Автор Тема: Попытка критического анализа причин развала Советского Союза  (Прочитано 21417 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Barb

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 59
Патриот СССР никогда не употребит в адрес своей родины выражений типа "совок"..., "...Совок вонючий..." и т. д.! Так что, это, хоть и полная "пассионарного огня", но - пустышка из разряда "...Союз был обречён, потому - рухнул!". А рост ВВП в СССР, между тем, до Горбачёва  не опускался ниже 17%! (Да и то, опускаться стал именно при нём.) Так что, - думайте, ещё раз думайте! Анализируйте! Сопоставляйте! Ищите правду! 

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15236
<a href="http://www.youtube.com/v/7c4jzuHJS2I?version=3&amp;amp;hl=ru_RU" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/7c4jzuHJS2I?version=3&amp;amp;hl=ru_RU</a>

ВИДЕО  http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=7c4jzuHJS2I

Анатолий Лукьянов цитирует речь Маргарет Тэтчер

Советский Союз Запад старался уничтожить просто потому, что он проигрывал СССР в... сфере экономики. Об этом открыто рассказала тогдашний премьер Великобритании Маргарет Тэтчер. Прямым текстом она говорит о том, что приход к власти Горбачева давал Западу возможность избежать исторического поражения. Нужно было помочь ему прийти к власти.

Обо этом и о многом другом рассказывает, цитируя Тэтчер, бывший глава Верховного совета СССР – Анатолий Лукьянов.

Оффлайн Barb

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 59
... А рост ВВП в СССР, между тем, до Горбачёва  не опускался ниже 17%!... 
  Обязательно необходимо добавить к вышесказанному и уточнить, что цифра 17% (точнее, 17,7%) - это на самом деле минимум, ниже которого нельзя было опускаться, чтобы сохранить положительный "темп" роста национального продукта! Так, при изъятиях из бюджета СССР тех лет на оборону на уровне 15%, даже если общий прирост был бы нулевым, "хозяйство" СССР обязано было вырасти на 17,7%. А на самом деле, восстановив своё хозяйство после войны к 1951г., СССР вышел на стабильный экономический режим (вплоть до 1985 года!!!) прироста валового нацпродукта на уровне 23,5%!!!. При вышеупомянутых ежегодных расходах на оборону, темп роста ВНП составлял 5% ежегодно!                                                        Для сравнения возьмём показатели экономики США за тот же 35-тилетний период: темп роста в среднем 3,19% ежегодно. При расходах на оборону 5% от ВНП общий прирост, таким образом, равнялся 8,62% в год! У ФРГ и Японии показатели прироста за тот же период были состветственно 8,71 и 8,57%. Это можно считать верхним пределом рыночной экономики в принципе! Так сравним же! - 23,5% у СССР против 8,62% у США!                               Когда горбачёв призвал сломать плановую экономику, а Рыжков начал делать это не практике, наш ВНП прирастал на 3,5% в год. Тогда кричали : это же недопустимо мало, какой кризис! А на самом-то деле такой темп (3,5% в год), когда расходы на оборону из-за афганской войны выросли до 18%(!), мог быть достигнут лишь при росте хозяйства на 25,5%(!!!).                                                                                               И что не менее важно, до Горбачёва намного быстрее, чем на Западе, росли капиталовложения - залог будущего надёжного благополучия. Благодаря тем вложениям мы ещё и сегодня не протянули ноги! 

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15236
.Анатолий Вассерман - О поражении СССР в холодной войне  
ВИДЕО http://www.youtube.com/watch?v=o--d_2Bk2pk#t=252

<a href="http://www.youtube.com/v/o--d_2Bk2pk?version=3&amp;amp;hl=ru_RU" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/o--d_2Bk2pk?version=3&amp;amp;hl=ru_RU</a>

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15236
 Жалкий лепет оправданья     Сегодня враги трудового народа родом из 90-х, будучи припертыми к стенке неопровержимыми свидетельствами людоедской сущности капитализма, зачастую бормочут фразу, ничуть не менее бесстыдную чем "ничего личного, всего лишь бизнес", а именно: "Целились в коммунизм, а попали в Россию..."
  Пора уже спросить у этих граждан: А зачем вы целились в коммунизм? С чего, если не с вражьих голосов, вы взяли, что это достойное благородного мужа деяние - целиться в коммунизм?

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15236
       Гегемон второго сорта.       2. height=100

  • Воспоминания детства... Представители пролетариата смотрели на нас со всех плакатов и мозаичных панно – белокурые, белозубые, волевые красавцы в строительных касках; мощные, но стройные девушки, призывающие ехать на БАМ и пожилые рабочие, передающие свой ценный опыт юному поколению. Из радиоточки с утра до вечера звучали оптимистичные песни: «Руки рабочих, вы даёте движенье планете! Руки рабочих, мы о вас эту песню поём!», «А всё же жаль, что я давно гудка не слышал заводского», ну и, наконец «В коммунистической бригаде с нами Ленин впереди». О рабочих писались романы и снимались многочисленные кинокартины – талантливые и не очень. Человек пролетарской специальности получал солидную зарплату, более того, у него были негласные преференции при вступлении в КПСС. На некоторых предприятиях инженер мог сидеть на 120 рублях, тогда как высококлассный слесарь или токарь имели по 250-300. И, тем не менее, у всех заводских проходных висели объявления, начинающиеся со слова «требуются». Где же логика? Рабочий класс официально провозглашался элитой общества, его основной движущей силой. Более того, эта элитарность неплохо подкреплялась материальным поощрением. В чём же дело? Почему – требуются, когда не должно быть отбоя от желающих?

    Превью height=450

    Давайте дальше вспоминать наши детство и юность, 1970-е – 1980-е годы. Что изрекали родители, учителя и прочие мудрые взрослые, когда чадо прогуливало школу, а, вместо того чтобы читать «Евгения Онегина», врубало ‘Boney-M’ вперемешку с Амандой Лир и Донной Саммер? Правильно. «Не будешь учиться – пойдёшь в ПТУ». Примерно то же самое говорилось в адрес хулиганистых отличников-технарей, которые в наглую спорили с учительницей физики и знали куда как больше, чем опытный преподаватель. Я очень хорошо помню дикую фразу, которую прокричала завуч в адрес одного непокорного старшеклассника: «Я тебя в слесарном ПТУ сгною! Потому что в нормальное место с такой характеристикой тебя не примут!» Сгноить в ПТУ, как сгноить в тюряге. Разумеется, это была оговорка – дама-педагог не собиралась формулировать сие столь одиозно. Сорвалось с языка. Случайно. Потому что всегда находилось в подкорке, вертелось и зрело. Аббревиатура ПТУ расшифровывалась всеми не иначе, как «Помоги Тупому Устроиться». Итак, ПТУ – это не престижно, даже с учётом перспективы иметь к 30 годам солидную зарплату, партбилет и дачный участок от предприятия. Гегемон второго сорта.

    file78e76be05313dc78b95288badb7787d6 height=291

    Теперь раскрываем журналы тех лет – красота, лепота и благость. На всех обложках – фрезеровщики, штукатуры, токари и прядильщицы. Знатные комбайнёры и передовые свекловоды. Повышение надоев и количество перепаханных площадей. Камвольные комбинаты и прокатные станы. Экибастуз и Уренгой. Крупным планом – волевое, но женственное лицо ткачихи Валентины Голубевой, которая прошла славный путь от «фабричной девчоночки» (как в популярной песне) до директора всего Ивановского хлопчатобумажного объединения. Дамский журнал «Работница» регулярно рапортовал о подвигах женщин-прорабов и девушек-бригадиров. Они строили новые кварталы, перевыполняли план по выпуску важной продукции, а после работы – пели в клубе хорошие песни или же спешили домой - обустраивать уютный семейный быт. Сейчас кто-нибудь непременно воскликнет: «А что сейчас дамские журнальчики - лучше?! Девушек учат носить микро-юбки и ловить богатых мужиков по курортам!» Слово «лучше» тут ни при чём, ибо нынешние микро-юбки – это прямые наследницы лживо-целомудренных «неброских платьишек», в которые были непременно облачены правильные труженицы. Каноничный образ фабричной активистки не вызывал восторга потому что …авторы думали совсем о других девушках.

    denis_strebkov10 height=600

    У Сергея Довлатова есть своеобразная исповедь негодяя – его повесть «Компромисс», где автор бесстыдно поминает, как он «работал на агитпроп», выспренне воспевая рабочих и мечтая только об одном – дотянуть от загула до загула, а ради этого можно и слегка покривить душой. Творческая интеллигенция уверяла власть, что она, в отличие от Филиппа Филиппыча Преображенского, истово любит пролетариат, а власть делала вид, что верит в эту натужную искренность. Сейчас принято всё сваливать на вакханалию 1990-х – мол, были попраны и порушены все устои, заводы – распроданы, а девушки, вместо того, чтобы ткать весёленькие ситцы, дружно ринулись на панель. Да, это было позорнейшее десятилетие стрельбы и распродажи, но оно началось не в ночь с 31 декабря 1989 года, а с интеллигентской «фиги в кармане», с неверия большинства пропагандистов в то, что они выкрикивают, с двойной морали, которая пронизывала нашу жизнь эпохи Застоя. Можно сколько угодно плакать на тему изничтоженного, как класс, пролетариата и превращения громадных масс людей в продавцов, охранников и в безликий офисный планктон. Вы до сих пор полагаете, что это произошло по чьей-то злой воле 1 января 1990-го года, а до этого мы развивались в том направлении, каковое было предначертано Программой КПСС?

    139955080 height=564

    В позднем СССР, как и в любом обществе, существовала чёткая иерархия профессий, причём, помимо «официальной» лестницы, где рабочие стояли вровень с космонавтами и писателями – «инженерами человеческих душ», существовала ещё негласная, не афишируемая иерархия. Согласно оной, хорошими, годными профессиями считались те, которые давали возможность выезжать за рубеж или, как тогда говорили, «мотаться в загранку». Необязательно быть дипломатом или, например, возводить мосты в братских развивающихся странах. Можно - простым водителем при посольстве. Как в том анекдоте про попугая, желавшего поехать за рубеж: «Хоть тушкой, хоть чучелом!» Далее высоко ценились неприметные и даже малопрестижные - с виду – специальности торговых работников. Помните знаковый кинофильм эпохи позднего Застоя «Блондинка за углом»? Среднестатистическая девушка из торгового зала, которая может достать всё и даже больше. Нам показывают убожество её чрезмерно активной натуры, но большинство зрителей полагали, что она – круче и значительнее своего антипода – астрофизика Николеньки. Она же может спокойно выложить на стол сервелат, банки с немецким пивом и даже … немыслимо-запредельные солёные орешки. (Пересмотрите фильм – ужаснётесь желанному ассортименту).

    0_28715_3ef8a01_XL height=461

    А молодые люди, которых дома и в школе уже запугали аббревиатурой ПТУ, сглатывали слюну и мечтали о правильной работёнке под хруст тех самых импортных орешков… Маникюрша, банщик, бармен, механик автосервиса, портниха мехового ателье – звучит, вроде бы не очень громко, зато - круто. На обложку не поместят, конечно, а нам оно надо? Именно эти люди пропускали через свои умелые ручки магнитофоны-двухкассетники, американские джинсы, диоровские духи, а также – собрания сочинений и билеты на модные спектакли. В позднем СССР негласно ценился не тот, кто строит, а тот, кто обустраивает. Вернее – кто умело устраивается. Бытовала такая фразочка – «умеет жить». Это о человеке, который так удачно пристроил свою тушку, что теперь обладает всеми благами цивилизации, как то - блоками жвачек, подшивками журнала ‘Burda Moden’, кроссовками ‘Adidas’ и - лишним билетиком на «Юнону и Авось». Скажете, что в 1970-1980-х это было не так? Скажете, что все граждане СССР горели массовым порывом возводить новостройки в районе нетоптаных троп и могучих рек? Тогда почему общество так ретиво ломанулось «перестраиваться», а точнее – метнулось в сторону кооперативов и Рижского рынка, заваленного блескучими шмотками? Наверное, всё тривиальнее и грубее. Может просто школьницы 1980-х, выспренне писавшие в своих школьных сочинениях о подвиге труда и о передовой ткачихе Голубевой, на самом деле мечтали открыть свой маникюрный салон?

    98445836320c0140b2567812338 height=353

    Разумеется, так было не всегда – поговорите со стариками, они ещё могут рассказать о послевоенных и даже о довоенных годах. Посмотрите фильм «Высота». В нём есть и пафос, и высокопарные слова о красоте новой домны, и даже – признание в любви …высоте. Вместе с тем, этим героям веришь. Но, что самое интересное, им веришь до сих пор. Или, к примеру, возьмём кинокартину «Добровольцы» - о строительстве московского метро, или «Весну на Заречной улице». Везде мы видим молодых работяг, на которых хочется равняться. Никакой фальши. И это при условии, что соцреализм всегда приукрашивал действительность – такова была особенность этого метода, призванного отображать наилучшие образцы. Но в 1970-1980-х годах агитпроп был совершенно бессилен, хотя и велеречив, а циничные массы давным-давно ни во что не верили, продолжая твердить, что ПТУ – это Помоги Тупому Устроиться, а умный устраивается совсем по-другому… Поэтому не черта трындеть, что именно 1990-е уничтожили производство и унизили пролетария - его начали уничтожать задолго до.
  • Карикатуры - из журнала «Крокодил» из блога denis_strebkov

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15236
Перестроечное мочилово в СССР.
ИУДА №1
Кадры Андропова

Давайте зададимся вопросом: зачем смертельно больной Андропов так рвался к власти? (Он не был больным, когда пришёл к власти. Потом сразу заболел и быстро умер. Я полагаю, что не без помощи противостоящих ему кланов в Политбюро.) Какие уж свершения, коли половину генсековского срока пришлось провести в больнице, прикованным к аппаратуре искусственного диализа? Кроме облав в кино и ресторанах на злостных прогульщиков, период правления Юрия Владимировича ничем в памяти народа не запечатлелся. Немного для деятеля такого масштаба. Наверняка не для этой операции уровня командира народной дружины были затрачены усилия великих шахматистов.

Так для чего же?

Расставить на нужные места кадры, которым предстояло ликвидировать СССР.

Кадр № 1 – Лигачёв.

Цитирую уже упоминавшиеся выше мемуары В.В. Гришина: «Никто не принёс партии столько вреда, сколько Лигачёв». Его руками Андропов, а затем Горбачёв заменили в составе ЦК и партийном аппарате проверенную надёжную гвардию партийных работников бывшими директорами заводов, строителями, а также учёными, которых, как знают все политики мира, нельзя допускать к власти. В книге «Загадка Горбачёва» Егор Кузьмич приводит оценку Андроповым этой его деятельности, данную за полтора месяца до кончины в кремлёвской больнице: «Вы для нас оказались находкой». Подчеркнём эти слова: «для нас»… Приведу и ещё одну цитату из книги: «Юрий Владимирович планировал обновление социализма, понимая, что социализм нуждается в глубоких и качественных изменениях». Каких именно, нам наглядно потом показал Горбачёв, который первое время то и дело возглашал: «Больше социализма!».

Кадр № 2 – Яковлев.

Андропов вернул его в Москву из канадской посольской ссылки, куда тот был отправлен за антирусские выступления, дав должность директора второго по важности и по антикоммунистическому внутреннему климату международного института Академии наук. Без всякого на то научного багажа. Но с дипломом о прохождении годичной стажировки в Колумбийском университете США. Из института Яковлев со скоростью кометы перескакивал с должности на должность: зав. отделом пропаганды ЦК, секретарь ЦК, член Политбюро – серый кардинал.

Кадр № 3 – Горбачёв.

Именно при Андропове он возвысился с слабейшего по положению секретаря ЦК КПСС до одного из самых влиятельных, который при больном Черненко заправлял всеми кадровыми делами, расставляя всюду своих сторонников. Именно он перетащил из Томска на важнейший в партийном аппарате пост заведующего отделом оргпартработы Лигачёва. Интересны детали этой операции. Такой должности прежде не существовало. Всю кадровую работу вёл первый замзав этим отделом Николай Александрович Петровичев, пользовавшийся в партии заслуженным уважением. А его непосредственным руководителем был секретарь ЦК Капитонов, подчинявшийся в свою очередь второму секретарю ЦК Черненко. Решение по Лигачёву Андропов с Горбачёвым провели за один день, когда Черненко находился в отпуске, ни с кем из членов политбюро его не согласовывая. Высший пилотаж!

После смерти Андропова генсеком по предложению Устинова был избран Черненко. Решение об этом, кроме него, обсуждали Громыко, Тихонов и сам Черненко. Фамилия Горбачёва ими даже не упоминалась.
Коллеги по политбюро уговорили Черненко , дабы не пропустить к власти Горбачёва, которого давно раскусили. Но какого преемника мог подготовить Черненко? Его окружали такие же старцы, как он сам. Человек помоложе и поэнергичней других, ленинградский первый секретарь Романов был с подачи радио «Свобода» полностью дискредитирован в глазах народа.

Гришин, возглавлявший почти миллионную партийную организацию столицы, тоже был оболган. О нём, кристально честном и щепетильном человеке, распускали слухи один нелепее другого: что он бросил семью, женился на Татьяне Дорониной и теперь молодожёнам ежедневно доставляют из елисеевского гастронома всякие бесплатные яства; что он замаскированный еврей и покровительствует всем подпольным дельцам этой национальности. И так далее.

Жестоко расправились с Устиновым. В конце 1984 года в Чехословакии проводились манёвры войск Варшавского Договора с участием министров обороны. По возвращении с манёвров один за другим поумирали с интервалом в несколько дней главы военных ведомств ГДР, Венгрии, Чехословакии и СССР. От чего умер Дмитрий Фёдорович, так никто и не объяснил. Чазов писал, что его смерть «оставила много вопросов в отношении причин и характера заболевания». Есть чему поудивляться! Массовый теракт в отношении высокопоставленных руководителей четырёх государств – и ни расследования, ни наказания

Черненко умертвили с двух попыток. Летом 1983 года еще при жизни Андропова он был смертельно отравлен на отдыхе в Крыму. Вместо расследования придумали байку о недоброкачественной копчёной ставриде. Но ели-то её все, кто жил на госдаче, а пострадал почему-то один Константин Устинович. Да так, что чудом не отдал богу душу. Его и без того слабое здоровье было капитально подорвано, он долго не мог восстановить работоспособность. Вскоре после избрания генсеком Чазов путём сильнейшего давления отправил Черненко для поправки на высокогорный курорт Кисловодск. Для больного, страдавшего энфиземой лёгких, это было похуже отравления. Через 10 дней его на носилках погрузили в самолёт и срочно вернули в Москву. Какая уж тут работа…

После второго медицинского покушения Черненко изо всех сил старался взять в руки бразды правления. Его окружение тоже изо всех сил старалось показать, что он действует. По распоряжению первого помощника генсека Боголюбова в Москве организовали инсценировку участия Константина Устиновича в голосовании на выборах в Верховный Совет. Но дни его были уже сочтены. Не дали ему никаких шансов, чтоб решить главную задачу, ради которой взошёл на высший пост.
Черненко умер 10 марта 1985 года. По поразительному совпадению за несколько дней до этого Щербицкого во главе делегации Верховного Совета СССР направили в США. Узнав о смерти генсека, он потребовал от посла немедленного возвращения на родину. На что получил ответ: «Ваше возвращение сейчас нежелательно». На основании каких же указаний решился посол на такую дерзость по отношению к члену политбюро? Мой сосед по дому, командовавший тогда правительственным авиаотрядом, подтвердил: и он получил приказ задержать вылет Щербицкого на три дня. Выходит, всё было спланировано.

В Москве в это время шла напряжённая подковёрная игра, в которой участвовали Примаков, Яковлев и сын Громыко. Главным действующим лицом был Лигачёв. Андрею Андреевичу пообещали пост председателя Президиума Верховного Совета СССР, если он в свою очередь предложит политбюро избрать генсеком Горбачёва.
Судьба будущего лучшего немца висела тогда на волоске: никто из членов политбюро, собранных для сообщения о смерти Черненко, не назвал его в качестве преемника. Ночью с предложением занять этот пост некоторые из них обратились к Гришину, но он отказался. А Громыко предложенную сделку принял. Наутро, как только политбюро собралось, он, не ожидая официального открытия заседания, встал и сделал то, чего от него ждали Горбачёв, Лигачёв и стоявшие за их спинами могущественные силы мирового масштаба. Проголосовали единогласно. То же произошло и на открывшемся двумя часами позже пленуме ЦК КПСС. Так был подписан смертный приговор Советскому Союзу и партии, которая подняла страну из пепла, сделала великой державой, победила Гитлера, спасла Россию и человечество.
Ну, Партия к тому времени уже изрядно прогнила. Как и управляемое ей государство. даже мне, на моём невысоком уровне смердело трупом. А которые повыше уже почти открыто мечтали овладеть советской собственностью, вверенной им в управление. Некоторым это удалось.
.
Примечание:
Ельцин с Шеварнадзе так же являлись выдвиженцами и "птенцами" Ю.В. Андропова.
Не зря видимо плакала над гробом Андропова одна из кукловодов мирового сионизма, и будущий "куратор" Горбачёва -"железная леди" Маргарет Тетчер...

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15236
    Предали?
  • Хочу предложить статью автора Татьяны Воеводиной на сайте газеты «Завтра». Публикация посвящена историческим воспоминаниям - почему же мы отказались от социализма. В своё время я писала о том же, но другими словами и у меня был другой вывод. Я утверждаю, что для социалистической, а тем более, для коммунистической, системы народ (любой) оказался попросту слаб. Слишком высока планка. Коммунизм - это красиво, но это работает только в случае, если народ - идеален. Малейшая зараза - всё. А к 1985 году типовой хомо-советикус больше всего на свете желал в Париж и жил по принципу: «Надь, что тут думать? Бери Кадрена - не ошибёшься» (с) - вспомните фильмы «Самая обаятельная и привлекательная» или, например, «Блондинка за углом». И это не было преувеличением. Так вот автор Воеводина утверждает ещё жёстче - это была не слабость, а предательство. Мотаться в загранку - вот, чего хотелось подавляющему большинству. Это правда. В школьной жизни обладатели жвачек-американских джинсов-модных кроссовок-магнитофонов-двухкассетников читались круче и мощнее всяких там отличников. И даже спортменов.



    Итак, автор пишет: «В романе Юрия Трифонова «Старик», очень модном в 70-80-е годы и, считалось, очень смелом, был персонаж, впрочем, второстепенный, – работник Внешторга,  карьерист. Этот герой, ценой адских интриг и хитростей добивается длительной командировки в Мексику. И лететь ему придётся  через Париж, и он сможет там задержаться дня на два – вот оно советское счастье! Люди попроще – всякие там моряки загранплавания, дальнобойщики, стюардессы – те рвались на Запад за шмотками: и самим приодеться-приобуться, и, главное, привезти и толкнуть. Эти люди имели прямой взгляд на вещи и понятные цели. Интеллигенты сами себе в таких простых желаниях не признавались. Обычно они считали, что хотят увидеть своими глазами то, о чём они лишь только читали, походить по святым камням Европы, поговорить (кто умел) на иностранном языке… Да и вообще, как мне,  европейски образованному интеллектуалу, прилежному читателю журнала «Иностранная литература», не ездить в Париж и в Рим? В конце концов, поездка за границу – это духовный и интеллектуальный рост, а я хочу расти, чёрт побери! А мне не дают проклятые большевики.  И вообще я хочу везде бывать, я хочу видеть мир!»
  • ДАЛЕЕ - ТУТ. А тут - карикатуры в тему из блога denis_strebkov

    ( Карикатуры 1970-1980-х по теме... )

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15236
На поприще хозяйственного строительства...
 

XX съезд КПСС развил принцип мирного сосуществования стран с различными общественными системами , применительно к современной эпохе... Мирное существование означает соревнование стран с различными системами на поприще хозяйственного и культурного строительства.



Из рассказов В.А. Сухомлинского

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15236
    КРЕПОСТЬ ЦЕПИ

Вычитавши сегодня просто замечательную мысль:

"КРЕПОСТЬ ЦЕПИ
определяется крепостью самого слабого звена ее
.

Если нужна железная цепь, чтобы удержать тяжесть, скажем, в 100 пудов, - то что получится от замены одного звена этой цепи деревянным?

Цепь порвется.

Крепость или целость всех остальных звеньев цепи, кроме одного не спасет дела.
Сломается деревянное звено - лопнет вся цепь. В политике то же самое".

В.И.ЛЕНИН.
++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Предпосылок для падения Союза не не было,но он рухнул.Где слабое звено?

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15236
     

Предпосылок для падения Союза не не было,но он рухнул.Где слабое звено?

одно из звеньев-железный занавес.
*

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15236
.   Минус Шеварднадзе
Эдуард Шеварднадзе

Говорят, это животное сдохло.



Одним из первых признал развал СССР, соратник Горбачева, архитектор перестройки.

Земля стекловатой. .

Звонок на радиостанцию

  Вежливый мужчина спрашивает:
  - Простите, а вы знаете, что сегодня умерли Сергей Цапок и Эдуард Шеварднадзе?
  - Ну да, у нас в новостях было только что!
  - Да нет, я слышал. А можно по этому поводу песню заказать?
  - (ошарашенно) Какую песню?
  - Ну там, "Вместе весело шагать", например.
  - ???
  - Да ладно вам, просто настроение хорошее. Вам жалко что-ли?

P.S. Песню не поставили. Сказали, формат у радиостанции не тот.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15236
    Отсутствие дела.

   Полный текст статьи - ТУТ. А здесь - разбор трёх конкретных фильмов, в которых нормальным и спокойно-неспешным киноязыком говорится о нарушениях трудовой дисциплины. Это стало нормой в конце 1970-х. Причём настолько, что цензура не видела ничего зазорного в ...прогулах положительного героя.

Итак, перед нами – незыблемый лидер современного телевещания, «старая песня о главном», вечная и прекрасная сказка про «осень жизни». Узнали? Да. Рязановский «Служебный роман». С чего, по сути, начинается повествование? С широкомасштабной, талантливо отснятой сцены дамского прихорашивания-раскрашивания…на рабочем месте. Замечу – все эти пригожие фемины даже не задумываются о том, что совершают нечто противоречащее КЗоТу. Они вовремя прибежали в свой оупен-спейс, перемигнулись с приятельницами и – давай наводить красоту. В едином порыве - всем коллективом. «Это – уже обычай, традиция, я бы сказал - ритуал», - говорит нам закадровый голос Новосельцева. Идём далее. Секретарша Верочка на работе вяжет, сплетничает, покупает сапоги и продаёт добытые в «боях» импортные шмотки.

1351890500_sluzhebnyjromanmkvsnaps2

Симпатичная, но…активная общественница Шурочка с невероятным усилием припоминает, что она, собственно, из бухгалтерии. Блондинка Оленька Рыжова успевает не только писать длинные, прямо как в Галантном Веке, письмена «любимому Юре», но и шастать по окрестным торговым точкам. Оказывается, тому есть рациональное объяснение, полностью извиняющее Олю – перерыв в магазине трагическим образом совпадает с перерывом в родном статистическом управлении. Впрочем, и сама начальственная мымра Калугина – супер-профи и женщина-камень - именно во время рабочего дня совещается с мудрой Верочкой на предмет блайзеров, батников и актуальной комбинаторности. И в тот момент, когда Людмила Прокофьевна стала уже просекать все тонкости женского обаяния, в помещение нахально вваливаются посторонние фигуранты – энергичная Шура и снулый Новосельцев, изнывающий под тяжестью бронзовой лошади. То есть, они тоже «гуляли» во время работы.

( Read more... )

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15236
Оригинал взят у domestic_lynx в ЗАСТОЮ - 50
В этом октябре – юбилей: 50 лет назад началась брежневская эпоха, прозванная впоследствии Застоем. Продолжалась она около двадцати лет (18 лет брежневского правления + три года Андропов и Черненко). А там пришёл Горбачёв – и советская власть (и советская жизнь) покатилась под откос.

За четверть века, что прошло с тех пор, тот брежневский Застой подёрнулся ностальгическим туманом (как в известном романсе «Утро туманное, утро седое») и теперь кажется и не застоем вовсе, а золотым веком стабильности, скромного достатка и патриархального уюта. Всё чаще появляются публикации, где авторы убеждают: это было лучшее время советской жизни, да что советской – всей истории нашего народа с начала времён. Жили-де не богато, зато тихо, предсказуемо, гарантировано. А потом пришли злые люди и всё порушили по наущению американцев. В воздухе нынче разлита ностальгия по всему советскому: даже в гламурном ГУМе, где цены – не подступись, открыли кафе, стилизованное под советскую столовую, и оно не пустует; я и сама с удовольствием там однажды поела. По данным Левада-Центра, 56% опрошенных считают Брежнева лучшим правителем России ХХ века.

Несколько лет назад мне привелось очутиться в местной ячейке одной из главнейших политических партий. Мы беседовали непринуждённо о том-о сём. И вот один из тамошних деятелей высказал, как нечто, очевидное: нечего выдумывать, при Брежневе всё было нормально и правильно. Вот и надо так сделать. Человек этот был сравнительно молодой, личной сознательной памяти о тех временах он иметь не мог, но вот такое верование – имеет. Это некая коллективная политическая ностальгия.

Ничего специально русского в этой ностальгии нет. Мы – в тренде. В мировом. В том смысле, что во всех странах люди со страхом смотрят в будущее и с тёплой печалью – в прошлое. Отсюда мода на стиль бабушкиной усадьбы в интерьере. Модная потёртость, прозванная «шебби-шик»: наивные цветочки, небрежно покрашенная мебель, где сквозь краску проглядывает структура дерева, слегка поеденного жучком. Давно известно: архитектура, интерьеры, вообще дом - лучше всего отражает интегральное самоощущение эпохи. Вот сегодня оно такое: хочу назад, в детство, к бабушке-старушке.

Или к дедушке – Брежневу.

Мне такие мысли (весьма распространённые) кажутся очень опасными. В них – прискорбная обломовщина, нежелание идти вперёд и думать собственной головой. Потому что если чуть-чуть подумать, то станет ясно, что возвращаться нам – некуда: позарастали стёжки-дорожки в советское прошлое. Но это не всё. Упадок и развал Перестройки был как раз реализацией дурных вожделений Застоя. Наше Сегодня – во всём его гротескном уродстве и стыдобе – это реализация наших тогдашних мечтаний. Это реализация нашего коллективного бессознательного. Не случайно говорят: аккуратнее с мечтами – они могут сбыться. Вот и сбылись…

Эпоха Брежнева была в широком смысле временем отдыха. От чего отдыха? Да от всего. От ужасов войны, послевоенного труда на износ. От общей тягости и строгости жизни, от гнёта ответственности, которая довлела над всеми – от наркома до мелкой типографской корректорши. (В фильме Тарковского «Зеркало» корректорша ночью сообразив, что пропустила ошибку, в темноте бежит, чтобы исправить; вот поэтому-то книжки той поры можно было использовать как орфографический словарь).

Это было время отдыха от серьёзности и ответственности. Предыдущая эпоха была эпохой большой серьёзности. Посмотрите на фотографии и картинки, изображающие кого угодно – хоть студентов, хоть школьников, хоть детсадовцев. Они все – серьёзны. Не хмуры – именно серьёзны. Да, юмор, смехи-потехи – были. Но им было отведено строго определённое место и время: последняя страница в журналах, карикатуры, комедии. Но и комедиям с карикатурами вменялось быть поучительными, «исправлять нравы», как выражались в эпоху классицизма.

Как-то раз, ожидая кого-то на станции метро «Парк культуры – кольцевая», я рассматривала медальоны с горельефами, изображающими времяпрепровождение трудящихся в Парке культуры. Как они все серьёзны! Даже танцующая парочка танцует ответственно: не флиртует, не развлекается даже – вершит культурную революцию.

Собственно, уже после смерти Сталина государственное давление на маленького человека было ослаблено. При Хрущёве практически никого не сажали, но там была сплошная дерготня: укрупняли-разукрупняли совхозы, урезали приусадебные хозяйства, разгоняли министерства и на их место организовывали совнархозы… При Брежневе всё стало тихо, а начальники порою сидели на своих местах десятилетиями, нередко до смерти. Таким, например, был руководитель отрасли, в которой проработали всю жизнь мои родители – станкостроения. А.И. Костоусов руководил отраслью по сути дела с 1946 г. аж до 80-го, когда глубоким стариком ушёл на пенсию.

Брежнев был очень подходящей фигурой для той эпохи, даже, можно сказать, её зримым выражением, персонификацией. Добрый, душевный, как вспоминают знавшие его люди, бонвиван, любитель «женщин и машин». Именно такую фигуру вызвал из народной толщи и вознёс исторический рок.

В предыдущую эпоху Брежнев честно воевал и славно трудился, восстанавливая разрушенное Запорожье, где по сю пору в старшем поколении живёт о нём благодарная память. Моя свекровь рассказывает, что в 44-м вернулись из эвакуации на руины, а в 50-м её семья (отец был мастером на Запорожстали) въехала в новую квартиру. При этом сначала восстанавливали заводы, а потом уж строили жильё. Любопытно, что моя свекровь прямо-таки запрещает домочадцам дурно говорить о Леониде Ильиче – именно за восстановление Запорожья. Ну а потом, перспективы как-то потерялись, цели утратились, и осталась одна цель жизни: жить чтобы жить. Просто так. И мне кажется, что и в старческой немощи Леонида Ильича, его косной речи, было нечто символическое. Глядя на него, думалось: этот человек скоро умрёт. Глядя на окружающую жизнь, тоже невольно думалось: эта жизнь должна умереть. Она, собственно, и умерла…

Часто говорят о великих промышленных, военных и хозяйственных свершениях той поры. Верно, сделано было много. Нельзя не отметить, и это надо твёрдо уяснить и повторять тем, кто ещё не понял: сегодня мы живём исключительно на ТОМ наследстве. Запасы ископаемых были разведаны, газо- и нефтепроводы проложены – всё тогда. И «ядерный щит Родины», препятствующий нашим западным друзьям просто прийти и взять что требуется голыми руками, - тоже был в значительной мере создан тогда.

В брежневскую эпоху люди ещё работали. Жив был некий «страх божий»: «чувство ответственности за порученный участок работы» (как тогда было принято выражаться на собраниях трудовых коллективов) – так вот это самое чувство всё-таки так-сяк присутствовало, хотя и зримо деградировало. Не случайно Андропов, придя к власти, принялся за водворение элементарной дисциплины, типа нахождения на работе в рабочее время, а Горбачёв взялся за борьбу с пьянством. Уже эти два факта показывают, что порядок был неважный. Но всё-таки тогда – работали. То ли боялись, то ли стеснялись, чтобы вот так взять и в открытую бездельничать и тунеядствовать. Да это и технически невозможно было.

Но тогдашняя работа - была инерцией прошлой эпохи, даже не хрущёвской – сталинской. Жизнь огромной страны вообще чрезвычайно инерционна, и повернуть её – непросто; в всяком случае, на это требуется время. Люди начинают мыслить, чувствовать, веровать по-новому, а действуют – ещё по-старому. И только спустя время это новое мироощущение, новые мысли и чувства – реализуются в физической реальности.

Маркс когда-то писал об «отставании сознания от бытия»: бытие-де уже новое, а сознание ещё не подстроилось. Мне думается, дело обстоит прямо противоположным образом: бытие несколько отстаёт от сознания. Вернее так: бытию надо некоторое время, чтобы подстроиться под новый тип сознания. Под сознанием я подразумеваю не столько теоретизирующую работу рационального ума – всякие там политэкономии с философиями. То, что создаёт новую реальность, - это скорее новые верования, новое интегральное чувство жизни, новое мироощущение. Вот это и есть реальный «базис» экономики, а вовсе не наоборот, как многие до сих пор думают под влиянием школярского истмата. Редко кто сегодня считает себя марксистом, а вот в так называемый «примат экономики» - верят довольно массово, особенно в научных кругах.

Отставание бытия от сознания многие наблюдали в своей трудовой жизни: начальник ещё энергичен, грозен, распорядителен, но… в душе, он уже ушёл на пенсию. И это чувствуется, какие-то от него исходят пенсионерские флюиды. И служащие понимают: все строгости и призывы – не всерьёз. Именно так происходило в брежневскую эпоху: ещё продолжали строить заводы, запускать ракеты, проникать, как выражались тогдашние восторженные журналисты, «в глубины микро- и макромира», а мечты… мечты были совсем не там. Мечты были домашние, бытовые – застойные. Что это за мечты? Да самые обычные: квартирку получить в приличном районе, облепить сортир чешской голубой плиткой, сына во Внешторг пристроить, дочку на кафедру. Размер мечтаний (как и размер квартир и разлапистость люстр) был разный, а тематика мечтаний – единая. Бытовая.

Стиль брежневской эпохи – это стиль отдыха, частной маленькой жизни, быта, жизнеустройства. Помните, у Маяковского: «Я желаю, очень просто, отдохнуть у этой речки». Вся жизнь стала обывательской, она была заточена на создание своего маленького уютика. Отсюда возник культ ширпотреба. А поскольку западный ширпотреб был неизмеримо лучше нашего, то естественным образом возник культ ширпотреба западного.

Культ западного ширпотреба естественным образом перетекал в культ Запада. Собственно, у русской интеллигенции западничество в крови, она всегда жила с головой, повёрнутой на Запад. ВСЁ, что исходило «оттуда», было по определению лучше нашего. Например, советские производственные романы было принято презирать (нудьга, дрянная совковая агитка), а вот производственные романы Артура Хейли – было принято читать и уважать. Среди интеллигенции было принято презирать газету «Правда»: цековская пропаганда. Моя сотрудница, работавшая в те времена в НИИ, рассказывала, что у них был в ходу такой иронический вопрос: «Ты что, это в «Правде» вычитал?» - значило: дурак ты, и уши холодные. Цековскую пропаганду презирали, а цереушную (впоследствии госдеповскую) – всякие там «Свободы», «Свободные Европы» - этому, напротив, уважительно внимали.

Но главное, за что уважали Запад, - это, безусловно, ширпотреб. «Импорт», «дефицит» - вот о чём реально мечтал советский человек эпохи Застоя. Разумеется, были исключения, да и накал мечты был разный – в зависимости от темперамента и личных свойств натуры, но тенденция такая была, и она была – выраженной.

Возникала, словно поветрие, мода на что-то. Например, очень вдруг всем позарез стало нужно приобрести хрустальные вазы. А потом почему-то хрустальные люстры. Просто жить без них не могли. Или ковры изделия люберецкой фабрики. На ковры даже «писАлись» - т.е. записывались в профкоме по месту работы. Потом на них существенно повысили цены, и они появились в повсеместной продаже. Забавно, что первая наша с мужем совместная покупка был именно ковёр. Зелёный, люберецкой фабрики, он жив и поныне. Забавно, что, оказавшись в Эмиратах, я неизвестно зачем купила настоящий персидский ковёр – видимо, какой-то микроб любви к коврам жил во мне все эти годы. Хотя в те далёкие времена я играла (внутри себя) роль интеллектуалки, которая выше этих обывательских заморочек.

У моей подруги была соседка – буфетчица тётя Нина. Буфетчица сколотила некоторое состояние путём мелких мошенничеств – недолива того, недовложения сего… И накупила себе ваз и ковров. «Приду с работы, сяду на диван, под ногами – ковёр, на «стенке» (мебельной) – вазы. И сижу себе, девочки, - ну как королева!» - делилась своими жизненными достижениями тётя Нина.

А ещё почему-то было принято приобретать – «брюллики», т.е. бриллианты. Хоть малюсенькие, но настоящие. Бриллианты вообще крайне редко бывают красивыми, для этого они должны быть заметными, т.е. большими, в 2-3 карата, не меньше, но в те времена об этом, понятно, и речи не было. Тогдашние «брюллики» были скорее неким символом высшей жизни, чем настоящим богатством или даже украшением. Но мода на них была. Все удачливые продавщицы стояли за прилавком в бриллиантах. Уже в 90-е годы мы создавали совместное предприятие, куда входила тульская овощебаза. На этой почве я познакомилась с директрисой овощебазы и её подручными. Все дамы предстали с красным маникюром и с бриллиантами в ушах и на руках. И напомнили мне далёкую юность.

Эти дамы стали реальными героинями нашего времени, как когда-то ими были Стаханов с Пашей Ангелиной. Борец и созидатель уступил место обывателю. И произошло это потому, что народу не дали яркой, влекущей цели. Цели, по существу вещей, религиозной. Если целью жизни является «жить чтобы жить» - на первое место выдвигается обыватель. Он и выдвинулся.

Именно поэтому наш народ так легко дал развалить Советский Союз и вообще советскую жизнь. Обыватель был куплен Западом даже не за стеклянные бусы, а за смутные обещания этих бус. Точно так сегодня наши украинские братья готовы на всё ради возможности беспрепятственно ездить в Евросоюз.


Сказать, что руководство страны совсем не понимало тех процессов, которые происходят в народе, чем народ живёт и чего хочет, - нельзя. Мне кажется, кое-что понимало. Хотя, конечно, все наши тогдашние начальники были люди пожилые, попросту, старые, прожившие трудную жизнь, и мысль о том, что молодой девушке по самое «не могу» хочется иметь сапоги-чулки (были такие), а парню – кассетный магнитофон, и от этого зависит их патриотизм и готовность трудиться на благо родины и сражаться за неё – вот это им было НЕВМЕСТИМО ПОНЯТЬ, если воспользоваться забавным выражением Солженицына. Просто в голову не влезала такая мысль, настолько разнокалиберные были эти вещи – сапоги и Родина. Но на самом деле, именно так и было. Ведь ребёнок плачет-заливается, что у него нет какой-нибудь муры – например, модной обложки на сотовый телефон, и не греет его мысль о том, что у него есть вкусный и питательный обед, хорошая светлая комната и возможность ходить в бассейн. Дай прикольную обложечку на телефон с заячьими ушами!

Так вот. Ощущение какого-то брожения в народе – было. Нет, не свободы слова, не возможности встречаться с иностранцами хотелось нормальному массовому советскому человеку. В конце концов, большинству было ровно нечего сказать и в пределах отпущенной свободы, а иностранцы – какие иностранцы в Туле или в Кирове? Нормальному массовому советскому человеку хотелось – барахла. Как-то пошире хотелось пожить, поярче, понаваристее - поинтереснее. Вот правильное слово – поинтереснее. Взрыв смешного, убогого советского консумизма коренился именно в этом – в неинтересности жить. Человеку важнее хлеба – интерес, азарт, какое-то кипение жизни. Если этот интерес есть – можно мириться и с бытовой неустроенностью и с отсутствием сапог-чулок. Всё борцы с лишним весом знают: когда тебе жить интересно – есть забываешь и само собой худеешь, а когда скучно – хочется себя полакомить чем-нибудь, всё равно чем.
Начальство озаботилось, видимо, что люди интересуются не свершениями пятилеток, не трудами основоположников, а мебельными «стенками» и чешским кафелем. Именно тогда в прессе началась возня о мещанстве и бездуховности. Советские писатели и публицисты мигом пристроились и – понеслось. В газетах появлись соответствующие рубрики, вроде «Люди и вещи», где утверждались, в принципе, верные мысли: не мы для вещей, а вещи для нас.

В «Комсомольской правде» была такая журналистка Елена Лосото, которая с темпераментом Савонаролы клеймила «мещанство». Вообразите, сколько раз я должна была увидеть её фамилию, чтобы помнить через десятилетия. Ещё одним заметным автором, регулярно писавшим на эти темы, был Леонид Жуховицкий, здравствующий и поныне. Его необычайно ценила наша классная руководительница и использовала в своей работе с нами. Помню, он где-то писал о молодой девушке, которая исступлённо хотела приобрести дублёнку с цветами, вышитыми по подолу (были такие), и всё ей как-то не удавалось, что-то мешало, она впадала едва не в отчаяние… в общем, не помню, чем там дело кончилось. Но помню мысль Жуховицкого, верную в своей основе: девушке не хватало не дублёнки с цветами, а – любви. У подруг был какой-никакой любовный опыт, а у героини дублёночной истории – пока никакого, вот она и хотела как-то его компенсировать цветами по подолу. Жуховицкий вообще всегда был несколько сдвинут в сторону любви, но мыслил он верно, только надо было чуть шире ставить вопрос: дублёнка и погоня за нею нужна ей была в первую очередь ради жизненного интереса, впечатления, приключения. Одним из общедоступных видов этого интереса является, безусловно, любовь, роман, интрижка – что хотите. Но не только. Скажем, предпринимательство, делание денег, на мой взгляд, даёт больше драйва, но это как на чей вкус.
Вот драйва-то и не было! Естественный драйв – война, разруха, восстановление – прошёл. Жизнь стала спокойной, устроенной – и вот вдруг оказалось, что она – серая и скучная. Простые люди, когда им чего-то смутно не хватает, обычно считают, что им не хватает денег, имущества, барахла, удобств жизни, вкусной еды. На самом деле, не хватало не только и не столько потребительских благ, сколько вообще жизненных впечатлений. Приключения не хватало. В какой-то степени потребительские впечатления – это тоже впечатления, для многих – единственно им доступные. В сущности, именно так живёт обывательская масса на Западе, и ничего, нормально. Помню, меня прикалывало в Италии: каждый сезон модным становится какой-нибудь новый цвет – то всё вдруг в зелёных тонах, а то – в сливовых, а то серость в моде. Интересно же!



Сегодня мы с умным видом рассуждаем о «предательстве элит» – словно это что-то объясняет. А элиты – они что, с Луны свалились? Это те же наши родные обывательские массы, только чуть побойчее, сумевшие протыриться по комсомольской и партийной линии. Что вверху, то и внизу, что внизу, то и вверху, - говорят на Востоке. Правильно говорят…

Кстати об элитах. В 70-е годы вошло в моду суетливое жизнеустройство детей. По-видимому, тренд был срисован с самого верха. Дети высшего начальства уже не становились лётчиками и ракетными конструкторами, как сыновья Сталина и Хрущёва. Сын Брежнева Юрий Леонидович был на рубеже 70-х-80-х заместителем министра внешней торговли. Как говорится, почувствуйте разницу. Детей старались пристроить куда-нибудь поближе к загранице: если не в МИД (он всё-таки не резиновый), то во Внешторг или хоть управление внешних сношений какого-нибудь министерства. Чтобы потом поехать в «длительную командировку» (как тогда выражались) за границу. Устраивали в Академию внешней торговли – всё с той же целью. Ещё один вектор жизнеустройства – высшая школа. Но это больше для девочек, т.к., считалось, нет лучше стези для женщины, чем преподавать в вузе: ни за что не отвечаешь, и публика интеллигентная. Но бывали и мальчики «доценты с кандидатами». Их тоже старались пристроить хоть на какую-нибудь стажировку за границу. В общем и целом, идеалом работы было: сидеть в чистом месте и ни за что не отвечать. Вам это ничего не напоминает? Вот-вот, нынешние офисные идеалы: 3 К – кофе, кондиционер, клавиатура.
То, куда идут дети начальства, - очень показательная вещь. Это люди, имеющие максимальное количество степеней свободы. Они в высокой степени могут выбирать. Вот при Брежневе они стали выбирать МИД, Внешторг или кафедру. В то время никто из «чистой» публики не рассматривал завод или совхоз в качестве нормального, желанного места работы. Именно поэтому спустя десяток лет мы радостно развалили нашу промышленность.

Пишу это и вспоминаю отдельные судьбы моих знакомых. Придёт время, быть может, сумею о них рассказать…

Был и ещё один аспект, проливающий свет на приватизацию. Воровскую, криминальную - какую там ещё… Отправив сына за границу, советский начальник тем самым не решал окончательно и бесповоротно проблему его жизнеустройства. Из-за границы люди рано или поздно возвращались – и опять надо устраивать. Хорошо если папаша в силе, а если ушёл на пенсию? Тогда у сына никаких перспектив: его с радостью попрут с занимаемого места, тем более, что желающие на эту табуретку имеются. Мне кажется, именно отсюда растёт наша приватизация. Руководящие отцы - не для себя, а едино для кровиночки – захотели стать владельцами того имущества, которым прежде лишь управляли. Чтобы можно было передать по наследству и тем самым закрыть вопрос жизнеустройства потомства. Разумеется, всё пошло не по тому пути, имуществом овладели более шустрые и «витальные», но изначальным импульсом было, как мне представляется, именно это. Быт, жизнеустройство, а там трава не расти - вот был истинный лозунг брежневской эпохи.

Вся возня Перестройки, всё это «демократическое движение», все эти многотысячные митинги, страстно поддержанные народом (да, да, дорогие товарищи, Перестройка пользовалась огромной, поистине всенародной поддержкой!) – всё это было бунтом народных желаний и притязательных вожделений.

Мы впопыхах как-то не заметили, что наша капиталистическая революция, развалив народное хозяйство и доведя инфраструктуру до точки, вполне даже удовлетворила эти притязательные вожделения.
А что?
Хотели ездить за границу – теперь объездись, турбюро на каждом шагу.
Хотели свободы самовыражения – самовыражайся сколько влезет. Отвергают тебя СМИ – пиши в интернете. Не умеешь – пиши «каменты»; некоторые на этом даже, говорят, карьеру делают.
Проклятую прописку, попирающую важнейшую свободу – свободу передвижения и выбора места жительства – отменили. Ну и что, что все сбежались в столицу, а провинция оголена, но ведь хотели-то именно этого!
Ну и так по мелочи. В институт, например, можно поступить на раз: никаких тебе экзаменационных треволнений – заплатил и порядок. И специальности всё лёгкие, гуманитарные – не об этом разве мечталось?
Хотели читать не нудные производственные романы или унылую совковую публицистику, а занятные детективы и слезливые романы – вот они тебе, целыми полками в любой книжной лавке стоят. По ТВ не про то, как задули какую-нибудь нудную домну или сколько засыпали в закрома Родины, а всё интересное: про звёзд, про секс, ну, сами знаете.
В армии служить не хотели – так сегодня приличные люди и не служат, а служат нищебродские лохи и убогие лузеры. И дело идёт к наёмной армии.
Ну и – last, but not least - ШМОТОК! ШМОТОК! ШМОТОК! «Товаров импортного производства» (как писали на своих ларьках первые кооператоры) очень хотелось народу. Так их теперь завались! На каждом углу.
Вот этого весь советский народ, как один человек, в едином порыве жаждал, желал и призывал. И это – явилось. Правда, при этом развалилась страна и её экономика. Этого, разумеется, народ желать не мог, но и понять, как это всё устроено тоже не мог, да и не думал он об этом – это вообще за пределами его понимания.

Так что ностальгически вспоминая «дорогого товарища Леонида Ильича Брежнева» и его эпоху, нельзя забывать: позор и провал Перестройки и того, что за нею воспоследовало, было заложено и духовно подготовлено в брежневскую эпоху. Это не повод пинать покойного Леонида Ильича: он – часть нашей истории, да и личные заслуги его велики. Так что восстановить мемориальную доску на доме – хорошая инициатива. Я бы и музей-квартиру соорудила – хотя бы чтобы показать, что «партократы» жили хоть и пошире рабочих, но далеко не так наваристо, как нынешние «успешные» чиновники.

В бреженвскую эпоху у народа не оказалось вождей, а у вождей – не оказалось идей. И тогда пришёл Обыватель. Кстати, была такая пьеса, я смотрела по ней спектакль (не помню ни автора, ни театр, ни сюжет) – «Смотрите кто пришёл». Вот он тогда и пришёл – обыватель. Он всегда приходит, когда нет больших идей. Пришёл и развалил Советский Союз. Продемонстрировав тем самым, что наше общество было идеократическим, т.е. держалось на большой идее. Вынь эту идею – и всё развалится. Как и произошло.
]link

Оффлайн краснопузый

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 190
Портреты с них писали, но никто не хотел быть ими...




Не так давно одна дама «родом из народа», точнее - из манагеров-по-закупкам честно сказала, что ни один советский пролетарий не желал своим детям пролетарской же судьбы. Все хотели пристроить своё чадо в тёпленький ВУЗик. Или не в тёпленький, ибо всё хорошее оказывалось плотно занято детьми бонз, но хотя бы в средне-паршивый, лишь бы в инженеры. Лишь бы не у станка. Лишь бы на дневной. Я как-то возмутилась сначала, вспомнив, что я сама училась на вечернем и моя мать никогда бы не позволила мне торчать без работы и учиться на дневном. При том, что моя мать работала в министерстве и была выездная. Вот такая у нас ненормальная семейка. Помню, что коллеги-телефонистки - все, как одна - удивлялись этому факту. Они-то своих дочек пропихивали хоть тушкой, хоть чучелком. Чтобы их на междугородку привести? Оооо, нет. И поняла я, что права та женщина-манагер из такой же вот простой пролетарской фамилии - её родители (сугубые работяги) сделали всё, чтобы дочь имела синенький диплом, а потом ещё и курсы бухгалтеров (дело было в 1990-х). Да. Всё так. Художники любовались мощью строителей, а строители мечтали, чтобы их дети сидели в конторах и значились инженерами... В общем, очередная шикарная картина 1970-х годов... Портреты с них писали, но никто хотел быть ими?


Слесарский Станислав Петрович (Россия, 1945). «Расти наш город Челны». 1979 год. Найдено у kykolnik