Автор Тема: Cталинский сокол лётчик-ас Валерий Чкалов  (Прочитано 951 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн AsLand

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 2637
Цитировать
В небе — Чкалов. 110 лет со дня рождения



«Настоящий летчик-­испытатель должен свободно летать на всем, что только может летать, и с некоторым трудом на том, что, летать не может».

Сергей Александрович Корзинщиков

Чкаловым всегда удавалось сделать то, что было недостижимо для других. Михаил Чкалов, прадед Валерия, был сильнейшим бурлаком на Волге. Дед – Григорий Чкалов – самым могучим грузчиком на пристани. Отец – Павел Чкалов – первоклассным мастером-котельщиком из Нижнего Новгорода лучше всех облицовывавшим турбины, делавшим варные топки и клепку. Зарабатывал Павел Григорьевич весьма недурно, в слободе Василёво, куда его позвали чинить речные суда, он приобрел дом с резным крыльцом и садом вокруг.

Валерий (окрещенный Валерианом, а дома прозывавшийся попросту Аверьяном) родился 2 февраля 1904 года. Мать Валерия, Арина Ивановна, скончалась в 1910 году. Спустя год мальчик отправился учиться в местную начальную школу, которую окончил в 1916 году. Валерий хотел пойти по стопам отца, интересовался обработкой металлов и даже прошел обучение работе на токарном станке. Видя это, Павел Григорьевич отправил сына в Череповецкое ремесленное техучилище. Однако время было неспокойное, и в 1918 году ресмесленное училище закрыли, а Валерий, так и не окончив его, возвратился домой. Четырнадцатилетний широкоплечий невысокий парнишка был не по годам силен, и отец устроил его подсобным рабочим к себе на завод.

Проработав полгода молотобойцем, молодой Чкалов устроился на должность кочегара в Волжское пароходство. Самолет он впервые увидел в 1919 году на Волге. Любуясь кружившимся в небе летательным аппаратом, у него возникло непреодолимое желание пережить ощущения полета, почувствовать себя в небе. После этого Валерий Чкалов всерьез «заболел» авиацией.

Изначально его желание казалось несбыточным. Уволившись с работы, он отправился в Новгород и вступил в ряды Красной Армии. Через некоторое время ему удалось получить направление в местный авиационный парк на должность слесаря-сборщика самолётов. Чкалов покрывал фюзеляжи и самолетные плоскости лаком, плел тросы и наблюдал за опытными мотористами, ремонтировавшими летную технику. Работа ему нравилась, он успевал и свои задания выполнять, и помогать другим, параллельно изучал техническую документацию. За любознательность и усердие Валерия полюбили механики и летчики. Иногда его даже брали в полет. Побывав в небе, Чкалов ясно понял, что иной жизни быть у него не может.

И, наконец, его мечта осуществилась – в 1921 году он добился направления в Егорьевскую авиашколу. Там начался трудный перид, Валерию необходимо было изучить не только специальные предметы, но и общеобразовательные, такие как физика, математика, русский язык, политграмота. Чкалов учился упорно и настойчиво, старался не отставать от своих товарищей. Весной 1923 теоретическая школа ВВС была им успешно окончена, все выпусники получили звание краскома (красного командира) и были сразу же направлены в Борисоглебскую военную авиашколу для практических занятий.

В Борисоглебск Чкалов прибыл 16 апреля 1923 года. В числе преподавателей и летчиков-инструкторов школы было немало участников гражданской войны. От них курсанты узнали много интересного и поучительного о славных делах первых красных летчиков, самоотверженно боровшихся с врагами на Южном фронте, под Царицыном, у Каховки, в Туркестане и других местах. Чкалов слушал рассказы о воздушных боях с белогвардейцами и интервентами с огромным интересом. Подобные беседы имели большое значение, способствуя формированию характера, патриотических чувств и любви к своей Родине у будущего авиатора.

Все свободное время Чкалов отдавал работе. Он участвовал в перестройке кавалерийского манежа, помогал на аэродроме и в ангаре, трудился в мастерской на сборке самолетов, занимался в библиотеке. Кроме того энергичный и общительный волжанин успевал поучаствовать в художественной самодеятельности и поиграть в футбол. Инструктором его группы был Очев Вениамин Алексеевич – требовательный и строгий летчик. Занятия по летному мастерству начались с рулежки на самолете «Моран-Парасоль». Курсанты учились управлять аппаратом при разбеге на земле, имитировали взлет и посадку. Чтобы самолеты не могли взлететь, с плоскостей у них была снята обшивка. Чкалов с упражнением справился на отлично, закончив рулежку в числе первых в группе и получив допуск к самостоятельным полетам. Дальнейшие занятия лишь подтвердили его незаурядные способности, неукротимую жажду летать, напористость в достижении поставленных целей. Первый выпуск летчиков новой авиационной школы состоялся 9 октября 1923 года. В аттестате Валерия стоит запись: «Чкалов являет собой пример внимательного и осмысленного летчика… Быстро соображает, действует энергично и решительно, умеет раскрывать причины ошибок и удачно их исправлять. Хорошо чувствует скорость полета и самолет…».

Осенью 1923 десять лучших летчиков из первого выпуска отправились в Москву в военно-авиационную школу. Инструктор Александр Иванович Жуков на боевых немецких «фоккерах» и английских «мартинсайдах» обучал Чкалова фигурам высшего пилотажа. Здесь же будущий авиатор учился командовать группой. В мае 1924 Чкалов успешно окончил и это учебное заведение, получил свидетельство военного летчика и тут же был направлен в Серпухов в высшую авиашколу стрельбы, бомбометания и воздушного боя. Он попал в отряд Михаила Михайловича Громова – прекрасного педагога, великолепного летчика и просто душевного человека. В своих воспоминаниях бывший инструктор М.М. Громов так характеризовал Валерия Павловича: «На всех стадиях обучения он постоянно был первым. Чкалов не знал колебаний: сказал – сделал. Шел, как говорится, напролом. В решительную минуту отбрасывал все, мешавшее ему достигнуть успеха… Чкалов не умел бояться. Самые смелые планы исполнял раньше, чем могло бы возникнуть чувство страха. Быстрота действий у него равнялась быстроте соображения».

В ноябре 1924 Чкалов стал летчиком-истребителем, попрощался с Серпуховом и убыл в первую Краснознамённую истребительную эскадрилью, созданную из отряда прославленного летчика Нестерова. Валерий был направлен в звено Москвина, получив для первых тренировочных полетов потрепанный и повидавший множество мастерских французский «Ньюпор-24-бис». Упорядоченная повседневная служба вскоре начала угнетать Чкалова. Молодому летчику было не под силу ограничиться подчинением приказу – в воздухе он ловил вдохновение, страстно нуждался в творчестве, проявлении себя. Несмотря на имевшиеся в те годы запреты, он самостоятельно начал отрабатывать фигуры высшего пилотажа, а кроме того совершенствовать методику обучения личного состава.

Уже через неделю двадцатилетний Чкалов за рискованные полеты на стареньком «ньюпоре» оказался на гауптвахте – в первый, однако далеко не в последний раз. Необходимо отметить, что огромную роль в его судьбе сыграл командир эскадрильи Иван Панфилович Антошин, ставший впоследствии начальником Одесской авиашколы. «Батя», как его именовали подчиненные, несмотря на связанность указами и рамками уставов, прекрасно понимал неординарность своего молодого летчика и неоднократно уступал его просьбам попытаться выполнить в воздухе ту или иную фигуру. Подумал Иван Панфилович и о безопасности Чкалова, пересадив его на более современный и прочный немецкий истребитель «Фоккер Д-7».

Во время полетов Валерий Павлович всегда ставил, на первый взгляд, невыполнимые задачи, старался выжать все возможное из себя и из машины. И за это имел серьезные проблемы с начальством. Ни в одном источнике не указано точно, сколько раз отважный летчик пробыл на гауптвахте, сколько получил взысканий и сколько раз отстранялся от полетов. Только десять суток он отсидел за полеты вниз головой, еще десять – за эксперимент с мертвыми петлями. «Я, Батя, сглупил. Поспорил, что сделаю пятьдесят петель, а вошел во вкус и прокрутил все двести», – объяснял потом Валерий комэску. За пролет между двумя рядом растущими деревьями боком – пять суток, за ставший легендой пролет под Троицким мостом в Ленинграде – пятнадцать суток. Когда об этом происшествии узнал командир эскадрильи, он спросил Чкалова: « А ты представляешь, что случится, если все наши летчики попытаются завтра сделать то же?». «Побьются, обязательно побьются», – ответил Валерий Павлович, не поднимая головы. Он никогда не оправдывался, его грубоватая прямота многих подкупала. И выгнать из военной авиации его решались. Как летчику Чкалову не было равных, если большинству для освоения фигуры требовалось не меньше 50 летных часов, то Валерию достаточно было и пяти. На аэродроме говорили, что если о самолете Чкалова несколько часов не поступает никаких известий, значит, у летчика просто закончился бензин. Сам же он с усмешкой говорил про себя, что заговорен.

Пройдет немного лет и неукротимая фантазия Чкалова подтолкнет его на изобретение и оттачивание абсолютно новых фигур пилотажа. Как и все новое, его элементы будут поначалу восприняты в штыки, а Чкалова заклеймят «нарушителем». Лишь потом придет понимание того, что сделал Валерий Павлович в области авиации.

16 ноября 1925 военный трибунал приговорил Чкалова к одному году лишения свободы. Основанием послужило серьезное дисциплинарное нарушение – драка в пьяном виде. Позднее срок заключения для летчика снизили до шести месяцев. После возвращения в часть летчик в 1926 году принял участие в перебазировании всей первой Краснознаменной авиаэскадрильи на военный аэродром города Троцка (ныне – Гатчина). Весной 1927 года после того, как Чкалов побывал на курсах повышения летного мастерства, командование предложило ему показать то, чему он научился. Валерий Павлович же решил продемонстрировать все фигуры, в том числе и те, которые мог выполнять в воздухе только он один. Таких полетов гатчинский аэродром еще не видел. При планировании на посадку Чкалов исполнил «замедленную бочку» и, успешно посадив самолет, радостный выскочил из него. Однако счастливое состояние вскоре померкло: комэск, поблагодарив за технику, сделал лишь положенные по инструкции замечания, а вот комбриг дал двадцать суток гауптвахты и на столько же дней отстранил от полетов.

В 1927 году Валерий Чкалов женился на ленинградской учительнице русского языка и литературы Ольге Эразмовне Ореховой. Познакомились они в 1925 году, два года длился их роман, а когда девушка окончила институт, Валерий сделал ей предложение. Чкалову сказочно повезло с женой – Ольга Эразмовна все и всегда понимала правильно. В доме летчик бывал только наездами, за одиннадцать лет их брака вместе они прожили не более шести. Обычно он не сообщал ей о своих командировках и планах, мог уехать или приехать в любой момент. Она не задавала лишних вопросов, всегда ждала его и гордилась им. В январе 1928 года у них родился сын Игорь. К этому времени Валерия Павловича уже перевели в Брянск, и оттуда он постоянно писал письма: «Лелик, выросли у сынки зубки?.. Как он сидит?.. Капризничает или нет?.. Как подрос?.. Вес, какой?.. Ты знаешь, как я хочу все знать! Свою душу на бумагу не выложишь, ну да ты ее и так понимаешь».

8 ноября 1927 года Чкалов продемонстрировал достижения советской авиации перед членами правительства в Москве. Кроме прочего он представил пятнадцать фигур высшего пилотажа своего собственного изобретения, в числе которых был полет вверх колесами и восходящий штопор. Байдуков так описывал представление в небесах: «Валерий, пикировал с высоты, заигрывал с землею, чуть не цепляя ее в двойных и учетверенных переворотах через крыло, затем, восстанавливая высоту, ввинчивался вверх, завершая подъемы прекрасными иммельманами или неожиданными, необычными полетами вниз головой…. По чистоте и резвой веселости его полет напоминал полеты стрижей в летнее время». В этот же день вечером Валерий написал домой: «Лелик, только представь, то, за что меня отправляют на гауптвахту, здесь отмечено денежной премией!».

...

Источник: http://vk.com/public47660412?z=photo-47660412_321606453%2Falbum-47660412_00%2Frev