Автор Тема: Возрождение «духовности» в России  (Прочитано 1009 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8180
Возрождение «духовности» в России

http://rabkor.ru/wp-content/uploads/2015/08/rabkor.ru_2015-08-14_14-53-42-1.jpg

Д. Моор “Торжество христианства”.

Отечественные бюрократы говорят о «возрождении духовности» где-то с конца 80-х, когда, во-первых, широко отметили 1000-летие крещения Руси, а затем демонстративно с попами крестились, ставили свечки и т.д. Кульминация – разрешение попам участвовать в выборах в качестве депутатов, а также установление официального праздника – «Рождества Христова». Понятно, что никого по этому поводу не спрашивали.
После крушения СССР клерикализм продвигали еще активнее. Шли даже разговоры о том, чтобы сделать православие государственной религией, однако затем все-таки пошли на попятную.
 
Формально государство оставалось светским, хотя и со временем в федеральном законе «О свободе совести» появилась формулировка об «особой роли» именно православия.
Все это сопровождалось строительством храмов. К примеру, известный либеральный деятель Немцов, будучи губернатором Нижегородской области, активно продвигал программу «Дороги и храмы», за что получил награду от РПЦ. Фактически за счет бюджетных средств возводились храмы РПЦ, и никто особенно не жаловался.
Собственно, это воспринималось как норма, ведь можно еще вспомнить строительство храма Христа Спасителя или скандальный случай с «Храмом-на-крови», когда весь фонд храма в честь Николая II просто был разграблен духовными лицами. Чиновникам лично пришлось следить за ходом строительства, и в итоге спустя 10 лет его все-таки построили.
Понять бюрократов можно: государству нужна идеология. В школах под лозунгом о необходимости «деидеологизации» фактически навязывалось православие и либеральные догмы. В учебниках в основном стали писать только о дореволюционных деятелях (вместо советских), особое внимание уделяли религиозным философам. Вспоминали идею Бердяева о «Новом средневековье».
 
Массовое крещение произошло. Другое дело, что люди, которые согласились пройти обряд крещения, не особенно активно отправляли культ.
А это уже большая проблема, поскольку чиновники, вкладывая в «православный проект», явно рассчитывают на то, что этот проект поднимет авторитет государственной власти, т. е. они хотят использовать церковь точно так же, как ее использовали во времена Российской империи.
Они, видимо, не могли понять простую вещь: времена изменились. А может быть, и поняли, но разве есть большой выбор? Кремлевские аппаратчики вкладывают деньги в проекты вроде «Наших», в различные СМИ, так почему бы не вложить и в церковь? А церковь благословит чиновничье самодурство.
Так и происходит в действительности, однако люди все равно к самодурству относятся плохо, властей часто не почитают, попов тоже не жалуют. В чем же причина? Факты говорят о том, что пропаганда плохо работает.
 
Недавно был
проведен опрос ВЦИОМ, который показал, что люди стали хуже относиться к религии (если сравнивать с тем, что было в начале 90-х). В 1990 году 61% выступал за популяризацию религии, а теперь 36%. Только 3% полагали, что религия вредит обществу, зато теперь – 23%. Видимо, поняли люди, что такое «возрождение духовности». Другой важный показатель – посещаемость храмов во время крупных праздников. В прошлом году из 140 млн человек в рождественских богослужениях приняло участие только 2 млн. Пресс-секретарь департамента охраны общественного порядка МВД России Ольга Шклярова заявила, что всего 1,468 %.
Примерно то же самое и во время других праздников. Авторитет РПЦ достаточно низкий. И тут еще нужно учитывать то, что даже эти люди, которые посещают церковь во время праздников, не обязательно являются религиозными фанатиками, которыми можно манипулировать. Не исключено, что появляются они там как раз только по праздникам, и церковь не является важнейшей частью их жизни. В то же время, конечно, есть и фанатики, но их не так много, как хотелось бы чиновникам и служителям культа.
Весь ажиотаж вокруг религии создан искусственно. Административными мерами часто борются с конкурентами РПЦ. Например, в некоторых городах запрещены отдельные «деструктивные культы». Связано это с тем, что, например, в Сибири последователей различных «сект» и религиозных объединений больше, чем адептов РПЦ.
Миссионерство – слабая сторона православия. Административные меры работают лучше. Поэтому именно попы получают деньги от правительства (например, регулярно выделяют миллиарды рублей на самые различные проекты). Часто инициатором строительства храмов выступают представители правительства. Так, например, «программа-200» – именно проект правительства Москвы.
Совершенно очевидно, что другие религиозные культы (даже «традиционные») претендовать на подобные преференции не могут. В лучшем случае их не будут преследовать.
 
РПЦ выступает как монополист на рынке магических услуг.
К слову, только официально декларируемая выручка от продажи свечек и иконок – 4,6 млрд рублей в 2013 году. Кажется, что много, но в действительности это ничто по сравнению с тем, сколько денег из бюджета ежегодно выделяется на «возрождение духовности».
Сюда же можно отнести пропаганду РПЦ. Практически все официальные политические партии Российской Федерации являются пропагандистами данной церковной организации. И функционеры КПРФ, и «Справедливой России», и уж тем более партии власти постоянно демонстрируют приверженность к православию. Также они активно продвигают клерикальные проекты, которые почти всегда принимают единогласно.
Путин во время церковных праздников обязательно будет стоять в церкви со свечкой, и это непременно должны увидеть телезрители (интересно, что он этим пытается доказать?). В СМИ процесс будут освещать так, как будто произошло что-то в действительности грандиозное.
Но результат всего этого вряд ли может радовать чиновников. Они вкладывают большие деньги в пропаганду культа, а выхлоп практически нулевой. Можно привести интересную информацию, которая прямо говорит о том, что на самом деле с 1992 года православие особого авторитета в обществе не заработало:
 >«В статье «Православная церковь в России: недавнее прошлое и возможное будущее» игумен Иннокентий, ссылаясь на данные ВЦИОМ, отмечал, что в 1992 г. 47% населения назвали себя православными. Из них лишь около 10% более или менее регулярно посещают богослужение в храме (автор как практикующий священнослужитель полагает, что эта цифра завышена). Если говорить не только об этих православных, но и стремящихся в жизни соответствовать нормам христианской морали, то их число и 10 лет спустя составляет от 2 до 3% населения. Для большинства речь идет не о религиозности, а о национальной самоидентификации: для этих людей считать себя православными есть признак их «русскости». (Гараджа. Социология религии) В данный момент, как правило, относят себя к православию более 47%, однако посещаемость храмов не растет. Еще интересный момент: в загробную жизнь верит только треть россиян. Причем версии об аде и рае придерживается всего 7%.
Совершенно нормально, когда люди говорят о том, что являются православными, но в то же время ни в загробную жизнь, ни в бога не верят. Некоторые даже относят себя к православным атеистам (например, Лукашенко, Капица и др.).
 
Ну а искренние поклонники православного культа, которыми в действительности можно при определенных условиях манипулировать – маргиналы.
В первую очередь это разные казаки, православные хоругвеносцы и новые черносотенцы, которые еще с начала 90-х годов демонстрировали во всей красе, что такое «религиозное возрождение».
Для этих людей характерен слепой фанатизм. Те же православные хоругвеносцы неоднократно подчеркивали, что хотели бы сжигать еретиков. Кстати, Леонид Симонович-Никшич, который предложил сжигать людей, получал награды от РПЦ. Самое интересное, что награды «за плодотворные труды». Основная деятельность: палить книги, постеры с изображением поп-звезд и устраивать столкновения с ЛГБТ.
Демонстрацией «духовности» еще занимаются любители ролевых игр и значков с блошиных рынков – казаки. Самое примечательное, что казаки исторически – всего лишь сословие. В него входили и из него могли выйти. Основная деятельность казаков – захват земель и охрана границ. Какой смысл в московском казачестве, сказать сложно. Однако Кремль регулярно выделяет деньги на «развитие казачества».
Тут фанатизм особый, поскольку все дело не в «вере православной», а в деньгах, причем деньгах немалых. Выделяют-то миллионы и миллиарды рублей регулярно.
И где можно видеть этих самых казаков? Часто они охраняют попов. Недавно верующие из Ульяновска отказались признавать митрополита Анастасия, который был замешан в т. н. гей-скандале. А охраняли его те же казаки. Сюда же можно добавить активность казаков на оппозиционных митингах. Они же – ударная сила на митингах против «богохульства».
Также в последнее время стали появляться другие православные объединения. Поначалу в рамках «Наших» образовался некий «православный корпус», где молодые люди выступали против «оскорбления чувств верующих» и отстаивали позиции РПЦ.
Затем же отдельные активисты данного корпуса, когда проект «Наши» был заморожен, стали появляться с новый деятелем по кличке Энтео, который сейчас возглавляет движение «Божья воля». На митингах данные активисты чаще всего группируются возле председателя синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Всеволода Чаплина.
В основном участники движения проводят акции против абортов, концертов, художественных выставок и т. д. Естественно, в РПЦ пытаются представить ситуацию так, как будто эти выходки – позиция большинства россиян. Как будто в этом движении участвуют не десятки (или сотни, если всех посчитать), а миллионы человек.
Активисты «неожиданно» появились именно после акции Pussy Riot и особо активны стали сразу после высказывания Путина:
 >«Деятельность православных молодых людей очень важна для укрепления российской государственности. Единственное, от чего хотелось бы предостеречь, — это от того, чтобы создавался какой-то новый, квазиправославный комсомол. Нельзя ни в коем случае никого загонять силой ни в какие объединения и ассоциации». Поначалу был всплеск, но затем явный спад. Во время всплеска принимали закон «Об оскорблении чувств верующих». Так что тут даже сложно сказать, чего больше: политики или религии. Тот же Энтео частенько говорит сторонникам подобные вещи:
 >«Мы недостойны Путина, когда мы убиваем 7 000 000 детей в год, развратничаем, не ходим в храм, в то время когда он по ночам молится за нас». Тут сложно делать однозначные выводы по поводу личной заинтересованности активистов (особенно, которые возглавляют данные движения), но если они вдруг станут членами общественной палаты или депутатами (возможно, помощниками депутатов) в будущем, то удивляться не стоит.
Еще можно выделить движение «Сорок сороков». Ранее активистов было мало, однако во время столкновения местных жителей и православных фанатиков их число выросло. Среди православных провокаторов полно одиозных деятелей. Например, бывший футбольный хулиган Вася «Киллер», который ранее участвовал в провокациях против оппозиционных деятелей на стороне «Наших», а также Иван Combat 18 Катанаев.
Стоит сказать, что эти люди неоднократно были замечены на акциях в интересах Кремля. Более того, это не просто бывшие футбольные хулиганы, но и участники ультраправого движения. Кличка Ивана – калька с неонацистского движения из Великобритании, а 18 означает Адольф Гитлер.
Подобные деятели вряд ли бесплатно отстаивают интересы РПЦ. Ситуация такая, что «программу-200» местные жители часто срывают, поскольку не хотят, чтобы храм был построен в парке или на детской площадке. Местные чиновники, как правило, игнорируют слушания (или фальсифицируют), разрешая строить там, где вообще стройка запрещена.
Но местные жители много раз добивались отмены строительства. Поэтому единственный способ решить проблему – нанять провокаторов. Местные жители выкладывали видео с места событий. Видно, как Катанаев подходил к человеку и задавал вопрос: «Ты антифа?»
С православной стороны выступают разные люди, но на видео понятно, что их основная цель – провокация, разжигание розни. Самое интересное, что к местным жителям все эти непонятные деятели никакого отношения не имеют. Они за храм, но в то же время прихожанами этого храма точно не будут. Их собирают со всей Москвы и Подмосковья.
Какова же реакция РПЦ на все эти события? Провокаторы получают награды. Полицейские в парке пытались разогнать именно противников незаконной стройки, а не сторонников. Чем конечно усугубляют ситуацию.
В итоге на суде все же признали, что фальсификации при слушаниях были и что дело передают в прокуратуру. Однако в РПЦ все еще полагают, что построить храм получится, а провокаторы еще не покинули место.
В это же время сторонники данного движения провели митинг «в поддержку государственного порядка». Там протоиерей Чаплин заявил:
 >«Пока вы не услышали и не приняли во внимание нравственный голос православных христиан во всех сферах общественной жизни, никакого консенсуса быть не может, его не существует, мы его отменили». А участники – все те же православные активисты с кремлевскими провокаторами. Реформы, которые давно «назрели», по мнению чиновников, должны обосновываться чем-то. Понятно, что какой-нибудь Улюкаев вряд ли убедит людей, что ликвидация социальной сферы – благо. Однако воцерковленность большинства якобы может «сгладить противоречия», что, вероятно, не соответствует действительности.

Онлайн Людмила

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 8180
https://pp.userapi.com/c638428/v638428319/285de/Gdcfqt31PtU.jpg height=934

ЗАЩИЩАЙТЕСЬ, ГРАЖДАНЕ ДОРОГИЕ, ЗАЩИЩАЙТЕСЬ!

Сегодня 22 марта 2017 года. В Челябинске на местах сообщают, что в городе сейчас громят одно из помещений центральной библиотеки им. Пушкина. Из помещения выносят стеллажи и книги, замки поменяли, работников отдела и читателей грубо отпихивают. Началось новое противостояние бизнеса и тех, кто не поддался на угрозы и денежные подачки.
 
Суть конфликта в том, что юношеский зал - большое помещение библиотеки на 380 кв.м. - директор библиотеки Светлана Анищенко захотела превратить в кафе, а книги сбросить в небольшое помещение на 100 кв.м. Там все 40 тыс. книг не поместятся, о чём директор, конечно же, знает. Но идёт на силовое сокращение.
В ответ на сопротивление работников отдела директор сначала пыталась уговорить сослуживцев, а когда это у неё не получилось, просто организовала атаку на них с помощью работников других отделов библиотеки. Можно сказать, что натравила одну часть работников библиотеки на другую.
 
Сегодня не первая атака, но самая решительная – силовая. Вот что происходит, когда наше общество не реагирует или вяло реагирует на попытки забрать у нас то малое, что осталось для наших детей и внуков в результате перестройки. Сначала уговаривают, потом угрожают, а потом действуют силой. Потому что подонки уверены, что отпора не последует.
 
Дошло уже до этого, хотя ещё несколько лет назад подонки нас боялись. Хотим ли мы, чтобы моральные уроды управляли нашим будущим? Если не хотим, то нужно сопротивляться, тем более, что закон на нашей стороне. Пока подонки абсолютно все законы не переписали под себя.
 
Поэтому я обращаюсь прежде всего к челябинцам – не сидите и не ждите, пока у вас отнимут всё. Не защитили Белый дом в 1993 году в Москве, так защитите хотя бы свою библиотеку в родном городе! Придите и скажите, что вы против. Подонки потрепыхаются, и отступят. А иначе вы никто и звать вас никак, и можно делать с вами что хошь!

Источник: http://anet727.livejournal.com/81608.html