Автор Тема: Жиды учат русских жить  (Прочитано 556436 раз)

0 Пользователей и 226 Гостей просматривают эту тему.

Онлайн Анатолий Глазунов

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 986
Re: Жиды учат русских жить
« Ответ #390 : 22/11/15 , 21:26:11 »
Я прошу извинения у читателей "Жидовского Телеящика" на этом сайте. Здесь была произведено   специальное ЗАМУСОРИВАНИЕ   этого раздела моей личной страницы , чтобы  создать  трудности для  чтения. Для чего это делается,  нетрудно понять.
Этот сборник о жидах на телевидении, о жидовской цензуре, о жидовствующих, о дискриминации русского народа, о зомбировании русского народа...  о воссоединении русского народа... многим  не нравится. Раздражает и  тираж  Сборника .  К концу  года  число просмотров этого Сборника на разных сайтах в Интернете будет около полумиллиона . Многие статьи Сборника перепечатывают...

Проникают жиды и жидовствующие в разные русские организации и движения... Им надо в искаженном виде     представить  составителей сборника...  Обратите внимание, что  конкретно по Сборнику они молчат в тряпочку... Против фактов не попрешь...
Но остановить прогрессивный для русских процесс дежидизации России у них не получится...
Люди русские, будьте бдительны!

Онлайн Ли-За

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8070
Re: Жиды учат русских жить
« Ответ #391 : 22/11/15 , 21:50:36 »
Я прошу извинения у читателей "Жидовского Телеящика" на этом сайте. Здесь была произведено   специальное ЗАМУСОРИВАНИЕ   этого раздела моей личной страницы , чтобы  создать  трудности для  чтения. Для чего это делается,  нетрудно понять.
Этот сборник о жидах на телевидении, о жидовской цензуре, о жидовствующих, о дискриминации русского народа, о зомбировании русского народа... многим не нравится. Раздражает и  тираж .  К концу  года  число просмотров этого Сборника на разных сайтах в Интернете будет около полумиллиона .

Проникают жиды и жидовствующие в разные русские организации и движения... Им надо в искаженном виде     представить  составителей сборника...  Обратите внимание, что  конкретно по Сборнику они молчат в тряпочку... Против фактов не попрешь...


Лучше попросить прощения у советской власти, благодаря которой родился и выжил в блокаду, за всё то, что наклепало на неё, на Ленина и Сталина это антисоветское чудовище - Глазунов (Блокадник).

Онлайн Анатолий Глазунов

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 986
Re: Жиды учат русских жить
« Ответ #392 : 29/11/15 , 12:08:09 »
Александру Анатольевичу Харчикову.
Посещаемость  раздела Глазунова А.Я (Блокадника) стала  НОЛЬ.
На других сайтах - сотни.
Другие попасть  не могут .
Если убрали ,  (Бей БЛОКАДНИКОВ!) то хотя бы предупредили.Тогда надо и Сергея убрать из  главной страницы
Значит в союзе русских против жидига участвовать не будете?!

Оффлайн Syneidesis

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 11
Re: Жиды учат русских жить
« Ответ #393 : 30/11/15 , 12:34:27 »
И я просто не мазохист, я не хочу жить под жидом. Хочу, чтобы в Телеящике было только 0,11% жидов...
А как зовут мазохиста (садиста - русофоба), которому структурно подчиняется телеящик и все, кто в нём обретается?
Кем и в чьих интересах он поставлен? Неужели не знаете?

Хотите поменять? На кого?....представим что его сейчас нет и кто?

Вообще смешно))) Византии давно нет, а византийцы есть. Причем чем дальше по времени, тем четче очертания)))))

Оффлайн Syneidesis

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 11
Re: Жиды учат русских жить
« Ответ #394 : 30/11/15 , 12:38:23 »
Александру Анатольевичу Харчикову.
Посещаемость  раздела Глазунова А.Я (Блокадника) стала  НОЛЬ.
На других сайтах - сотни.
Другие попасть  не могут .
Если убрали ,  (Бей БЛОКАДНИКОВ!) то хотя бы предупредили.Тогда надо и Сергея убрать из  главной страницы
Значит в союзе русских против жидига участвовать не будете?!

Смотрю посещаемость..около 800 человек, отбрасываем спецотряд, сопереживающих по разным причинам))) и накрутку счетчика..около 500 человек. Это неплохо.
Здоровья Вам уважаемый А. Глазунов , будем читать вас и дальше.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15532
Re: Жиды учат русских жить
« Ответ #395 : 30/11/15 , 21:00:12 »
Александру Анатольевичу Харчикову.
Посещаемость  раздела Глазунова А.Я (Блокадника) стала  НОЛЬ.
На других сайтах - сотни.
Другие попасть  не могут .
Если убрали ,  (Бей БЛОКАДНИКОВ!) то хотя бы предупредили.Тогда надо и Сергея убрать из  главной страницы
Значит в союзе русских против жидига участвовать не будете?!

Смотрю посещаемость..около 800 человек, отбрасываем спецотряд, сопереживающих по разным причинам))) и накрутку счетчика..около 500 человек. Это неплохо.
Здоровья Вам уважаемый А. Глазунов , будем читать вас и дальше.
посещаемость уже полторы тысячи.Жаль ,что это рукотворное чудо продлится недолго.

Онлайн Ли-За

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8070
Re: Жиды учат русских жить
« Ответ #396 : 30/11/15 , 21:08:50 »
Предупреждение Анатолию Глазунову!

4.4. Запрещается использование специальных программ, открывающих страницы сервера в автоматическом режиме (с целью накрутки рейтингов или создания видимости прочтения материалов).

Смотреть Правила форума.

Онлайн Анатолий Глазунов

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 986
Re: Жиды учат русских жить
« Ответ #397 : 30/11/15 , 21:23:45 »
Харчикову Александру Анатольевичу. Мне тут  вредили и вот вредят  еще раз.
Администратор Ли-За облыжно обвиняет меня  без доказательств, что я использую  специальные программы для накручивания  рейтингв на мои сочинения, помещенные на этом сайте. И угрожает - пишет предупреждение...  Её непонятно, почему ее не читают, а меня читают.  И угрожает. Очень прошу Вас разобраться. Я никаких правил не нарушаю... Чем я виноват  что меня читают?
В других местах меня читают еще больше 
Просто книга  про  Телеящик многим понравилась...

Онлайн Ли-За

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8070
Re: Жиды учат русских жить
« Ответ #398 : 30/11/15 , 21:30:42 »
Анатолий Глазунов получает бан на три дня за оскорбления и пререкания с администратором!

Онлайн Анатолий Глазунов

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 986
Re: Равикович
« Ответ #399 : 06/01/16 , 15:38:51 »
Анатолий Глазунов (Блокадник).  «Жидовский Телеящик». Сборник. Продолжение.


Актер Анатолий Равикович – жидовин












Анатолий Юрьевич Равикович родился в Ленинграде в 1936.  По национальности жидовин.  О  своей национальности, о том, что отец и мать жидовины, он сам признался в своей книжке  «Негероический герой».  Процитирую  фрагменты их этой книжки:

Бедные мои, несчастные мои родители! Они жили в самые лютые годы двадцатого века. Голод, нищета, страх, война, сталинщина, погромы, блокада и маленькая однокомнатная квартирка в полуподвале в самом конце жизни – как награда за перенесенные страдания. Как я казню себя сейчас за то, что редко бывал с ними, мало разговаривал, стеснялся их ограниченности, их убогого уюта, их еврейского акцента. Если бы можно было что-то вернуть!

У моего отца была очень большая семья. Боюсь соврать – у него было, по-моему, тринадцать братьев и сестер. Между ним и его старшим братом Гришей была разница в двадцать лет. Отец никогда не говорил, кто были его родители. Думаю, это были состоятельные люди. Иногда отец проговаривался, и выходило, что мой дед был вроде бы управляющим не то у какого-то помещика, не то у заводчика. Отец не распространялся на эту тему – боялся, что ему припишут мелкобуржуазное происхождение. А он был членом партии, начинал свою самостоятельную жизнь рабочим, поэтому и написал, вступая в партию, – «из рабочих». Собственно говоря, он и не врал. В 1917 году ему было двенадцать лет. Началась революция. Семья голодала. Его отправили из Чернобыля, что на Украине, в город Глухов – неподалеку. Отправили в надежде, что старший брат Гриша пристроит куда-нибудь брата Юлю. Гриша пристроил. Он сам работал мастером на кожевенном заводе и взял братуху чернорабочим. Это было большой удачей. Это гарантировало, что с голоду он не помрет. Он и не умер.
Через два месяца у него  (он поднял и перетаскивал тяжелую, мокрую коровью шкуру)   появилась грыжа. Отец рассказывал, что яйца у него стали размером с чайник. Он перевязывал низ живота ремнем, наподобие штангиста, и терпел. Года через два он окреп и научился сам заправлять проваливающуюся в мошонку кишку обратно. Он стал настоящим пролетарием. Он стал ненавидеть буржуев, нэпманов, угнетателей и брата Гришу. В его худенькой еврейской груди, еще безволосой, кипела ненависть к классовым врагам. Я не знаю точно, в каком году это произошло, но отец организовал первую в Глухове еврейскую комсомольскую ячейку. Я хорошо помню фотографию, наклеенную на толстый картон: в несколько сумрачном коричневатом освещении на заднем фоне какой-то шикарный сад с пальмами и магнолиями – двое сидят, трое стоят. С выпученными черными глазами мужчины в кожаных куртках и кепках – их трое – и две девушки. Одна – с короткой стрижкой и в берете, а вторая в платке, накинутом на голову. Внизу что-то написано незнакомыми буквами. Как выяснилось, это – иврит. Надпись гласит «Первая еврейская комячейка в г. Глухове». Девушка в платке – моя мама. Юноша с самым суровым лицом – мой отец. «Он хату покинул, пошел воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать» – это про него. Он жил и верил в мировую революцию, в справедливость, в счастливое будущее, в товарища Ленина. И знаете, что я вам скажу, чем больше я отдаляюсь от советских времен, тем образ коммуниста, отсеченный от российской реальности, взятый в чистом виде, как мечта, – образ этот становится вполне привлекательным. Но, увы, человечество не заслужило коммунизма. Я не могу быть счастливым, имея яхту и самолет, если у моего соседа тоже есть яхта и самолет. Вот если бы у меня они были, а у него нет, – вот это был бы коммунизм и полное счастье. Но какой размах мечтаний был у того поколения! Завидую. Не BMW купить, нет. Переделать человека! Да, это достойная цель для юности. Моя мама, хоть и была членом комячейки, не была таким же неистовым революционером, как отец. Она больше интересовалась непосредственно самим секретарем ячейки, чем революционной борьбой. К тому же она была из мелкобуржуазной семьи – ее отец владел бубличной пекарней. И к ней в ячейке относились с подозрением. И вот однажды мой будущий папа сказал моей будущей маме: – Люба, если хочешь, чтобы мы поженились и чтобы в дальнейшем у нас не было никаких классовых разногласий, ты должна экспроприировать у своего отца-капиталиста средства производства. Этим ты докажешь свою преданность делу революции, и я смогу с чистой совестью на тебе жениться, потому что ты уже будешь не попутчицей пролетариата, а настоящим пролетарским бойцом.

Мама обрадовалась, что мой папа хочет на ней жениться, но не поняла, что ей нужно делать. – Юлик, а что значит «экспроприировать»? – спросила она. Отец ей объяснил. И вот моя мама еще с одним комсомольцем на подводе, которую им выделила ячейка, приехала в пекарню.
 – Здравствуй, Лейба, – приветливо встретил ее Ниссон, её отец и мой дедушка, – шо такое, почему так рано? И шо это за лошадь?
 Мама заплакала, а комсомолец погрузил на подводу полтора мешка муки (все, что он нашёл в пекарне), и они уехали. Вот это и означало «экспроприировать». Вечером вернулись домой мамины братья – Вениамин, Аркадий, Самуил и Хаим. Чем они занимались тогда, где работали, я не знаю – мама не рассказывала. Единственное, что я от нее слышал, это то, что Самуил и Хаим были первыми хулиганами в Глухове и их боялся весь город. Это были крепкие ребята, не дураки выпить. Оба потом прошли всю войну, остались живы и довольно часто нас навещали. Хаим служил в разведке, и у него было два ордена Славы – это высшие солдатские ордена Великой Отечественной войны (по-старому – это Георгиевские кресты), три ордена Славы приравнивались к Герою Советского Союза. В армии его стали звать не Хаим, а Савва. Так он потом и в паспорте записал. А Самуил служил на флоте и, по-моему, вернулся без наград, чему он нисколько не печалился. Они приезжали к нам, как правило, вместе, и дома становилось шумно, весело, пахло табачным дымом и винегретом. Мой тихий папа их не любил, мне кажется, – он их боялся. Дядя Савва на пару с дядей Шурой (так теперь звали Самуила) сначала выпивали водку, стоящую на столе, потом дядя Савва доставал из кармана пальто бутылку портвейна, потом еще одну, потом он ненадолго отлучался и приносил еще выпивку. Он был небольшого роста, ниже меня, с длиннющими руками и очень широкими плечами. Говорил со страшным еврейским акцентом.

 Папа, а где пожрать? – спросили вернувшиеся к ужину братья.
– Про ужин спросите у Лейбы, – ответил папа.
А тут и Лейба приходит. Потому что идти, кроме как домой, ей было некуда. Узнав про «экспроприацию», братья взяли сестру, положили ее на кровать и хорошо отдубасили мокрыми полотенцами. Так закончилась классовая борьба в городе Глухове.

Они поженились, но вместе жили недолго. Отца как комсомольца партия направила в армию для укрепления командного состава идейными кадрами. Он получил задание организовать и редактировать газету штаба бригады. Войска, в которые он попал служить, назывались ЧОН – части особого назначения. Это те самые части, которые под дулом винтовок отбирали у крестьян все зерно, выполняя волю ЦК и товарища Сталина, и заморили голодом миллионы крестьян на Украине. Это время там так и называют – голодомор. Части эти принадлежали НКВД. Это были отборные, в основном кавалерийские соединения. В армии надолго отец не задержался. Пришло время, и партия бросает своего верного бойца на другой фронт – борьбы с разрухой. Он направляется в Ленинград в Промакадемию. А если не так красиво, то на рабфак, рабочий факультет. Это вроде сильно облегченного высшего учебного заведения для людей, не заканчивавших «гимназиев» и прочих буржуазных штучек. С тех пор, с конца двадцатых годов, моя семья живет в Ленинграде.

============   

Шла Гражданская война, и, сменяя друг друга, Глухов занимали то махновцы, то Петлюра, то красные, то какие-то Таращанские полки, то части генерала Краснова, а в восемнадцатом году – немцы. Все они, за исключением немцев, входя в город, грабили его до последней нитки, если она еще оставалась от предыдущего налета. Больше всех доставалось евреям. Их не просто грабили, их убивали с редким единодушием, несмотря на разные знамена и идеологические разногласия. Особенно в первые два-три дня, как занимали город. Красные, правда, делали это после широкого обсуждения на городской площади, где на голосование ставился вопрос: «Бить жидов, чи не бить». Ответ всегда был положительный.
Немцы, заняв Украину после Брестского мира, никого не грабили и, более того, защищали евреев от погромов. Потому-то, когда началась  Вторая мировая война, так много евреев отказалось эвакуироваться и погибло. Они помнили Гражданскую войну, помнили, что немцы их не трогали, и не верили слухам. Они ошиблись. Это были уже другие немцы.


=========== 

Хочу рассказать одну трагикомическую историю того же времени, которую я услышал от мамы и ее братьев. Очень модный способ прятаться от погромов у глуховских евреев был следующий – следовало построить во дворе поленницу и в ней жить.
Ну, представьте себе, во дворе аккуратным штабелем лежат колотые дрова. Штабель размером два на три метра и в высоту где-нибудь метра полтора. Дрова как дрова. Но это была только видимость. А на самом деле, через искусно замаскированный лаз можно было попасть внутрь этой поленницы и по ступенькам спуститься в довольно просторную землянку. Там был запас пищи и воды, стояла керосиновая лампа. Когда менялась власть и начинался новый погром, вся семья, забрав из дома самое ценное, спускалась туда и дня два-три не высовывалась. Потом, когда погром шел на убыль, они оттуда выбирались до следующего погрома. И вот однажды, когда шел уже третий день погрома – в тот раз «бал» давали петлюровцы, – мой дед Ниссон вдруг вспомнил, что сегодня из села должен был приехать Богдан с мукой для пекарни и его надо было обязательно встретить. А Богдан был туповат.
– Если я его не встречу, – волновался дед, – этот идиот повезет муку обратно, и как я буду печь бублики без муки?
И он решил на минуточку сбегать в пекарню, чтобы встретить Богдана.
– Ты сошел с ума, – сказала бабушка Бася. – Ты слышишь, что творится в городе? Ты хочешь оставить детей сиротами из-за двух мешков паршивой муки?
Но деда это не остановило. Он надел лапсердак (сюртук) и вышел на волю. Но ему не повезло. На первом же перекрестке он наткнулся на пьяного петлюровца.
– А! Жидовская морда! – обрадовался борец за самостийность Украины. – Давай часы, порхатый, а то порублю как капусту. – И он, шатаясь из стороны в сторону, схватился за шашку. Считалось, что у каждого уважающего себя еврея в жилетке должны лежать золотые часы с цепочкой.
– Я очень извиняюсь, – сказал дед, – но часов у меня нет. Я очень спешил и забыл их взять с собой.
– Зарублю! – заорал петлюровец и потянул шашку из ножен.
– Пан петлюровец, ну что вы выиграете? Ну зарубите, часов-то все равно у меня нет. Послушайте меня, – примирительно втолковывал дед, – я живу буквально рядом. Буквально две минуты. Если вы здесь капельку постоите, я тут же сбегаю и принесу вам очень хорошие часы.
– Убью! – продолжал гнуть свое петлюровец, не отвечая деду по существу. Дед расценил это как согласие на свое предложение и помчался домой. Запыхавшись от бега, дома он схватил лежавшие на столе часы и кинулся к двери.
– Куда ты? Не пущу! – вцепилась в него бабушка Бася.
– Идиотка! – кричал ей дед. – Я обещал человеку часы. Я дал слово, что я их принесу! Что он обо мне может подумать. Он мне жизнь спас!
Оттолкнув жену, дед выскочил «из дров» и помчался по улице, зажав в руке часы.
Прибежав на заветный угол, он там никого не застал. Что случилось с пьяным петлюровцем, совершенно не известно. Наверно, он просто ушел, позабыв про деда, как только тот исчез с его глаз. Растерянный дед топтался с часами посреди улицы, глядя то в одну, то в другую сторону, но улица была пуста. Дед собрался уж было продолжить свой прерванный путь к пекарне, как на сцене появился новый персонаж. Это был пьяный петлюровец с чубом и шашкой, но не тот, который был знаком деду, а другой, но очень похожий.
– А! Жидовская морда! – услышал дед знакомые слова. – Давай часы, порхатый, а то зарублю как собаку.
– Я дико извиняюсь, – сказал дед, – но я как раз жду вашего товарища. Я ему уже обещал часы, и, если я их отдам вам, он может про меня плохо подумать.
– Заткни свою вонючую пасть, – заревел петлюровец и ударил своим свинцовым кулаком деду в лицо.
Дед пролежал на улице почти до вечера, потом встал и потихоньку добрался до дома. Уже без часов и без зубов. «Так кто из нас идиот?» – спросила бабушка Бася, потихоньку, чтобы не сделать больно, снимая с деда испачканную кровью рубашку.

================= 

В сорок первом году, когда началась война, мы тоже на лето приехали в Глухов. Мне было четыре с половиной года, и я кое-что помню из того времени.  (Потом  бежали от немцев, переехали в Саратовскую область, на границе с Казахстаном).
Отец  остался в блокадном Ленинграде. Отец был директором небольшого кожевенного производства, изготовлявшего упряжь для артиллерии: в начале войны все пушки были на конной тяге. Попросту говоря, здоровых лошадей запрягали – надевали уздечки и т. д. – и они тянули пушки куда надо. Для отца это была большая удача. Во-первых, продовольственные карточки были с литерой «А», на них выдавалось больше продуктов, во-вторых, кожа, из которой делалась упряжь, была плохо выделана – на ней оставались кусочки жира, мясные пленки. И работники приноровились эту кожу вываривать в большом котле. Если положить много кожи, а воды мало, – получится мясной бульон. Конечно, это был самообман, но пахло-то мясом. Про то, что выпускают на папином заводе, в письме, конечно, ничего не было, об этом я узнал позже. Все это составляло военную тайну. Об этом нельзя было писать, равно как и о том, что в городе голод, бомбежки, что умирают люди… Мать радовалась письму как ребенок. И стало видно, как она устала и каких сил ей стоило бороться за наши и свою жизни. Теперь мы знали новый адрес отца – на Средней Рогатке (теперь здесь район Купчино), недалеко от Пулковских высот, где уже были немцы.

=================

Наступило лето сорок второго года. Я, наконец, слез с печки и вышел на улицу. Лето было жарким и пыльным. Вокруг – ни деревца, ни кустика, но зато за селом степь благоухала травами и цветами. Я как будто проснулся. Страх, который сидел во мне всю зиму, не то чтобы исчез, а спрятался, ушел куда-то в глубину моей души и притаился, возникая только в ночных снах.

Появилась компания местных мальчишек, с которыми я дружил и от которых научился фигурно материться. От них же я узнал, что я жид. До этого я не знал не только, что я жид, но я не знал даже, что я еврей. Ни отец, ни мать никогда на эту тему, во всяком случае при мне, не говорили.

– Ты жид? – спросил меня местный мальчишка лет восьми.
Мне очень хотелось подружиться с ним. И я уже почти кивнул головой, соглашаясь, чтобы ему понравиться, но не решился соврать и, попросив его подождать, побежал к матери.
– Мама, я жид? – с порога спросил я.
Мама резко подняла голову и пристально посмотрела на меня.
– Кто тебе сказал это слово?
– Ну, мальчик! Так я жид? – торопил я.
– Толик, сядь, я тебе все расскажу. Ты ведь знаешь, сейчас идет война. Русские воюют с немцами. Значит, на свете есть русские, и есть немцы. Русские говорят на русском языке, а немцы – на немецком. Люди бывают разных национальностей, они говорят на разных языках. Помнишь, к нам дядя Султан приезжал, привозил кизяки? Он казах. Такая национальность. А мы – ты, Люся, Инна, я и папа, мы – евреи. А когда нас хотят обидеть, то дразнят: «Эй, жид!» Это все равно, что еврей, но обидней. Понял?
– А мы разве на еврейском языке разговариваем? – все еще не веря матери, спросил я.
– На русском. Но это потому, что мы живем в Советском Союзе, и если будем говорить на еврейском, нас никто не поймет.
– А почему дядя Султан говорит на казахском, – разоблачал я неправду матери.
– Ну, говорит. Он и так и сяк говорит, но он казах, ты же видишь, у него глаза косые, – начала раздражаться мать. – Их тоже дразнят – чурками называют. Иди, Толик, не мешай. Не обращай на них внимания.
Я еще немного постоял подумав и сказал: «А я все равно русский» – и вышел на улицу.
– Я не жид. – сказал я мальчику, ожидавшему меня у забора.
– Врешь, жид.
– Не жид.
– Если не жид, сними штаны.
– Зачем это? – растерялся я.
– А затем, что всем жидам, когда они родятся, х… отрезают, мне батя сказал. – Он с победной улыбкой хитро на меня посмотрел.
Я почувствовал себя необыкновенно счастливым. Я абсолютно точно знал, что х… – так теперь следовало называть то, чем я писаю, – у меня есть.
– А вот и есть у меня х…! – радостно заорал я на всю улицу. – На, на, смотри! – И я, сдернув с плеч лямки коротких штанов, уронил их в пыль и, схватив в пригоршню все, что отросло у меня внизу живота за шесть лет жизни, изогнулся дугой, чтобы ему легче было рассмотреть. Я яростно тряс всем этим, громко выкрикивая: «Я не жид! Я не жид! Я не жид!»


======== 

(Вернулись в Ленинград в 1944 в свою коммуналку).  Отец  казался  маленьким, худеньким и очень старым.  В сорок четвертом ему было тридцать девять лет. У него не было ни одного зуба – все выпали из-за цинги. Разговаривая, он все время, стесняясь, прикрывал свой старушечий рот рукой. У него была дистрофия второй степени, но он был жив, и весь как будто светился от того, что мы тоже все живы и наконец вместе. Папа был единственный, кто остался живым в нашей квартире. Все остальные умерли в страшную зиму сорок первого – сорок второго…  Дом пионеров Октябрьского района. Меня записали в кружок художественного слова. В седьмом классе нас приняли в комсомол. Мы совершенно искренне обещали стать достойными помощниками партии в деле строительства коммунизма, разъяснять линию партии, участвовать во всех ее начинаниях и защищать мир во всем мире от происков империалистов и поджигателей войны. Эта новая большая ответственность сильно поднимала нас в собственных глазах, и мы чувствовали себя уже вполне взрослыми и сознательными членами общества.

==============

Наступал 1953 год. Дело врачей-убийц, еврейский заговор. В поликлиниках к врачам по фамилии Шапиро или Кацман больные перестали ходить, адвокаты с аналогичными фамилиями лишались клиентов. Газеты истерически сообщали о нарастающем народном гневе по отношению к зускиндам, бронштейнам и т. д. Атмосфера сгущалась. Ждали погромов. Родители категорически запретили мне ходить по вечерам в кружок, но я все-таки вырывался, мне казалось, что они преувеличивают, что все не так уж страшно. В один из этих гнусных и тревожных дней потихоньку выскальзываю на улицу и прямо у дверей натыкаюсь на пятерых своих приятелей. Тех самых, с которыми ходил в кино, сидел на дровах и катался на самокатах.
– Привет, – говорю я.
Они молча, с застывшими лицами, становятся вокруг меня.
– Ты еврей? – спрашивает мой одноклассник Юрка Манышев.
В своей жизни я совершил очень мало смелых поступков. Если быть точным – всего два: один раз, когда я, бросив все, ушел в неизвестность к Ире Мазуркевич, и второй – когда на вопрос Юрки Манышева я ответил: «Да, еврей». Они помолчали.
– Ну ладно, вечером лучше не ходи. Попадешься – убьем.
Коля Ефимов наверное еще чувствовал какую-то симпатию ко мне, потому что спросил, давая мне еще один шанс:
– Подожди, у тебя же мать русская?
Моя мама действительно была не похожа на еврейку: сероглазая, курносая, с темно-русыми волосами.
– Нет, – отвечал я, отвергая протянутую мне руку помощи, – и мать у меня тоже еврейка.
Коля покачал головой, а я повернулся и пошел в Дом пионеров. Меня здорово трясло, но я твердо знал, что все равно буду ходить в кружок. Но на всякий случай я вооружился. Дома я разобрал старинную латунную ручку от дверей, получилось что-то вроде кастета. И я носил его в кармане все это время. Потом вдруг совершенно неожиданно объявили, что врачи-евреи ни в чем не виноваты, и зря все-таки многих из них сгноили в тюрьме. Сам я узнал об этом в школе на уроке немецкого языка.
«Немкой» у нас была Лидия Абрамовна Берлина – удивительно красивая женщина, будто с картины «Юдифь с головой Олоферна». Я имею в виду, что она была похожа на Юдифь. Диктуя что-то размеренным голосом и не торопясь, в такт словам, она прохаживалась меж рядов. Вот остановилась у Визельмана и что-то написала на его промокашке, вот подошла к Леве Фрадкину и тоже что-то написала. Дальше – Гинзбург, и та же история. Все это казалось странным, и я не сразу сообразил, что все эти ребята с «нехорошими» фамилиями. И если это так, она должна подойти ко мне. Так и есть. Я сидел на задней парте, и, подойдя ко мне, Лидия Абрамовна взяла мою промокашку и не переставая диктовать, написала: «Сейчас передали: врачи реабилитированы».

=========

Странное чувство сопровождает меня всю мою жизнь. Не знаю даже, как его определить: то ли вина за свое происхождение, то ли стыд за то, что есть во мне какой-то первородный грех. Я стесняюсь публично признаваться в том, что люблю свою русскую родину, будто бы не имею на это права, невольно вздрагиваю от слова «еврей», как от какой-то непристойности. Помню, приехали мы на гастроли в Ростов Великий. Я вышел из автобуса и чудесным образом оказался внутри какой-то родной с детства русской сказки: ярко-голубое небо, белые уютные церкви и церквушки с нарядными золотыми и синими в звездочках маковками и весело каркающими воронами над крестами. Хотелось плакать от переполнивших меня чувств умиления и радости.
– Господи, красота какая!
На что стоявший рядом мой коллега Леня Дьячков укоризненно заметил: «Ну, чтобы это оценить, надо родиться русским».

У меня две дочери от двух браков. И я настоял, чтобы обе они взяли материнские фамилии – русские, дабы не портить себе жизнь
.
http://modernlib.ru/books/ravikovich_anatoliy/negeroicheskiy_geroy/read

============ 

Наступил последний год моей школьной жизни. Родители усилили свой натиск на меня, требуя успехов на ниве просвещения. Но я не баловал их хорошими отметками, что их очень огорчало. Необходимость получить высшее образование висела надо мной и отравляла жизнь. Я не хотел больше учиться, я был сыт учебой по горло, но в те годы не иметь высшего образования было неприлично. Нет, деньги тогда не имели решающего значения, во всяком случае, такого, которое имеют сейчас. Престиж, положение в обществе – вот что давали «корочки». Чем солидней институт, тем лучше. В первом ряду самых уважаемых вузов были технические: Кораблестроительный, Горный, Железнодорожный, Оптико-механический, ЛЭТИ. Здесь по окончании гарантировались высокие зарплаты, казенная форма с погонами, ведомственные больницы и санатории. Сюда же относились и военные училища. Конкурс в них был огромный: одежда и питание – казенные, ранняя пенсия. Холодильный институт, хоть и был техническим, считался «пожиже», вместе с Технологическим и Текстильным. Гуманитарные вузы котировались на порядок ниже технических. Педагогические институты, иностранных языков, филологические, исторические не пользовались спросом. Максимум, на что могли рассчитывать их выпускники, – на работу учителем в школах с копеечной зарплатой.

– Не попадешь в институт, будешь клозэты чистить! – кричал отец, не понятно почему заменяя русское слово «уборная» на иностранное – «клозет». Причем «Е» он произносил, как «Э». Я маялся, не зная, куда же мне податься. Собственно, выбор у меня был небольшой. Университет отпадал по многим причинам. Даже если бы я был отличником, «пятый пункт» в анкете закрывал мне двери в этот храм русской науки. В середине пятидесятых годов был такой анекдот. У армянского радио спрашивают: «Что такое чудо-юдо?» Ответ армянского радио: «Чудо-юдо – это еврейский ребенок, поступивший в университет».

Так куда же идти? В «хлебные» институты я не выдержу конкурса. В армию – не хочу. Остается педагогический, потому что в медицинском тоже действовал «пятый пункт». Получалось, что, уйдя, наконец, из опостылевшей школы, я снова возвращался в нее, только с другой стороны. А хотелось мне иного. Я представлял себя водителем большого грузовика, к примеру «студебеккера». В кабине тепло, пахнет смесью бензина, моторного масла и горячего железа. Большой руль, рокочущий двигатель, передающий свою могучую дрожь всей машине, покорной и послушной моей воле. Я сижу в ней один, большой, слегка усталый – настоящий мужчина, и бесконечная дорога с полями и перелесками на обочине ложится под колеса моей машины.
Ну, если не шофером, то я бы не возражал стать адвокатом. На меня сильное впечатление произвела книга «Избранные речи русских адвокатов». Особенно речь Плевако на процессе Веры Засулич из «Народной воли». Мне казалось, что я хорошо бы смотрелся в длинной черной мантии, с неподражаемым красноречием и выразительными жестами громящий аргументы обвинения и вызывающий восхищенные возгласы публики, особенно ее женской половины. Решение, куда поступать, пришло случайно.

– А почему бы тебе не пойти в театральный институт? – предложила мне Маргарита Федоровна, руководитель моего драмкружка. – У тебя, безусловно, есть способности, будешь артистом.
Мне эта идея показалась совершенно неожиданной. Я никогда не хотел быть актером. Я ходил в кружок и играл роли, но только потому, что очень ценил общество ребят, и мне было там хорошо и интересно. Ну, играл. С тем же успехом я мог бы ходить на стадион и заниматься спортом. Но стать профессионалом? А с другой стороны, почему бы и нет, если мне все равно куда, а родителям так хочется «иметь у меня» высшее образование.

============= 

В 1954  Равикович  поступил в Ленинградский государственный институт театра музыки и кино, окончил институт  в 1958. В 1958–1961  Равикович работал в драматическом театре Комсомольска-на-Амуре. В  1961–1962  играл на сцене Сталинградского театра имени Горького. В 1962 году Равикович перешёл в Ленинградский театр имени Ленсовета, а с1988 года и до последнего времени  был артистом   в Петербургском академическом театре Комедии имени Акимова.

Равикович исполнил более 40  ролей в кино («Блондинка за углом», «Прохиндиада, или Бег на месте»,  « Мушкетеры тридцать лет спустя» и др.).  Самая известная  - роль  Хоботова в фильме «Покровские ворота» (1982, режиссер -  жидовин Михаил Казаков). 
В 1992  Равиковичу было присвоено звание народного артиста РСФСР.
Последний фильм Равиковича  -  «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини» (2007).  В этом фильме Равикович исполнил роль кардинала Мазарини.
 
Умер в 2012 в Петербурге.  Закопано физическое тело  на Волковском кладбище.

Жены и дети

От первой жены – дочь Маша. Вторая жена -  актриса Ирина Мазуркевич.

От неё дочь Лиза.  Ни Маша, ни Лиза не стали актрисами. Маша  собиралась после школы поступать в театральный. Но отец помогать не стал, не хотел, чтобы она всю жизнь сидела перед зеркалом и думала: «Еще три морщины, а роли все нет!» Маша сначала обиделась, но потом поступила в Институт Культуры, по специальности Режиссура народных театров. Ведет в школе предмет – эстетическое воспитание детей. Маша  ставит с детьми спектакли, участвует и побеждает на всевозможных смотрах.
А младшая, Лиза, в артистки не собиралась. Дочки  родили  ему троих внуков.




Равикович и его жена   артистка   Ирина Мазуркевич

=========

Равикович:
  «Сама профессия актера – инфантильна. Это ведь редкая профессия, которая не подразумевает никакой ответственности. Вот даже сантехник отвечает за свою работу, а я никогда ни за что не отвечал. Ну плохо ты сыграл – и что? Катастрофы не будет. Актеры в принципе, за редким исключением, очень безответственные люди. Суеверные, часто невежественные. Все это про артистов очень хорошо написано у Чехова и у Островского».



Онлайн Анатолий Глазунов

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 986
Re: Жиды учат русских жить. Ян Фрид
« Ответ #400 : 10/01/16 , 16:36:40 »
Анатолий Глазунов (Блокадник).  «Жидовский Телеящик». Сборник. Продолжение.

Режиссёр, сценарист   Ян Фрид – жидовин

 


На самом деле он  тоже замаскировался чужим   именем.  Он хитрый жидовин. Настоящая имя -  не  Ян  Борисович Фрид, а Яков Борухович Фридланд.
Родился в 1908 в Красноярске  (так в Википедии)
На жидовском сайте 7:40 его фамилия выделена синим цветом («Знай наших!).

http://www.sem40.ru/famous2/m1772.shtml

Цитирую фрагменты из признаний  самого  Якова Боруховича Фридланда:
«Мой отец служил приказчиком в магазине Годолова, такие магазины были во всех городах Сибири, в том числе и в Красноярске, где мы жили. Это была обычная мещанская семья, но, к сожалению, отец имел одну всепоглощающую страсть:  он был заядлым картежником. И наша жизнь, как корабль: то шла прямым курсом, когда отец выигрывал, или ложилась в дрейф, когда ему не везло. Впрочем, даже если он выигрывал, то все равно оставался нищим, потому что одалживал деньги на очередную игру. А играл он каждую ночь в течение всей своей жизни!

И как же вы жили, если отец всё тратил на карты?
-  Сибиряки очень порядочные люди и умеют помогать друг другу. Когда отец проигрывался, то сосед или выигравший ссужал его деньгами. Была в этом своеобразная взаимоподдержка картежников. Так что голодать мы не голодали, но были на определенном пайке, и приходилось считать каждый рубль. Так что к театру ваша семья никакого отношения не имела.
 
Мы  сдавали комнаты артистам (на это жидовины и жили в основном, - курсив А. Г.), с этого всё и началось. Наш дом находился на Садовой улице, рядом с Городским садом, а в центре города был Красноярский театр -  хороший, красиво отстроенный. Красноярск в начале века жил богатой купеческой жизнью, здесь нанимались лучшие труппы, лучшие актёры. И артисты, снимавшие комнаты, брали нас с собой в театр; в 1916 году мне было восемь, а моему брату Григорию одиннадцать.
Мы сидели в гримуборных: кто-то нас угощал сладостями, кто-то посылал за водкой. Вот так мы пристрастились к закулисной жизни и стали театральными мальчишками. И там, где по ходу пьесы требовались дети, мы выходили на сцену.
 
А потом наступила Октябрьская революция, которую я, будучи мальчишкой, воспринял как новый спектакль, сверхсобытие. Мне страшно интересна была вся эта атрибутика: знамёна, люди с маузерами и наганами. И когда банды Соловьева стали окружать наш город и был объявлен добровольный набор коммунистов на борьбу с белыми, я тут же пошел на эту комиссию.
-  Вам же было 11 лет?!
-  Двенадцать. Члены комиссии, когда меня увидели, долго хохотали, а потом отправили домой. Я так обиделся, что просто не знал, что делать. И когда выходил, то в коридоре прочитал, что идет набор на 6-недельные курсы сестер милосердия. И я пошел на эти курсы.
- А что вам на всё это родители сказали?
-  Знаете, родители как-то мало нами интересовались. Мать была вся в хозяйственных заботах: столько детей в семье, их надо было кормить, ходить на базар.  Мы были, в сущности, предоставлены сами себе. Поэтому я спокойно пошел на эти курсы, окончил их и стал братом милосердия, даже научился делать самую сложную перевязку -  "шапку Гиппократа".
Школу, конечно, я в эти годы практически не посещал, а двойки и тройки получал как самые лучшие отметки. Это было революционное время, и жаль было тратить его на себя, на свои личные дела. В 14 лет я подал заявление и был принят добровольцем в Красную армию, стал работать в военном госпитале братом милосердия. А тиф, надо сказать, был тогда страшенный. И когда я снимал халат, то с него вши сыпались. Каким-то чудом я не заболел. А через восемь месяцев появился приказ Реввоенсовета республики о демобилизации из армии малолетних...
http://www.sem40.ru/famous2/m1772.shtml

============

В интервью Фрид рассказывал: «На советскую власть я не могу обижаться, и в этом есть своя странная диалектика. 1937-й - год ужасных расстрелов. И в то же время - взлет кинематографа, лучшие фильмы тех лет - «Чапаев», «Петр Первый»... Искусство, как известно из истории человечества, не всегда календарно связано с реальностью». http://chtoby-pomnili.livejournal.com/383420.html

Он пошёл по лёгкому пути, Проблемы не понимал или обходил молчанием, предпочитал  легкий жанр  для  отдыха трудящихся. А на этом пути власть не придиралась ни к его социальному происхождению, ни к его национальности. В одном интервью он сказал, что сам Сталин посоветовал  работникам искусства развлекать  трудящих  СССР в выходные дни,  вот он, Фрид, это и делал  - развлекал советских трудящихся.   
Он начал развлекать  советский народ еще в  Красноярске, потом  развлекал в   Новосибирске. Но Красноярск  и Новосибирск – это хорошие города,  но Ленинград для жидовина, конечно,  лучше. 
И поехал жидовин  в Ленинград (ныне Петербург).

Окончил  в 1932  режиссерский факультет Ленинградского театрального института. В  1938 году  окончил  Киноакадемию при ВГИКе, где основам киномастерства его обучал известный жидовин Сергей Эйзенштейн. После окончания киноакадемии Фрид работал на «Ленфильме».  Работал   в кино и тв-шоу в качестве режиссера и  сценариста, начиная с 1939 по 1992 годы.  Для успеха  привлекал на роли в своих  развлекательных фильмах  популярных тогда  артистов (Иван Москвин, Людмила Гурченко, Николай Рыбников, Василий Меркурьев, Михаил Яшин, Бруно Фрейдлих, Клара  Лучко, Алла Ларионова, Нина Ургант, Михаил Боярский,  Николай Караченцев,  Ирина Муравьева, Павел Кадочников, Лариса Удовченко, Анна Самохина, Эмаануил Виторган, Юрий и Виталий Соломины,  и др.). Ныне одни уже  дряхлые старики и старушки, другие  уже померли и закопаны.

Режиссерские работы  жидовина Яна Фрида:
   Хирургия,  Возвращение (мелодрама),  Любовь Яровая, Двенадцатая ночь (комедия),  Дорога правды,  Балтийская слава,  Чужая беда,  Весенние хлопоты,  Зеленая карета (драма), Прощание с Петербургом  (мелодрама), Собака на сене (комедия),  Летучая мышь  (оперетта),  Благочестивая Марта (комедия),  Сильва  (мюзикл,  музыкальный),  Вольный ветер,  Дом, который построил Свифт  (социальная драма),  Дон Сезар де Базан  (Мюзикл,   музыкальный),  Тартюф (мюзикл,  музыкальный).  Сам ко многим своим развлекательным фильмам   писал и сценарии.

Ян Фрид: «Еще Сталин требовал, чтобы в праздники по телевизору показывали что-то веселое, даже «Голубой огонек» был его идеей. И, бывало, мне говорили: там, «наверху», надеются, что к 1 Мая или, скажем, к Новому году будет новый фильм. Но я и сам был рад, когда удавалось на праздники доставить зрителям удовольствие музыкальным фильмом. Но дело, конечно, не только в этом. Ведь и артистам надоедало сниматься в фильмах, где нужно было играть картонных коммунистов с картонными душами. А я предлагал им Шекспира, Мольера, классические тексты… Чтобы возродить этот жанр, нужно было найти адекватное прекрасной музыке драматургическое решение. И я постарался решить эту трудную задачу. Были написаны сценарии, привлечены лучшие драматические и комедийные актеры, а для исполнения вокальных партий - лучшие оперные певцы. Прибавьте к этому профессиональную режиссерскую и операторскую работу. Так оперетта была успешно «реанимирована» и вновь обрела любовь широкого круга зрителей».
http://fakty.ua/109797-znamenityj-sovetskij-kinorezhisser-yan-frid-quot-ya-ne-znayu-bolshego-schastya-chem-dostavlyat-svoimi-filmami-radost-lyudy

Жиды пишут, что  Ян Фрид  - «крупнейший представитель советской музыкальной комедии 1950-1980-х годов».  Но интересно, почему  ему  не дали звание  ни заслуженного, ни народного артиста  СССР. Дали лишь звание - заслуженный деятель искусств Бурятской АССР (1951). 

Отметим, что миллионам советских зрителей  его развлекательные фильмы  действительно весьма нравились.  Миллионы зрителей смотрели,  развлекались, пока неожиданно для  миллионов  зрителей  его  фильмов   и неожиданно для большинства  русского народа не началась  в 1991 году  Большая Катастрофа, и страна СССР стала  разваливаться.

А когда продолжалась Большая  Катастрофа, жидовин, конечно, не имел ни малейшего желания эту  Большую Катастрофу   отразить в своих фильмах.   Сначала его дочь с сыном эмигрировала  в Германию. А потом в 1994 и  жидовин Ян Фрид  (Яков Борухович Фридланд)  с женой  тоже эмигрировали в Германию (Его жена, артистка Виктория Горшенина,   44 года  проработала  артисткой у жидовина Аркадия Райкина, в его Театре миниатюр – с 1943 по 1987). И  эмигрировал они   в Германию не только, чтобы «быть поближе к дочке Алёне и внуку Алёше».

Из  жидовского сайта:


- Виктория Захаровна (Горшенина), как же вы рискнули в столь немолодом возрасте переехать в чужую страну?

-  На нас очень повлиял один случай. К нам часто в гости заходил сосед Вася, одалживал деньги на выпивку. В очередной свой приход он заявил: "Виктория Захаровна, сейчас в Ленинграде очень большой амсе-е-митизм, он долго выговаривал это слово. Моя мама русская, она такая же пьянь, как и я. Но если к вам будут ломиться в дверь, она встанет у двери с иконой, и вас никто не тронет". Я как представила себе эту картину, что у нашей двери будут стоять с иконой..   И сказала: "Янушек, надо уезжать".
http://www.sem40.ru/famous2/m1772.shtml

Янушек   согласился, и супруги    улетели  в Германию.
Умер Ян Фрид (Яков Борухович Фридланд) в Германии,  в Штутгарте в 2003 году. Жена умерла  там  же в 2014.





Онлайн Анатолий Глазунов

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 986
Анатолий Глазунов (Блокадник).  «Жидовский Телеящик». Сборник. Продолжение.


Немного статистики о жидах   из книги  Фёдора Раззакова о Высоцком






Федор Раззаков


Фрагменты

"Выиграть эту войну Сталин мог только в единственном случае: собрав страну в единый и мощный кулак, а также опираясь на патриотизм не просто советского, а русского народа. Ведь в ближайшем будущем именно «русскому Ивану» предстояло взвалить на себя всю тяжесть небывалой войны и доказать всему миру, кто он — гой или герой. Именно поэтому начался поворот сталинского режима к традиционному пониманию Родины и патриотизма.

Отметим один любопытный факт. Еще в середине 20-х в низах общества в большом ходу была карикатура, нарисованная неизвестным художником. На ней была изображена река с высокими берегами. На одном из них стояли Троцкий, Зиновьев и Каменев (все евреи), на другом — Сталин, Енукидзе, Микоян, Орджоникидзе (все кавказцы — три грузина и один армянин). Под картинкой был весьма лаконичный текст: «И заспорили славяне, кому править на Руси».

Суть карикатуры была понятна каждому жителю СССР: страной правят в основном люди не русские. Однако эта ситуация стала меняться уже во второй половине 20-х годов, когда из высшего руководства партии (из Политбюро) были выведены евреи Троцкий, Зиновьев и Каменев. В 1934 году Политбюро было уже более чем наполовину славянским: из 10 его членов и 5 кандидатов десять человек были славянами (русскими и украинцами), один еврей, три кавказца и т. д. Точно такие же процессы постепенно происходили и в низовых структурах власти, где славян также становилось все больше.

Эти процессы, естественно, не могли понравиться той части советской элиты, которая обладала немалым большинством, — евреям во власти. Объединившись с другими противниками Сталина, они затеяли убрать его из руководства. Так внутри высшего советского руководства (государственно-партийного и военного) в 1936–1937 годах созрел заговор (дело «Клубок»). Однако Сталин оказался расторопнее. Начались репрессии, которые вышли далеко за рамки политических, затронув собой и миллионы простых советских людей (то есть война элит затронула и низы общества).

Репрессии серьезно зачистили руководящую советскую верхушку, формировавшуюся два десятилетия. В среде либеральных историков до сих пор бытует мнение, что репрессии 1937 — 1938 годов своим острием были направлены главным образом против евреев. Но так ли это было на самом деле? Да, в числе жертв значительное количество составляли лица именно данной национальности. Но связано это было только с тем, что они, во-первых, доминировали практически во всех руководящих звеньях советского общества, во-вторых — их было много среди заговорщиков (Тухачевский, Якир, Гамарник, Фельдман и др.). Как уже говорилось, они ринулись во власть сразу после революции 17-го года, и этот процесс с тех пор длился непрерывно (особенно сильным он был в годы НЭПа). А ведь еще прозорливый философ В. Розанов в 1917 году в своем «Апокалипсисе нашего времени» предостерегал евреев от «хождения во власть», утверждая, что «их место — у подножия трона». Увы, эта точка зрения была проигнорирована — уж больно сильным оказался соблазн. Как отмечал все тот же историк и философ В. Кожинов:

«Широко распространены попытки толковать 1937 год как «антисемитскую» акцию, и это вроде бы подтверждается очень большим количеством погибших тогда руководителей-евреев. В действительности обилие евреев среди жертв 1937 года обусловлено их обилием в том верхушечном слое общества, который тогда «заменялся». И только заведомо тенденциозный взгляд может усмотреть в репрессиях 1930-х годов противоеврейскую направленность. Во-первых, совершенно ясно, что многие евреи играли громадную роль в репрессиях 1937 года; во-вторых, репрессируемые руководящие деятели еврейского происхождения нередко тут же «заменялись» такими же, что опрокидывает версию об «антисемитизме»…»

============ 

"Итак, атаку Хрущева на Сталина еврейская элита целиком и полностью поддержала, за что и нарекла то время высокопарным словом «оттепель» (с легкой руки писателя Ильи Эренбурга), на что державники вскоре ответили своим определением — «слякоть» (с легкой руки Михаила Шолохова). Еврейской элитой также были поддержаны и другие начинания Хрущева, в том числе и заявления о том, Советский Союз готов к мирному сосуществованию с Западом и что диктатура пролетариата себя изжила и на смену ей должно прийти общенародное государство. Хотя фактически народ к управлению страной допускать никто не собирался, зато неограниченные возможности получала бюрократия, которую Хрущев почти полностью освободил от страха наказания (существенно ограничив роль репрессивных органов).

Все эти заявления ясно указывали на то, что новый руководитель государства был типичным волюнтаристом (в чем его правильно обвинят соратники несколько лет спустя). Таким образом он, видимо, решил усыпить бдительность Запада и осуществить своеобразную мировую революцию: переориентировать большинство стран третьего мира в социалистическом направлении, победить капитализм мирным путем и уже в недалекой перспективе (через 20 лет) построить в СССР коммунизм.

Поскольку сближение с Западом подразумевало под собой проведение либеральных реформ, Хрущев смело пошел на них, совершенно не опасаясь разрушить многое из того, что с таким трудом возводил Сталин. Со стороны даже создавалось впечатление (и оно, судя по всему, было верным), что Хрущеву невероятно нравится разрушать воздвигнутое ранее. Как говорится, ломать не строить. В итоге этот процесс принес больше вреда, чем пользы.

Фактически при Хрущеве были заложены предпосылки для будущего развала СССР, а именно: произошла разбалансировка политического и экономического управления страной, дискредитация идеологии, взяло свой старт некритичное соревнование с капиталистической системой, которое в итоге привело к переформатированию (обуржуазиванию) как высшей государственной элиты, так и большинства простого населения. А началось все вроде бы с невинного на первый взгляд лозунга «Догоним и перегоним Америку!». В этом лозунге решающим было первое слово, которое невольно ставило советских людей перед вопросом: раз надо догонять, значит, мы в числе отстающих? Как напишет чуть позже И. Шафаревич:

«Россию столкнули на чужой путь, а русский народ — в некотором смысле „идеологический“, мы можем жить, понимая, что жизнь наша идет к какой-то цели. А вот перегнать кого-то — таким смысл жизни быть, конечно, не может. Когда Россия была поставлена в положение „догоняющего“, она тем самым признала отказ от поиска своего пути. И тем самым признала себя „отстающей“, а западные страны „передовыми“ — автоматически из этого следует. Это была духовная капитуляция перед Западом, перед всей западной цивилизацией…»

Кроме этого, началась почти открытая борьба за влияние внутри самой советской элиты между двумя, уже упоминаемыми выше, течениями — державным и либерально-западническим. В условиях жесткой сталинской системы они вынуждены были весьма осторожно балансировать на грани прямого противостояния, а когда это сделать все же не удавалось, то тогда следовали репрессии (как это было в конце 30-х–40-х и в самом начале 50-х). Но после смерти вождя народов и связанным с этим ослаблением репрессивного аппарата, созданного им, политические течения получили значительно большую свободу в своей деятельности и даже стали дробиться. В итоге к середине 50-х державники не только разделились на три крыла: центристы-государственники, сталинисты и почвенники, но стали все дальше расходиться в своих взглядах на политическое и экономическое развитие СССР. Например, сталинисты исповедовали более жесткие методы в руководстве страной, в классовом подходе к событиям, происходящим как внутри ее, так и вовне. В своих воззрениях они исходили из того, что «холодная война» сродни войне горячей и поэтому требует от советских людей не меньшей мобилизации и бдительности.

Центристы и почвенники смотрели на «холодную войну» несколько иначе. Они считали устаревшим сталинский лозунг о том, что по мере строительства социализма классовая борьба обостряется, и полагали, что с господами-капиталистами рано или поздно можно договориться жить если не в согласии, то в мире. Почвенники к тому же стояли на националистических позициях и особо отстаивали приоритет титульной нации (русских) над остальными. Отметим, что сталинисты, среди которых тоже было немало русских, во многом разделяли национализм почвенников, однако он в их понимании опять же основывался на сталинском подходе: как уже отмечалось выше, с середины 30-х годов вождь народов начал выделять русских из всех наций, населявших СССР (особенно заметно это было в иделогии), однако этот процесс имел свои пределы и жестко пресекался, если рамки, очерченные Сталиным, нарушались (пример: «ленинградское дело» конца 40-х).

Что касается либералов-западников, значительное большинство которых составляли евреи, то они остались монолитны как организационно (хотя ни о каком официальном членстве, как и в остальных течениях, речь и здесь не шла), так и идейно: они также были против классового подхода, но главное — стояли на позициях более тесного сотрудничества с Западом, которое, по их мнению, сулило СССР большие выгоды: во-первых, если не окончание «холодной войны», то, во всяком случае, снижение ее накала, и во-вторых — мощный рывок в политическом и экономическом развитии посредством введения в советскую систему элементов западной демократии и рыночного хозяйства.

Принципиальное разногласие между державниками и западниками проходило именно по границе вопроса о размерах и формах сближения с Западом: в то время как государственники и почвеннники в целом были готовы поддержать подобное сотрудничество, сталинисты выступали за существенное ограничение подобных контактов и их жесткую фильтрацию (например, для них было категорически неприемлема установка связей почвенников с белогвардейско-монархической эмиграцией в Европе). Поэтому державников  тогда часто называли охранителями, а западников прогрессистами.

Наверное, единственным пунктом, где сходились интересы всех перечисленных выше групп, была позиция к репрессивной политике Сталина в отношении самой элиты. Оно было отрицательным. В итоге в этом вопросе был достигнут консенсус: то есть на смену репрессиям должна была прийти более мягкая и щадящая политика, которая убирала из сталинской конструкции страх представителей элиты за свою жизнь, заменив его страхом за свою карьеру. Для этого, собственно, и была сужена роль главного репрессивного органа — КГБ. Как покажет будущее, во многом именно эта реформа и приведет в итоге к перерождению большей части советской элиты и предательству ею интересов страны.

Отметим, что западные спецслужбы не только хорошо были осведомлены о всех нюансах существующих разногласий внутри советской элиты, но и тщательно их изучали и, что называется, «вели» — то есть постоянно пытались на них влиять, как внутри страны, так и вне ее. Для этого в ЦРУ в самом начале 50-х годов был значительно расширен «советский отдел», посредством включения в него филиалов из дочерних спецслужб практически всех западных странах (например, издательство «Посев» и радиостанция «Свободная Европа», расположенные в ФРГ и курируемые тамошним БНД под прикрытием ЦРУ, большой упор в своих материалах делали на обработку советских почвенников и западников). Отметим, что в той же БНД к работе против Советов были привлечены нацистские преступники — те, кто ушел от возмездия благодаря укрывательству со стороны противников СССР.

Главную ставку на свою победу в будущем западные спецслужбы делали все же на западников, особо выделяя среди них еврейскую интеллигенцию. Эта прослойка занимала существенные позиции в элитах большинства стран Восточного блока (в СССР, ЧССР, Венгрии и Польше) и могла, по мнению западных стратегов, вольно (или невольно) помочь им разрушить Восточный блок изнутри. И первые попытки в этом направлении были предприняты вскоре после смерти Сталина: во время восстания в Венгрии в 1956 году и в ходе политического кризиса в Польше год спустя. В обоих случаях детонатором событий была именно элита еврейского происхождения (например, в Венгрии евреи составляли значительное большинство в органах МГБ), которая во многом была ориентирована на сближение не столько с Западом, сколько с Израилем и его верным союзником США.



"В своих идеологических атаках на СССР западные спецслужбы активно использовали все тот же доклад Хрущева «О культе личности Сталина», произнесенный на ХХ съезде. Шеф ЦРУ Аллен Даллес немедленно дал команду своим сотрудникам раздобыть копию текста доклада. И те выполнили задание, благо это не составляло большого труда — текст документа оказался на руках у многих руководителей социалистических компартий, и кто-то из них (по одной из версий, это были поляки) передал его за рубеж. В итоге доклад оказался в ЦРУ и там в него внесли 34 фальшивые правки (они усугубляли обвинения в адрес Сталина и социализма вообще). После этого Даллес передает доклад своему брату, государственному секретарю Джону Фостеру Даллесу, а тот в свою очередь публикует его сначала на страницах «Нью-Йорк таймс» (4 июня 1956-го), а потом и французской «Монд» (6 июня) (отметим, что обе газеты принадлежали еврейскому лобби: одна в США, другая во Франции).

Когда слух об этих публикациях дошел до СССР, то в ответ… не последовало никакой официальной реакции, хотя обычно в подобных случаях власть всегда разоблачала «происки буржуазных фальсификаторов». Видимо, такова была установка Кремля: ведь публикации в западных газетах играли на руку Хрущеву, который готовил уже новую атаку на своих политических оппонентов внутри страны. И козыри на руках у него опять были убойные: на том же ХХ съезде он сумел существенно обезопасить свои тылы, проведя в состав ЦК КПСС множество своих сторонников. Так, среди членов ЦК более трети — 54 из 133 — и более половины кандидатов — 76 из 122 — были избраны впервые. Отметим, что во многих случаях это были люди, ранее связанные с Хрущевым: более 45 % работали на Украине, были на Сталинградском фронте, работали с Хрущевым в Москве.

Как уже отмечалось, еврейская элита горячо поддержала «оттепель» и повела мощное наступление на советское руководство с тем, чтобы застолбить за собой стратегические высоты. И в этом деле им самую активную помощь оказывали их зарубежные соплеменники (что во многом и пугало советские власти). Отметим, что в международном коммунистическом движении евреи всегда играли одну из ведущих ролей. Ведь они составляли чуть ли не половину состава всех европейских компартий не только на Востоке, но и на Западе. Не осталось в стороне от этого процесса и мировое еврейство (международный сионизм), которое посредством этой карты ставило целью существенно поколебать авторитет СССР в мире. В итоге с весны 56-го советское руководство было буквально атаковано внутренними и внешними евреями сразу с двух сторон.

Эта атака была не случайной, а прямо вытекала из действий противоположной стороны — державников, — которые стали активно выдвигать на авансцену большой политики так называемый «русский вопрос», подразумевавший расширение прав русского большинства. В этих целях в верхах был, что называется, продавлен проект создания Бюро ЦК КПСС по РСФСР (это решение осуществлялось в рамках решений ХХ съезда КПСС о расширении прав союзных республик и было проведено в жизнь 27 февраля 1956 года). Помимо председателя (им стал по совместительству Н. Хрущев), в состав Бюро вошли три секретаря ЦК КПСС, первые секретари обкомов наиболее крупных областей (Московской, Ленинградской, Горьковской), а также руководитель правительства России.

В рамках этого политического Бюро, объединившего в первую очередь политиков-державников, начали создаваться и другие структуры, которые стали объединять державников-идеологов: писателей, художников, кинематографистов, музыкантов, ученых и т. д. В итоге в РСФСР были созданы свои: Союз писателей, Союз художников, Союз композиторов, Сибирское отделение Академии наук СССР в Новосибирске. С июля 1956 года стал издаваться печатный орган РСФСР — газета «Советская Россия», создано общество «Знание» РСФСР.

На фоне этих событий начала свою активизацию и противоположная сторона — еврейская. Как пишет «Краткая еврейская энциклопедия»: «Сотни советских евреев из разных городов в той или иной форме принимали участие во встречах возрождающихся сионистских групп и кружков, активными участниками этих групп были старые сионисты, сохранившие связь с родственниками или друзьями в Израиле…»

Заграничные евреи действовали не менее активно. Уже в мае 1956 года в Москву прибыла делегация французской социалистической партии, которая в своих переговорах с Хрущевым особое внимание уделила… положению евреев в Советском Союзе. Советский руководитель ответил следующим образом:

«В начале революции у нас было много евреев в руководящих органах партии и правительства… После этого мы создали новые кадры… Если теперь евреи захотели бы занимать первые места в наших республиках, это, конечно, вызвало бы неудовольствие среди коренных жителей… Если еврей назначается на высокий пост и окружает себя сотрудниками-евреями, это, естественно, вызывает зависть и враждебные чувства по отношению к евреям».

В августе того же года Москву посещает делегация канадской компартии, которая опять же озабочена «еврейской проблемой» в СССР. Члены делегации так и заявляют: мол, у нас есть специальное поручение добиться ясности в еврейском вопросе. Однако Хрущеву и здесь хватило упорства отрицать какие-либо притеснения евреев в СССР. Более того, он пошел в атаку на канадцев, заявив, что у него у самого невестка — еврейка, а также сообщил, что у евреев есть ряд негативных черт — например, ненадежность их в политическом отношении.

Хрущев знал, что говорил. Судя по всему, он был прекрасно осведомлен об их роли в том перевороте, который готовился в конце 30-х, но еще больше знал об их роли в конце 40-х. Тогда (в 1948-м) Сталин помог евреям обрести свое государство — Израиль, в надежде, что оно станет верным союзником СССР в «холодной войне». Однако израильтяне в итоге переметнулись на сторону более богатого Запада. То есть те же американцы попросту купили израильскую элиту, а евреев в самих США попросту запугали, устроив судилище над супругами Розенберг (они передали секреты атомной бомбы советской разведке и были за это казнены по приговору их же соплеменника — судьи Верховного суда США Кауфмана). Причем евреи, в надежде спасти супругов, пытались дать взятку самому президенту Трумэну, но тот не изменил своего решения, поскольку в деле была замешана геополитика.

Но вернемся к событиям 1956-го.

Общаясь с делегацией канадской компартии, Хрущев поддержал Сталина (!), который в свое время не захотел отдавать евреям Крым, а выделил им место для их автономии на севере страны — в Биробиджане. «Колонизация Крыма евреями явилась бы военным риском для Советского Союза», — заявил Хрущев. (Отметим, что за два года до этого Хрущев, видимо, чтобы эта проблема больше не дискутировалась, передал полуостров Украине.)

Короче, как ни настаивали канадцы на признании советским руководством того, что евреи являются пострадавшей от советской власти нацией (речь даже шла о публикации сответствующего постановления ЦК КПСС!), Хрущев на это не пошел. В ответ он заявил следующее: «Другие народы и республики, которые тоже пострадали от бериевских злодеяний против их культуры, их работников искусств, с изумлением задали бы вопрос: почему заявление только о евреях?»

Между тем дело на этом и не думало заканчиваться. В октябре 26 прогрессивных еврейских лидеров и писателей Запада обратились к советским руководителям с публичным заявлением, где требовали признать совершенные в недавнем времени несправедливости в отношении советских евреев и принять меры для восстановления еврейских культурных учреждений.

После этого воззвания в советском руководстве произошел раскол: многие руководители стали выступать за то, чтобы пойти навстречу еврейской общественности. В планах этих людей было создание еврейского издательства, еврейского театра, еврейской газеты, литературного трехмесячника, созыв всесоюзного совещания еврейских писателей и культурных деятелей и создание комиссии по возрождению еврейской литературы на идише. Однако в этот процесс внезапно вмешалась большая политика, а именно события на Ближнем Востоке, где в октябре 1956 года началась арабо-израильская война. Советский Союз в ней занял сторону первых, что, естественно, не могло понравиться еврейской элите в СССР.

===========


"Все эти события перевесили чашу весов в СССР в сторону державников и сталинистов — то есть тех, кто не хотел идти навстречу еврейским притязаниям. Правда, полного разгрома этих притязаний не последовало, да и не могло последовать — не для того Хрущев затевал «оттепель» и разоблачал Сталина. Поэтому уже со следующего года (1957-го) начались определенные послабления евреям: были разрешены еврейские чтения и концерты по всей стране (последние в год посещало порядка 200–300 тысяч человек), изданы книги Шолом-Алейхема (целое собрание его сочинений), стал выходить журнал «Советиш Геймланд» и т. д.

В это же время в кинематографе появилась так называемая «новая волна», существеную роль в которой играли режиссеры-евреи, причем некоторые из них прошли фронт (Григорий Чухрай, Александр Алов и др.). Вообще среди советской творческой интеллигенции значительную долю составляли евреи, и почти все они по-прежнему поддерживали Хрущева в большинстве его реформ (за исключением ближневосточной проблемы). И хотя евреи часто критиковали Хрущева за его непоследовательность, однако в то же время надеялись на то, что он приручаем — то есть рано или поздно сумеет стать их опорой в борьбе за те преобразования, которые помогут им вновь вознестись на вершину советского политического Олимпа и сделать страну удобной для проживания прежде всего им, евреям.

В среде творческой элиты наиболее остро размежевание между державниками и либералами проходило у литераторов. Вот как это описывает историк Н. Митрохин:

«В 1957 году размежевание между литературными группировками начало приобретать институционализированные и признаваемые партийно-государственным аппаратом формы. Решение о создании СП РСФСР было принято вскоре после выступления Н. С. Хрущева на встрече руководителей страны с участниками Третьего пленума правления ССП 13 мая 1957 года — первого выступления, четко направленного против той части интеллигенции, которая ожидала либерализации в стране (Хрущев, по-видимому, разочаровался в политических реформах, был напуган антикоммунистической революцией в Венгрии и ростом недовольства среди студенчества и молодежи). В декабре того же года прошел учредительный съезд нового союза, на котором его председателем стал «беспартийный большевик» Л. Соболев, а многие другие русские националисты или люди, сочувствующие этим взглядам, заняли административные посты. Центральный печатный орган СП РСФСР — газета «Литература и жизнь» — стал оппонентом любых либеральных начинаний в литературе, а принадлежащий союзу альманах (затем журнал) «Наш современник» стал одним из главных журналов движения русских националистов. Некоторые из подчинявшихся СП РСФСР местных писательских организаций и многие региональные журналы также попали под влияние русских националистов и стали проводниками их политики…»

Несколько особняком в этом ряду стояли кинематографисты, которым тогда в отличие от писателей не разрешили создать полноценный Союз, и в итоге было создано всего лишь Бюро Союза работников кинематографии (июль 1957-го). Думается, связано это было с тем, что половина работников кинематографии были евреями (больше, чем где-либо), которым советские власти, даже несмотря на «оттепель», опасались давать широкие полномочия".

===========



"Именно с 1956-го еврейская молодежь, ринувшаяся в престижные вузы, получила более широкие возможности для поступления туда, поскольку власти сняли некоторые ограничения в приеме туда евреев. Ведь после сталинской «кадровой революции» конца 30-х доля евреев  среди студентов значительно сократилась. Так, если в 1936 году она в 7,5 раза превышала общую долю евреев в населении страны, то двадцать лет спустя – уже в 2,7 раза. Однако «оттепель» дала еврейской молодежи существенный шанс в этом деле. Отметим, что к тому времени (конец 50-х) евреев в СССР насчитывалось почти 3 миллиона и большая их часть (почти 2 млн. 200 тысяч) жила в крупных городах, что облегчало еврейской молодежи процесс поступления в вузы.

Кроме этого, значительное число преподавателей там опять же составляли евреи, которые теперь получили возможность делать существенные поблажки своим молодым соплеменникам. И даже несмотря на то, что наш герой – Владимир Высоцкий – являлся евреем лишь наполовину, да и то лишь по отцу (а у евреев в этом деле предпочтение отдается матери), и во всех анкетах писал, что он русский, в любом случае он имел чуть больше шансов поступить в вуз, чем любой из тех советских абитуриентов, кто приехал в Москву искать счастья на актерском поприще и не имел в своих жилах ни капли еврейской крови. Опоздай Высоцкий лет на пять с поступлением в творческий вуз, и тогда ситуация могла бы сложиться совершенно иначе – в начале 60-х власти начнут сокращать прием евреев в некоторые вузы. Но во второй половине 50-х ситуация играла на руку евреям. Даже тем, которые являлись ими наполовину, поскольку среди евреев всегда бытовало твердое убеждение, что еврея наполовину не бывает. Короче, Высоцкий был замечен. О том, кем именно, рассказывает театровед Александр Гершкович:

«Педагог по мастерству Высоцкого Борис Исаакович Вершилов (один из основателей еврейского театра „Габима“, близкий друг М. А. Булгакова), набиравший в 1956 году актерский курс, поверил в Высоцкого и под свою ответственность настоял на зачислении его в Школу-студию…»

Отметим, что никакими выдающимися талантами Высоцкий на момент поступления не блистал, да и во время учебы какое-то время был в числе пусть крепких, но середняков: у него были нелады со сценической речью, танцами и другими дисциплинами. Кроме этого, он уже начал грешить по части выпивки. За эти «художества» его легко могли отчислить из вуза еще в самом начале, но этого не случилось – во многом благодаря заступничеству нового руководителя курса (вместо умершего в 58-м Б. Вершилова) Павла Массальского, который в молодости сам любил «заложить за воротник» и поэтому снисходительно относился к загулам своих студентов".

(Федор Раззаков.  «Владимир Высоцкий: козырь в тайной войне»).
http://fictionbook.in/fedor-razzakov-vladimir-visockiy-kozir-v-taynoy-voyne.html?page=5
http://litrus.net/book/read/69871?p=3


Примечание. К сожалению Раззаков находится в языковом рабстве у жидов и   потому  называет жидов постоянно евреями.

Онлайн Ли-За

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8070
Re: Жиды учат русских жить
« Ответ #402 : 11/01/16 , 15:37:03 »
Цитировать
Re: Роззаков о   Стаоине, Хрущеве и жидах

Сколько можно так невнимательно относится к своим публикациям? Почти в каждой статье допускаете ошибки в названии!
Вы являетесь модератором своей страницы и вполне можете исправлять сами допущенные опечатки, за вами никто не обязан это делать. Уважайте своих читателей и русский язык!

Онлайн Анатолий Глазунов

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 986
Re: Жиды учат русских жить
« Ответ #403 : 11/01/16 , 17:15:06 »
Бесогон:

Хорошая песня, иллюстрирующая этот раздел:

 <a href="https://www.youtube.com/v/JkQFCezewbs" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/JkQFCezewbs</a>
видео

Онлайн Анатолий Глазунов

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 986
Re: Жиды учат русских жить
« Ответ #404 : 11/01/16 , 18:16:45 »
Ошибки и опечатки встречаются у меня, но нет возможности исправить.
Ибо убирается  быстро ИЗМЕНИТЬ  - возможность изменить или дополнить.  Остается только ЦИТИРОВАТЬ. Лишили меня  ЗДЕСЬ такого права почему-то. А я человек в возрасте,  быстро не могу работать...