Автор Тема: Холодная война  (Прочитано 11804 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн Vuntean

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7125
Re: Холодная война
« Ответ #15 : 20/11/12 , 10:42:02 »

ФБР рассекретило документы о дочери Сталина



ФБР рассекретило досье на Светлану Аллилуеву, дочь Иосифа Сталина, эмигрировавшую в США в 1967 году. Об этом сообщает Associated Press, в распоряжении которого оказалась копия рассекреченного доклада.
Как следует из документов, по прибытии Аллилуевой в США она сообщила ФБР, что опасается возможной слежки со стороны агентов КГБ, однако американское агентство не стало предпринимать в связи с этим каких-либо действий. Вместе с тем в документах не содержится никаких указаний на то, что такая слежка действительно когда-либо велась.


В документах также отмечается встреча источника ФБР с дипломатом посольства СССР в Вашингтоне Михаилом Трепыхалиным в 1967 году. В ходе встречи дипломат заявил, что советское правительство негативно отнеслось к бегству Аллилуевой из страны и считало, что США могут использовать ее историю "в пропагандистских целях". Трепыхалин также выражал опасения, что некие силы в США с помощью Аллилуевой могут попытаться "разрушить отношения" между Вашингтоном и Москвой.


Вместе с тем, как следует из доклада, другие источники ФБР в то же время заявляли, что власти СССР не испытывали особого беспокойства по поводу эмиграции Аллилуевой. По данным этих источников, факт ее отъезда, напротив, мог только "дискредитировать имя Сталина и его семьи", что не противоречило интересам тогдашнего советского руководства.


Как отмечает AP, досье Аллилуевой перед публикацией было подвергнуто серьезной правке. В частности, ФБР не допустило попадания в общественный доступ документов, которые могли бы иметь значение для внешней политики США, а также раскрыть источники агентства или нарушить право самой Аллилуевой на неприкосновенность частной жизни.


Светлана Аллилуева родилась в 1926 году и была единственной дочерью Иосифа Сталина. В 1967 году она отказалась возвращаться в СССР во время поездки в Индию, после чего уехала жить в США. В 1984 году она вернулась на родину, где ей было предоставлено гражданство, однако вскоре Аллилуева снова уехала в Соединенные Штаты.


Последние годы жизни Аллилуева, более известная в США как Лана Питерс по фамилии своего третьего мужа, провела в штате Висконсин. Она умерла в ноябре 2011 года.


http://lenta.ru/news/2012/11/20/peters/

Онлайн Vuntean

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7125
Re: Холодная война
« Ответ #16 : 27/11/12 , 13:17:36 »

Агентура ЦРУ атакует «советские объекты»


Победа Красной армии под Сталинградом стала сигналом для стран Латинской Америки. Ведущие государства региона начали устанавливать, а в ряде случаев восстанавливать дипломатические отношения с Россией. Инициатива исходила от латиноамериканцев. Несмотря на сложности военного времени, в 1943-1946 гг. посольства СССР были открыты в Мексике, на Кубе, в Венесуэле, Колумбии, Бразилии, Уругвае, Чили и Аргентине. Президент Рузвельт лояльно относился к появлению на континенте советских представительств. В мае 1943 года И.В. Сталин распустил Коминтерн, демонстрируя союзникам, что в новых исторических условиях эта организация не будет использоваться как канал «экспорта революции».
Однако ещё до Фултонской речи Черчилля, произнесённой 5 марта 1946 года, внешняя политика Соединённых Штатов стала неотвратимо и угрожающе скатываться на рельсы холодной войны с Россией. Постепенно формулы, использовавшиеся пропагандой США для разоблачения тоталитаризма фашистской Германии, начали переноситься на СССР. Его обвиняли в расколе Европы, в возведении «железного занавеса», в вынашивании тайных планов экспансии. Стратегия противодействия Советскому Союзу формулировалась Вашингтоном и Лондоном жёстко: «русские уважают только силу», поэтому найти взаимопонимание с Россией возможно только «на основе военной силы англоязычного содружества». То есть с позиции ультиматумов, гонки вооружений, одностороннего обладания атомным оружием как главного аргумента для «обуздания» Москвы. «Информационные утечки» подтверждали: планы атомных бомбардировок целей в России существуют. Десятки городов подлежали уничтожению по примеру Хиросимы и Нагасаки.


В Москве понимали, что конфронтационная политика президента Гарри Трумэна направлена на ограничение советского присутствия в различных районах мира, и прежде всего - в Западном полушарии. Стремясь избавиться от «советских наблюдателей» в Латинской Америке, США развернули такую мощную пропагандистскую кампанию «по разоблачению подрывной деятельности Советов» на континенте, что она превзошла всё то, что делалось в сфере пропаганды в годы борьбы с гитлеровской Германией. Страны к югу от Рио-Гранде - «задний двор Соединённых Штатов» - должны были быть полностью очищены от советских посольств, торговых представительств и культурных центров! На решение этой задачи направили американских дипломатов, сотрудников ФБР, которые занимались разведработой в Латинской Америке в годы войны, и созданного в 1947 году ЦРУ.


Советское посольство в Сантьяго-де-Чили было обстреляно ранним утром 10 октября 1947 г. Огонь вёлся из автомашины по окнам 2-го этажа. В стенах обнаружили одиннадцать пуль от автомата «Томпсон». Несколько пробоин получил герб Советского Союза над главным входом. Правая проамериканская пресса злорадствовала: «Это реакция на попытки превращения Чили в подрывной форпост СССР на континенте». Через неделю, на открытии традиционной сельскохозяйственной выставки, группа латифундистов устроила манифестацию под лозунгами «Нет коммунизму», «Долой посла Жукова», «Долой Россию». Советские представители были вынуждены покинуть выставку в сопровождении директора протокола МИД Чили и полиции. В Москву отправили телеграмму о ситуации вокруг посольства: «Всё активнее циркулируют слухи о намерении правительства Габриэля Виделы в ближайшем будущем порвать дипломатические отношения с Советским Союзом». Вскоре посол Жуков был вызван в МИД Чили и ему вручили соответствующую ноту. Дипломатам дали трое суток для свёртывания дел. Советское посольство в этой стране просуществовало 1 год 5 месяцев и 25 дней.


Через день, 11 октября, была обстреляна квартира 3-го секретаря посольства СССР в Мексике Ивана Кумарьяна. Сам он находился в командировке, и свидетелями покушения стали его жена и двое детей. Они вовремя спустились на первый этаж, в столовую, а обстрел вёлся по окну спальни. Жена дипломата успела увидеть, как вдоль ограды пробежали двое мужчин с револьверами в руках. В декабре, 17-го числа, атака повторилась. Кумарьян с женой находился в это время на дипломатическом приёме, дети были дома. Пришлось спешно переезжать в посольство. Посол Александр Капустин получил из Москвы указание сделать «устное представление» МИД Мексики и потребовать расследования инцидентов. Послу было рекомендовано договориться с мексиканцами о том, чтобы информация об обстрелах не стала достоянием прессы: Москва не хотела лишней пропагандистской шумихи, хорошо понимая, кто её добивается. Представитель Управления секретной полиции, который занимался расследованием «ЧП», поделился соображениями с Кумарьяном: «В этом деле просматриваются политические мотивы. Если бы хотели убить вас, то подстерегли бы, когда вы возвращаетесь со службы домой, и стреляли бы прямо в вас, а не в окна. Эти люди хотели вызвать скандал, и это были, как я подозреваю, не мексиканцы». На вопрос, кого он подозревает, следователь ответил по-английски: «I don't know».


Советскую миссию в Гаване обстреляли 20 апреля 1948 года. Из проезжавшей автомашины по зданию было произведено не менее десятка выстрелов. Две пули попали в квартиру посланника, одна - в стену приёмного зала. Пострадавших не было: сотрудники были на политинформации. Начальник полицейского участка появился в миссии через полчаса после обстрела. Он заявил, что будет проводить расследование, но быстрых результатов не обещал. По сведениям, полученным от друзей миссии в полиции, нападение было организовано «Союзом ветеранов 2-й мировой войны», который находился «на содержании» посольства США. Новые провокации против миссии были отмечены 16 и 21 августа. Способ всё тот же: обстрел из автомашины. Метили, главным образом, в окна. Как выяснилось, августовские атаки организовала Антикоммунистическая лига, созданная бывшим заместителем начальника полиции Кубы Диасом Версоном. За несколько дней до обстрелов он встречался с представителем американской разведки на острове Макнамарой. Последняя провокация против миссии была осуществлена 10 апреля 1951 года. На балкон главного корпуса с улицы забросили бомбу, которая не сработала из-за бикфордова шнура плохого качества. Полицейские разрядили «адскую машину». В этой атаке подозревали боевиков белого эмигранта Андрея Головченко, который ещё в 1947 году был объявлен главой «Русского правительства в изгнании». Объявлен по инициативе «Общества друзей США».


Диктатор Ф. Батиста, захвативший власть в результате государственного переворота в ночь с 9 на 10 марта 1952 года, сразу заявил, что приложит все усилия для «подавления коммунистического проникновения» на Кубу. 21 марта агенты полиции устроили провокацию в аэропорту, пытаясь задержать двух советских дипкурьеров и, вопреки нормам международного права, провести досмотр их багажа. Советские курьеры воспротивились этому и вернулись в Мексику. Дипломатическая почта в миссию не поступила, а её деятельность была фактически заблокирована. Правительство Батисты так и не дало объяснений причин грубого обращения с советскими курьерами. 2 апреля представитель советской миссии в Гаване вручила министру иностранных дел Кубы ноту о разрыве дипломатических отношений. В интервью американским журналистам Батиста сказал: «Я порвал отношения с Россией, как вы - в США - того хотели».


Провокации, организованные сотрудниками ЦРУ через агентуру в полицейских органах, привели в конечном счёте к разрыву отношений с Советским Союзом Бразилии (1947), Колумбии (1948) и Венесуэлы (1952). Давлению Вашингтона смогли противостоять Мексика, Уругвай и Аргентина. Первые две страны уже разрывали отношения с Советской Россией соответственно в 1930 и 1934 гг. Вновь прибегать к столь радикальному методу прекращения отношений было бы явным перебором. В Аргентине посол США неоднократно пытался уговорить Хуана Перона «избавиться от советского представительства». Президент покончил с этими попытками просто: публично предложил американцам первыми показать пример и закрыть посольство СССР в Вашингтоне. Часто цитируют и такие слова Перона: «Мы ни для кого не будем таскать каштаны из огня».


Известный специалист по российско-латиноамериканским отношениям Александр Сизоненко справедливо отметил, что «в условиях холодной войны и попыток западных держав изолировать и ослабить СССР советское руководство искало возможности для выправления ситуации, улучшения своих отношений с теми или иными странами». Во многом знаковой стала встреча И.Сталина с послом Аргентины Л.Браво 7 февраля 1953 года. А.Сизоненко верно интерпретировал позицию советского лидера: «Сталин искал возможности не только расширить и активизировать отношения с самой Аргентиной, президент которой Х. Перон нередко выступал тогда с критикой американского курса, но и попытаться разорвать через эту страну цепи «холодной войны», по крайней мере, в Латинской Америке». (1)


Вопреки проводившимся спецоперациям ФБР и ЦРУ на континенте - добавлю я от себя. Не следует думать, что США в новых исторических условиях, победив в холодной войне, благожелательно относятся к росту активности на Латиноамериканском континенте российской дипломатии и российских предпринимателей. Спецслужбы США держат под неусыпным контролем все аспекты этой активности. И если потребуется, они используют свой богатейший опыт провокаций, саботажа и пропагандистских манипуляций для компрометации заявленного несколько лет назад «возвращения России в Латинскую Америку»...


(1) https://sites.google.com/site/latinoamerikanistika/arhiv-nomerov/2007-2/a-i-sizonenko-otnosenia-sssr-so-stranami-latinskoj-ameriki-v-1941---1945-godah


Перепечатано с www.fondsk.ru
Нил Никандров
http://propaganda-journal.net/6238.html

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15214
Re: Холодная война
« Ответ #17 : 25/11/14 , 11:41:29 »


Харви Матусоу "Лжесвидетель" (Harvey Matusow "False Witness") 

Харви Матусоу - ЛжесвидетельHarvey Matusow - False Witness
  Грубой фальсификацией доказательств, использованием показаний шпиков, провокаторов, деклассированных элементов на весь мир прославилась Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности. Доносчик, по словам комментатора "Вашингтон пост" Алана Барта, возвеличился до положения национального героя, а лжесвидетельство превратил в профессию. Так, профессиональный лжесвидетель Харви Матусоу признал, что он давал ложные показания на процессах коммунистов и иных прогрессивных деятелей Америки.

  Матусоу, принимавший личное и активное участие в создании антикоммунистической истерии в США, подробно осветил всю механику клеветы, провокации и обмана, применявшуюся в этих целях. В своей книге он подробно и конкретно, с указанием дат, имен и фактов описывает свою деятельность в качестве осведомителя ФБР и профессионального лжесвидетеля. В предисловии к своей книге Матусоу пишет: "Я отдаю себе отчет в том, что силы, использовавшие меня в своих интересах, будут мстить мне всеми имеющимися в их распоряжении средствами за то, что я рассказал о своей прежней деятельности, но моя совесть и серьезность происходящих в наше время событий требуют, чтобы я раскрыл правду".
  Матусоу не ошибся. 28 января 1955 года известным американским обозревателем Стюартом Олсопом было впервые упомянуто в печати о книге Матусоу, а в феврале Матусоу уже был вызван в подкомиссию сената США по вопросам внутренней безопасности, где он был подвергнут длительному допросу. В процессе этого допроса сенатор Маклеллан (демократ от штата Арканзас) угрожал Матусоу, что если он не откажется от своих разоблачений, то будет посажен в тюрьму. Сенатор Истлэнд (демократ от штата Мисиссипи) вручил Матусоу список 244 лиц, о которых Матусоу давал в различных органах показания. В числе этих лиц были и руководящие работники компартии, осужденные в Нью-Йорке 3 февраля 1953 г. на основании показаний Матусоу по закону Смита: Петис Перри, Александр Трахтенберг, Джордж Блэк Чарни, Арнольд Джонсон и другие. На вопрос о том, давал ли он ложные показания в отношении всех перечисленных в этом списке лиц, Матусоу ответил:
  "Некоторые аспекты моих показаний, относящиеся к каждому из этих людей, являются ложными".
  В марте 1955 г. в федеральном суде в Эль-Пасо (штат Техас) судья Томасон рассматривал вопрос о пересмотре приговора в отношении прогрессивного профсоюзного деятеля Клинтона Дженкса, осужденного в начале 1954 г. на основании ложных показаний Матусоу. При обсуждении вопроса о пересмотре дела Дженкса Матусоу под присягой подтвердил, что его показания, положенные в основу обвинительного приговора по делу Дженкса, были ложными. Тем не менее судья оставил в силе приговор в отношении Дженкса, а Матусоу приговорил к трем годам тюремного заключения. Этим суд подтвердил, что Матусоу осудили не за то, что он давал ложные показания по делу Дженкса, а за то, что он отрекся от этих показаний и публично рассказал, как было сфабриковано ложное обвинение против Дженкса.
 
Большой интерес в книге Матусоу представляют те страницы, на которых описывается, как натаскивались профессиональные лжесвидетели перед дачей ими показаний.
  Вот как, например, описывает Матусоу подготовку к своему выступлению в сенатской комиссии по вопросам внутренней безопасности, возглавлявшейся небезызвестным сенатором Маккареном, где должно было разбираться дело о "коммунистическом проникновении в организацию бойскаутов": "Перед началом заседания в сопровождении расследователя комиссии я прошел в кабинет Артура Уоткинса, сенатора от штата Юта, где меня привели к присяге. После этого мы вернулись в зал заседаний. Интересно, что на заседании не было ни одного сенатора. Присутствовали лишь расследователь, стенографистка и я. После каждого заданного мне вопроса мы устраивали как бы перерыв и обсуждали - неофициально, без записи в протокол - наилучший вариант ответа".
  Примерно таким же способом проводилась подготовка к выступлению Матусоу на процессе 13 руководящих деятелей компартии США. Матусоу подробно рассказывает, как он вместе с помощником прокурора США Роем Коном покупал марксистскую литературу, как они рылись в различных изданиях и подбирали цитаты, чтобы обосновать положение, будто коммунисты пользовались эзоповым языком, с помощью которого они якобы говорили противоположное тому, что они на самом деле подразумевали. Подготовка эта длилась полгода. Рой Кон заставлял Матусоу заучивать подготовленные показания наизусть.
  Когда после признания Матусоу ложности показаний, данных им на этом процессе, был поставлен вопрос о пересмотре дела, защита представила суду текст подготовленных указанным способом показаний Матусоу, отпечатанных на пишущей машинке. В ряде мест на этом тексте имелись рукописные пометки, и вызванный в суд А. Блиндер (второй обвинитель по делу 13 руководящих деятелей компартии) признал, что эти пометки сделаны рукой помощника прокурора США Роя Кона.
  В своей книге Матусоу неоднократно подчеркивает, что искусство профессионального лжесвидетеля заключается в том, чтобы, когда это возможно, говорить "полуправду", придавать фактам, действительно имевшим место, характер, желательный "заказчикам", в интересах которых выступает лжесвидетель. Так, например, Матусоу описывает, как он "обыграл" в своих показаниях нападение хулиганов на его отца. Факт такого нападения действительно имел место, но Матусоу, рассказывая о нем, намекал, что это нападение якобы было организовано коммунистами из мести за выступления Матусоу в суде и в комиссиях Конгресса. На самом деле Матусоу великолепно знал, что коммунисты не имели никакого отношения к этому нападению.
  Даже в том случае, если бы содержание книги Матусоу ограничивалось разоблачением техники фабрикации фальсифицированных процессов и всякого рода расследований, проведенных комиссиями Конгресса США, она представляла бы значительный интерес. Но содержание книги выходит далеко за эти пределы. Хотя Матусоу, повидимому, описывает не все, что ему известно, его книга приподнимает завесу над закулисной стороной деятельности механизма, с помощью которого осуществляется диктатура монополистического капитала в США.
  Большой интерес представляют, например, описанные Матусоу методы составления черных списков и приемы, с помощью которых реакционные организации, вроде Американского легиона, принуждают предпринимателей считаться с этими черными списками даже в тех случаях, когда это влечет существенный имущественный ущерб для той или иной фирмы.
  Матусоу на основе личного опыта показывает, как проводятся избирательные кампании в США, в частности к каким методам прибегал Маккарти, чтобы добиться своего переизбрания в сенат.
  В книге встречаются отдельные, но очень яркие штрихи, помогающие понять сущность двухпартийной системы в США. Так, например, Матусоу описывает, как член демократической партии сенатор Маккарен заботился о том, чтобы на выборах 1952 года в штате Невада провалить выдвинутую демократической партией кандидатуру Томаса Мечлинга и добиться избрания в сенат республиканца Джорджа Меллона.
  Особый интерес представляет показанная в книге тесная связь звеньев государственного аппарата, таких, как ФБР и расследовательские комиссии Конгресса США и отдельных штатов, с крупными капиталистическими монополиями, с адвокатскими конторами, частными сыскными бюро и реакционными профсоюзными боссами. Матусоу, понятно, не ставил перед собой задачи показать эту связь, характерную для современных империалистических государств, особенно для США. Он просто описывает свою деятельность в качестве осведомителя, профессионального свидетеля и "эксперта" по вопросам борьбы с коммунизмом.
  Но в процессе своей деятельности ему поневоле приходилось связываться и с полицейскими, и с частными сыщиками, и с руководителями капиталистических корпораций, и с реакционными профсоюзными чиновниками, и т.д. То, что Матусоу показывает различные формы такой связи на конкретных примерах, делах, в которых он сам принимал участие, придает его книге особый интерес.
  Матусоу был тесно связан с сенатором Маккарти, который в знак признательности подарил ему свою книгу с надписью "Харви Матусоу-великому американцу. Спасибо. С пожеланием счастья и успеха. Джо Маккарти". Матусоу описывает махинации, к которым прибегал Маккарти для достижения своих политических целей. Некоторые из этих махинаций являлись преступными даже с точки зрения законодательства США. В этом отношении большой интерес представляет рассказ Матусоу о том, как он тайком вывез за пределы США Арвиллу Бентли, которую собиралась вызвать для дачи показаний сенатская комиссия Хейннинга, расследовавшая финансовые дела Маккарти. Показания Бентли могли бы быть очень неприятны для Маккарти, и потому был организован ее побег за границу. Матусоу был одним из главных действующих лиц в этом деле.
  Матусоу приводит ряд примеров использования лозунга "борьбы с коммунизмом" для подавления профсоюзного движения в США. Особый интерес в этом отношении представляет описание кампании, начатой комиссией сената США по вопросам внутренней безопасности против Профсоюза рабочих металлорудной промышленности и плавильщиков.
  Комиссия, возглавлявшаяся в то время членом демократической партии сенатором Маккареном, затеяла это дело, во-первых, чтобы провалить на выборах в Конгресс выдвинутого демократической партией нежелательного для реакционных кругов кандидата Грейнджера, а во-вторых, чтобы помочь крупной капиталистической медной корпорации "Кеннекот коппер корпорэйшн" в ее борьбе с профсоюзом. Данные Матусоу при разбирательстве этого дела в комиссии сената ложные показания о мнимом заговоре, имевшем якобы целью сократить добычу меди и саботировать военные усилия США, сыграли в этой кампании важную роль.
  К книге Матусоу приложены многочисленные фотокопии документов, подтверждающие сделанные им разоблачения. Ценность этой книги заключается в большом количестве собранного в ней фактического материала. Но там, где автор пытается делать выводы и давать оценку приводимым им фактам, его соображения выглядят иногда весьма наивными.
  Так, например, описывая процесс 13 руководящих деятелей компартии в 1952-1953 годах, Матусоу характеризует председательствовавшего на этом процессе судью Димока как "слишком справедливого и беспристрастного". Такую оценку судьи Димока Матусоу основывает на том, что Димок с целью создать видимость объективности в некоторых случаях удовлетворял ходатайства защиты по второстепенным вопросам. Это, однако, не помешало Димоку запрятать в тюрьму подсудимых только за то, что они, как заявил по поводу этого процесса председатель Национального комитета Коммунистической партии США Фостер, "осмелились высказаться против войны в Корее, за мир".
  Факты, опубликованные в книге "Лжесвидетель", вызвали возмущение самых различных кругов американского общественного мнения.
  Даже такая газета, как "Нью-Йорк таймс", которую никак нельзя заподозрить в симпатиях к коммунизму, писала в редакционной статье от 5 февраля 1955 года:
  "Грязному бизнесу платных профессиональных осведомителей, который за последние несколько лет при поощрении со стороны правительства значительно расширился, нанесен удар одним из известных представителей этой профессии, заявляющим теперь, что он все время лгал... дело Матусоу должно побудить Министерство юстиции выступить в защиту собственной честности".
  Известный обозреватель и телевизионный комментатор Бэрри Грэй заявил, что книга Матусоу - "потрясающее разоблачение нашей системы расследования".
  Мюррей Кемптон в газете "Нью-Йорк пост" характеризовал идею, положенную в основу процессов по закону Смита, как "очевидную бессмыслицу" и добавил, что для осуждения коммунистов по этому закону было необходимо "подменить реальность фантазией". В заключение Кемптон указывает, что фантазия эта была выдумана не Матусоу, а "Гарри Трумэном и Дж. Эдгаром Гувером".
  В различных органах американской печати (журнал "Прогрессив", "Нью-Йорк геральд трибюн" и др.) указывалось, что Матусоу не единственный в своем роде и что в различных полицейских организациях США подвизаются десятки провокаторов и профессиональных лжесвидетелей того же типа.

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 7000
Re: Холодная война
« Ответ #18 : 04/02/19 , 21:13:39 »
Дипломатия по-советски.
В конце 70-х годов Турция заявила, что рассматривает вопрос о закрытии для военных кораблей Советского Союза проход через Босфор в Средиземноморье. На это заявление, товарищ Громыко Андрей Андреевич (Министр иностранных дел СССР с 1957г. по 1985г.) сказал на коктейле в Белом Доме американским журналистам, что для прохода в Средиземноморье Черноморскому Флоту СССР потребуется всего лишь пару залпов ракет. В результате этого появится, кроме Босфора, ещё два прохода в Средиземноморье, но, увы, не будет Стамбула. После этих слов Турция больше никогда не поднимала вопрос о закрытии Босфора для военных кораблей СССР.