Автор Тема: Послевоенная Европа  (Прочитано 2003 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Послевоенная Европа
« : 14/11/12 , 13:36:15 »
       Made in DDR. 
  • Nov. 14th, 2012 at 11:09 AM
     1. height=100
  • На днях, когда вся прогрессивная общественность обсуждала спорную, где-то даже скандальную тему «30 лет без дорогого Леонида Ильича», не обошлось и без упоминания тогдашнего германского лидера - Эриха Хонеккера. Честно говоря, в те, советские, времена, когда все эти замечательные лица - Тодор Живков, Янош Кадар, Войцех Ярузельский, Эрих Хонеккер - бесконечно мелькали на экране четырёхпрограммного ТВ, разглядывать их как-то не хотелось: их и так было слишком много. Но вот сейчас, посмотрев, по сути, свежим взглядом на немецкого вождя, я наконец-то поняла, на кого он больше всего похож. Снимите с него очки, а потом наденьте ему парик и треуголку. Получится Фридрих Великий. Худоба, плотно сжатый, тонкогубый рот, узкий, но волевой нордический подбородок. Настоящий король Пруссии. Король Прусской ССР. Точнее, это было сказочное, потрясающее, не имеющее аналогов Прусско-Саксонское королевство, советское по форме, прусское по содержанию, саксонское на вкус. Оттуда к нам шли замечательные киносказки о королях и принцессах, альбомы по искусству, кремы и лаки, фарфоровые пастушки в духе Галантного Века.

    Эрих Хонеккер и Demonstrationszug am 1. Mai 1973 height=214
  • Эрих Хонеккер с супругой.
  • Демонстрация 1 мая 1973 года. Пионеры-тельмановцы: традиционные флейты и барабаны.

    Честно говоря, я никогда не воспринимала буржуйскую ФРГ, как, собственно,...Германию. Для меня это было, нечто, никак не связанное с немецким духом и немецким стилем, с пруссачеством, с прусскостью.  Это было какое-то странное образование с немецкоговорящим населением. Из ФРГ неслась хорошая поп-пузыка, вроде 'Arabesque' с 'Bony-М', а потом ещё сладкий дуэт 'Modern Talking' и сюда же - девушка C.C. Catch, которая по настоящему - Caroline Catharina M?ller. Это всё было очаровательно и нежно любимо, но это не была Германия. Это была некая мало внятная ФРГ, где все поют по-английски и танцуют в стиле disco. Разумеется, из ФРГ доставлялся учебник красивой жизни и тотально-уютного быта под названием 'Budra Moden'. Её листали, над ней вздыхали, ею хвастались. Некоторые даже по ней что-нибудь шили. Но, в основном, это был журнал для эстетической подпитки и вздохов под торшером, за чашечкой кофе. Восхитительно сервированные столы, стройные зубастые модели, толстощёкие дети в умело связанных шапочках. Но это тоже не была Германия. Из ФРГ тянуло фальшивым праздником потребления и духом унылого прагматизма. Настоящая, истинная, марширующая и фарфорово-галантная Германия была в ГДР, там, где когда-то правили Фридрих Великий, а ещё Август Сильный - саксонский курфюрст. Там, где манили барочно-рокайльными изгибами Сан-Суси и Цвингер, где были пионеры-тельмановцы в синих галстуках. С флейтами и барабанами, как и положено прусским пионерам.

    ( Collapse )Беляночка и Розочка. Стоптанные башмачки. height=222
  • Фильм-сказка 'Беляночка и Розочка'.
  • Фильм-сказка 'Стоптанные туфельки'.

    Это была страна сказок братьев Гримм - представить, что их могут читать и экранизировать в ФРГ, было почему-то сложно. Почти невозможно. Для меня ФРГ была начисто лишена ореола притягательности, как неинтересен человек без души, но с очень развитым и холёным телом. Потому что душа Германии - в Берлине, в Потсдаме, в Дрездене. Интересно, что Фридрих Великий в исполнении ГДР-овского агитпропа оказывался, прежде всего, королём-философом, королём-законодателем, королём-флейтистом. Друг Вольтера, почти безбожник, весёлый материалист, любящий подшутить над своим окружением и над своими коллегами по цеху, вроде Людовика XV. А ещё Фридриха чтили как государя, приучившего немцев употреблять картофель. Важное и непременное амплуа короля-воина, столь популярное в Третьем Рейхе, не то, чтобы замалчивалось, но не слишком выпячивалось. Да, было, но мы лучше поговорим о его прекрасной флейте и о его беседах с математиком и астрономом Пьером-Луи Мопертюи. Всё-таки Фридрих воевал и с Россией, а Россия - это СССР... Зачем же разражать дорогого Леонида Ильича? Да и вообще, стоит ли говорить о Россбахе после тех плакатов, где Фридрих и Гитлер - вместе?! Или вот Август Сильный, имя которого в Третьем Рейхе вообще не упоминалось, ибо позорило расу... В ГДР он был популярен, как строитель Цвингера, как создатель блестящего двора, некоторое время соперничавшего с версальским.

    Mir nach, Canaillen! 1964 Front ohne Gnade 1984 height=192
  • Фильм 'За мной, канальи!'. Саксонская феерия.
  • Фильм 'Фронт без пощады'. Антифашисткий боевик.

    А ещё Саксония звенела фарфоровыми чашечками и переливалась перламутром статуэток. Немецкие сервизы тащили все, кто попадали в ГДР по долгу службы или на экскурсию. Помните, сервиз 'Мадонна'? А ещё там были восхитительные дамские принадлежности, начиная от комбинашек и колгот заканчивая лаками для волос. ГДРовское означало качественное. Их кремы восхитительно пахли, их комбинации оказывались мягче и - красивее советских. Их пальто, костюмы, брюки были не только крепкими, но и элегантными. (Хотя, во все времена считалось, что немцы не умеют красиво шить и им гораздо важнее качество, чем линия). Особенно всех тогда восхищали их детские вещички. В Москве был магазин германских товаров - «Лейпциг», куда мы ездили отовариваться всякой всячиной... А ещё в школах были КИДы - клубы интернациональной дружбы, и многие советские дети переписывались с школьниками из ГДР. Было очень почётно получить в подарок немецкий синий галстук, правда, в школу его носить запрещалось. Не по форме. Уже в начале 2000-х мне довелось поработать учительницей в школе с углублённым изучением Deutsch-а. В закромах бывшей пионерской комнаты ещё (зачем-то!) хранились номера братского журнала 'Die Trommel', какие-то буклеты из жизни германских пионеров-тельмановцев, плакаты на тему V?lkerfreundschaft-а... Как давно всё это было, как будто в иной, сказочной реальности.

    Пруссаки height=207
  • Форма армии ГДР.

    Однако отношение к немцам, к социалистическим немцам, даже тогда было неоднозначным. Помню одну девочку, которая отказалась учить немецкий язык и её перевели в другой класс, где был положен English. Железный аргумент (теперь-то я понимаю, что это шло из семьи!) был таким: это фашистский язык. Не язык Гёте, а язык Геббельса. Она почему-то была твёрдо уверена в том, что немецкие дети - это типичный Гитлерюгенд, а их бабки служили надзирательницами. (После того, как я ей сказала, что Болгария была союзницей Гитлера, трепетная юница невзлюбила и болгар). А ещё ГДР - это игрушечная, сказочная железная дорога со станциями, с домиками, с вывесками Potsdam... Как правило, взрослые её покупали...для себя. Мальчишки в неё игрались ровно три дня, после чего дорога на Потсдам поступала в распоряжение родителей, которые обожали сию игрушку за её высокие эстетические качества. Для девочек были потрясающие куклы. Они вкусно пахли, у них были чудесные волосы - удобные для бесконечного причёсывания. Немецкая кукла - это был настоящий праздник. Возможно, им было очень далеко до изысканных, гламурных Барби с их розовыми домиками и настоящей грудью, но моё поколение девочек очень любило именно ГДР-овских кукол. Сейчас эти игрушечные принцессы кажутся даже грубоватыми, но тогда...как это было чудесно - получить на Новый Год большую немецкую Гретхен за 12 или даже за 15 рублей.

    Немецкие куклы height=249
  • Немецкие куклы. Не мои, найдены на всяких винтажно-девочковых форумах.
  • Мне доводилось читать, что сейчас в Германии бытует явление под названием Ostalgie - ностальгия по ГДР, сходная по симптомам с нашими воспоминаниями об СССР. Бывшие пионеры-тельмановцы вспоминают кремы Florena и автомобиль Trabant, свои синие галстуки и веру в Светлое Будущее.  Но, как мне кажется, есть отличие. Ostalgie - это ещё и...тоска по Пруссии. Это вечное, тотальное несходство немцев из разных земель, которые потом стали называться проще - осси и весси, восточные и западные. Эта вечная антитеза «свои - чужие» имеет в Германии глубокие корни. Баварец и саксонец - это разные немцы, разный уклад, разный взгляд на мир. Осси и весси - это ещё большее усугубление. У нас всё-таки проще, ибо у Советского Союза не было своей буржуазной России под боком, вроде аксёновского «Острова Крым»... А представляете, если бы такое было у нас?!

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8228
Re: Послевоенная Европа
« Ответ #1 : 14/11/16 , 19:43:16 »
ЗВЕРИНАЯ СУТЬ ЕВРОПЕЙСКОЙ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ!

https://cs7066.vk.me/c636521/v636521391/31b5c/hwAekmHLyQ0.jpg

Марк Вега 
Нездоровое любопытство у бельгийцев, они сами не лучше этого нигретёнка. Стоят с разинутыми ртами, так и не эволюционировав даже до уровня развития этого нигретёнка. Всех кадров на фотокарточке к психиатру на пожизненное обследование и лечение, кроме нигретёнка.

Виталий Ляшенко  В 1961 году, когда СССР уже запускал в космос человека, в США еще официально не определились, негр человек или нет!

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Послевоенная Европа
« Ответ #2 : 28/11/16 , 11:31:31 »

[Nov. 28th, 2016|11:42 am] [reposted by ur_beobachter]


Наш рассказ будет о депортации по окончанию Второй мировой войны немцев из стран Восточной Европы. Хотя это была самая массовая депортация XX века, о ней по непонятным причинам в Европе не принято говорить.
Исчезнувшие немцы
Карта Европы кроилась и перекраивалась многократно. Проводя новые линии границ, политики менее всего думали о людях, живших на этих землях. После Первой мировой войны у поверженной Германии странами-победительницами были отторгнуты значительные территории, естественно, вместе с населением. 2 миллиона немцев оказались в Польше, 3 миллиона в Чехословакии. Всего вне Германии оказались более 7 миллионов ее бывших граждан.
Многие европейские политики (премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж, президент США Вильсон) предупреждали, что такой передел мира несет в себе угрозу новой войны. Они были более чем правы.

Притеснения немцев (действительные и мнимые) в Чехословакии и Польше стали прекрасным поводом к развязыванию Второй мировой бойни. К 1940 году в состав Германии вошли населенные преимущественно немцами Судетская область Чехословакии и польская часть Западной Пруссии с центром в г. Данциг (Гданьск).
После войны оккупированные Германией территории с компактно проживающим на них немецким населением были возвращены прежним владельцам. Решением Потсдамской конференции Польше были дополнительно переданы немецкие земли, на которых проживало еще 2,3 миллиона немцев.
Но не прошло и ста лет, как эти 4 с лишним миллиона польских немцев бесследно растворились. По данным переписи 2002 года из 38,5 млн. польских граждан немцами себя назвали 152 тыс. В Чехословакии до 1937 года проживали 3,3 миллиона немцев, в 2011 году их было в Чехии 52 тыс. Куда же подевались эти миллионы немцев?
Народ как проблема
Проживавшие на территории Чехословакии и Польши немцы отнюдь не были невинными овечками. Девушки встречали солдат вермахта цветами, мужчины выбрасывали руки в нацистском приветствии и кричали «Хайль!». Во время оккупации фольксдойче были опорой немецкой администрации, занимали высокие посты в органах местного самоуправления, принимали участие в карательных акциях, жили в домах и квартирах, конфискованных у евреев. Неудивительно, что местное население их ненавидело.
Правительства освобожденных Польши и Чехословакии обоснованно видели в немецком населении угрозу будущей стабильности своим государствам. Решением проблемы в их понимании было изгнание из страны «чужеродных элементов». Однако для массовой депортации (явления, осужденного на Нюрнбергском процессе) требовалось одобрение великих держав. И такое было получено.
В заключительном Протоколе Берлинской конференции трех великих держав (Потсдамское соглашение) XII пункт предусматривал будущую депортацию немецкого населения из Чехословакии, Польши и Венгрии в Германию. Документ подписали Председатель Совета народных комиссаров СССР Сталин, президент США Трумэн и премьер-министр Великобритании Эттли. Отмашка была дана.
Чехословакия
Немцы были вторым по численности народом в Чехословакии, их было больше чем словаков, каждый четвертый житель Чехословакии был немцем. Большая часть их проживала в Судетах и в пограничных с Австрией районах, где они составляли более 90% населения.
Мстить немцам чехи начали сразу после победы. Немцы должны были:
  • регулярно отмечаться в полиции, они не имели права самовольно сменить место жительства;
  • носить повязку с буквой «N» (немец);
  • посещать магазины только в установленное для них время;
  • у них конфисковались движущие средства: автомобили, мотоциклы, велосипеды;
  • им было запрещено пользование общественным транспортом;
  • запрещено иметь радио и телефоны.




Это неполный список, из неперечисленного хочется упомянуть еще два пункта: немцам запретили говорить в публичных местах по-немецки и ходить по тротуарам! Прочитайте эти пункты еще раз, трудно поверить, что эти «правила» вводились в европейской стране.
Порядки и ограничения в отношении немцев вводились местными властями, и можно было бы рассматривать их как перегибы на местах, списать на глупость отдельных ретивых чиновников, но они были лишь отголоском настроений, царивших на самом верху.
В течение 1945 года чехословацкое правительство, возглавляемое Эдвардом Бенешем, приняло шесть декретов в отношении чешских немцев, лишив их с/х угодий, гражданства и всей собственности. Вместе с немцами под каток репрессий попали венгры, также отнесенные к категории «врагов чешского и словацкого народов». Еще раз напомним, что репрессии проводились по национальному признаку, в отношении всех немцев. Немец? Значит, виновен.
Простым ущемлением немцев в правах не обошлось. По стране прокатилась волна погромов и бессудных расправ, вот только самые известные:


Брюннский марш смерти

29 мая Земский национальный комитет г. Брно (Брюнн – нем.) принял постановление о выселении проживающих в городе немцев: женщин, детей и мужчин возрастом до 16 и старше 60 лет. Это не опечатка, трудоспособные мужчины должны были остаться для ликвидации последствий военных действий (т.е. как дармовая рабсила). Выселяемые имели право взять с собой только то, что могут унести в руках. Депортируемых (около 20 тыс.) гнали в сторону австрийской границы.



У села Погоржелице был организован лагерь, где был проведен «таможенный досмотр», т.е. депортируемых напоследок еще и ограбили. Люди гибли в пути, умирали в лагере. Сегодня немцы говорят о 8 тыс. погибших. Чешская сторона, не отрицая самого факта «Брюннского марша смерти», называет цифру 1690 жертв.


Пршеровский расстрел

В ночь с 18 на 19 июня в г. Пршеров подразделением чехословацкой контрразведки был остановлен поезд с немецкими беженцами. 265 человек (71 мужчина, 120 женщин и 74 ребенка) были расстреляны, имущество их разграблено. Командовавший акцией лейтенант Пазур впоследствии был арестован и осужден.

Устицкая резня

В г. Усти-над-Лабой 31 июля произошел взрыв на одном из военных складов. Погибли 27 человек. По городу пронесся слух, что акция – дело рук «Вервольфа» (немецкого подполья). В городе началась охота на немцев, благо найти их было несложно по обязательной повязке с буквой «N». Схваченных избивали, убивали, сбрасывали с моста в Лабу, добивая в воде выстрелами. Официально сообщалось о 43 жертвах, сегодня чехи говорят о 80-100, немцы настаивают на 220.
Представители союзников высказали недовольство по поводу эскалации насилия в отношении немецкого населения и в августе правительство занялось организацией депортации. 16 августа было достигнуто решение о выселении с территории Чехословакии оставшихся немцев. В министерстве внутренних дел был организован специальный отдел по «переселению», страна была поделена на районы, в каждом из которых был определен ответственный за депортацию.



По всей стране формировали маршевые колонны из немцев. На сборы давали от нескольких часов до нескольких минут. Сотни, тысячи людей, сопровождаемые вооруженным конвоем, шли по дорогам, катя перед собой тележку с пожитками.
К декабрю 1947 года из страны были изгнаны 2 170 тыс. человек. Окончательно в Чехословакии «немецкий вопрос» был закрыт в 1950 году. По различным данным (точных цифр нет), были депортированы от 2,5 до 3 миллионов человек. Страна избавилась от немецкого меньшинства.


Польша

К концу войны на территории Польши проживали свыше 4 млн. немцев. Большая их часть проживала на территориях, переданных Польше в 1945 году, бывших ранее частями немецких областей Саксония, Померания, Бранденбург, Силезия, Западная и Восточная Пруссия. Как и чешские немцы, польские превратились в абсолютно бесправных лиц без гражданства, абсолютно беззащитных перед любым произволом.
Составленная польским Министерством общественной администрации «Памятная записка о правовом положении немцев на территории Польши» предусматривала обязательное ношение немцами отличительных повязок, ограничение свободы передвижения, введение специальных удостоверений личности.
2 мая 1945 года премьер-министр временного правительства Польши Болеслав Берут подписал указ, согласно которому вся брошенная немцами собственность автоматически переходила в руки польского государства. Во вновь приобретенные земли потянулись польские переселенцы. Всю немецкую собственность они рассматривали как «брошенную» и занимали немецкие дома и хутора, выселяя хозяев в конюшни, свинарники, на сеновалы и чердаки. Несогласным быстро напоминали, что они – побежденные, и не имеют никаких прав.



Политика выдавливания немецкого населения давала свои плоды, на запад потянулись колонны беженцев. Немецкое население постепенно замещалось польским. (5 июля 1945 года СССР передал Польше город Штеттин, где проживали 84 тыс. немцев и 3,5 тыс. поляков. К концу 1946 года в городе жили 100 тыс. поляков и 17 тыс. немцев.)
13 сентября 1946 года был подписан декрет об "отделении лиц немецкой национальности от польского народа". Если ранее немцев выдавливали из Польши, создавая им невыносимые условия жизни, то теперь «очистка территории от нежелательных элементов» стала государственной программой.
Однако масштабная депортация немецкого населения из Польши постоянно откладывалась. Дело в том, что еще летом 1945-го для взрослого немецкого населения начали создавать «трудовые лагеря». Интернированные использовались на принудительных работах и Польша долгое время не желала отказываться от дармовой рабочей силы. По воспоминаниям бывших заключенных, условия содержания в этих лагерях были ужасными, процент смертности очень высок. Только в 1949 году Польша решила избавиться от своих немцев, и к началу 50-х вопрос был решен.



Венгрия и Югославия


Венгрия во Второй мировой войне была союзницей Германии. Быть немцем в Венгрии было очень выгодно и все, кто имели на это снования, меняли свою фамилию на немецкую, указывали в анкетах родным языком немецкий. Все эти люди попали под принятый в декабре 1945 года указ "о депортации изменников народа". Их имущество полностью конфисковывалось. По разным оценкам, было депортировано от 500 до 600 тыс. человек.
Изгоняли этнических немцев из Югославии и Румынии. Всего, по данным немецкой общественной организации «Союз изгнанных», объединяющей всех депортированных и их потомков (15 млн. членов), после окончания войны из своих домов были выгнаны, изгнаны от 12 до 14 миллионов немцев. Но даже для тех, кто добрался до фатерланда, кошмар не кончался с пересечением границы.


В Германии

Депортированные из стран Восточной Европы немцы были распределены по всем землям страны. Мало в каком регионе доля репатриантов была менее 20% от численности всего местного населения. В некоторых она достигала 45%. Сегодня попасть в Германию и получить там статус беженца для многих заветная мечта. Беженец получает пособие и крышу над головой.
В конце 40-х XX века все было не так. Страна была разорена и разрушена. Города лежали в развалинах. В стране не было работы, негде было жить, не было лекарств и нечего было есть. Кто были эти беженцы? Здоровые мужчины погибли на фронтах, а те, кому повезло уцелеть, находились в лагерях военнопленных. Пришли женщины, старики, дети, инвалиды. Все они оказались предоставлены сами себе и каждый выживал как мог. Многие, не видя для себя перспектив, кончали жизнь самоубийством. Те, кто смог выжить, запомнили этот ужас навсегда.


«Особенная» депортация

По данным председателя «Союза изгнанных» Эрики Штайнбах, депортация немецкого населения из стран Восточной Европы обошлась германскому народу в 2 миллиона жизней. Это была самая масштабная и самая страшная депортация XX века. Однако в самой Германии официальные власти о ней предпочитают не вспоминать. В перечне депортированных народов крымские татары, народы Кавказа и Прибалтики, поволжские немцы.
Однако о трагедии более 10 миллионов немцев, депортированных после Второй мировой войны, молчат. Неоднократные попытки «Союза изгнанных» создать музей и памятник жертвам депортации постоянно наталкиваются на противодействие властей.
Что же касается Польши и Чехии, то эти страны до сих пор свои действия незаконными не считают и не собираются приносить какие-либо извинения и каяться. Европейская депортация преступлением не считается.
***
Источник: "Тайны и загадки" № 9/2016