Автор Тема: Польша  (Прочитано 14538 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 812
Re: Польша
« Ответ #30 : 21/08/17 , 11:43:08 »
ПАМЯТНИК ПОЛЬСКОЙ ПОДЛОСТИ




 

16 августа позвонил режиссер с интернет-телевидения «Царьград» и, сославшись на то, что меня рекомендовал ему мой товарищ, попросил сообщить в онлайн новостях моё мнение по поводу того, что поляки сносят памятники советским солдатам. Я понял, что товарищ не захотел выступать сам, так как Польша не входит в круг тем, которыми он занимается, поэтому товарищ и подсунул меня этому каналу. Меня эта тема не очень интересовала, но мне переводить стрелки было уже не на кого, и я согласился. Вечером подъехал оператор, и я на улице ответил на вопрос ведущей телеканала, что я думаю:
- по поводу сноса в Польше памятников советской эпохи;
- и по поводу того, что некие предприниматели в России готовы либо за свои деньги содержать эти памятники в Польше (если Польша это разрешит), либо за свои деньги вывезти памятники из Польши в Россию.
Я не стал говорить понятно что по первому вопросу и сразу ответил, что содержать памятники в Польше бессмысленно, их нужно вывозить. Однако, вывозить не куда попало в Россию. А необходимо у дорог в пунктах пограничных переходов из Польши в Россию или Белоруссию организовать площадки и установить все вывезенные памятники на этих площадках, чтобы они были хорошо видны, как полякам, едущим в Россию, так и русским, едущим в Польшу. И сделать крупное, хорошо видимое издалека название этого «памятника памятникам» на двух языках - русском и польском - «Памятник польской подлости».
А под названием дать краткое разъяснение того, что экскурсанты увидят:
«Вторую Мировую войну в 1938 году начали тогдашние европейские хищники - Германия, Польша и Венгрия, - захватив и разорвав на части Чехословакию. Но когда в 1939 году немцы напали на саму Польшу, то польская армия бросилась от немцев удирать, и сразу же, бросив польский народ на произвол захватчиков, удрало за границу и польское правительство. В дальнейшем попытки заставить поляков воевать за освобождение Польши от немцев, не имели успеха. К примеру, созданная и вооружённая на деньги СССР польская «армия Андерса», в разгар тяжелейших боёв под Сталинградом удрала из советского тыла на Ближний Восток, и англичане сумели пинками сблизить эту армию с немцами в Италии только в 1944 году - уже в конце войны.
В результате, Польшу от немцев пришлось освобождать советским людям, и Красная Армия в ходе освобождения Польши потеряла убитыми более 600 тысяч солдат и офицеров. На территории Польши в память жертв советского народа были поставлены памятники.
Но в 2017 году поляки начали эти памятники сносить, и данный памятник состоит из снесённых в Польше памятников, являясь памятником подлой польской неблагодарности».
Я сказал ведущей новостей, что, на мой взгляд, это было бы наилучшим разрешение данного вопроса. Мне задали и дополнительный вопрос: «Что я думаю о причинах такого решения Польши?».
Я ответил, что уже давно в законодатели всех стран приходят не депутаты, а тупые долбоны, которые не бельмеса не смыслят и не хотят смыслить ни в экономике, ни в обороне страны, ни в тех вопросах, которые реально необходимы нашим народам. И единственно, на что хватает ума у этих кретинов, это что-то разломать, или что-то переименовать. Таковы депутаты Думы в России, которые не способны созидать, а только и способны что-то разрушить или запретить, хотя бы какое-то кино. Таковы депутаты Рады в Киеве, которые снесли 1300 памятников Ленину, а Ленин в 1922 году в должности главы правительства Российской Советской Федеративной Республики передал из России Украине всю Новороссию. Таковы, кстати, и придурки, воюющие с памятниками в США.
Таковы и придурки польского Сейма. Да и что вообще с этих «депутатов» можно взять, кроме медицинских анализов?
На этом моё интервью «Царь-граду» и закончилось.
Но после возвращения домой я пришёл к мысли, что моё предложение было слишком уж скоропалительным, а посему и неудачным. Дело в том, что меня есть привычка примерять свои предложения на себе - то есть, придя домой, я в уме начал представлять, как я, на месте этих предполагаемых предпринимателей-меценатов, буду это своё предложение реализовывать. И прокрутив в уме разные обстоятельства, пришёл к выводу, что в ходе реализации этой моей идеи придётся разрешать слишком много трудностей, разрешение которых главной цели всё равно ничего не добавит. То есть, при реализации этой моей идеи придётся нести бессмысленные затраты. Ну, представим, что поляки откажутся отдавать памятники или выкатят за них непомерную цену? Кому это надо давать им наживаться на их же подлости?
И, подумав, решил, что нужно пойти иным путём. А именно.
Нужно в тех же предлагаемых местах на пути поляков в Россию и русских в Польшу установить этот «памятник памятникам», но иной конструкции, и, как сейчас говорят, «бюджетный». Я не архитектор, посему не буду сильно цепляться за идею вида памятника, но вижу его так. В центре будут находиться отлитая из чугуна скульптуру гиены с озлобленной мордой (отольют в Каслях хорошо и не дорого). А вокруг гиены нужно установить стенку, на которой дать фото или изображения в ином виде снесённых в Польше памятников, и под каждым таким изображением дать объяснение, в каком месте Польши этот памятник стоял, и сколько советских солдат погибло, освобождая эту часть Польши от немецких нацистов.
А с реальными памятниками на территории Польши пусть поляки делают, что хотят. Тут важно, чтобы поляки понимали, что образ каждого уничтоженного памятника в Польше, будет добавлен к памятнику польской подлости в России.
И к упомянутому названию памятника («Памятник польской подлости») необходимо как девиз добавить мнение Уинстона Черчилля о Польше: «Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных! И все же всегда существовали две Польши: одна из них боролась за правду, а другая пресмыкалась в подлости».
Вот такой памятник «пресмыкающимся в подлости» будет и дешевле, и не надо будет вести с поляками унизительные переговоры, а в случае уничтожения в Польше очередного памятника, его фото можно будет добавлять к остальным фото на «памятнике памятников» без проблем и затрат.
Будет, как говорится, «дёшево и сердито».
Ю.И. МУХИН
P.S. Почему гиена?
Это опять из книги Черчилля. Доказывая бессмысленность союза Великобритании с Польшей, Черчилль напоминал, что Польша это европейский агрессор, который вместе с Германией уничтожил Чехословакию: «И вот теперь, когда все эти преимущества и вся эта помощь были потеряны и отброшены, Англия, ведя за собой Францию, предлагает гарантировать целостность Польши – той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства». Кстати, и в немецком Генштабе Польшу называли «гиеной поля боя».
Так, что образ гиены в данном памятнике вполне уместен.

P.P.S. Безвозвратные потери Красной Армии при освобождении государств Европы составили:
- в Польше — 600212 человек;
- в Чехословакии — 139918 человек;
- в Венгрии — 140004 человек;
- в Германии — 101961 человек;
- в Румынии — 68993 человек;
- в Австрии — 26006 человек;
- в Югославии — 7995 человек;
- в Норвегии — 3436 человек;
- в Болгарии — 977 человек;
 

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 812
Re: Польша
« Ответ #31 : 25/08/17 , 11:11:08 »
Профессор Плотников о КатыниШвондерcolonelcassad24 августа, 13:37


Вопрос о виновниках гибели польских военнопленных в Катыни (точнее, в урочище Козьи Горы) обсуждается более 70 лет. Не раз обращалась к этой теме и «ЛГ». Есть и официальные оценки властей. Но остаётся немало тёмных мест. Своим видением ситуации делится профессор Московского государственного лингвистического университета (МГЛУ), доктор исторических наук Алексей Плотников.

– Алексей Юрьевич, какой была общая численность польских военнопленных?

– Есть несколько источников, между ними имеются расхождения. В плен к немцам в 1939 году, по разным оценкам, попало 450–480 тысяч польских военных. В СССР их оказалось 120–150 тысяч. Приводимые рядом специалистов – прежде всего польских – данные об интернировании 180 или даже 220–250 тысяч поляков документально не подтверждаются. Следует подчеркнуть, что сначала эти люди – с правовой точки зрения – находились на положении интернированных. Это объясняется тем, что войны между Советским Союзом и Польшей не было. Но после того как 18 декабря 1939 года польское правительство в изгнании объявило Советскому Союзу войну (так называемая Анжерская декларация) из-за передачи Литве Вильно и Виленской области, интернированные автоматически превратились в военнопленных. Иными словами, юридически, а вслед за тем и фактически военнопленными их сделало собственное эмигрантское правительство.

– Как складывались их судьбы?

– По-разному. Уроженцы Западной Украины и Западной Белоруссии рядового и сержантского состава были отпущены по домам ещё до того, как эмигрантское правительство объявило войну СССР. Сколько их было, точно неизвестно. Затем СССР и Германия заключили соглашение, по которому все военнопленные, призывавшиеся в польскую армию с территории, отошедшей СССР, но взятые в плен немцами, передавались Советскому Союзу, и наоборот. В результате обмена в октябре и ноябре 1939 года СССР было передано около 25 тысяч военнопленных – граждан бывшей Польши, уроженцев территорий, отошедших Советскому Союзу, а Германии – более 40 тысяч. Большую их часть, рядовых и сержантов, распустили по домам. Офицеров не отпускали. Задерживались также сотрудники пограничной службы, полицейских и карательных структур – те, кто подозревался в причастности к диверсионной и шпионской деятельности против СССР. Ведь в 1920–1930-е годы польская разведка была весьма активна в западных областях Советского Союза.
К началу 1940 года в СССР оставалось не более 30 тысяч польских военнопленных. Из них примерно 10 тысяч – офицеры. Они были распределены по специально созданным лагерям. В Козельском лагере (в 1940 году – Западная, ныне Калужская область) находилось 4500 польских военнопленных, в Осташковском (Калининская, ныне Тверская область) – 6300, и 3800 – в Старобельском лагере (Ворошиловградская, ныне Луганская область). При этом пленные офицеры содержались в основном в Старобельском и Козельском лагерях. Осташковский был преимущественно «солдатским», офицеров – не более 400 человек. Часть поляков была в лагерях в Западной Белоруссии и Западной Украине. Это исходные цифры.

– 30 июля 1941 года Кремль и правительство Сикорского подписали политическое соглашение и дополнительный протокол к нему. Он преду­сматривал предоставление амнистии всем польским военнопленным. Таковых якобы оказалось 391 545 человек. Как это соотносится с приведёнными вами цифрами?

– Действительно, под амнистию в августе 1941 года попало около 390 тысяч поляков. Здесь нет противоречия, поскольку наряду с военнопленными в 1939–1940 годах интернировались и гражданские лица. Это отдельная тема. Мы же говорим о военнопленных – бывших польских военнослужащих Войска Польского.

– Где и сколько, кроме Катыни, в годы Великой Отечественной войны расстреливали польских военнопленных?

– Точно вряд ли кто-то назовёт. Хотя бы потому, что часть архивных документов до сих пор засекречена. Скажу лишь о двух захоронениях неподалёку от Катыни (Козьих Гор). Первое находилось в Серебрянке (Дубровенке) недалеко от Красного Бора, второе – пока документально не подтверждённое – к западу от посёлка Катынь. Информация о нём содержится в воспоминаниях дочери одного из погибших поляков Щирадловской-Пецы.

– Ваши оппоненты утверждают, что польских военнопленных в Катыни расстреляли по приказу Сталина. Почему вы с ними не согласны?

– Сторонники польской (честнее будет сказать – геббельсовской) версии не объясняют, а игнорируют или откровенно замалчивают неудобные для себя факты.
Перечислю основные из них. Прежде всего доказано: на месте расстрела нашли гильзы немецкого производства калибра 6,35 и 7,65 мм (фирмы GECO, а также RWS). Это свидетельствует, что поляки убиты из немецких пистолетов. На вооружении Красной армии и войск НКВД оружия таких калибров не было. Попытки польской стороны доказать закупку в Германии специально для расстрела военнопленных поляков таких пистолетов несостоятельны. В органах НКВД использовалось своё штатное оружие. Это наганы, а у офицеров – пистолеты ТТ. Оба – калибра 7,62 мм. Кроме того, и это также задокументировано, руки у части расстрелянных были связаны бумажным шпагатом. В СССР такой тогда не производился, зато его выпускали в Европе, в том числе в Германии.Ещё один немаловажный факт: документы о приведении приговора в исполнение в архивах не обнаружены, равно как не обнаружен и сам приговор о расстреле, без которого никакой расстрел в принципе невозможен.

Наконец, на отдельных трупах были найдены документы. Причём и немцами в ходе эксгумации в феврале-мае 1943 года, и комиссией Бурденко в 1944 году: удостоверения офицеров, паспорта, другие удостоверения личности. Это также говорит о непричастности СССР к расстрелу. НКВД не оставил бы таких улик – категорически запрещалось соответствующей инструкцией. Не осталось бы и газет, напечатанных именно весной 1940 года, а они были «найдены» немцами в местах захоронения в большом количестве.Сами же немцы осенью 1941 года оставить у расстрелянных документы могли: им тогда, по их представлениям, бояться было нечего. Ещё в 1940 году гитлеровцы не скрываясь уничтожили несколько тысяч представителей польской элиты. Например, в Пальмирском лесу под Варшавой. Примечательно, что этих жертв польские власти вспоминают редко.

– Так их ведь не получится объявить жертвами НКВД.

– Не получится. Польская версия несостоятельна ещё по ряду причин. Известно, что поляков живыми в 1940–1941 годах видели многие свидетели.
Сохранились также архивные документы о передаче дел на польских военнопленных на рассмотрение Особого совещания (ОСО) при НКВД СССР, которое было не вправе приговаривать к расстрелу, – могло осудить максимум на восемь лет лагерей. Кроме того, в СССР вообще никогда не производились массовые расстрелы иностранных военнопленных, особенно офицеров. Тем более во внесудебном порядке без оформления соответствующих предусмотренных законом процедур. Это Варшавой упорно не замечается. И ещё. До осени 1941 года в урочище Козьи Горы не было технической возможности незаметно расстрелять несколько тысяч человек. Это урочище расположено в 17 километрах от Смоленска недалеко от станции Гнёздово и до самой войны оставалось открытым местом отдыха горожан. Здесь были пионерские лагеря, дача НКВД, сожжённая немцами при отступлении в 1943 году. Она располагалась в 700 метрах от оживлённого Витебского шоссе. А сами захоронения находятся в 200 метрах от шоссе. Именно немцы обнесли это место колючей проволокой и поставили охрану.

– Массовые захоронения в Медном Тверской области... Тут ведь тоже нет полной ясности?

– Тверь (точнее, село Медное под Тверью) – второй пункт на «катынской карте», где якобы были захоронены польские военнопленные. Недавно об этом в полный голос заговорила местная общественность. Всем надоела ложь, которую множат поляки и некоторые наши сограждане. Считается, что в Медном захоронены польские военнопленные, ранее содержавшиеся в Осташковском лагере. Офицеров, напомню, там было не более 400 человек из общего числа 6300 польских военнопленных. Польская сторона безапелляционно утверждает, что все они лежат в Медном.Это противоречит данным, которые содержатся в меморандумах Министерства юстиции РФ. Они были направлены в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в связи с рассмотрением в 2010–2013 годах «Дела Яновец и других против России». В меморандумах Минюста – а они отражают нашу официальную позицию – чётко указано, что при эксгумации, проводившейся в 1991 году в Медном, обнаружены останки только 243 польских военнослужащих. Из них идентифицировали (опознали по жетонам) 16 человек.

– Мягко говоря, существенные расхождения.

– Надо прямо говорить: налицо откровенная и беспринципная манипуляция. Несмотря на это, поляки возвели в Медном мемориал, вывесили таблички с именами якобы расстрелянных и покоящихся там 6300 поляков. Названные мною цифры позволяют представить масштаб цинизма и фальсификации, к которым прибегали и продолжают прибегать поляки.
Печально, что у них есть единомышленники в нашей стране. Об их мотивах гадать не будем. Но никаких аргументов у них нет! В этом и состоит иезуитство и бесстыдство позиции нынешней Варшавы: отвергать и игнорировать неудобные факты и говорить о своей позиции как о единственно верной и не подлежащей сомнению.

– Немало спорного есть в этом отношении и в так называемой «Катыни № 3» – киевской Быковне.

– В 2012 году в Быковне тогда­шними президентами Польши и Украины Коморовским и Януковичем был открыт мемориал в память о якобы расстрелянных там трёх с половиной тысячах польских офицеров (обращаю внимание: опять именно офицеров). Однако это ничем не подтверждено. Нет даже этапных списков, которые есть в «катынском деле». Голословно утверждается, что в тюрьмах Западной Украины содержались 3500 польских офицеров. И якобы всех их расстреляли в Быковне.
Потрясает методика ведения дискуссии со стороны оппонентов. Мы привыкли приводить факты и аргументы. А нам называют взятые с потолка цифры, документально не подтверждённые, и выдают их за бесспорные доказательства.

– Приходилось ли вам лично дискутировать с теми отечественными историками, которые придерживаются польской позиции?

– Рад бы! Мы всегда открыты для обсуждения. Но наши оппоненты избегают дискуссий и контактов. Они действуют по принципу «скорпиона под камнем». Тот обычно подолгу отсиживается, а в какой-то момент вылезает, кусает и опять прячется.

– В начале года в Польский сейм поступил законопроект депутата Зелинского. Он предложил объявить 12 июля Днём памяти жертв «Августовской облавы» 1945 года. В Польше её именуют Малой Катынью или Новой Катынью. Ощущение, что поляки пекут свои «Катыни» как блины…

– Это лишний раз подтверждает, что «Катынь» как таковая – уже давно инструмент и одновременно «источник» информационной войны против России. У нас почему-то это недооценивают. А зря.
9 июля Польский сейм принял предложенный Зелинским закон о «Дне памяти 12 июля». Так что теперь у официальной Варшавы появился ещё один «антироссийский жупел»…
История же «Малой Катыни» такова. В июле 1945 года была проведена войсковая и чекистская операция против бандформирований, совершавших убийства и диверсии в тылу 1-го Белорусского фронта. Во время операции задержали более семи тысяч вооружённых людей. Примерно 600 из них оказались связанными с Армией Крайовой (АК). Польская сторона утверждает, что все были тут же расстреляны. В Варшаве ссылаются на один документ – шифротелеграмму начальника Смерша Виктора Абакумова наркому внутренних дел СССР Лаврентию Берии за № 25212 от 21 июля 1945 года. Там якобы говорится о ликвидации антисоветских формирований и содержится «предложение о расстреле» упомянутых 592 поляков. Но в СССР, ещё раз повторю, никогда не проводились такого рода бессудные казни – тем более иностранных военнопленных.
У сотрудников ГУКР «Смерш» НКО СССР на тот момент не было никаких правовых оснований для расстрела поляков. Приказ НКВД СССР № 0061 от 6 февраля 1945 года, вводивший на завершающем этапе войны в прифронтовой полосе право на расстрел захваченных на месте преступления бандитов и диверсантов, после окончания военных действий утратил силу. Он был официально отменён ещё до начала «Августовской операции». Одно это ставит под вопрос достоверность приводимой поляками шифровки.
Большие сомнения вызывает и неизбирательный, «уравнительный» характер применения массового расстрела ко всем без исключения 592 арестованным «аковцам», и только к ним. Обычной практикой правоохранительных органов СССР в то время было разделение арестованных по контингентам, категориям и иным критериям с индивидуальным применением соответствующих мер.
Обращает на себя внимание, что приведённая шифровка составлена с грубым нарушением норм служебной субординации. ГУКР «Смерш» не подчинялось НКВД СССР и по этой причине его начальник генерал-полковник Виктор Абакумов, подчинявшийся напрямую Сталину, в принципе не должен был испрашивать «указаний» у наркома внутренних дел. Тем более – указаний о расстреле.
Недавно проведённая по «шифротелеграмме» экспертиза ясно говорит, что мы имеем дело с подделкой. Хотя бы потому, что часть документа напечатана на одной машинке, а часть – на другой. Опубликование данных этой экспертизы, надеюсь, поставит точку в польском мифотворчестве по этим событиям.
Однако нет никакого сомнения, что за «Малыми», «Новыми» и иными Катынями последуют другие. Польские фальсификаторы истории потеряли чувство реальности и вряд ли остановятся.

– Что можно сказать о так называемой могиле № 9, обнаруженной в Катыни весной 2000 года?

– Действительно, в 2000 году в Катыни при строительстве трансформаторной станции обнаружили ранее не известное захоронение. По обмундированию и другим признакам установили: там находятся польские военнослужащие. Не менее двухсот останков. На сообщение об обнаружении новой могилы Польша ответила тем, что в Катынь прибыла жена тогдашнего президента Польши Квасьневского и возложила цветы. А вот на предложение провести совместные эксгумационные работы польская сторона не отреагировала. С тех пор «могила № 9» для польских СМИ – фигура «глухого умолчания».

– Что, там лежат «другие» поляки?

– Парадокс, но останки «непроверенных» соотечественников официальной Варшаве не нужны. Ей нужны только «правильные» захоронения, которые подтверждают польскую версию расстрела «злым НКВД». Ведь при эксгумации «неизвестной могилы» – можно почти не сомневаться – будут обнаружены очередные улики, указывающие на немецких исполнителей. Для полноты картины надо сказать и о действиях наших властей. Вместо того чтобы инициировать эксгумацию, они засекретили все материалы. Российские исследователи уже шестнадцатый год к «могиле № 9» не допускаются. Но я уверен: правда рано или поздно восторжествует.

– Если подвести итог разговору, какие вопросы относятся к числу нерешённых?

– О большей части я уже сказал. Главное, что собранные факты и свидетельства, подтверждающие вину немцев в расстреле поляков в Катыни, игнорируются Варшавой и как-то «стыдливо» замалчиваются нашими властями. Пора наконец понять, что польская сторона в «катынском вопросе» является стороной уже давно не только необъективной, но и недоговороспособной. Никаких «неудобных» для себя аргументов Варшава не принимает и принимать не будет. Поляки и дальше будут называть белое чёрным. Сами себя загнали в катынский тупик, выбраться из которого и не могут, и не хотят. Политическую волю здесь должна проявить Россия.

https://www.prometej.info/blog/istoriya/katynskij-tupik/ - цинк

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 812
Re: Польша
« Ответ #32 : 06/09/17 , 13:39:22 »
Будет ли Путин просить прощение у народа России за признание лжи Геббельса?burckina_new5 сентября, 16:12

В Катыни планируют создать новый музей.

Владимир Мединский провел рабочую встречу с академиком РАН Василием Жуковым, на которой обсуждались вопросы фальсификации истории, а также строительство выставочного центра в Катыни.


При этой новости я как-то напрягся (что, опять?..), но оказалось, что экспозиция возможно будет иметь просоветский и пророссийский характер, опровергающую нынешнюю, официально принятую геббельсовскую версию, согласно которой за мнимые преступления СССР каялся и стоял на коленях перед партнерами Владимир Путин:

А Госдума приняла целое официальное постановление, осуждающее мнимые преступления наших дедов и прадедов.

Если это все случится, то будет ли каяться обратно Владимир Путин и просить прощения у народа России за признание лжи Геббельса? Или перед оскорбленным и оболганным народом каяться необязательно?