лилась кровь. Набегами чукчей на жителей американского побережья двигала месть. Попутно захватывалась добыча и пленники.
В тех случаях, когда война становилась затяжной и бесперспективной для обеих сторон, заключалось перемирие. Мирный договор скрепляли присягой солнцу и возмещением материального ущерба.

Чукчи использовали два основных типа доспеха: кожаный ленточный-ламинарный и пластинчатый- ламеллярный, а позднее — железный. Кожаные и железные доспехи представляли собой латы, закрывающие воина с головы до колен или даже до середины голени, тогда как костяной ламеллярный панцирь был полукирасой или кирасой, защищавшей корпус воина, иногда в сочетании с крыльями.

В 1793 г. в Сенате обсуждался рапорт капитана Биллингса, в одном из пунктов которого сообщалось, что "северо-восточные американцы, изъявив желание, имели дружественное с россиянами обхождение, испрашивают защищения от нападения и грабежа чукчей". Американские эскимосы жаловались русским, что чукчи "почти ежегодно на байдарах приходя на их землю, истребляют их убийством, имение их грабят, а жен и детей берут в плен."

В набегах участвовали не только береговые чукчи, но и их друзья азиатские эскимосы, и сухопутные чукотские оленеводы, не имевшие байдар. "Взаимодействие армии и флота" чукчей описывается в документе XVIII в.: "Оленные чукчи к сидячим чукчам на оленях приезжают и в зимние походы на коряк подымают тех сидячих на своих оленях, а, напротив того, сидячие чукчи оленных носовых и в дальних от моря местах в тундреных живущих летом возят их на своих байдарах по морю и по реке и дают им во взаимное дружество свои байдары, а от них оленных вместо байдар своих берут на платье себе разного звания кожи оленей."

Эскимосы, надо сказать в долгу не оставались – попавших в плен чукчей они обращали в рабство или изощренно убивали.

Специализированных боевых "драккаров" у чукчей не было – одни и те же байдары использовались и в мирное, и в военное время и применялись лишь для переброски сил, но не морских сражений. Изредка случавшиеся столкновения на море сводились в основном к перестрелке из луков – на беспалубных судах с натяжной обшивкой полноценный абордажный бой невозможен. Зато против них была возможна "водолазная война", когда человек опускался под воду и разрезал обшивку, после чего байдара шла ко дну вместе с экипажем. Такой способ борьбы с лодками противника применялся редко, в основном беглецами для спасения от преследователей, ибо был рискован и для водолаза, ведь чукчи и эскимосы, как правило, не умели плавать и вообще считали воду средой обитания кэле. Деления на гребцов и пехотинцев не существовало: главное было высадиться, а там и те, и другие равным образом участвовали в сухопутной схватке.

Описанная Кобелевым флотилия из десятка байдар и сотни-полутора воинов была достаточно типичной, однако он же упоминает о плавании на Аляску в более ранние времена сборных армад из сотни байдар и восьми сотен "десантников". Чукотские "викинги" в походах вдоль побережья иногда доходили до территории Канады (самыми ценными пленниками таких дальних экспедиций считались негритянки).

Коряко-чукотские войны из-за оленей


Чукотско-корякские войны, окончившиеся лишь в семидесятых годах XVIII в., отличались особой жестокостью, особенно среди оленеводов. Каждое племя находилось в состоянии потенциальной вражды друг к другу. Воевали из-за оленей. Чукчи, не имевшие больших оленьих стад, как у коряков, направили все свои усилия, чтобы стать хозяевами главного богатства тундры. За пятьдесят лет войны, с 1725 по 1773 г. им удалось отбить у коряков 240 000 голов этих животных.

В том веке окончательно складывается у чукчей пастушеское оленеводство главным образом за счет насильственно отнятых стад у коряков. Многим корякам, обедневшим в войнах с чукчами, пришлось "сойти на берег" и заняться охотой и рыбной ловлей. В этой борьбе чукчи всегда были первыми. Их желание иметь стада подкреплялось воинским умением и неистощимой энергией. Отряд корякских воинов численностью в 50 человек не решался оказать сопротивление чукчам, если в их отряде было 20 бойцов. Собираясь на большие военные операции, чукчи могли выставить 200-300 бойцов. Самые большие ополчения, которые выставлялись против русских, насчитывали около 3000 человек. Первые русские путешественники отмечали, что в бой чукчи шли под грохот бубнов, на которые была натянута человеческая кожа.

Для коряков был традиционен костяной ламеллярный панцирь, который носили состоятельные воины. У бедных коряков доспехи были из нерпичьих, костяные же доспехи богатых коряков в первой половине XVIII в. постепенно вытеснялись железными.

Собираясь в набег, чукчи брали основное оружие дальнего боя - лук, изготовленный из двух пород дерева: березы и лиственницы. Наконечники изготавливались из кости, клыка и камня, на тетиву шли нарезанные из тюленьей кожи ремни или сухожилия. Колчан чукчи носили удобно, как ранец, за спиной. Свои меткие выстрелы чукчи и коряки "подкрепляли", смазывая наконечники ядом. В тундре растет неказистый лютик, корень которого вполне годился для изготовления смертоносного зелья. Рана опухала, и через несколько дней человек умирал.

Защитить тело человека в бою должен был панцирь из моржовой кожи. Ровными полосами моржовая кожа опоясывала воина - нижний ряд нашивался на верхний. Панцирь расходился к низу широким раструбом, грудь прикрывала пластина из кожи сивуча. Но самой "приметной" частью доспехов был щит, отброшенный за спину воина, словно он собрался подняться в воздух на дельтаплане. Спинная часть щита, состоявшая из широкой доски, обтянутой кожей, возвышалась над головой воина. Боковые "крылья" легко складывались на сгибах, закрывая в нужный момент грудь и лицо. Чтобы приводить их в движение, на крыльях были петли. Требовалось время, чтобы освоиться с панцирем, имевшем целую систему ремней, петель и пряжек. Ленточный панцирь, который чукчи называли "мэргэв", имели не все воины. Он был все-таки тяжел и неудобен, как, впрочем, и любые доспехи. Пожалуй, единственным неоспоримым удобством он обладал для убегающего - задняя часть щита надежно защищала спину и голову от стрел врага. Поэтому наиболее храбрые чукотские воины считали постыдным его носить, как явный знак трусости.

Легкие маневренные нарты и оленья упряжка стали основным транспортом чукотско-корякских войн в отличие от эскимосо-чукотских военных кампаний, когда к вражескому берегу десант доставляли весельные байдары. И если отряд проскакивал в стойбище врага незамеченным, схватка, как правило, была короткой. Атака проводилась на рассвете. Часть воинов на лыжах окружала ярангу и разрушала ее, выдергивая стойки жилища. Именно для этой цели и были незаменимы арканы, метко набрасывать которые чукчи или коряки умели с детства. В это же время другие копьями протыкали покров яранги, стараясь перебить всех, кто находился в спальном пологе. Остальные на полном скаку подлетали на нартах к оленьему стаду и, поделив его на части, угоняли.

Оборонительные сооружения и крепости северных народов


Чукчи и коряки использовали нарты не только как транспорт, но и как незаменимое оборонительное сооружение. Нарты расставляли вертикально по кругу, связывая между собой накрепко ремнями. Сверху на них набрасывали моржовые кожи, закрепляя, где нужно ремнями. На пути врага вырастал "вагенбург", из-за которого лучники вели обстрел.

Существовали и капитальные стационарные каменные крепости (по-эскимосски "умкы"), с бойницами двух видов: для стрельбы из лука и скатывания камней. Вход закрывался каменной плитой. Рвом, правда, эти замки не обносили: в вечной мерзлоте копать каменными и костяными орудиями траншеи глубже полуметра затруднительно даже летом. На длительную осаду такие крепости рассчитаны не были, но арктические народы ее вести и не умели – обычно после непродолжительного интенсивного обстрела переходили к штурму. Но часто жителей поселка мог спасти сам факт наличия крепости (если речь не шла о мести именно данному конкретному роду) – нападающие обычно высылали вперед разведчиков, и если те видели, что в поселке возведена крепость, а жители готовы к обороне, то алчущие более наживы, чем ратных подвигов агрессоры могли обойти данное поселение стороной.

Еще в 1931 г. жители Наукана традиционно обкладывали яранги почти до крыши камнем, превращая их в крепости.

Воспитание воинов

После победы над врагом чукчи татуировали свое тело: обычай татуировать на руках изображение убитого врага очень древний. Как правило, победитель татуировал точку на задней стороне правого запястья. У опытных воинов такие точки сливались в одну сплошную линию, идущую от запястья по направлению к локтю.

Корякские и чукотские женщины носили нож, которым в случае победы врага убивали своих детей, а потом и себя. Обычай предпочтения смерти плену очень древний. В тех случаях, когда человек попадал в плен, он становился рабом.
Чукчи довольно редко применяли по отношению к пленным пытки. Но если им в руки попадал военачальник или знаменитый воин - ему приходилось туго.

Победить и спасти жизнь не только свою, но и всей родовой группы - эта задача была по плечу не только смелому, но и тренированному воину. Сама жизнь приучала действовать в экстремальной обстановке. Любимой игрушкой чукотских детей был лук, а высшей оценкой мастерства лучника - выстрел стрелы, расщепляющей воткнутый в землю прут.

Тактические приемы северных войн: нападать стремились неожиданно: на рассвете, в утреннем тумане, или специально выбирав время, когда основная часть мужчин на охоте и поселок без защитников. Эскимосы же, уходя на охоту, иногда прибегали к хитростям: выставляли на видных местах кучи камней в рост человека, одетые в парки – разведчикам они должны были показаться часовыми. Часто упоминается, что флотилия при подходе к поселению врага разделялась: большая ее часть скрытно приставала к берегу и готовилась напасть с тыла, тогда как меньшая чалилась в виду поселения, отвлекая на себя внимание. Высадка могла происходить и в отдалении от вражеского стойбища, чтобы жители не сразу узнали о ней, а приплывшие могли отдохнуть от гребли.

Насколько серьезно подходили к подготовке воина, говорит метод, который практиковали коряки для вырабатывания у детей реакции на внезапную опасность. К ребенку подкрадывались и обжигали его острым, раскаленным предметом. В результате добивались того, что ребенок от малейшего шороха или прикосновения отскакивал в сторону. Заканчивалось обучение тем, что отец отправлял сына с каким-нибудь заданием, а сам крался следом. Выждав удобный момент, он спускал с лука стрелу, целясь в сына. Выдержавший экзамен оставался в живых, вовремя отпрыгнув в сторону. Проваливший - падал замертво.

Суровые законы жизни на Крайнем Севере, войны выработали у чукчей презрение к смерти. Побежденный в поединке не просил пощады, а просил смерти. Выработалась формула - равнодушное обращение к противнику с просьбой о смерти: "Что ж, если я стал для тебя диким оленем, торопись!" - то есть убей.

Русско-чукотские войны

Первое упоминание о чукчах в письменных источниках относится к 1641г. в связи с тем, что в районе Колымы они напали на русских сборщиков ясака (подать пушниной, собираемая с аборигенов). Стоит обратить внимание, что это была агрессия со стороны чукчей, до их территорий русские в то время ещё не дошли.

Надо отметить, что к этому времени чукчи были местными экспансионистами и вели частые войны против соседних народов. Именно чукотский беспредел привел к тому, что коряки, ительмены и юкагиры с радостью и облегчением приняли русское подданство и ходили вместе с русскими в походы на чукчей. Эскимосы же старались устрашить чукчей жестокостью: например, убивали пленных, просверливая им головы.

Чукчи, не смотря на то, что могли противопоставить мушкетам и саблям лишь стрелы и копья с костяными наконечниками, оказали ожесточённое сопротивление. Они разгромили несколько отрядов с командиром, им удалось захватить оленей анадырского гарнизона, оружие, боеприпасы и снаряжение отряда, в том числе одну пушку и знамя.

События, развернувшиеся в 1730-1750-х гг. на Чукотке и Камчатке, были насыщены многочисленными сражениями, взятием русских и аборигенных крепостей-острогов, взаимным ожесточением и немалыми жертвами.

Появление у берегов Чукотки английских и французских экспедиций заставило власти Российской империи снова задуматься о покорении этого края. В 1776 г. Екатерина II указала приложить все усилия для принятия чукчей в подданство. Действуя не военной силой, а подкупом, русские добились значительно большего. В марте 1778 г. стараниями коменданта Гижигинской крепости капитана Тимофея Шмалева и сибирского дворянина, крещеного чукчи Николая Дауркина с "главным" тойоном Омулятом Хергынтовым был заключен договор о принятии чукчами русского подданства.

В чукотской мифологии образ русских сложился такой: "Одежда вся железная, усы как у моржей, глаза круглые железные, копья длиной по локтю и ведут себя драчливо - вызывают на бой". Благодаря воинской силе, русские заслужили у чукчей определенное уважение. Чукчи относились ко всем своим соседям крайне высокомерно и ни один народ в их фольклоре, за исключением русских и их самих, не назван собственно людьми. В чукотском мифе о творении мира предназначением русских считается производство чая, табака, сахара, соли и железа, и торговля всем этим с чукчами.

Под русской властью межплеменные конфликты постепенно утихали, однако рецидивы случались, так, например, есть сведения, что последняя война чукчей с эскимосами произошла в 1947 году и окончилась победой чукчей.[/font]

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2013




Про чукчей в историческом аспекте.
 



 

    Чукчи - суровые Воины Севера.

       
 
Все слышали анекдоты про чукчей. Сами чукчи, послушав анекдоты, могли бы и посмеяться: они обожали подшучивать над собой.
Но, скорее всего, вас бы просто убили. При этом большая часть современного оружия вряд ли бы помогла, окажись вы против столь опасного врага.
 На самом деле трудно отыскать более воинственный  народ чем чукчи.


Спартанское воспитание было куда мягче и «гуманнее»  воспитания будущих чукотских воинов.
«Настоящие люди»
Чукчи – это искаженное «чаучи» – оленеводы, индейцы Севера.

Сами они называют себя луораветланы – «настоящие люди».
  Да, они – шовинисты, которые считают остальных второсортными. Они шутят над собой, называя себя «потным народцем» и в подобном роде (но только между собой). При этом нюх чукчей не особо уступает нюху собак, а генетически они от нас ой как отличаются.ДетствоКак и у индейцев, у чукчей суровое воспитание мальчиков начиналось с 5-6 лет. Спать с этого времени кроме редких исключений позволялось лишь стоя, опершись на полог яранги. При этом юный чукотский воин спал чутко: для этого взрослые подкрадывались к нему и обжигали то раскаленным металлом, то тлеющим концом палки. Маленькие воины (мальчиками как-то язык не поворачивается их назвать), в итоге, начинали молниеносно реагировать на любой шорох…

Бегать приходилось за оленьими упряжками по снегу десятки километров, а не ездить на санях, прыгать – с привязанными к ногам камнями. Лук был неизменным атрибутом: у чукчей вообще зрение – не в пример нашему, дальномер практически безупречен. Именно поэтому чукчей со Второй мировой войны так охотно брали в снайперы.
Была у чукчей и своя игра с мячом (из оленьей шерсти), сильно напоминавшая современный футбол (только играли луораветланы в эту игру задолго до «основания» футбола англичанами). А еще любили здесь бороться. Борьба была специфической: на скользкой моржовой шкуре, дополнительно смазанной жиром, надо было не просто одолеть соперника, а кинуть его на острые кости, расставленные по краям. Именно таким противостоянием уже взрослые юноши будут выяснять отношения со своими врагами, когда почти в каждом случае проигравшему грозит смерть от куда более длинных костей.Путь во взрослую жизнь лежал для будущего воина через испытания. Т.к. ловкость ценилась этим народом особо, то и на «экзамене» делали ставку на нее, да на внимательность. Отец посылал сына на какое-то задание, но не оно было главным. Отец незаметно выслеживал сына, и как только тот садился, терял бдительность или попросту превращался в «удобную мишень», то в него тут же выпускалась стрела. Стреляли чукчи, как уже упоминалось выше, феноменально. Так что среагировать и уйти от «гостинца» было делом не простым. Пройти экзамен можно было лишь одним способом - выжить после него.Ах да… Не стоит считать отцов такими уж жестокими: стреляя по сыну, глава семейства не смазывал наконечник ядом, так что ранение оставляло шансы выжить. На войне же без яда стрелы не летали…
Смерть? А что ее бояться?Существуют записи очевидцев, которые описывают шокирующие прецедентны из жизни чукчей даже начала прошлого века. Например, у одного из них стал сильно болеть живот. К утру боль только усилилась, и воин попросил товарищей убить его. Те незамедлительно выполнили просьбу, даже не придав особого значения случившемуся.Чукчи верили, что у каждого из них есть 5-6 душ. И для каждой души может быть свое место в раю - «Вселенной предков». Но для этого следовало выполнить некоторые условия: достойно погибнуть в бою, быть убитым от руки друга или родственника, или умереть своей смертью. Последнее – слишком большая роскошь для суровой жизни, где на заботу других уповать не стоит. Добровольная смерть для чукчей – обычное дело, достаточно лишь попросить о таком «убийстве себя» родственников. Так же поступали при ряде тяжелых болезней.


Проигравшие бой чукчи могли перебить друг друга, а про плен особо не думали: «Если я стал тебе оленем, то чего медлишь?» - говорили они победившему врагу, ожидая добивания и даже не думая просить пощады.
Война – это честь

Чукчи – прирожденные диверсанты. Малочисленные и свирепые, они были настоящим ужасом для всех, кто жил в зоне досягаемости. Известным фактом является то, что отряд коряков – соседей чукчей, присоединившихся к Российской империи, насчитывавший полсотни человек, бросался врассыпную, если чукчей было хотя бы два десятка. И не смейте обвинять в трусости коряков: их женщины всегда имели с собой нож, чтобы при нападении чукчей убить детей и себя, лишь бы избежать рабства.
С коряками «настоящие люди» воевали одинаково: сначала были торги, где каждый неверный и просто неосторожный жест мог быть понят как сигнал к резне. Если погибали чукчи, то их товарищи объявляли обидчикам войну: вызывали тех на встречу в назначенном месте, стелили шкуру моржа, смазывали ее жиром… И, конечно же, вбивали по краям множество острых костей. Все как в детстве.
Если же чукчи шли в грабительские рейды, то они просто резали мужчин и брали в плен женщин. С пленными обращались достойно, но гордость не позволяла корякам сдаваться живыми. Мужчины живыми в руки чукчей попадать тоже не хотели. В таких случаях враг привязывался к вертелу, и методично прожаривался над костром.


Чукчи и Российская империяРусских казаков в 1729 году искренне просили «не чинить насилия над немиролюбивыми народами севера». То, что чукчей лучше не злить, их соседи, присоединившиеся к русским, знали на своей шкуре. Однако у казаков, видимо, взыграли гордыня и зависть к такой славе «некрещенных дикарей», поэтому якутский казачий голова Афанасий Шестаков и капитан Тобольского драгунского полка Дмитрий Павлуцкий пошли на земли «настоящих людей», уничтожая все, что встречали на своем пути.
Несколько раз чукотских вождей и старейшин приглашали на встречу, где их попросту подло убивали. Для казаков все казалось просто… Пока чукчи не поняли, что играют не по тем правилам чести, к которым привыкли сами. Через год Шестаков и Павлуцкий дали чукчам открытый бой, где у последних шансов было не так много: стрелы и копья против порохового оружия – не лучшее оружие. Правда, Шестаков и сам погиб. Луораветланы начали настоящую партизанскую войну, в ответ на которую сенат в 1742 году распорядился уничтожить чукчей начисто. Последних было менее 10 000 человек с детьми, женщинами и стариками, задача казалась такой простой.До середины XVIII века война была жесткой, но вот уже и Павлуцкого убили, и отряды его разбили. Когда российские чиновники разобрались, какие потери они несут, то ужаснулись. Кроме того, прыти у казаков поубавилось: стоило победить чукчей неожиданным набегом, как оставшиеся в живых дети и женщины убивали друг друга, избегая плена. Сами чукчи смерти не боялись, пощады не давали и могли истязать крайне жестоко. Испугать их было нечем.

В срочном порядке издается указ, запрещающий вообще злить чукчей и лезть к ним «со злым умыслом»: за это решено было ввести ответственность. Чукчи вскоре тоже стали успокаиваться: захватить Российскую империю нескольким тысячам воинам было бы слишком обременительной задачей, смысла в которой сами луораветланы не видели. Это был единственный народ, который военным способом запугал Россию, невзирая на свою ничтожную численность.Спустя пару десятилетий империя вновь вернулась на земли воинственных оленеводов, боясь, что с теми «заведут опасный мир» французы и англичане. Чукчей брали подкупом, уговорами, ублажениями и водкой. Дань чукчи платили «в том размере, который сами выберут», т. е. не платили вовсе, а «помощь государеву» им возили так активно, что легко было понять, кто кому на самом деле платит дань. С началом сотрудничества в лексиконе чукчей появился новый термин - «чуванская болезнь», т.е. «русская болезнь»: с цивилизацией к «настоящим людям» пришел и сифилис и алкоголизм.Отношения с другими народами.

Веяния Европы чукчам были – как зайцу стоп-сигнал. Они торговали со многими, однако наибольшее обоюдное уважение в торговле проявляли… с японцами. Именно у японцев чукчи закупали свои металлические латы, которые были точь-в-точь как у самураев.
А самураи были восхищены мужеством и ловкостью чукчей: последние являются единственными воинами, которые, согласно многочисленным свидетельствам современников и очевидцев, способны были не просто уклоняться от стрел, но и ловить их руками налету, умудряясь кидать (руками!) обратно во врагов
.
Я, кстати, видел про это фильм: молодой чукча отбивал стрелы десятка стрелков, стрелявших метров с 15ти. Отбил все. А последнюю, подпрыгнув от радость, схватил рукой и сломал об колено.
Американцев чукчи уважали за честную торговлю, но немного погонять последних тоже любили в своих пиратских набегах. Перепадало и канадцам: известна история, когда чукчи захватили на канадском побережье чернокожих рабынь. Распробовав, что это все же женщины, а не злые духи, чукчи забрали их себе в качестве наложниц. Чукотские женщины не знают, что такое ревность и потому восприняли подобный трофей мужей нормально. Ну а негритянкам запретили рожать, т.к. они были «неполноценными людьми», до старости продержав их в наложницах. По словам очевидцев, рабыни своей новой судьбой были довольны, и лишь жалели, что их не выкрали раньше.

Анекдоты
Советская власть, решив нести огонь коммунистической идеологии и цивилизации в далекие чукотские яранги, радушного приема не получила. Попытка надавить на чукчей силой оказалась непростой задачей: сначала все «красные» с близлежащих территорий наотрез отказывались воевать с чукчами, а потом смельчаки, прибывшие сюда издалека, стали пропадать отрядами, группами, лагерями. В основном пропавших не находили. В редких случаях удавалось разыскать останки перебитых колонистов-неудачников. В итоге «красные» решили пойти проторенным при царе путем подкупа. А чтобы чукчи не стали символом независимости, их просто-напросто превратили в фольклор.  Страх и восхищение перед чукчами сменили на образ эдакого недоумка.  Так поступили с Чапаевым, сделав ставку на анекдоты про «Василия Ивановича и Петьку», переделывая образ образованного и независимого, в смешного и потешного. Чукчи – это Воины. И пусть смеются над  анекдотоми про чукчу,  – настоящий Воин всегда бесконечно выше и тех, и других.
Это Великие Воины севера, о которых мы так мало знаем.