Автор Тема: Венгрия 1956  (Прочитано 13626 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Русский Антиф

  • Гость
Венгрия 1956
« : 26/01/09 , 16:11:10 »
КРОВАВЫЙ БУДАПЕШТ 56-ГО

Сегодня спикер совета федерации Сергей Миронов в Будапеште публично кается перед венграми за события 1956 года. Рвёт рубаху на груди на пополам, и, размазывая сопли по жидким усам рыдает над мемориалом павшим.
Конечно, Миронову не привыкать быть полным идиотом, и к его выходкам – типа отказаться встретиться с «террористом» Арафатом или потребовать президенту внеочередной срок, народ уже адаптировался. В конце концов, сам он о себе сказал вполне образно: "Мы будем работать плодотворно, и это не закончится никогда!"
Но мы люди взрослые и нам стоит пристальнее вглядеться в прошлое, что бы понять его уроки.
Итак, что же произошло в Венгрии в 1956 году и какова была роль Советского Союза в этих событиях.

Либеральная версия этих событий проста как лысина Гайдара. Советский Союз залил кровью Венгрию, вставшую на путь либеральных реформ.

Для начал о реформах.
Кто же у нас был «реформатором» и какие «реформы» он собирался провести?
Итак, главный борец с коммунизмом и реформатор Имре Надь.



Родился в 1896 году. Воевал в составе австро-венгерской армии. В 1916 году попал в плен. А уже в 1917 вступил в Российскую коммунистическую партию (большевиков), в годы гражданской войны сражался в Красной Армии. В 1921 году вернулся в Венгрию, но в 1927 году бежит в Вену от режима Хорти. С 1930 года живёт в СССР, работая в Коминтерне и Институте сельского хозяйства АН СССР у Бухарина. Был арестован, но тут же выпущен. Причём не просто выпущен, а принят на… службу в ОГПУ. Как позже выяснилось он был завербован ещё в 1933 году и сообщал органам о деятельности соотечественников-венгров, которые нашли убежище в Советском Союзе. Это, возможно, тогда спасло самого  Надя . В марте 1938 года его тоже арестовали чекисты из московского управления НКВД, но продержали в кутузке всего четыре дня. За него вступился 4-й (секретно-политический) отдел Главного управления государственной безопасности НКВД, В дальнейшем чекист  Надь  занимался «чисткой» Коминтерна в ходе которой которых был репрессирован Бела Кун и ряд других венгерских коммунистов. «Зачистив» Коминтерн от «врагов народа»  Надь , фактически расчистил для себя место и стал одним из самых влиятельных лидеров венгерской компартии в эмиграции.
С 1941 до ноября 1944  Надь  вполне уютно работал на московской радиостанции Кошут-радио, которая вела трансляцию программ на венгерском языке для жителей Венгрии, бывшей союзницей Германии в войне.

Здесь стоит напомнить, что Венгрия была одним из главных союзников гитлеровцев в войне против СССР. На советском фронте отвоевало ни много не мало, почти полтора миллиона венгров, из них погибло 404.700 человек, больше 500 000 попало в плен. Венгерскими войсками на территории СССР было совершено множество военных преступлений, которые были зафиксированы следственными органами и комиссиями по расследованию фашиских зверств, но никакой ответственности за свои преступления Венгрия в итоге так и не понесла, вовремя предав вчерашнего союзника и выйдя из войны в 1944 году.

4 ноября 1944 года  Надь  вернулся на родину с первой группой коммунистов-эмигрантов. Но к его огромному разочарованию «первым лицом» Венгрии он так и не стал, пришлось довольствоваться министерскими постами при различных коалиционных правительствах С 1945 Имре  Надь  занимал пост министра внутренних дел в кабинете Тильди – тогда этот министр одновременно курировал и спецслужбы, при  Наде  прошла зачистка Венгрии от «буржуазных элементов», в ходе которой в лагерях оказалось огромное количество бывших высших военных и гражданских чинов Венгрии. При кабинете Ференца  Надя  и Иштвана Доби Имре  Надь  был отстранён от МВД и назначен министром продовольствия.
Столь жалкая карьера настолько деморализовала и озлобила  Надя , что в конце-концов он открыто выступил против руководства компартии, обвинив тогдашнего генерального секретаря Ракоши в «извращении линии Ленина-Сталина» и неумении работать с кадрами. За это в 1949 году он был исключен из ЦК и снят со всех постов. Поняв, что явно перегнул палку,  Надь  тут же публично покаялся, попросил прощения у товарищей по партии. Каялся он столь умело и горячее, что в декабре 1950 года был восстановлен в должности министра сельского хозяйства. Правда, поговаривают, что здесь не обошлось без вмешательства его советских кураторов, которые вступились за своего ценного агента. По утверждениям людей близких к архивам КГБ, с советскими спецслужбами  Надь  не рвал никогда.
Летом 1989 года председатель КГБ Владимир Крючков передал Горбачеву из архива КГБ пачку документов, из которых следовало, что Имре  Надь  в предвоенные годы был осведомителем НКВД. Эти документы Горбачёв потом передал венгерской стороне, где их благополучно спрятали и до сих пор не предъявили общественности.
Зачем Крючков достал документы из архива? Он писал об этом в сопроводительной записке Горбачеву.
Крючков – Горбачеву: «Вокруг  Надя  создается ореол мученика и бессребренника, исключительно честного и принципиального человека. Особый акцент во всей шумихе вокруг имени  Надя  делается на то, что он был «последовательным борцом со сталинизмом», «сторонником демократии и коренного обновления социализма, хотя документы доказывают совсем обратное».
На этом посту  Надь  и прозябал до 1955 года.
За это время произошло несколько знаковых моментов. В СССР умер Сталин и началось развенчание его «культа личности», которое очень многим тогда показалось преддверием краха советской системы. Сказалось и влияние ХХ съезда в Москве. Венгры требовали такого же расчета с прошлым, который начал Хрущев, произнеся свой знаменитый антисталинский доклад.
В июле 1956 в обстановке начавшихся студенческих волнений пленум ЦК ВПТ отправил в отставку генерального секретаря Ракоши. Однако новым лидером ВПТ стал не  Надь , который к этому времени, как годы спустя Ельцин, снискал лавры «реформатора» и «пострадавшего оппозиционера», а его ближайший соратник Эрнё Герё. В очередной раз разочарованный  Надь  разряжается очередной порцией критики и 23 октября 1956 началась массовая студенческая демонстрация в Будапеште, закончившаяся погромом. Демонстранты снесли памятник Сталину, и попытались захватить ряд зданий в Будапеште. В такой обстановке 24 октября 1956  Надь  всё же был назначен на пост председателя совета министров. На заседании, где состоялось это назначение  Надь  клялся оставить нарастающее противостояние и начать процесс гражданского примирения. Под нажимом Москвы руководство компартии согласилось на проведение политической реформы и заявило о готовности начать диалог по всем требованиям митингующих. Фактически  Надь  получил «карт-бланш» на проведение реформы и мирный выход из политического тупика.
Но бывший стукач решил, что его звёздный час настал, и вместо того, что бы попытаться успокоить людей, начать мирный диалог  Надь  фактически спровоцировал гражданскую войну – выйдя из компартии и объявив её «нелегетимной», распустил своим указом органы госбезопасности и потребовал немедленного вывода советских войск.
Фактически сразу после этого началась бойня – коммунисты и поддержавшие их венгры вступили в схватку с «националистами» и бывшими хортистами, которые активно подержали требования вывода советских войск и выхода Венгрии из Варшавского договора и начали захват правительственных учреждений. По Будапешту прокатилась волна самосудных казней, когда пойманных коммунистов, сотрудников спецслужб и даже членов их семей после зверских издевательств вешали на деревьях вниз головой. Стремясь остановить погромы и убийства в Будапешт были введены советские части с категорическим приказом огня не открывать. И почти сразу начались убийства советских военнослужащих и членов их семей. За 6 дней беспорядков с 24 по 29 октября погибло 350 советских военнослужащих и около 50 членов семей.

Стремясь до конца не вмешиваться в происходящие в Венгрии события, советское руководство пошло на встречу требованиям  Надя  и 28 октября 1956 советские войска были выведены из Будапешта, но это привело только к эскалации гражданской войны.
Буквально на следующий день на площади Республики перед зданием горкома партии толпа расправилась с сотрудниками госбезопасности и столичного горкома партии. В ходе расправы было убито 26 человек во главе с секретарем горкома Имре Мезе. Их всех повесили на деревьях головой вниз.
Сегодня много любят рассуждать о «всеобщности» восстания, хотя на самом деле в стране началась гражданская война, с обоих сторон сражались и погибали десятки людей. И насколько бы затянулась эта война можно только гадать, но однозначно одно – счёт убитых бы шёл бы на десятки тысяч.
Верхом «карьеры» агента ОГПУ стало его обращение к ООН с просьбой защитить суверенитет Венгрии.

Собственно мне лично понятно одно, что политический авантюризм бывшего сексота привёл к тому, что в Венгрии была фактически спровоцирована гражданская война, последствия которой сложно предугадать, если бы не ввод советских войск.
Такова, увы, ущербность психологии «сексота» – куча задавленных комплексов, ненависть к кураторам, презрение к окружающим и громадный комплекс неполноценности, который способен толкнуть на любую авантюры.

Теперь о самой "кровавой расправе".
Сегодня установлено, что в результате событий 56 года в Венгрии погибло 2740 чел, 25000 было репрессировано, 200 000 сбежали из страны.
При этом как-то по умолчанию принято считать, что их всех – 2740 человек уничтожили «советские оккупанты». Хотя на самом деле это совсем не так. Это ВСЕ жертвы этих событий. Причём, согласно документам в первые дни «восстания» от рук «восставших» погибло более 300 «коммунистов и их пособников», таких как например расстрелянные у здания МВД солдаты, которым просто не повезло оказаться не в той форме не в том месте.

Надо честно сказать, что далеко не все в Венгрии потеряли голову и рвались в бой. Например, во всей венгерской армии нашлось всего несколько офицеров, которые перешли на сторону путчистов. При этом ни один генерал не принял участие в этой бойне.
Самым заметным «героем» того времени оказался начальник строительных частей полковник Пал Малетер, как это не смешно - ещё один советский агент, бывший офицер хортиской армии, попавший в плен в 1944 году, прошедший подготовку в советской разведшколе и заброшенный в Венгрию с заданием организовать партизанский отряд (на фото слева).



Именно он стал военным лидером путчистов, правда перед этим успев отдать приказ танкам стрелять по «мятежникам» и лично расстреляв двух пойманных студентов. Но когда наступавшая толпа фактически не оставила ему шансов, он отдал приказ солдатам перейти на сторону народа и сам объявил о своей верности Имре  Надю .  Надю  настолько был нужен хоть один перебежавший на его сторону старший офицер, что он спокойно закрыл глаза на расстрел, учинённый Малетером, и назначил его первым заместителем министра обороны.

А теперь о потерях и зверствах.
Гарнизон Будапешта на тот момент насчитывал около 30 000 солдат, известно, что на сторону восставших перешло около 12 тысяч, но далеко не все приняли участие в боях. После ареста Малетера его подчинённые фактически разошлись по домам. В различных боевых отрядах сражалось в общей сложности около 35 000 человек из которых более половины это бывшие солдаты и офицеры «хортисты», составившие костяк путчистов.
Сегодня вообще не модна тема исследования социального состава «повстанцев». Чаще всего напирают на то, что это были «студенты и рабочие», но, судя по спискам погибших студентов среди них было не так уж и много. То, что «хортисты» составляли костяк отрядов вынуждены были сквозь зубы признавать и современные венгерские историки.

Так обороной города Печ командовал опытный хортистский офицер,  ветеран  войны в России майор Чорги, у которого под командование находилось больше 2 000 боевиков, Мишкольц так же защищали хортисты и переброшенные сюда из Западной Германии, прошедшие подготовку у Гелена эмигранты.
В распоряжении путчистов было более 50 000 единиц стрелкового оружия, до 100 танков, около 200 орудий и миномётов. Сила не маленькая. И всего за 4 суток боёв вся эта группировка была рассеяна и разоружена. Потери венгров составили около 1300 убитых, а всего за весь период боевых действий с 1 ноября по 5 января в боях погибло 1700 человек.
При этом в эту цифру входят потери обоих стороны, путчистов и тех кто воевал против них.

Если вы хотите сказать, что это называется «умыть кровью», то я тогда даже и не знаю, что значит гуманизм.

За шесть лет до событий в Венгрии английские части были брошены на подавление коммунистического восстания в Малазии, и только за первый год боёв там было уничтожено больше 40 000 человек. И никого это не возмутило.

За два года до событий в Венгрии французская армия начала карательную экспедицию в Алжире, где в ходе войны погибло почти миллион алжирцев. И опять же никому в голову не пришло обвинять французов в жестокости.

А советские войска всего за 4 суток, смогли разгромить и рассеять почти пятидесятитысячную армию мятежников, взять под контроль все основные города и объекты, уничтожив при этом всего 2 000 мятежников, и за это заслужили прозвище «кровавых палачей». Вот уж воистину краснобайство!
Потери советской стороны составили 720 - убитыми, 1540 ранеными, 51 пропал без вести.

В ходе следствия было заведено 22 000 судебных дел. Было вынесено 400 смертных приговоров, но приведено в исполнение чуть больше 300, сбежало на Запад 200 000 человек. Если считать, что на Запад бежали ТОЛЬКО противники коммунистического режима (а на самом деле, очень многие просто воспользовались возможностью устроить свою жизнь на Западе, не являясь активным участником событий), то получается, что в путче принимало участие всего 2,5% населения Венгрии (10 млн.) Мягко скажем – не много…

Поэтому мне очень стыдно сегодня. Но не перед венграми, которые могут сколько угодно заламывать руки на могилах своих путчистов, стыдливо помалкивая о куда более позорном и кровавом следе оставленном их дедами и отцами на русской земле, за который они почему-то каяться не собираются, мне стыдно перед могилами наших павших солдат и офицеров, спасших Венгрию от гражданской войны. Сегодня великовозрастный недоумок из Совета Федерации их подло предал.
Мёртвые сраму не имут! Вы хорошо сделали своё дело, вечная вам память!

Свидетельство очевидца

Я служил в Прикарпатском военном округе в батальоне связи танковой дивизии. Лейтенант, командир учебного взвода, возраст — 23 года, боевого опыта не имел. Когда дивизию подняли по тревоге, ни я, ни мои товарищи ничего о начале венгерских событий не знали. Это потом стало известно, что после разоблачения культа личности Сталина венгерская политическая жизнь ожила. 23 октября 1956-го в Будапеште прошла демонстрация — была ли она агрессивна, не могу сказать, но была расстреляна. Наша армия никакого отношения к этому не имела.
Я был назначен командиром взвода в линейно-кабельную роту батальона связи. Личный состав — молодые люди в возрасте 19, 20 и 21 год. Познакомились во время тревоги. Проинформировали: дивизия будет переброшена за границу.
Венгерскую границу пересекли в районе станции Чоп. Дальше двигались своим ходом на больших скоростях. Танки — по грунту, вне дорог. Настороженность появилась, когда в одном из пограничных городков увидели опрокинутую статую Сталина. На короткой остановке раздали письменный приказ МО СССР: в Венгрии — контрреволюция, нужно помочь венгерскому народу и правительству.
По молодости лет контрреволюционеров я не считал серьезными противниками. И было неясно: нарушен или нет нейтралитет Австрии со стороны войск НАТО (уж очень мы спешили). Позднее узнали: нейтралитет Австрии нарушался для пополнения рядов контрреволюционеров. Уже под Будапештом при патрулировании мне ставилась задача излавливать «иностранцев».
Наше беспокойство относительно политики НАТО было связано и с нашими семьями. Мы жили в Западной Украине. Моя жена, только что родившая дочку, думая, что началась война, попросилась уехать на Север к родным.
… Перед небольшим городком колонну забросали гранатами. Среди убитых — командир танковой роты, позднее узнал, что у него остались маленькие дети. Колонна остановилась. Командир дивизии приказал сделать два предупредительных выстрела из танков. Подождали, обстрел не возобновился, колонна двинулась вперед. Танковый полк, который двигался рядом с нами, мог снести с лица земли это поселение. Но никакой мести за убитых и раненых не было. У нас было правило: вы не стреляете — мы не стреляем.
Запомнил еще остановку, когда командир дивизии в штабной машине вел переговоры с командиром венгерской дивизии. От старших офицеров узнали: переговоры кончились миром, в автопарках и у оружия будет наша охрана, чтобы оружие не раздавалось ни сторонникам, ни противникам власти и не было удара с тыла. По сути, это была блокировка раздачи оружия, нейтрализация расколовшейся венгерской армии.
Перед городом Геделле остановились на отдых. Подъехал крытый грузовик, в машине — гражданские с автоматами. Я сразу понял, что это не контрреволюционеры. Иначе они нас могли спокойно расстрелять. Мы их разоружили и отвели к замполиту. Оказалось, это рабочие, которые направлялись освобождать Будапешт от путчистов. Тем не менее замполит решил не отдавать им оружие, а настойчиво рекомендовал возвращаться домой и агитировать за урегулирование разногласий мирным путем (говорил на русском, поняли или нет, не знаю).
Штаб дивизии и батальон связи остановились под Будапештом, в городе Геделле. Местные власти выделили нам общежитие Сельскохозяйственной академии, оно было абсолютно пустым. Мне была поставлена задача организовать проводную телефонную связь с полками, дежурить на телефонной станции Геделле (венгры нам выделили две стойки ручного коммутатора), патрулировать вечером и ночью на улицах города. Никакой фронтовой линии и тыла не было. Прокладывая и восстанавливая телефонные линии, я ходил пешком. Разговаривал на немецком, русском. Подавляющее большинство венгров, к которым я обращался, были настроены миролюбиво, помогали. Но опасность нарваться на засаду была…
На дежурство ходили пешком, мимо базарчика. Один раз видел в Геделле демонстрацию. Офицеры штаба дивизии о ней знали, но никто демонстрантов не тронул.
Однажды ко мне подошел венгр моложе меня и стал довольно понятно на русском (видимо, изучал в школе) доказывать, что путчисты — это фашисты, он их всех знает и надо их арестовать. Я посоветовал ему обратиться в местное венгерское КГБ… Это сейчас их называют революционерами, а тогда сами венгры нам объясняли, что в мятеже участвовали и фашисты, и хортисты.
… Патрулируя поздно вечером, я остановил грузовик и проверил пропуска у двух мужчин; один из них был вооруженный полицейский, он плакал навзрыд. Его товарищ рассказал, что «революционеры» расстреляли жену полицейского и двух малолетних детей, когда его не было дома.
При проверке документов я встречал много наших сторонников; у них были специальные пропуска. Это я к тому, что не только власть, но и венгерское общество раскололось на два лагеря. О том, что это не верховная власть, можно было судить хотя бы по заурядности машин…
Наши танковые полки и мотопехота при штурме Будапешта не применялись; они оставались в поле, в палаточных лагерях. Я знаю об этом потому, что обеспечивал их связью. Но я должен писать правду: разведбат дивизии в штурме Будапешта участвовал… Когда офицеры разведбата появились в штабе дивизии, стало понятно, что мятежников усмирили.
Примерно через месяц после прибытия в Генделле местная власть и наша служба тыла организовали нам помывку в бане. В баню шли пешком, без оружия. Спокойно помылись, сменили белье…
«Народная революция» так быстро не проходит, значит, ее делал не весь народ. Была гремучая смесь анархистов, хортистов, фашистов, «иностранцев», и сосредоточились они в основном в Будапеште. Спорить не буду, были и разумные демократы, но их было меньшинство.
Где-то под Новый год дивизия по частям стала покидать Венгрию. Наши эшелоны проверялись представителями ВНР. Мою теплушку тоже проверяли, претензий не было.
Разные люди о венгерских событиях 1956 года пишут с разных позиций, подстраиваясь и не подстраиваясь… Я не политик, а очевидец и прихожу к следующим выводам. Что бы ни говорили сегодня, взаимная ненависть и вооруженное противостояние между венграми зародились после расстрела самими же венграми октябрьской демонстрации в Будапеште. Общество раскололось. Во время войны Венгрия была сателлитом Германии, у части населения хортистско-фашистское мировоззрение не изменилось. Эти люди влились в ряды недовольных. Армия часть оружия раздала и тем и другим. Сама она тоже раскололась, хотя активного участия в событиях не принимала. Стихийно и нестихийно начались взаимные расправы. Образовались две группы самоорганизовавшихся властей. Без вооруженной борьбы в таких обстоятельствах не обходится. Насколько продуманно действовали советские руководители, я не знаю, но без нашего вмешательства вероятность перерастания мятежа в гражданскую войну была объективно высока.
Если посмотреть глубже, то венгерские события — это одно из локальных политических противостояний двух систем. Европа была «беременна» не только политическим, но и военным противостоянием… Что касается проблемы оптимальности общественно-государственной системы, то человечество не разрешило ее до сих пор. Этот вопрос и решался в 1956-м в Венгрии — только не интеллектуальным, а силовым путем; после ошибочного решения КГБ Венгрии за оружие взялись «революционеры».
Наших товарищей — погибших военных — было много, вечная им память, они выполняли свою миссию: тушили очаги гражданской войны в Венгрии.
Борис Братенков полковник в отставке
http://www.ogoniok.com/4967/15/


5 лет назад мне передал на хранение свой боевой орден «Красная Звезда» генерал-лейтенант Юрий Николаевич Калинин. Этот орден № 3397404 ему был вручён 18 декабря 1956 года в Будапеште.
Держу его в ладони. Через алую эмаль чувствую его спокойную, жёсткую силу.
Никто не забыт, ничто не забыто!

P.S.

Хочется напомнить господину Миронову, что всего за сутки в Москве (3-4 октября 1993 года) было убито по официальной версии 137 человек, а по подсчётам правозащитников более 400 человек и никто в Кремле почему-то не говорит о «кровавых палачах» и не собирается извиняться перед родными погибших.

В.Шурыгин

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Венгрия 1956
« Ответ #1 : 24/10/10 , 20:06:42 »
Я ПОМНЮ! Я ГОРЖУСЬ!


   
В 1956 году войсками Варшавского Договора был подавлен фашистский путч в Венгрии.
К сожалению, Правительство СССР довольно долго выжидало прежде, чем предпринять решительные меры. За это время отлично вооруженные недобитые фашистские головорезы успели совершить массу жестоких и кровавых преступлений - людей, верных нашей стране, наших друзей, вешали на улицах Будапешта вместе с семьями. По данным журнала "Офицеры", основной действующей силой путчтистов были бывшие военнослужашие фашистской армии. После подавления путча только автоматического оружия было изъято больше 8 тысяч единиц, сотни тяжелых пулеметов, большое количество другого вооружения. Идейный вдохновитель путча Имре Надь был приговорен к высшей мере социальной защиты. Справделивое наказание понесли и другие участники кровавого фашистсткого мятежа.
Несколько лет назад я имел честь открывать мемориальную доску Герою Советского Союза, командиру танкового батальона Михаилу Федоровичу Никитину. В Венгрии танковый батальон под командованием подполковника М.Ф.Никитина уничтожил 20 вражеских огневых точек, захватил значительное количество вооружения и боеприпасов за что Михаилу Федоровичу 18 декабря 1956 года присвоено звание Героя Советского Союза.
Я искренне горжусь, что мне довелось прикоснуться к столь героической странице нашей Родины. На фото:
Казнь венгерскими фашистами представителя законной власти:

Советские танки входят в Будапешт, фашистский путч будет подавлен:


http://agranovsky.livejournal.com/404566.html

kondratiy
2010-10-23 07:02 pm UTC (ссылка)
Всего каких-то 12 лет назад до этих событий они же вели войну против СССР в составе гитлеровской коалиции...
Мои родственники из Воронежской области много кого повидали во время оккупации: макаронников вспоминали с незлыми усмешками, немцев терпеть не могли, а венгров люто ненавидели.

nvgrishin
2010-10-24 01:12 pm UTC (ссылка)
Теперь в свободном мире Венгрия - основной мировой экспортер порнозвезд

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7837
Re: Венгрия 1956
« Ответ #2 : 22/03/11 , 23:57:04 »
Штрихи к портрету интеллигенции


   
Вопреки Пушкину, гений и злодейство — вещи вполне совместимые. Выдающийся учёный или талантливый поэт запросто может оказаться столь же выдающимся подлецом и мерзавцем. Или просто мелким пакостником с фигой в кармане.

Возьмём известного барда Александра Городницкого. Человек он, безусловно, талантливый, однако кем его можно считать после такого вот стихотворения?

http://www.gorodnitsky.com/texts/130.html

Будапешт-56

Танк горит на перекрёстке улиц,
Расстреляв последние снаряды,
В дымном жаре, в орудийном гуле,
У разбитой им же баррикады.

На его броне дымится краска
Не от немцем сброшенной фугаски,
Не на волжском вздыбленном песке, —
Труп студента, детская коляска,
И обрывок флага на штыке.

Где и как, когда случилось это
В самый первый распроклятый раз?
Над казармой прежние портреты,
И приказ — по-прежнему приказ.

Разгребая жар чужой руками,
Принеся восстанию беду,
Парни с комсомольскими значками
Умирают в огненном чаду.

Их могилу не укроют лавры,
Лишь листок уронит на пол мать, —
Извещение, что «смертью храбрых»,
«Смертью храбрых», — что ещё ей знать?

Как там встретят весть, что не вернулись,
Закусив губу или навзрыд?
Танк горит на перекрёстке улиц, —
Хорошо, что этот танк горит!

http://pyhalov.livejournal.com/42509.html

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Венгрия 1956
« Ответ #3 : 03/11/11 , 11:55:33 »
Из истории Венгрии XX и XIX веков
Лексикон каждого представителя поколения советских шестидесятников в обязательном порядке содержал гневные фразы про Венгрию. В смысле, попытка маленькой робкой Венгрии сбросить в октябре-ноябре 1956 года со своих свободолюбивых плеч тоталитарного монстра (СССР), захлебнулась кровью студентов-романтиков. Поскольку российской интеллигенции присуще чувство справедливости и глубокой скорби, обрывочные фразы про Венгрию-56 имеют хождение и поныне. Творческая молодежь сегодня с трудом понимает, о чем речь, но знает, впрочем, главное: СССР/Россия – тоталитарный монстр, душивший всех и всегда.


А тогда Венгерская революция обошлась Советскому Союзу в 5.000 безвозвратных потерь, самой Венгрии в 8.000. Цифры эти называют участники событий, хотя официальные – значительно ниже. Прибавив к свободолюбивым жертвам еще 300.000 венгров, павших от советских рук на полях Второй мировой, получим просто набат скорби.

Опрокинув рюмочку молча и не чокаясь, можно нехотя припомнить, что как раз осенью 1956 года накрапывал небольшой юбилей. Небольшой, но мирового значения – исполнялось 10 лет Нюрнбергскому процессу, который не мытьем, но катаньем все-таки осудил преступления фашизма во Второй мировой. А при агрессии против СССР миролюбивые венгры были, оказывается, союзниками Гитлера, и союзниками, следует добавить, добровольными.

Гитлер хоть и не требовал от венгров непосредственной помощи, но с началом войны судьба Трансильвании стала особо волновать венгров, вот опасения остаться без халявного куска при раздаче подарков и подтолкнула тихое государство к разумному решению. Не прошло недели с момента нападения Германии, как объявила войну СССР и Венгрия, а повод, очень напоминавший провокацию, нашелся.

Воевали венгры хорошо. Особенно поначалу: через месяц было уничтожено 20 советских дивизий, это когда венгерская Карпатская группа войск совместно с германской армией успешно провела операцию окружения. Правда, под Сталинградом 2-я венгерская армия уже несла катастрофические потери, а после окончания битвы практически перестала существовать как военная единица.

Но в борьбе с населением венгры не уступили бы любой зондеркоманде. Из венгров даже составили три дивизии СС.


Венгерские навыки такой борьбы были отточены еще в период Первой мировой: как только Россия озвучила свое вступление в войну, по территории Галицкой и Карпатской Руси (некогда бывшей частью Киевской Руси, но оказавшейся то под поляками, то под австро-венграми) пошла волна этнических чисток. Тогда же мир получил это замечательное know how – концентрационные лагеря. В начале Первой мировой на территории Галиции арестовывали всех гипотетических изменников – то есть женщин и детей, – и всех явных агентов, – то есть православных священников. Три сотни священников приняли смерть за веру, а последними словами отца Максима Сандовича были: «Да живет русский народ и святое Православие». Возможно, основания для массовых убийств интерпретировались как веские, поскольку лишь во Львовской епархии с полтысячи униатских священников были готовы к переходу в Православие. Таким образом, для представителей униатской церкви исключение при погромах тоже не делалось: мадьяры громили церкви, организации, все, что отождествлялось с этнически русским – по речи, по книгам, по предметам обихода. При подозрении в русофильстве коренному жителю отрезали руки, ноги, пальцы, уши, губы. Коренного жителя расстреливали, кололи штыками, сжигали заживо. Трупы висели на деревьях, затапливались в болоте. Убивали на улицах и в домах, убивали по приговору и без, убивали по одиночке и группами. Счет шел на тысячи. Со словами «Да здравствует единая и неделимая Русь» умирали простые крестьяне.

Русинов сгоняли в лагеря – в которых тогда было собрано 30.000 человек, – где заключенные умирали от естественных причин по полсотни в день. Либо их все-таки казнили, если те умирать от естественных причин не хотели. Действительно, то, что происходило тогда в Галиции очень походило на раннехристианские ужасы Рима; до нынешних дней даже дошло эхо литературного произведения «Маша» – об убийстве венгерскими кавалеристами 17-летней дочери священника, изрубленной в куски.

Всего за один год Первой мировой в лагерях Талергоф и Терезин было уничтожено 10.000 народу. Потом, правда, новый Австро-Венгерский император Карл I всех великодушно простил, а лагеря упразднил. В 1936 году кладбище Талергофа заровняли и все забыли. Мол, кто старое помянет, глаз вон. Возможно, никогда ничего бы и не вспомнили, если б не скандал 2007 года, вызванный статьей в австрийской газете «Kleine Zeitung»...

Но ведь директива военного времени дала лишь творческий импульс для убийц и отморозков, а сама этническая политика была достаточно последовательной: «русская опасность» искоренялась регулярно и до 1914 года. Аресты русских в Буковине и Галиции проходили уже в 1912 году, за год до того во Львове были арестованы все редакторы русских газет, а в последней четверти XIX века получить приличную должность можно было, лишь скрыв свою этническую принадлежность.

Так что, с учетом исторических предпосылок, притязания робкой Венгрии на Прикарпатскую Русь в 1938 году никого не удивили, а такая же робкая Польша даже поддержала эту многообещающую инициативу.

Но вот переживания передовой части советской интеллигенции всвязи с подавлением венгерской революции осенью 1956-го могут объясняться лишь спецификой интеллигентской совести. Тем более что у этой революции – как и у любой другой, – есть характерная подводная часть.

За три года до венгерской революции был отравлен советский генсек, но операция «День Х» провалена – бунты, вспыхнувшие затем в странах соцлагеря, смяты. Ален Даллес разочарован, впрочем, сработал аспект «слабого звена» концепции Дж. Кеннана, и вместо Пономаренко к власти пришел Хрущев, который начинает вести себя так, словно друг Даллеса с детства. Еще недавно Хрущев сетовал, что дорогой Иосиф Виссарионович подавляет его расстрельные инициативы, десятикратно сокращая число приговоренных, а после прихода к власти сам начинает кампанию разоблачения сталинского режима, десятикратно завышая число жертв. На одном из расстрельных хрущевских списков стоит по-сталински краткое «уймись, дурак», поэтому не исключено, что Хрущев таким образом мстит за личные обиды – ведь несмотря на полное недоумение большинства соратников по партии, все советские достижения, маркерованные именем Сталина (иначе говоря, все советские достижения) Хрущев нивелирует простым, но очень выверенным идеологическим ходом. И страны, которые волею внешних обстоятельств прониклись любовью к Сталину вкупе с идеями социализма, начинают почесывать за ухом и посматривать друг на друга. Закрыв по Советскому Союзу половину церквей, которые открыл Сталин, Хрущев начинает антирелигиозную кампанию, что для российской ментальности может означать лишь понижение тонуса национальной самоидентификации. А на ХХII съезде КПСС Хрущев вообще предложил польскому лидеру с трибуны съезда возложить на Сталина вину за расстрел поляков в Катыни. Это притом, что Нюрнбергский трибунал, исследовав материалы дела, давно осудил за Катынь фашизм. И подруливал Хрущев к польскому лидеру с этой темой не в первый раз – и на ХХI съезде подруливал, и на рабочих конференциях, и в Варшаве и Москве, и в 1950х годах, и в 1960х. К чести Владислава Гомулки – первого секретаря ЦК Польской компартии, – на авантюру тот не поддался, ссылаясь на непредсказуемые последствия и усиления антисоветских настроений не только в Польше, заодно заметив, что если рискнуть и выступить с таким обвинением, нужны хотя бы один-два достоверных документа, на которые можно сослаться.

И даже Крым Хрущев передает Украине, а этот пункт уж сто лет фигурирует во всех антироссийских проектах, начиная с плана Пармельстона.

В общем, действует Хрущев соответственно краткой характеристике вождя народов – даже возвращает на родину пленных венгров из числа нацистских преступников.

Тем временем мир тоже без дела не сидит. Летом 1953 года – ЦРУшный переворот в Иране, через год – ЦРУшный переворот в Гватемале. Но война в Корее, несмотря на огромное число сброшенных бомб, завершается для США как-то невнятно. На другом континенте Алжир заявляет свою независимость от Франции, Франция уничтожает 140.000 алжирцев, но Алжир уж больше не колония. Летом 1956 года США, раздраженные дружбой Египта с соцстранами, зарубают тему инвестиций, Египет национализирует Суэцкий канал, чтобы деньги от канала – по которому поставляется нефть в Европу – шли Египту, а не частным компаниям Англии-Франции. Под патронажем США разрабатывается англо-французский план «Мушкетер», но и Египет от Советского Союза получает вооружение. Пахнет мировой войной. Но главный фигурант, главная цель набухающей войны – конечно, СССР.

Собственно, намерения нанести удар по СССР англо-германо-американскими силами перестают быть абстрактными с момента вступления в силу операции «Валькирия» – с 20 июля 1944 года, – да только в 1956 году уже существует социалистический лагерь, повязанный «Варшавским договором», а у Советов есть ядерное оружие. Уран же в СССР везут из Венгрии. Одним словом, узел завязывается интересный, учитывая и позицию-оппозицию Югославии.


Так что, уже в начале 1956 года в Венгрии наличествует базы подготовки диверсантов, с десяток партизанских отрядов, плюс – в рамках операции «Фокус» – листовки, радиоприемнички, ежедневная правда-матка из-за бугра. А к осени в Будапешт съезжаются, изображая журналистов, агенты западных спецслужб.

Начинаются хождения, транспаранты, митинги, требование вывода советских войск и запрета на экспорт в СССР урана. На этой волне к власти приходит Имре Надь. Он национальный герой, поскольку год назад уже был снят с должности за какой-то не тот курс. Но буза продолжается, в Будапешт выдвигаются части особого корпуса Советской армии, которые натыкаются на организованное сопротивление. Это потом уже выяснилось, что тут не обошлось без резидентов США, спецподразделений из ФРГ, Австрии и даже Югославии, с которой Советский Союз тогда был на ножах.


Советские танки горят. Имре Надь приказывает свободолюбивым венграм прекратить огонь, а советским танкам объясняет, что все под контролем, у венгров тоже есть армия, сами разберемся. Советские танки уползают от греха подальше. Но самостоятельно венграм разобраться не получается, поскольку одни венгры хотят одного, другие другого, третьи думают вообще не о том, а гражданская-то война набирает обороты.

Жена Андропова тронулась рассудком, когда перед окнами консульства у нее на глазах защитники молодой демократии расчленили милиционерика.
Героический Надь в очередной раз меняет политическую ориентацию, поскольку молодая демократия вошла во вкус, общее число жертв подбирается к тысяче, а трупы многозначительно покачиваются на фонарных столбах. Советские части возвращаются, и начинается настоящая, хоть и непродолжительная, война: танки участвуют уже с обеих сторон.

Венгры чего-то нетерпеливо ждут, припав к коротковолновым радиопередатчикам. А в это время французы бомбят Египет, потому что Англия, желая нефти и не желая конфликта с арабским миром, подтолкнула под пули Израиль, Израиль отказать не смог. 28 октября в нейтральных водах и в мирное еще время израильский истребитель сбил египетский пассажирский самолет Ил-14 с представителями высшего командования Египта. На следующий день, как было сказано по радио, «в ответ на бесконечные провокации египетской стороны Армия Обороны Израиля нанесла удары по египетским позициям недалеко от Суэцкого канала». Франция тут же выступила с миротворческой миссией, глубоко оскорбив США, так как операцию начали без согласования с главным миротворцем. Короче, под шумок в Северной Африке Советский Союз с Венгрией разобрался, а вертлявого национального героя Венгрии, этого Имре Надя, казнили к свиньям собачьим.

Опустив буйные головы, советские шестидесятники взяли гитары и пошли пить крепленое за руп двадцать, чередуя винцо с песнями Галича и гневными фразами – эдакими вполголоса и в безлюдных местах.

И вот прошло 55 лет, Имре Надь теперь канонизирован – благодарными потомками ему установлен памятник в пальто и шляпе. Поставлен и венгерскому солдату памятник, вызывающий, правда, устойчивые ассоциации с солдатом вермахта. Вот, собственно, и все.

А, кстати, кто он такой, этот Имре Надь, этот национальный герой в шляпе, которого так расписывала «Свободная Европа» накануне восстания, и о котором любят поскорбеть совестливые россияне?

Родился в 1896 году в маленьком городке, но зато в Австро-Венгерской империи. В Первую мировую попал в российский плен, из которого вышел пламенным большевиком. На этом поприще проявил себя замечательно, но, как и все пламенные большевики, был арестован в период сталинских репрессий. Как врага народа, вместе с другими венгерскими коммунистами, грохнули тогда прекрасного Бела Куна, но судьба к Надь (к Надю? к Наде?) была благосклонна – его еще ждали великие дела. И Надь продолжил активную борьбу за чистоту коминтерновских рядов: по доносам, подписанным Имре Надем, полтора десятка соратников было расстреляно. Правда, потом всех скопом реабилитировали, поставили памятники жертвам, поставили памятники палачам, и теперь в российской истории нет врагов народа, есть только друзья.

Чем еще может быть примечательно это витиеватое венгерское имя для сердца россиянина? Разве что, тем, что оно значится в списке команды особого назначения в доме Ипатьева – то есть, в списке из семи других венгерских имен. А список прилагался к отчету о расстреле русского царя.
http://anti-pov.livejournal.com/54862.html

XIX век
Революция 1848—1849 годов в Венгрии
Русская миротворческая операция в Центральной Европе
http://zamglavred.livejournal.com/232668.html
Принуждение к миру
http://putnik1.livejournal.com/1388214.html
отсюда  http://ivgnnm.livejournal.com/98258.html

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7117
Re: Венгрия 1956
« Ответ #4 : 11/11/11 , 00:16:54 »
В Рудненском районе (С-З России) весной 1943 г. зарегистрированы курьезные случаи решения вопроса с тягловой силой. Немцы сдавали крестьянам внаем провинившихся венгерских солдат с правом впрягать их в плуги вместо лошадей. Плата за наем 1 солдата составляла 10 яиц в день. (ТЦДНИ Ф. 479. Оп. 2Д. 16 Л. 48).

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Венгрия 1956
« Ответ #5 : 16/01/13 , 19:25:27 »
    Как правильно бороться за вашу и нашу свободу  
Как правильно бороться за вашу и нашу свободу на примере событий в Венгрии 1956 г.

Первым делом необходимо сообщить, что ведется борьба за свободу

При этом напомнить, что русским место только в Москве

(18+)( Читать дальше... )

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15228
Re: Венгрия 1956
« Ответ #6 : 28/10/16 , 10:34:21 »


Contra factum non est argumentum 

Центр ЕБНутых власовцев празднует 60-летие фашистского шабаша в Венгрии. Что ж, давайте посмотрим на плоды двухнедельного разгула "Людей Со Светлыми Лицами", подготовленного и управляемого спецслужбами "Свободного Мира". Если бы в советское время эти фотографии встречались в поле зрения граждан СССР с той же частотой, что и мотивирующие плакаты позитивного характера - кто знает, как бы повернулось дело в 90-х? Возможно, сам Ельцин до сих пор был бы жив, поскольку физический труд на свежем воздухе лесоповала способствует продлению жизни гораздо более, нежели запойное пьянство. Ведь несмотря на дезориентацию, вызванную предательством Надя и его окружения, в Венгрии немедленно и повсеместно стали возникать рабочие и коммунистические отряды, оказывавшие сопротивления бандам фашиствующих молодчиков. А раз смогли венгерские товарищи - смогли бы и советские, несмотря на дезориентацию, вызванную предательством Горбачева и его окружения. Смогли бы, но не стали, убаюканные сладкой колыбельной о несокрушимом торжестве социализма...
  Итак, венгерская "свобода" образца 1956 года - которая, как отлил в граните некий политический паяц, "лучше несвободы" - во всей ее красе:

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8462
Re: Венгрия 1956
« Ответ #7 : 28/10/16 , 13:53:12 »


Венгерские события 1956 года стали первой "оранжевой" революцией




Казнённый мятежниками коммунист в ходе венгерских событий 1956 года, которые стали первой "оранжевой" революцией




Казнённый мятежниками коммунист в ходе венгерских событий 1956 года, которые стали первой "оранжевой" революцией



Венгерские фашисты жгут книги советского культурного центра в ходе венгерских событий 1956 года, которые стали первой "оранжевой" революцией



Венгерские события 1956 года стали первой "оранжевой" революцией

Андрей Ведяев
 
СТРАНА ВАМПИРОВ
 «Йобики» на букву «У»


 Как поётся в известной песне Владимира Высоцкого: «И ведь, главное, знаю отлично я, как они произносятся, – но чтой-то весьма неприличное на язык ко мне просится…»

 В 2010 году на выборах в Венгрии победу одержали националисты в составе правой партии «Фидес» (54 % голосов) и ультраправой партии «Йоббик» (17 % голосов).

 После этого депутат венгерского парламента от партии «Йоббик» Иштван Саваи заявил: «Финно-угорская теория была придумана австрийскими учеными, чтобы подавить венгерскую идентичность. Мы не против финно-угорского родства, но мы встраиваем эту теорию в более широкую концепцию происхождения древних венгров от туранских народов. Мы хотим заменить устоявшееся мнение о финно-угорском родстве и доказать теорию о гуннском происхождении наших предков».

 Ну что же, гунны – так гунны. Римский историк IV века Аммиан Марцеллин так описывает этот народ: «Они имеют зверские нравы и отвратительную наружность; в детстве надрезывают себе подбородок, лицо и щеки, чтобы не могли расти волосы. При величайшем безобразии лица… они так нескладны и нестройны, что кажутся как бы двуногими скотами... Они неразлучны со своими малыми, но крепкими лошадьми, на которых едят, пьют, спят и отправляют все дела; даже на общественных совещаниях все сидят верхом. Грязных жен и детей своих возят за собою в телегах. Стыда и пристойности не знают и не имеют никакой религии; непомерная алчность к золоту побуждает их к набегам».

 В Средние века венгры, осевшие в Трансильвании, запомнились графом Владом III Цепешем, ставшим прототипом Дракулы, и «кровавой графиней» Эржебет Батори, занесенной в Книгу рекордов Гиннесса как женщина, совершившая самое большое количество серийных убийств. Чтобы сохранить свою молодость, она купалась в ваннах, наполненных кровью девственниц. При этом убийства носили особенно зверский характер и включали сжигание и увечья рук, откусывание плоти от лица и других частей тела, замораживание и голодную смерть. Особенно широко венгерская графиня применяла иглы, в том числе «железную деву» — шкаф, внутренняя часть которого усажена острыми шипами, которые вонзались в руки, ноги, живот, глаза, плечи и ягодицы жертвы, а кровь стекала в расположенную ниже ванну.

 Эти черты венгерской нации в полной мере воплотили в себе мадьярские головорезы, составившие ударную силу как австро-венгерской армии в Первую мировую, так и гитлеровских полчищ во Вторую мировую войну. Причем мадьяры во многом переплюнули даже самого фюрера: диктатура Миклоша Хорти была установлена в Венгрии еще в 1920 году, а в 1935 году была основана венгерская фашистская партия «Скрещённые стрелы» (Nyilaskereszt), которую возглавил Ференц Салаши. В результате из 800 тыс. евреев, живших на территории Венгрии к 1941 году, в живых осталось не более 200 тыс. Десятки тысяч цыган также были депортированы в Освенцим.

 К середине 1944 года общая численность венгерских войск достигла 700 тыс. человек. Учитывая, что общие потери Венгрии на Восточном фронте в течение войны составили 809 тыс. человек и, кроме того, 513 тыс. 766 пленными, то, по некоторым оценкам, всего против СССР воевало ни много не мало — почти полтора миллиона венгров, которые проявили себя как одни из самых жестоких и безжалостных нацистских военных формирований. Венгры сыграли решающую роль в августе 1941 года в окружении и ликвидации Уманского «котла», где погибли войска 6-й и 12-й армий Юго-Западного фронта и Южного фронта Красной армии – не менее 20 дивизий. 100 тыс. советских военнопленных поместили в созданный на территории карьера около города Умань концлагерь, неофициально названный «уманская яма». В местах боёв и в лагере немцы и венгры расстреливали военнопленных евреев, комиссаров, раненых и ослабевших.

 К своей «миссии» оккупантов как в России, так и в Югославии венгры подошли весьма ответственно. В югославской Воеводине солдаты Сегедского корпуса генерала Фекетхалми (он вскоре возглавит венгерский генштаб) устроили настоящую бойню, причем сербов и евреев даже не расстреливали, а рубили топорами или топили в Дунае. О зверствах венгров на Черниговщине и Брянщине в своих мемуарах рассказал один из руководителей партизанского движения, дважды Герой Советского Союза А.Ф. Фёдоров, а о венгерских «подвигах» против мирного населения под Воронежем – генерал-лейтенант П.М. Шафаренко. Сами венгерские оккупанты вспоминали, как помогали немцам в «спецакциях» в советских селах, расправляясь с женщинами и детьми, и благодарили Бога за то, что смогли поучаствовать в уничтожении «славянской и еврейской заразы».

 О действиях венгерских частей можно узнать от такого свидетеля, как Йозеф Геббельс, который 18 мая 1942 года записал о проходящих в брянских лесах карательных акциях: «Южнее этого региона воюют венгерские формирования. Им нужно занимать и пацифицировать одно село за другим. Когда венгры заявляют, что они пацифицировали одно село, это обычно означает, что там не осталось ни одного жителя».

 Крестьянин деревни Светлово Севского района Брянской области А.И. Крутухин вспоминал: «Фашистские сообщники мадьяры вступили в нашу деревню Светлово 9 мая 1942 года. Все жители нашей деревни спрятались от такой своры, и они в знак того, что жители стали прятаться от их, а те которые не сумели спрятаться, они их по расстреляли, изнасильничали несколько наших женщин.... По всей деревне в ней шла стрельба, горели постройки, а мадьярские солдаты грабили наши вещи, угоняя коров, телят».

 Значительная часть военных преступлений венгерских войск на территории Советского Союза зафиксирована Чрезвычайной государственной комиссией по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников (ЧГК). Согласно итоговому отчёту ЧГК от 28 марта 1945 года, «лишь в 12 районах Черниговской области венгерские солдаты убили 38 тыс. 611 мирных советских граждан. Центром массовых убийств был город Щорс, где в тюрьмах, парках, лесах — перед большими ямами для братских могил, вырытыми приведёнными на казнь лицами — после самых ужасных пыток было казнено много тысяч людей. Во многих местах частым способом казни было сожжение. Жертвы большей частью были стариками, женщинами и детьми, но убивали и грудных младенцев вместе с матерями. И Щорс был лишь одним из мест для казни. 12-15 июля 1942 года на хуторе Харькеевка Шаталовского района Курской области солдатами 33-й венгерской пехотной дивизии было захвачено четверо военнослужащих Красной Армии. Одному из них, старшему лейтенанту П.В. Данилову, выкололи глаза, прикладом винтовки сбили на бок челюсть, нанесли 12 штыковых ударов в спину, после чего в бессознательном состоянии зарыли полуживым в землю. Трех красноармейцев, имена которых неизвестны, расстреляли».

 5 января 1943 года жительница города Остогожска Мария Кайданникова видела, как венгерские солдаты загнали группу советских военнопленных в подвал магазина на ул. Медведовского. Вскоре оттуда послышались крики. Глазам заглянувшей в окно Кайданниковой предстала чудовищная сцена: «Там ярко горел костер. Два мадьяра держали за плечи и ноги пленного и медленно поджаривали его живот и ноги на огне. Они то поднимали его над огнем, то опускали ниже, а когда он затих, мадьяры бросили его тело лицом вниз на костер. Вдруг пленный опять задергался. Тогда один из мадьяр с размаху всадил ему в спину штык».

 Несмотря на массовые воинские преступления, подавляющее большинство венгерских военнопленных было репатриировано на родину до 1950 года. На территории СССР остались лишь осужденные, которые по соглашению с правительством Венгрии во второй половине 1955 года были досрочно освобождены из мест заключения и убыли домой.

 За это время произошло несколько знаковых событий. В 1953 году умер Сталин и началось развенчание его «культа личности», которое очень многим тогда показалось преддверием краха советской системы. Венгры требовали такого же расчета с прошлым, который начал Хрущёв, произнеся свой печально известный антисталинский доклад.

 Последовал реванш, или путч, известный как Венгерские события 1956 года — в эти дни им как раз исполняется 60 лет. Движущую силу путча составляли «хортисты», то есть освобожденные из советского плена фашистские головорезы.

 Как впоследствии стало известно, непосредственной подготовкой переворота в Венгрии занималась не только американская разведка, но и непосредственно аппарат президента, и Конгресс США. Накануне 1956 года в ходе совещания венгерской эмиграции, приходившем в Мюнхене, Рокфеллером, советником американского президента, был изложен план подрывной деятельности, для воплощения которого ЦРУ была разработана и подпольно распространена в Венгрии программа по свержению существующего строя. В январе 1956 года американской военной разведкой был подготовлен доклад «Венгрия: активность и потенциал сопротивления», в котором Венгрия рассматривалась с точки зрения действий «спецсил США». В докладе отмечались особенности текущих настроений в Венгрии, которые заключались в антиславянских и антисемитских чувствах определенных групп населения и в симпатии к фашистской Германии, обеспечившей в 1940-1941 годах существенные территориальные выгоды Венгрии. Все это, по мнению американских разведчиков, облегчало «перевод недовольства в фазу активного сопротивления».

 Влиятельные круги ФРГ также внесли свою лепту в подготовку контрреволюционного путча в Венгрии. В частности, по мнению газеты «Нью-Йорк Уорлд Телеграм энд Сан», важную роль в этом деле сыграла организация бывшего гитлеровского генерала Гелена (будущая западногерманская разведка БНД). В Западной Германии функционировали специальные лагеря, где американские инструкторы и разведчики Гелена, а также члены венгерских фашистских организаций, проводили подготовку кадров для ведения подрывной работы в Венгрии. Помимо этого, задолго до начала мятежа был открыт ряд пунктов для вербовки хортистского и другого эмигрантского отребья и подготовки его к подрывной работе. Там собирались остатки хортистской армии и жандармерии, успевшей скрыться на Западе. Пройдя на американские деньги определенную подготовку, они отправлялись в Венгрию. Один из таких пунктов находился в Мюнхене.

 Одновременно и в Англии комплектовались отряды контрреволюционеров, в несколько сот человек каждый, для переброски в Венгрию. Во Франции также шла подготовка вооруженных групп. Прошедшие подготовку террористы и диверсанты группами по нескольку человек сосредоточивались в Австрии, откуда нелегальными путями через австро-венгерскую границу переправлялись в Венгрию. Делалось это при содействии австрийской пограничной службы, обеспечивающей их беспрепятственный переход.

 23 октября 1956 года посол СССР в Венгрии Юрий Владимирович Андропов направляет в МИД СССР свою последнюю в канун событий телеграмму, в которой пишет, что «оппозиционеры и реакция… активно подготавливают „перенесение борьбы на улицу“ …  видна растерянность венгерских товарищей и, как нам кажется, известная потеря уверенности в том, что из создавшихся затруднений ещё можно выйти. Нам представляется, что в создавшейся обстановке венгерские товарищи вряд ли смогут сами начать действовать смело и решительно без помощи им в этом деле».

 Телеграмма Андропова была получена в Москве в 12:30, расшифрована и разослана членам и кандидатам в члены Президиума ЦК КПСС. А в 15:00 в Будапеште началась демонстрация, в которой приняли участие 200 тыс. человек, закончившаяся погромом. Демонстранты снесли памятник Сталину и попытались захватить ряд зданий в Будапеште.

 В такой обстановке 24 октября председателем совета министров назначается Имре Надь. Этот предатель, как впоследствии Ельцин, вместо диалога фактически спровоцировал гражданскую войну, выйдя из компартии и объявив её «нелегетимной», распустив своим указом органы госбезопасности и потребовав немедленного вывода советских войск.

 Фактически сразу после этого началась бойня – по Будапешту прокатилась волна самосудных казней, когда пойманных коммунистов, сотрудников спецслужб и даже членов их семей после зверских издевательств вешали на деревьях вниз головой, прибивали огромными гвоздями к полу. Стремясь остановить погромы и убийства в Будапешт были введены советские части с категорическим приказом огня не открывать. И почти сразу начались убийства советских военнослужащих и членов их семей. За 6 дней беспорядков с 24 по 29 октября погибло 350 советских военнослужащих и около 50 членов их семей.

 Стремясь до конца не вмешиваться в происходящие в Венгрии события, советское руководство пошло на встречу требованиям Надя и 28 октября 1956 советские войска были выведены из Будапешта, но это привело только к эскалации гражданской войны. Буквально на следующий день на площади Республики перед зданием горкома партии толпа расправилась с сотрудниками госбезопасности и столичного горкома партии. В ходе расправы было убито 26 человек во главе с секретарем горкома Имре Мезе. Их всех повесили на деревьях головой вниз со следами пыток, с лицами, обезображенными кислотой.

 Боевые формирования путчистов в общей сложности насчитывали до 50 тыс. человек, из которых более половины составляли «хортисты», т.е. бывшие солдаты и офицеры, воевавшие на Восточном фронте. Сегодня в либеральной прессе их именуют «студентами и рабочими». Однако, судя по спискам убитых, студентов среди них было не так уж много. То, что «хортисты» составляли костяк отрядов, вынуждены были сквозь зубы признать и современные венгерские историки.

 Так, обороной города Печ командовал майор Чорги — хортистский офицер, воевавший в России, у которого под командование находилось более 2 тыс. боевиков. Мишкольц тоже защищали хортисты и переброшенные сюда из Западной Германии эмигранты, прошедшие подготовку в организации Гелена.

 С 25 октября в Венгрию активно завозилось оружие, а для доставки использовались грузы Красного Креста. В частности, 26 октября с территории Австрии прибыл груз, который содержал оружие и боеприпасы. В тот же день сотрудники сомбатхейского управления полиции в грузовике с опознавательными знаками Красного Креста обнаружили немецкие штурмовые винтовки МП-44, американские пистолеты-пулемёты «Томпсон» и патроны к ним.

 1 ноября венгерское правительство, когда советским войскам было приказано не покидать расположения частей, приняло решение о выходе Венгрии из Варшавского договора и вручило соответствующую ноту посольству СССР. Одновременно Венгрия обратилась в ООН с просьбой о помощи в защите «суверенитета». В этих условиях страны социалистического содружества, в том числе Польша, Югославия и Китай, которые поначалу приветствовали венгерские события, сошлись во мнении, что порядок в Венгрии можно спасти лишь путём вооружённого вмешательства.

 Рано утром 4 ноября начался ввод в Венгрию новых советских воинских частей под общим командованием маршала Г.К. Жукова. Всего в операции «Вихрь» участвовало 15 танковых, механизированных, стрелковых и авиадивизий, 7-я и 31-я воздушно-десантные дивизии, железнодорожная бригада общей численностью более 60 тыс. человек. На их вооружении имелось свыше 3 тыс. танков, в основном современные Т-54.

 В Будапеште для захвата мостов через Дунай, горы Геллерт, Будайской крепости, зданий парламента, министерства обороны, полиции, вокзалов, штаба сопротивления в кинотеатре «Корвин», радиостанции «Кошут» были созданы спецотряды. Им были приданы 150 десантников на бронетранспортёрах, усиленные 10-12 танками. В этих отрядах находились ответственные работники органов госбезопасности: начальник 1-го управления Главного управления пограничных и внутренних войск, Герой Советского Союза, генерал-майор Кузьма Евдокимович Гребенник, назначенный позднее военным комендантом Будапешта, зам. начальника 3-го Главного управления КГБ при СМ СССР (военная контрразведка), генерал-майор Павел Иванович Зырянов, начальник Управления «С» (нелегальная разведка), заместитель начальника ПГУ КГБ при СМ СССР, генерал-майор Александр Михайлович Коротков. Им предстояло организовать захват и арест членов правительства Надя и руководителей мятежа.

 В центре города советские войска встретили упорное сопротивление мятежников. Им пришлось применять огнемётное оружие, зажигательные и дымовые снаряды. Значительно были усилены штурмовые группы. Опасаясь многочисленных жертв среди мирного населения Будапешта, советское командование отменило воздушную бомбардировку города, развернув уже в воздухе самолёты Ту-4.
 На остальной части Венгрии успешно действовали подразделения 8-й механизированной и 38-й общевойсковой армий. Завладев городами Сольнок, Дьер, Дебрецен, Мишкольц, они разоружили 5 венгерских дивизий и 5 отдельных полков (более 25 тыс. военнослужащих) и захватили всю венгерскую авиацию на аэродромах.

 Всего за 4 суток советские войска смогли разгромить и рассеять почти пятидесятитысячную армию мятежников, взять под контроль все основные города и объекты, уничтожив при этом всего 2 тыс. 652 мятежника. Потери советской стороны составили 669 человек убитыми, 51 пропавшими без вести и 1251 раненым.

 Премьер-министр Имре Надь и члены его правительства были арестованы. Имре Надь и бывший министр обороны Пал Малетер были приговорены к смертной казни по обвинению в государственной измене. Имре Надь был повешен 16 июня 1958 года.
 В ходе следствий было вынесено 400 смертных приговоров, но приведено в исполнение чуть больше 300. На Запад сбежало 200 тыс. человек. Если считать, что бежали только противники законной власти, то получается, что в путче принимало участие всего 2,5% населения Венгрии.

 И вот теперь это злобное нацистское меньшинство захватило после развала Варшавского договора и СССР власть в стране, а Россия со времен Ельцина размазывает сопли перед этими дегенератами, каясь в «кровавых» злодеяниях коммунистического режима. Кто перед кем должен каяться за пролитую кровь?

 Разве не прав ведущий программы «Вести недели» Дмитрий Киселев, недавно назвавший события в Венгрии 1956 года первой «цветной революцией», в которой были замешаны западные спецслужбы? Одна из радикальных венгерских партий расценила это как оскорбление, а посла России вызвали в МИД Венгрии и потребовали от него извинений.

 Не пора ли к названию этой неофашистской венгерской партии «Йоббик», широко представленной в Национальном собрании Венгрии, в начале слова добавить букву «У»?