Автор Тема: Путина сливают?  (Прочитано 69839 раз)

0 Пользователей и 3 Гостей просматривают эту тему.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8397
Re: Путина сливают?
« Ответ #210 : 03/09/17 , 11:45:43 »
https://pp.userapi.com/c621705/v621705847/10cb9/ALqo-HPnZGQ.jpg

БОРИС ГРИГОРЬЕВ
 
Государство по имени Путин: оно утонуло в бочке нефтяного меда

Есть такая безошибочная штука, называемая разумом: светишь в темноту – и всё становится видно и понятно. Выводы разума нельзя заболтать или имитировать – рентген не обмануть. И любой разумный человек всегда будет против неподсудности чиновников, вывоза капитала, распродажи недр, ментовского беспредела, отсутствия правды на телевидении…
 
Я голосовал за Путина в 2000-м и даже в 2009-м еще полагал, что власть теперь в руках одной партии и Россия начнёт стойко развиваться.
 
Моё прозрение началось с нескольких слов Задорнова, сказавшего, что не Путин поднимает экономику, а цены на нефть. Меня тогда это сильно задело, я негодовал: не может быть, на нацлидера наговаривают!
 
Но в результате стало несомненно ясно: наш ВВП поднимался исключительно за счёт продажи сырья, нефти, газа, дерева и т.д.
 
С нефтью же история вообще интересная. Есть два факта. Первый: объёмы нефти, реализуемые Россией на мировом рынке, растут или падают не сами по себе, их регулируют извне. Второй: 70% собственности в России управляется не из России.
 
И вот когда я сопоставил эти факты, пришел к выводу, что Запад, позволив России получить большие нефтедоходы и тем укрепив авторитет Путина и ЕР, потом получил через Путина и ЕР контроль над собственностью в России.
 
Затем я понял, что Путин, будучи верным представителем номенклатуры, владеет единственный методом организации власти – аппаратным. Это когда на все места ставятся свои люди, которым за лояльность обеспечивается неподсудность, несменяемость и доступ ко всем сокровищам страны.
 
Вот почему Путин не трогает, за редким исключением, своих министров и своих людей, а министры и свои люди так держатся за Путина.
 
В рамках правительства, я думаю, аппаратный подход является правильным. Представьте: вы глава конторы, а ваши сотрудники против вас чего-то замышляют или не согласны с вами – что вы с ними будет делать? Правильно, уволите, оставив только тех, кто вас поддерживает, что собственно Путин и делает.
 
Но он применил аппаратный подход ко всем сферам жизни государства и общества – и это стало началом конца.
 
В Верховный, Конституционный и другие суды Путин поставил своих людей, и эти суды стали частью аппарата, хотя должны быть независимы. В результате мы имеем нынешнюю ситуацию с правосудием, при которой закон стал как дышло.
 
В генпрокуратуру Путин тоже поставил своих людей, и та прекратила надзирать, став тоже частью аппарата.
 
Путин отменил по сути всякие выборы, введя «региональные фильтры» – и региональные власти тоже стали частью аппарата.
 
Путин заблокировала государственную и региональные Думы одной партией, и они стали частью аппарата, престав быть местом для дискуссии.
 
Путин поставил своих людей в руководство ТВ, и оно стало частью аппарата, освещая деятельность власти так, как надо власти, а не объективно. И вызывая деградацию общества через показ одних и те же лояльных лиц, имитируя ощущение стабильности.
 
Таким образом в России возникла корпорация «Государство», полностью принадлежащая Путину и не имеющая никакого отношения к реальному государству. Государство – это прежде всего социальная функция, дороги, жилищный фонд. Но путинская корпорация вкладывает в эти вещи мало денег. В СССР строили больницы, мосты, дороги, заводы, а мы сейчас во многом все это донашиваем.
 
Люди гибнут от пожаров в домах пристарелых, проваливаются в канализацию, лишатся детей, которых отбирают из-за бедности родителей. Россия занимает почётные места в коррупционных рейтингах. А окружение Путина сказочно богатеет. И в нем не воры или убийцы, нет – там берут свое по праву, которое создали для самих себя члены корпорации. А не-члены стали по факту крепостными, полностью зависимыми от бар-хозяев.
 
Государство – это продовольственная безопасность. Ибо если страна покупает продукты и посевной материал за границей, армию можно распускать. Вступление России в ВТО при отсталости нашего сельского хозяйства является прямой угрозой нашей продовольственной безопасности. И у меня есть серьёзные подозрения, что это вступление было продиктовано не декларируемыми целями.
 
Государство – это сильная экономика. Но строить экономику на примитивной продаже не продуктов высокого передела, а сырья – это беда. Поскольку малейшее колебание мировой конъюнктуры сразу больно бьют по жизни наших граждан.
 
Таким образом применение Путиным аппаратного метода организации власти в стране – глубоко порочно.
 
Теперь о наблюдаемой деформации личности Путина.
 
Раньше, до Интернета и массового распространения фото и видео продукции, граждане видели лидеров издали, урывками, имели представление об их внешнем облике по двум-трем фотографиям – как, например, в случае Сталина.
 
Путину же в этом смысле не повезло. Он всегда на виду, как на ладони, можно спокойно считывать его мимику, взгляд, движения. А за всем этим и изменения в его натуре.
 
Ведь 8-летнее ограничение нахождения у власти взято не с потолка: работа во власти очень вредная, сродни работе с ядерными материалами. 8 лет психофизика ещё выдержит – а дальше начинается деформация.
 
Путин, еще работая заместителем мэра Питера, чётко усвоил номенклатурный принцип восхождения наверх. Сначала тебя «имеет» начальник – и ты терпишь, высиживая свое право «иметь» уже своих подчинённых, после того, как начальник уступит тебе его место.
 
И вот теперь представьте: когда Путин сел на место Ельцина – насколько это вскружило ему голову и развязало руки?
 
При этом Путина в начале его президентства еще выручала офицерская подтянутость и скромность. Но каждый пережитый человеком эпизод накладывает отпечаток на его личность. Я хорошо помню, как в 2000-м Путин инстинктивно отклонялся назад, когда на него наставляли микрофоны. Был убедителен, когда говорил, что до прокурора не смог дозвониться. Мог запросто предстать хорошим парнем…
 
Первый тревожный звонок был после крушения подлодки Курск. Путин, находясь в Америке, очень странно ответил Ларри Кингу на вопрос про эту лодку: «Она утонула». И слащаво улыбнулся. (Как стало известно позже, нашу лодку могла атаковать американская и, отвечая на вопрос Кинга, Путин это знал.)
 
Вообще после поездок в США Путин заметно изменился. Словно ему в голову ударило сознание того, что он не просто у руля РФ, а чуть ли не правит миром и посвящён в самые высокие круги.
 
А дальше все шло в этом ключе. Вот памятный эпизод. На встрече с артистами Путин спрашивает у Шевчука, как его зовут – хотя не мог не знать имени одного из первых тогдашних кумиров публики. Да и список присутствующих был заранее известен, и ко всем другим участникам встречи Путин обращается по имени отчеству. То есть в этом мелком эпизоде отразилась вся бездна мелочного тщеславия и жажды первенства.
 
Правда, потом Путин, насладясь властью досыта, до отвала, принял смиренный внешний вид – что отразилось в его псевдо-демократичных прямых линиях и поездках «в люди». Но суть не делась никуда. Картинная помощь двум-трем десяткам счастливцев из 150 миллионов, а все богатства страны – только членам корпорации, ставшим получать уже по миллиону в день и больше. Потому что «где сердце твое, там и сокровища твои». А сердце свое Путин отдал безвозвратно свой корпорации.
 
За те полтора десятка лет, когда при нашем «государстве – это он» сказочно росли цены на нефть, Россия могла стать Дубаем с пальмами под окнами и бассейном у каждого дома. С полностью бесплатным образованием и высочайшей медициной на базе еще советских незаурядных достижений. С великой промышленностью, достойной нашего еще самого образованного в мире в начале 2000-х населения и наших сказочных природных ресурсов.
 
Но вместо этого – сбор по копейке на лечение в Израиле несчастных деток, недоступные, еще и дрянные ВУЗы, людям не хватает на еду после уплаты оброка по ЖКХ… И надо всем этим – улыбочка властителя, чем-то напоминающая ту, что промелькнула на его лице при словах о подлодке Курск: «Она утонула».
 
При Путине Россия утонула в бочке нефтяного меда!
 
Таким образом мы видим две отрицательные динамики: динамику установленного Путиным аппаратного метода управления страной – и отрицательную динамику его личного образа.
 
И если за все предыдущие годы власти он только повышал весь этот негатив – откуда же надежда, что затем он вдруг пойдет на исправление?
 
И дело тут вовсе не в том, что внутренние или внешние враги мешали раньше Путину развернуться наконец лицом к народу: вот дайте ему новый срок – и он уж развернется!
 
Тут – психофизический тип личности, которая под внешним лицедейством прикипела намертво к той личной корпорации «Государство», в рамках которой Путин только и чувствует себя как рыба в воде. А за пределами этой построенной сугубо «под себя» – не под страну! – системы он будет чувствовать себя как рыба на песке и беспомощно хлопать ртом.БОРИС ГРИГОРЬЕВ
 
Государство по имени Путин: оно утонуло в бочке нефтяного меда

Есть такая безошибочная штука, называемая разумом: светишь в темноту – и всё становится видно и понятно. Выводы разума нельзя заболтать или имитировать – рентген не обмануть. И любой разумный человек всегда будет против неподсудности чиновников, вывоза капитала, распродажи недр, ментовского беспредела, отсутствия правды на телевидении…
 
Я голосовал за Путина в 2000-м и даже в 2009-м еще полагал, что власть теперь в руках одной партии и Россия начнёт стойко развиваться.
 
Моё прозрение началось с нескольких слов Задорнова, сказавшего, что не Путин поднимает экономику, а цены на нефть. Меня тогда это сильно задело, я негодовал: не может быть, на нацлидера наговаривают!
 
Но в результате стало несомненно ясно: наш ВВП поднимался исключительно за счёт продажи сырья, нефти, газа, дерева и т.д.
 
С нефтью же история вообще интересная. Есть два факта. Первый: объёмы нефти, реализуемые Россией на мировом рынке, растут или падают не сами по себе, их регулируют извне. Второй: 70% собственности в России управляется не из России.
 
И вот когда я сопоставил эти факты, пришел к выводу, что Запад, позволив России получить большие нефтедоходы и тем укрепив авторитет Путина и ЕР, потом получил через Путина и ЕР контроль над собственностью в России.
 
Затем я понял, что Путин, будучи верным представителем номенклатуры, владеет единственный методом организации власти – аппаратным. Это когда на все места ставятся свои люди, которым за лояльность обеспечивается неподсудность, несменяемость и доступ ко всем сокровищам страны.
 
Вот почему Путин не трогает, за редким исключением, своих министров и своих людей, а министры и свои люди так держатся за Путина.
 
В рамках правительства, я думаю, аппаратный подход является правильным. Представьте: вы глава конторы, а ваши сотрудники против вас чего-то замышляют или не согласны с вами – что вы с ними будет делать? Правильно, уволите, оставив только тех, кто вас поддерживает, что собственно Путин и делает.
 
Но он применил аппаратный подход ко всем сферам жизни государства и общества – и это стало началом конца.
 
В Верховный, Конституционный и другие суды Путин поставил своих людей, и эти суды стали частью аппарата, хотя должны быть независимы. В результате мы имеем нынешнюю ситуацию с правосудием, при которой закон стал как дышло.
 
В генпрокуратуру Путин тоже поставил своих людей, и та прекратила надзирать, став тоже частью аппарата.
 
Путин отменил по сути всякие выборы, введя «региональные фильтры» – и региональные власти тоже стали частью аппарата.
 
Путин заблокировала государственную и региональные Думы одной партией, и они стали частью аппарата, престав быть местом для дискуссии.
 
Путин поставил своих людей в руководство ТВ, и оно стало частью аппарата, освещая деятельность власти так, как надо власти, а не объективно. И вызывая деградацию общества через показ одних и те же лояльных лиц, имитируя ощущение стабильности.
 
Таким образом в России возникла корпорация «Государство», полностью принадлежащая Путину и не имеющая никакого отношения к реальному государству. Государство – это прежде всего социальная функция, дороги, жилищный фонд. Но путинская корпорация вкладывает в эти вещи мало денег. В СССР строили больницы, мосты, дороги, заводы, а мы сейчас во многом все это донашиваем.
 
Люди гибнут от пожаров в домах пристарелых, проваливаются в канализацию, лишатся детей, которых отбирают из-за бедности родителей. Россия занимает почётные места в коррупционных рейтингах. А окружение Путина сказочно богатеет. И в нем не воры или убийцы, нет – там берут свое по праву, которое создали для самих себя члены корпорации. А не-члены стали по факту крепостными, полностью зависимыми от бар-хозяев.
 
Государство – это продовольственная безопасность. Ибо если страна покупает продукты и посевной материал за границей, армию можно распускать. Вступление России в ВТО при отсталости нашего сельского хозяйства является прямой угрозой нашей продовольственной безопасности. И у меня есть серьёзные подозрения, что это вступление было продиктовано не декларируемыми целями.
 
Государство – это сильная экономика. Но строить экономику на примитивной продаже не продуктов высокого передела, а сырья – это беда. Поскольку малейшее колебание мировой конъюнктуры сразу больно бьют по жизни наших граждан.
 
Таким образом применение Путиным аппаратного метода организации власти в стране – глубоко порочно.
 
Теперь о наблюдаемой деформации личности Путина.
 
Раньше, до Интернета и массового распространения фото и видео продукции, граждане видели лидеров издали, урывками, имели представление об их внешнем облике по двум-трем фотографиям – как, например, в случае Сталина.
 
Путину же в этом смысле не повезло. Он всегда на виду, как на ладони, можно спокойно считывать его мимику, взгляд, движения. А за всем этим и изменения в его натуре.
 
Ведь 8-летнее ограничение нахождения у власти взято не с потолка: работа во власти очень вредная, сродни работе с ядерными материалами. 8 лет психофизика ещё выдержит – а дальше начинается деформация.
 
Путин, еще работая заместителем мэра Питера, чётко усвоил номенклатурный принцип восхождения наверх. Сначала тебя «имеет» начальник – и ты терпишь, высиживая свое право «иметь» уже своих подчинённых, после того, как начальник уступит тебе его место.
 
И вот теперь представьте: когда Путин сел на место Ельцина – насколько это вскружило ему голову и развязало руки?
 
При этом Путина в начале его президентства еще выручала офицерская подтянутость и скромность. Но каждый пережитый человеком эпизод накладывает отпечаток на его личность. Я хорошо помню, как в 2000-м Путин инстинктивно отклонялся назад, когда на него наставляли микрофоны. Был убедителен, когда говорил, что до прокурора не смог дозвониться. Мог запросто предстать хорошим парнем…
 
Первый тревожный звонок был после крушения подлодки Курск. Путин, находясь в Америке, очень странно ответил Ларри Кингу на вопрос про эту лодку: «Она утонула». И слащаво улыбнулся. (Как стало известно позже, нашу лодку могла атаковать американская и, отвечая на вопрос Кинга, Путин это знал.)
 
Вообще после поездок в США Путин заметно изменился. Словно ему в голову ударило сознание того, что он не просто у руля РФ, а чуть ли не правит миром и посвящён в самые высокие круги.
 
А дальше все шло в этом ключе. Вот памятный эпизод. На встрече с артистами Путин спрашивает у Шевчука, как его зовут – хотя не мог не знать имени одного из первых тогдашних кумиров публики. Да и список присутствующих был заранее известен, и ко всем другим участникам встречи Путин обращается по имени отчеству. То есть в этом мелком эпизоде отразилась вся бездна мелочного тщеславия и жажды первенства.
 
Правда, потом Путин, насладясь властью досыта, до отвала, принял смиренный внешний вид – что отразилось в его псевдо-демократичных прямых линиях и поездках «в люди». Но суть не делась никуда. Картинная помощь двум-трем десяткам счастливцев из 150 миллионов, а все богатства страны – только членам корпорации, ставшим получать уже по миллиону в день и больше. Потому что «где сердце твое, там и сокровища твои». А сердце свое Путин отдал безвозвратно свой корпорации.
 
За те полтора десятка лет, когда при нашем «государстве – это он» сказочно росли цены на нефть, Россия могла стать Дубаем с пальмами под окнами и бассейном у каждого дома. С полностью бесплатным образованием и высочайшей медициной на базе еще советских незаурядных достижений. С великой промышленностью, достойной нашего еще самого образованного в мире в начале 2000-х населения и наших сказочных природных ресурсов.
 
Но вместо этого – сбор по копейке на лечение в Израиле несчастных деток, недоступные, еще и дрянные ВУЗы, людям не хватает на еду после уплаты оброка по ЖКХ… И надо всем этим – улыбочка властителя, чем-то напоминающая ту, что промелькнула на его лице при словах о подлодке Курск: «Она утонула».
 
При Путине Россия утонула в бочке нефтяного меда!
 
Таким образом мы видим две отрицательные динамики: динамику установленного Путиным аппаратного метода управления страной – и отрицательную динамику его личного образа.
 
И если за все предыдущие годы власти он только повышал весь этот негатив – откуда же надежда, что затем он вдруг пойдет на исправление?
 
И дело тут вовсе не в том, что внутренние или внешние враги мешали раньше Путину развернуться наконец лицом к народу: вот дайте ему новый срок – и он уж развернется!
 
Тут – психофизический тип личности, которая под внешним лицедейством прикипела намертво к той личной корпорации «Государство», в рамках которой Путин только и чувствует себя как рыба в воде. А за пределами этой построенной сугубо «под себя» – не под страну! – системы он будет чувствовать себя как рыба на песке и беспомощно хлопать ртом.

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 6147
Re: Путина сливают?
« Ответ #211 : 10/09/17 , 18:32:39 »