Автор Тема: Читаем, смотрим, слушаем Пыльцына Александра Васильевича  (Прочитано 69004 раз)

0 Пользователей и 3 Гостей просматривают эту тему.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8545
Дорогие друзья, отмечая день рождения нашего Великого Генералиссимуса, прошу пройти по ссылке

http://www.krasnoetv.ru/node/24142.

<a href="http://www.youtube.com/v/tPNHmhIJF7o" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/tPNHmhIJF7o</a>

Дай Бог, чтобы нам в России и в 21 веке повезло с появлением хотя бы подобной  личности.

С пожеланием добра и побед над всяким злом, Александр и Антонина Васильевичи

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8545
Дорогие друзья, Примите искренние поздравления с наступающими Рождеством Христовым  и Новым 2015 Годом, годом синей деревянной Козы. (Ладно, хоть не Козла! С Козой всё-таки можно поладить).   

Новый год – всегда праздник, символизирующий преемственность и прочность народных традиций, являющийся преддверием следующего этапа в жизни каждого человека. Он дарит нам чувство надежды на лучшее завтра, становится точкой отсчета новых дел и начинаний. Пусть эти светлые праздники, объединяющие людей верой в  исчезновение зла и страхов за будущее, принесут массу положительных эмоций и зарядят добрыми чувствами пусть хотя бы на год, но лучше – на все года вперед. И если предыдущий год лихого коня вынес нас на дорогу, полную опасностей и тревог, то Новый Год пусть станет  годом стабильности и уверенности. Крепкого здоровья Вам и Вашим близким, Счастья всем в Новом Году, удачи, оптимизма,  благополучия и душевного тепла! 

Ваши Александр и Антонина Васильевичи


http://firepic.org/images/2014-12/30/81jtul8sx1wu.jpg height=403

http://firepic.org/images/2014-12/30/iwiglmg5ic3f.gif

http://firepic.org/images/2014-12/30/ohtb0enq70um.gif

http://firepic.org/images/2014-12/30/ewbonwrh4l2b.gif

http://firepic.org/images/2014-12/30/ughnzjy1rmi7.gif height=495

http://firepic.org/images/2014-12/30/254u1tkfwaic.gif

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8545
Об извращении  правды о штрафных формированиях
 
   
Псевдолетопись, не стесняясь,
Борзописцы несут на базар,
Чтоб, греха не боясь, ухмыляясь,
За враньё отхватить гонорар.
Клара Аникина

Потомок мой, не будь холодным к датам
Военных битв сороковых годов.
За каждой цифрой — кровь и смерть солдата,
Судьба страны в нашествии врагов.
Константин Мамонтов

       Для начала об известном приказе Сталина «Ни шагу назад». Самым расхожим и наиболее упоминаемым в разного рода измышлениях о Великой Отечественной войне, в том числе у наших доморощенных её фальсификаторов, является этот Приказ. Как известно, официально он назывался – «Приказ Наркома Обороны СССР №227 от 28 июля 1942 года. О МЕРАХ ПО УКРЕПЛЕНИЮ ДИСЦИПЛИНЫ И ПОРЯДКА В КРАСНОЙ АРМИИ И ЗАПРЕЩЕНИИ САМОВОЛЬНОГО ОТХОДА  С БОЕВЫХ ПОЗИЦИЙ».

Не вдумываясь в глубину его содержания, в обстановку того времени, когда он принимался, хулители нашего прошлого видят в нём только «штрафбаты» и «заградотряды», только «сталинскую жестокость», только бесчеловечность по отношению к воинам, которых удерживать от отступления могли только пулемёты заградотрядов.

        Но не создание штрафных подразделений и заградотрядов было самой главной целью приказа №227, хотя это и важная составляющая этого документа. Главная побудительная причина и основная задача его  – добиться морального перелома в войсках, усиление воспитания высокой личной ответственности у каждого воина за судьбу Советской Родины. Не совсем добросовестные историки, вернее – лжеисторики, приписывают  Сталину какую-то «дьявольскую», бесчеловечную жестокость в изданном им приказе. Во всех регулярных армиях всегда предусматривалась строгая ответственность за выполнение боевых задач. Возьмём, к примеру, несколько  выдержек из документов времён Петра Великого,  касающихся  русской армии.

          Из приказа Петра Первого воинству своему  в день Полтавского сражения,  июня 27 дня 1709 года: «Воины! Вот пришёл час, который решит судьбу Отечества. Итак, не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру вручённое… Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого…». 

   Не правда ли, обращение Сталина в приказе «Ни шагу назад» очень похоже  на  петровский  документ: «Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Немцы не так сильны, как это кажется паникерам... Выдержать их удар сейчас,  в ближайшие несколько месяцев – это значит обеспечить за нами победу».

         Вот несколько фраз из другого документа петровского времени, который называется «Собственноручные  Петра Первого Великого для военной  битвы правила».

«Никто из господ генералов с места баталии прежде уступать не имеет, пока он от своего командира к тому указ не получит. Кто же место своё без указу оставит, или друга выдаст, или бесчестный бег учинит, то оный будет лишён и чести, и живота. И для того как генералам, так и офицерам повелевается, чтоб крепко то солдатам внушали и оных в том удерживали, а хотя б так и случилось, чтоб рядовых было удержать не можно, то генералам и офицерам остаться при тех, кои устоят, хотя конные при пехоте, или пехота при коннице».

         К этому, пожалуй,  следует добавить ещё выдержку из «Артикула 97 воинского 1715 года», опубликованного вместе с текстом «Устава воинского 1716 года»:

«Полки или роты, которые с неприятелем в бой вступя,  побегут, имеют в генеральном военном суде суждены быть. И есть ли найдётся, что начальные притчины тому были, оным  шпага от палача  переломлена и оныя ошельмованы, а потом повешены будут».

          Очевидно, нет необходимости переводить на современный язык эти документы, всё предельно ясно. Сравните эти статьи и положения Петровского «Устава» со словами Сталинского приказа, которые разъясняют причины, вызвавшие такие жёсткие меры:

«Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять Родину. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникеров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу. Паникеры и трусы должны истребляться на месте.

Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование – ни шагу назад без приказа высшего командования
».

 Приказ №227 ? один из самых сильных документов военных лет по глубине патриотического содержания, по степени эмоциональной напряженности. Я, как и многие другие, видел в его содержании некоторую резкость и категоричность оценок, но их оправдывало очень суровое и тревожное время. Приказ этот был настолько убедительным, настолько оказался своевременным и крайне необходимым, что только пособникам тайным, или сторонникам гитлеровского нашествия на нашу Родину он мог показаться тогда, и кажется сегодня жестоким, бесчеловечным.

Вот как, например, вспоминал Константин Симонов о воздействии этого приказа на сознание людей, говоря о своих личных чувствах:

«Стихи «Если дорог тебе твой дом»  были написаны мной под прямым впечатлением  июльского приказа Сталина, смысл которого сводился к тому, что отступать дальше некуда, что нужно остановить врага любой, самой беспощадной ценой, или погибнуть...   Теперь движение жизни представлялось в будущем каким-то прыжком, – или перепрыгнуть, или умереть.
Именно это чувство, что выбора нет, что или ты убьёшь врага, или он убьёт тебя, подтолкнуло меня к столу и буквально заставило  написать эти стихи…   
 
 Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!


         Так что же особенно жестокого, «бесчеловечного», как любят говорить современные «правдоискатели», было в приказе № 227, кроме того, что «нужно остановить врага любой, самой беспощадной ценой, или погибнуть»?

Маршал Советского Союза Дмитрий Тимофеевич Язов, во время издания приказа № 227  только что, как и я, окончил военное училище, и был командиром взвода. У него, как и у многих из нас, лейтенантов 1942 года, сложилось определённое впечатление от того сталинского приказа. Уже в наше время, 6 ноября 2004 года в газете «Красная Звезда» Дмитрий Тимофеевич писал:

«Сегодня вокруг  этого приказа наплели  горы лжи, спекуляций. Но можно ли представить себе иную постановку вопроса, когда решалась судьба страны? Разве сумели бы мы выстоять без требования быть сильным, без железной дисциплины?».          Мне в связи с этим приходит на память то ли притча, то ли легенда о том, как нерешительность или непринятие нужных, иногда жёстких, именно беспощадных мер в критической ситуации, вопреки желаниям  всякого рода «советчиков», может привести к непоправимому. В ней рассказывается, как во время крушения поезда, молодому человеку зажало ступню между двумя вагонами. А вагон уже горел, и пламя приближалось. Собравшиеся охали, ахали, но помочь бедолаге никто не мог. Вдруг рядом оказался военный с саблей, выхватил её из ножен, и хотел отрубить зажатую и уже размозжённую часть ноги. Присутствующие бурно запротестовали и не дали военному «сделать больно» человеку. Так этот, «спасённый от боли», и остался, через минуту заживо сгорев вместе с вагоном.

Не похоже ли это на то, что если бы не  принять те жёсткие меры в нужный момент, о которых так злословят нынче «любители правды», сгорела бы и наша Родина  в огне  навязанной нам  войны? Очень точно выразил мысль большинства фронтовиков бывший офицер-штрафник, полковник в отставке Чернов Николай, один из персонажей документального фильма «Подвиг по приговору», в котором я тоже принимал участие:

 «Чтобы судить о штрафных батальонах, надо самому пройти войну, быть военным человеком. На войне идёт речь о жизни и смерти всей страны. Штрафбаты созданы своевременно и принесли большую пользу, укрепив дисциплину в армии вообще, и предотвратив многие необдуманные поступки  военных разных рангов. Считаю, что командир, всегда ответственен за дела и поступки своих подчинённых. Я был офицером-штрафником и понёс наказание за своих подчинённых,  это было уроком и для других».

От имени фронтовиков, от имени погибших на войне штрафников, с которыми вместе сражался на той войне, заявляю, что не могу пройти мимо умышленных искажений истории возникновения и боевых действий штрафных формирований, созданных Приказом Сталина «Ни шагу назад».
 
Наиболее расхожий миф всех антисталинистов и антисоветчиков возник еще во времена дурдомовской «оттепели» ярого врага Советского Союза и России – пресловутого  Никиты Хрущева. Уже много лет создаётся и раздувается этот миф о том, что Верховный Главнокомандующий Сталин умышленно создал штрафные батальоны и роты, чтобы загнать туда побольше воинов, и просто уничтожать их в  кровавых бойнях.

        Пожалуй, самым «выдающимся» по концентрации искажений правды и откровенной лжи о штрафбатах, стал одиозный 11-серийный «художественный» фильм «Штрафбат», заполнивший телевизионные экраны в канун 60-летия Победы, и настойчиво, упорно демонстрировавшийся все последующие годы.  Создан он по одноимённому «роману»  Володарского его единомышленником Досталем, хотя эти «художники» далеко не единственные, кто беззастенчиво покушается на правду о Великой Отечественной. После назойливой демонстрации этого телесериала  в течение многих лет, наверное, не найти в России человека, который бы не знал о существовании в Красной Армии  штрафбатов и рот. И жаль тех, кто принял «развесистую клюкву» фильма за правду.
        В принципе, любой (настоящий, добросовестный) писатель или сценарист имеет право на вымысел. Плохо, когда этим правом явно злоупотребляют, практически полностью игнорируя историческую правду. Особенно это относится к кинематографу. Не секрет, что современная молодежь читать серьёзную литературу, мягко говоря,  не любит. Приучили их наши издатели к другим книгам. По  данным Российской книжной палаты, в 2011 году, самым печатаемым автором у нас была Дарья Донцова (она прочно удерживает первенство уже несколько лет) – 79  изданий за год общим тиражом более 2 млн 200 тысяч экземпляров.  В 2013 году у нее вышло 143 наименования книг общим тиражом 2831,5 тысяч экземпляров. За Донцовой идет Татьяна Устинова  (55 наименований, 897 тыс. экз.) и Юлия Шилова (64 книги, тираж  891 тыс. экз.). Но более всех преуспело издательство «ЭКСМО» в «раскрутке» этих детективщиков, тогда как книга – товар необычный, и издатель должен быть скорее просветителем, чем коммерсантом, даже в нынешней рыночно-денежной России.

 Ну, а если  получать информацию, то нынешняя молодёжь, да и не только она, легче всего предпочитают получать её из Интернета и кинофильмов. Наиболее доходчивым и эффективным способом внедрения «нужной» информации из всех современных СМИ, естественно, в наше время считается видео или кино, которые  охватывают посредством телевидения  все возрастные группы населения. Поэтому хозяева масс-медиа делают упор именно на этот вид воздействия на умы и сознание людей своей антиисторической идеологии, и телеэкраны практически круглосуточно заполнены кино-видео материалами, направленными на безнравственность, аморальность, искажение и извращение исторических событий.

        К примеру возьмём фильм сценарий того же Володарского «Последний бой майора Пугачёва» по одноимённому рассказу Варлама Шаламова, поставщика «фактов» и вымыслов о колымских и других «местах отдалённых» для автора «Архипелага Гулаг»,   «обустройщика» России, Солженицына. Кстати, наверное, я не первый обратил внимание на соответствие этой  фамилии «Со-лже-ницын» тому, что сочиняет её владелец. Ведь в русском языке приставка «со» означает сознательное соучастие в содеянном, например, согласие, соратники, или  вполне понятное слово соглядатай. Ну чем не соответствует этому правилу слово солжетворец, например.… Так что и слово «Солженицын» вызывает устойчивые подобные ассоциации, думаю, не только у меня. Публикуя моё  исследование жизни и «творчества» этого незаслуженно возвеличенного человека, редакция питерского журнала «Медный всадник» (№4 2013 год) Петровской академии наук и искусств, отметила:

 «Нынешняя власть возвела в ранг героя России Солженицына, хотя он этого не достоин. Сожалеем, что лгуны и предатели сегодня причисляются к героям. Непонятно, почему в  школьной программе обязательными являются труды Солженицына, посвящённые  лагерному быту. Автор обстоятельно раскрыл образ Солженицына».

         Как  утверждал бывший зэк Варлам Шаламов, и как это показано в фильме по–Шаламову-Володарскому,  побег совершили майор Советской Армии и несколько таких же невинно осуждённых фронтовиков, гибнущих в финале побега от пуль чекистов-палачей.

           Исторически факт дерзкого побега в действительности был, только не  фронтовики его совершили, а дюжина в составе 2 полицейских, 7 власовцев и 3 уголовников-рецидивистов.  Вот  такая  «правда»-наоборот «впаривается» в мозги обывателю.

           Да простит читатель обилие моих личных впечатлений, но вот ещё факт, когда молодая, но уже далеко не школьного возраста дама из одной известной российской телекомпании,  брала у меня теле-интервью  для своего ТВканала. На  одну из моих фраз о том, как мы перехитрили фрицев, эта дама  вдруг возмущённо заметила мне, что «это не честно, не по правилам», будто речь шла не о жестокой войне за свободу и независимость целой огромной страны, а что-то вроде  спортивной борьбы по жёстким правилам. И это человек из наших СМИ, который должен  понимать разницу между спортиграми и войной со злейшим врагом – фашизмом. Пришлось ей разъяснять, что военная хитрость – одна из составляющих и тактики, и стратегии, и напомнить, что, например, генерал-фельдмаршал Кутузов, когда ему задали вопрос, как ему удастся победить Наполеона, ответил что-то вроде: «Победить не знаю, а обмануть смогу».

Факт сам по себе прискорбный, если в наших СМИ сотрудники, делающие материалы для эфира, сами уже со столь  «запудренными» мозгами.

          Но, вернёмся к начальной теме этой статьи – про  ложь и правду о штрафбатах. 

          Первое и, пожалуй, главное в давно взятом на вооружение фальсификаторами массовом нагромождении преднамеренной лжи о штрафбатах – это спекуляции о Приказе №227, и обо всём, что при исполнении этого приказа  тогда происходило. К сожалению,  этому способствовало существовавшее в годы войны  и много лет после неё, «табу» на официальную информацию о созданных по этому приказу штрафных батальонах и штрафных ротах, а так же о заградотрядах. В 1944 году  вышел Приказ №034 Маршала Василевского о «запрещении к открытому опубликованию сведений о заградительных отрядах, штрафных батальонах и ротах», чем подтверждалось незыблемое правило на всякую информацию о них.
     
        Всё это, конечно порождало массу недостоверных слухов, а часто и преувеличенных или искажённых представлений у тех, кто только где-то, что-то слышал о них. Но чаще – это злонамеренные вымыслы о том, чего не только не было, но просто не могло быть.   Именно после приказа Сталина №227 по-настоящему стали укреплять дисциплину, бороться с паникерами и дезертирами, отстаивать каждый клочок земли. И цель была достигнута. Эти решительные меры повысили обороноспособность войск, укрепили в них уверенность в окончательном разгроме врага.

И, конечно же, если штрафбаты и заградотряды учреждались одним приказом, то это не значит вовсе, что одни создавались именно одни для других. Однако особенно ярым любителям извращения нашей отечественной истории уж очень хочется эти события так увязать в своих рассуждениях и публикациях, чтобы все поколения, пришедшие на смену победителям фашистской чумы, поверили этим бредням. На уровне фальсификаций предателей, бывших гэбистов Калугина и Гордиевского, или резидента ГРУ Резуна-«Суворова» действовал и сценарист Володарский в своём 11-серийном антиисторическом «Штрафбате». К числу фальсификаторов следует отнести и известного своей злобностью автора «Исторических хроник», позёра Сванидзе, снова выползшего на экраны Центрального ТВ, да и многих, подражающих этим лже-историкам. Хочется сказать всем эти фальсификаторам:  поменьше злобных  эмоций, побольше исторических фактов, господа!

        Откровенная атака средств массовой информации на историю Великой Отечественной войны, её извращение, фальсификация, к сожалению, оставляют заметные негативные следы в умах тех, кто не знал, не видел всего, что на самом деле происходило в поистине страшные, но и героические годы. И не только в умах школьников, у которых не осталось в живых родных, на себе перенесших лишения и потери тех лет, о которых  они могли бы рассказать своим потомкам. Даже люди взрослые, уже с большим жизненным опытом, порой поддаются ложным доводам хулителей всего советского. 

       Пожалуй, наиболее употребляемой в устах лжеисториков, является небывалая комбинация штрафбатов и заградотрядов. В предлагаемой статье надеюсь дать отпор всей этой братии дельцов от истории. 

      Штрафные батальоны и отдельные штрафные роты в те военные годы оказались не только очень эффективным инструментом в повышении ответственности всех категорий воинов. Они ещё, во-первых, минимизировали применение к трусам и паникёрам такой формы наказания, как расстрел, которой обладали в военное время на фронте командиры многих степеней, и не только в нашей армии. Во-вторых, штрафбаты и штрафроты давали провинившимся возможность в боевых условиях искупить свою вину, «отмыть» позорное пятно, вернуться в строй честным бойцом, а если он сложит голову в бою за Родину, то тоже павшим, как те миллионы честных бойцов Красной Армии. Что касается заградотрядов, то нам, штрафбатовцам, с ними никогда не приходилось не только «взаимодействовать», но даже соседствовать.
 
          Как говорят, «дурной пример заразителен». К  65 годовщине Победы Никита Михалков выдал фильм «Утомлённые солнцем-2».  Приурочен он был не только к Юбилею Победы, чтобы обидеть фронтовиков, но ещё и к Каннскому кинофестивалю,  в надежде повторить успех своего первого оскароносного фильма под тем же названием. Благополучно провалился этот фильм в Каннах, как, фактически провалился и на отечественном прокате. Обнаглевший Никита, не стесняясь, заявляет в одной телебеседе, что для него «история не главное, какое значение  для молодого человека имеет то, что штрафбаты создавались не в 1941 году». Видимо, уверен Михалков, на такое «кино» денег от нашего «доброго» правительства всегда  получит сполна. И штрафбат у него не офицерское подразделение, а сброд зэков-«врагов народа», и лагерники встречают сообщение о начале войны радостно, как избавление от ненавистной советской власти, а эта власть направляет их на фронт в штрафбат, чтобы они остановили тех, кто пришёл уничтожить ту самую власть. Всё с точностью наоборот. Недаром известный киноактёр Леонид Филатов в своём удивительно точном по многим параметрам «Федоте-стрельце», выразил намного раньше по подобным поводам, весьма подходящую к данному случаю,  мысль:

А что сказка дурна - то рассказчика вина.
А  у нас спокон веков нет суда на дураков! 


Нашёл я как-то в Интернете одно высказывание, которое, ну очень точно совпало с моим мнением относительно фильма «Штрафбат». И хотя я не установил подлинного имени автора, привожу это высказывание с определённым  сокращением:

         «Художественный вымысел? Не смешите, - не такие уж идиоты создатели «Штрафбата».  Если фильм не документальный, а художественный, все позволено? Но это фильм...   о Великой Отечественной. Художественный вымысел тоже имеет границы. Подлость - это и есть предел для художественного вымысла. Создателям «Штрафбата» эти границы не ведомы...
Как раз накануне праздников в колоссальных масштабах с помощью невесть откуда взявшихся «военных историков», режиссеров, журналистов-разоблачителей и прочих тружеников СМИ,  появилась на свет эта «настоящая правда» о войне. Эта «правда» говорила о «бездарной войне», «трупами завалили», «одна винтовка на троих», «войну выиграли штрафбаты», «войну выиграли с помощью заградотрядов
» и т.п.

         Спасибо, дорогой товарищ, мой единомышленник по этой теме, очень важной для меня, штрафбатовского офицера, и автора книг о нашем 8-м штрафбате. К счастью, наших с тобой единомышленников становится всё больше, а значит, не зря мы ломаем копья за настоящую правду.

  Теперь снова перейдём к нашим боевым действиям, чтобы ещё раз опровергнуть  бездоказательные домыслы, а часто и откровенную ложь борзописцев о том, что за штрафниками всегда стояли заградотряды. Никаких заградотрядов, о чем многие хулители нашей военной истории говорят, пишут и стряпают дорогие фильмы, за нами  не было. Интересно, как эти псевдоисторики  представляли бы заградотряд, понуждающий штрафников действовать там, за линией фронта во вражеском тылу, как действовал наш 8-й штрафбат в феврале 1944 года при взятии Рогачёва? У всех нас тогда была вера в то, что эти штрафники, бывшие офицеры, хотя и провинившиеся в чем-то перед Родиной, остались честными советскими людьми, и готовы своей отвагой и героизмом искупить инкриминированную им вину, которую, надо сказать, в большинстве своем они сознавали, или против которой, скрепя сердце, не возражали.
 
           Я уже упоминал выше о документальном фильме «Подвиг по приговору».  Несмотря на некоторые огрехи, этот фильм оказался одним из первых документальных, близким к былой действительности. Когда я говорю об огрехах этого фильма, то в первую очередь   о том, что некоторые заявления авторов фильма всё-таки не соответствуют исторической правде. Например, они говорят, что штрафников предупреждали: в случае ранений,  «назад из боя выходить нельзя, пристрелят. Такой был тогда порядок».

           Враки! Не было такого «порядка». Наоборот, мы разъясняли своим подчинённым, что даже при лёгком ранении, они имеют право самостоятельно покинуть поле боя. К сведению читателей, тогда к легко раненым относились  те, у которых нет проникающих ранении полостей (черепа, груди, живота), а есть повреждения мягких тканей без поражения внутренних органов, костей, суставов, нервных стволов и крупных ранений  кровеносных сосудов. К тяжелым ранениям относились ранения с повреждением  этих органов. 

           Я знаю много случаев,  в нашем батальоне, когда штрафник, получивший не тяжёлое ранение, продолжал выполнять боевую задачу, не оставляя своих боевых товарищей, и даже погибал, не воспользовавшись ещё при жизни безоговорочным правом восстановления  в офицерах.  Известен даже случай, когда находившийся в штрафбате Волховского фронта старший лейтенант Белоножко, будучи тяжелораненым (у него почти полностью оторвало ступню ноги), сам отрезал ее и, не оставив поле боя, продолжал вести огонь по противнику.

Я уже упоминал о том, что у нас в штрафбате были не единичными случаи, когда раненые штрафники оставались в боевых порядках, и уже получив право покинуть поле боя, из боевой солидарности оставались там, получая более тяжёлые ранения, или даже погибая.

Хорошо помню, когда я лечился в госпитале после тяжёлого ранения под Брестом, и выписался   одновременно с одним штрафником, рассказавшим мне историю своего ранения. Он и его друг были легко ранены, добрались до медпункта, им оказали нужную помощь, перевязали раны и предложили самостоятельно добраться до эвакопункта, с которого их отвезут в медсанбат. Его коллега по ранению вдруг заявил, что хочет вернуться в свой взвод и помогать боевым друзьям, которых  из-за того, что оба они выбыли из строя,  осталось меньше, и предложил ему идти с ним. А убедил сделать это единственной фразой: «у тебя совесть-то, наверное, ещё не убита, а только тоже слегка ранена!». И оба вернулись на линию огня, сражались, пока инициатор возвращения на поле боя не погиб, а мой собеседник получил второе, уже тяжёлое ранение, с которым и попал в госпиталь. Мне очень жаль, не запомнил фамилии и звания этого бойца-офицера.

И ещё об одном заблуждении. Как-то в Нью-Йоркской газете «Еврейское Слово», присланной однажды мне из Америки, было опубликовано интервью одного штрафника Льва Бродского, которому в качестве штрафника нашего батальона довелось участвовать в том знаменитом рейде 8-го штрафбата во вражеский тыл под Рогачёвом в феврале 1944 года. Лев Бенцианович побывал и выжил в немецком  плену, несмотря на известную нетерпимость фашистов к евреям. Из плена ему удалось бежать в группе с русскими. А потом, как и многим бывшим пленным, ему досталась штрафная судьба. После войны он эмигрировал в США. В своём интервью он говорил, что в штрафбате комсоставу были даны права даже расстреливать штрафников за неповиновение. Когда корреспондент задал ему вопрос о том, многих ли штрафников расстреляли за  нарушения дисциплины за то время, когда он, Бродский, отбывал наказание в штрафбате, тот ответил: «Представьте себе, никого. Дисциплина у нас была на высоком уровне. Да и в командовании  не было жестоких, кровожадных людей». Однако там, в Америке, Бродский сделал «открытие», заявив, что во время того самого рейда «штрафниками командовали сами штрафники, а не штатные офицеры». Ну, это или просто больное воображение самого Льва Бродского, или чей-то злобный «забугорный» политзаказ. А где тогда, по его мнению, могли быть штатные командиры штрафников? Где тогда могли быть те самые заградотряды, если  фальсификаторы  утверждают, что штрафбаты в бой шли не иначе, как под дулами заградотрядовских пулемётов?

          Нам, кто прошёл школу штрафбатов, было многие годы настоятельно рекомендовано «не распространяться» о штрафбатах. И когда мы уже не в силах были нести это тайное бремя правды, терпеть злостное искажение её некоторыми «продвинутыми»  фальсификаторами, и стали нарушать этот запрет, часто слышали: «А, штрафбаты-заградотряды – знаем!!!».   И вот это «знаем!» сводилось, прежде всего, к тому, что будто штрафников в атаки поднимали не их командиры, а пулемёты заградотрядов, поставленные за спинами штрафников. Это упорное многолетнее искажение фактов привело к тому, что в обществе сложилось превратное представление об истории штрафбатов.

         Едва ли найдётся кто-либо, незнакомый с известной песней Владимира Высоцкого «В прорыв идут штрафные батальоны», где истинные штрафники, на самом деле порой проявлявшие настоящий героизм, представлены некоей безликой «рваниной», которой, в случае, если выживет, рекомендовалось «гулять, от рубля и выше!». С тех пор и пошла гулять молва об уголовной «рванине» в штрафбатах. А это бахвалистое «Мы знаем!» чаще всего, и громче всего произносили люди, фактически ничего не знавшие о реальных штрафбатах, и о реальных же заградотрядах.
   
     Ещё один «миф», вернее, злостный вымысел о штрафниках-«смертниках». Ох, и любят наши издатели бравировать этим, якобы незыблемым правилом, существовавшим  в штрафбатах и отдельных штрафротах. При этом они опираются на фразу из  того самого Приказа Сталина, в котором, специально повторюсь, дословно записано следующее: «…поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины». Однако любители приводить эту цитату, почему-то не приводят специальный пункт из «Положения о штрафных батальонах действующей армии»,  который гласит: «За боевое отличие штрафник может быть освобожден досрочно по представлению командования штрафного батальона, утвержденному военным советом фронта. За особо выдающееся боевое отличие штрафник, кроме того, представляется к правительственной награде». И только тремя пунктами ниже  говорится: «Штрафники, получившие ранение в бою, считаются отбывшими наказание, восстанавливаются в звании и во всех правах, и по выздоровлении направляются для дальнейшего прохождения службы…».

           Итак, совершенно очевидно, что главным условием освобождения от наказания штрафбатом, является не «пролитие крови», а боевые заслуги.  В боевой истории нашего штрафбата были эпизоды  очень  больших потерь: война, да ещё «на более трудных участках фронта», ведь не прогулка. При штурмах самых опасных, наиболее укреплённых участков или позиций противника, куда и бросались штрафные батальоны или армейские штрафроты, боевые потери случались внушительными.  Официальная статистика оперирует такими цифрами: потери в штрафных подразделениях были в среднем  в 3, а иногда и в 6 раз выше, чем в обычных стрелковых частях.  Поверим  статистике, хотя это ведь очень усреднённые величины.
 
            Приведу пример из архивных данных по нашему штрафному батальону. На  Наревском плацдарме в Польше, или при форсировании Одера, когда в боях участвовали только  поротно, потери у нас ранеными и убитыми были до 80%, очень большими. В сравнении: в  Рогачёвско-Жлобинской операции февраля 1944 года  наш 8-й штрафбат в полном составе 5 дней дерзко действовал в тылу врага, потери были несравненно меньшими и всего убитыми и ранеными мы потеряли  60 человек, т.е. около 8 процентов. Там из более чем 800  штрафников, почти 600 были без «пролития крови», (не будучи ранеными) за боевые заслуги восстановлены в офицерских правах досрочно, то есть ещё не  прошедшие установленного срока наказания (от 1 до 3 месяцев), даже если всего-то в боях многие из них были только эти 5 дней. 

         На примере нашего батальона утверждаю: редкая боевая задача, выполненная штрафниками, обходилась без награждения особо отличившихся орденами или медалями, как и этот героический рейд по тылам Рогачевской группировки противника. Конечно, решения эти зависели от комбата и командующих, в чьём боевом подчинении оказывался штрафбат. В данном случае, такое решение приняли Командующий 3-й Армии генерал Горбатов А.В. и Командующий Фронтом Рокоссовский К.К.  Резонно заметить так же, что слова «Искупить кровью» в сталинском приказе, не более чем эмоциональное выражение, призванное обострить чувства ответственности на войне за свою вину. А то, что некоторые военачальники посылали штрафников в атаки через необезвреженные минные поля, (и это бывало), говорит больше об уровне их порядочности, чем о целесообразности таких решений.

        Вот официальные цифры, позволяющие судить, кто и как покидал штрафные части.    В декабре 1943 г. из всех штрафбатов и штрафрот выбыло  26 446 штрафников, при этом:

4 885 – досрочно,  то есть за подвиги, боевые заслуги; 5 317 – по отбытию  срока и  по другим причинам; 16 244 – убито, ранено, заболело. Эти цифры подтверждают фактическую истину, что более 40% (10 202 человека) покинули штрафные формирования «без пролития крови» в буквальном смысле этого слова,  а искупили свою вину, кто  кровью, а кто и жизнью, около 60 процентов.  При  этом нужно учесть, что числом заболевших можно пренебречь, так как штрафники старались не болеть вовсе, или даже не признаваться в своём болезненном состоянии. У нас в батальоне, как думаю и во всех штрафных формированиях время, официально проведенное на больничной койке не по ранению, а по болезни, как и время на формировании, то есть не в боевых условиях, в зачёт срока наказания не входил. Надо иметь в виду, что если болезнь приводила к инвалидности или негодности к военной службе  штрафника, то учитывая его поведение в штрафбате и суть преступления, он, либо отчислялся из штрафбата со снятием судимости, либо получал «право» отбыть наказание, определённое судом Военного Трибунала.

Соотношение же убитых и раненых, как говорит статистика, обычно 1:3. Но даже если учесть, что штрафников всегда направляли на самые опасные и трудные участки фронта, то число убитых всё равно не бывает больше числа раненых. Так, что если даже взять число погибших и раненых 1:1, то погибших по отношению к общему числу выбывших из штрафбатов, будет не более 30%. Это не  даёт право некоторым авторам утверждать, что в штрафбатах были смертники, оттуда живым почти никто не возвращался.

         Теперь о  другом «мифе», вернее – о бессовестном вымысле, будто штрафников «гнали» в бой без оружия.
Могу безапелляционно утверждать, что в нашем 8-м штрафбате 1-го Белорусского фронта, как, вероятно, и в остальных,  всегда было в достатке  современного по тому времени, а иногда и самого лучшего стрелкового оружия, даже по сравнению с обычными стрелковыми подразделениями. Чаще всего наш батальон участвовал в боях, как правило, поротно, т.е., как только успевали сформировать одну роту, она направлялась на выполнение боевой задачи.  Но вот в период  от боевых действий на Курской дуге, и до освобождения Бреста,  батальон  действовал в полноштатном составе. Тогда   он  состоял из семи рот, в том числе трёх стрелковых рот, в которых на каждое отделение в каждом из трёх стрелковых взводов был ручной пулемёт.

Были тогда в батальоне сформированы ещё 4 других роты.  Рота  автоматчиков, вооружённая автоматами ППД, постепенно заменяемыми более совершенными ППШ,  пулемётная рота, на вооружение которой раньше, чем в некоторых дивизиях фронта стали поступать облегчённые станковые пулемёты системы Горюнова вместо известных  «Максимов» с водяным охлаждением стволов. Двухвзводного состава рота ПТР (противотанковых ружей) всегда была полностью вооружена этими ружьями, в том числе и многозарядными «Симоновскими», а миномётная рота, тоже двухвзводная – 82мм минометами. 

             Интересно посмотреть на фактическое вооружение ОШБ. Это к тому вопросу, что  вооружали их, чуть ли не палицами и ножами... или как у Михалкова в «Утомлённых...»  – черенками  от лопат. Передо мной «Донесение о численном и боевом составе 8 Отдельного Штрафного б-на ЦФ по состоянию на 30 июня 1943 года».

По штату батальону полагалось 435 винтовок, в наличии было на 100 больше, автоматов  вместо 139 имелось на 44 меньше. Ручных пулемётов было 27, что полностью покрывало потребность 9 стрелковых взводов в 3-х ротах. Противотанковых  ружей – 16 , ротных 50-мм миномётов – по одному на каждый взвод и т.д.

 Из  донесения 14 ОШБ  Ленфронта о вооружении на 1 июля 1944 года:  фактически  наличие вооружения, без учёта трофейного было: карабинов 126, автоматов 304, станковых пулемётов 24, противотанковых ружей 8, пистолетов 30. Обратите внимание, в донесении почему-то не указаны ручные пулемёты, но и без них автоматического оружия почти в 2 раза больше, чем карабинов.

Эти данные для тех, кто пытается убедить, что штрафников гнали в атаку даже вовсе безоружными. Известно, что к июлю 1944 года штрафбаты, как правило, вводились в бой уже не в полноштатном составе, а поротно, стрелковыми ротами или ротами  автоматчиков   со взводами усиления: пулемётным и ПТР. Так  что не могло быть того, чтобы кто-то из штрафников оказался без оружия.

То же самое следует сказать о диком вымысле, будто штрафники не состояли на пищевом довольствии, и вынуждены были грабить продовольственные склады, чтобы добывать себе еду, вымогать или просто отбирать её у местного населения. На самом деле, штрафбаты были в этом отношении совершенно аналогичны любой другой воинской организации, и если в наступлении не всегда удаётся пообедать или просто утолить голод  «по графику» – то это уже обычное явление на войне для всех воюющих, штрафники они, или гвардейцы.
 
          Ещё один неопровержимый факт: неофицерских штрафных батальонов вообще не было. Весьма старательные лжеисторики, умышленно смешивающие в штрафбаты проштрафившихся офицеров, дезертиров-солдат, и массу всякого рода уголовников-рецидивистов, делают это с определённой целью. 

           На самом деле, фронтовые штрафбаты, в отличие от армейских отдельных штрафных рот, формировались только (и исключительно!) из офицеров, осуждённых за преступления, или направляемых в штрафбаты властью командиров дивизий и выше - за неустойчивость, трусость и другие нарушения дисциплины, особенно строгой в военное время. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что иногда направление боевых офицеров, например, за «трусость», мало соответствовало боевой биографии офицера, или, как принято говорить сейчас, «суровость наказания не всегда соответствовала тяжести преступления».  Вот здесь снова есть повод  поговорить о преступлениях и наказаниях в военное время.

       О том, какая разница между наказаниями за воинские преступления, совершённые в мирное или военное время, говорит, например, статья 193.11 Уголовного Кодекса РСФСР 1926 года: «Нарушение военнослужащим уставных правил караульной службы и законно изданных в развитие этих правил особых приказов и распоряжений, не сопровождавшееся вредными последствиями, влечет за собой лишение свободы на срок… То же деяние, сопровождавшееся одним из вредных последствий, в предупреждение которых учрежден данный караул, влечет за собой:

-если оно было совершено в мирное время, – лишение  свободы со строгой изоляцией на срок не ниже одного года;
-если же оно было совершено в военное время или в боевой обстановке, - высшую  меру социальной защиты.


А вот другая категория преступлений, совершаемых только в военное время, не имеет вариантов, и ответственность за такие преступления, тоже безвариантна:  Статья 193.14. «Самовольное оставление поля сражения во время боя или преднамеренная, не вызывавшаяся боевой обстановкой, сдача в плен или отказ во время боя действовать оружием, влечет за собой  применение высшей меры социальной защиты». Наверное, не нужно разъяснять, что такая защита – это смертная казнь, т.е. расстрел или повешение.

Теперь о другом. В недавнем прошлом офицеры-штрафники в большинстве были коммунистами или комсомольцами, хотя теперь у них не было соответствующих партийных или комсомольских билетов. Но чаще всего, они не утратили духовной связи с партией и комсомолом, и даже иногда собирались, особенно перед атаками, на неофициальные партийные или комсомольские собрания. Конечно, как пел Владимир Высоцкий, «Нам не писать: «считайте коммунистом», официальных парторганизаций штрафников не создавалось, но политработники батальона знали партийно-комсомольское прошлое штрафников, и иногда сами проводили с ними индивидуальные, а когда позволяла обстановка, и групповые беседы.

        Принадлежность к партии большевиков была огромным стимулом и реальной обязанностью офицера переднего края быть первым в бою, в атаке, в рукопашной.  На  фронте, особенно в частях переднего края,  вступление в партию  надо было заслужить, и писали мы, командиры, тогда в заявлениях «Хочу быть в первых рядах защитников Родины», хотя штрафбаты и так были не «вторыми».

        В фильме Володарского-Досталя чуть ли не за каждым штрафником неотступно следит бесчисленная рать «особистов», и даже бездарным генералом-комдивом фактически управляет один из них. На самом деле, в нашем батальоне весь командный состав в основном был из боевых кадровых офицеров, как и предусмотрено Приказом №227, а не как у постановщиков 11-серийного вранья, где комбатом штрафник, а командиры рот – «воры в законе». У нас комбатом с мая 1943г. был подполковник Осипов, награждённый орденом за умелое командование подразделениями на войне с Финляндией, и ко времени своего назначения закончивший обучение в Военной академии имени Фрунзе.  А «особистом» в батальоне, даже когда он состоял из 800 человек, был всего один старший лейтенант, занимавшийся каким-то своим делом, и никак не вмешивающийся  в  дела  комбата  или  штаба. 

  Чем поднимали в атаку? Некоторые «знатоки» утверждают, что лозунги и призывы «За Сталина!» произносили только политруки. Эти  «знатоки» не поднимали подразделения в атаки, не водили подчинённых в  рукопашные. Не  ходили они на вражеские пулеметы, когда взводный или ротный командир, поднимая личным примером подчинённых в «смертью пропитанный воздух» (по Владимиру Высоцкому), командует «За мной, вперёд!». Уже  потом, как естественное, само собой разумеющееся, «За Родину, за Сталина», как за всё наше, самое дорогое, советское, с чем и ассоциировались эти слова. «За Сталина!» отнюдь  не означало  «Вместо Сталина», как иногда трактуют это ныне те же «знатоки», а слова «Родина» и «Сталин» были тогда для всех нас тождественны.

  Такие же авторы в своё время сочиняли небылицы, вроде того, что штрафникам и вовсе запрещалось даже кричать «Ура!», а вместо этого, исконно русского боевого клича, они, вроде бы должны были кричать какое-то несуразное «Гу-Га», как в этом убеждали зрителей в снятой в 1989 году киноленте по Морису Симашко. Ну, как тут не вспомнить ещё раз Высоцкого, когда он, по-видимому, под влиянием тех же слухов и выдумок, написал в своей песне «Штрафные батальоны»:

Поэтому мы не всегда кричим «ура!»,
Со смертью мы играемся в молчанку.


Хотелось бы мне, чтобы кто ни будь из тех сочинителей, хоть раз увидели или сходили в атаку вместе со штрафбатом. «Страшна атака штрафного батальона»,  как выражался бывший штрафник Семён Басов. А те, кому удалось  её увидеть, утверждают, что штрафники шли в атаку, даже не пригибаясь. Могу это подтвердить, знаю по себе, что трудно встать в атаку под ливень пуль, но преодолевая страх смерти, встав однажды, нет смысла снова ложиться, так как, чтобы опять вставать под пули, снова преодолевать тот самый страх, а это всегда нелегко. Поэтому, нет ничего противоестественного в этом утверждении. Но возгласы «За Родину, за Сталина»  были не редкостью, а тем более – «Ура!!!». Конечно, за исключением случаев, когда «молчанка» была тактическим приёмом. И без артподготовки мы ходили в атаки, когда нужно было нагрянуть на противника совсем неожиданно.
 Бывали, однако, и случаи, когда, например, при преодолении необезвреженного минного поля я сам слышал от штрафников, подорвавшихся на минах, определённого смысла «здравицу» «За…такого-сякого… прокурора!». Это вовсе не проклятие советской власти, а только выражение обиды на конкретного служителя военной юстиции, которое сопровождалось в этих случаях и не так уж частой в штрафбате отборной «русской речью», которую те же «знатоки» считают непременным атрибутом лексики в штрафбате.

   И патриотизм был тогда, не «квасной» и не «совковый», как любят ныне сквернословить хулители нашего героического прошлого. Был истинный, советский, настоящий патриотизм, когда слова из песни «Раньше думай о Родине, а потом о себе», или «Жила бы страна родная, и нету других забот», были не столько песенными строками, сколько целым мировоззрением, воспитанным всей системой социалистической идеологии, и не только у молодёжи. Здесь я не совсем соглашусь с некоторыми авторами, утверждающими, что эту войну выиграли, и Победу обеспечили, главным образом, школьники, воспитанные сталинской школой в духе советского патриотизма. Я сам принадлежу к тому поколению, которое шагнуло в войну прямо со школьной скамьи.

Но именно он, советский патриотизм, воспитанный не только у школьников, но и у большинства истинно советских людей самых разных возрастов, был той силой, которая поднимала народ до высот самопожертвования ради победы над врагом. Именно  он был побудительным мотивом и у осуждённых и заключённых, добивавшихся направления на фронт лишь только после серьёзной проверки их истинных намерений. Они чётко сознавали, что на фронте опасность для жизни гораздо выше, чем при отбывании сроков, хоть и в нелёгких, условиях ГУЛАГа, тюрем и исправительных колоний, но добивались этого права, чтобы своим личным участием в священной войне искупить вину за содеянное преступление перед народом  и Родиной и, как правило, воевали отважно.

Что касается армейских штрафных рот, то своих личных впечатлений о них не имею, так как не приходилось с этими формированиями на фронте соприкасаться. Но достоверно знаю из документов, и от тех, кто имел с ними дело, что фронтовые офицерские штрафбаты и армейские штрафные роты в какой-то степени объединяет лишь общая принадлежность к понятию «штрафные», да, может быть, и возлагаемые на тех и на других особо сложные боевые задачи. Штрафбаты и штрафные роты были совершенно разными воинскими организациями. Они не были похожи между собой, прежде всего по составу и военной подготовке.

      Штрафные роты, как уже упоминалось, комплектовались рядовыми и сержантами, проявившими трусость и паникёрство в бою, дезертирами или совершившими другие преступления. Именно в эти штрафные подразделения направлялись и уголовные элементы, этапированные на фронт из мест заключения. Но это были  те из заключённых, кто не попадал в разряд досрочно освобождаемых за мелкие преступления и направляемых на фронт в обычные, не штрафные части. Сюда направлялись другие, имеющие более серьёзные сроки по приговорам, но кому совесть человеческая не позволяла в тяжёлое для страны время быть вне рядов её честных защитников, хотя «врагам народа», рецидивистам, неоднократно суждённым и т.п. путь на фронт, даже штрафниками, был настрого заказан. 

Первые мои представления об армейских штрафных ротах и кое-какие сведения об их составе и поведении в бою, я получил от бывшего командира такой роты майора Михаила Коровина, попавшего штрафником на 3 месяца в наш штрафбат по суду Военного трибунала.  Его угораздило попасть в штрафбат вот за что. В течение трех дней ожесточенных боев за крупное село, его рота  потеряла половину убитыми и ранеными, а старшина роты, получая на  складе продовольствие, «забыл» сообщить о потерях, и получил всё на полный списочный состав роты. (Это когда через много лет после войны российские «киношники» на все лады убеждали зрителей, что штрафников вообще не ставили ни на какое довольствие, я вспоминал этот случай).

Образовался хороший излишек и спиртного, и «закуски»! И решил ротный устроить поминки  погибшим, заодно и обмыть награды. Рота армейского подчинения, на «поминки-обмывку» заглянуло начальство из разведотдела штаба армии, даже некоторые офицеры армейского трибунала и прокуратуры, с кем комроты контактировал по службе. А вскоре «за злостный обман, повлекший за собой умышленный перерасход продовольствия», приговорил Трибунал его к 10 годам лишения ИТЛ, или 3-м месяцам штрафбата. Не помешали этому его ордена Красного Знамени, Красной Звезды, медаль «За отвагу.
Но тогда  у нас не было времени и условий для  подробных  бесед, да и вскоре трибунал отменил приговор и оправдал ротного, и он убыл в свою ОШР. Хотя из его рассказов я знал, например, что штрафники воевали хорошо, никаких заградотрядов за ними не было, оружием, боеприпасами и продовольствием они снабжались исправно, и награждали их за подвиги не густо, но реально.   

      Значительно позже, уже в самые первые годы нынешнего столетия, в Харькове, когда я там жил, мне довелось встретиться  с бывшим командиром 5-й штрафроты 64-й Армии, переименованной затем в 66 ОШР 7-й Гвардейской Армии, полковником в отставке Михайловым Владимиром Григорьевичем. Времени на длительную беседу у нас тогда не случилось, и мы договорились о том, что несколькими днями позднее обменяемся информацией и примерами из нашего опыта боевой работы со штрафниками в таких разных формированиях, как штрафбаты и штрафные роты. Однако судьба нам такого шанса не оставила, скоропостижная кончина Владимира Григорьевича помешала этому.

       Знакомый мне член Харьковского областного комитета Международного союза ветеранов войны Станислав Старосельцев дал возможность прочесть его публикацию о В.Г. Михайлове «Командир штрафной роты», помещённой в газете «Панорама» (октябрь 1999 года). Вот несколько строк из этой статьи.

«Он принял заключённых, охраняемых усиленным конвоем. К большому удивлению охраны, зэков тут же, после короткой беседы, обмундировали и выдали им оружие с полным боекомплектом. Риск был огромен.  По общепринятой логике, ожидать от них следовало чего угодно. Но, ни один не оказался впоследствии трусом, дезертиром или членовредителем… Подчинённые лейтенанта Михайлова смело шли на прорыв, штурмуя, казалось бы, неприступные из-за огневой мощи высоты и населённые пункты».

         Уже позже, в 2013 году, мои поиски свидетельств об отдельных армейских  штрафных ротах позволили мне дополнить эту часть информации несколько более подробными публикациями  командира другой, 11-й   штрафной роты 11-й Гв. Армии 3-го Прибалтийского фронта, лейтенанта Владимира Иосифовича Ханцевича. Интервью  с ним были  опубликованы в дальневосточной газете «Тихоокеанская Звезда» 18 марта 2010 года и в «Независимой Газете» 16 мая 2008 года. Приведём в сокращении    его свидетельства:   

 «В ноябре 1944 года  была сформирована 11-я отдельная армейская штрафная рота (ОАШР).  В бой пошли только через несколько дней после  серьёзной подготовки: обучение владению оружием, рытье землянок, окопов и т.п. Нас подняли по тревоге, выдали сухой паек на два дня, и во главе с проводниками рота покинула лагерь. Остановились на позициях одного из наших полков  для выбора участка операции и разработки плана боя. Полковая разведка помогла нам в этом. 

        После артподготовки рота поднялась в атаку, и мы быстро ворвались в немецкую траншею. Оборонявшие ее отступили, но  немецкие минометы накрыли нас. Рота понесла большие потери, был ранен командир роты, убит один из командиров взводов. Командование ротой приказали взять мне. Разведка боем, несмотря на потери, дала результат: двое пленных, засечены огневые точки противника. Через несколько дней был взят Гольдап при минимальных потерях.  В районе города Инстенбург  общие   потери были большими: более половины убитых, рота потеряла трех офицеров из пяти (один был убит).

         После боя в строю осталось 10-20 процентов.  На раненых составлялись т.н. реляции. Они рассматривались военным трибуналом, который и принимал решение о снятии  с них судимости.  Тут было такое условие: подвиг не раненого штрафника должен быть равноценен подвигу бойца, которого оформляли на звание Героя Советского Союза, тогда он искупал свою вину подвигом, и с него снимали судимость
».

       А что касается контингента  армейских штрафных рот, то вот что  мне написал бывший командир этой  роты Владимир  Ханцевич из Хабаровска:

«Наша ОАШР комплектовалась из осужденных военным трибуналом рядовых и сержантов, а вовсе не из уголовников и «политических преступников», как сегодня утверждают некоторые   журналисты, «перелицовывающие» историю. Переменный  (рядовой) состав формировался из осужденных,  а также из освобождённых из лагерей,  в составе специальных команд, прибывавших на фронт.  В  1944 году удовлетворялись и  заявления некоторых заключенных, их отправляли  на фронт для искупления своей вины в боях за Родину. В числе пополнения однажды  прибыли осужденные военным трибуналом бойцы из частей Дальневосточного фронта, среди них оказалась группа пожилых солдат-охотников. Они занимались заготовкой мяса в дальневосточной тайге. Пушнину и часть добытого мяса распродали местному населению.  Попались, конечно,  за что были   военным трибуналом  отправлены на фронт в штрафную роту».         
Пожалуй, это всё, что я узнал из общения с бывшими командирами  штрафных рот или из публикаций о них.

        В последнее время уже не раз публиковался в открытой печати  Перечень Генштаба, в котором перечислено 65 штрафбатов и 1.048 отдельных штрафных рот, сформированных за годы войны в соответствии с Приказом «Ни шагу назад».
   
        Известна же фраза того самого Володарского, что штрафбатов было... 980! Что же касается истинного числа штрафных подразделений, созданных за время войны по Приказу № 227, то если более или менее глубоко проанализировать этот и другие перечни штрафных воинских формирований периода Великой Отечественной войны, можно получить  представление об истинном их числе и периоде активных боевых действий, как это сделано мною. И я утверждаю, что штрафбатов было не 65, а за всю войну не более 25, причём одновременно существовавших  не более 10-12. Это даёт возможность убедительно опровергнуть измышления злостных фальсификаторов о том, что «все эти годы после Приказа №227, 65 штрафбатов, числящиеся в официальном документе Генштаба,  перемалывали «многие сотни тысяч неугодных сталинскому режиму» офицеров до самого последнего дня войны».

   Будем считать, что псевдолетопись, которую тщатся создать современные псевдоисторики, мы дезавуировали фактами боевого использования штрафбатов, развенчивающими злостные вымыслы о них.

Автор книг о штрафбатах, бывший командир роты офицерского штрафбата,
лауреат литературной премии им. Маршала Говорова Л.А.,
Академик академии военно-исторических наук,
Генерал-майор в отставке, - Александр Пыльцын

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8545
http://firepic.org/images/2015-04/23/vd4skunz2tmy.jpg


http://firepic.org/images/2015-04/23/01un853poczb.jpg

Дорогие мои, за последние дни много новых новостей:


14 апреля мне вручили Главный приз премии «Золотой РОГ» от имени города, почётным гражданином которого состою, так что, я теперь в своём роде «почётный Золоторогоносец»! 16 числа отметили 70-ю годовщину начала Берлинской Операции и форсирование моей ротой Одера. Там я был почти убит, но поскольку только «почти», то мы считаем этот день моим вторым днём рождения. И  наконец, вчера, 17 апреля издатель доставила мне СИГНАЛЬНЫЙ экземпляр моей большой книги о «наказаниях и искуплениях». Полный тираж обещают выдать к концу следующей недели.

ПОЗДРАВЛЯЙТЕ, РАДУЙТЕСЬ С НАМИ!!! Целуем, МЫ


Цитировать
Александр Васильевич поздравляем Вас с Антониной Васильевной с выходом в свет замечательной книги. Теперь псевдо историкам будет труднее лгать о нашей Великой Победе. Огромное Вам спасибо и низкий поклон. Я как могу так и помогаю в борьбе с врагами нашей Родины.
Еще раз крепко целуем и обнимаем . Здоровья Вам наши любимые ВАСИЛЬЕВИЧИ. Голубкины.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8545
http://img-fotki.yandex.ru/get/6610/151944317.4e/0_81eae_7d3eb79b_XL height=478

ПОЗДРАВЛЯЮ!

Поэт, писатель, фронтовик
За наш народ стоит горою!
Иной и в двадцать лет старик,
А он под сто всегда героем!
Он наш - советский человек,
Таких не делают сегодня,
Штампуя нравственных калек,
В угоду гадкой вражьей моде.
Высок, широк душой, умён,
Красив, талантлив,  шедр и статен.
Немного есть таких имён,
Как знаменитый наш Штрафбатя!

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Целую и обнимаю, Людмила.

Онлайн Vuntean

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 7174

ищу информацию о своем дедушке, погибшем в 1944 году при освобождении Польши
От кого:   aksana69@tut.by
Кому:   srd_2017@mail.ru,pilumib@mail.ru


вчера, 22:52
Добрый день. Прошу Вашей помощи. Нашла в интернете информацию, что Пыльцын Александр Васильевич вел на вашем сайте интернет конференцию несколько лет назад. Может быть Вы подскажите, как можно с ним связаться? Меня зовут Позднякова Аксана, проживаю я в Бресте, Беларусь. Мой дедушка Суходольский Валентин Тихонович воевал в 8 ОШБ 1 Белорусского фронта, он был старшим военным фельдшером, погиб 26 июля 1944 года в Бяло-Подляском районе Польши. Мы нашли на территории Польши его могилу. Изучив ряд информации в интернете, я посмела предположить, что мой дедушка воевал под руководством Александра Васильевича Пыльцына. Очень хочется узнать хоть что-то о моем дедушки из уст его однополчан. Если это возможно, помогите, пожалуйста. С уважением и большой надеждой, внучка старшего военного фельдшера Суходольского Валентина - Позднякова Аксана.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8545
http://cat.convdocs.org/pars_docs/refs/188/187447/187447_html_7b66b6a.jpg height=592

Дорогие друзья, граждане бывшей нашей родины – СССР! 

С Великим праздником страны и Мира – Днём Победы!   


В этот юбилейный День Победы позвольте мне от имени ветеранов-победителей поздравить всех вас с этим Великим Днём в нашем общем прошлом, и да не затеряется эта дата среди пыльных томов истории, которую пишут сегодня с разной степенью истины.

Девятое мая каждого года, а нынешнего – особо,  заставляет вновь задумываться о мирном будущем грядущих поколений,  когда злые силы мира пытаются возродить фашизм, поверженный нами 70 лет тому назад.

От имени тех, кто с оружием в руках громил врага, и кто самоотверженным трудом обеспечивал ратный подвиг воинов и партизан, призываем нынешние поколения: «Будьте бдительны, не дайте возродиться и набрать силу врагам человечества!».

Даже тень войны да не омрачит будущее ваше и ваших потомков, а  над нашими славянскими землями впредь гремят не взрывы бомб и грохот орудий, а лишь праздничные салюты. Пусть слезы на глазах будут только от радости и смеха, а мальчишки узнают о том, что такое война лишь по правдивым  книжкам и фильмам. Сегодня только наши ветераны могут поведать правду о тех боях-сражениях, которые выпали на их долю, о тех,  кто привёл наш народ к славному Победному Дню 70 лет назад. А он  и ныне символизирует мужество и силу, безмерную любовь к своей Родине, к людям,  и просто стремление жить свободно в мирной стране.

Так будем же  крепить  связь времён и поколений наших народов, твёрдо стоящих на рубежах Великой Победы, достигнутой предками тех, кому эта Победа принесла счастье жить, учиться и трудиться без войн и потрясений.


Да здравствует во веки веков наша Победа над злыми вражьими силами!

Вечная слава героям, положившим жизнь свою ради Победы над гитлеровской сворой!

Да сгинут на веки вечные те, кто пестует и вдохновляет объявившийся на земле неофашизм, в какие маски бы он ни рядился.

Люди! Помните слова известной советской песни: «В наших силах землю от пожаров уберечь! Берегите, берегите, Мир!».

С Великим Днём Победы!

Участник освобождения Рогачёва, Бреста, других городов и сёл Беларуси, прошедший с боями и Польшу и Германию, Генерал-майор в отставке, Почётный гражданин Рогачёва  Александр Васильевич Пыльцын. К поздравлениям и пожеланиям присоединяются Антонина Васильевна Ружа-Пыльцына и вся наша большая семья.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8545
http://firepic.org/images/2015-05/08/k89u26qxsgdo.jpg height=959

Вот какой подарок сделали мне к Дню Победы!

Сталин – наше знамя боевое,
Сталин - нашей юности полёт.
Новая  Победа в Новом мае
Только с его именем придёт!


С Победой, к которой он привёл советский народ 70 лет тому назад. Целуем, МЫ.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8545
http://firepic.org/images/2015-05/09/96v4t5vbuj5t.jpg height=694

Александр Харчиков - Победа

<a href="http://embed.pleer.com/normal/track?id=B7vs0nB3vni8Biqt&amp;t=green" target="_blank" class="new_win">http://embed.pleer.com/normal/track?id=B7vs0nB3vni8Biqt&amp;t=green</a>

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8545
70-летию Победы в Великой Отечественной войне в городе Рогачеве

<a href="https://www.youtube.com/v/_ktSI_oUE7U" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/_ktSI_oUE7U</a>

Праздник 9 мая в Рогачёве, почётным гражданином которого меня там нарекли. Обратите внимание на  праздничное представление на стадионе, где я виртуально присутствую на большом баннере.

Ваш Александр Васильевич Пыльцын.

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 6211
19 июня по телеканалу ТВ "МИР" в 16. часов 40 минут по московскому времени пройдёт передача "Синдром 22 июня" с участием Героя Великой Отечественной войны, командира роты 8 офицерского штрафбата, почётного гражданина города Рогачёв (Белоруссия) генерал - майора в отставке Александра Васильевича Пыльцына. Эта же телепередача будет повторяться трижды в день 24 июня по телеканалу "МИР-24"

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15504

Оффлайн Вениамин

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 544
Здравствуйте, Александр Васильевич!
Я сам  служу в армии Донецкой народной республики. Прямо сейчас идёт очередной обстрел Гопловки,  бандеровцы бьют тяжёлой артиллерией по жилым кварталам города,  но нам приказано не открывать ответный огонь, хотя всё необходимое для этого имеется. Это продолжается почти полгода в течении которых неонацисты ощущают полную безнаказанность. При этом они опасаются битьпо нашим позициям, и почти исключительно избирают мирные объекты:  жилые дома, насосные станции, электроподстанции и т.п.

В связи с этим у меня к вам вопрос: бывало ли подобное положение во время Великой Отечественой? В смысле, немцы стрелять по нашим могут, а мы в ответ - ни-ни?
Речь не идёт о случаях когда нечем было ответить, имеются виду случаи когда всё необходимое для ответа было, но наше командование месяцами запрещало бить по немцам в ответ?
Наставник по методу Шичко

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8545
http://6.firepic.org/6/images/2015-07/21/bogztf803jbv.jpg height=569

http://2.firepic.org/2/images/2015-07/21/7zrazkditve6.jpg height=565

Александр Пыльцын


ШТРАФБАТ:

наказание,

искупление

Военно-историческая быль

Всем офицерам, штрафникам и их командирам
8-го Отдельного штрафного офицерского батальона
прошедшим трудными дорогами войны
1-го Белорусского фронта,
от Сталинграда до Берлина,

ПОСВЯЩАЕТСЯ
К 70-летию Победы советского народа
в Великой Отечественной войне



Санкт-Петербург
2015

Искренне благодарю всех, без чьей неоценимой помощи не было бы этой книги
А. В. Пыльцын
Я не напрасно беспокоюсь,
Чтоб не забылась та война:
Ведь эта память — наша совесть.
Она как сила нам нужна...
Ю. Воронов

Эта память — верьте, люди, —
Всей земле нужна.
Если мы войну забудем,
Вновь придет война.
Роберт Рождественский

И за столом, припомнив о былом,
Пред совестью своей мы не лукавим,
Но беспокойно думаем о том,
Что мы другим после себя оставим.
Александр Ольшанский
Слово к читателю.

Введение в штрафбатовскую тему
Гордиться славою своих предков
не только можно, но и должно;
есть постыдное малодушие.
Разве можно былое забыть?
Александр Пушкин

Разве можно былое забыть?
До сих пор годы мчатся, как пули...
Мы суровой солдатской судьбы
До краев всем народом хлебнули.
Михаил Ножкин
Свою часть Великой Отечественной войны судьбы военные предопределили мне пройти до самого Дня Победы в составе офицерского штрафбата не штрафником, а командиром взвода и роты. «Штрафная» тема долгое время была закрытой в литературе и искусстве, на это многие годы неразумно закрывали глаза. С наступлением безграничной горбачевской «гласности» она вдруг стала модной, ее
утрировали и исказили до бесстыдства. Об этих необычных формированиях, созданных в самое опасное для Родины время по известному приказу Сталина No 227 «Ни шагу назад!», многие годы идут уже не споры, в которых должна рождаться истина; напротив, расширяются преднамеренная ложь и всяческие спекуляции на полуправде. Идет много инсинуаций о штрафбатах, в которые якобы массово «жестоким сталинским режимом» загонялись совершенно невинные, не совершавшие преступлений, но понесшие незаслуженные наказания. Конечно, в какой войне не бывает случаев несправедливости. О них здесь тоже пойдет речь.

Строгий запрет на информацию о штрафных батальонах и ротах был установлен сразу же с приказом Сталина «Ни шагу назад!», изданным в 1942 году «Без публикации», а значит, и все, что им определялось, в прессу не поступало. Для предотвращения нарушений этого положения приказом No 034 от 15.02.1944 года маршала Василевского А. М. подтверждалось запрещение открытой публикации
«всех сведений о заградительных отрядах, штрафных батальонах и ротах». Это положение действовало долгие годы после войны и порождало массу всяческих домыслов, затем уже и вымыслов просто любителей всяческих сенсаций, да и откровенной лжи разнузданных фальсификаторов об этом непростом явлении в истории Великой Отечественной войны.

Даже крупнейшие военачальники в своих мемуарах по воле политической цензуры либо о штрафных формированиях вообще не упоминали, либо маскировали под «особые отряды» или «лыжные батальоны». Вот и не вводились в научный оборот истинно правдивые сведения о штрафбатах и штрафниках.
За полтора года моего пребывания в штрафбате в нем никогда не появлялись никакие корреспонденты ни центральных, ни армейских или фронтовых газет. Именно из-за отсутствия официальной информации в народе стали распространяться слухи о штрафбатах, как правило, непременно в связи с заградотрядами, хотя их рядом со штрафбатами никогда не было.

Известно, штрафные роты и штрафные батальоны реально были, скрывать это было неразумно. Они активно действовали на фронтах Великой Отечественной войны и, безусловно, внесли свою лепту в Победу. Но особые в военное время эти формирования, прежде всего, внесли огромный вклад в воспитание и становление человеческой личности, реабилитацию и искупление гражданского греха.

На излете своей уже более чем 90-летней жизни я решился на обобщение всего мною написанного ранее в книгу о ПРЕСТУПЛЕНИЯХ и НАКАЗАНИЯХ в связи с бывшими в нашей военной истории штрафбатами (ротами). Решаясь на это, я никоим образом не покушаюсь на славу великого Достоевского и представляю читателям новый вариант своей военно-исторической были «Штрафбат: наказание, искупление» Она обогащена многими дополнительными архивными сведениями, очень важными для понимания особенностей того времени, и о самих штрафных формированиях, и о заградотрядах, история которых еще мало освещена правдиво, а вымысла о них много. Ради этого я повседневно ворошу свою память, чтобы «допомнить», а не «досочинить», не придумать прошлое, чтобы заполнить пробелы памяти, как образно об этом сказал фронтовой поэт Александр Межиров:

Мне б надо биографию дополнить,
В анкету вставить новые слова,
А я хочу допомнить, все допомнить,
Покамест жив и память не слаба.

В этой книге я попытаюсь сделать основные выводы о больших и малых преступлениях, о степени вины тех, кого направляли в штрафные формирования, мерах наказания за них, соответствии этих мер составу преступлений, о реальном искуплении вины штрафниками или даже их покаянии. Хочу сразу предостеречь читателя, что это будет не научно-юридический исследовательский манускрипт, а только рассуждения человека, проведшего в офицерском штрафбате командиром взвода и роты полтора года, поэтому основные положения будут рассматриваться на фоне реального офицерского штрафбата с использованием некоторых документов и свидетельств, касающихся отдельных армейских штрафных рот (ОАШР).

Понимаю, что очень нелегко раскрывать истину чего-либо малоизвестного, потаенного, а тем более — уже оболганного, извращенного. Это можно и нужно делать исключительно правдой, основанной не только на личных воспоминаниях и собственных документах войны, но и на документах, сохранившихся у других участников войны, и прежде всего — на архивных документах. Это важно не столько для удовлетворения любопытствующих, сколько для того, чтобы вооружить их правдой для борьбы со все более наглеющими, как забугорными, так и собственными, исказителями нашего героического прошлого и его трагических страниц.

Главной целью и основным направлением деятельности этих извращенцев нашей российской истории является злостная клевета на наше общее прошлое, искоренение жизненного опыта советских людей, посвятивших свои жизни защите, возрождению и процветанию нашей Родины, борьбе за ее свободу от любого порабощения. Извращение военной истории Советского Союза — это попытка подме
нить правду о России ложью, а сам наш героический народ представить каким-то неуправляемым быдлом.

Правдивый мемуарист — хороший помощник историка, и самым главным в его воспоминаниях должен быть честный исторический подход к обстановке, при которой то или иное явление прошлого происходило. Сегодня нам внушают, что все в нашей истории было либо «неправильным», либо вовсе «преступным», пытаясь разрушить в сознании россиян последнее, что сохраняет святость, что
объединяет всех нас — память о Великой Победе. Вместо того чтобы рассказать людям то, что было на самом деле, и почему ему навязывается чужое видение вопроса, всячески втолковываются готовые оценки, искусно возбуждается негодование против «советского античеловеческого режима», а правдивая информация затушевывается, скрывается или представляется в нужном лжецам свете.

Много лет меня волновала атмосфера умолчания истории штрафных батальонов в литературе, прессе и вообще в средствах массовой информации. Нигде, ни в официальной печати, ни в военных мемуарах видных военачальников, об этих батальонах ничего не говорилось. В Советской военной энциклопедии ранних лет о них было сказано только в общем и применительно к армиям других стран. Меня, прошедшего рядом со штрафниками в роли их ближайшего, взводного и ротного, командира, эти извращающие историческую правду «исследования», «романы», фильмы привели к мысли поведать миру истинную, подтвержденную документально правду о реальных штрафбатах, а не о придуманном «Штрафбате» Володарского и Досталя, не об «Утомленных солнцем» Михалкова. Фильмами и публикациями, сознательно искажающими фронтовую действительность в штрафбатах, мы, бывшие штрафники и их командиры, оказались фактически оболганными своими же «правдолюбами», чего мы, старшее поколение — фронтовики и твердо стоящие на позициях правды честные люди — не должны оставлять без адекватной реакции. Ныне идет небывалое ранее сражение на военно-историческом фронте, и наша победа в Великой Отечественной войне остро нуждается в защите. Изданием своих книг-воспоминаний, документально оснащенных архивными материалами, к этому стремлюсь и я.

Одумайтесь, господа историки, писатели, журналисты, деятели кино и телевидения. История страны есть просто ее история, и ее надо рассказывать так, как это было на самом деле. Искажение прошлого уничтожает будущее, поскольку прерывает необходимую для развития самобытной страны связь времен и поколений. Отрицая наше героическое прошлое, фальсификаторы подводят нас к
выводу, что Россия не имеет будущего, что она может быть только сырьевым придатком Запада.

Многие послевоенные годы я надеялся на то, что из числа уцелевших фронтовых штрафбатовцев найдется же кто-то из очевидцев, кто сможет как бы изнутри, на фактическом материале правдиво рассказать об этих уникальных формированиях Великой Отечественной. Увы, правдивых публикаций так и не дождался. Мои боевые друзья по штрафбату давно подталкивали меня на этот нелегкий, ответственный труд — написать для современников и потомков свои, именно штрафбатовские воспоминания о войне и таким образом опровергнуть, дезавуировать ту ложь, которая наслоилась за послевоенные годы.

Дневников на войне мы не вели. Офицерам переднего края, особенно в штрафбате, мягко говоря, это было «не с руки». И самое трудное, что вначале казалось мне непреодолимым вообще, — это огрехи и провалы памяти. Она, коварная, с годами растеряла многие детали событий, названия сел и городов, в которых они происходили, фамилии и имена бойцов и командиров, с которыми бок о бок до
велось пережить то нелегкое время.
У талантливого советского поэта Ярослава Смелякова есть такие строки:

И академик сухопарый,
И однорукий инвалид —
Все нынче пишут мемуары,
Как будто время им велит!

Видимо, само время повелело и мне взяться за перо, за это нужное и важное, на мой взгляд, дело. Как в пушкинском «Борисе Годунове»: «При свете лампады умудренный жизнью монах Пимен пишет правдивую летопись...».

И я, как тот монах Пимен, правда, не при лампаде, а с компьютером, тоже решился на документально обоснованную, правдивую книгу о штрафбатах, об этой части военной истории, очень сложной, большинству еще малоизвестной, но многажды извращенной нечестными «деятелями» современных СМИ и другими «сочинителями». Считаю это важным особенно теперь, когда уже не стало реальных
свидетелей того времени, почти всех моих боевых товарищей, а тем более — самих штрафников, и погибших в боях, и тех, кто выжил тогда, в огне войны, но не дожил до наших дней. Мои настойчивые поиски очевидцев штрафбатов уже малоэффективны. Время неумолимо, нас, «долгожителей», остается все меньше и меньше. Чувствую себя «последним из могикан», то есть из штрафбатовцев Великой Отечественной. Даже телевизионщики обращаются за интервью ко мне, вероятно, уже как к единственному из тех, кто был сам свидетелем и участником того грозного времени и еще помнит его. Простите меня, дорогой читатель, если я применительно к себе опять приведу слова великого Пушкина из того же «Бориса Годунова», которые он вкладывает в уста Пимена:

Исполнен долг, завещанный от бога
Мне, грешному. Недаром многих лет
Свидетелем господь меня поставил
И книжному искусству вразумил.

Как-то в одном из интервью прессе я сказал: наверное, нам Богом дано жить долго именно для того, чтобы успеть рассказать правду о той Великой войне. Не мне судить, насколько Господь меня «книжному искусству вразумил», но благодарен Ему бесконечно за то, что «многих лет свидетелем господь меня поставил».
Посему считаю долгом своим рассказать о том, какие чувства тогда нас обуревали и какие ценности были в основе патриотизма, в основе безграничной любви к Родине, той любви, которая и обеспечила Великую Победу в невиданно жестокой войне со злейшим врагом всего человечества — фашизмом. Объективности ради, сквозь призму лет и событий я не корректирую во времени ни своих чувств, ни своих впечатлений, ни даже, по возможности, своих оценок. И если иногда к этому прибегаю, то только со ссылками на авторитетные источники, с которыми согласен.

Полагаю, мне удалось рассказать о том, что нам довелось увидеть, прочувствовать и пережить, показать ту фронтовую солидарность офицеров в штрафбате, штрафников и их командиров, которая действительно была в то грозовое, кровавое время.

Наш штрафбат, как говорят об этом документы войны, формировался одним из первых таких батальонов еще под Сталинградом.

Особо хочу сказать о помощи, которую оказал мне, несмотря на постигшую его почти полную слепоту, мой боевой друг периода боев в Польше и Германии, подполковник в отставке Алексей Антонович Афонин, живший до недавнего времени в Омске. Он мой земляк по военному училищу в Комсомольске-на-Амуре, с ним мы не один месяц фронтовых будней провели в штрафбате бок о бок. Я даже рискнул в 2005-м юбилейном году Победы, невзирая на свои тоже преклонные лета и неблестящее здоровье, съездить к нему в Сибирь, чтобы еще раз пообщаться и «подзарядиться» его живыми воспоминаниями. Почти «дотянув» до 93 лет, в январе 2012 года он ушел навсегда.

Несколько лет тому назад удалось найти в Рыльске через военкомат Курской области старшего лейтенанта Костюкова Алексея Ивановича, командира взвода моей роты, участвовавшего в захвате плацдарма на Одере. Мы постоянно держали связь, он многое тоже успел поведать, но пришло и его время 21 мая 2013 года.
Вот и все! Теперь из тех, кого мне удалось найти из нашего штрафбата, не осталось никого. Ведь нам, тогда еще совсем молодым, теперь уже за 90, а многие мои друзья ушли из жизни, не преодолев и этот роковой рубеж.

Дорогие моей памяти имена друзей, упоминаемые в описании боевых действий и фронтового штрафбатовского быта, по праву могли бы быть среди моих соавторов. Как пелось в одной советской пионерской песне, «без друзей меня чуть-чуть, а с друзьями много». Их фамилии с краткими данными читатель найдет в специальной главе моей книги, где, наряду со штатными офицерами, я поместил также документально установленный мартиролог офицеров-штрафников нашего батальона, погибших на полях сражений, отдавших жизни за Родину, за возвращение прав и чести советских офицеров.

И сегодня я в постоянном поиске документов о штрафбатах, а также тех, кто хранит воспоминания, фронтовые фотографии, так или иначе связанные с историей нашего штрафбата документы о своих отцах или дедах, пополняю сведения не только о нашем штрафбате. Уже в 2014 году откликнулся Кирилл Батуркин, внук одного из моих близких друзей, командира пулеметной роты майора Бориса Тачаева. От них всех я получил драгоценные материалы об их героических предках, документальные материалы и воспоминания, в сокращенном виде помещенные в Приложении 6 и дополнившие эту документальную повесть.

Я сожалею, что просто не смогу перечислить всех добрых людей Беларуси, где мне посчастливилось бывать, будь то Минск, Брест, Гомель, Любань, Хатынь или ставший мне близким Рогачев, с его селами, агрогородками, весками (деревнями). Моя искренняя и безмерная благодарность энтузиастам, сердечным людям, Римме Ястремской, Людмиле Гулевич и еще многим, помогавшим мне сбором материалов о Рогачеве, об их знатном земляке, нашем героическом комбате полковнике Осипове Аркадии Александровиче.

Конечно, восстановить даты событий, рубежей обороны и полос наступления мне помогли мемуары известных личностей — военачальников Великой Отечественной войны, прежде всего Маршалов Советского Союза Г. К. Жукова, К. К. Рокоссовского, генералов А. В. Горбатова, С. М. Штеменко и других. Во многом мне помогла официальная военно-историческая литература, а также публикации известных военных историков Юрия Рубцова, Игоря Пыхалова, Владимира Дайнеса.

Итак, собственная, врубившаяся навеки память, переписка с друзьями, их потомками, работа со справочными изданиями, архивными материалами и военными мемуарами и многое другое позволили мне создать эту книгу. При этом использованы малоизвестные широкому читателю архивные документы именно по нашему 8-му штрафному батальону, и теперь подлинность событий, происходивших в нем, подкреплена множеством ксерокопий архивных документов того времени, которые любезно предоставлены мне Центральным архивом МО РФ из Подольска, его добрыми людьми. Мои просьбы всегда встречают благосклонность работников архива, и прежде всего начальника архива полковника Игоря Альбертовича Пермякова и его заместителя Натальи Михайловны Емельяновой.
Моя безграничная признательность им, понимающим важность правдивых публикаций об истории войны.

Особую признательность выражаю вице-президенту российского общества «Знание», председателю правления МОО «Общество „Знание” Санкт-Петербурга и Ленинградской области», доктору экономических наук, академику, профессору, ректору Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права Сергею Михайловичу Климову и главному финансисту этого общества, заслуженному экономисту Российской Федерации Антонине Васильевне Ружа. Именно они, в те переломные и тяжелые годы после развала Советского Союза, отважились финансировать первую публикацию моей книги «Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошел до Берлина». Вышедшая в ленинградском обществе «Знание» двумя изданиями моя книга «Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошел до Берлина» была первой правдивой публикацией о конкретном, 8-м Отдельном штрафном батальоне, прошедшем с боями от Сталинграда до Победы. Она фактически дала путевку в жизнь другим моим книгам, хотя в эти годы были и прямо противоположные «произведения», изображающие извращенно историю этих непростых формирований Великой Отечественной войны. Законодательное собрание Санкт-Петербурга, «высоко оценив историческое значение книги „Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошел до Берлина”», присудило мне в 2005 году Литературную премию имени Маршала Советского Союза Л. А. Говорова.

Вскоре, также двумя изданиями в Лондоне (Англия), вышла в переводе на английский эта книга под названием «Penalty Strike» общим числом 2250 экз. Наши российские издательства «Яуза», «ЭКСМО» тоже откликнулись и издали мои книги значительным тиражом. Белорусское издательство в Минске после тщательной сверки фактологии текста в Институте истории Национальной академии наук Беларуси дважды издавало «Страницы истории 8-го штрафного батальона 1-го Белорусского фронта», снабдив издание грифом «научно-популярное».

В 2012 году московское издательство «Вече» выпустило еще одну, значительно большего объема, книгу «Штрафбат в бою. От Сталинграда до Берлина без заградотрядов». Все мои книги о штрафбатах оказались так востребованы, что в продаже их даже в интернет-магазинах не найти.

Таким образом, вопреки фальсификаторам, вместе с другими честными военными историками мы вводим в научный оборот правдивые сведения о штрафбатах. Чаяния представителей поколения победителей о том, чтобы успеть рассказать правду о нашем прошлом, выразил в своих стихах весьма уважаемый мною ленинградский поэт, член-корреспондент Петровской академии наук и искусств Анатолий Владимирович Молчанов, которого я часто цитирую. Этот неординарный человек пережил в детстве ленинградскую блокаду и остался ленинградцем на всю свою жизнь. Она, к величайшему сожалению, уже оборвалась, прямо скажем, из-за «перестроенной», «модернизированной» на рыночный лад отечественной медицины. Это был потрясающе правдивый поэт, боровшийся за правду до
конца своих дней.

Вот такая нам выпала доля,
Всю советскую правду хранить.
И пока мы живем — не позволим
Нашу правду другой подменить.

Перед памятью автора этих строк, перед памятью воинов, отдавших свои жизни ради свободы Отечества, ради тех поколений, которых долгие годы старательно вводили в заблуждение злонамеренной ложью всякого рода дельцы от истории и литературы, я тоже считаю своим долгом «не позволить нашу правду другой подменить».

На мои довольно долгие годы жизни вообще (уже пройден порог 90-летия) и 40-летней армейской службы в частности, выпало много событий, встреч с людьми, разными и по характерам, и по той роли, которую они сыграли в моей жизни.

Главная цель этой моей книги: показать то непростое, но поистине героическое время через людей, с которыми меня сталкивали обстоятельства, через события, которыми заполнялась жизнь. Показать и ту Эпоху, которая осталась теперь лишь в нашей памяти, да еще и в честных произведениях представителей, увы, уже уходящего поколения победителей. Жаль, не отражена она достойно в школьных или вузовских учебниках и даже заменена солженицынскими профанациями. А правду об этом времени нужно знать и помнить всем, кто приходит нам на смену, чтобы не вырасти «Иванами, не помнящими родства».

В этой новой книге, в отличие от прежних моих изданий, много совершенно новых документальных материалов, которые дали ей новое направление, характерную фабулу. Здесь показан не только штрафбат в войне, но и взаимосвязь условий появления подобных формирований, соотношения категорий «преступление–наказание–искупление». А от «романов» или всякого рода аналогичных
публикаций на «штрафную тему» без указания «адреса», документальной базы и реальных лиц, описываемых событий книга отличается тем, что в ней нет ни одного вымышленного события, ни одного надуманного боевого эпизода, ни одной нереальной фамилии персонажа. Исключениями могут быть только те фамилии, которые память просто не удержала.
Как говорил в свое время великий Маяковский:

<...>
Моя фамилия в поэтической рубрике.
Радуюсь я — это мой труд
Вливается в труд моей республики.

Радуюсь и я, что хоть не в «поэтической рубрике», но своими книгами, вливающимися в труд честных историков, открываю правду, пусть об одной только, весьма сложной грани большой и тяжелой войны, выпавшей на долю нашего поколения, к сожалению извращенной недобросовестными писаками. В отличие от писателей-сочинителей считаю себя писателем-документалистом, писателем-мемуаристом на основе строгой правдивости. Высшей оценкой своих книг считаю мнение известного советского писателя Юрия Васильевича Бондарева, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственных премий СССР, признанного классика советской военной прозы: «Получил Вашу книгу... Материал интересный, скорее всего — не просто материал, а документ Великой Отечественной войны...» (см. Приложение 6). Многочисленные отзывы и публикации моих читателей подтверждают это. Они в несколько сокращенном виде помещены в том же Приложении.

Не без гордости сообщаю, что правду о штрафбатах, изложенную в моих книгах, известный режиссер студии документальных фильмов «Отражение» из зауральского Кургана Александр Голубкин отразил в фильме «Штрафбатя», который с успехом прошел на многих международных кинофестивалях, завоевал «Гран-при» и множество дипломов.

Жаль, нашего «Штрафбатю» не пускают на официальные телеканалы. Зато там лживый 11-серийный «Штрафбат» Володарского и Досталя объявили «самым правдивым», а показывать правду о штрафбатах многие из них не хотят.

Многие телеканалы России, создавая документальные ленты на тему штрафбатов, непременно обращаются либо к моим книгам, либо непосредственно ко мне. Правда, некоторые из них в своих фильмах пытались «поправить» домыслами реальность, не совпадавшую с их понятиями, например НТВ, «Россия-1». Особенно возмутительно обошелся со свидетельствами фронтовиков Кирилл Набутов (1-й ТВ-канал, серия его фильмов «Пока не поздно»). Я вынужден был потребовать непосредственно от руководителя канала Константина Эрнста снять с экрана эту поделку, оскорбляющую честь и достоинство ветеранов. Этот фильм, как и сама программа, были закрыты, но даже элементарного извинения ни от Эрнста, ни, тем более, от самого Набутова не последовало.

Из множества откликов на мои книги и публикации помещу здесь, вне Приложения 6, лишь несколько, в том числе очень для меня значимый, от коллектива Облученской школы, из которой в 1941 году мы, дальневосточные юноши, шагнули в войну.

«Уважаемый Ветеран, дорогой наш выпускник Александр Васильевич! Ваши книги, публикации в газетах, выступления по телевидению помогают нам несколько иначе взглянуть на жизнь, на окружающий нас мир. Мы в школе проводим обсуждения в старших классах, подобные встречи-обсуждения прошли среди ветеранов и коммунистов города. Вы, Александр Васильевич, для нас являетесь примером
стойкости, жизнелюбия и оптимизма.
Коллектив учителей, мальчишки и девчонки Вашей родной Облученской средней школы No 3 имени Героя Советского Союза Ю. В. Тварковского
».

В 2008 году, после выхода в свет моей книги «Правда о штрафбатах» и фильма «Цена победы. Генерал Горбатов», прошедшего по ТВ-каналу «Россия-1», в котором состоялось и мое участие, мне посчастливилось познакомиться с Ириной Александровной Горбатовой — внучкой легендарного командарма, генерала Горбатова Александра Васильевича, боевые задачи которого нашему батальону дове
лось выполнять в Белоруссии в феврале 1944 года. И я с удовольствием привожу здесь фрагменты из ее писем ко мне:

«Уважаемый Александр Васильевич! Еще раз с большим удовольствием прочитала 3-е издание Вашей книги. Ваши воспоминания производят сильное впечатление своей достоверностью, искренностью и глубиной переживаний. Спасибо Вам за теплые слова, сказанные в адрес генерала Горбатова. Никто не останется равнодушным к Вашей правде и той боли, которую Вы испытываете, когда сталкиваетесь с лживыми „произведениями” новых „летописцев” нашей Великой Отечественной. У Вас много союзников и среди молодежи. Все же Вы достучались до людей и, несмотря на рекламные кампании, уже редко кто считает тот фильм „по-володарски” о штрафбате истиной в последней инстанции и смотрит его».

В декабре 2012 года на «Исторических чтениях на Лубянке» с докладом о штрафных подразделениях в Военно-Воздушных Силах РККА выступал доктор исторических наук, профессор А. М. Демидов. Он переслал мне записку, которую привожу дословно:

«Уважаемый Александр Васильевич. С большим интересом прочитал и продолжаю изучать Вашу книгу. Считаю Вашу работу лучшей из всех прочитанных по очень важной и актуальной проблеме истории Великой Отечественной войны.
С наилучшими пожеланиями, А. Демидов 7.12.12.
».

В это же время меня пригласили на форум «17 марта» провести интернет-конференцию. Длилась она более трех месяцев, была насыщенной самыми неожиданными вопросами по истории Великой Отечественной войны от респондентов разных возрастов и социальных категорий. Я, как мог, честно им отвечал. Не буду вдаваться в подробности, но приведу, несколько сократив, мнение только одного из многих участников форума, 38-летнего Станислава Валерьевича О. из Запорожья:

«Хочу выразить свою сердечную признательность Александру Васильевичу за предоставленную возможность из первых уст узнать правду о самой великой — и самой страшной войне. Спасибо Вам за то, что взяли на себя это тяжкий труд. Если бы не вы, фронтовики, нам пришлось бы учить историю по Володарским да по Солженицыным. Желаю Вам вменяемых редакторов в издательствах, которые
поймут, что книги писателя Пыльцына нужны не столько лично генералу Пыльцыну, сколько всем нам, живущим сегодня благодаря подвигу многих фронтовиков
».

Мои книги не могут, наверное, кардинально изменить что-либо в настоящем. Но они, слава Богу, меняют на диаметрально противоположное то, чему успели «научить», что фальшивого, вредного, антиисторического упорно, бессовестно вдалбливают в умы послевоенных поколений. Особенно активны в этом средства массовой дезинформации.

Газета «Правда» 8.06.2013 года поместила статью Ольги Яковенко «Война окончилась, бой продолжается. Офицер штрафбата опровергает мифы антисоветчиков». В ней отмечается:

«Последние пятнадцать лет Александр Васильевич Пыльцын работает над книгами об истинной роли в войне штрафных батальонов. Личность, биография и взгляды Александра Васильевича привлекают внимание большой аудитории, в том числе и молодежной. Вся его жизнь опровергает множество мифов и фальсификаций, которые сегодня навязывают обществу. Причем, как отмечает Александр
Васильевич, методы этих мифов и фальсификаций становятся все более изощренными, расширяется круг фальсификаторов и приемы их тлетворного влияния
».

Здесь, полагаю, очень уместны строки из совсем недавно прочитанного мною сборника стихов современного оригинального поэта-врача Евгения Смолякова, которые очень совпали с моими мыслями о результативности трудов моих:

Все же мне удалось, как в сраженье,
Умирая за каждую пядь,
Пусть в недальнем моем окруженье,
Чьих-то душ бастионы занять.

Надеюсь, и мои книги «занимают бастионы душ» читателей и как-то выправляют искаженные злонамеренной ложью представления о прошлом, пусть не у всех, но у многих из них, как об этом сказал недавно объявившийся внук моего фронтового друга Бориса Тачаева, Кирилл Батуркин:

«От книги Вашей не мог оторваться. Ожидал встретить „сухой” исторический очерк, а получилось, что сам окунулся в эту тревожную, иногда жуткую, атмосферу, где есть место и юмору, и оптимизму. Хочу признаться, до этого мои представления в общем основывались на известных штампах: войну выиграли „горами трупов”, „водкой” и „заградотрядами”. Да и оценки вроде бы уважаемых людей были категорично очернительными. Я имею в виду вроде бы солидного писателя В. Астафьева, роман „Прокляты и убиты” которого я и считал образцом „последней правды” о войне. Да и вообще, нам настойчиво прививалась идея о том, что вся „правда” — она оттуда, с Запада, ее и надо слушать, на нее равняться. Последние события показывают: такого потока бесстыдной лжи и хамства от западных СМИ и всевозможных „общественников” на моем коротком веку еще не было. Очень хорошо, что все наконец встало на свои места».

Я очень благодарен всем, кто правильно меня понимает и это понимание старается донести до широких масс. В этом ряду я отмечаю честные СМИ: российский телеканал «Культура», МТРК «МИР» за уважительное отношение к созданию документальных лент и телеинтервью на «штрафную тему», православный сайт «Русская народная линия» и сайт «17 марта», публикующий мои статьи по «штрафным» и другим современным проблемам без искажений и «поправок».

Только добросовестные историографы, честные военные историки, пишущие о штрафбатах и других штрафных формированиях, докапываются до истины, глубоко исследуя архивные материалы. Большинство же современных журналистов, касаясь этих непростых событий, обычно пользуются публикациями того времени, когда по законам строгой цензуры практически о штрафных батальонах и ро
тах ничего не было в открытой печати.

То «штрафбатовское» время, конечно же, нельзя оторвать от всего, что ему предшествовало, и от того, как оно повлияло на мою долгую последующую воинскую службу и жизнь вообще. Само определение меня в штрафбат, хотя и на командную должность, многие другие факты, происходившие со мной на фронте и вообще в моей 40-летней воинской службе, рождали иногда неясные, а иногда и вполне обоснованные предположения, что меня тоже каким-то образом наказывают за репрессированных отца и брата матери. Будто я должен как-то расплачиваться за то, что они были осуждены по общеизвестной тогда 58-й статье УК РСФСР.

Во многом такие предположения были не иначе как плодом воображения, но, к сожалению, не всегда. О большинстве всех фактов и сомнений по поводу этой связки преступлений и наказаний я упоминаю по ходу событий и на фронте, и в своей дальнейшей многолетней воинской службе. Мне пришлось в этих целях совершать экскурсы и в «доштрафное» время воинской службы, и даже в детские годы, ибо все это формировало и взгляды, и сознание, и мировоззрение, которые тем или иным образом проявлялись в боевой обстановке. Как говорят, «и ежу понятно», что оболванивание масс, особенно через популярное ныне телевидение и некоторые сайты и сети Интернета, привело к неадекватному восприятию, прежде всего подрастающим поколением, исторических фактов. Налицо довольно печальные результаты, когда весь советский период истории нашей страны в умах нескольких уже поколений видится через «солженицынский ГУЛАГ» или астафьевских «Проклятых и убитых».

Есть у поэта-фронтовика Василия Дмитриевича Федорова такие строки, написанные еще в 1956 году:

Все испытав, мы знаем сами,
Что в дни психических атак
Сердца, не занятые нами,
Не мешкая, займет наш враг.
Займет, сводя все те же счеты,
Займет, засядет, нас разя...
Сердца! — да это же высоты,
Которых отдавать нельзя!

Упустили мы, по крайней мере и у себя в России, и во многих бывших советских республиках, это предупреждение фронтовика. Грянула так называемая «перестройка» умов, затеянная и во многом довольно успешно осуществляемая псевдоисториками и фальсификаторами по «забугорным» рецептам и «дорожным картам». Она уже привела к тому, что в сердца наших людей проникли антинародные идеи, и в том числе — отрицание Великой Победы советского народа над немецким фашизмом.

Все испытав, мы знаем сами,
Что в дни психических атак
Сердца, не занятые нами,
Не мешкая, займет наш враг.
Займет, сводя все те же счеты,
Займет, засядет, нас разя...
Сердца! — да это же высоты,
Которых отдавать нельзя!

Упустили мы, по крайней мере и у себя в России, и во многих бывших советских республиках, это предупреждение фронтовика. Грянула так называемая «перестройка» умов, затеянная и во многом довольно успешно осуществляемая псевдоисториками и фальсификаторами по «забугорным» рецептам и «дорожным картам». Она уже привела к тому, что в сердца наших людей проникли антинародные идеи, и в том числе — отрицание Великой Победы советского народа над немецким фашизмом.

Но ведь была она, была Победа,
И недругам ее,
Своим или чужим, — не отдадим!

Наверное, из этого, несколько распространенного, введения в тему книги читатель понял, о чем пойдет речь в ней, на какой исторической и нравственной позиции стоит и стоять будет оставшуюся жизнь ее автор. Книга эта поможет раскрыть особенности преступлений и наказаний за них направлением в штрафные формирования, а также искупления вины в них, перевоспитания и даже покаяния. Автор будет очень рад, если его точку зрения на наше прошлое разделят представители тех, кому жить в будущем, кто уже сменяет наше, увы, уходящее поколение.

Хронологию своего повествования, как уже говорил выше, я прерываю иногда просто необходимыми главами и вставками, то о своей довоенной, то послевоенной жизни. Но все это, как мне пишут многие из читателей, им интересно, так как большинство из них активную, взрослую жизнь начали в конце 20-го века, а то уже и в 21-м. А мы, ветераны Великой Отечественной — аборигены прошлого века, прошлой социально-политической формации общества, — хорошо понимаем, что многим хочется знать, как все это было тогда. Как соотносились в годы войны понятия ПРЕСТУПЛЕНИЕ и НАКАЗАНИЕ, какой ценой добывалось ИСКУПЛЕНИЕ вины в войне.

Книга эта о прошлом, а читатель может сравнивать это с настоящим и находить пути к лучшему будущему. Есть одно очень меткое выражение: «Кто не хочет знать прошлое, тот не имеет права на будущее».

Великий Тютчев полтора века тому назад написал знаменитое:

Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется, —
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать...

Да, нам не дано.... Но как хотелось бы, чтобы каждый, кто оставляет свое слово потомкам, мысленно продолжил для себя великое завещание Федора Ивановича хотя бы такими словами: Но чтобы не иметь вины, мы предугадывать должны!

Автор рассчитывает и будет очень рад, если наше доброе слово о прошлом отзовется сегодня и в будущем, как беспристрастное выражение любви к своей родине, своему народу. Надеюсь, что нашу точку зрения на героическое прошлое разделят представители тех, кому жить в будущем, и, несмотря на кликушество русофобов и антиисториков, наше слово вызовет то сочувствие, которое и есть
благодать.

Для пожилого человека естественно ностальгировать по времени своей молодости. Моя эта работа — тоже ностальгия, но не столько по нашей молодости и времени, выпавшему на нашу боевую юность. Это ностальгия по любви к Отечеству, за которое полегли в землю мои родные братья, мои боевые друзья, в том числе и офицеры-штрафники, с кем довелось нам, их командирам, делить непростую фронтовую судьбу. И так хочется передать высокое чувство патриотизма, преданности и любви к многострадальной Родине — России — нашим потомкам, в будущее.

Дорогие читатели! Любите Родину, любите истинную, не искаженную и не извращенную ее историю, полную героизма, самопожертвований и Побед. Счастливого, справедливого будущего вам!
Оглавление
СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ.

ВВЕДЕНИЕ В ШТРАФБАТОВСКУЮ ТЕМУ ..........................................................................................5

ГЛАВА 1.

СБЕРЕЧЬ ИСТИННУЮ ИСТОРИЮ ВОЙНЫ И ПОБЕДЫ ................................................................ 18

ГЛАВА 2.

РОЖДЕНИЕ 8-ГО ОФИЦЕРСКОГО ШТРАФБАТА ............................................................................. 30

ГЛАВА 3.

НЕ ШТРАФНИКОМ, А В ШТРАФБАТ. СЫН ЗА ОТЦА? ................................................................... 49

ГЛАВА 4.

БЕСПРИМЕРНЫЙ ШТРАФРЕЙД В ТЫЛ ВРАГА ................................................................................ 70

ГЛАВА 5.

КОВАРНАЯ ДРУТЬ. ЛЕГЕНДЫ О ГОРБАТОВЕ .............................................................................. 89

ГЛАВА 6.

ДОВОЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ, ДОШТРАФБАТОВСКАЯ СЛУЖБА ...................................................107

ГЛАВА 7.

ДОМЫСЛЫ О ПРИКАЗЕ «НИ ШАГУ НАЗАД!» И О ШТРАФБАТАХ .............................................126

ГЛАВА 8.

ШТРАФНИКИ, ШТРАФБАТЫ, ШТУРМБАТЫ. СКОЛЬКО ИХ БЫЛО ............................................142

ГЛАВА 9.

ЗАГРАДОТРЯДОВСКИЙ КИНО-БРЕД .............................................................................................155

ГЛАВА 10.

ОБОРОНА — РЕДКИЙ ДЛЯ ШТРАФБАТА ВИД БОЯ. ВХОЖДЕНИЕ

В ОПЕРАЦИЮ «БАГРАТИОН» ...170

ГЛАВА 11.

АКТИВНАЯ ЧАСТЬ «БАГРАТИОНА». БУГ, БИТВА ЗА БРЕСТ .....................................................191

ГЛАВА 12.

ПОБЕГ К ФРОНТУ. ЧУЖОЙ ОРДЕН. АНЕКДОТ ПРО КСЕНДЗА .................................................213

ГЛАВА 13.

КОМ-БАТЯ ПОЛКОВНИК ОСИПОВ ............................................................................................228

ГЛАВА 14.

КОМБАТ КОМБАТУ РОЗНЬ. НАРЕВСКИЙ ПЛАЦДАРМ ................................................................242

ГЛАВА 15.

ЧЕРЕЗ МИННОЕ ПОЛЕ. КОМАНДАРМ БАТОВ. НЕМНОГО РОМАНТИКИ ................................261

ГЛАВА 16.

ОТ ВИСЛЫ ДО ОДЕРА. МИМО ВАРШАВЫ. ГЕРМАНИЯ, АЛЬТДАММ .....................................281

ГЛАВА 17.

В БЕРЛИНСКОЙ ОПЕРАЦИИ, ОДЕР. НЕ УТОНУЛ, УБИЛИ .....................................................300

ГЛАВА 18.

ПОСЛЕ ГИБЕЛИ. НОВЫЙ БАТУРИН, МИМО ГЕРОЙСКОЙ ЗВЕЗДЫ ..........................................316

ГЛАВА 19.

БЕРЛИН, РЕЙХСТАГ, П О Б Е Д А !!! ......................................................................................328

ГЛАВА 20.

ОФИЦЕРЫ 8-ГО ОТДЕЛЬНОГО ШТРАФНОГО БАТАЛЬОНА

1-ГО БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА ...337

ГЛАВА 21.

ШТРАФНИКИ. ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ИСКУПЛЕНИЕ ВИНЫ .........................................................366

ГЛАВА 22.

ДОЛГОЖДАННЫЙ МИР! ТАИНСТВЕННЫЙ ДИАГНОЗ,

ВАЖНЫЕ СОБЫТИЯ И НАЗНАЧЕНИЯ ...........................................................................................386

ГЛАВА 23.

ПАМЯТНЫЕ И ПОУЧИТЕЛЬНЫЕ ВСТРЕЧИ .................................................................................401

ГЛАВА 24.

БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТЫЕ И ИХ АНТИПОД ЛЕВ МЕХЛИС .........................................................420

ГЛАВА 25.

ДОМОЙ! ИЗ 8-ГО ОШБ В 8-Й ВДК ЧЕРЕЗ ВТА .................................................................434

ГЛАВА 26.

ВДВ — «ВОЙСКА ДЯДИ ВАСИ», ХРУЩЕВСКИЙ РЕФОРМАТОРСКИЙ ЗУД ...........................448

ГЛАВА 27.

УКРАИНА, ДАЛЬНИЙ ВОСТОК И ОБРАТНО. НЕСБЫВШЕЕСЯ И НЕОЖИДАННОЕ ..................471

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ...489

ВМЕСТО ЭПИЛОГА ...495

ПРИЛОЖЕНИЯ ...502
Читать полностью книгу Александра Васильевича Пыльцына
"ШТРАФБАТ: наказание, искупление":

https://drive.google.com/file/d/0B2giBMdxXjpkcVpkZ2RFY0ZseFk/edit

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8545
http://2.firepic.org/2/images/2015-07/21/exespe506bn0.jpg

Александр Васильевич Пыльцын

Мы не стояли за ценой

ШТРАФБАТОВСКИЕ СТИХИ
с комментариями автора сборника


Война была и страшной, и святой,
Она была трагедией и славой.
Юрий Гаврилов

И если нет других путей,
Мы сами вновь пойдем в сраженья,
Но наших судеб повторенья
Не будет в судьбах сыновей!
Константин Симонов

ЦСЛК
Санкт-Петербург
2015

А.В. Пыльцын. Мы не стояли за ценой.–Санкт-Петербург: Центр современной литературы и книги на Васильевском. – 2015. – 104 с.

С О Д Е Р Ж А Н И Е

Часть 1. Стихи из штрафбата…………………………………………3

Часть 2. Современники о штрафбатах

и антипатриотизме………………………………………………55

А.В. Пыльцын, автор известных книг о штрафбатах, вышедших во многих российских изданиях, в Белоруссии и в переводе на английский в Великобритании, Законодательным Собранием Санкт-Петербурга  удостоен  Литературной премии имени Маршала Советского Союза Л.А. Говорова.
На его судьбу выпало, наверное, как и известному ленинградскому поэту-блокаднику Молчанову, тоже «быть связным» от штрафбатовцев Великой Отечественной, о которых, к сожалению, всё более множатся измышления и всякая неправда. 

В отличие от первого сборника, вышедшего в обществе «Знание» Санкт-Петербурга и Ленинградской области в 2007 году, в новый включены, как собственные фронтовые стихи Александра Васильевича, родившиеся у автора в боевых условиях офицерского штрафбата, в котором он дошёл до Победы, так и творчество сыновей автора, его коллег по поэтическому творчеству на ту же штрафбатовскую тему, об офицерской чести, о борьбе поколения Победителей в защиту Отечества, как в годы Великой Отечественной
войны, так и ныне. 

Как единственный из современных писателей, реально прошедших  штрафбат, он  тоже передаёт эстафету с «донесением» правды от истинных советских патриотов, допустивших  в то сложное военное время проступки или преступления, но сумевших доказать в боях свою преданность Родине. 

Авторский комментарий к каждому из стихотворений  поможет читателю представить условия, в которых и ради чего оно рождено. В каждой строке сборника звучит тревога о судьбе «последних из могикан»-Победителей, о судьбе  самой Победы, о воспитании любви к Родине, высокого чувства патриотизма у поколений, приходящих на смену им.   

© А.В. Пыльцын, 2015

ISBN  978-5-94422-026-4, (переиздание, доп.)

Оригинал-макет подготовлен издательством Центр современной литературы и книги на Васильевском
Санкт-Петербург, наб. Макарова, д.10/1, (812)323-52-95.

Отпечатно в типографии “Турусел”. Санкт-Петербург, ул. проф. Попова, д.38.
Тел. (812)334-1025. Тираж 100 экз. Подписано в печать 29.05.2015 г.
Печать цифровая. Заказ  №38277.


Читать полностью книгу Александра Васильевича Пыльцына "Мы не стояли за ценой":
https://docs.google.com/document/d/12oEmMyvigmTahQBoK3Ss4OXMUGAsZyUzdr5fWPhPO8U/edit