Автор Тема: Дело Тихонова - Хасис  (Прочитано 69359 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #120 : 14/11/11 , 21:44:40 »
Евгения Хасис отправлена спецэтапом в ту же колонию, где содержалась юрист ЮКОСа Светлана Бахмина.


   
Необходимо отметить, что из Москвы женских этапов в Мордовию не бывает за исключением особо опасных рецидивистов (-ток) и государственных преступников (-ниц).

Об условиях содержания в Парце можно прочитать в репортаже Зои Световой http://www.newizv.ru/accidents/2006-12-25/60752-svidanie-za-koljuchej-provolokoj.html и в воспоминаниях самой Светланы Бахминой http://newtimes.ru/articles/detail/40586 .

Напишите Евгении письмо со словами поддержки (помните о цензуре и самоцензуре!), отправьте продуктовую посылку:
431150, респ.Мордовия, Зубово-Полянский р-н, п.Парца, ФКУ ИК-14,
Хасис Евгении Данииловне, 1985 г.р.

Так же можно добавить, что установочный визит адвокатов и родственников к Евгении на новое место уже состоялся.

http://rusverdict.livejournal.com/169031.html

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #121 : 28/11/11 , 12:56:07 »
Никита Тихонов о лозунге «Хватит кормить Кавказ», революции и кадровом резерве.

От души всем за напутственные слова и добрые пожелания! Не знаю, как с перепиской будет впредь, поэтому разовью, пока есть возможность, некоторые из затронутых ранее тем.

Вот, например, идейное противостояние «Ымперства» и «Национализма желудков». Вообще это похоже на спор лирик с физиками или поэтов с прозаиками. Когда человек у себя в уютном бложике провозглашает восстановление Русского владычества на Кавказе в стиле Ермолова, а после возвращение Аляски и новую колонизацию Африки – это вдохновляет как красивые стихи. Но когда с этим выходят на митинг к пятиста собравшимся – это выглядит маргинально до глупости.
Практическая политика – это завоевание симпатий широких народных масс через отстаивание их нужд и продвижение их интересов. Правильно говорит в журнале The New Times Сергей Удальцов (наверное, самый опытный уличный политик в России): «Задача левого движения – сформулировать идеи, которые будут привлекательны для масс, а не для узкого круга». У нашего движения задачи такие же. Поэтому «Хватит кормить Кавказ!», «Мигранты убивают – власти покрывают» - это вызрело, это востребовано в народе. Вызрело настолько, что даже Медведев вынужден комментировать лозунг «Хватит кормить Кавказ».
Некоторые представители нац.тусовки могут с брезгливостью твердить, что эти вопли – «Р.Л.О.» и терпильство. Но в политике работает рациональный подход, а не пафосные речи и агрессивные выпады. Если человеком движет желание добиться результата (Победы), а не выпендриться, он сможет оседлать свои романтические порывы. Но, как сказал В.Г.Белинский – хвала тому, кто не довольствуясь окружающей действительностью носит в душе свой идеал. Романтизм юных душ и неизжитой идеализм матерых фанатиков – вот топливо для любого народного движения. По себе сужу – мне всегда 22 :)

Знаешь, чем тебе симпатичен nomina_obscura? Он ратует за то же, за что и автор «Проекта Россия» Юрий Шалыганов (прочитай его интервью «Аргументам недели») – за обретение обществом Большой Идеи, сверхчеловеческой цели типа построения Святой Руси или коммунизма. И он поэт: «узники совести с татуировками ненависти» - ха-ха-ха :) Но в их словах, пусть и негодных для практической политики, есть правда. Господство Белого человека над планетой, достигшее апогея в середине прошлого столетия, было лишь побочным следствием стремления к Царству Небесному, а закат начался, когда люди решили пожить в свое удовольствие. Без Бога и высших смыслов.
Недавно Захар Прилепин, отвечая на вопрос зачем вы ратуете за революцию, ведь идеалисты-фанатики ее сделают, а воспользуются ее плодами опять подлецы, высказал верную мысль: «А ещё все люди умирают. Давайте не будем рожать детей? Это какая-то философия мертвецов. У человека нет никакой другой задачи, кроме как попытаться достичь покоя в душе и построить рай земной. Задача изначально невыполнимая – ну и что? А чем ещё заниматься? Чесать себе живот? Крутиться от похоти до пьянки и обратно?». Правильно, это не людской образ жизни, а скотский. Смысл жизни Человека - в подвигах.

Вот ты пишешь, что КМПВ, некому будет и портфели министерские раздать. Узко смотришь. С присущим тебе эзотерическим подходом, ограничился рамками тусовки. Что ж теперь, узурпировать всю власть, съежившись в среде «членов партии с 1905 года»? А что если мыслить общенационально, а не зашорено? Это вон «РО» хочет стать диаспорой и жить интересами своей общинки. Мы же – националисты, мы хотим, чтобы всем русским стало хорошо. А что если того же Удальцова запустить в московское правительство? Человек всю свою жизнь посвятил не борьбе с русским движением, как некоторые, а борьбе с зажравшимся чиновничеством. Разве плохо будет, если он свои наработки по социалке в московской мэрии и реализует? По обманутым дольщикам, по точечной застройке и экологии, по местному самоуправлению (что самое ценное!).
А колумнистка Газеты.ру, лидер движения «Русь сидящая» Ольга Романова хочет стать директором ФСИН. На самом деле нынешний директор Реймер – человек вполне адекватный. Во всяком случае за крайние лет 5-7 столичные изоляторы преобразовались из адских преддверий в более-менее приличные учреждения. До норм ЕС еще далеко, но реформы идут, и если О.Романова сможет быть их мотором в ведомстве, то почему бы не стать ей хотя бы первым замом :) Кстати, говорят, что о возможности допуска к Аракчееву специалистов с детектором лжи решение принимал лично Реймер, что говорит только в его пользу.
Вообще каждый человек хорош на своем месте. Вот у Алексея Навального масса талантов, кем он может стать КМПВ? Готовый аудитор Счетной палаты, ИМХО.
Резюмируя, скажу что нам давно пора оставить в прошлом идеологическую зашоренность и прекратить демонизировать людей, если только их взгляды в чем то не сходны с нашими. А может того, в чем мы согласны больше окажется? С теми, кто готов разговаривать стоит поговорить (если не о КМПВ :) ), так хоть о правозащите.

Никита Тихонов.
Кировская пересыльная тюрьма.
Ноябрь 2011 года.

http://pn14.info/?p=89980

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #122 : 26/12/11 , 18:44:07 »
Александр Тихонов о поездке к Никите Тихонову.

Здравствуйте, друзья!
14 декабря с.г. вернулись из поселка Харп ЯНАО после посещения в ИК-18 нашего сына и брата Никиты. Ездили втроем: жена, я и адвокат. Выезжали из Москвы 9 декабря поездом (везли по списку Никиты 52 тома книг), возвращались 14-го самолетом из Салехарда.
Признаюсь честно, поездка была непростая. Скажу сразу, Никита держится молодцом. Но сильно похудел, по сравнению с последними днями пребывания в СИЗО Лефортово на 10-12 кг. А поскольку жира на нем не было, худеет он на потере мышечной массы. И это на фоне полного отсутствия движения: камера у него одиночная шириной в 3,5 листа формата А4, длиной 11,5 листов А4. Ширина койки 2 листа формата А4 + 5см (все измерялось листами бумаги А4). Унитаз расположен практически впритык к койке, не огорожен, вентиляции нет, сыро. Нет ни тумбочки, ни табуретки. Делайте выводы сами. Я сразу вспомнил «легендарного» полковника Владимира Владимировича (так он представлялся), который приходил к Никите в Лефортово уже после кассации в Верховном суде (14.09.11) и предлагал ему посотрудничать. Когда миссия обломалась он пообещал Никите поездку в Харп. Так что Харп для нас неожиданностью не стал. Возможно, что ситуация с камерой-одиночкой – это шутки того же полковника.

Не явился для нас неожиданным и другой момент. Как и предполагали, Никита (подобно ряду других политзаключенных) получил фальшивую посылку. Правда он к этому был готов, отказался ее вскрывать, сказал, что написал заявление еще в Лефортово (якобы «было утеряно»), в котором уведомил, что посылки и бандероли будет принимать только от близких родственников. Мы с Никитой отработали схему опознавания грузов «свой-чужой». В чем подлость фальшивой посылки? Осужденному на ПЛС разрешается получить одну посылку и одну бандероль в год. Если вскрыл чужую – все, ты ее получил. К чести сотрудников ИК-18 они не стали настаивать на вскрытии посылки, в итоге мы ее отправили в обратный адрес за свой счет.
Адрес отправителя:
213440, Москва, ул. Металлургов, дом 32, корп 1, кв 14, Козлова А.С.
Адрес липовый, нет такого индекса в Москве, а для ул. Металлургов 32 индекс присвоен 111399. По указанному адресу прописаны Циркин Михаил Иванович, 1944 г.р. и Циркин Павел Михайлович, 1972 г.р. Козлова А.С. там, по крайней мере не прописана. На коробке есть индекс реального отделения связи, с которого ушла посылка (стоит штамп 190240 (01). Это Котельническая набережная д 1/15. Отправление сделано 11 ноября 2011г. в 18.30, первое письмо из ИК-18 Никита датировал 9 ноября. Я хочу сказать, что отправитель посылки наверняка знал конечный адрес Никиты раньше ВСЕХ (раньше нас в том числе). Как вы думаете, кто бы это мог быть?
Посылка, упакованная в небольшую коробку была тяжелая для такой тары – 11кг и сыпучая при перемещениях. Вскрывать мы ее не могли, но у картонки протерся уголок – в посылке находилась СОЛЬ!
Понятно, что московские «друзья» не хотят оставлять Никиту в покое и в Харпе. Лучшее лекарство от этого – регулярное направление туда адвокатов. Но это дорого. В одиночку нам с этим не справится. Только билеты туда и обратно на троих нам обошлись в 52тыс. руб. (эконом-класс). Есть еще правозащитники, депутаты, журналисты и т.д.
А еще есть ваши письма в адрес Никиты – много писем.

Адрес Никиты Тихонова:
629420 Ямало-Ненецкий АО, пос. Харп, ФКУ ИК-18 УФСИН России по ЯНАО
Тихонову Никите Александровичу, 1980 г.р.

Одна просьба: в конверт вложите лист бумаги и конверт с маркой. Но не нужно на каждое из своих писем ждать ответа, это не Лефотово. Да и ответ он пишет сидя на корточках, на незаправленной части кровати. По-другому не позволяют условия. Кроме того можно отправить Никите телеграмму с почты или со стационарного телефона по номеру 06 (Мск), что очень удобно. Телеграмма по времени идет быстрее, чем письмо и Вы еще успеете поздравить Никиту с Новым годом.
Посылки и бандероли ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ МЕНЯ И ДОЧЬ. От других людей посылки он не примет, даже если подпишутся нашими именами.

Благодарности:
Выражаем благодарность всем помогающим деньгами на организацию наших поездок, оплату адвокатов, посылки и т.д. Часто эти люди не являются единомышленниками Никиты, они просто порядочные люди. Спасибо также отдельным друзьям и сочувствующим.
Будут вопросы, пишите в данный ЖЖ. Это блог сестры Никиты - Тихоновой Евгении и всей семьи.

http://por-triunfo.livejournal.com/38088.html

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #123 : 29/12/11 , 19:17:04 »
Евгения Хасис в лагере подвергается давлению. Нужна поддержка!


   
23 декабря c.г. состоялся визит адвоката правозащитного центра «Русский Вердикт» Андрея Федоркова в исправительную колонию №14 в пос. Парца Явасского городского поселения Зубово-Полянского района республики Мордовия, где отбывает назначенный Мосгорсудом 18-летний срок активистка «Русского вердикта» Евгения Хасис.

Сейчас в Зубово-Поялнском районе Мордовии расположено 15 исправительных колоний, все - на месте бывших гулаговских зон. По рассказам местных жителей, которые все без исключения как то связаны с зонами (или сидели – или охраняли), порядки по ту сторону колючей проволоки ненамного отличаются от бытовавших там в 30-х - 50-х годах, прежде всего в части использования рабского труда заключенных. Во многих колониях з/к работают «добровольно-принудительно» по 12-16 часов, а иногда и больше. Работают на различных производствах за 75-150 рублей в месяц (Евгения работает на швейном производстве военного обмундирования), изнемогают на тяжелых хозяйственных работах (уборка снега, распил ручной пилой бревён, разгрузка мешков и пр.), постоянно голодают, поскольку зоновская «баланда» не отличается большой калорийностью, многие сходят с ума от бесконечного конвейерного производства. Распространенное явление, по рассказам местных жителей, это и произвол администрации исправительных колоний, когда любого неугодного заключенного могут бросить в сырой, холодный застенок штрафного изолятора, лишая его даже скудной тюремной пищи.
ИК-14, в которой находится Женя, расположена в местности с очень тяжелыми климатическими условиями, кроме того здесь нередки случаи отключения отопления, света и воды. Наша поездка носила во многом экстренный и внеплановый характер, обусловленный отсутствием от Жени писем на протяжении более одного месяца, что стало порождать у друзей и близких вполне обоснованную тревогу. Сразу сообщим, что Женя жива и здорова, письма до неё доходят, а вот с отправкой корреспонденции от неё имеются определенные трудности, вызванные строгим режимом цензуры. Так что переписка будет происходить с определенной временной задержкой. Напоминаем почтовый адрес Евгении для писем:
431150, респ.Мордовия, Зубово-Полянский р-н, п.Парца, ФКУ ИК-14, Хасис Евгении Данииловне, 1985 г.р.

Мордовская ИК-14 считается самим строгим по условиям содержания и отбывания наказаний женским исправительным учреждением в России. Не случайно ранее здесь содержалась и опальный юрист «ЮКОСа» Светлана Бахмина.
В этой колонии, расположенной в самом сердце бывшего гулаговского «Дубравлага», отбывают срок женщины, приговоренные к длительным срокам лишения свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления, рецидивисты, довольно много цыганок (сидят преимущественно за преступления, связанные наркоторговлей), но есть и осужденные за экономические преступления. Контингент довольно специфический, много женщин, страдающих психическими расстройствами, присутствуют и такие социальные монстры, как убийцы, лишившие жизни собственных детей. Вот в такую среду криминальных и деклассированных элементов волей российского правосудия помещена Евгения Хасис, чья вина, как известно из судебного процесса, заключается в том что она «в неустановленное время в неустановленном месте неустановленным способом подала неустановленный сигнал». По словам Жени, из всей массы заключенных, хоть какое-то осмысленное общение возможно не более чем с 5-10% соседей по колонии.
Но тяготы и испытания не сломили Женю, она держится, не роняет своё достоинство и за те три с небольшим месяца пребывания в колонии уже смогла завоевать уважение (прежде всего, по причине своего интеллекта, культуры поведения, образованности и юридической грамотности) как среди заключенных, так и администрации.

Однако, московские борцы с т.н. «экстремизмом» из очень специальных служб не оставляют Евгению в покое и в Мордовии. По их приказу Евгению Хасис помещают в ШИЗО (штрафной изолятор), несмотря на то, что никаких нарушений порядка отбытия наказания Евгения не совершала. Цель столичных гастролеров – заставить Евгению дать какие-то интересующие их показания, взамен обещая какие-то послабления. Ранее аналогичные предложения делались и Никите: «Визитер сообщил Никите, что «не все еще потеряно» и у Никиты «есть возможность изменить свою судьбу, сообщив интересующие ФСБ сведения».
Единственный способ противодействия незаконному давлению на Женю и Никиту – это регулярные поездки к ним адвокатов (как минимум раз в месяц). Однако в виду удаленности колоний, транспортные расходы стали слишком велики и без посторонней помощи мы уже не справляемся. К концу года все имевшиеся в распоряжении «Русского вердикта» резервы исчерпаны. В этой связи мы обращаемся к Вам, дорогие друзья, с просьбой оказать финансовое содействие на оплату транспортных расходов, связанных с регулярным посещением Жени и Никиты в будущем 2012 году.
Денежные переводы (пожертвования) на принимаются на яндекс-кошелек 41001115143479.
Другой способ – личная встреча. Так посильную помощь Вы можете оказать при личной встрече с представителями «Русского вердикта» (уполномочены по этому вопросу Алексей Барановский и Александр Васильев), а так же с отцом Никиты – Александром Тихоновым. Кроме того, банковский перевод можно сделать по реквизитам, которые указаны тут.
Дополнительно сообщаем, что в настоящее время продолжается работа над двумя жалобами в Европейский суд по правам человека, которые вскоре будут направлены в Страсбург. И эта работа оплачена лишь на 2/3. Таким образом, финансовая поддержка со стороны общественности будет как нельзя вовремя. Всех неравнодушных заранее благодарим.
Так же просим распространить это сообщение.

http://rusverdict.livejournal.com/174892.html

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #124 : 16/01/12 , 20:27:05 »
Это заявление к 19 января, которое мы сейчас распространяем.  Мы считаем, что если  нашу позицию не заявить сейчас, то ее уже не заявить никогда, и просим содействовать ее публикации на всех доступных ресурсах.



ЗАЯВЛЕНИЕ ГРУППЫ  ДРУЗЕЙ  СТАСА  МАРКЕЛОВА  К  3-ей  ГОДОВЩИНЕ  ЕГО  ГИБЕЛИ


Три года назад был убит наш друг адвокат Станислав Маркелов. Вместе с ним погибла журналистка Анастасия Бабурова. В минувшем году состоялся суд над людьми, обвиненными в их убийстве – праворадикальными активистами Никитой Тихоновой и Евгенией Хасис. Итоги процесса побуждают нас выступить с настоящим заявлением.

Общественное мнение разделилось строго по партийному признаку: лагерь русских правых отказался признать своих товарищей виновными, тогда как лагерь левых, либералов и правозащитников в основной своей массе держался версии следственных органов, поддержанной Московским городским судом. Ныне эта версия принята большинством общества, в качестве доказанной и само собой разумеющейся. С глубоким сожалением мы вынуждены констатировать, что в оценке текущего состояния «дела Маркелова - Бабуровой» мы расходимся с подавляющим большинством личных знакомых, товарищей, политических единомышленников Стаса и Насти, многие из которых являются также нашими друзьями. Мы не разделяем их убеждения, что убийство Маркелова и Бабуровой раскрыто и виновные понесли наказание. Более того, мы не понимаем, откуда такая уверенность вообще может возникнуть.

Стас был политическим адвокатом и оппозиционным общественным активистом с крайне широким полем деятельности. В этом поле находилась кадыровская Чечня, химкинский лес, башкирский Благовещенск с его знаменитой «зачисткой» местного населения милицейским начальством, «Норд-Ост», дела так называемых «левых террористов», по которым Маркелову угрожали спецслужбы. Случаи, когда Стас в ходе своей профессиональной деятельности вступал в конфликт с системой власти и отдельными ее представителями, слишком многочисленны, чтобы все их упомянуть здесь. Кроме того, он был, несомненно, перспективным левым политиком, оригинальным как по способу мышления, так и по своему практическому опыту, и мог сделать очень многое в ситуации общественного подъема, до которого он не дожил.

Безусловно, в сфере интересов Стаса Маркелова были и дела Буданова, Кадета, а также поддержка антифашистского движения. Таким образом, в числе его врагов были и «русские националисты». Многие из этих людей тоже желали ему зла, чего никогда не скрывали. Но какие есть основания считать, что причинили зло именно они – не спецслужбы, не миллионеры-рейдеры, не функционеры кадыровского режима?

Очень похоже, что основание такое всего одно: то, что об этом объявил Следственный Комитет РФ. С января по ноябрь 2009 года заинтересованная левая и либеральная общественность рассматривала все версии убийства, в том числе «ультраправую». Однако с момента, когда «компетентные органы» заявили о поимке убийц, «плюрализм мнений» удивительным образом сменился единомыслием, а «ультраправая» версия сразу же сделалась единственной. Однако вам не приходило в голову вспомнить, что чуть раньше этот же Следственным комитет «раскрыл» убийство Политковской, публично приписав инициативу его организации «лондонским врагам Путина» - в частности, Березовскому? Откуда у вас, считающих себя непримиримыми противниками репрессивного государства, взялось слепое доверие к его «органам»?

Оставалась надежда, что суд – если не как институт, которому в России мало кто верит, то хотя бы как сцена, где будут предъявлены доказательства – расставит всё по своим местам. Увы, и она не оправдалась. Процесс был построен так, что аргументы защиты на нём практически не рассматривались, в то время как аргументы прокуратуры зачастую принимались просто на веру, не подвергаясь никакой проверке (один из нас провел в зале суда большую часть времени, и сам тому свидетель). Почему выводы такого суда не были поставлены под сомнение людьми, претендующими на защиту памяти Маркелова и Бабуровой? Мы не понимаем, как такое возможно. Как еще установить истину нам, не имеющим доступа ни к секретной информации спецслужб, ни даже к полным материалам следствия, кроме как подвергая сомнению, пробуя на прочность все аргументы сторон, предъявленные публично? Если шельмование защиты Тихонова и Хасис для вас – антифашистская борьба, ведь они – «адвокаты фашистов и убийц», если их доводы отметаются по умолчанию, а доводы государственного обвинения так же по умолчанию принимаются, то  как вы вообще можете узнать, на самом ли деле Тихонов и Хасис являются убийцами? В самом деле, что можно сказать профессиональным правозащитникам, признающим суд честным после зафиксированного там надругательства над независимостью коллегии присяжных (история с выходом из коллегии присяжной Добрачевой и ее интервью)? Почему бы вам заодно не признать честность хамовнического и басманного судов? Чем они отличаются от суда Замашнюка?

Мы не будем рассматривать здесь весь пакет доказательств, предъявленных сторонами. Задумайтесь хотя бы над вопросом - где видеоматериалы с нескольких десятков уличных камер наружного наблюдения, находившихся, согласно материалам дела, в районе убийства 19 января 2009 года? (напомним, суду были предъявлены фрагменты видеосъемки с трёх из пятидесяти, на которых, по сути, ничего не видно). Или над тем, какими способами были получены «изобличительные» показания ультраправых лидеров Горячева и Голубева – вы, левые и либералы, даете показания против своих товарищей по своей воле? Или над тем, хорошая ли мысль для «опытного боевика» идти на убийство с антикварным оружием, браунингом 1910-го года, имея под рукой ряд современных и надежных стволов? Или над тем, как расценивать то, что за несколько дней до задержания, почувствовав неладное, Тихонов избавился от ряда «улик», но почему-то не избавился от самой главной - пистолета? Допустим, он опасный преступник. Но похож ли он на идиота?

Мы не предлагаем вам свою, альтернативную версию убийства Стаса и Насти. И мы даже не утверждаем, что Тихонов и Хасис – не убийцы. Мы всего лишь говорим о том, что желать смерти Стаса Маркелова могли многие. Среди них – силы, причастные к ныне существующей системе российской власти, на разных ее этажах. Среди них – элементы, заведомо неприкосновенные для любого следствия, при самых лучших его намерениях. Среди них и те, кто в состоянии организовать в качестве прикрытия своего преступления осуждение невиновных. Не факт, что именно это произошло. Но предполагать такую возможность, зная специфику работы наших правоохранительных органов и судов - совершенно естественно. Более того - абсурдно её не предполагать. Как и важно помнить о том, что  правосудие и справедливость существуют для всех, в том числе для людей, которые вам не нравятся. Считать иначе и одновременно обращаться к авторитету Станислава Маркелова – оскорбительно для его памяти.

Именно от друзей и единомышленников Стаса и Насти нам хотелось бы ожидать наибольшей заинтересованности в том, чтобы обстоятельства их гибели были выяснены максимально полным образом. На сегодняшний день этого не произошло. Мы полагаем, что дело о гибели Маркелова и Бабуровой в настоящий момент не закрыто. Нам по-прежнему достоверно неизвестно, кто их убийцы.




Петр Рябов, к. филос. наук, участник движения «Автономное действие», автор книги о Станиславе Маркелове «Стас. Никто кроме меня».


Ирина Федотова, журналист, автор книги о Станиславе Маркелове «Стас. Никто кроме меня».       


Кирилл Привезенцев, исследователь-архивист

http://iforsite.livejournal.com/3666.html#cutid1

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #125 : 24/01/12 , 11:45:03 »

Один день из жизни Матильды.   

[Янв. 24, 2012|11:14 am]
       
[   Tags   |   Женя, Никита, Яся   ]

20 января 2012 года.

20 января это, пожалуй, один из самых важных дней в моей жизни: во-первых, это день рождения моей дочери, самого дорогого мне человека. Во-вторых, в этот день родился другой очень близкий мне человек – Алексей Барановский. Друг друга мы знаем, теперь мне кажется, всю жизнь. За это время мы ссорились раз 100500, столько же раз мирились, и всегда готовы были на всё лишь бы вместе. Во многом благодаря Алексею я сейчас нахожусь рядом с дочерью, если бы не его помощь, я быть может не смогла бы себе этого сейчас позволить, никто из моих знакомых не сделал для меня больше, несмотря на то, что многие люди сделали для меня столько добра, сколько только может вместить в себя этот мир.

Но, несмотря на радостные события, которые произошли 20 января, этот день и день ужасной трагедии. В этот день, а точнее накануне - три года назад погибли два молодых человека, смелых и идейных (хоть с их идеями я и не согласна), и их смерть повлекла за собой еще одну трагедию: в убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой обвинили другую красивую молодую пару. Никиту Тихонова – невероятно сильного юношу, и Женю Хасис – самую светлую на земле девушку, я никогда не встречала более добрых и духовных людей, чем они.

Я верю только в хорошее, потому что я мама, и обязана быть оптимисткой. Я верю в то, что трагедия, которая произошла 19 января 2009 года, случилась не только для того, чтобы удовлетворить политические амбиции некоторых представителей сильных мира сего и сломать карьерный рост некоторых их подручных, это произошло для того, чтобы тысячи людей задумались о жизни и своём месте в ней. Пока, правда, я знаю только одного человека, который не будучи родственником какой-либо из сторон, попустил всю эту трагедию через свое сердце, сначала ужасное убийство, а потом и не менее ужасный суд. Это Евгений Левкович. Мы сидели за бокалом вина с ним и он рассказывал о своей личной боли, которую он носит в своем сердце из-за всего этого... Женя, у тебя ведь тоже недавно был день рождения. Поздравляю тебя, дорогой. Мне кажется, в этом что-то зашифровано, что ты родился 18 января, а Леша - 20-го...

Женя с Никитой стали примером для всех мужества и стойкости, а Горячев с Ерзуновым - пример того, в какое мерзкое существо может превратиться человек, если поддастся самым низким своим порокам – трусости и слабости. Леша Барановский - это настоящий друг, а Евгений Левкович больше чем журналист, он неравнодушный человек, которым в первую очередь должен быть хороший журналист.
Этот январь, эти дни, когда я призываю Вас заглянуть в себя, и честно ответить на вопросы – могу ли я гордиться собой, всегда ли я честен перед собой и перед окружающими? И смогут ли гордиться мной мои дети, назовут ли в честь меня моих внуков? И я очень надеюсь на то, что честный ответ будет положительным у всех. Будьте честными, друзья, и учите этому своих детей.

...Целую неделю я пыталась понять, что хочет Яся на свой день рождения, но не могла разобрать, а она настойчиво повторяла – "Колусь ёз". Только накануне праздника я поняла, что это оказывается колючий ежик. Мы поехали в детский магазин и купили ей там вот такого.



С надеждой увидеть всех вас, Матильда.

http://matilda-don.livejournal.com/699878.html#cutid1

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #126 : 28/01/12 , 16:31:14 »
Евгения Хасис в лагере подвергается давлению. Нужна поддержка!

23 декабря c.г. состоялся визит адвоката правозащитного центра «Русский Вердикт» Андрея Федоркова в исправительную колонию №14 в пос. Парца Явасского городского поселения Зубово-Полянского района республики Мордовия, где отбывает назначенный Мосгорсудом 18-летний срок активистка «Русского вердикта» Евгения Хасис.

Сейчас в Зубово-Поялнском районе Мордовии расположено 15 исправительных колоний, все - на месте бывших гулаговских зон. По рассказам местных жителей, которые все без исключения как то связаны с зонами (или сидели – или охраняли), порядки по ту сторону колючей проволоки ненамного отличаются от бытовавших там в 30-х - 50-х годах, прежде всего в части использования рабского труда заключенных. Во многих колониях з/к работают «добровольно-принудительно» по 12-16 часов, а иногда и больше. Работают на различных производствах за 75-150 рублей в месяц (Евгения работает на швейном производстве военного обмундирования), изнемогают на тяжелых хозяйственных работах (уборка снега, распил ручной пилой бревён, разгрузка мешков и пр.), постоянно голодают, поскольку зоновская «баланда» не отличается большой калорийностью, многие сходят с ума от бесконечного конвейерного производства. Распространенное явление, по рассказам местных жителей, это и произвол администрации исправительных колоний, когда любого неугодного заключенного могут бросить в сырой, холодный застенок штрафного изолятора, лишая его даже скудной тюремной пищи.
ИК-14, в которой находится Женя, расположена в местности с очень тяжелыми климатическими условиями, кроме того здесь нередки случаи отключения отопления, света и воды. Наша поездка носила во многом экстренный и внеплановый характер, обусловленный отсутствием от Жени писем на протяжении более одного месяца, что стало порождать у друзей и близких вполне обоснованную тревогу. Сразу сообщим, что Женя жива и здорова, письма до неё доходят, а вот с отправкой корреспонденции от неё имеются определенные трудности, вызванные строгим режимом цензуры. Так что переписка будет происходить с определенной временной задержкой. Напоминаем почтовый адрес Евгении для писем:
431150, респ.Мордовия, Зубово-Полянский р-н, п.Парца, ФКУ ИК-14, Хасис Евгении Данииловне, 1985 г.р.

Мордовская ИК-14 считается самим строгим по условиям содержания и отбывания наказаний женским исправительным учреждением в России. Не случайно ранее здесь содержалась и опальный юрист «ЮКОСа» Светлана Бахмина.
В этой колонии, расположенной в самом сердце бывшего гулаговского «Дубравлага», отбывают срок женщины, приговоренные к длительным срокам лишения свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления, рецидивисты, довольно много цыганок (сидят преимущественно за преступления, связанные наркоторговлей), но есть и осужденные за экономические преступления. Контингент довольно специфический, много женщин, страдающих психическими расстройствами, присутствуют и такие социальные монстры, как убийцы, лишившие жизни собственных детей. Вот в такую среду криминальных и деклассированных элементов волей российского правосудия помещена Евгения Хасис, чья вина, как известно из судебного процесса, заключается в том что она «в неустановленное время в неустановленном месте неустановленным способом подала неустановленный сигнал». По словам Жени, из всей массы заключенных, хоть какое-то осмысленное общение возможно не более чем с 5-10% соседей по колонии.
Но тяготы и испытания не сломили Женю, она держится, не роняет своё достоинство и за те три с небольшим месяца пребывания в колонии уже смогла завоевать уважение (прежде всего, по причине своего интеллекта, культуры поведения, образованности и юридической грамотности) как среди заключенных, так и администрации.

Однако, московские борцы с т.н. «экстремизмом» из очень специальных служб не оставляют Евгению в покое и в Мордовии. По их приказу Евгению Хасис помещают в ШИЗО (штрафной изолятор), несмотря на то, что никаких нарушений порядка отбытия наказания Евгения не совершала. Цель столичных гастролеров – заставить Евгению дать какие-то интересующие их показания, взамен обещая какие-то послабления. Ранее аналогичные предложения делались и Никите: «Визитер сообщил Никите, что «не все еще потеряно» и у Никиты «есть возможность изменить свою судьбу, сообщив интересующие ФСБ сведения».
Единственный способ противодействия незаконному давлению на Женю и Никиту – это регулярные поездки к ним адвокатов (как минимум раз в месяц). Однако в виду удаленности колоний, транспортные расходы стали слишком велики и без посторонней помощи мы уже не справляемся. К концу года все имевшиеся в распоряжении «Русского вердикта» резервы исчерпаны. В этой связи мы обращаемся к Вам, дорогие друзья, с просьбой оказать финансовое содействие на оплату транспортных расходов, связанных с регулярным посещением Жени и Никиты в будущем 2012 году.
Денежные переводы (пожертвования) на принимаются на яндекс-кошелек 41001115143479 (платеж можно сделать через любой терминал оплаты услуг сотовой связи).
Другой способ – личная встреча. Так посильную помощь Вы можете оказать при личной встрече с представителями «Русского вердикта» (уполномочены по этому вопросу Алексей Барановский и Александр Васильев), а так же с отцом Никиты – Александром Тихоновым. Кроме того, банковский перевод можно сделать по реквизитам, которые указаны тут.
Дополнительно сообщаем, что в настоящее время продолжается работа над двумя жалобами в Европейский суд по правам человека, которые вскоре будут направлены в Страсбург. И эта работа оплачена лишь на 2/3. Таким образом, финансовая поддержка со стороны общественности будет как нельзя вовремя. Всех неравнодушных заранее благодарим.
Так же просим распространить это сообщение.

http://rusverdict.livejournal.com/174892.html

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #127 : 09/02/12 , 15:54:53 »
Пожертвование от Никиты Тихонова


   
Еще во время суда Никита Тихонов публиковал свои письма. Некоторые из них были опубликованы и на наших ресурсах. Сейчас мы хотели перечислить ему за них гонорар на тюремный счет, обсуждали, с какого юр. адреса это лучше сделать... но Никита этот вопрос разрешил сам. Его отец, вернувшись вчера со свидания с сыном, сообщил мне, что Никита жертвует свой гонорар - 10 тысяч рублей - Правозащитному Фонду РОДа.
Сразу напишу о том, что произойдет с этими деньгами. Они помогут двум людям, которым сейчас грозит повторить судьбу Никиты: 5 тысяч отправятся в помощь Александру Митюшкину, 5 - Максиму Калиниченко.

***

Никиту я впервые увидела на суде. Он поразил меня: было очевидно, что это человек незаурядный, человек ясного и быстрого ума и сильной воли. Многодневный, с утра до вечера, судебный процесс - тяжелое испытание даже для зрителей; что уж говорить, если судят тебя самого! Но он был постоянно "включен", постоянно активен, следил за происходящим, мгновенно ловил самые тонкие нюансы - и реагировал быстро и точно. Они с Женей Хасис дополняли друг друга, как разум и сердце: она - горячая, порывистая, не сдерживала своих чувств; он - холодный, напряженный, собранный, идеально владеющий собой, как умелый боец в битве.
Адвокат Александр Васильев, защищавший многих "правых", тоже говорил потом, что подобного клиента у него еще не бывало.

Увидев, как он ведет себя на суде, я и уверилась внутренне в том, что он невиновен. Не потому, что "такой человек не мог убить" - криминалистике известны и весьма незаурядные убийцы. А потому, что такой человек не мог бы так глупо попасться. Имею в виду орудие убийства. Если он из этого браунинга не стрелял и его истории не знал - все сходится; но таскать с собой главную улику против себя, совершить глупейшую ошибку, какой не сделает ни один человек, хотя бы прочитавший в жизни пару детективов... Просто невозможно.
И в тюрьме, в страшных условиях, он тоже не пал духом. Он спокоен, тверд и не теряет веры в свое освобождение.

Это действительно необычайный человек; и то, что он поддерживает РОД, поддерживает мою деятельность - высокий знак признания для меня и для всех нас. Спасибо ему.

http://nataly-hill.livejournal.com/1434622.html

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #128 : 28/02/12 , 23:59:42 »
Из книги Ивана Миронова «Родина имени Путина».

Страстная неделя. Продолжение-1.

ПЯТНИЦА

Кафе на «Молодежной» со странным названием «Кусты». Здесь отвратительная кухня, но всегда играет живая музыка, под которую хочется пить водку. Илья сидел напротив, он пил чай. Скромный интеллигентный парень с ироничной улыбкой, выдававшей интеллект, расчетливость и аккуратность в амбициях. Его уже допрашивал в прокуратуре следователь Красин. Об этом разговоре дальше кислых приветов от моего бывшего преследователя Илья не распространялся. Схватили, привезли, долго стращали, под утро отпустили. На этом все… Мне было интересно разобраться в человеке, имя которого было связано с интеллектуальным молодежным центром русского национализма, после ареста Громова в одночасье превратившимся в «фашистский рассадник злобы и терроризма». Илья согласился на это интервью, совершенно не смущаясь неожиданными вопросами. Я включил диктофон, началась беседа. Стилистику собеседника я сохранил полностью.

— Илья, что такое для тебя счастье?
— Счастье... ты знаешь, хороший вопрос, особенно в свете того, что все интервью, которые я давал, были жестко мировоззренческие, политические и философские. Счастье — это жизнь в согласии с собой, это некий душевный комфорт, когда ты не идешь против себя. В последнее время приходилось выбирать между черным и белым, и черное выбрать было гораздо легче. Можно было легко сломаться. Знаешь, я раньше не понимал, что значит сломаться. Я же не Буратино, чтобы ломаться! Теперь я понимаю, что это такое. Сделать что—то абсолютно перпендикулярное твоим принципам, то есть перешагнуть через себя. Счастье — это жить по правде, как сказано в Писании, и чтобы тебя понимали близкие. Все остальное придет само.
— И часто приходилось перешагивать через себя?
— Получается, что по—серьезному не приходилось, не перешагивал. Не считая того, что рано утром приходится вставать. Перестать чем-то заниматься советовали многократно. Но нельзя отступаться и включать заднюю.
— А самый серьезный выбор в жизни какой у тебя был?
— Это не для печати... Ну, если витиевато... Это выбор между личным комфортом и общественными, дружескими обязательствами. Либо ты отказываешься от близких и получаешь комфорт, либо остаешься верен им, что чревато для тебя суровыми последствиями. Я выбрал близких людей.
— Что это тебе стоило?
— Сложно сказать. Карьеры, материального благополучия и перспектив. Зато я остался верен себе. Иначе я бы не поступил. Я везде поступал правильно, и это ощущение для меня дороже всех социальных перспектив.
— Чего больше всего боишься?
— Есть хороший сериал, который многие не оценивают, считая его для простолюдинов. «Бригада» называется. И в первых сериях Саша Белый входит в противоречия с мелкими районными бандитами, и у него происходит такой диалог: «Если тебе скажут, что Александр Белов фуфло, то зачем тогда жить?» Мне кажется, что надо оставаться честным человеком... Если скажут, что Горячев фуфло, то зачем тогда жить? Жить по правде, а не по кривде. Быть честным человеком в своих глазах и глазах своих близких. Любая самоидентификация имеет две стороны. Одна — как ты сам себя идентифицируешь, а вторая — как окружающие.

— Цель какая у тебя?
— Знаешь, я, как любой нормальный человек, хочу большую семью, много детей. Настоящий клан. Меня впечатляют итальянские семьи — такие большие, многоколенные с патриархом во главе. Потом личные цели и научные цели. Есть несколько начатых проектов, но из-за некоторых обстоятельств плюс по собственной лени, которой я очень стыжусь, они продвигаются медленно. Моей общественной целью является становление «Русского образа». Я хочу, чтобы «Образ» через пятьдесят лет стал миллионным движением. Наша организация держится на многолетней дружбе, поэтому с нами трудно бороться. Мы рассматриваем «Образ» как нашу диаспору, большую соседскую общину. Помогаем друг другу, держимся вместе. Это наш Орден.
— И кто основал этот Орден?
— Ну, во-первых, это Дмитрий Тараторин, который помог мне… нам сформулировать, оформить все наши общие мысли—чаяния. Это наш идеолог, у него, кстати, сейчас вторая книга выходит. Еще бы я назвал одного узника, но не думаю, что это целесообразно.
— Громова?
— Безусловно. Его неделю назад в Лефортово перевели. Мы общались, когда он на «Матросске» сидел. Высказывал свои некие мировоззренческие, религиозные заключения. Рассказывал о своих впечатлениях. Никита уверен, что только Христианство может быть стержнем русских националистов. Никакой белой масти нет. Все скины живут под шконкой и очень быстро ломаются. А Женя так и сидит в Лефортово. На Никите много эпизодов. Ну, а третий отец-основатель — Дима Стешин. Он оказал огромное влияние на становление нашей медиа—группы. Мы с ним практически родственники — я крестный его сына Егорки. Все трое мои друзья.
— А что такое для тебя дружба?
— Вместе пить пиво после работы в офисе — это не дружба. Дружба — это взаимопонимание. Дружба — это вместе и навсегда.
— Самое главное человеческое качество, которое больше всего ценишь в людях?
— Наверное, верность. Хотя люди столь многогранны, что важных качеств может быть очень много, но все-таки верность — это краеугольный камень. Верность идеалам, верность однажды избранному пути, верность дружбе. События этого года выявили небольшое количество бывших соратников, которые передумали, струсили, начали строить карьеры, разбрелись по офисам и ларькам.
— И как ты оцениваешь этих людей?
— Я не хочу давать характеристики. Каждый человек делает свой выбор, расставляет свои приоритеты. Значит, мы были не правы, когда делегировали им наше доверие. Не доглядели, так сказать. У каждого человека есть предел возможностей. Нельзя требовать от человека больше того, что он сможет сделать.
— С Громовым у вас были расхождения?
— С ним никаких и никогда. Мы не расходились даже в вопросах истории. Он занимался Чечней, а я — Гражданской войной, эмиграцией и Второй мировой. Мы друг друга дополняли. Если и были расхождения, то исключительно стилистические.
— Можешь назвать пофамильно своих врагов-оппонентов?
— Скорее надо подходить не пофамильно, а структурно. Губительна для развития гражданского общества структура политического сыска, которая нам досталась в наследство от пятого управления КГБ СССР — Служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ. Это люди с пещерным мировоззрением: кругом враги, страна в кольце врагов. Они являются противниками любых проявлений самостоятельной от государства общественной жизни. Это анахронизм. Сначала они придумывают заговор, а потом его геройски раскрывают.
— Какое, по-твоему, самое подлое человеческое качество?
— Предательство… предательство, которое сопряжено с обманом и переходом на сторону врага.
— Что ты имеешь в виду?
— У любого человека есть свой предел прочности. Можно любого человека принудить что-то сделать. Вопрос в том, как он ведет себя после этого — переходит ли он на сторону врага или находит в себе силы раскаяться и признается: да, была сложная ситуация и я поступил вот так.
— Какое твое самое серьезное достижение?
— Мои друзья и «Русский образ».
— Какой твой девиз?
— Моя честь зовется верностью.
— Твое самая серьезная ошибка?
— Я считаю, что все делал правильно. Самокопанием не занимаюсь. Я мог бы выбрать другой путь — пойти учиться в другой ВУЗ, на другой факультет. Мог бы выбрать другое образование и быть сейчас каким-нибудь топ-менеджером. Можно ведь и этим себя заедать... А я выбрал историческое образование и нисколько об этом не жалею.
— А что в женщине больше всего ценишь?
— Сложный вопрос. Сразу начинают всплывать личные истории. Наверное, понимание, веру и верность.
— Ты моногамен?
— Да.
— Почему?
— Особенности характера. Я консерватор по натуре. Люблю постоянство. Викторианская Англия, День сурка!
— Вас крышевала Администрация Президента?
— Это ложь. Я езжу на метро, хотя и с удовольствием ездил бы на машине.
— Тебя часто предавали?
— Нет. Мне всегда везло с людьми порядочными и, если на пути попадались негодяи, то появлялись знакомые, которые помогали преодолевать препятствия.
— Тебе снятся цветные сны?
— Только они и снятся.
— Почему ты не женат?
— Сложный вопрос. Я конкретно знаю, на ком хочу жениться, но в силу личных сложностей пока мы не вместе. Но это главная цель моей жизни.
— Какая самая гнусная ложь про тебя?
— Мне дико в кайф телега, когда сербские спецслужбы утверждают, что я агент ФСБ, который привез мешок денег на разгром местного гей-парада. А здешнее ФСБ рассматривает мои сербские контакты как связь с разведками НАТО.
— Твой любимый писатель?
— Если брать современных российских, то Пелевин. Его цинизм — это верх откровенности. А еще Сорокин мне очень нравится. Из европейских — Вук Драшкович, роман «Нож», это балканская психология, круто замешанная на истории. Бегбедер и Форсайт.
— Идеал политического лидера?
— Это будет не русский человек. Рамзан Ахматович Кадыров. Человек, сумевший для своих создать национал-социализм.
— От чего больше всего испытываешь удовольствие?
— От завершенного дела. Удачное мероприятие, написанная статья. Люблю путешествовать, знакомиться с людьми. Недавно односолодовый виски попробовал — понравилось. Мясо очень люблю.
— Твои слабости?
— Лень и отсутствие с детства системного подхода. У меня есть несколько начатых книг, но не хватает терпения их закончить
— Любимый поэт?
— Всеволод Емелин. Злоба дня и глубоко. А несовременниками никогда не увлекался.
— Любимый афоризм?
— Демократия — это пространство договоренности вооруженных мужчин. Бенджамин Франклин.
— Почему у тебя везде в социальных сетях вместо фотографии злой заяц?
— Это автономный заяц. Мне этот рисунок прислала Евгения Хастова.


СУББОТА

111020, Москва, Лефортовский вал, д.5, ФБУ СИЗО-2 ФСИН РФ (Письмо возвращено отправителю в связи со смертью получателя):

Здравствуй, моя родная!
Очень сыро, в душе и в камере. Когда совсем прижимают стены, начинают душить слезы. Но вспоминая тебя, как ты стойко, с улыбкой борешься со свой болезнью, я начинаю презирать в себе слабачку. Мы часто ссорились, всегда была виновата я. Прости. Здесь негде ходить, можно лишь стоять, сидеть и не всегда лежать. Как страшно не ходить, а ты ведь несколько лет не встаешь с постели. Но знаешь, родная, за последние месяцы ты стала для меня ближе, как никогда. Все это ерунда. Мы справимся. Будем держаться вместе, всем назло. Мне даже сложно представить, как тебе тяжело. Но за меня не волнуйся, ничего плохого не случится, меня охраняют. Друзья делают передачи, я давно не ела так вкусно. А ведь как мы с тобой давно не виделись.

Взяли меня рано утром, весь день как в тумане. Я держалась хорошо. Не плакала. Меня не обижали сильно. Да и зачем? Я ведь человек маленький, хоть и гордый. Не знаю ничего. На квартире всё изъяли, теперь забрать можно будет только после суда. Даже все книжки забрали.
А я здесь даже спортом занимаюсь, выйду офигенно красивая, так что пусть злословные людишки не рассчитывают, что я тут стану страшной, слабой и испорчусь. Я стану сильней! Всем врагам назло! Русская женщина — как русская березка. Гнуться может — сломать нельзя.
Кроме тебя и Никиты больше у меня никого. Вчера меня возили в суд на продление сроков содержания под стражей. Я до последнего надеялась, что меня отпустят. Вот дурочка. Переживала, сердце дрожало, а когда оставили под стражей, словно отлегло. Стало тупо пусто и спокойно. Лишь мысль, что наша встреча немного отсрочится, нудно свербит в душе. Не верь всему, что про меня говорят. Твоя дочь не убийца, она просто живет по совести и любит Родину. Если Бог любит чистосердечных, то мы скоро будем вместе. Очень волнуюсь за Никиту, ни сколечко не сомневаясь в его духе.

Когда после суда повезли обратно, то я при погрузке начала всматриваться в лица попутчиков. Но что я могла разглядеть в темноте отсека для заключённых? Да и конвой поторапливал, запихивая нас в «стаканы» воронка. И в тот момент, когда я уже собиралась скрыться за глухой дверью этой железной будки, меня окликнули:
— Женя!!!
Я обернулась, возможно, излишне резко. Аж отскочил конвоир. Передо мной стоял, подпирая потолок, светловолосый парень. Всю дорогу до «Матросской тишины» мы общались. Конвоир оказался понятливым и даже на остановках отпирал меня, чтобы мы могли видеть друг друга. Как оказалось, он сидели какое-то время с Никитой, поэтому о нем только и говорили.
— Он очень сильный духом!
— Я знаю!
— Он очень мужественный!
— Я знаю!
— Он один из лучших, кого мне довелось повстречать!
— Он лучший из тех, кого довелось встретить мне!
Он рассказал мне, как жил с Никитой. Чем тот занимался. О чём думал. Он не считал мои вопросы глупыми или пустыми, и с радостью, во всех подробностях поведал мне о быте самого дорогого и близкого мне человека. Я очень благодарна ему за это. Пусть эта «таблетка» лишь на мгновение заглушила ту тоску и боль разлуки, которая живёт во мне уже полгода, но в это мгновение я была счастлива. Как же относительно это чувство. Иногда на нас сыплются все блага мира, и мы грустим. А порою какая-то ерунда, казалось бы, мелочь, а мы счастливы. На воле, когда мы были рядом и я могла в любой момент обнять его, над счастьем нам приходилось трудиться. Сейчас 15 минут рассказа о нём, без возможности даже получить от него письмо, посмотреть ему в глаза, а я счастлива…

Уже в камере, засыпая, у меня перед глазами всё стоял и стоял этот парень. Который, смеясь и радуясь нашей случайной встрече, рассказывал мне о муже. Он, так же смеясь, говорил о том, что, возможно, совсем скоро услышит свой приговор — от 20-ти лет и выше. Он сказал: «Мне, в общем-то, всё равно, пожизненный срок или нет». А я кричала, перекрикивая мотор автозака: «Мне не всё равно!». И очень хотелось плакать, но слёзы текли куда-то вовнутрь…
Целую тебя, мамочка!
Твоя Женя.


ЧЕТВЕРГ

Илья пришел на Чистые пруды. Это малое, но единственное, что он мог сделать для друга. Денег хватало только на метро и «Макдональдс», писать статьи в поддержку убийцы и террориста было бы слишком недальновидно в свете карьеры будущего федерального политика. Никита прекрасно знал и, наверно, желал бы сейчас сохранить свое детище «Русский образ», за которое теперь Горячев был в ответе. В молчании Илья видел свою ответственность перед пленным товарищем. Никита был для него чуть больше брата и чуть меньше учителя. Но следуя чувству долга, он не мог не прийти на площадь возле памятника Грибоедова, где собралась тысячная толпа в поддержку русских политзаключенных. Никита и Женя торжественно и трагично смотрели с пластиковых портретов, раздуваемых ветром. Публика была благодарная, сознательная и в теме. Перед такой массовкой ораторствовать Илюше доводилось крайне редко. Обычно все бывало гораздо жиже.

Царапнула зависть к чужой славе: кто молча убивал, теперь собирал целую площадь. А Илья не мог даже заставить себя залезть на грузовик, бывший импровизированной трибуной для выступавших. Он считал это благоразумием, подозревая себя в трусости. Закутавшись в шарф, Илья стоял за милицейским оцеплением, не решаясь слиться с толпой, валившей через «подковы» и шмонщиков. Рядом стояли его близкие, с повязанными шарфами и накинутыми капюшонами. С ними Илья расставался редко. Два родных брата – Миша и Женя, в каком порядке мальчики произвелись на свет знали только очень посвящённые. В кровности уз молодых людей примерно двадцатипятилетнего возраста можно было заподозрить только по лысым черепам и одинаково и равно оттопыренным ушам, в остальном они являли собой полную противоположность друг другу.

Миша пребывал в образе фашиствующего гопника, спал со штангой; для устрашения соседей по кабакам, куда его пускали, и метрополитену, куда он заходил сам, носил скиновскую форму, сопливую бородку и страшно таращил глаза, озираясь по сторонам. Лет десять назад Мишаня, наверное, преуспел бы на ниве национального рэкета, если бы не страх, которым от него пахло вместо парфюма. Илюша видел в этом недоразвитом викинге крепкое плечо, что было бесспорно, широкую спину и пару крепких рук, таскавших за ним ноутбук и необходимую канцелярию. Брат Женя был юристом организации. В два раза меньше родственника, во внешности и речи наружу лезла приторная колобковость, которую Женя подчеркивал модными розовыми рубашками, дешевыми, но вычурно блестящими часами и шелковыми шейными платками. Женя бесспорно был не гей, по крайней мере, он так утверждал. В обоз главы «Русского образа» входил штатный певец Сережа со сценической кликухой Ой-Ёй. Он неплохо рифмовал и грозно рычал правильные песни, благодарно встречаемые честной молодежью. И пусть это были марши и речитативы, но таково было время.
«Идти вперед, покуда будут силы. Идти вперед, пусть рвутся наши жилы! Идти вперед, хоть Цель ещё не видно. Прожить жизнь так, чтоб не было нам стыдно!» — стало вершиной творчества Ой-Ёйя и стало официальным гимном организации. Сережа был похож на культуриста, в одночасье бросившего железо как ненавистную работу, или просто был слаб на кишку. Впрочем, ни первое, ни второе не противоречило уставу «Русского образа», хотя и было причиной чрезмерной губастости, словно тяжелого последствия отцелованных на морозе санок. Чтобы не подставлять организацию под охранительный гнев, было принято официальное решение воздерживаться от участия в антиправительственных мероприятиях и сосредоточиться на культурном и спортивном просвещении, морально про себя оказывая поддержку заключенному соратнику. Через полтора часа митинг закончился, народ потянулся в метро. Чтобы избежать ненужных встреч со знакомыми, ребята ретировались в ближайшую пивную. Жидким хмелем был помянут Никита с досадой на его неосторожность и неуместное геройство. За соседним столиком пристроилась молодая пара.

Девушка с тусклой косметикой и бледными нарядами, мужчина в застиранном черном. Они улыбались и смотрели друг другу в глаза, словно нехотя, лениво, бесстрастно репетируя сцену на читинских драмподмостках. Блеклые, как промокашки, с пленочными глазами и анестезийными лицами. Дама, естественно, была не на каблуках, а у кавалера обувь была разбита, как у военнопленного. Даже любительский взгляд мог высчитать в этой парочке наружное наблюдение – «топтунов» на милицейском сленге. Как только ребята попросили счет, девушка взяла трубку, нажала вызов, однословно изъяснившись кому—то. Расплатились, дождались сдачи, поднялись. В кабак ворвались штатские, размахивая стволами и «корками», раскидали в стороны ошарашенных посетителей. Еще они орали, что «работает ФСБ», хотя никто не отстреливался и даже не возражал по поводу полежать на заплеванном кафеле. Мише, обладателю самых опасных пропорций, дали немножко в голову, дабы тот слился с полом. Остальным показали пистолет, а закованного Илюшу трофеем забрали с собой.

— Ну, ты все понял, Горячев Илья Витальевич, кто и по какому поводу тебя побеспокоил? – хмыкнул фээсбэшник с размытым возрастом и отекшим лицом. – Считай, что уехал ты лет на двадцать.
— В каком собственно смысле? — робко прожевал Илья.
— В смысле привет тебе от адвоката с журналисткой, которых вы со своим другом отправили на тот свет.
— Если вы про Маргелова и Батурову, то у меня алиби есть, я был за границей, — сломлено протестовал Горячев.
— Значит, вся подготовка была на тебе, организатором пойдешь. Тебе сейчас по месту люди все объяснят. Хотя жалко тебя, молодой и красивый. Видишь, как ласково приняли тебя, красоту не хотели портить. Даже друг твой банкообразный под раздачу попал, а тебя пожалели. Увы, подобные эстеты и гуманисты в нашей профессии встречаются крайне редко. И ты это скоро поймешь.
— На Лубянку едем? — Илюша пытался держаться.
— Ха! На Лубянке профилактикой занимаются. Поздно тебя профилактировать. Таких матерых террористов, как ты, или валят при задержании, или в намордник и в будку каменную.
— То, что вы говорите, это бред полный! — лепетал Илья. — Я журналист, политик я. Вы меня похитили! Куда едем?
— Сам узнаешь, здесь не далеко, — зевнул фэбос и прибавил музыку.
Колонки зажурчали Расторгуевым про баб, водяру и стреднерусскую древесину.

Горячева привезли в Следственный комитет Генеральной прокуратуры в Техническом переулке. Илюшу ждали, в кабинете, куда его завели, слонялось несколько человек с расписанными ролями.
Следом за Ильей и сопровождавшими его лицами в кабинет вошел импозантный мужчина в фиолетовом свитере тонкой вязки. Темные волосы были аккуратно уложены какой-то косметической слизью. Его глаза мерцали галогеновой рябью, в них не было жизни, был лишь мертвый свет. Илюша разглядел его руки, ухоженные до эстетического неприличия. Артистические пальцы дергались слегка, словно отбивая на невидимом рояле синкопу. Правое запястье было стянуто золотым браслетом швейцарского хронографа. Обувь, брюки, ремень — все было безупречно. Даже задрапированный светским лоском немолодой возраст этого господина внушал окружающим зависть своим недостижимым аристократизмом. Ни деньги, ни визажисты не способны воссоздать этот образ.

Нельзя стать дворянином в первом поколении, лишь аляповатой пародией на родовой герб какого-нибудь замшелого князька. Игорь Викторович Красин, так звали этого государственного мужа, пародией никогда не был, он был тонкой подделкой, и лишь внимательный взгляд мог усомниться в его человеческой и аристократической подлинности. Однако для основного кадрового состава, кишащего в баклажанной утробе мрачного здания в Техническом переулке, господин Красин был подобен матке в осином улье. Ему хотели подражать, ему хотели нравиться, хотели познать секрет этих красивых рук. И скажи Игорь Викторович, что принимает по утрам кровавые ванны, то мелкозвездные плебеи перерезали бы всех своих подследственных. Из этой пресмыкающейся кровожадной швали, — Красин был всегда категоричен в молчаливых оценках, — могла бы получиться дружная секта свидетелей Ницше или очередное путинское племя людоедов. Ибо, не случайно, как было утверждено нашими правителями, прокуроры, полицейские и судьи — являются следующим после человека звеном в пищевой цепочке. Они бы убедительным большинством выбрали Красина вождем, без сожаления сожрав воздержавшихся. Они бы целовали ему руки, мыли его ноги, отдавали на утеху собственных детей. Конечно, рано или поздно они бы и его схавали, но уважительно урча, с подобострастным аппетитом и почтительной отрыжкой. Как это случилось с еще одним патрицием законности и порядка г-ном Довгием, экстравагантным любителем мальчиков и лысых кошек. Сия трагическая судьба бывшего шефа, тянувшего в петухах свой девятилетней срок на строгом режиме, отпугивала Игоря Викторовича от руководящих вожделений, которым он предпочитал службу без упреков, без вопросов, без сомнений и без раздумий. В нем давно что—то стухло. Душа и долг смердели задохнувшейся селедкой. А совесть он сдал еще вместе со вступительными экзаменами в Высшую школу милиции. Он считал себя патриотом, покрывая шантаж, фальсификации и пытки трепетным служением государевым интересам. Он даже ходил в церковь, но с чисто прикладным интересом, рассчитывая соскоблить с души проклятия раздавленных им жертв.

Он вывел собственную теорию, что Господь компенсирует человеку безволие силой проклятия. Твердые не проклинают. Проклинают слабые и малодушные! Дрожащие твари, за глоток свободы готовые предавать и оговаривать самых родных и близких, рождают в своих ничтожных душонках смерчи ненависти, взрывающие изнутри плоть и разум своих палачей. Поэтому Красин боялся слез своих пленных больше, чем их матерной ярости и волчьего оскала. Женщины и подростки, слабые, но искренние, для него были страшнее матерых бандитов. Его мучила жгучая паранойя. Псориаз, неудачи с женщинами, наркологические забавы дочери он списывал на эти страстные слезы, на эту подлую дрожь, на порок измены, который он сатанински сеял в духовную немощь своими ухоженными руками. Окормлялся следователь в модном столичном приходе, в квартале лучших бутиков и ресторанов. Отец Викентий, молодой рафинированный священник, с заплывше-розовыми глазками, называл Красина «воином Игорем», каждый раз благословляя его на борьбу с врагами отечества.

Следователь, будучи психологом тонким, разбиравшимся в людях по запаху и вкусу, Викентию не верил. Более того этот «сладкий» поп раздражал Красина, которому достаточно было с верной точностью представить, как этот менеджер РПЦ тухло вел бы себя у него на допросе. Его раздражала дежурная здравица Путину, Медведеву и всем россиянским властям, которая превращала в глазах следователя воскресную молитву в едкое лизоблюдство, предписанное Патриархией. Но только здесь готовы были отпускать его грехи. Он ходил сюда, как в аптеку, будучи почти уверенным, что вместо лекарства ему скорее всего впарят мел. Но другого выхода не было. Надежда на плацебо вернее, чем верно умирать от недуга, в том числе и морального. Как-то раз Игорь Викторович оказался во Владимирской области, по рекомендациям друзей он заглянул в Боголюбский монастырь, о настоятеле которого ходила смиренная слава прозорливца и праведника. Монахини провели следователя в келью, просили подождать. Через три часа ожидания молодая монашка смущенно сказала Красину, что настоятель отказался его принять, велев передать, что люди не спички – ломать их нельзя. Игорь Викторович вернулся в лоно Викентия, напустив на строптивый монастырь две прокурорских проверки.

Красин представился Горячеву руководителем следственной группы по убийству адвоката и журналистки, хотя это было лишним. Илья сразу понял, кто здесь главный. Немножко отлегло. На фоне зачуханных оперов и шнырей-следаков с командоприемником вместо хотя бы зачаточного интеллекта Красин действительно выглядел хранителем сокровенных знаний. Илюша про себя даже отметил некую классовую близость со своим новым знакомым, однако сдаваться он не собирался. Стоять на своем! Идти в отказ! Не сдать и не оговорить! Пусть пытают, пусть бьют, пусть попробуют сломать… Что же еще крутилось у него в голове? Взгляд молодого историка не мог не пройти мимо специфики отечественного следствия. Украдкой разглядывая Красина, Илюша отметил, что тот походил не на киношных энкэвэдэшников, крепких, с красными потными шеями, лютыми багровыми лицами, а скорее на следователей Гестапо, лощеных, изящных, манерно—аристократичных. Они не орали, не материли, они лишь иногда покидали кабинет, уступая место штатным садистам с пытливой выдумкой и звериным азартом.

http://pn14.info/?p=102077

Страстная неделя. Продолжение-2.

Илюшу не били, даже не стращали ни пытками, ни жуткими сокамерниками. Ему хватило этих «намоленных» стен, отбойных рож, собственной фантазии и суровой влюбленности, вспыхнувшей в сердце юноши. Увы, мы любим только тех, кого боимся потерять. Илюша влюбился в Игоря Викторовича. Казалось, он в жизни ничего не боялся больше того, что Красин его покинет, оставив один на один с этими ублюдками.
Игорь Викторович предложил сотрудничать, времени на подумать не дал. Илья сломался. Детали допроса обсуждали часа четыре. Это был тяжелый мозговой штурм. Что—то предлагал Горячев, на чем-то настаивал Красин. Для будущих присяжных «признания» Илюши должны были выглядеть безупречно. Перед началом официального допроса свидетеля накормили. Он вежливо попросил граммов сто чего-нибудь крепкого, но просьба с хохотом была отклонена. Сытый Горячев уже смотрел на ментов без страха, но с подобострастной симпатией. Свободно шутил, свободно смеялся. На свободу он выменял страх и совесть. Увы, но даже самые идейные трусы неотвратимо мутируют в подонков.
Ближе к полуночи репетиции закончились. Игорь Викторович поправил волосы, спрятал в рукав часы и приказал включить камеру. Включили камеру.

— Старший следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, — затарабанил следователь. — Старший советник юстиции Красин Игорь Викторович в помещении Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по адресу: Москва, Технический пер., д. 2, кабинет 727, в соответствии со статьями 189 и 190 УПК РФ допросил по уголовному делу №201/360007—09 в качестве свидетеля Горячева Илью Витальевича. Дата рождения: 30 мая 1982 года. Место рождения: город Москва. Образование: высшее. Семейное положение, состав семьи: холост. Место работы или учебы: аспирант института Славяноведения РАН. Иные участвующие лица: прокурор—криминалист Главного управления криминалистики Морозов Павел Сергеевич, — после перечисления всех формальностей Красин наконец перешел к основной части допроса, обратившись к созревшему свидетелю. — Необходим ли Вам адвокат при настоящем допросе?
— Нет, такой необходимости нет, — твердо отчеканил Илья.
— Знаете ли Вы Громова Никиту Александровича, если да, то где, когда и при каких обстоятельствах с ним познакомились? — продолжил советник юстиции. — Какие у Вас с ним взаимоотношения?
— Да, я знаю Громова, — поморщился Горячев, загнанно улыбнувшись в камеру. — Мы с ним познакомились в июне 2002 года. Мы оба учились на исторических факультетах. Следовательно, общая сфера деятельности и один круг общения. Стали плотно общаться на различные исторические, общественно-политические темы. Потом работали вместе. В 2003 году трудились в избирательном штабе кандидата в депутаты по одномандатному округу Бориса Фёдорова. Затем вместе работали в газетах «Реакция» и «Аргументы недели». Осенью 2006 года моя связь с Никитой Громовым прервалась. Где-то через год мы снова встретились по его инициативе. Громов позвонил мне с таксофона. Стали встречаться, но достаточно редко — раз в два-три месяца. Как правило, обсуждали общественно-политические и исторические темы. Впоследствии начали издавать журнал «Русский Образ».

— Как Вы можете охарактеризовать Громова? — почти перебил Горячева Красин.
— Никита — волевой, целеустремлённый человек, хорошо разбирающийся в истории и политической жизни. Всегда такой спортивный. Стремился к лидерству, — тяжело вздохнул Горячев. — Писал неплохо, слог у него был яркий. Диплом Громов посвятил истокам чеченского сепаратизма и первой чеченской войне.
— Скажите, какие темы в своих статьях, публикациях или разговорах с Вами затрагивал Громов? — следователь посмотрел в заготовку.
— Как правило, он отрабатывал задание редакции. Хотя больше всего его интересовали судьбы русского народа, его история, его будущее. Интересовался современными конфликтами, кавказским вопросом, балканским кризисом.
Поясните, что такое «Русский образ»?
— Сначала это был журнал. Этот бренд я привёз из Сербии, где в 1995 году группа православных интеллектуалов во главе с доктором философии Неборсты Корсничем основала печатное издание. К концу 90-х годов редакция журнала выросла в большое православное патриотическое движение, которое ратовало за восстановление большой Сербии, за традиционное общество, православные ценности и против западного либерализма. Первый номер нашего журнала появился в марте 2004 года и был издан совсем небольшим тиражом в 500 экземпляров. Всего вышло восемь номеров. Когда мы с Никитой вырабатывали концепцию издания, то стремились делать нормальный глянцевый журнал, привлекательный для читателя. Старались избегать традиционных патриотических клише, маргинальноcти, выступали за объективный анализ событий. С Громовым мы сделали шесть номеров, дальше я уже продолжил один. В 2007 году появилась одноименная организация — «Русский образ», который выступает за легальный путь развития правого движения. Свои жизненные приоритеты я вижу в политике и хочу реализовываться в легальном политическом поле. Надо обязательно отметить, что наше движение не выступает за свержение конституционного строя. Мы выступаем за демографию, пропаганду здорового образа жизни, славянский мир, развитие отношений с сербами, чехами, поляками. “Русский образ” участвовал в нескольких акциях на территории Сербии, в пикетах возле украинского посольства против газовой политики Ющенко, в митингах, посвященных началу бомбардировок Югославии. Наше движение является молодежным. Выступаем за позитив: спорт, здоровье, против террора и насилия. Вообще любой террор — это тупиковый метод, он не может привести политическую организацию к успеху.
— Знаете ли Вы Хастову Евгению Данииловну? Если да, то где, когда и при каких обстоятельствах с ней познакомились? — менторным тоном продолжал Красин.
— Да, я знаком с Женей. При нашем первом знакомстве я не знал ни её фамилии, ни её отчества. Узнал уже только по телевизору, — Илья склонил голову. — Познакомились мы в начале июля 2009 года. Первая встреча у нас была в районе станции метро «Китай-город» в кафе в дневное время. Мы были просто хорошими знакомыми. Общались в интернете, обсуждали какие—то разные вопросы. Кроме того, Женя консультировала меня в моих отношениях с подругой.
— Можете ли Вы сказать, как в разговоре с Вами она представлялась?
— Как Женя.
— Какого характера общение с ней у Вас было в Интернете? Можете ли Вы сообщить какие-либо её «ники», номер телефона, каким образом осуществлялось ваше общение?
— Номер телефона мне известен, он записан в моём смартфоне, который был изъят при обыске 5 ноября. Женя записана у меня в телефонной книге как Шейни.
— Почему она таким образом записана? С чем это связано?
— Таков у неё «ник» в ЖЖ.
— Что Вы понимаете под словом ЖЖ?
— «Живой журнал».
— То есть она там зарегистрирована под этим «ником» «Шейни»? На латыни?
— На латинице, — аккуратно поправил Горячев.
— Скажите, — кашлянув, продолжил следователь. — Что Вам известно об убийстве адвоката Маргелова и корреспондента «Новой газеты» Батуровой, которое было совершено 19 января 2009 года в городе Москве?
— Про это убийство я узнал из СМИ. В тот день я прилетел в Белград, где должна была пройти акция протеста возле украинского посольства. Я выступал там как менеджер, организовывал это мероприятие силами наших сербских товарищей и партнёров. По прилёту об этом преступлении сообщил мой товарищ, который живёт в Белграде. Сказал: «Вот, мол, что у вас в Москве творится». Вечером я прочитал это сообщение на разнообразных новостных интернет-сайтах. Потом фамилия Маргелова всплыла в нашем общении с Никитой Громовым, когда мы встретились с ним в одном из кафе на Таганке в дневное время. Встреча проходила по его инициативе. Как всегда, он позвонил мне с таксофона и вызвал на встречу. Я приехал, мы встретились, и у нас произошел вербальный конфликт по поводу мероприятия, которое мы готовили на 4 ноября — большой открытый концерт музыкальных групп «Коловрат» и «Хук справа». Спор заключался в том, что Никита считал этот путь неправильным, называя его легальным. Мол, легальная политика – это компромисс, который отвлекает людей от борьбы с системой. Отстаивая свою позицию, Громов заявил, что это он убил Маргелова и Батурову, потом стал мне угрожать, сказал, что, если я не откажусь от легальной борьбы, то меня постигнет та же участь. Я был шокирован и очень испугался. Никаких контактов и знакомств у меня в милиции не было, поэтому я не знал, к кому обратиться. Примерно через две недели в дневное время в районе станции метро «Китай-город» мы встретились с Шейни.
— Перебью Вас, а Шейни — это кто? — вежливо поинтересовался Красин.
— Евгения Хастова. Тогда я не знал ее фамилии. Мы встретились с Женей, и опять же у нас произошёл подобный спор о легальном и нелегальном пути развития организации и русского национального движения. Женя отстаивала точку зрения Никиты, приводила очень похожие аргументы, а потом упомянула о своём участии в этом убийстве. Это было для меня ещё большим потрясением, поскольку до последнего момента я не знал, что они были знакомы. Я понял, что они как-то связаны, но окончательно все стало на свои места, лишь когда я узнал из СМИ, что Громов и Хастова задержаны.
— Можете ли Вы поподробнее рассказать, каким образом, при каких обстоятельствах и что именно Вам говорил Громов? Что в ходе вашего разговора он рассказал об обстоятельствах совершения этого убийства? Принимал ли участие кто-либо из посторонних лиц в этом разговоре?
— Нет, мы всегда с ним общались наедине, не считая посетителей кафе.
— С чем это было связано?
— После того, как он пропал в конце лета 2006 года, возник ряд вопросов к нему на работе в газете «Аргументы недели». Причина его пропажи обнаружилась спустя три месяца, когда в СМИ всплыла информация о его причастности к убийству антифашиста Рюхина.
— Можете ли Вы рассказать, возникала ли в ходе Вашего разговора с Громовым тема, связанная с адвокатом Маргеловым?
— Никита считал, что только благодаря Маргелову дело Рюхина стало таким громким. Это и объясняло серьезную личную неприязнь Громова к адвокату.
— Можете ли Вы сказать что-то конкретное об обстоятельствах совершения убийства Маргелова и Батуровой, известных Вам из рассказа Громова?
— На этой встрече в начале октября, которая проходила в районе Таганки в одном из кафе, Никита рассказал, что он сделал это в одиночку. Сначала застрелил Маргелова, потом Батурову, которая пыталась ему помешать. После этого ушёл в метро, — четко, ясно и очень спокойно выдал Илья.
— Рассказывал ли он, сколько именно раз стрелял?
— Нет, этого не было.
— Из какого вида оружия он стрелял?
— Сказал, что из пистолета, система не упоминалась.
— Скажите, пожалуйста, что именно в разговоре с Вами сообщила Хастова Евгения Данииловна? Каким образом она рассказала об обстоятельствах, в том числе, какова была её роль?
— Она чётко не определяла свою роль. Упомянула, что она была там и выполняла некоторые функции, по всей видимости функции разведки. Я это воспринял как открытую угрозу, — Горячев слегка кивнул следователю, подсознательно ожидая поддержки или одобрения, но Красин лишь монотонно продолжил:
— Где конкретно она была?
— На Пречистенке.
— В какое время?
— На Пречистенке. В тот день, когда был убит Маргелов. Время не упоминалось.
— Почему Вы, зная, что Громов разыскивается по уголовному делу по факту убийства Рюхина, не сообщили о месте его нахождения в правоохранительные органы?
— Во-первых, знал я об этом из СМИ. Никаких документов, подтверждающих это, я не видел. Никто из сотрудников правоохранительных органов ко мне не обращался. К тому же Громов никогда вслух не говорил, почему он скрывается. Лишних вопросов я не задавал. Я никогда не располагал точной информацией о его месте нахождении. К тому же я всегда опасался за собственную репутацию.
— Скажите, известно ли Вам, каким образом передвигался Громов?
— Он передвигался на метро.
— Видели ли Вы когда-либо у Громова огнестрельное оружие? Если да, то какое именно, когда именно и при каких обстоятельствах?
— Оружия я с ним никогда не видел. На встречу он приезжал обычно с книжкой.
— С какой книжкой?
— С разными. Всякие там исторические и общественно-политические. Или про оружие, в котором он очень разбирался.
— Есть ли у Вас ещё какие-либо замечания, дополнения к сказанному?
— Нет.
— Время 20 часов 40 минут, — зевнув, Красин посмотрел на часы, хотя была уже ночь следующего дня. — Видеозапись приостанавливается для составления протокола и просмотра видеозаписи.
— Нормально? — буркнул Илья, убедившись, что камера выключена.
— Для двенадцати депрессивных граждан вполне. Больше ничего не хочешь сказать?
— Мне кажется, что надо усилить момент про наш легальный путь, — робко предложил Горячев.
— Хорошо. Сейчас усилишь, а еще сделаешь акцент на участии Хастовой. Девку эту надо сильнее крепить. И скажи, что пришел добровольно и… короче, сам знаешь, ну, чтобы самому под раздачу не попасть. И давайте быстрей, а то уже четвертый час ночи. Включай камеру, — Красин кивнул оператору.
И снова «мотор». Следак, сопротивляясь одолевавшей дремоте, монотонно продолжил:
— Видеозапись возобновляется. Время 21 час 30 минут. Сейчас видеозапись была просмотрена участниками следственного действия… Свидетель Горячев И.В., Вы прослушали и просмотрели видеозапись, правильно ли она отражает ход и содержание следственного действия, имеются ли у Вас замечания, исправления, уточнения?
— Да, имеются дополнения, — бодро подхватил Илюша. — После того, как мы просмотрели видеозапись, я бы хотел уточнить один момент. Фамилию Хастовой я слышал и до того, как увидел её в СМИ. Просто однажды посмотрел у Жени паспорт. Ее фамилия отложилась где-то в голове. Сразу и не вспомнил. Вспомнил в тот момент, когда увидел новости об участии Хастовой в убийстве Маргелова и Батуровой. О том, что она участвовала в преступлении, я понял из её рассказов, когда у нас возник спор по поводу легального и нелегального пути развития движения. Женя осуществляла слежку за Маргеловым.
— Уточните, каким Маргеловым? — дотошно приставал следак.
— За адвокатом Станиславом Маргеловым, который был убит на Пречистенке.
— Всё у Вас?
— Еще хочу добавить, — словно испугавшись опоздать, затараторил Илюша. — Что сегодня я пришёл для дачи показаний к следователю добровольно. Претензий не имею, давление на меня не оказывалось.
— Высказывались ли в Ваш адрес когда-либо угрозы со стороны Хастовой и Громова?
— Они мне угрожали. И в ходе этих угроз я понял, что именно они убили адвоката и журналистку.
— Рассказывали ли Вы ранее кому-либо об этом?
— Нет, никому не рассказывал.
— По какой причине и в связи с чем Хастова показывала Вам свой паспорт?
— В Интернете часто встречаются неадекватные люди. Просто захотелось удостовериться в том, что её действительно зовут Евгения.
— В ЖЖ какой у Вас «ник» или прозвище?
— Джеймс Конноли.
— В остальном всё верно записано?
— В остальном всё верно.
— Есть ли у Вас исправления, замечания, уточнения?
— Нет, замечаний и исправлений не имею, запись велась правильно.
Горячев с пафосом начинающего дипломата в окружении зрителей и софитов расписался под протоколом: «Мною лично прочитано, с моих слов записано верно» (подпись Горячев).

Минут через двадцать Илюша стоял на улице, ночной, уже почти утренней. Манящая радость свободы, звеневшая в душе тридцатью серебряниками, оказалась рекламным блефом покинутых стен. Он вспомнил Писание и возненавидел Бога. Ему хотелось удавиться, но Илья очень любил маму и шибко страшился боли.

http://pn14.info/?p=102077

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #129 : 12/03/12 , 22:53:22 »
Жалоба по делу Евгении Хасис получена Европейским судом.

Мы считаем, что в ходе производства по делу были нарушены следующие права Евгении Хасис:
- Право не подвергаться бесчеловечному и унижающему достоинство обращению, предусмотренное ст.3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
- Право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, предусмотренное ст.6 ч.1 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
- Право обвиняемого в совершении уголовного преступления считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком, предусмотренное ст.6 ч.2 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
- Право защищать себя через посредство выбранного им самим защитника, предусмотренное ст.6 ч.3 п. «c» Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
- Право на то, чтобы вынесенный в отношении лица приговор или определенное ему наказание были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией, предусмотренное ст.2 ч.1 Протокола №7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Просим в соответствии с Правилом 41 Регламента Европейского Суда по правам человека, придать жалобе приоритет.
http://agranovsky.livejournal.com/606253.html

Напомним, ранее адвокат Александр Васильев подал жалобу в ЕСПЧ в интересах Никиты Тихонова.

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #130 : 28/05/12 , 20:53:04 »
Никита Тихонов снова в Москве.



30 мая – День рождения у Никиты Тихонова, написать открытку вы снова можете ему в СИЗО «Лефортово»:
111020, г.Москва, Е20, п/я 201, Тихонову Никите Александровичу, 1980 г.р.

По имеющейся у «Русского вердикта» информации, Никита Тихонов подвергался последние месяцы серьезному давлению в колонии для пожизненно осужденных в поселке Харп, в т.ч. пыткам, в результате чего он подписал некую «явку с повинной» по ряду громких ранее не раскрытых преступлений, политической направленности.

Уже находясь в Москве, Тихонов под давлением следствия, отказался от услуг адвоката Александра Васильева и продолжил давать показания. В этой связи дальнейшее представление интересов Н.Тихонова «Русским вердиктом» осуществляться не может.

Сотрудница центра «Русский вердикт» Евгения Хасис по нашей информации по-прежнему находится в колонии в Мордовии.

"Новая газета" № 32 от 28 марта 2011 года:
«Я приговорен к пожизненному заключению. Меня заставляют писать явки с повинной по другим громким преступлениям и оговаривать невиновных людей. Хочу рассказать, как на самом деле раскрывают убийства и теракты».

Ну в этот то раз "Новая газета" нас не разочарует и напишет, что всё раскрыто как положено без всяких пыток и нарушений?!


***

Отказ от адвоката, к сожалению, практически на 100% свидетельствует о том, что Никита находится под контролем "органов" - а им посторонние "свидетели" в этой операции не нужны.

Боюсь, через несколько месяцев нас ждет новый громкий процесс, на котором сломленный человек с потухшими глазами расскажет нам, что и такого-то он убил, и таких-то он убил (можно даже догадаться, что на него повесят), и часовню развалил - это тоже он.
Его собственная участь от этого кардинально не изменится - пожизненное и есть пожизненное, дальше Харпа не пошлют. Но знать, что этот незаурядный, сильный, волевой человек не просто попал в жернова, но и так быстро оказался этими жерновами перемолот... это страшно. :-((

http://rusverdict.livejournal.com/194986.html

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #131 : 04/07/12 , 23:21:29 »
О СУДЬБЕ НИКИТЫ ТИХОНОВА

a_sevastianov
4 июля, 13:48
Еще зимой-весной 2012 года до меня доходила информация о том, что ФСБ не намерена оставить в покое осужденных и будет «прессовать» их уже в зонах, пока не выжмет новые показания на «неустановленных» лиц, о которых говорилось в деле, вплоть до кураторов «Русского образа» из Администрации президента. Помимо служебного рвения здесь недвусмысленно прочитывалось и стремление органов к моральному реваншу. Ведь ребята ушли на каторгу несломленными, показав националистически настроенной русской молодежи такой пример, которого стерпеть было нельзя. Вышло так, что своими собственными руками ФСБшники подарили русскому сопротивлению иконы, потерпев тем самым серьезное моральное поражение. Смириться с этим они не могли и были готовы на все, чтобы отыграть этот беспрецедентный моральный проигрыш. Дело понятное.

Отбывать наказание Никите довелось в печально знаменитой колонии «Полярная сова» в поселке Харп за полярным кругом. Условия содержания там – сами по себе бесконечная пытка. Напомню строки из приведенного выше письма его отца: «Камера у него одиночная шириной в 3,5 листа формата А4, длиной 11,5 листов А4. Ширина койки 2 листа формата А4 + 5 см (все измерялось листами бумаги А4). Унитаз расположен практически впритык к койке, не огорожен, вентиляции нет, сыро. Нет ни тумбочки, ни табуретки». Тем, кто усомнился в том, что Никиту избивали и пытали в день задержания именно так, как это описано в его показаниях от 16 декабря 2009, следует узнать из СМИ, что в результате закрытой черепно-мозговой травмы, полученной уже там, «на месте», он потерял способность видеть левым глазом, да и правый теперь видит хуже. А чтобы он не покончил с собой, приставили наблюдателя-дагестанца.

Не знаю, какие еще пытки применялись и применяются к нему – дыба, электроток… Наверняка вновь пошел в ход и главный, испытанный козырь: положение заключенной Жени Хасис, его гражданской жены. Однажды он уже совершил ради нее роковую ошибку, оговорив себя – от безвыходности, понимая, что может сотворить всесильная ФСБ с его гражданской женой. На зоне еще раз убедился: может! Что на этот раз пообещал ему полковник Шаменков?

Так или иначе, в интернете прошла информация, что Никита написал некую «явку с повинной» и его привезли из «Полярной совы» в Москву, в Лефортово. Похоже, немудреный ФСБшный сценарий повторился, только масштаб теперь уже пошире.

Является ли это поводом, подумалось мне, для изменения акцентов в истории дела?

Нет, не является. По трем причинам.

Во-первых, я по-прежнему уверен, что Никита и Женя не убивали Маркелова и Бабурову. Что бы ни говорил, ни писал Никита, беспристрастное изучение объективных материалов привело меня к такому выводу вполне однозначно. Уверен, что новое рассмотрение дела, которое должно будет состояться в связи с новыми показаниями (или, напротив, рассмотрение нового обширного дела, в котором убийство Маркелова и Бабуровой станет эпизодом), подтвердит это и позволит назвать новое имя убийцы. На этот раз – настоящее. Не удивлюсь, если им окажется (как и предполагал прозорливый журналист Евгений Левкович) известный русский боевик Алексей Коршунов, «Коршун», который, возможно, фигурировал в прослушке под именем «Васи».

Во-вторых, за минувшие два года произошло немало событий, коснувшихся лиц, причастных к организованному русскому подполью: подорвался на собственной гранате вышеупомянутый «Коршун», исчезли за границей Илья Горячев («Студент»), Сергей Голубев («Опер), был арестован Юрий Тихомиров (уже получил 10 лет строгого режима). Арестованы также в конце июня с.г. находившиеся в розыске Максим Баклагин и Вячеслав Исаев, которым приписывают не одно политическое убийство. По словам ряда СМИ, Никиту Тихонова (но не Евгению Хасис!) связывало со всеми ними знакомство на почве общих политических взглядов. А если верить изолгавшейся «Новой газете», все они, кроме Горячева, и составляют пресловутый БОРН – «Боевую организацию русских националистов».

Как известно, в ходе следствия и суда по делу об убийстве Маркелова и Бабуровой никто из них Тихоновым не был даже назван! Кроме удалившегося за рубеж Горячева – и то уже в самом конце процесса. Но на сегодняшний день никакие показания Никиты уже ничего не изменят в судьбе ни Коршунова, ни Горячева с Голубевым, ни, скорее всего, Тихомирова, Исаева и Баклагина. А вот в судьбе самого Тихонова и Хасис – могут изменить, причем в лучшую сторону. Что же касается иных «неустановленных лиц» (допустим, что таковые имеются, в т.ч. в Кремле), то у них есть пока повод и немного времени подумать о своей судьбе: предупрежден – вооружен.

В-третьих. Конечно, сломаться может каждый или почти каждый. Судить со стороны тут нет никакой возможности, тем более – не зная всех внутренних обстоятельств и мотивов Никиты. Мы пока что не ведаем даже самого главного: сломался ли он, как торопятся заявить недруги, или просто нашел оптимальную линию поведения. Однако в любом случае, то, что я видел своими глазами в ходе судебного процесса (и что увидел моими глазами читатель), – этого уже никто и никогда не изменит, не переделает. Мы знаем и помним Никиту и Женю такими, какими они показали себя в течение двух лет – от ареста до приговора. Этого впечатления не забыть и ничем не изгладить.

Мы видели русских новомучеников. И если мучители добавили им новые мучения, превышающие меру человеческого терпения, это уже не изменит сути дела. Даже если в чем-то им придется отступиться от прежней высоты (как и Николе Королеву, и Алексею Воеводину), в данных обстоятельствах это будет достойно сожаления, но не осуждения.

Впрочем, произойдет ли все по одному или по другому сценарию, покажет только новый суд, результатов которого следует ждать не слишком скоро. А до тех пор все прежние выводы и акценты, я считаю, сохраняют свою актуальность.

А теперь давайте подумаем, что и как может измениться в судьбе Никиты и Жени.

Согласно закону, в случае, если осужденный дает согласие на сотрудничество с органами и подписывает показания, существенно меняющие картину дела, решение суда может быть отменено полностью, а дело – направлено на новое расследование и новый суд. Допустим, именно так в нашем случае и произойдет. Что тогда?

Тогда Хасис, скорее всего, придется оправдать и выпустить, как не причастную ни к БОРНу, ни конкретно к убийству Маркелова и Бабуровой. Думаю, именно это соображение и склонило Никиту к «явке с повинной», чтобы спасти от неволи любимую. Любой ценой, даже ценой собственной полной и окончательной гибели, духовной и физической. Один раз, как мы знаем, он уже последовал подобной логике…

Что же касается Тихонова, тут мои надежды далеко не столь радужны. Хотя известный моим читателям адвокат Владимир Жеребенков поделился с прессой таким соображением: «Тихонов очень много знает о самом крайнем крыле националистического движения, готового убивать людей. Он может быть источником чрезвычайно полезной информации. И раньше не скрывалось, что ему будут предлагать сотрудничество. Человек он умный, грамотный, всю жизнь гнить в тюрьме он вряд ли захочет. Частично на сотрудничество он наверняка пойдет. Как адвокат я нормально отнесусь, если за важную информацию, которая поможет выявить участников других преступлений, пожизненное ему заменят на 25 лет», – заявил он РБК-daily.

По моему же мнению, возможно три варианта.

Если предположить, что ФСБ играет с Тихоновым честно, то помимо оправдания Хасис, ему могут дать срок как соучастнику тех или иных деяний, в зависимости от того, что он на себя возьмет в новом раскладе. И этот срок в таком случае должен быть существенно меньше, хотя бы лет 15, иначе игра не стоит свеч.

Но, как мне кажется, честная игра не в стиле тех, с кем мы познакомились в первоначальном деле. И тогда возможны другие два варианта.

Либо ему вновь дадут пожизненный срок, но уже не за убийство Маркелова и Бабуровой, которого он не совершал, а, допустим, за участие в создании экстремистской организации. Получил же пожизненное Алексей Воеводин за деятельность Боевой террористической организации.

Либо, выжав и отработав Никиту «по полной», наши органы потом найдут его тело в камере-одиночке (в петле или с перерезанными венами, благо он уже вскрывался раз в тюрьме), как Максима Базылева. И распустят слух, что он-де не выдержал мук совести «из-за сданных товарищей». Ведь Тихонов, всеж-таки, для своего всемогущего противника – как бельмо на глазу. Да и знает многовато об их свычаях и обычаях…

Итак, не будем поспешно судить, наберемся терпения.

А пока нужно в любом случае добиться одного: чтобы неправосудное дело об убийстве Маркелова и Бабуровой было пересмотрено.

http://a-sevastianov.livejournal.com/20450.html

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #132 : 08/10/12 , 20:35:29 »


Эфир радио "Ари.ру" по книге "Дело Тихонова-Хасис. Палачи или жертвы?"
В Гостях Московской Студии АРИ Радио — Александр Севастьянов и Наталия Холмогорова.
Программа посвящена выходу в свет книги Севастьянова «Дело Тихонова — Хасис. Палачи или жертвы?»


<a href="http://www.youtube.com/v/hhfKtN6EG3U" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/hhfKtN6EG3U</a>

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #133 : 10/10/12 , 18:18:55 »

Ответы не друзьям по поводу моей книги


Тут мне прислали ссылку на некую Татьяну Турчину, торчащую почему-то в Дублине и с безопасного расстояния комментирующую с редкостной русофобской злобой наши местные события.
         Особенно она в свое время отличилась в прошлом году, обсуждая в своем ЖЖ процесс по делу Жени и Никиты. Что-то на редкость личное было в ее больных мыслишках. Я, конечно, игнорировал эти женские эмоции. Но вот, из указанного поста я узнал, что некто Ярослав Леонтьев хочет получить от автора книги "Дело Тихонова -- Хасис" (т.е. от меня) ответы на вопросы. Что ж, это в интересах дела, которому я служу. Итак, вопрос - ответ.




Почему по факту «зверского избиения» (с. 48) адвокаты «жестоко избитого» (с. 67) Никиты Тихонова не добивались проведения расследования и известны ли автору ходатайства самого подследственного?


ОТВЕТ: Потому что изначально Тихонова курировал адвокат Евгений Скрипилев, который, по словам Никиты, вступил в сговор со следствием и настроил клиента на сотрудничество со следователем, выразившееся в: 1) самооговоре, 2) в неконфликтном поведении по отношению к органам. В отличие от адвоката, помогавшего Хасис, по совету которого она обратилась к тюремным врачам, зафиксировавшим сотрясение мозга (от удара прикладом в лоб), он не рекомендовал Тихонову НИЧЕГО подобного, хотя обязан был по долгу службы. Никита три дня мочился кровью, ему повредили позвоночник, врач лечил его, но... актов при этом не составлял. А когда адвокат сменился, Никита пожаловался ему, но время фиксировать травмы уже было упущено. Об этом подробно рассказано в книге. Читайте внимательнее.


Какие именно материалы по делу об убийстве 19-летнего участника антифашистского движения Рюхина, погибшего от удара ножом в область сердца 16 апреля 2006 г., «внимательно» (с. 109) изучил Севастьянов, имел ли он доступ к данному следственному делу?


ОТВЕТ: Дело Рюхина и др. перенесено (в копии) в дело Тихонова/Хасис; все существенные детали в нем имеются, я их подробно цитирую со ссылками на тома и листы дела.


Можно ли верить заявлениям Хасис в суде 22 апреля 2011 г. о том, что Тихонов не был лично знаком с предполагаемым убийцей Рюхина и ее бывшим сослуживцем Париновым («Румын»), если та же Хасис в своем последнем слове говорила о том, что Тихонов трижды встречался со свидетелем Голубевым («Опер») (с. 268), тогда как в суде 18 апреля Тихонов категорически отрицал факт знакомства с ним? В каком случае Хасис говорит правду, а в каком неправду?


ОТВЕТ: Вопросы веры в книге не рассматриваются. Только факты.


Что автор может сказать о заявлении Хасис из лагеря в отношении весьма близкого ей ранее Василия Реутского, осужденного по делу об убийстве Рюхина: «Так зачем же ты ударил в спину не мне? Зачем с близким мне человеком ты поступил так низко?». Почему он не анализирует видеозапись показаний Реутского о Тихонове, демонстрировавшихся присяжным?


ОТВЕТ: Наивным людям, не знающим о том, какие показания порой дают находящиеся во власти тюремного начальства люди, лучше не ставить подобные вопросы, чтобы не компрометировать себя. Не дай Бог вам давать показания из-за решетки или колючки.


                 Довесок от tihonov_hasis: А что такого сказал Реутский? Если бы Реутский сказал чтото важное по существу дела, его бы показания педалировались стороной обвинения везде и всюду, но этого нет, потому что Реутский ничего важного для дела не сказал. А Хасис им недовольна потому что он не вел себя как герой-партизан на допросе, гордо харкая в лицо гестаповцам. И к тому же он не информировал сторону защиты о своих злоключениях, хотя имел такую возможность.


Почему журналист с сорокалетним стажем, как позиционирует себя Севастьянов, не мог или не захотел разыскать и проинтервьюировать фотокорреспондента сайта Право.ру «некто Скурта А.Н.» и журналистку Карпюк А.С. (очевидно, корреспондента Грани.ру Анну Карпюк), если они принадлежат к ключевым свидетелям, видевшим убийцу в вагоне метро (с. 105-107)? Известно ли Севастьянову, что Алексей Скурт, например, работал в качестве фоткора во время заседания Верховного Суда 14 сентября прошлого года, подтвердившего приговор Никите Тихонову и Евгении Хасис?


ОТВЕТ: Прежде всего: никакие интервью не имеют доказательной силы. Я не должен подменять следствие и суд, это не мое амплуа. Да и желания такого нет. Моя задача – добиться пересмотра дела. Если оно будет рассматриваться повторно, обещаю добиться рассмотрения в суде (а не тет-а-тет) всех упущенных и/или сомнительных моментов, уведенных судьей Замашнюком от внимания суда. Таких моментов очень много, я не все включил в книгу.


Довесок от tihonov_hasis: C фотографом Скурта А.Н. беседовали Ирина Федотова и Евгений Левкович. Он (фотограф) действительно ехал после той прессухи в метро с человеком с замотанным лицом. Лица ни он (Скурта), ни Карпюк, ни кто-либо другой не видели, потому что лицо было надежно скрыто. А если бы видели они бы обязательно публично подтвердили - "да это он", или "нет это не он". Но ни того, ни другого Скурта и Карпюк заявить не могут, потому что лица не видели.


Почему выпускник МГУ Севастьянов не может проинтервьюировать выпускника МГУ Сергея Ерзунова и Илью Горячева, хотя журналисту Левковичу это спокойно удавалось сделать?


ОТВЕТ: Ерзунова спрашивать не о чем, его показания ничего не меняют. Кроме того, имеющаяся в деле прослушка (я привожу ее целиком слово в слово) исчерпывающе закрывает ту тему, которую слегка трогает Ерзунов в своих показаниях. А Горячеву я очень бы хотел задать кое-какие вопросы, но он, увы, просто недоступен, его нет в стране, и он сам выбирает, с кем из журналистов общаться. Мотивов, по которым он решил обратиться в «The New Times», к Левковичу, а не ко мне, я не знаю.


Продолжает ли автор настаивать, что Тихонова, «несомненно, сдал внедренный в русское движение агент», с которым «тот имел неосторожность общаться» (с. 49)? Если Севастьянов отдает себе отчет в наличии в следственном деле не только оперативно-розыскных, но и агентурных материалов, то, как он может гарантировать, что о своей причастности к событиям на Пречистенке Тихонов никому больше не рассказывал и не намекал за исключением одного Горячева?


ОТВЕТ: Если я не назвал по имени человека, которого подозреваю в сдаче Тихонова, то это именно потому, что пришел к выводу: агент общался с Никитой, не зная его настоящего имени, и стукнул на него на всякий случай, как на подозрительную личность, убедившись, что Никита конспирирует. Дальнейшее уже "заслуга" оперов.


И, наконец, почему он столь упорно закавычивает слово «неофашисты», тогда как даже Никита Тихонов сообщает ему из тюрьмы о юных арестантах, у которых в головах «ахинея из пэтэушного гитлеризма» (с. 182)? Может быть, он ходит по другим улицам и не видит намалеванных свастик или думает, что нацистский «зиг» придумал Пуришкевич, которому сам Севастьянов так любит подражать внешне?


ОТВЕТ: Мне нет необходимости кому-то подражать, я достаточно известен сам по себе (думаю, гораздо больше забытого Пуришкевича, по сегодняшнему состоянию просвещенной публики). О русских поклонниках Гитлера я исчерпывающе высказался в своей книге «Победу не отнять! Против гитлеровцев и власовцев» (М., Яуза-пресс, 2010). Но что и в каких случаях мне брать в скобки, я, простите, решаю без вас. Неофашисты у нас есть, однако этот термин не ко всем русским националистам относится. Вам не мешает об этом помнить, чтобы не выглядеть одноклеточным, совсем уж примитивным антифа.


Отвечу заодно и на вопросы, обращенные к отцу Тихонова, поскольку полностью в курсе дела и не хотел бы отягощать и без того несущего трудную ношу человека общением с недоброжелательной средой.


Почему после обвинения их сына в причастности к убийству Александра Рюхина в 2006 г., родители не убедили его перестать скрываться в виду невиновности? Почему они, столь рьяно подключившись к защите сына, обвиненному в двойном убийстве, не обратились к адвокатам и к правозащитникам шесть лет тому назад? И был ли все-таки Никита знаком с Александром Париновым, который подозревается в совершении новых тяжких преступлений?


ОТВЕТЫ: 1) Никита в старшем возрасте рос практически один, самостоятельно, поскольку его отец, кадровый разведчик, долгие годы служил на Ближнем Востоке (жена и дочь жили там же). Никита с юности привык отвечать за себя и свои знакомства сам, не вешая свои проблемы на родителей. Не стоит возлагать на них ответственность за ту часть никитиной биографии, которая протекала без их участия.
2) Никиту признали непричастным к убийству Рюхина, когда он уже сидел за Маркелова, это факт. Но совсем не факт, что ему, оговоренному Андеем Бормотом под давлением следствия, надо было в 2006 году рисковать свободой в надежде на справедливость органов. Собственно, он сам и заявил на суде, что не верил в добросовестность следствия, а потому принял решение уйти в бега. Чего следователь добивался прицельно и умело (в книге я пишу о том подробно).


В заключение рекомендую, прежде чем докучать вопросами автору, внимательно ознакомиться с книгой.
Добавится ясности в голове и душе. http://a-sevastianov.livejournal.com/22030.html


http://a-sevastianov.livejournal.com/22030.html

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174
Re: Дело Тихонова - Хасис
« Ответ #134 : 15/11/12 , 23:09:49 »

ОТЧЕТ О ПРЕЗЕНТАЦИИ




   
Ну, вот. Прошла презентация моей книги «Дело Тихонова – Хасис. Палачи или жертвы?» в главном книжном магазине столицы и всей страны: в «Московском доме книги» на Арбате. Выступал час, подробно рассказал о деле, отвечал на вопросы, раздавал автографы. Люди пришли в достаточном количестве, неравнодушные, хорошие. Брали книгу, жали руку. Неожиданно выступил и поздравил с выходом книги Николай Лысенко, один из первопроходцев и мучеников Русского движения, в прошлом председатель национал-Республиканской партии, депутат ГД РФ, сам потом хлебнувший тюремной баланды.


Говорили, в частности, о том, что надо просить президента разрешить создание такой зе независимой комиссии по проверке законности суда над ребятами, какая была создана по делу Ходорковского. Если можно олигарху, то почему нельзя простым гражданам?


Было на встрече две неожиданности, одна очень хорошая, вторая не очень.


Хорошая состоит в том, что молодые люди, которых я никогда раньше не видел и не знаю, выпустили замечательную открытку с Никитой и Женей. На обороте – адрес Никиты или Жени, по которому открытку можно послать в колонию.





Обязательно надо это делать! Во-первых, ребятам будет приятно знать, что о них помнят, в них верят, их ценят. А во-вторых, и начальству и даже охране в тех местах не мешает знать о том же, понимать, что их узники – не простые, уважаемые люди, что их судьба не безразлична людям на воле. Глядишь, и сами к ним по-другому отнесутся.


А вот и вторая новость, весьма интересная. Тот самый следователь Игорь Викторович Краснов, который не слишком удачно пытался посадить Ивана Миронова и полковника Квачкова, а потом упрятал за решетку Никиту Тихонова и Женю Хасис, стал… генералом.


Высокая должность, большие возможности.


По отзывам знающих людей, Краснов человек самолюбивый, обидчивый и злопамятный. Не люблю смешивать дела личные и общественные, но что-то мне подсказывает, что он попытается свести со мною счеты за нелицеприятный рассказ о его методах и успехах. Ну, а как сводят счеты люди его рода деятельности? Тоже, в общем, понятно.


Так что не исключено, что в ближайшем будущем читатели могут стать свидетелями судебного преследования вашего покорного слуги.


Но, конечно, не за политику или «экстремизм». На этом поле со мною тягаться трудно, и органы это знают, на себе не раз испробовав. Сколько уж приходилось мне отбиваться в прокуратурах и судах от всяких исков то по 282-й, то за «экстремизм» – я и счет потерял. Да и других защищал. В основном, с успехом.


Нет, подберут что-нибудь заведомо абсурдное, но грязненькое, к примеру: незаконное производство аборта, торговлю людьми, загрязнение атмосферы, порчу земли или мошенничество.


Нешто мы не знаем, как это делается? Заставят кого-либо из несчастных сидельцев или штатных сексотов дать на меня показания – и привет. Посадить, может, и не посадят, но нервы потреплют и грязи выльют немерено. Стой потом на публике, отмывайся.


Не могу исключить подобный поворот в своей судьбе.


Ну, авось Бог не выдаст...


Александр Севастьянов, 15.11.2012.


http://a-sevastianov.livejournal.com/26076.html