Автор Тема: Тайные пружины войны на Донбассе  (Прочитано 5933 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн Гаврила

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 36
Re: Тайные пружины войны на Донбассе
« Ответ #15 : 15/01/17 , 18:54:48 »
 Кто и как финансирует войну в Донбассе?
 http://zazubr.org/2015/05/29/29118/

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1430
Re: Тайные пружины войны на Донбассе
« Ответ #16 : 16/08/17 , 11:29:03 »

Люди, занимающиеся военными вопросами
Три года назад в эти самые дни на территорию Донбасса стали входить российские "отпускники" числом то ли в 11, то ли в 13 тактических батальонных групп. Как потом их обтекаемо назвали на самом верху: "люди, занимающиеся военными вопросами".

Ввод войск (а если отбросить всякую мишуру, то это был именно он), судя по всему, готовился в другие сроки - примерно на месяц раньше. Спусковым крючком к вводу, как можно теперь судить, стал выход Стрелкова из Славянска - второй раз все предыдущие планы в Москве полетели кубарем. Нужно учесть, что в Москве не было единой точки зрения на происходящее, а потому невнятная политика России в основном и определялась текущим балансом борьбы разных группировок в Кремле.


Выход Стрелкова из Славянска полностью разрушил сложившееся на начало июля равновесие, и решение о вводе войск возобладало - кремлевские не могли допустить, чтобы ситуация вышла окончательно у них из-под контроля. Идея "Минска" существовала практически с начала лета. Смысл Минского сговора заключался в том, чтобы добиться истощения противоборствующих сторон на Донбассе, после чего навязать "перемирие" на условиях Москвы, цель которого - размен Донбасса на признание Крыма. В чью светлую голову пришла такая идея - сказать сложно, но для ее реализации требовалась ликвидация идейного ополчения и военное поражение ВСУ.

Поэтому у Стрелкова и был категорический запрет на выход из Славянска - он должен был красиво умереть вместе с ополчением, в Донецк должны были зайти "люди, занимающиеся вопросами" и поставить Киеву ультиматум. На бумаге всё выглядело красиво, но 5 июля эта история закончилась. Что будет делать Стрелков после прихода в Донецк - сказать не мог никто ни в Киеве, ни в Москве, поэтому решение на ввод войск и было принято практически сразу после появления его в Донецке. Терпеть своевольного полковника больше не было никаких резонов, нужно было брать его под контроль. Его и его славянскую бригаду.

Проблема в том, что в Москве были и противники ввода войск. В миролюбии их упрекнуть нельзя - их идея заключалась в том, что Киев должен взять под контроль границу и полностью исключить вариант ввода войск, закрыв вопрос с идеей "минского перемирия", чем сразу же поднимался вопрос с возвращением (или обороной) Крыма. Стрелков сломал планы и им, мало того - решение на ввод "отпускников" числу к 10 июля было санкционировано на заоблачном верху, и помешать ему было невозможно.

Видимо, примерно к 10-12 июля и возник план какой-нибудь глобальной провокации, которая должна была привлечь всеобщее внимание к Донбассу и исключить возможность ввода войск. Такой провокацией, как мы теперь знаем, и стал "Боинг", сбитый 17 июля. Задача провокации - не дать ввести готовых к маршу "отпускников". Их, кстати, скрывать было совершенно невозможно - по дорогам Ростовской области в направлении к границе в открытую шли колонны техники, их сопровождали вертолеты, летала авиация - в общем, спрятать подготовку к вводу уже не получалось. Мы, когда ехали в Донецк в июле, видели эти колонны. Могу сказать - впечатляло.

Естественно, что после "Боинга" вводить войска было решительно невозможно: все корреспонденты, все спутники и всё внимание были в тот момент нацелены на Донбасс, тут поневоле пришлось тормозить.

Я думаю, что в провокации с "Боингом" участовал целый интернационал - и с Украины, и из России, и американцы, возможно, какие-то европейцы. От российских участников требовалось не так уж и много - "засветить" злосчастный "Бук" и засвидетельствовать его наличие на территории. Поэтому он хаотично двигался, прибыл примерно на точку и был вынужден срочно покидать территорию, изрядно наследив вокруг себя. Всё остальное, включая и непосредственное сбитие "Боинга", делали другие участники. У каждого была своя роль. Поэтому, видимо, расследование и идет ни шатко, ни валко - правду публиковать невозможно, а любое другое объяснение будет шито настолько белыми нитками, что лучше вообще ничего не публиковать.

Уровень российской стороны, принимающей участие в провокации, тем самым выглядит весьма высоким - вот так вот вытащить даже одну машину ПВО и перебросить ее на Донбасс - понятно, что такого рода приказ отдавали из очень непростых кабинетов.

Провокация сработала - ввод войск был отложен, и Киев получил шанс закончить выполнение задачи взятия границы под контроль. Но в целом задачу ввода войск отменить было уже невозможно: "партия войны" в Кремле просто взяла тайм-аут, рассудив, что если ВСУ за это время успеют разгромить ополчение, то так будет даже лучше - один потенциальный противник ликвидирует другого, чем плохо?

Так, в общем-то, и произошло: за полтора месяца после выхода из Славянска "стрелковцы" были разбросаны по всей территории восстания, частично они сумели ликвидировать самые опасные проблемы, но при этом в самом Донецке их осталось считанное количество. Опасности для кремлевских - что для одних, что для других - они уже не представляли, Стрелкова вывели из Донбасса грубой, но действенной угрозой полного прекращения снабжения, если он не выйдет, и фактически навстречу ему 15-17 августа вошли "специалисты по военным вопросам". Все остальное было уже вполне открыто, разве что некоторые отдельные граждане с лоботомией продолжают верить сказкам про "ихтамнет".

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1430
Re: Тайные пружины войны на Донбассе
« Ответ #17 : 31/08/17 , 12:59:32 »

- Два эпизода одной проблемы
Спецпредставитель США по Украине Волкер в интервью Дойче Велле высказался не только по проблеме Донбасса. Он упомянул также и Крым, причем абсолютно определенно: "...Я считаю, что между оккупацией Крыма и Донбасса нет никаких различий. Однако в случае с Крымом Россия предъявила притязания на аннексию территории - то есть на то, что Россия не только ее оккупирует, но и самовольно заберет. Не думаю, что мы должны это принимать или признавать законным. С другой стороны, минские соглашения касаются только восточной Украины. И если мы сможем добиться там прогресса, мы должны попытаться добиться прогресса везде..."

Более ясно, пожалуй, сказать сложно. Штаты рассматривают Крым и Донбасс как два эпизода одной общей задачи. Увязывать между собой они их не собираются, это касается и отказа от торговли одним эпизодом в пользу другого, и готовности рассматривать каждый эпизод в отдельности. Тем не менее, общая позиция ясна - возвращение и Донбасса, и Крыма. Поэтому нет ни малейших сомнений в том, что даже в случае сдачи Донбасса, Кремль не может рассчитывать на какие-либо договоренности по Крыму.


Всё говорено неоднократно. Изначальная установка на торговлю оказалась просчетом. Проблему нужно было решать еще в 14 году, причем временной диапазон для комплексного решения был крайне узок. Перед Кремлем несколько раз вставал выбор. Первый раз - 16 марта, когда Крым проголосовал за независимый статус. Можно было признавать его независимость и строить отношения с Крымом по примеру Южной Осетии и Абхазии. Ссылаясь при этом на всё тот же косовский прецедент. В таком случае вопрос с Донбассом решался бы аналогично после 11 мая - признание без присоединения, заключение договора, оказание (легальное) всех видов помощи. Никаких ихтамнет, все строго на основании межгосударственных договоров.

Тем не менее, выбор был сделан в сторону гораздо более рискованного сценария с присоединением. В принципе, раз решение принято, его нужно выполнять. Не мы первые, не мы последние. Но исполнение оказалось самым тупым из всех возможных. Логично, что аннексию чужой территории (а Крым был чужим, и это было признано Россией после распада СССР) необходимо легитимизировать через международный документ. Либо через договоренность с Киевом, либо через договоренность с "мировым сообществом". Второй вариант, понятно, исключался, оставался первый - вынудить Киев признать и закрепить новый статус Крыма.

Тем не менее, даже постановка этого вопроса отсутствовала, не говоря уже о ее реализации. Мотив Путина: "У нас на раёне все пацаны так делают" не прокатил. В августе 14 года появился шанс вернуться к нему после военного разгрома Киева на Донбассе, однако вместо ультиматума Киев получил предложения по Минскому урегулированию, в котором вопрос Крыма точно так же не ставился, а Донбасс фактически предлагалось сдать. На словах, скорее всего, вопрос Крыма как раз поднимался, но кто же в здравом уме верит словам, особенно если эти слова друг другу дают два записных лжеца?

На этом печальное повествование о гениальном внешнеполитическом деятеле современности можно завершать. Теперь у Кремля выбор из совершенно других двух сценариев - удержание ситуации силой либо полная сдача и Донбасса, и Крыма. Технически, конечно, есть возможность изменить этот выбор - создать или дождаться нового кризиса на Украине, который можно будет использовать. Но а)неизвестно, когда он состоится и состоится ли вообще (а с учетом плачевного состояния самой России вопрос: кто первый попадет в кризис, не выглядит наивным), б)никуда не девается вопрос: а почему гениальный Отец народа не использовал предыдущие возможности? Втупил или цинично решил поторговать русскими на Украине?

Держать ситуацию силой, кстати, тоже не самый разумный выход. И опять же из-за внутренней ситуации в самой России. Вести две войны в период тяжелейшего экономического и социально-политического кризиса (ну, или его преддверия) - это, конечно, верх государственной мудрости и прозорливости. С другой стороны, когда основной лозунг правящей братвы: "После нас хоть потоп", то удивляться не приходится ничему.