Автор Тема: Евгений Гусаченко  (Прочитано 51995 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
Зачем вы пишете стихи? - Евгений Гусаченко

Зачем вы пишете стихи, серьезные ребята,
И к поэтессам сей вопрос относится равнО,
Я задаю его себе почаще, чем когда-то,
Ходил, простите, под себя, хоть было то давно.

Что вы находите в строкАХ? Нет, правильнее – в стрОках,
Располагающихся так: ударный – через раз.
Не знаю, право, как вам всем – мне очень одиноко,
Когда я рифм не нахожу на слово, скажем, пас.

И вы пасуете, друзья, пред составною рифмой,
И вы «газуете», творцы, от горя и тоски?
Зачем вы пишете стихи, рискуя сесть на рифы,
Да норовите глубоко… Валяйте, чудаки.

А я пишу по простоте и не шифрую смысла,
А это значит, пустота – вот гвоздь моих стихов,
И не стремлюсь я к красоте – от виршей моих кисло,
И потому, и потому, не знаю я врагов.

Враги теснятся только там, где умные ребята,
Где каждый хочет доказать, что он один на век,
Сие касается и вас, прекрасные девчата,
Ведь нет язвительней, чем что? Чем женский рифмо-бег.

Зачем вы пишете стихи, томясь, забыв о близких,
Что вы хотите доказать, а главное – кому?
Поэзия сошла на нет, остались лишь огрызки,
И за нее уже не бьют и не ведут в тюрьму.

Когда-то был один распят, стихом смущая души,
Кого-то пуля догнала, кого-то и петля,
Но на дворе эпоха-блядь, ведь даже SOS придушен,
И нет важней, чем Доул-Джонс стального короля.

Зачем вы пишете стихи, я повторяю снова,
И выдаете «на гора» в печать и интеренет,
Вы что, не поняли еще, как измельчало слово,
И как в былые времена, эффекта больше нет.

А есть концепция – писать плаксивые сонеты,
Я вам скажу, я вам скажу, друзья, не мудрено,
Средь современного говна мы все, мы все – поэты,
Среди поэтов прошлых лет мы все, увы, говно.

Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
Русская статья

"Обыск в квартире К.Душенова, издателя газеты «Русь Православная», были конфискованы все компьютеры и газетные материалы В Санкт-Петербурге закрыта газета «За русское дело». Там же произведен, а сам Душенов был избит ворвавшимися в квартиру рубоповцами. Против К.Душенова возбуждено уголовное дело по ст. 282 УК РФ.
В Ульяновске вынесен приговор главному редактору газеты «Весть» писателю В.Вострягову по ст. 282 УК РФ. Своим постановлением суд закрыл газету «Весть», запретил к распространению книги Вострягова как «экстремистские» и приговорил его к лишению свободы на 1,5 года условно.
В Новосибирске 20 июня 2007 года по ст. 282 ч.2 УК РФ осужден на 2 года 10 месяцев лишения свободы главный редактор газет «Русская Сибирь» и «Родная Сибирь» Игорь Колодезенко.
В Москве по решению Замоскворецкого суда закрыта газета «Дуэль», произведен обыск в квартире ее главного редактора Юрия Мухина, конфискован компьютер. Перовским судом Москвы запрещены к распространению книги известного писателя и историка Юрия Петухова и против него возбуждено уголовное дело все по той же пресловутой 282 ст. УК. Здесь же за последние годы было возбуждено несколько уголовных дел по той самой, как ее окрестили, «русской» статье УК против издателя В.И. Корчагина.
В Обнинске Калужской области произведен обыск в редакции и в квартире главного редактора газеты «Московские ворота» И.Кулебякина, конфискованы все компьютеры и архив редакции. Против главного редактора возбуждено уголовное дело по ст. 282.
23 ноября в Санкт-Петербурге сотрудниками РУБОП произведен обыск в редакции газеты «Новый Петербург», по уголовному делу, возбужденному против этой оппозиционной газеты, изъяты все компьютеры.
Излишне тут даже говорить о наиболее известном судебном преследовании Бориса Миронова, более года тянущемся в Новосибирске по той же 282-й статье УК. Б.Миронов, сказавший в прессе правду о мафиозно-племенном клане местного губернатора Толоконского, согласно нынешним понятиям власти, тоже стал «экстремистом»"

Русская статья

Предпосылка чужого рая –
Двести восемьдесят вторая,
Двести восемьдесят вторая
Голосуется! Принимаем!

Каббала и Талмуд без края –
Двести восемьдесят вторая,
Двести восемьдесят вторая:
«Я по русска нэ понымаю»

Русский? Русский. Молись, стреляем!
Двести восемьдесят вторая.
Двести восемьдесят вторая:
«Защищаться вам запрещаю!»

По России, срокА раздавая,
Двести восемьдесят вторая.
Двести восемьдесят вторая
Как дубинка по спинам гуляет.

Русский дух из нас вышибает
Двести восемьдесят вторая,
Двести восемьдесят вторая
Бьет, на атомы разделяя!

Что летят вкруг нее, сгорая…
Двести восемьдесят вторая.
Двести восемьдесят вторая…
Так и будем молчать, сгибаясь?

Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
По библейскому сюжету

Ненавистники Союза, слуги круговой поруки,
От шедрот Советской власти нагулявшие бока,
Вознесённые в Управу за холуйские услуги,
Вы прикиньте на досуге- жизнь по сути коротка

Да изменчива к тому же, что ни день, то потрясенье,
И народ…. Он включит память, он припомнит и поймёт,
Что кровавое распятье завершилось  Воскресеньем,
И судьбу возьмёт он в руки – будет вам и крестный ход.

Фигурально выражаясь – по кресту на ваши плечи,
И вперёд на возвышенье – по России много гор,
При стечении народа, что звалось когда-то вече,
Там ответственный глашатай зачитает приговор.

Не надейтесь на сценарий, мол, библейские сюжеты,
Мол, сейчас массовку снимут и отпустят всё равно,
Вьяве всё – кресты и гвозди, стража – мрачные аскеты,
И от зрителей проклятья – это будет не кино.

Жизнь изменчивая штука, что ни день, то потрясенье.
Но изюминку сюжета все потом поймут – не вы.
Он изменится серьёзно – вам не будет Воскресенья,
И канон устаревает – не сносить вам головы.

Так что, граждане кремляне, завсегдатаи галеры,
И финансовых потоков по карманам мастера.
Вам задумываться поздно, обещанья – полумеры,
Вам решать немедля надо. Не сегодня, а вчера!

Вам одно лишь утешенье – пострадаете за веру,
Ведь по храмам и церквушкам много нынче вас торчков,
Но молитесь, не молитесь, а для масс вы изуверы,
И когда придут  за вами – заиграете «очком»

                         *****

Ты была Русью-тройкой, была экипажем…


Я смотрел на кипящую площадь Каира,
Там народ выражал свою волю: «Уйди!»
Будто жар исходил от картинки эфира:
«Уходи, президент! Нет с тобой нам пути!

Тридцать лет мы терпели твоё казнокрадство,
Удушающий гнёт твоих «жирных котов».
Мимо нас проплывали все наши богатства…»
Свинкс-Египет проснулся. А наш - не готов.

Не готовы мы выйти на Красную площадь
Под зубчатые древние стены Кремля,
Нет, Россия не сфинкс, а рабочая лошадь,
И у ней из под ног уплывает земля.

Не у тех, кто её слелал жалкой конягой,
Исхудавшей, мосластой… Считай – на убой,
Ею ветер играет, как речка корягой,
Что за воз она тянет, тряся головой?

Кто запряг, кто нещадно её погоняет,
Кто вожжами сечёт по костлявым бокам?
И с издёвкой при этом ещё повторяет:
«Потерпи, мы к кисельным идём берегам

Там молочные реки, там вольно и сытно,
Распряжём, нагуляешь себя по овсам»
И коняга надсадно, сбивая копыта,
Тянет, тянет свой воз, закрывая глаза.

На жестокость возницы, довольного делом,
И на тяжесть поклажи на хлипком возу,
И обильно потея слабеющим телом,
Потакает судьбе: «Ничего,  довезу-у-у…»

Ты была Русью-тройкой, была экипажем,
Век двадцатый промчалась на полном скаку,
А  вершишь эстафету не лошадью даже,
Доходягой-конягой, покорной врагу…

Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
Анна Чапмэн .Эпиграмма

Анна Чапмэн молодец,
За какой хватать конец,
Научилась, право дело,
Очень смело. очень смело,
И с конца, как Благодать,
Информацию глотать...
Видно, лишку проглотила
И провал. Вот это мило.
"Но - герой", сказал премьер,
"И достойна высших сфер!"

Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
На прошлом крест? Нет, не могу!

На прошлом крест? Нет, не могу!
Оно не плащ, что на бегу,
Ты просто снял, как дождь утих,
Оно не точка и не миг…
Оно и тихий звездопад,
Его я слышу, как набат,
Его я вижу, словно Свет,
Такого света больше нет…
Нет блеска и тепла в глазах,
В них поселился вечный страх,
Он безотчётный и тупой,
О меч Дамоклов над толпой,
Не отпускает ни на миг,
И даже русский наш язык
Уже не русский… Если бы
Зигзаг, а не петля судьбы…
«Когда распустится она?», -
Скажи, застывшая страна.
Но до сих пор, но до сих пор
Молчит израненный простор…

               *****
Мой выбор

Я мучился, кричал фальцетом, басом,
Я жил на нервах до потери сил,
Я бредил… Я серьёзно бредил мясом
В кругах сырокопчёной колбасы.

Я проклинал страну и с ней эпоху,
Где за удачей ехали в Москву,
И даже, как-то, обратился к Богу,
Не веруя ни в Бога, ни в молву.

Забыв про честь, отбросив справедливость,
За водкой грубо лез по головам,
И где взялась подобная ретивость?
Ведь верил я возвышенным словам.

Но что слова, когда им есть замена,
А с ней в душе зашевелился бес…
Никто не гнул меня через колено,
Я воспылал возможностью чудес.

Бес нашептал: «Бери свою свободу,
Пока её не вырвали из рук…»
«Но у свободы тонкая природа,
А вдруг из-за неё погибнет друг?»

«Забудь про дружбу. Это есть химера»,
Вновь подтолкнул в ребро лукавый бес,
«Прошли те времена, а с ними вера,
Прекрасен мир! Но он же не собес?»

Мошенники предстали в роли Данко,
И я пошёл на призрачный огонь,
Пускай произошла вторая Калка,
И что с того? Меня, меня не тронь!

Я был накрыт разрухой от измены,
Не я погиб, а кто-то за меня
Сгорел, как грешник в пламени Геенны…
Я вышел невредимым из огня!

Но душу продал, продал однозначно,
За этот выбор – выбор колбасы…
А сверху смотрит очень озадаченно
Он, все поступки ставя на весы…

Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
Наш Сталинград

Окопы, руины
Из воли и долга,
Вам Волга нужна?
Вот вам, сволочи, Волга!
Хотите узнать Сатану самого?
А что там за Волгой?
Там нет ничего!

Да, мы отступали,
Но смертью плевались,
Мы вашими трупами
В землю вгрызались,
Настал ваш черед восклицать: "O? main Got!"
А что там за Волгой?
Для вас – ничего!

Вы город сожгли,
Только нас не достали,
Мы бьем из руин,
С нами Жуков и Сталин,
Где мы? Мы везде – оглянитесь кругОМ,
А что там за Волгой?
Там есть кой-чего!

Пружина расжата,
Стрела в два охвата,
За вашу погибель!
Вам этого надо?
Для дамы с косою еды до хрена!
А что там за Волгой?
Там наша Страна!

Нам правду из Прошлого
Надо, ребята,
Я вижу окопы
И дым Сталинграда,
Боец из руин подбодрил: "Не боись!"
А что за Россией?
Для нас там не жизнь...

        *****

ПОЖЕЛАНИЕ

В тесноте, в толчее
У прилавков и касс,
Оглушает жестокость
Отрывистых фраз,
Отупляет стремленье
Толкать и хватать,
Неуменье простить,
Нежеланье понять.
И затравленно дышим,
Ломая мечи
И друг друга не слышим,
Кричи, не кричи,
И друг другу не верим,
Боясь топора,
И недоброе сеем
На место добра.
В нас сидит одержимость
Заученных клятв
И животный инстинкт
Ископаемых битв,
Неспособность расстроить
Колонну и ряд,
Пожелаем друг другу
Высоких молитв…
Вырастая в бесцветных
Унылых домах,
Словно в чреве глубоких
И мрачных теснин,
Мы проносим в умах
Унизительный страх,
Низводя до норы
Бесконечность равнин.
Нас равняет стерильность
Промытых мозгов,
Мы не слышим призыв
Белоснежных гольцов,
Наши челюсти сводит
Оскома зевков,
Пожелаем друг другу
Воздушных дворцов…
Пожелаем пока
Недоступных вершин,
Только б время догнать,
Да покрепче схватить,
Пожелаем друг другу
Цветущих долин,
На которых нам, все-таки,
Хочется жить!

Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
Все кончается, друг...

Все кончается, друг, все когда-то кончается,
Первый шаг и терзания первой любви,
И подходит итог – ничего не случается,
Ни друзей, ни врагов – хоть зови, не зови.

В дверь уже не стучат, не звонят по мобильнику,
Словно нет здесь тебя, будто вычеркнут весь,
И уже не важна подзаводка будильника,
И тебя не находит хорошая весть.

А находит тебя лишь одно одиночество
Сиротливою чашкой и древним столом,
И в такие минуты особенно хочется
Докопаться до сути – зачем мы живем.

Ах, зачем мы не знаем, что ждет нас по старости,
Почему мы торопимся делать долги?
Чтобы после, застыв от душевной усталости,
Напрягаясь считать – не ко мне ли шаги?

Но шаги эти мимо, как жизнь безоглядная,
Что промчалась, как миг, не оставив следа,
Чу, опять там внизу прогремело парадное,
Может это ко мне? Может кто-то сюда?

Одинокий старик за початой бутылкою,
На склоненном лице паутина морщин,
Огурцы и картошка, с торчащей в ней вилкою,
Больше нет никого. Он на свете один…

Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
Ливийский гамбит

Очень добрая Европа,
Двунадесять всех народов,
Людоведов-правдорубов,
Самый главный – Саркози,
И примкнувший к ним Обама –
Африканская порода,
Навалились на Каддафи,
Помогая БенгазИ.

В БенгазИ  сидят людишки,
Что Аль Каидой зовутся,
Сходняком они решили –
Не туда полковник гнёт.
Снал запоры, снял задвижки,
И бессовестно на блюдце,
Не спросив  их разрешенья,
Нефть народу раздаёт.

Лозунг кинули: «Свободу!»,
Где-то взяли автоматы,
И послали телеграмму,
Что Каддафи - ибн тиран,
Саркози того и надо,
На японский плюнул атом,
И в ООН всех подбивает
Взять тирана на таран.

Получилось у еврея,
У венгерского, у Коли,
Люди проголосовали:
«Муамар! А ты не прав!»
Нефти в недрах не имея,
В дело все вошли за долю
Бедуинского народа…
А с Обамы – томагавк!

И посыпались ракеты
В дар ливийским бедуинам,
Против наглого тирана
Человечьи рвут тела,
Рада добрая Европа,
Бьёт в головку керосином,
Дармовщинка, между прочим,
Подвигает на дела…

И Обама тоже в деле –
Демократию внедряет
В нехорошего Каддафи,
И Свободы вольный дух!
В общем, общечеловеки
Всех тиранов побеждают,
Всяк, кто нефть им даст со скидкой,
Общечеловекам – друг!

Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
Русский лес, лето 2010

«Всё под контролем. Русский лес
У нас в руках», -
Вещал бессменный МЧС
Шойгу ага.
Кристально честное лицо,
Чеканный слог,
Да ладно… Он, в конце-концов,
Ещё не бог.
А бог нехорошо нас крыл
На небесах,
Когда молил его Кирилл
Дождя лесам,
Просил: «Спаси наш урожай,
Нужны хлеба»
Бог отвечал: «Сам не плошай,
Вся жизнь – борьба!
Я Чудо совершу сейчас –
На том стою,
Не для безделья, как у нас,
У нас в раю.
И дал дождя он на развод,
А сам следит,
Корм не в коня – наоборот,
Опять горит…
И крикнул бог: «Вам по грехам –
Пал, недород,
Я больше ничего не дам,
Стыд, ёшкин кот…

          *****

Я творю в стельку пьяный…

Я творец, я творю в стельку пьяный,
Трезвый я сочинять не могу,
Я тогда на мышленье усталый,
Ничего не родится в мозгу.

Если допинга нет – всё пропало,
Маета. Пустота пустотой,
Ни мыслишки там не ночевало,
Если вдруг прекращаю запой.

А стихи… Тут нельзя без зарядки,
Ну хотя бы, бутылкой пивка…
Приложился и мысли в порядке,
И к строке прикипает строка.

Тут и образ объёмный, не плоский,
В голове алкогольно дрожит,
И сюжет непростой, в меру жёсткий,
В мониторе проворно бежит.

Но пивко это так, для начала,
Принимается водки стакан…
Сразу музыка слов зазвучала
И фантазий раскрылся капкан.

Оживляется серая масса,
Чудо импульсы бьют изнутри,
И продукция высшего класса
На экране талантом горит.

Про любовь, про реалии жизни,
Сколько тем… В темах я – полиглот!
Чтобы образно петь об Отчизне,
Я вливаю поллитру в живот.

И мелькают поля, перелески,
Свинофермы без окон и крыш,
И подлещик срывается с лески,
И в носу ковыряет малыш.

Мама шлёпает дочь за провинность,
Террористы заложников – в скотч,
И невеста теряет невинность
(Так считается) – в брачную ночь.

Весь живой, многогранный и яркий
Мир у ног моих – как на духу,
И таким драгоценным подарком
Я пишу его. Пьяный в дугу!

Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
Мешая с грязью имя Сталина...

Полвека с гаком вакханалия
И сотрясение могил,
А в результате – «руссияния»,
Тоска в душе, упадок сил.

Мешая с грязью имя Сталина,
И множа мифы про террор,
Духовные потомки Каина
Стране выносят приговор.

И ими все переиначено,
Опошлено, приземлено,
Высокое законопачено,
А низкое – возбуждено.

И Правда спрятала улыбку,
Тушуется перед враньем…
О, времена, когда все зыбко,
Запутанно и всем «даем»

Когда системные измены,
Как уверяют, - не позор…
И ум съедают перемены,
Плодя унынье и разор.

И мы идем путем разора,
И вот уж, скоро, двадцать лет,
Мы держим этот курс позора,
Другой альтернативы нет?

И вот опять стоим у камня,
Что на развилке двух дорог…
Давай-ка, русский, вспомним давнее:
«На крестоносцев! С нами Бог!»

          *****

Израиль

Распаленная ненависть
Ненасытно пылает,
Поглощая тела,
Поглощая тела.
Раскаленное небо
Серным смрадом стреляет,
Завершая дела,
Завершая дела.
Осажденная крепость
Извергает проклятья,
Осажденная крепость
Ненавидит людей,
Но какая нелепость,
Мы по Библии братья,
Только кто же нам братья,
Подскажи Моисей.
И язык Интифады
Не приемлет Сиона,
А Сион ненавидит
Интифаду вдвойне,
И гранаты, гранаты,
Заряжаются стоном,
Кто считал эти стоны
На великой войне?
Мы наследники дела,
Дела Синедриона,
Мы по локоть, по локоть,
В ненавистной крови,
Мы избранники рая,
Нам не надо закона,
Мы наставим распятий,
Иудея, живи!

       *****

Мне говорят и пишут рецензенты:

Мне говорят и пишут рецензенты:
«В твоих стихах поэзии на грош.
Не могут негативные моменты
В нас вызвать эстетическую дрожь.

Стихи твои шероховаты, грубы,
Как ссоры проституток и БОМЖей.
Ты сетуешь в них, что вульгарный рубль,
Диктует поведение людей.

Салат из стона, лая и страданья,
Протестный, надоевший всем, мотив,
Ты призываешь к сопереживанью,
И плачешь – разрушают Коллектив…»

В итоге, обитатели Парнаса,
Мне вынесли доходчивый вердикт:
«Ты мусорщик в конюшне у Пегаса,
Изжитой, ты, традиции реликт.

Сейчас, когда налажено снабженье -
В любой деревне супермаркет есть,
Народу нужно то стихотворенье,
Что красит жизнь и призывает есть!

Народу надо о любви – и много,
Священник, церковь, свечи и венец,
Глядишь, тогда панельная берлога,
Вполне сойдет за сказочный дворец»

«Спасибо за науку, не коллеги,
Поклоны Вам от бездаря, творцы!
Как хорошо сказали про калеку,
В трущобах, вдруг, узревшего дворцы.

Воспользуюсь советом, Вашим, добрым,
И напишу поэму про кредит.
Сейчас так много стерляди и воблы,
А у народа – зверский аппетит.

Мы справились, мы вылезли из ямы,
Послушайте, какая тишина…
Повсюду Благовестие и храмы,
Счастливая, богатая страна.

Я наберусь и веры и терпенья,
Поставлю свечку не за упокой,
И, добавляя бодрость в настроенье,
Сменю очки и отменю запой…»

Но выхожу из дома за батоном,
И, вновь, рождает горечь языка,
Наверно тех, счастливых миллионов,
Убогий вид седого старика…

Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
Казнь

«Распни его!», - толпа кричала,
Ей бичеванья было мало,
А зной язвил следы венца…
И крест понес он на Голгофу,
Свой крест, и пот кровавой охрой,
Стекал с усталого лица.

Он шел неровно, спотыкался,
То приседал, то поднимался,
Темнел, политый кровью, след.
Но не приглушенный страданьем,
И большей муки, ожиданьем,
Сиял в глазах небесный свет.

«Прощаю вас», - шептали губы,
«Молюсь», - песком скрипели зубы,
«Не ведая, творите зло»
А стражники кололи грубо,
Туда, где были раны, струпья,
Оттачивая ремесло.

И вот прибиты ноги, руки,
И поднят крест, и роем мухи –
На кровь, сочащуюся с ран.
Жара частями жизнь глотает,
Толпа ликует и рыдает,
Бурлит, как грозный океан.

Кричат подвижники Иуды:
«Раз ты Господь – яви нам чудо,
Сойди без помощи с креста…
Смотрите – он такой убогий,
А утверждал, что послан Богом,
В обетованные места.

Как ты посмел свои идеи
Нести в Святую Иудею,
Смущать наш избранный народ.
Ты, обещавший всем спасенье,
Яви нам чудо воскресенья,
Гляди, как он, заблудший, ждет»

Семь раз с креста он обращался,
Прощал, молился и прощался,
Взывал к Небесному Отцу.
И смертью проложил дорогу,
Распятым и распявшим – к Богу,
Оборотив их взор к Творцу.

Воистину, все так и было,
С тех пор вкруг солнца накружила
Годов - двухтысячная рать.
Но, осененный, Благодатью,
Мир рвется к новому распятью,
Ему, увы, не привыкать…

              *****

Известным лицедеям.

Вы, лицедеи, в никуда, зовущие,
Талант свой, ежедневно продающие,
Ленкомов, Табакерок, обитатели
На прошлое, Таганки – злопыхатели.

Усы «свободной» кинематографии,
Так надоели – тянет к эпитафии,
На антирусский пасквиль – подлость та еще,
«Двенадцать»…. А когда-то был «товарищем»

Скажите нам артисты, да по совести,
Не надоело вам еще поклеп вести,
На устроЕнье русское-советское?
Вы, по рассказам, там терпели бедствие.

Вы надрывались в Каннах и Венециях,
Вы очень тяготились знойной Грецией,
И премии вручали против воли вам,
Душила вас Союзная символика.

Замучили известность вас, замучила,
Богема фестивальная наскучила,
«Так жить нельзя», на кухнях возмущались вы,
«Народ устал», рыдали вы от жалости,

«Устал от жизни несамостоятельной,
От всякой дармовщины обязательной,
Он хочет зарабатывать по-честному,
Не хочет жить по принципу известному -

«Все – по труду!» Тянуло сверх, до одури,
Чтоб нагрузиться крабами и водкою,
Чтоб ездить за границу, как в Медведково,
Чтоб за кордоном обучались детки их,

Да и не хочет наш народ в цеха идти,
Мы это знаем лучше, чем в ЦК, етти,
Мы вжились в образ в сценах, перед камерой,
И написали этими руками, вот.

Даешь! – орали вы, ну, как в семнадцатом»
А утром надо было просыпаться вам,
С тяжелой головой и дрожью мускулов,
Ругая непонятливого русского..

               *****

О выборах, Путине и силе убеждения.

Вот выборы, и бюллетень,
И дед над урной, словно тень,
Слезится глаз, хромает. Трость
Стучит по полу на участке,
Вот он отходит безучастно,
Садится, вынимает горсть
Из брючных кладовых, с трудом,
И шамкает беззубым ртом…

«Здорово дед! Отголосился?
А за кого, коль не секрет?»
А он удобней примостился:
«За Путина. Другого нет»
«Ты что старик, офонарел?
Восьмой десяток, и все то же.
Ты много ль от него имел?»
«Дык, ничего. Но он хороший»

«Обескуражил, старина…
Давай сначала – ты одетый?»
«Смеешься? Брюки от Советов»
«Квартира?» «Ась? Лет тридцать где-то,
Ключи вручал предгорсовета,
От них, родимая, она»
«Болеешь?» «Дык болею, ясно,
Замучила вражина - астма»

«А как с лекарствами?» «Хана!
Напутал кто-то там, негожий,
Иль кто-то деньги своровал…»
«А Путин?» «Путин – он хороший,
Я за него голосовал»
«Но он же правит восемь лет!»
«Его обманывают тоже,
А к пенсии добавку дал»

«А сколько платишь за жилье?»
«Да пенсиона половинку»
Из глаз закапали слезинки,
«Совсем замучило жулье,
Туда отдай, там заплати,
Да как же жить на этом свете?
Пиявки, господи прости»
«Но есть Зюганов!»
«Кто такой?
Мы не слыхали, не видали»
«Он коммунист…»
«Тогда плохой.
Ведь коммунисты нас сажали…
Надысь по телеку смотрел,
В затылок всех поубивали

Нет, мне Зуганов ни к чему,
Я за Володю, он хороший,
А коммунисты всех в тюрьму,
А кто не хочет – укокошат,
По телеку сказали тоже,
Володе верю одному.»

Сглотнув слезу, поднялся дед,
Поплелся… Вслед смотрел я долго,
Во мне боролось чувство долга
С обидой горькой на весь свет,
И с неуменьем убедить,
Смести абсурдные осколки,
И затянувшееся «Нет»

Взял отпечатанный листок,
Отметил, бросил в урну тоже…
Над ухом: «За кого, дружок?»
«За Путина, на посошок»
«А почему?» «Ну…. Он хороший»
Пускай идет на третий срок…

Июль,2007г.


Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
Женщина без комплексов - Свобода

Я категоричен, безграничен,
Я максималист и в этом прочен,
И в глазах других не симпатичен,
Тех, кто середину любит очень.

Говорю я правду без смягченья,
Я её рублю в глаза и уши,
Оппонент теряется в сомненьях,
Заполняя ненавистью душу.

Я не уважаю дозировку,
Коль изобличать, то без предела,
Я б давным-давно схватил винтовку,
Если б на стене она висела.

Если критикую президента,
То не выбираю выражений,
Мне не надо аккомпанемента,
А тем паче, чьих-то возражений.

Жизнь моя пряма, строга, прозрачна,
Чёрный – белый. И без переходов!
Не замечен в оргиях внебрачных,
Предпочтенье – выезд на природу.

Понял я из жизни очень чётко,
Что палитра – это тупиково.
Сильная рука с хорошей плёткой!
И пойдут дела у нас толково.

И пойдут дела у нас на славу,
И вздохнёт три четверти народа,
Ведь низвергла мощную Державу
Женщина без комплексов - Свобода

                  *****

Десовестизация

На стыке двух веков я выжил из ума,
Решив, что наше прошлое  - клоака,
Как в детстве - баш на баш, и голову сломя
Я на него повел свою атаку.

Ах, как его я бил - в лицо, живот и грудь,
До паха доставал в пылу отваги,
И сам себе твердил: "Забудь про все, забудь,
Стань чист, стань чист, как белый лист бумаги"

И в этой схватке я победу одержал,
Ушло былье, зализывая раны,
И в памяти моей -  один сплошной провал,
Рисуйте смело, кисти капитаны.

Я все уже забыл, я человек-мольберт,
Художники свободы без указки,
То, чем я раньше жил, в моей палитре нет,
Я просто холст для нанесенья краски.

Рисуйте же на мне на ваши вкус и цвет,
Мне не с руки теперь сопротивляться,
Вам что милее - ночь? Не по душе рассвет?
Валяйте. И без всяких аббераций.

От пирровых побед я до смерти угас...
Предохнуть? Но разве вы дадите?
Я в бой пошел на страз, а сокрушил алмаз,
Тогда какой я, к черту, победитель?

Так с кем я шел "на вы" монахом Ослябя,
Над чем я так отчаянно глумился?
Да с буйной головы распял я сам себя,
Но не скажу, что заново родился.
 

MALIK54

  • Гость
Цитировать
Понял я из жизни очень чётко,
Что палитра – это тупиково.
Сильная рука с хорошей плёткой!
И пойдут дела у нас толково.

И пойдут дела у нас на славу,
И вздохнёт три четверти народа,
Ведь низвергла мощную Державу
Женщина без комплексов - Свобода
в точку!!!!!

Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
«Курск»

«Моей стране, как лодке «Курск»
Уже не всплыть, не лечь на курс…»
Л.Корнилов

Убиты и не отмщены,
Убиты, убиты.
За так, без вины, без войны,
Зарыты, зарыты.

Прошел сокрушительный смерч,
Горячая вспышка,
Мгновенно, нежданная смерть
Спалила мальчишек.

И сколько в отсеках таких
Смешалось с металлом,
Не выдохнув, даже, в тот миг,
Последнее: «Мама…»

И SOS передав через дробь,
Кувалдной наводки,
Легли в маслянистую топь
Остатки подлодки.

Безмолвная толща воды,
Могила без края,
И лодки-убийцы винты
Шумят, затихая…

        *****

Чеченские мотивы

Под небом пасмурным,
А может солнечным,
Под вызвездившимся,
Да все равно,
Лежу распластанный,
Сражен осколочным,
Ловлю мгновения,
Что, как в кино –
Мелькают, ширятся,
Потом сужаются,
И растворяются
В глубинах глаз…
Кровь пузырится же
И растекается,
И черной лужицей
Глядит на вас.

На вас, оставшихся,
Под небом солнечным,
Как будто рядом вы,
Но за чертой,
В наш мир ворвавшейся
Осколком-сволочью,
Горяче - адовым,
За теплым мной.
А с вами девочка
Ветроволосая,
С волною теплою
Зеленых глаз,
А здесь, с издевочкой,
Смерть рукокосая,
Шипит недобрая:
«Ну, как у нас?»

К земле придавлен я
Небесной глыбою,
Потупив головы,
Стоят друзья…
Мне не представлено
Другого выбора
Но в чьей-то памяти
Останусь я…
По чьей-то совести
Пройдусь событием,
Вонжусь занозою
Потухших глаз,
Всем этот груз нести,
Пока в небытие,
Недоцелованных
Бросают нас…

март, 1996г.

Смерть уравняла «братву» и солдат…

Кладбище, день. Тишина, покой,
Лучшая часть под горою,
Влево и вправо – статуи, строй,
Это аллея «героев»

Семьдесят пять – девяносто пять,
Цифры на сером камне,
Памятник в рост, у могилы мать,
В висках молоточками память.

Лицо посерело, потухший взгляд,
Скорбь… Но – сухие веки.
Слезы в глазах уже не блестят,
Выплаканы навеки.

Там на Кавказе, рискуя сто крат,
В тихой смертельной «зеленке»,
Выжил сынок и вернулся назад
И не растением в пленке.

«В мирном дому не уберегла,
И не спасла от соблазнов,
Пуля в разборке тебя прибрала,
Тоже война-зараза.

И никуда нам от этой войны,
Вот сколько вас, полёгших…
Ты уж прости мне мои вины,
Спи мой родной, хороший»

А чуть правее, в низине сырой,
Скромненькая могилка,
Там из Шали настоящий герой,
Прибыл в гробу из цинка.

Залп произвел специальный наряд,
ПОд руки мать держали…
Смерть уравняла «братву» и солдат
В нашей больной державе…

   

Оффлайн Евг.Гусаченко

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 199
Пустота

 Пустые люди в суточном приюте,
 Пустое время в суточной стране,
 И я стою, как путник на распутье,
 Боюсь пропасть в безудержном вранье.

 Пустое небо, дождик моросящий,
 Пустой трамвай, грохочущий, как гром,
 И пресс вопросов, на виски давящий,
 Куда идем, и для чего живем?

 Куда идет вон тот простой прохожий,
 С авоськой-сеткой золотых времен?
 Ах, как же он на моего отца похожий,
 Вот обернулся… Нет, совсем не он.

 Совсем не он, чужой, седой, небритый,
 Бредет проспектом свальных перемен,
 А в спину хохот новой Маргариты,
 Из новых глав предательств и измен

 Сжимает холод в пустоте квартиры,
 И одинокость в толчее дворов,
 И все сгорает – недруги, кумиры,
 В протуберанцах ведьминых костров…

                 *****

Печальный итог одиночества "пешки"

Вечерние краски, то лица, то маски –
 Безжизненность воска, невзрачность окраски,
 И те, что живые, открытые свету,
 По тем же дорогам, по тем же кюветам.

 На те же ухабы, на те же канавы,
 Колышется почва. Где лево? Где право?
 Девиз – напролом! Напролом, но без спешки,
 Но как же гнетет одиночество "пешки"

 Как это по-русски – опять без оглядки,
 Как это привычно – друг с дружкою в прятки,
 И рвем на груди, в исступленьи, рубахи,
 Наш жест, маскирующий слабость и страхи.

 Боязнь не добиться, в успех не вписаться,
 Тревога кому-то смешным показаться,
 Забыв освежающий рокот прибоя,
 Внимаем удушливый шепот покоя.

 И шепотом этим, пугающе тихим,
 Как ватою гасятся джоули крика,
 На масках застыла гримаса усмешки –
 Печальный итог одиночества "пешки"