Автор Тема: Классовый подход  (Прочитано 23037 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517

Оффлайн Айбoлит

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 64
Re: Классовый подход
« Ответ #18 : 22/05/13 , 19:26:14 »
И вот теперь нам осталось совсем немного, а именно: разогнав все партии и не меняя конституции страны, сделать власть еще более ответственной перед ее всегда правым "народом", который она ответственно охраняет денно и ночно, (а разве кто сомневается?!) и тогда право-стороннее и основанное на  законе Конституции движение у нас в стране станет единственным не только на дорогах.., но и в политической жизни нашей страны...Как говорится, и мы увидим, за что боролись...
 

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Классовый подход
« Ответ #19 : 27/08/13 , 12:47:54 »
 Диктатура пролетариата в современных условиях August 26th, 22:22
 


Вступление.

Социальные катаклизмы и буря либерального глобализма, пронесшиеся над нашей страной требует серьезного осмысления и дальнейшего творческого развития марксизма-ленинизма.
Несмотря на то, что с момента написания Марксом и Лениным теоретических работ  марксизма-ленинизма прошло более 100 лет, основные постулаты по обоснованию и развитию этой великой науки об освобождении общества от гнета, остаются неизменными.

В их числе:
1.   Диктатура пролетариата.
2.   Теория прибавочной стоимости.
3. Диалектический и исторический материализм, как наиболее универсальный из всех известных нам методов исследовании процессов происходящих в природе и обществе.
4.   Создание пролетариата в стране, где пролетариата нет (В.И. Ленин “Развитие капитализма в России”).
5.   Материалистическое обоснование процессов, происходящих в природе и обществе (В.И. Ленин “Империализм и эмпириокритицизм”).
6. Возможность совершения пролетарской революции в отдельно взятой стране, где звено капиталистического производства является наиболее слабым.
7. Практика подготовки и совершение пролетарской революции (В.И. Ленин “Государство и революция”, И.В. Сталин “Русская революция и тактика русских коммунистов”)
8.   Пути построения коммунистического общества (И.В. Сталин “Экономические проблемы социализма в СССР”)


Эти фундаментальные постулаты марксизма-ленинизма не потеряли своего практического значения и сейчас. Они являются тем фундаментом, базируясь на котором, коммунисты обязаны дальше строить здание марксизма-ленинизма творчески осмысливая его и разрабатывая его применительно к современным условиям.
Поэтому, необходимо, оценив и осмыслив условия, в которых мы живем, определить ту стадию капиталистической формации, в которой мы сейчас находимся и, применив фундаментальные основы марксизма-ленинизма, как отправную точку, понять, в каком направлении должна вестись коммунистами работа, а также, что необходимо им сделать для победы социализма и начала строительства нового коммунистического общества.

Глава 1

Совершенно понятно, что социалистическая революция не может быть совершена без класса, являющегося движущей силой этой революции, который должен возглавить хаотичное и беспорядочное движение народных масс, придающего борьбе стройность и осмысленность и ведущего массы на борьбу за ликвидацию буржуазной общественно экономической формации и построения нового общества. Общества коммунистического.
Поэтому давайте рассмотрим, какой класс наиболее заинтересован в этом вопросе?
Становится очевидным, что это крайне необходимо для пролетариата – класса, выделившегося из сословия наемных работников, осознавшего свое место в этом мире, понимающего свои классовые цели и задачи и вступившего в политическую борьбу за достижение этой цели построения коммунистического общества.
Естественно, эта борьба немыслима без диктатуры пролетариата. То есть, без насильственного подавления остатков правящих реликтовых классов, которые будут всеми силами сопротивляться, защищая свои былые блага и привилегии.
На сегодняшний день с прискорбием приходится констатировать, что пролетариата, как единого целого не существует. Его надо создавать снова и для этого существует только один путь. Владимир Ильич Ленин в своей работе “Развитие капитализма в России” указывал, что для появления пролетариата в стране, где его в данный момент не существует, нужно создать партию пролетариата, которая будет работать в среде наемных работников, разъясняя им их классовые цели и задачи и развивая определенную их часть до уровня пролетариата.
Для того, чтобы определить точки приложения сил, коммунистам необходимо разобраться в каком обществе мы живем, на какой стадии капитализма мы находимся, какие классы и сословия составляют структуру нынешнего общества. Марксисты догматики до сих пор полагают, что мы находимся в эпохе империализма – высшей стадии капитализма: капитализма мировых войн и пролетарских революций.
Они не могут понять, что пролетарская революция невозможна без наличия пролетариата. Что империализм, как эпоха борьбы за передел территорий, сменился либеральным глобализмом – эпохой борьбы за контроль над ресурсами и ликвидации национальных государств. Либеральные глобалисты уже не в состоянии установить новый мировой порядок. Они внимательно читали Маркса и очень четко уяснили для себя, что при нормальном течении истории они обречены. Поэтому они решили бороться уже не с пролетариатом, а с историей. Единственный их шанс на спасение – остановить развитие истории. Поэтому, им нужен не новый мировой порядок, а новый мировой беспорядок. Наведение хаоса в мире, лишение сословия наемных работников самой возможности выделения из своей среды класса пролетариев.
Каково же нынешнее классовое состояние общества? В отличие от времен Маркса и начала прошлого века, когда классовое состояние общества представляло собой большое разнообразие самых различных классов и сословий нынешнее состояние общества резко упростилось. В классовом состоянии оно представляет собой:
1.   Класс буржуазии
2.   Сословие наемных работников


В отличие от классического марксизма, который считал возможным создание пролетариата только из наемных рабочих, сегодня основой для создания класса пролетариата являются все люди, не имеющие собственности и работающие по найму. Это и рабочие на промышленных предприятиях, это и сельскохозяйственные рабочие, работающие в различных буржуазных производственных структурах. И врачи. И учителя. И офицеры. Инженеры и ученые. И те самые массы народа, заполняющие офисы различных компаний.
 Вот та категория наемных работников, из которой будущие партии пролетариата путем разъяснений и поднятия сознания предстоит создать класс пролетариата.

Глава 2

Как же должна осуществляться диктатура вновь созданного пролетариата на нынешнем этапе. Либеральный глобализм стремится, установив новый мировой беспорядок и,  ликвидировав национальные государства, произвести законодательное закрепление неравенства людей, лишив их возможности всех и всяческих социальных лифтов. По их представлению будет некий золотой век, элита будет представлять собой сверхлюдей, также, будет некая прослойка, обслуживающая этих “сверхлюдей”,  и наконец, все остальные – недочеловеки, поголовье которых по желанию “сверхлюдей” либо увеличивают, либо частично ликвидируют.
Что должны противопоставить этому коммунисты? Только одно – КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ГЛОБАЛИЗМ, основой которого является сильное государство, обладающее надежными средствами защиты от внешнего вторжения и максимально однородным обществом внутри страны.
Приоритетом этого общества является категорический императив: общественное благо выше личных интересов. Для установления такого однородного общества и нужна диктатура пролетариата. Что же из себя структурно представляет диктатура пролетариата в современных условиях? Это советская власть – власть советов депутатов трудящихся, избранных по производственно-территориальному принципу.
Такая власть будет нуждаться в структуре, оберегающую эту власть, то есть купирующую ошибки и пресекающую преступления. Она не должна структурно входить в систему советов. Она должна существовать параллельно ей. Верховный совет страны принимает законы, назначает или снимает правительство страны. И через низовые структуры - советы депутатов трудящихся, организует на местах исполнительную власть  и за всем этим обязан наблюдать орган диктатуры пролетариата -  охранительная структура советской власти – ПАРТИЯ ПРОЛЕТАРИАТА. Та самая параллельная структура, которая не участвует в повседневном управлении страной, но внимательно следит за тем, чтобы не совершались ошибки, и пресекает преступления.
Именно эта структура и является той самой диктатурой пролетариата в современных условиях, формирующаяся путем привлечения в нее лучших представителей пролетариата, понимающих цели и задачи данной структуры и руководствующихся в своей работе не принципом материальной заинтересованности, а исключительно обеспечением безопасности страны в глобальном масштабе с целью раскручивания пружины коммунистического глобализма.

Глава 3



Чем же должна заниматься партия пролетариата, осуществляющая диктатуру пролетариата в современных условиях? Важнейшая задача партии пролетариата на сегодняшний день это подготовка и проведение социалистической революции.
Почему именно Россия снова стоит на первом месте в деле подготовки и осуществления социалистической революции? Тому есть две причины:

1.   У России уже есть опыт проведения такой революции и попытки построения нового общества
2. Менталитет русского человека отличается от менталитета представителя западной цивилизации, поставившего крест на всем идеальном, и от менталитета представителя восточной цивилизации, способного идеальным увлечься, но отступить при первом же поражении. Русский человек способен драться за свою мечту, не взирая ни на какие временные поражения.


На сегодняшний день у России другой альтернативы нет:  либо социалистическая революция, либо распад и кровавый хаос. Есть твердое убеждение, что русский человек не допустит распада, разложения и кровавого хаоса в своей стране. Таким образом, есть только один путь – путь к социалистической революции.
Два возможных варианта таковы:

1.   Революция сверху
2.   Революция снизу


Рассмотрим оба этих варианта. Революция сверху это ситуация, когда правящий класс или какая-то из его групп, осознав гибельность проводимого курса для страны, резко его меняет. Причем это происходит только тогда, когда правящий класс или одна из его групп осознает неизбежность  реальной угрозы не для самой страны, а для себя любимых. Такая ситуация сейчас в России есть. Весь вопрос состоит в том, сумеют ли эти, так обожающие себя, группы осознать это. Коммунисты не могут рассчитывать на это.

Поэтому, им нужно готовиться к проведению  социалистической революции снизу.
И вот, здесь роль партии пролетариата и осуществление ею диктатуры пролетариата становится непременным и необходимейшим условием. Нужно использовать все, имеющиеся в распоряжении возможности для того, чтобы взять власть в свои руки. В числе первых таких возможностей – завоевание региональных законодательных структур, которые имеют право по конституции РФ большинством в 2/3 голосов всех законодательных собраний вынести вопрос на референдум, обойдя все бюрократические препоны бюрократической машины нынешнего государства, что невозможно для инициативной группы людей, которая хочет вынести этот вопрос на референдум.

Вопрос очень простой и понятный: «Хотите ли вы жить при капитализме или при социализме?» Постановка этого вопроса в таком формате абсолютно законна с точки зрения действующего законодательства Российской Федерации и ее конституции. Поэтому, те структуры власти, которые препятствуют проведению такого референдума, либо не хотят признавать его результатов, являются государственными преступниками, нарушающими конституцию РФ, и долг всякого гражданина РФ вступить с преступниками в борьбу и победить их. Поскольку такие группы представляют собой структуры диктатуры буржуазии, то противостоять ей и победить ее может только диктатура пролетариата.

Диктатура пролетариата осуществляется партией пролетариата, построенной на принципах жесточайшей дисциплины, полном отсутствии желания личных выгод для члена партии, готовность каждого члена партии сражаться за идею коммунизма до конца. Вот в чем заключается необходимость, как создания партии пролетариата, так и осуществления ею диктатуры пролетариата на современном этапе.



Заключение

Основные выводы:

1. Период империализма сменился периодом либерального глобализма, противостоять которому и победить который может только КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ГЛОБАЛИЗМ.
2.   Россия снова стоит перед альтернативой социалистической революции или полного уничтожения.
3. Полное уничтожение и кровавый хаос в стране является для коммуниста не только недопустимым, но и побуждающим его к активной борьбе за построение такого общества, при котором эта опасность будет не просто исключена, а уничтожена.
4.   Результатом этой борьбы должно стать провозглашение социализма и начала строительства коммунистического общества, служащего основой КОММУНИСТИЧЕСКОГО ГЛОБАЛИЗМА.
5.   Без партии пролетариата и осуществления ею диктатуры пролетариата такая борьба невозможна.

М. Соркин

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Классовый подход
« Ответ #20 : 02/10/13 , 19:13:17 »
Цитата: Eok от 21 Октября 2007, 13:34:24
если ЛЮБОВЬ это активная заинтерисованность В ЖИЗНИ И РАЗВИТИИ ОБЪЕКТА ЛЮБВИ, то НЕНАВИСТЬ это активная заинтересованность В ДЕГРАДАЦИИ И УНИЧТОЖЕНИИ ОБЪЕКТА НЕНАВИСТИ!!! [или, как мягкий вариант, в различных сваливающихся на него напастях или несчастьях]

.Цитата: Eok от 21 Октября 2007, 13:34:24
ДЕГРАДАЦИЯ СТРАНЫ В НАУЧНОМ, ВОЕННОМ, ЭКОНОМИЧЕСКОМ И ИНЫХ ЖИЗНЕННО ВАЖНЫХ АСПЕКТАХ ГОВОРИТ ТОЛЬКО ОБ ОДНОМ - ДЕРЬМОКРАТЫ НЕНАВИДЯТ СВОЮ СТРАНУ!!!...
.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Классовый подход
« Ответ #21 : 13/01/14 , 13:35:42 »
Чаплин предложил провести референдум о запрете гомосексуализма, fuck yeah! .
.

 Сообщают, что безумный робопоп Всеволод Чаплину (безумие не мешает ему быть главой синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества, иначе говоря, пресс-секретарем РПЦ) предложил провести всенародный референдум о возвращении в УК наказания за гомосексуализм.
Мы эту идею глубоко одобряем и поддерживаем, даже несмотря на то, что всю «борьбу с гомосексуализмом» считаем карнавальным идиотничаньем для отвлечения внимания. 6 миллионов кавказцев, 10 миллионов азиатских и закавказских мигрантов, африканская продолжительность жизни, масштабный социально-экономический кризис, первые места в мире по потреблению героина, 70 миллиардов долларов оттока капитала за рубеж ежегодно, Украина в ЕС, Закавказье под Турцией, Средняя Азия под Китаем, а общество беспокоит гомосексуализм.
Логично.
«Гусары, а давайте коней в шампанском искупаем! — Денег нет, силы нет, центр „Э“ повсюду. — Ну тогда давайте хоть кота пивом обольем!»
Тем не менее, референдум мы одобряем, потому что если можно провести референдум о волнующей лишь профессиональных сумасшедших педерастии, то почему нельзя провести, например, референдум о статусе Чечни в составе Российской Федерации?
Смекаете?
Конечно, можно сказать, что обсуждать статус Чечни неконституционно, но так и все виды дискриминации (включая дискриминацию по сексуальной ориентации) запрещены в Конституции. И если мы можем превозмочь конституционные запреты референдумом про гомосексуализм, то почему мы не можем их превозмочь референдумом об превращении нацреспублик в обычные регионы, например?
Ну и вообще, официальное признание, что всенародный референдум — высший источник власти, открывает такие перспективы, что голова кружится. Начнем, пожалуй, с 65% поддержки лозунга «Россия для русских»…
К сожалению, власти понимают, какой ужас для них таит включение режима «глас народа — глас божий», и поэтому никаких референдумов ни про гомосексуализм, ни про что-то еще не будет. В любом случае, Чаплин — прекрасный пример того, как увлекшийся локальным идиотничаньем гражданин не понимает, какие глобальные последствия может иметь идея возвращения референдумов.
Ну и само собой, что отдельный привет либералам — предложение Чаплина закономерно вызвало у них реакцию «Как? Народу решать? Вы там что, с ума сошли, народ же нас перевешает!»
Конечно, перевешает — и рядом повесит Путина и Кадырова. Это и называется «демократия», глупенькие.

http://sputnikipogrom.com/politics/8122/robopop/   .

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Классовый подход
« Ответ #22 : 18/01/14 , 00:31:35 »

 Идее "Человек человеку друг, товарищ и брат" есть только одна альтернатива - конец жизни на планете.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Классовый подход
« Ответ #23 : 26/01/14 , 20:07:24 »
Комплекс вины 
  Если верить официальной пропаганде, то чуть ли ни во всех бедах нашей страны виноваты коммунисты. Они виноваты в репрессиях, в гонениях на церковь, в гражданской войне, поражениях начального периода ВОВ, в уничтожении России, которую мы потеряли, и вообще все зло от них. Согласно последним тенденциям коммунисты даже виноваты в развале Советского Союза и развязывании Второй мировой войны.
  Ведется подобная пропаганда не только с целью создания из коммунистов образа кровавых упырей, но и с целью формирования комплекса вины у коммунистов сегодняшних. Простой бытовой пример. Если муж считает себя виноватым перед женой, то он пытается загладить свою вину, например, с помощью подарков или с помощью романтического ужина, комплиментов или как-то еще. Причем жена может специально раздуть из мухи слона и обидеться, чтобы заполучить от мужа то, что ей нужно. Главное внушить человеку, что он виноват и тогда им можно манипулировать.
  Ровно тоже самое происходит, к сожалению, с коммунистами еще со времен перестройки. Им внушили комплекс вины за раскулачивание, борьбу с религией, репрессии и далее по списку. Отсюда страх современных левых перед отъемом собственности, известные заигрывания с религией, боязнь жестких мер итд. За многие годы пропаганды некоторые левые действительно поверили, что большевики насовершали в России чудовищных преступлений, за которые теперь нужно заглаживать вину и никогда больше подобного не повторять.
  Ровно это и нужно господствующему классу: чтобы коммунисты боялись быть коммунистами.
  В противовес этому, коммунисты должны четко заявить: нам не за что каяться. Большевики действовали совершенно адекватно тогдашней обстановке и более того, порой достаточно мягко. Кровожадные чекисты отпустили Краснова под честное слово, и данный господин, как и подобает благородному человеку, слово не сдержал и впоследствии воевал против большевиков. Империя зла простила многих бывших ССовцев, бандеровцев и лесных братьев, которые теперь маршируют в Прибалтике и на Украине. Несмотря на миллиарды расстрелянных, регулярно продолжают раскрываться всякие антисоветские элементы, как бы намекая о явных недоработках мясорубок НКВД.
  Поэтому, товарищи, еще раз - нам не за что каяться! Противники Советской власти, начиная от Колчака и заканчивая Гайдаром, действовали гораздо жестче. Красный террор был лишь ответом на белый. Ограбление всего населения ради кучки олигархов - это не раскулачивание малой части крестьянства в пользу всей страны. И главное, помните, буржуазия в борьбе за сохранение своей власти с нами церемониться не будет. И уж тем более потом не будет чувствовать себя в чем-то виноватой.

©

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Классовый подход
« Ответ #24 : 28/01/14 , 11:28:23 »
А знаешь, все еще будет! 

   Где-то (кажется, у товарища Коммари) проскочила некогда повергшая меня в глубокие раздумья мыслишка - что любая идея, отыграв в истории однажды, больше шансов не имеет. Коммунистическая в том числе. Но нет! Сегодня выплыл из глубин подсознания контрпример - множество как раз в наши дни реисламизирующихся стран, некогда вроде бы твердо вставших на путь прогресса => атеизма. Да и наших пенатах скоро, если промедлим с революцией, пропишут в конституцию главенствующую роль всяко-разных Духовностей, пробные шары уже вбрасывались.
  Но исторический материализм учит нас, что рано или поздно всякая Реставрация заканчивается торжеством поверженных и навсегда растоптанных, казалось бы, воззрений.
  Так что ничего не кончено - все только начинается!

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Классовый подход
« Ответ #25 : 11/02/14 , 00:04:48 »
Размышления на тему
 От редакции: Товарищи, видеоролик, который мы предлагали к вашему рассмотрению (М.Воробьева "За права рабочих") показывает то, что наемные работники России пока еще не до конца разобрались в том, что такое классовая борьба, для чего она нужна и к чему она должна привести. Еще очень сильны иллюзорные надежды на справедливого правителя, на чью-то совесть и порядочность и т.д.
 
Можно было бы много говорить об этом, но мы этого делать не будем мы, просто приведем отрывок из художественного произведения написанного более ста лет тому назад. Предлагаем читателям любопытный конкурс, попробуйте найти хотя бы три отличия между тем, что описано в этом художественном произведении, и состоянием сегодняшних дел в политике.



 
Это произошло на вечере в клубе филоматов, на котором Эрнест дал нашим городским тузам форменный бой, напав на них в их собственном логове. Клуб Филоматов считался самым изысканным на Тихоокеанском побережье, в него допускали только избранных.
 
— Вздор и софистика! — заорал полковник во все горло. — Слыхано ли дело! Битый час вы заставили нас сидеть здесь и выслушивать вздор и софистику. Знайте же, молодой человек, что за весь вечер вы не сказали ни одного нового слова. Меня пичкали всем этим еще в колледже, когда вас и на свете не было. Жан Жак Руссо опередил всю вашу братию ни много, ни мало на двести лет, это ему принадлежит честь открытия ваших социалистических теорий! Клич «Назад к земле!» — нашли чем удивить! Возвращение к первобытному состоянию! Биология учит нас, что даже природа не знает движения вспять. Вот уж, действительно, ничего нет страшнее недоучки, в этом вы сегодня лишний раз убедили нас своими сумасшедшими теориями. Вздор и софистика! Сыт по горло! Вот и все, что я имею сказать в ответ на ваши скороспелые обобщения и ребяческие доказательства.
 Полковник презрительно щелкнул пальцами и уселся на свое председательское место. Послышались восторженные возгласы женщин и одобрительное мычание мужчин. Половина ораторов, давно уже требовавших слова, заговорила разом. Началось невообразимое смятение и шум. Никогда еще просторная гостиная миссис Пертонуэйт не видела в своих стенах ничего подобного. С удивлением узнавала я наших надменных промышленных королей, наших столпов общества в этих хрипящих, ревущих дикарях, облаченных во фраки. Эрнесту удалось-таки расшевелить их тем, что он потянулся к их бумажнику руками, за которыми им виделись руки полутора миллионов революционных американских рабочих.
 
Но Эрнест никогда не терял присутствия духа. Едва полковник Ван-Гилберт опустился на свое место, как Эрнест вскочил и рванулся вперед.
 
— Не все сразу! — загремел он во всю силу своих легких.
 
Раскаты этого зычного голоса покрыли шум в зале. Одним лишь властным воздействием своей личности Эрнест добился тишины.
 
— Поодиночке. Не все сразу, — повторил он уже обычным голосом. — Дайте мне ответить полковнику Ван-Гилберту, а потом выходите, кто хочет. Но только по одному, помните! Это вам не массовые игры. Мы с вами не на футбольной площадке.
 
— Что касается вас, — обратился он к полковнику, — должен заметить, что вы не ответили ни на один мой вопрос. Вы отпустили по моему адресу несколько пристрастных и раздраженных замечаний и этим ограничились. Может, на суде такие вещи и помогают, но со мной это не выйдет. Я не рабочий, с непокрытой головой просящий прибавки или защиты от машины, которая его убивает. Разговаривая со мной, будьте добры придерживаться истины. А эти повадки приберегите для своих наемных рабов. Они не посмеют вам возражать — ведь их хлеб, вся их жизнь в ваших руках.
 
Что до возвращения к природе, о котором, по вашим словам, вы слышали в колледже, когда меня еще и на свете не было, могу вам сказать одно: с тех пор вы больше ничему и не научились. Между социализмом и возвращением в естественное состояние столько же общего, сколько между дифференциальным исчислением и библией. Я уже говорил вам, что вне деловых отношений ваш класс отличается феноменальной глупостью. Вы, сэр, блестяще подтвердили мою мысль!
 
Слабые нервы мисс Брентвуд не выдержали зрелища публичного посрамления, которому подвергся ее стотысячедолларовый юрист. То плача, то смеясь, она билась в истерике, пока соседи, подхватив с двух сторон, не вывели ее из зала. И, надо сказать, вовремя, потому что дальше пошло еще хуже.
 
— И это не голословное обвинение, — продолжал Эрнест, как только мисс Брентвуд благополучно скрылась за дверью. — Ваши же собственные авторитеты не замедлят упрекнуть вас в глупости. Ваши высокооплачиваемые поставщики науки скажут вам, что вы не правы. Обратитесь к самому смирному и забитому доцентику при кафедре социологии и спросите его, какая разница между учением Руссо о возврате к природе и учением социализма; обратитесь к своим знаменитейшим правоверно-буржуазным политико-экономам и социологам; перелистайте любую книжку на эту тему в субсидируемой вами библиотеке — повсюду вас ждет один ответ: учение о возврате к природе ничего общего не имеет с социализмом. Наоборот, все ваши источники вам скажут, что учения эти исключают друг друга. Повторяю, я не хочу быть голословным. Но любая книжка из тех, что вы покупаете, чтобы поставить на полку не читая, скажет вам, что вы невежественны и глупы. И в этом вы достойный сын своего класса.
 
Вы сведущий законник и бизнесмен, полковник Ван-Гилберт. Ваше дело — угождать корпорациям и пригонять закон к интересам и требованиям ваших работодателей. Это занятие вам как раз по плечу. Держитесь же за него. Ведь вы, можно сказать, фигура! Но, будучи хорошим юристом, вы тем не менее никуда не годный историк и такой же социолог, а ваша биология — ровесница Плинию.
 
Полковник Ван-Гилберт беспокойно ерзал на стуле. В зале царила полная тишина. Каждый сидел, затаив дыхание, каждый слушал как завороженный. Казалось странным, немыслимым, диким, что кто-то обошелся так с полковником Ван-Гилбертом, чье появление в зале суда ввергало судей в трепет. Но Эрнест не щадил врагов.
 
— Все это нисколько не порочит вас, полковник, — продолжал он. — У каждого свое ремесло — у вас свое, у меня свое. Вы мастер своего дела. Когда вопрос коснется того, чтобы обойти старый закон или придумать новый в угоду нашим вороватым корпорациям, тут я мизинца вашего не стою. Но если речь идет о социологии, то уж это по моей части, полковник, и тут вам приличествует скромность. Запомните же это. И не забывайте, что ваши познания ненадежны, ибо законы живут недолго. То, что не укладывается в сегодняшний день, не входит в вашу компетенцию. А потому все ваши решительные утверждения и скороспелые выводы по части истории и социологии — пустая трата времени и слов.
 
Остановившись на минуту, чтобы перевести дыхание, Эрнест задержался взглядом на своем противнике. Шея у полковника налилась кровью, лицо злобно подергивалось, белые тонкие пальцы сжимались и разжимались; он нетерпеливо вертелся на стуле, словно готовый вот-вот вскочить.
 
— Но вы, очевидно, еще не истратили весь свой порох. Что ж, милости просим, для него найдется применение. Я предъявил вашему классу обвинение и жду, что вы его опровергнете. Я указал вам на тяготы, от которых страдает современный человек, я упомянул о трех миллионах детей-рабов, которые гарантируют американским капиталистам их высокие прибыли, и о пятнадцати миллионах голодных, раздетых и по существу бесприютных бедняков. И поскольку производительность труда современного человека при новых производственных отношениях и новой технике в тысячу раз выше, чем производительность пещерного человека, я сделал вывод, что капитализм обанкротился. В этом и заключается мое обвинение, и я обратился к вам с убедительнейшей просьбой опровергнуть его. Больше того. Я позволил себе предсказать, что вы оставите мой вопрос без ответа. Вот вам прекрасный случай дать выход вашей избыточной энергии! Вы назвали мое выступление софистикой. Докажите это, полковник Ван-Гилберт! Дайте ответ на обвинение, которое я и полтора миллиона моих товарищей сегодня бросаем вам и вашему классу.
 
Полковник Ван-Гилберт, очевидно, забыл о своих председательских функциях, которые давно обязывали его дать слово другим желающим. Он вскочил и, яростно жестикулируя (куда делось его самообладание, его прекраснодушная риторика!), стал изливать свой гнев то на Эрнеста, называя его молокососом и демагогом, то на рабочий класс, который будто бы сам ни на что не способен, и от него нечего ждать.
 
— Для юриста вы, право же, недостаточно сильны в логике, — отвечал Эрнест на эту тираду. — Ведь речь у нас шла не о моей молодости и не о способностях рабочего класса. Я обвинил капитализм в том, что он обанкротился. Вы не ответили мне. Вы даже не пытались ответить. Почему же? Потому, что у вас нет ответа. Здесь на этом собрании, вы, можно сказать, первое лицо. Все присутствующие, кроме меня, конечно, с нетерпением ждут, что вы ответите за них, поскольку сами они не в силах ничего ответить. Я-то знаю, что вы не только не ответите мне, но и не сделаете ни малейшей попытки в этом направлении…
 
— Довольно! — загремел полковник Ван-Гилберт. — Кто дал вам право оскорблять меня? Это возмутительно!
 
— Возмутительно то, что вы уклоняетесь от ответа, — серьезно возразил Эрнест. — Я ничем не оскорбил вас. Если люди расходятся во мнениях — это вовсе не основание, чтобы кричать о своих оскорбленных чувствах. Призовите же себя к порядку и дайте разумный ответ на мое разумное обвинение в том, что капитализм обанкротился.
 
Полковник Ван-Гилберт молчал с видом уничтожающего презрения, ясно говорившим, что он намерен впредь игнорировать выпады этого грубияна.
 
— Ничего, не огорчайтесь, — сказал ему Эрнест. — Черпайте утешение в том, что ни один представитель вашего класса еще не дал ответа на этот вопрос. А теперь ваша очередь, — обратился он к ораторам, давно уже рвавшимся в бой. — Валяйте! Но прежде всего я прошу вас ответить на вопрос, перед которым спасовал полковник Ван-Гилберт.
 
Немыслимо хотя бы вкратце пересказать здесь все, что говорилось на дискуссии. Трудно себе представить, чего только не могут нагородить разгоряченные спорщики за какие-нибудь три часа! Я веселилась от души. Чем больше входили в азарт оппоненты, тем спокойнее и увереннее разжигал их Эрнест. Пользуясь своими обширными познаниями, он — где смелым словом, где удачно ввернутой фразой — расправлялся со своими противниками, поражая их легчайшими, но убийственными уколами, словно прокалывая резиновую шину. Он ловил их на логических ошибках: то это было порочное умозаключение, то вывод, не вытекающий из предпосылки, то ложная предпосылка, скрывающая в себе искомый вывод. Здесь он находил ошибку, там — произвольное допущение или же безграмотное утверждение, противоречащее всякой очевидности.
 
Бой не утихал ни на миг. Иногда Эрнест заменял рапиру дубинкой и бил ею наотмашь, разя врагов направо и налево. И от каждого он требовал фактов, отказываясь входить в обсуждение всяких домыслов и теорий. Факты стали для них новым Ватерлоо. Когда они нападали на рабочий класс, он говорил: «Зачем кивать на других? От этого ваши руки не станут чище». И каждому задавал вопрос: «А как же обвинение в том, что капитализм обанкротился? Вы не ответили на него. Или у вас нет ответа?»
 
Только к концу дискуссии слово взял мистер Уиксон.
 
Он единственный из собравшихся сохранял хладнокровие и единственный заслужил уважение Эрнеста.
 
— Никакого ответа и не нужно, — медленно и веско произнес мистер Уиксон. — Я следил за всей этой перепалкой и не знаю, удивляться или негодовать. Я отказываюсь понять вас, джентльмены, мои коллеги и соратники. Вы ведете себя как глупые школьники. Вы унизились до таких доводов, как соображения морали, и до такой ажитации, какая свойственна только вульгарным политикам. Вы позволили противнику обойти вас и одержать верх. Вы говорили много, но не сказали ничего. Вы, словно комары, жужжали вокруг медведя. Джентльмены, вот он перед вами, ваш медведь (он указал на Эрнеста), он цел и невредим, вы только позабавили его своим комариным писком.
 
А между тем, поверьте, положение весьма серьезно. Медведь сегодня занес лапу, угрожая нам. Он говорил, что в Соединенных Штатах насчитывается полтора миллиона революционеров. И это правда. Он говорил, что они намерены отнять у нас нашу власть, наши дворцы и раззолоченную роскошь. И это тоже правда. Перемена, великая перемена назревает в обществе. Но, по счастью, не та перемена, которой ждет медведь. Медведь грозит, что нас раздавит. На самом деле как бы мы его не раздавили!
 
Опять по залу пронеслось глухое рычание, люди переглядывались и кивали друг другу со спокойной уверенностью. Лица их выражали энергию и решимость. Чувствовалось, что это враг, твердый, непоколебимый.
 
— Медведя не испугаешь комариным писком, — холодно и бесстрастно продолжал мистер Уиксон. — Мы его затравим. И отвечать медведю будем не словами, а свинцом. Власть принадлежит нам, этого никто не отрицает. Силою этой власти мы и удержим власть.
 
Он внезапно повернулся к Эрнесту. Весь зал затаил дыхание.
 
— Итак, вот наш ответ. Нам не о чем с вами разговаривать. Но как только вы протянете руки, ваши хваленые руки силачей, к нашим дворцам и нашей роскоши, — мы вам покажем, где сила. В грохоте снарядов, в визге картечи и стрекоте пулеметов вы услышите наш ответ
. Вас же, революционеров, мы раздавим своею пятой, мы втопчем вас в землю.
 
Мир принадлежит нам, мы его хозяева, и никому другому им не владеть! С тех пор как существует история, ваше рабочее воинство всегда копошилось в грязи (как видите, мы тоже кое-что смыслим в истории) и будет и дальше копошиться в грязи, пока мне и тем, кто со мной, и тем, кто придет после нас, будет принадлежать вся полнота власти. Власть! — вот слово, равного которому нет в мире. Не бог, не богатство — власть! Вдумайтесь в это слово, проникнитесь им, чтобы оно дрожью отдалось во всем вашем существе. Власть!
 
— Что ж, я удовлетворен, — спокойно ответил Эрнест. — Это и есть тот единственный ответ, какой вы могли нам дать. Власть — как раз то, чего добивается рабочий класс. Наученные горьким опытом, мы знаем, что никакие призывы к справедливости, человечности, законности на вас не действуют. Сердца ваши равнодушны, как пята, которой вы топчете бедняков. Поэтому мы и добиваемся захвата власти. И мы завоюем ее на выборах, мы заставим вас отдать нам власть…
 
— Если бы вам и удалось одержать победу, и даже решающую победу, — прервал его Уиксон, — уж не думаете ли вы, что мы добровольно откажемся от власти, после того как она достанется вам на выборах?
 
— И к этому мы готовы, — возразил Эрнест. — И мы вам ответим не словами, а свинцом. Власть — идол, которому вы поклоняетесь! Пусть будет так. Если в день, когда мы добьемся победы на выборах, вы откажетесь передать нам власть, завоеванную мирным конституционным путем, мы, повторяю, сумеем вам ответить. В грохоте снарядов, в визге картечи, в стрекоте пулеметов вы услышите наш ответ.
 
Вам не уйти от нашего суда! Это верно, что вы кое-что смыслите в истории. Это верно, что рабочий люд с незапамятных времен копошится в грязи, — как верно, что он так и будет копошиться в грязи, пока вы и те, кто с вами, и те, кто будет после вас, стоите у власти. Тут я с вами согласен, как согласен и в другом: решать между нами будет сила, как и всегда она решала. Это — война классов. Но как ваш класс низверг старую феодальную знать, так и мы, рабочий класс, низвергнем ваше господство. Если бы наряду с уроками истории вы не гнушались уроками биологии и социологии, для вас была бы очевидна неизбежность предстоящей вам гибели. Через год, через десять, ну пусть через тысячу лет ваш класс будет низвергнут. Мы добьемся этого силой, силой проложим себе дорогу к власти. Мы, рабочее воинство, хорошо затвердили это слово, и оно звенит во всем нашем существе. Власть! Это великое слово.
 
Так кончился вечер у филоматов.
 
 
Джек Лондон, «Железная пята».


СК alpha height=97

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Классовый подход
« Ответ #26 : 13/02/14 , 17:38:18 »
Я не бедный, я - средний класс! :))) 

Деньги, которыми обладаешь,- орудие свободы;
те, за которыми гонишься,- орудие рабства.

Карл Маркс
  "Считаете ли Вы себя бедным?" - такой вопрос задали социологи США гражданам, оставшимся без жилья и живущим в палаточных городках, результат лично для меня был удивителен, более 70% опрошенных не признали себя бедняками, характеризовав свое положение как временные трудности среднего класса. У человека нет денег даже на съем жилья, но признать свое положение он не хочет - почему? Отчасти, такое же мышление массово распространено и у нас, живущие на зарплату в 15-20 или 25 тыс. рублей вполне серьезно считают себя средним классом - сколько я таких повстречал. Откуда берется убежденность, что средний класс - это когда ты работаешь за еду, одежду, ЖКХ и возможность получить кредит на кабальных условиях? Все знают, что средний класс - это прослойка между богатыми и бедными, а что есть бедность? Бедность - это невозможность на необходимом уровне удовлетворять свои основные потребности и отсутствие возможности к долгосрочным накоплениям.
  Но на самом деле меня интересует не бедность в целом, а так называемая "работающая бедность", ведь именно в этой части общества ложь и несправедливость капитализма наиболее очевидна.
  Когда наличие официальной зарплаты и полная занятость не дают трудящемуся возможности обеспечить себе естественный уровень потребления - это и называется "работающая бедность". Некоторые скажут: "Что значит естественный, неужели на еду не заработать? Ерунда!", - но не все так просто. Естественные потребности человека не заканчиваются едой - это одежда, пригодное жилье, возможность иметь детей и возможность делать достаточные накопления - не жить "от зарплаты до зарплаты" и не лезть в кредит для покупки нового холодильника. Неужели работник с доходом в 20-25 тыс. сможет скопить на 1-комнатную в провинции, ведь ипотеку (до конца жизни) ему не дадут, тяжеловато с такой зарплатой создать полноценную семью, ведь придется либо ютиться с родителями, либо снимать жилье за круглую сумму. Можно и дальше достаточно подробно говорить о признаках "работающей бедности" - это и трудности с приобретением предметов длительного потребления (к примеру стиральная машинка, плита..), и страх увольнения, вызванный отсутствием денег на которые можно жить во время поиска работы, и так далее и так далее, позволив читателю найти себя в списке, но все это не дает ответа на изначальный вопрос "Почему?". Почему люди склонны к самообману, причисляя себя к так называемому среднему классу (по классификации Всемирного банка - это "группа населения,способная покупать импортные товары высокого качества, импортные машины, осуществлять международные путешествия, а также имеет доступ и возможности пользоваться услугами международного уровня, включая высшее образование"), который составляет в России не более 9% населения и начинается с месячного дохода в 80-100 тыс. в зависимости от региона?
  На самом деле все очень просто, везде и всюду внушается мысль: "Если бедный значит лох, недоделанный, неудачник ". То есть ты сам виноват - не добился, не смог заработать! Не важно, чем ты занимался, что делал и чего хотел, ведь у тебя нет денег, значит ты ноль. И для того, чтобы не быть "лохом", человек пытается показать атрибут достатка - дорогой телефон, автомобиль, конечно, он не признается, что беден - это так обидно и неприятно. Люди у нас живут в иллюзии возможностей хорошо заработать и хорошо жить, но вместо хорошей жизни приходится лишь копить на её внешние атрибуты. А называть себя средним классом - это значит быть таким же, как и все, чувствовать себя "нормальным". Вот только средний он не по финансовому положению в целом, а средний по уровню зарплаты среди той самой "работающей бедноты" и бедный по лишениям. Да уж, ловко - ничего не скажешь, такому "крепкому середнячку" и возмущаться вроде нечем, все как у всех, хотелось бы конечно побольше, но ничего, если что кредит возьмет, а отдаст "поооотооооом", вернее пОтом, кровью и макаронами в тарелке.
  Не обманывайте себя, мы бедны, просто развитие науки и удешевление производства, позволило работающему бедняку не ходить в заштопанных обносках с полупустым животом, а наследие СССР дает ему возможность не ютиться в подвале, на чердаке или каком-нибудь общем бараке. Однако такой бедности не стоит стыдиться, чего стыдиться нянечке в детсаде или рабочему на заводе - разве они бездельники и паразиты?
  Россия в руках мирового капитала, а ему нужны люди, погрязшие в долгах, они сговорчивы, пугливы и трясутся за подачку. Но когда обычный бедняк понимает, что ему нечего особо терять и его бедность - это надолго, то бедняки из виртуального среднего класса держатся за стабильность и не создают проблем, живя в мире иллюзий и вечных надежд, которые потом внезапно сменяются старостью с копеечной пенсией. Может, хватит иллюзий?

© 

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Классовый подход
« Ответ #27 : 21/02/14 , 16:02:35 »
Искусанные локти
Андрей Мовчан
 Украинские левые катастрофически слабы. Ныне они не имеют никаких возможностей влиять на политические процессы, что является бесспорным фактом. Мне досадно это признавать, возможно, даже больше других. Иногда я просто кусаю локти.
  Не все зависело от нас. Фактом является и то, что основная причина неудач - глубокая реакция и установление в обществе едва ли не повсеместной право-консервативной гегемонии. Такая ситуация сложилась не вчера, к этому все шло. На правый консенсус работали все без исключения общественные институты - школа, университеты, реакционная интеллигенция, мейнстримные медиа, спорт, церковь, корпоративная и государственная пропаганда... Козыри сами шли к похотливым ручонкам мракобесов всех мастей. И в первую очередь к националистам. Речь идет об объективном историческом процессе, где социалистическим взглядам не находилось места чуть более, чем вообще.
  Были ли у левых шансы? Могли мы развернуть процесс в кардинально противоположное русло? Следует признать, нет.
  Однако, если быть честным перед собой, нам надлежит признать и собственные ошибки. Я нахожусь в левом лагере восемь лет - фактически с того времени, с тех пор, как здесь стали проявляться первые признаки жизни. Начиная все даже не с нуля, а от отрицательной величины, я был свидетелем и непосредственным участником того, как леворадикальная среда предпринимала первые шаги. Добивалась первых, пусть и скромных, успехов.
  В настоящий момент, я думаю, пришло время, когда нам нужно максимально критически оценить весь предыдущий опыт. Подумать, что мы делали не так, где прогадали, когда ошиблись.
  Будет идти речь и о моих собственных недостатках. Ведь за целый ряд политических ошибок я несу непосредственную персональную ответственность.

Вещь, которая никому не помогла
  В последние годы через левые организации прошли сотни людей. Где они в настоящий момент? Потеряны. Пройобаны. Поэтому наибольшей своей ошибкой я считаю последовательный отказ от теоретической работы с кадрами. Отрицание пропедевтики.
  Когда к левым впервые за два десятка лет начался массовый прилив новичков, мы кайфовали. Имея за спиной опыт закрытых и упоротых сект, мы по-фрейдистски "убивали отца", пытаясь быть посильнее непохожими на своих предшественников.
  "Наконец! - думал я. - Вот они - обычные парни и девушки, без каких либо сектантских заморочек, они пришли к нам, потому что находят в этом свой полностью конкретный интерес. Готовые быть с левыми, даже представления не имея о тонкостях классового анализа". Мне казалось, что мы ухватили бога за бороду. Как я ошибался!
  Я надеялся на то, что, включившись в профсоюзную борьбу, неофиты сами возьмутся за книжки, собственноручно подтянут свой теоретический уровень. А люди приходили и исчезали. У них не было идейного стержня, инструментария объяснения мира, понимания возможности утопии. Этого не дали им мы.
  Мы цеплялись за каждого новичка. Обхажмвали их, как на подростковых свиданиях. Боялись напугать людей "кондовыми", как тогда казалось, фразами. Марксистской терминологией. "Чувак, ты попал в правильную среду, все будет круто. Давай пять!" Где здесь политика? Скорее - тусовка.
  Мы не читали и не советовали никому читать Ленина. Пробовали быть большими антибольшевиками, чем сами националисты. Стеснялись. Мы не знали ленинских уроков о том, что горстка умников действеннее сотни невежд.
  Поэтому я и сам призывал держаться за каждого попутчика, насколько бы дремучими не были его реальные взгляды. Хотя, в настоящий момент могу уверенно сказать: в определенные моменты организации требуются если не чистки, то по крайней мере сброс балласта.
  Призывал избегать серьезных политических споров, хотя именно в них рождается истина. По этой причине по-настоящему ангажированное идейное меньшинство увязало в безыдейном аполитичном болоте симпатизантов.
  Кто в то время задумывался, что без четкой коммунистической ангажированности, без идейной гегемонии мы очутимся на глубоком дне общественных процессов? Кто мог предусмотреть, что тысячи "простых" студентов, которые побывали на наших акциях, уже через пару лет будут прыгать на Майдауне, пытаясь доказать, что "не москали"? За такую недальновидность мы будем расплачиваться еще не один год.
  Мы толерировали повсеместное невежество и политическую безграмотность. В первую очередь относительно себя. Но господствующая идеология (о, чудо!) оказалась сильнее, чем уютное активистское болото.
  Иногда раздавались и критические голоса: "Невежество еще никому не помогало", - предостерегали бывалые товарищи. Но в ответ мы лишь ухмылялись, отказываясь верить. Что стояло за той критикой, кроме красного словца? А за нами были десятки энергичных активистов. Наивные.
  Чего мы только не выдумывали, чтобы мотивировать своих товарищей к настойчивой деятельности! Составляли невероятное количество методов извещения об акциях, пытались привлечь каждого... Эти попытки заканчивались неудачей. Ведь какие бы онлайновые сервисы ты ни поставил на службу левой организации, какие бы сугубо технические моменты ни применял, она не будет действовать без ключевой вещи - осознанной необходимости.
  Поэтому, читая на привокзальных мозаиках заповедь "Учиться, учиться, учиться", я лишь в настоящий момент понимаю настоящий смысл этих слов.

Религия экономизма
  Как известно, капитализм - это большая и темная задница, которая состоит из многочисленных задниц меньших размеров. Борьба с каждой отдельно взятой задницей затягивает, не давая оглянуться шире, дальше. Как мы могли этого не учесть?
  Мы избрали тактику синдикализма, и с полной самоотдачей ринулись в создание профсоюзов. Я искренне уверовал в то, что профсоюзы - это панацея, волшебный эликсир синдикалистских алхимиков. Но оказалось, что без гегемонии наших идей подобные структуры будут абсолютно недееспособными. В конечном итоге, профсоюзы являются только малым элементом всей многогранности политики.
  Руководствуясь убежденностью в собственной правоте, мы ввязывались в самые безнадежные экономические конфликты на местах. Переходили к изнурительной позиционной войне с чинушами средней руки. Лишь в настоящий момент приходит понимание, сколько усилий потрачено даром. Какую часть этих экономических конфликтов мы должны были шанс политизировать? Минимум. Где мы могли привлечь новые перспективные кадры? Обычно, об этом даже не шла речь.
  Часто политическую целесообразность вытесняло ощущение наивного буржуазного гуманизма. Мы слишком редко вспоминали, что всем не поможешь, особенно не имея на то достаточно сил, ресурсов, возможностей. Поэтому интенсивную политическую борьбу все чаще заменял рутинный экономизм и ритуальные уличные акции.
  Такая тактика (хотя о ее существовании вообще - можно поспорить) и неверно расставленные приоритеты не только не приносила спелые плоды в виде побед, но и истощала и деморализовывала товарищей. В какой-то момент у людей стал угасать огонек политической страсти - а без нее, как утверждал Гегель, не добиться ровным счетом ничего.
  Революционная тактика, как учит нас Ленин, заключается в противоположном. В том, чтобы находить слабые места системы. Не биться лбом о стену, а вбивать колья в опаснейшие трещины колоннады. К сожалению, мы были заняты другими делами.

"Хорошие парни" проигрывают
  "Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения", - еще одна неусвоенная заповедь Карла Маркса. Вышло так, что - в том числе и с моей подачи - левая среда впадала в грех лукавства и заигрывания.  Для простых молодых людей мы представлялись "профспилковцями", для прессы - "общественными активистами", вместо того, чтобы со всей решимостью послать жеманство к трем чертям. Вместо навязывания обществу своей повестки дня мы подстраивались под его правила, его представления, его лексику. В классической литературе это называется словом "оппортунизм".
  Мы пытались понравиться. Быть "хорошими парнями".
  За это кусать локти придется еще сильнее. Как можно понравиться мелкому буржуа, когда он уже загодя чувствует презрение к любым идеям равенства и коллективизма? Коммунизм вызывает в его мыслях весь джентльменский набор самых низких чувств.  Годы уступок, беспринципных альянсов и филологических заигрываний, навредили левому движению больше, чем уличные столкновения с ультраправыми. Когда нужно было проявлять принципиальность и решительность, мы шли на переговоры, которые в любом случае не могли принести нам долгосрочных успехов. Победителем из такого рода возни всегда выходит реакция.
  Здесь нам есть почему поучиться у правых радикалов. Они ни на мгновение не стеснялись собственной "самости", эти люди годами четко определяли свой радикализм. Без сомнения, на них играли все общественные институты, как уже говорилось выше. Но каждый раз ультраправые проверяли общественный консенсус на прочность. Устроить террор против "комуняк" - общество схавает. Бросить зигу на стадионе - пусть общество лишь попробует что-то сказать против патриотов. "Смерть врагам" - пусть приведут аргументы, почему врагов нации следует щадить.
  Я в настоящий момент не призываю к безрассудству и наихудшему пошибу сектанства. Речь идет скорее о политической откровенности, интеллектуальной смелости. Ведь только так можно получить авторитет. Получить "самость" и сместить консенсус левее от центра.
  В итоге победят только "плохие парни". "Хорошие" просто не интересны.

60-х не будет
  Наши идеалы также подложили нам свинью. Молодые украинские леваки едва ли не поклонялись студентам 1968-го. И нас можно понять. В этом мы видели "спасение" от "первородного греха" Большого Октября, демонизированного правой пропагандой. Инфантильно говорили о самоорганизации, либертарной педагогике, символическом насилии...
  До мировой глубинки под названием Украина глобальные тренды докатываются с опозданием в добрых 50 лет, поэтому когда мы косплеили бунт "благословенных 60-х", весь прогрессивный мир над ним уже смеялся.
  В конце жирных застойных 2000-х мне казалось, что мы всю жизнь будем вынуждены бороться с апатией и безразличием. Это были времена окончательного закату "велфайр стейт", от которой уже в 2013 году камня на камне не осталось. А мы и дальше агитировали людей выходить на протесты "под социальными лозунгами".
  Примеры? За прошедшие годы проведены десятки акций и кампаний против коммерциализации образования. Мы пугали студентов и их родителей кошельком, мобилизовывали хлебом и маслом. Но в то же время просмотрели более угрожающую тенденцию - реальную деградацию уровня образования. Первокурсник образца 2009-го и первокурсник 2014-го - кардинально разные люди. С последним трудно говорить не только о социализме, но и о банальном курсе школьной программы.
  Через уличные социально-экономические акции левых прошли тысячи студентов. О том, где их в настоящий момент можно увидеть, я уже писал. Для темного, политически безграмотного юноши "Слава Украине!" прозвучало в разы убедительнее, чем аргументированная проповедь о неолиберальных реформах. "Слава Украине!"
  ХХІ век еще не наступил - мы до сих пор живем в ХХ-м. А одной ногой отступили назад, в ХІХ. Да больше - стремительно несемся в направлении нового Средневековья.
  Как минимум это означает, что 60-х уже не будет никогда. Как можно призывать трудящихся "ломать мостовую - под ней пляж", если значительная часть украинцев даже на море уже не отдыхает? Карнавала не будет.
  Зато будет другое. С возвращением духа позапрошлого века к жизни возвращаются и эпоха идеологий, антиутопий и утопий. Это время классического империализма, локальных войн, настоящих диктатур, борьбы идей и радикальных политических партий.
  Два года тому назад мы вели себя как слепые котята, не догадываясь о таких суровых перспективах. Большинство не догадывается и до сих пор. "Социализм или варварство" - звучало патетически и отдаленно, а теперь в прямом эфире. Если мы не учтем эту ошибку - у левых не будет никаких политических перспектив.

Антистратегия
  Партия - слово, которое было для большинства моих товарищей страшилкой. Прямым синонимом всего наихудшего, что есть в политике. А самоидентичность представлялась как "не-партия".
  "Лучше уже аффинити-группа, чем политический субъект, - считали мы. - Лучше уже ливолиберальное НГО, чем пачканье рук о большую политику". Представление о том, что низовая политика является только частью сложного многоуровневого политического процесса, отбрасывались мгновенно по обвинению в ереси.
  Мы попали в ловушку вульгарной линейной логики. Мол, партия - это власть, партия бюрократизуется, партия перерождается. А значит, даже мысль о ней ведет чуть ли не к тоталитаризму, или в лайт-варианте - к социал-демократии.
  В настоящий момент это напоминает мне подростковые страхи, связанные с сексуальностью. Когда, во-первых, существует мысль, что в интимную связь стоит вступать лишь по большой и чистой любви. И, во-вторых, секс непременно приведет к нежелательной беременности и венерическим болезням. Руководствуясь этими страхами и в то же время бредя телесной страстью, подростки занимаются мастурбацией - самой безопасной, эскапистской формой удовлетворения. Взрослое отношение к сексу является иным.
  Таким же образом мы бредили низовой самоорганизацией как универсальным ответом на все вопросы сразу - простым ответом на сложные вопросы. Поэтому политически левые жили от одних протестов до других. Каждый раз видя в социальных вспышках подтверждение собственной правоты. Когда же вспышки неминуемо угасали, мы оставались у разбитого корыта и пробовали искать новые протесты для новых подтверждений и новых разочарований.
  Стратегически мы даже не задумывались над перспективами двух-трех-пяти лет. Смешно, но в среде, где постоянно говорилось о плановой экономике, и до сих пор совсем отсутствует взрослое проектное мышление. Есть протесты - рисуем плакаты, нет - чешем затылок.
  Красноречивым примером тому является деятельность левых на Майдауне. Желание иметь хоть какую-то представленность в поле, напрочь чуждом коммунистическим идеалам. "Я хочу быть с собственным народом. И если мой народ ошибается, я буду ошибаться вместе с ним", - сказал один левак, едва лишь начались первые беспорядки. Это ли не иллюстративно?
  Может, пора наконец перестать бояться концепта партии? Привыкать к словам "стратегия", "план", "политический риск", "партийная дисциплина", "демократический централизм".
  Пусть это будет самая радикальная партия - с парламентским амбициями, и в то же время принципиально антипарламентская - партия саботажа, партия молодежи. Она нужна.

Не влюбляться в себя
  Напоследок я хотел сказать о моей персональной вине перед движением - это грех самолюбия. "Головокружение от успехов", если угодно. Стоило получить первые победы, и я стал ловить кураж.  Когда мои статьи попадали в яблочко, когда во время речи мандраж изменяется на кураж, ты чувствуешь безграничную и на удивление обманчивую власть над ситуацией. Когда чиновники и капиталисты пилы валидол, я переживал небывалый подъем.
  Победы подкупали. Сознаюсь, иногда я просто тащился от собственной крутизны. Бывало, просыпался утром с ощущением, что могу сделать абсолютно все.
  Для общественности я стал публичным лицом - еще позавчера никому не известный, вчера я раздавал по несколько интервью на день. Меня узнавали на улицах и хлопали по плечу: "Эгей, я тебя знаю. Вы делаете правильное дело!" Черт, как дешево стоят эти похлопывания.
  По словам Маркса, революционер должен слышать, как растет трава. А я прислушивался к банальным вопросам киевских журналистов. Но что там я, все мы не воспитали в себе классические афинские добродетели, необходимые для политиков и революционеров.
  Медные трубы не позволяют слышать значительно более глубокие процессы, за что пришлось в итоге дорого платить. Я искренне верил, что все делается верно. Когда начались первые кризисы и неудачи, мне выдавалось, будто нужна лишь больше настойчивости, и тогда все будет выходить опять. Набирай на лопату побольше и бросай подальше.
  Как мог я забыть крылатую установку Жижека: "Не влюбляйтесь в себя"? В наших кругах модно было говорить о критическом мышлении, впрочем, самым тяжелым оказалось критически отнестись к своим собственным действиям.

Наверстывать время
  И все, кто будут приходить в движение, обязаны помнить и все эти опасности.
  Теперь же нам нужно переосмыслить собственные ошибки и не бояться взять за них ответственность.
  Впереди еще длительное время господства реакции. Настоящие прогрессивные перемены начнутся нескоро. Но уже в настоящий момент вместо того, чтобы невротично реагировать на какие-то события, нужно тщательным образом готовиться к следующим годам. По крупицам собирать новых людей. Шаг за шагом, помалу отвоевывать гегемонию. Старательно работать над собой. Развивать революционную теорию. Строить партию. Наверстывать потерянное время.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517
Re: Классовый подход
« Ответ #28 : 05/03/14 , 18:38:41 »
Вопрос украинским товарищам
 
   Ребята, у вас там сложилась нормальная революционная ситуация, но субъект революции - рабочий класс - не готов, да его и нет, имеется только пролетариат - толпа баранов, которая поняла только то, что вся их прежняя жизнь рухнула, и будет хуже, а потому готова хоть с чертом, хоть с дьяволом, лишь бы спастить. Западные смотрят на Запад, восточные на Восток. Опуская, что такая неготовность субъекта революции - прямая ваша "заслуга", вашего парламентского кретинизма, вашего акционизма, вашего антиинтеллектуализма, вашего экономизма и презрения к марксизму, вашей идеологической всеядности и прочих оппортунистических грехов, хочется спросить - что же вы собрались делать в обстановке вялотекущей гражданской войны между двумя группами буржуазии без собственных вооруженных сил? Практика показывает, что всегда, когда паны дрались, а холопы при этом на вилы панов не поднимали, чубы трещали именно у холопов. Ладно, основная масса пролетариата заражена тем или иным видом национализма - украинского ли, русского ли, неважно. Но сформировать собственный отряд - пусть сводный, но независимый от обеих групп противоборствующих олигархов карма не позволяет? Пусть он будет слаб численностью и вооружением, но он будет СВОЙ. В нем не будет ни "казаков", ни чоповцев, ни отставных военных, машинально берущих под козырек при виде российского триколора. Почему надо обязательно, задрав фалды, искать себе "народных губернаторов", "всенародно избранных президентов", "адмиралов крымского флота", "честных начальников УСБУ" и прочих "героев", которых левые не могут контролировать ни секунды в день? Почему надо обязательно тащиться в хвосте массовых настроений, "лишь бы быть с народом? "Что, спрашивается, выиграла "Боротьба", которая послала каких-то безвестных хлопцев штурмовать здание администрации во имя некоего Губарева, который вывесил российский триколор? Ну, побегала на побегушках во имя абстрактного "антифашизма", и что, от этого раскрылись перспективы революции?
  Почему нет никаких САМОСТОЯТЕЛЬНЫХ программ - например, по организации социалистической "Донецко-Криворожской республики" хотя бы, если уж не к установлению Советской власти по всей Украине? Ведь обе группы буржуазии обгадились по полной и авторитет растеряли. Восточный пролетарий клянет как майданутых, так и местных пророссийских олигархов. Зачем, спрашивается, если есть живой пример, когда администрация восточных областей поначалу была готова сдать пролетариев с потрохами западноукраинским нацистам, подсаживать очередного ставленника капиталистов в кресло губернатора? Почему нельзя сказать прямо и честно, что надо восстанавливать Советы, национализировать производство - тем более, что мартовскую зарплату сейчас некому гарантировать, если не взять контроль над производством самим рабочим, ибо олигархи выводят активы, вне зависимости от своих симпатий к РФ и перспектив на вхождение области в состав оной? Вы, ребята, стоите перед уникальной возможностью - войска сидят безвылазно в казармах, милиция деморализована и не имеет твердого руководства, народ активен, власть как минимум номинальна и кое-как обеспечивает хозяйственные функции госаппарата, а то и вовсе разбежалась и выжидает. И где хотя бы ПОПЫТКА?
  Вы думаете, массы не простят вам бездействия, а потому лезете таскать из огня каштаны для аксеновых, губаревых и прочих проходимцев, всплывших на юго-востоке? Вы ошибаетесь, массы не простят вам НЕСАМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ. Вам не простят именно того, что вы ИХ ПОДДЕРЖИВАЛИ. Тогда. когда капитализм устаканится - в новой форме, пролетарий ощутит его на своей шкуре и спросит - а кто виноват. И окажется, что и вы к "крымским автономиям" руку приложили.

©

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15517