Последние сообщения

Страницы: « 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 »
61
Вера / Re: Социальный портрет служителя культа
« Последний ответ от Ashar1 17/09/18 , 20:38:06 »
"В церковной среде процветает гомосексуализм"
Роман ЮЖАКОВ, бывший иподиакон.
Мы знакомы почти десять лет - с того времени, когда он ушел из Московской Патриархии. Конечно, было немало переговорено на самые болезненные для него темы: о подчинении церкви советам, о сотрудничестве ряда иерархов со спецслужбами, о нравственном состоянии священства. Эти разговоры и подтолкнули меня к решению рассмотреть скрытые от глаз постороннего стороны церковной жизни. И первым открыто согласился высказаться он - бывший иподиакон одного из московских храмов Роман Южаков: "Надо же кому-то, в конце концов, рассказать о моральной деградации в церкви". (Кстати, сейчас Роман занимается церковной историей.)
- Как ты, выпускник истфака Московского педагогического института, оказался служителем церкви?
- Еще школьником я пришел в храм. Был служкой, чтецом. Собирался поступать в духовную семинарию, но меня предупредили, что загремлю в стройбат, если подам туда заявление. Пришлось повременить. Будучи студентом, продолжал ходить в храм. И только окончив институт, стал штатным церковнослужителем - иподиаконом, прослужил в штате три года.
- Но дальше по церковной иерархии ты решил не подниматься. Почему?
- В те времена очень многих удерживала от вступления в клир необходимость пройти через "поповку" - так называют в храме комнату для священнослужителей. Известно было также, что среди священнослужителей было много внедренных агентов госбезопасности или просто неверующих людей, которые, естественно, плевали на традиционную христианскую этику.
Особенно дурной репутацией пользовались отделы Московской Патриархии, где праздношатались номенклатурные монахи, для которых иноческие обеты являлись лишь карьерным моментом их биографии, ступенью к епископству. Это были совершенно светские люди, лишенные нормальной сексуальной и семейной жизни со всеми вытекающими отсюда последствиями, в частности, в их среде процветал гомосексуализм.
Многим молодым неофитам духовники также не советовали идти и в монастыри. Особенно страшная ситуация была в Псково-Печерском монастыре. Монахи жаловались, что настоятель, пользуясь своей дружбой с уполномоченным Совета по делам религий, безнаказанно закатывал настоящие оргии, а недовольных этим иноков избивал и просто изгонял из монастыря. Да и в Загорске, честно говоря, тоже было много чего...
Помню, как в 1990 году, будучи в Чехословакии на международной конференции "Христианство в современном мире", я разговорился с одним православным священником, учившимся в свое время в Троице-Сергиевой лавре. "Что, - спросил он, - у вас все по-прежнему курить нельзя, а "никодимов грех" совершать можно?" Кстати, тогда были выборы Патриарха, и священник добавил по этому поводу: "Если Патриархом будет избран митрополит N (он назвал имя человека с ужасной для монаха репутацией. - Р.Ю.), это осложнит отношения Патриархии со многими православными Церквами".
- Что такое "никодимов грех"?
- Содомия. Именно покойному митрополиту Никодиму (Ротову) приписывалось внедрение в церковную жизнь, мягко говоря, не евангельских принципов монашеского общежития. Не слух ли это? Увы, не слух, а свидетельства разных людей, ставшие тем, что еще называется устным церковным преданием, которое в церковной среде обладает силой факта. К сожалению, в православном церковном предании митрополит Никодим остался далеко не святым человеком.
- В чем, по-твоему, причина моральной деградации ряда православных иерархов и священнослужителей?
 
- Понимаешь, власть предержащим было выгодно иметь на ключевых церковных постах людей с каким-либо пороком - как для того, чтобы посредством шантажа управлять ими, так и для того, чтобы просто разлагать изнутри Церковь. Эта политика стала осуществляться едва ли не сразу после легализации в 1943 году Московской Патриархии, но с митрополитом Никодимом она приобрела особенно одиозный характер и, к сожалению, плоды моральной деградации части церковной иерархии мы пожинаем и поныне. http://www.ateism.ru/articles/blue01.htm
62
Уверен, что не все проститутки! Хотя служители церкви тоже люди!
63
Кроме телевизора в доме есть ещё и ЛЮДИ. И шансы всегда есть: "Бороться и искать. Найти и не сдаваться!" Чего Вам и желаю!
64
«Возвращение государству его законных источников дохода, а народу – социальной справедливости – должно стать главной задачей подлинно российской элиты», - заявил тогда митрополит Кирилл. Разве могут эти слова сегодняшнего Патриарха вызвать восторг «нашей» элиты? Может быть, именно в этом следует искать причины нападок на Православную церковь?
Да уж... Более лицемерного заявления трудно придумать. И кто этот говорит? Главный церковный фарисей и предающий Христа иуда в рясе. Причины нападок на земную  РПЦ следует искать только в том, что всё её нынешнее руководство полностью опроституировано и служит не Богу, а сатане.
65
Социальная сфера / Re: Пенсии
« Последний ответ от Ashar1 17/09/18 , 18:20:20 »
66
Царь -- жестокий зверь.

Возмущение общественного мнения

Петербург, понедельник 17 (30) января.

  Правительство утверждает, что беспорядки прекращены. Рабочие вернулись к станкам. Нет больше банкетов: генерал-губернатор Трепов запретил рестораторам сдавать для этого залы. Итак, сила одолела сразу и агитацию конституционалистов и восстание рабочих? Итак, наученная ошибками потерявших престол королей, русская монархия прибегла вовремя к насилию, чтобы обуздать революцию?

   Нет, борьба не только не кончилась, а, наоборот, кажется, что настоящая борьба только началась с вечера воскресенья. Прокламации, резолюции, адреса все умножаются в ответ на избиения.

   Вот прежде всего воззвание, составленное Горьким и обращенное к офицерам. Оно было прочитано еще в воскресенье вечером на собрании Вольно-Экономического Общества.


   "Мы пишем эти строки вечером того ужасного дня, которого никогда не забыть России. Мы пишем под свежим впечатлением крови, которая только что пролилась на многих улицах столицы. Вынужденные оставаться бессильными свидетелями, мы возмущены и захвачены драмой, развертывающейся перед нами. Если наше сердце взволновано, то мысли наши ясны, и мы понимаем глубокий и торжественный смысл происходящего перед нами. На нас лежит обязанность выяснить его вам, что мы и делаем безотлагательно.

   Офицеры! Наша страна истощена экономически; давно уже голод стал в ней хроническим явлением; давно уже массы осуждены на непосильный труд, на неизбежную нужду, на роковое, медленное вымирание. Народ, намеренно удерживаемый в невежестве, не может развить все свои силы. Личная инициатива и энергия народа сводятся на нет бюрократической опекой и повсеместным произволом. Так дальше жить нельзя. Русскому народу нужен свет, ему нужна свобода. Иначе ему не быть великой нацией, не защитить своих прав на существование.

   Есть один только выход из тяжелых условий, в которых находится наша родина. Только сам народ может помочь своим нуждам, залечить свои раны. Но для этого нужен России новый основной закон; ей нужна конституция. Представители земств и городов, представители свободных профессий и купцы, учащаяся молодежь и рабочие массы -- вся нация не только поняла, но и ясно выразила свои основные требования. Чувство, овладевшее всеми, слишком могуче, чтобы какое-нибудь давление могло задушить его. Оно вырвалось наружу, оно будет проявляться, несмотря ни на что. Оно не умолкнет отныне, хотя бы стали пытаться вновь и вновь утопить его в крови. Жажда свободы не угаснет, ибо без свободы нет жизни. Все цивилизованные страны добыли себе свободу и наслаждаются ею. Она составляет главную силу той страны, против которой мы ведем неудачную войну. Одно только русское правительство отказывается понять или не в силах понять требований истории. Это близорукое правительство было бы уже давно сметено с путей истории, если бы русский народ, ослабленный нуждою, невежеством и рабством, не встретил бы пред собой с оружием в руках некоторую часть своих собственных сил.

   Да, своих собственных сил! Вы получили образование на счет народа, ваше жалование -- это народные деньги. Сабли и ружья, которыми вы распоряжаетесь, приобретены на деньги того же народа. Вы сами дети этого народа, и вот вас посылают избивать ваших сестер, ваших братьев.

   Офицеры русской армии! Подумайте о том, что произошло в день 9-го января на улицах Петербурга. Люда, доведенные до отчаяния, сотни тысяч людей, хотели подать царю просьбу. Это был акт вполне мирный. Рабочие поклялись, что будут поддерживать порядок и что прибегнут к силе только в случае самозащиты. Правительству было известно, что это не угрожало общественной безопасности. Делегация из десяти человек (из коих некоторые подписались под настоящим воззванием) была послана нами вечером в субботу к министру внутренних дел, его товарищу и председателю комитета министров. Наши делегаты хотели осведомить правительство о действительном положении вещей. Они умоляли о том, чтобы избежать кровавого столкновения. Их усилия остались тщетными. Генерал-майор Рыдзевский заявил, что правительство совершенно не нуждается ни в нашем свидетельстве, ни в наших просьбах, ни в наших чувствах. Витте ответил, что это дело "не в его компетенции" и что он совершенно не желает, вмешиваясь куда бы то ни было, "поставить себя в неприятное положение". Святополк-Мирский, несмотря на все наши мольбы, несмотря на вмешательство Витте, отказался принять нашу делегацию; он передал нам, что не нуждается в нас для того, чтобы знать все, и что все меры приняты.

   Да, меры были приняты, и кровь пролилась, согласно данным инструкциям, быть может, даже на местах, заранее указанных властями. Зачем русскому правительству свидетельство и мнения политических деятелей, кто бы они ни были, зачем ему совесть, честь, разум? Разве нет у него на службе бесчисленных шпионов, разве не располагает оно всей вооруженной силой?

   Офицеры русской армии! Вы -- люди долга. Вы приняли на себя великое обязательство отдать, если нужно, все, вплоть до своей жизни, за отечество. Спросите вашу совесть: где ваше место? С безумцами, всегда готовыми проливать кровь, или с угнетенным народом? В вас живо чувство чести. Слушайтесь же голоса чести: где ваше место? С теми, кто трусит даже принять петицию, или вместе с Россией, всей Россией, Россией честных людей, жертвующих собою? Если вы -- люди чести, не поднимайте руки на безоружных, не получайте денег народа в обмен на его кровь, которую вы проливаете. Снимите ваши мундиры, бросьте оружие".


   Следуют 157 подписей.

  В тот же вечер Гапон написал следующее письмо "армии, рабочим и всем честным людям", которое распространилось по Петербургу и по всей России в тысячах экземпляров.

   "Братья, спаянные кровью, товарищи-рабочие!

   "Мы мирно шли 9-го января к царю за правдой. Мы предупредили его клевретов-министров, чтобы они удалили войско, чтобы не мешали нам идти к царю. Я лично написал царю письмо и отослал его в Царское Село. Я просил приехать, показаться своему народу с сердцем открытым, с доброю душой. Мы нашей жизнью ручались ему за неприкосновенность его особы -- и что же? Невинная кровь все же была пролита. Царь -- жестокий зверь. Жестокий зверь царь, его чиновники-взяточники, грабители народа, сознательно захотели быть и сделались убийцами наших безоружных братьев, их жен и детей.

   Пули царских солдат, убивавшие рабочих, несших царские портреты, прострелили и эти портреты и убили нашу веру в царя. Отомстим же братья, царю, проклятому народом, всей его змеиной семье, его министрам и всем грабителям несчастной России. Смерть им всем! Пусть каждый делает, что может. Я зову на помощь тех, кто искренне хочет помочь русскому народу, стремящемуся свободно жить и дышать. Все интеллигенты, студенты, все рабочие организации, социал-демократы, социалисты-революционеры, все! Кто не с народом, тот против народа!

   Братья, товарищи-рабочие всей России, не становитесь на работу, пока не получите свободы. Я разрешаю вам брать пищу для ваших жен и детей и оружие всюду, где вы хотите. Разрешаю вам пустить в ход бомбы и динамит. Нe разграбляйте ни частных домов, ни магазинов, где нет пищи или оружия. Не трогайте бедняков, избегайте насилия над невинными, лучше оставить в покое девять подозрительных, чем истребить одного невиновного. Стройте баррикады, разрушайте дворцы, истребляйте полицию, ненавистную народу. Я посылаю свое священническое проклятие солдатам и офицерам, убивающим своих невинных братьев, их жен и детей, и всем угнетателям народа. Я посылаю благословение солдатам, которые помогут добыть свободу для народа. Я разрешаю солдат от присяги царю-предателю, который сознательно пролил кровь народа и даже не захотел услышать его голоса.

   Дорогие товарищи-герои, не теряйте мужества. Надейтесь и верьте, что вскоре мы добудем свободу и справедливость. Порукой в том невинно пролитая кровь. Печатайте и переписывайте, кто может, распространяйте среди вас и по всей России это послание и завет, призывающий всех угнетенных, обиженных и обездоленных России встать на защиту своих прав. Если меня арестуют, если меня расстреляют, продолжайте бороться за свободу. Помните клятву, которую дали мне вы, сотни и тысячи честных рабочих. Боритесь до тех пор, пока не будет созвано всеобщим голосованием учредительное собрание, куда будут избраны вами самими защитники ваших интересов, ваших прав, изложенных в вашей просьбе царю-предателю. Да здравствует свобода народа русского!


   Петербург, 9 янв., в полночь.

Священник Гапон".

   С своей стороны, социал-демократическая партия выпустила следующее воззвание:

   Петербург, понедельник 10 (28) января 1905 г.

"Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

   Граждане! Вы видели вчера свирепость самодержавия. Вы видели текущую по улицам кровь. Вы видели сотни борцов, убитых за рабочее дело. Вы видели смерть. Вы слышали стоны раненых женщин и беззащитных детей. Кровь и мозги рабочих были разбрызганы по мостовой, сделанной их руками. Кто направил войска, ружья, пули в грудь рабочим? Царь, великие князья, министры, генералы, придворная свора. Вот -- убийцы. Смерть им! К оружию, товарищи! Проникайте в арсеналы, склады и магазины оружия; разрушьте тюрьмы, товарищи, освободите борцов за свободу; разрушьте жандармские правления, полицейские участки и все правительственные здания. Долой монархическое правительство! Устроим наше собственное. Да здравствует революция! Да здравствует учредительное собрание! Да здравствует собрание народных представителей!"


   Ниже я даю резолюции, принятые петербургскими присяжными поверенными на собрании, состоявшемся на другой день после убийств.

   Петербург, понедельник 10 (23) января 1905 г.

   "Сословие присяжных поверенных Петербурга не может остаться равнодушным пред ужасными избиениями, совершенными правительством над теми, кто разделял идеи всего русского общества, -- идеи, которые, между прочим, были выражены в резолюциях петербургских адвокатов от 21-го ноября, -- и кто шел высказать свои требования правительству открыто и мирно. Сословие присяжных поверенных не может не выразить своего негодования по поводу поведения офицеров, по приказу которых солдаты расстреливали мирных граждан и нападали, как на врагов, на людей, пришедших высказать народные нужды. Вслед за совершившимися событиями, чрезвычайное собрание присяжных поверенных и их помощников в числе 325 человек постановило следующее: ужасный опыт последних дней не может не убедить все общество, что идеи, объединяющие рабочих со всей разумной страдающей частью нашего народа, подавляются безжалостной рукой правительства, которое отказывается даже выслушать голос народных нужд и таким образом вызывает кровопролитие. На русском обществе лежит обязанность всеми силами пойти на помощь рабочим, гибнущим жертвами своей веры в мирное осуществление своих идей".

   В четверг инженеры-технологи собрались в многочисленном заседании и назначили комиссию, которой, как гласит постановление, поручено:

1) составить отчет о событиях, происшедших с 20 ноября до 9 января и в следующие дни,
2) заявить, что бессмысленно называть рабочих бунтовщиками, ибо интеллигенты на своих банкетах пришли к аналогичным требованиям,
3) обратить внимание на опасность утверждения, что рабочее движение было вызвано английскими деньгами; ибо это значит раздражить рабочих против интеллигентов и подвергнуть опасности в первую голову инженеров,
4) протестовать против ареста членов субботней делегации,
5) показать лживость правительственных сообщений о событиях 9--11 января,
6) заявить, что возбуждение умов сейчас более значительно, чем до 9 января.

   Наконец, в политехническом институте состоялось общее собрание Общества взаимопомощи приват-доцентов и ассистентов высших учебных заведений г. Петербурга. Они вотировали следующую декларацию:

   "Мы испытываем болезненное чувство нашего бессилия перед лицом возмутительных происшествий 9-го января и следующих дней, жертвами которых пали молодые люди нашей дорогой университетской семьи; мы иначе не можем ответить на это, как только криком негодования и ужаса, клеймя позором такое положение вещей, при котором возможны убийства мирных граждан. Все стороны нашей жизни и жизни всей России, вплоть до мирной научной работы, глубоко потрясены. Как граждане, как трудящиеся, мы утверждаем еще раз, что единственным выходом из создавшегося положения является созвание свободно избранных представителей народа, и что до тех пор жизнь России, как и жизнь высшей школы, не может, мы убеждены в этом, развиваться нормально".

   Газеты появляются, начиная с четверга. Они не чувствуют себя в безопасности. Им известно, что Трепов наблюдает за ними. Большинство хранит внушительное молчание о событиях. "Биржевые Ведомости" ограничиваются сообщением, что их сотрудник Баранский внезапно скончался в воскресенье 9-го. В сущности, это верно; между этим заявлением и правдой та же разница, что между умереть и быть убитым. Баранского убила пуля у Александровского сада.

   Официозная пресса или пускается в туманные разглагольствования, вызывающие неприятное чувство, или передает тенденциозные и лживые сведения, вызывающие возмущение. Она воспроизводит, при поддержке святейшего синода, обвинение "Латинского Агентства", будто рабочее движение было вызвано англо-японскими эмиссарами. Либеральная пресса требует, чтобы синод или дал доказательства такого крупного факта или опроверг бы необоснованное обвинение. Синод не делает ни того, ни другого.

   С момента своего появления после перерыва три главных либеральных органа осмелились говорить свободно и выразить негодование общества по поводу убийств. Так, в субботу высказалась "Русь", вчера "Наша Жизнь", получившая сегодня же предостережение.

Сегодня утром "Наши Дни" осмеливаются писать в первой же статье своего первого номера:

   "Итак, мы снова можем появляться и говорить. Но о чем говорить? Как говорить? Сотни раненых здесь пред нами, образуя окровавленную стану... Пред этими жертвами мы можем лишь кричать и рыдать. А нужно, чтобы слова наши были "благоразумны" и умеренны. Ах, хотя бы мы могли молчать и ожидании, что наступят лучшие дни! Нет, это воскресенье, это 9-е января не было несчастной случайностью, катастрофой. Это был последний аргумент старого порядка вещей против нового. Но система, прибегающая к подобным аргументам, безвозвратно произносит приговор себе самой. Она теряет последнюю видимость нравственной основы, она -- пережиток произвола, ничем не оправдываемый... Самые беззаконные приемы борьбы приобретают в массах опасную популярность... Массы волнуются... Цивилизация останавливается. Нужно смотреть прямо на действительность. Порядок царствует в Петербурге, но под покровом видимого порядка ничего не изменилось. Ничего не изменится, пока бюрократическая система, морально распавшаяся, не уступит своего места другой, пока представители народа, свободно избранные, свободно собравшиеся, не установят элементарных основ цивилизованного общества.


   Нет, ничто не сможет ослабить яркость этого кошмарного видения, перед которым цепенеет мысль: зрелище безоружных людей, падающих мертвыми среди бела дня в центре столицы... И нашим единственным утешением будет дружная, страстная работа, вновь предпринятая с удесятеренной энергией, работа над тем, чтобы помешать, наконец, повторению подобных событий, беспримерных в нашей истории, если не искать им аналогии в XVI веке".

   В провинции общественное мнение высказывается не менее энергично.

  Несколько дней тому назад московская дума голосовала смелый протест против петербургских событий, но градоначальническая цензура вмешалась и запретила обнародование этого протеста в газетах. Подобными мерами, разумеется, скрыть ничего нельзя и в особенности нельзя достичь успокоения. Теперь гласные требуют уничтожения всякой цензуры прений, происходящих в публичных заседаниях. Нужно начинать сначала, а Россия еще и до этого не дошла.

   Профессорам еще менее везет, чем думцам: они даже не могут собраться. Их банкет 12-го января по поводу 150-летия со дня основания московского университета запрещен. Теперь по рукам ходит резолюция, подписанная 342 учеными и профессорами всей России; эта резолюция, которую должны были огласить на банкете, содержит протест против недопустимого нарушения всех прав не только университетского ученого, но и всякого члена общества.

   В той же Москве провинциальные врачи, собравшись на совещание, приняли нижеследующую резолюцию для сообщения ее московскому земскому собранию:

   "Мы заявляем нашу солидарность с требованиями, высказанными рабочими 9-го января. Мы выражаем нашу глубокую скорбь по поводу того, что столько жертв оросило своей кровью улицы Петербурга. Мы возмущены приемами бюрократии, стремящейся подавить силою всякие попытки общества достигнуть политической свободы. Мы не можем лишить население Москвы нашей помощи и потому мы не прекращаем нашей профессиональной деятельности, но мы считаем своим долгом присоединиться к освободительному движению и помочь всеми силами тем, кто борется за политическую свободу. Значительные отчисления земств в пользу армии и флота и военно-врачебного управления только укрепляют воинственные тенденции, приводят к полному разорению нации и задерживают удовлетворение более насущных нужд. Следует положить предел войне елико возможно скорее. Мы выражаем пожелание, чтобы земство не давало больше денег на посылку медикаментов на Дальний Восток. Таким образом могла бы начаться действенная оппозиция земств против этой войны, столь чуждой и враждебной интересам русского народа".


   Из многих городов приходят резолюции земств, показывающие, что либералы, как умеренные, так и радикально настроенные, всюду готовы продолжать борьбу. Об этом можно составить себе понятие, читая следующий документ:

  "Резолюция, принятая единогласно новгородским губернским земским собранием после происшествий 9-го января (Председатель -- губернский предводитель дворянства, князь Голицын).

  1. Существующий режим привел Россию одновременно к внешнему и внутреннему кризису и к ужасным событиям последних дней, последовавшим за рабочим движением в Петербурге. Репрессивные меры, принятые администрацией с целью подавить это движение и результат их -- огромное число убитых и раненых -- не могут внести успокоения в русскую жизнь, а, напротив, приводят к усилению революционного движения, угрожающего стране неисчислимыми бедствиями.
   2. Желая всей душой мирного развития политической и экономической жизни России, гласные новгородского земства, повинуясь голосу совести и долга перед отчизной, заявляют о необходимости немедленного созыва свободно избранных представителей народа, чтобы при их помощи направить наше отечество на путь мирного развития на основе правовых принципов и взаимной поддержки правительства и народа.
   3. Гласные новгородского губернского земства настойчиво просят председателя собрания, князя Голицына, представить настоящее заявление министру внутренних дел".


   Следуют подписи председателя и тридцати восьми членов.

   Негодование общественного мнения выражается не одними прокламациями, резолюциями и газетными статьями, но и действиями.

   Я упомянул о воззвании святейшего синода. Текст этого воззвания, с крестом наверху, расклеен по улицам. Но ни авторитет святейшего синода, ни полиция по могут защитить афиш: народ срывает их, особенно в рабочих кварталах. Той же участи подверглось и лицемерное объявление, подписанное генералом Треповым и министром финансов Коковцовым и обращенное к рабочим, с целью их умаслить и убедить, что они были введены в заблуждение.

  У Нарвской заставы полиция, чтобы предохранить две афиши, поместила их в раме за проволочным переплетом; но рабочие-путиловцы попросту просунули зажженные спички и сожгли официальные документы.

  Более внушительный симптом состояния общественного мнения -- это сцены, происходившие в течение всей последней недели на кладбищах при погребении жертв. Присутствующие часто насчитывались тысячами и слушали у могил пламенные речи или пели революционные песни.

  Одна из самых трогательных сцен -- это погребение Савинкина, студента политехникума, пронизанного восемью пулями у Александровского сада. В среду в девять часов утра похоронное шествие отправилось из политехнического института на Больше-Охтенское кладбище, что на Выборгской. В пути присутствующие пели сначала религиозные гимны, а потом "Вы жертвою пали". На кладбище один товарищ Савинкина прочел горячим тоном обращение Гапона к обществу. Другой произнес очень сильную речь, клянясь, что все отдадут с радостью последнюю каплю крови, мстя за жертвы и ради торжества революции. Другие товарищи и профессора говорили вслед за ним и в том же духе. Некоторые хотели говорить и не могли: слишком сильное волнение сжимало им горло. Церемония окончилась только в два часа. На этот раз не было ни войск, ни полиции. По крайней мере, их не было видно. Может быть, их спрятали где-нибудь по соседству...
67
Глава 25. Голем продолжает шествовать по стране

О том, что массовые репрессии продолжались в 1938 году, свидетельствовали, в частности, события на Украине. 3 мая 1938 года был арестован бывший генеральный секретарь ЦК КП (б) Украины и член Политбюро ЦК ВКП(Б) С.В. Косиор. Почти за четыре месяца до своего ареста Косиор был назначен заместителем председателя Совнаркома СССР. На место же партийного руководителя Украины был направлен Н.С. Хрущев, который на январском пленуме ЦК был избран кандидатом в члены Политбюро.

Ориентируясь на восходившую звезду в руководстве партии, Хрущев обратился к Маленкову за помощью при формировании своего окружения в Киеве. Хрущев вспоминал: «Я попросил Маленкова подобрать мне нескольких украинцев из Московской партийной организации (там их было много) или из аппарата Центрального комитета партии. Это было необходимо, потому что мне сказали, что на Украине из-за арестов сейчас нет ни одного председателя облисполкома и даже председателя Совнаркома (есть его первый заместитель), нет заведующих отделами обкомов и горкомов партии, а в ЦК КП (б) У – ни одного заведующего отделом. Стали подбирать второго секретаря. Вторым секретарем Маленков назвал товарища Бурмистенко. Бурмистенко являлся заместителем Маленкова, который руководил тогда кадрами ЦК ВКП (б). Бурмистенко я знал мало. Познакомился. Он произвел на меня очень хорошее впечатление, мы сошлись характерами. Я дал Бурмистенко поручение подобрать людей, которых можно было бы взять с собой, человек 15–20». (Хрущев лукавил. Кадровый вакуум был создан после его пребывания на Украине. Он же стремился собрать вокруг себя команду, которая должна была заменить высших деятелей в украинском руководстве).

Хотя впоследствии Хрущев постарался создать впечатление, что с его приходом к власти на Украине репрессии прекратились, на самом деле они развернулись с новой силой. Еще до ареста Косиора Хрущев активно начал преследовать тех, кого считали «людьми Косиора». Арестованных обвиняли в шпионаже в пользу Германии и Польши. Позже Хрущев в своих воспоминаниях писал: «В каждом человеке польской национальности усматривали агента Пилсудского или провокатора». Хрущев умалчивал о своей роли в «разоблачении» мнимых польских шпионов.


В справке комиссии Политбюро 1988 года говорилось: «Лично Хрущевым были санкционированы репрессии в отношении нескольких сот человек… Летом 1938 года с санкции Хрущева была арестована большая группа руководящих работников партийных, советских, хозяйственных органов и в их числе заместители председателя Совнаркома УССР, наркомы, заместители наркомов, секретари областных комитетов партии. Все они были осуждены к высшей мере наказания и длительным срокам заключения».

Американский историк Уильям Таубмэн констатирует, что вскоре после приезда Хрущева в Киев были арестованы все члены Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК Компартии Украины. Все украинское правительство было смещено, все партийные руководители областей и их заместители были отправлены в отставку, сняты все руководители военных округов РККА. Из 86 членов ЦК, избранных в июне 1938 года, только трое уцелело через год.

Главным помощником Хрущева в осуществлении репрессий стал новый нарком внутренних дел УССР Успенский. П. Судоплатов подчеркивал, что Хрущев «взял с собой на Украину» Успенского «в качестве главы НКВД. В Москве он возглавлял управление НКВД по городу и области, и работал непосредственно под началом Хрущева… Успенский несет ответственность за массовые пытки и репрессии, а что касается Хрущева, то он был одним из немногих членов Политбюро, кто лично участвовал вместе с Успенским в допросах арестованных».


Успенского наставлял и Ежов. Вскоре после назначения Успенского в Киев туда прибыл Ежов, который дал ему санкцию на арест 36 тысяч человек с указанием решить их судьбу во внесудебном порядке – постановлением тройки, в которую помимо Успенского и прокурора Украины входил Н.С. Хрущев.

В 1938 году, то есть в первый год пребывания Хрущева на первом посту на Украине, в республике по политическим мотивам было арестовано 106 119 человек. Всего с 1938 по 1940 год там было арестовано 165 565 человек. Однако далеко не все аресты, которые требовал Хрущев, были санкционированы в Москве. В 1938 году Хрущев послал жалобу Сталину: «Украина ежемесячно посылает 17–18 тысяч репрессированных, а Москва утверждает не более 2–3 тысяч. Прошу принять срочные меры».

То, что происходило на Украине, не ограничивалось этой республикой. И это означало, что массовые репрессии, начатые во второй половине 1937 года, продолжились и в следующем, 1938 году, хотя и в несколько меньшем масштабе. Руководство НКВД было уверено в прочности своего положения.

О том, что после январского пленума НКВД лишь несколько изменил направление репрессий, свидетельствовало выступление Ежова в феврале 1938 года в Киеве. Он говорил: «У вас взяты на учет исключенные из партии. Признак – исключение из партии – еще не говорит о необходимости чекистского репрессирования. Это не является признаком необходимости репрессировать. У нас в законе такого нет».

Хотя январский пленум ЦК выразил доверие НКВД, его решения, по словам Наумова, «могли заставить» чекистов «усомниться в том, что курс на продолжение репрессий продолжится». Однако Ежов дал понять, что к НКВД решения пленума не относятся. Он предложил самим руководителям региональных управлений высказаться, «надо ли операцию продолжать, потому что тройки пока что существуют и люди постреливают на местах».

Хотя НКВД стало проявлять некоторую сдержанность в арестах исключенных из партии, «подозрительные» беспартийные по-прежнему были объектами их охоты. Как и прежде, для руководства НКВД вина служителей религиозного культа, а также церковных активистов различных конфессий была самоочевидна. Так, в своем выступлении в Киеве в феврале 1938 года Ежов говорил: «Кто-то из товарищей мне докладывал, когда они начали новый учет проводить, то оказалось, что у него живыми еще ходят 7 или 8 архимандритов, работают на работе 20 или 25 архимандритов, потом всяких монахов до чертиков. Все это что показывает? Почему этих людей не перестреляли давно? Это же все-таки не что-нибудь такое, как говорится, а архимандрит все-таки. (Смех.) Это же организаторы, завтра они начнут что-то затевать». Слова наркома воспринимались как руководство к действию.

Очередным свидетельством огромной роли НКВД стал очередной процесс, открывшийся 2 марта 1938 года в Москве по делу так называемого «антисоветского правотроцкистского блока». На скамье подсудимых находились бывшие члены Политбюро Н.И. Бухарин и А.И. Рыков. С ними рядом находился Г.Г. Ягода, который был наркомом внутренних дел в августе 1936 года, когда было впервые объявлено о наличии связей у Зиновьева и Каменева с Бухариным и Рыковым. Правда, расследование по делу «правых» началось уже при Ежове, который на декабрьском пленуме 1936 года приводил доказательства виновности Бухарина и Рыкова, но Сталин тогда признал их недостаточными. Позже Сталин сам присутствовал на очных ставках бывших «правых» с Бухариным, словно проверяя достоверность доказательств Ежова. Теперь, после следствия, длившегося более года, вина Бухарина и Рыкова считалась доказанной.

Рядом с ними сидели бывшие наркомы М.А. Чернов, А.П. Розенгольц, Г.Ф. Гринько, бывший полпред в Германии Н.Н. Крестинский, бывший руководитель Украины Х.Г. Раковский, бывший секретарь МГК И.А. Зеленский. Тут же оказались и те, кто в июле 1937 года требовал арестов и высылок тысяч людей: В.Ф. Шарангович и А. Икрамов. Вместе с ними на скамье подсудимых сидел и жертва обвинения Икрамова – Ф. Ходжаев.

На скамье находились врачи и другие лица, обвиненные в убийстве Максима Горького,
В.Р. Менжинского, В.В. Куйбышева: Л.Г. Левин, Д.Д. Плетнев, П.П. Буланов, П.П. Крючков,
В.А. Максимов-Диковский.

Среди подсудимых были и малозначительные фигуры (В.И. Иванов, С.А. Бессонов, П.Т. Зубарев, И.Н. Казаков). Защищали подсудимых опять И.Д. Брауде и Н.В. Коммодов. Государственным обвинителем опять был прокурор СССР А.Я. Вышинский.

На первом заседании суда Н.Н. Крестинский категорически отказался признать себя виновным. Однако на следующий день он отказался от своих слов. В остальном же процесс шел по заведенному порядку. Присутствовавший на процессе посол США Дэвис решительно отвергал версию об инсценированности процесса. Он сказал, что для постановки такого процесса потребовался бы талант Шекспира.

Как и в ходе предшествующих процессов, дело «антисоветского правотроцкистского блока» разбиралось в Октябрьском зале Дома союзов. Изображенные на стенах этого помещения процессии радостного древнегреческого праздника выглядели резким контрастом с содержанием выступлений обвинителя, свидетелей и подсудимых об убийствах, терактах и других преступлениях. Праздник жизни проходил мимо обреченных на казнь подсудимых. За стенами же Дома союзов, как и во время других подобных процессов, проходили массовые митинги и собрания, участники которых требовали смертной казни для всех участников процесса.

Участники митинга кубанских «казаков-колхозников» Штейнгартовского района Краснодарского края в своей резолюции, принятой 3 марта 1938 года, заявляли: «Выражаем ненависть врагам народа, которые хотят самых свободных людей в мире превратить в рабов капитализма. Выражаем возмущение и негодование по поводу подлых дел изменников нашей Родины – Бухарина, Рыкова, Ягоды, Чернова и прочей мрази». На митинге рабочих московской фабрики имени Парижской Коммуны требовали: «Уничтожить убийц всех до единого. Расстрел всей банды – таков наш приговор, таков приговор советского народа».

13 марта все обвиняемые были приговорены к смертной казни, за исключением Плетнева, Раковского и Бессонова. (Они были приговорены к тюремному заключению на сроки от 15 до 20 лет.)

В ходе процесса и после него постоянно звучали восхваления в адрес НКВД и лично Ежова. В резолюции общезаводского митинга Минского вагоноремонтного завода говорилось: «Славные органы НКВД – верный страж пролетарской диктатуры, под руководством товарища Н.И. Ежова – разгромили гнездо фашистских шпионов». 12 500 рабочих, служащих и инженерно-технических работников Харьковского электромеханического и турбогенераторного завода имени Сталина заявляли: «Славная советская разведка, руководимая сталинским наркомом Н.И. Ежовым, опирающаяся на многомиллионные массы советского народа сотрет с лица земли всех, кто попытается поднять свою грязную лапу на рабочих и крестьян, на их дорогих руководителей». Резолюция собрания сотрудников Всесоюзного института экспериментальной медицины имени Горького завершалась призывами: «Смерть врагам народа! Да здравствует славный руководитель советской разведки товарищ Ежов!» Такие резолюции постоянно публиковались в газетах страны в ходе процесса.

Даже апрельский номер «Мурзилки» за 1938 год открывался передовой статьей: «Да здравствует советская разведка!» Она начиналась словами: «Ребята! Наши славные чекисты во главе с Николаем Ивановичем Ежовым, народным комиссаром внутренних дел, разоблачили еще одно змеиное гнездо врагов советского народа». Статья завершалась стихами казахского акына Джамбула Джабаева:

…Враги нашей жизни,
враги миллионов,
— Ползли к нам троцкистские банды шпионов,
Бухаринцы, хитрые змеи болот,
Националистов озлобленный сброд,
Они ликовали, неся нам оковы,
Но звери попались в капканы Ежова.
Великого Сталина преданный друг,
Ежов разорвал их предательский круг.
Раскрыта змеиная, вражья порода
Глазами Ежова – глазами народа.
Всех змей ядовитых Ежов подстерег
И выкурил гадов из нор и берлог.
Разгромлена вся скорпионья порода
Руками Ежова – руками народа.

Хотя Ежов всё еще оставался кандидатом в члены Политбюро и занимал девятое место в иерархии высших руководителей Советской страны следом за семью тогдашними членами Политбюро и кандидатом в члены Политбюро А.А. Ждановым, в резолюциях массовых митингов и собраний его имя звучало рядом с именем Сталина. Поэтому его назначение 9 апреля 1938 года на пост наркома водного транспорта СССР при сохранении прежней должности не вызвало ни у кого подозрений в том, что готовится почва к его падению. Практика совместительства была широко распространена в это время.?
68
ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВО / Re: Выборы
« Последний ответ от малик3000 17/09/18 , 13:56:34 »
Баланс рисков

Председатель ЦИК Памфилова заявила, что результаты выборов в Приморье будут утверждены только после того, как ЦИК разберется со всеми жалобами.

Судя по всему, нужно не разбираться, а возбуждать уголовные дела по крайне экзотической в России 278 статье УК. Экзотической в том смысле, что после каждой "избирательной кампании" по ней должны ехать эшелоны учителей и чиновников на лесоповал, но не едет никто, так как насильственный захват власти в нашей стране - это как раз норма. И стращают майданом и госдепом как раз те, кто научился проводить майданы не на улицах, а в кабинетах и избирательных урнах. С помощью тысяч и тысяч подельников, которые уже утром следующего дня как ни в чем не бывало будут учить нас и наших детей, как нужно любить Родину.
 
Вероятнее всего, Памфиловой нужно время не для разбора жалоб, а для согласования окончательного решения по "выборам" в Приморье с вышестоящей инстанцией, которая, собственно, и заказала фальсификации.

На нынешнем губернаторе Приморья, по всей видимости, завязаны гораздо более серьезные интересы, чем обычный местный бандитизм. Нужно понимать, что продажа территорий на корню нашим китайским партнерам, которая процветает на Дальнем Востоке и Сибири, находится под жестким и неусыпным контролем со стороны главных воров в Москве, а туземные мафиозные боссы обеспечивают местный надзор. Китайская саранча, обгладывая территорию до базальтового слоя, нуждается в местной опеке, и губернаторы обеспечивают соблюдение интересов и московских уголовников, и китайских товарищей. Не забывая, конечно, себя. По всей видимости, "неправильные выборы" в Приморье создали риски для сложившегося положения дел, и вводить нового человека в уравнение сочли более рискованным мероприятием, чем банальная фальсификация результатов.




https://zen.yandex.ru/media/el_murid/balans-riskov-5b9f507e4f203f00ad288f50?from=editor
69
Преступная власть / Re: ПТЕНЦЫ ГНЕЗДА ВЛАДИМИРОВА
« Последний ответ от малик3000 17/09/18 , 13:10:36 »

ДУЭЛЬ ЗОЛОТОВА И НАВАЛЬНОГО

 


                                          Издательство «Кремль forever» выпустило

учебник для руководящих работников:


В.В. Золотов, Д.С. Песков. «Как за две недели сделать себя клоуном»



Не упускайте главного - зачем это Золотову?
Поскольку о дебиле Золотове уже все отплевались, то пора и мне не спеша поговорить об этом, тем более что, по обыкновению, и Навальному совет надо дать.
У нас, народа России, нет государства - нет органа, объединяющего народ для его коллективной защиты в случаях, когда граждане в одиночку себя защитить не могут. И нет государства потому, что люди в как-бы государственных органах Рашки не понимают задач государства как таковых, а посему не имеют никакого отношения к государственной деятельности и добираются до государственных постов только и исключительно с целью грабежа своего народа. Подчеркну, эти люди не имеют никакого - ни морального, ни интеллектуального - отношения к занимаемым ими государственным должностям.
Эти существа, сегодня имеющие в Рашке власть, вообще не понимают, зачем они на этих государственных должностях нужны и кем они на этих должностях обязаны быть хотя бы внешне. Хотя бы казаться!
Ну, вот и посмотрите на это существо в погонах - на как бы генерала армии Золотова. Хорош!
После того, как Навальный обвинил Золотова в воровстве, прошло три недели до момента выступления Золотова, уверен, что в это время Золотов решал вопрос возможности ответа с помощью тварей, назначенных Кремлём судьями, - по примеру Усманова и Дерипаски. Но ему, видимо, отсоветовали обращаться в суд - нужное решение твари-то подпишут, но воровство Золотовым картошки и капусты настолько прозрачное и всем понятное, что толку от этого «судебного» решения будет ни на копейку.
И какой-то дурак посоветовал Золотову нанести отвлекающий от воровства удар с помощью спича. Наверное, Усманов подсказал.
Итак. Навальный с документами на руках показал, что в ведомстве, возглавляемом этим «генералом», идёт наглое воровство средств того государства, генералом которого Золотов является. И что немедленно сделал бы настоящий генерал?
Поскольку появилось обоснованное подозрение, что и сам Золотов ворует, то настоящий генерал немедленно бы обратился бы в независимое ведомство, скажем, в иностранный аудит и ФСБ, с требование возбудить уголовное дело и провести проверку по факту обнаруженного Навальным воровства. Мало того, на время следственной проверки такой генерал ушёл бы с должности, чтобы показать, что следствие ведётся честно, и он в него не вмешивается с высоты своей должности.
Золотов это сделал?
Ещё раз для непонятливых - вскрыть воровство государственных средств в Росгвардии это не проблема Навального. Это должностная обязанность генерала Золотова. Но это, подчеркну, должностная обязанность генерала Золотова, а не братка Золотова - не денщика покойного Собчака, которому братки дали погоняло «генерал-армии».
А браток Золотов вылез в Интернет и завопил: «Воровал, ворую и буду воровать! А кто мне будет мешать, тому пасть порву, моргалы выколю, сделаю из него «хорошую, сочную отбивную».
И, как ни странно, Золотов поучил то, что хотел!
Теперь СМИ не обращают внимание на цель этого «прыжков и ужимок» Золотова - Золотов своей блатной болтовнёй прикрыл открытый отказ от исполнения своих обязанностей командующего воинским объединением - отказ от расследования воровства в своём ведомстве.
Да, сегодня не понимают своей роли и не являются государственными деятелями лица у власти практически во всех странах, и практически во всех странах эти лица воруют. Но ни в одной мало-мальски цивилизованной стране нет такого наглого утверждения лицами у власти своего права безнаказанно обворовывать народ.
Даже немецко-фашистские оккупанты на оккупированных территориях стеснялись делать это столь нагло, как это делает Кремль, и жестко наказывали коррупционеров. Правда, только в своих рядах.
О чести офицера
Но я хочу начать не с этого.
У нас люди повально употребляют слова, не понимая их смысла. Ссылаются на правила, как неофициальные, так и вписанные в законы, не понимая, а в чём смысл этих правил? И в данном деле комментаторы, начавшие цитировать старые дуэльные кодексы, на мой взгляд, ни в меньшей мере не поняли, в чём смысл правил этих кодексов.
А ведь настоящему руководителю крайне важно, чтобы подчинённые понимали смысл его приказов. Вот, к примеру, Пётр I пишет «Артикул воинский», и чуть ли не под каждым параграфом даёт толкование этому параграфу - не комментарий о том, что параграф требует, как это делают юристы, а толкование того, ЗАЧЕМ нужен этот параграф. К примеру:
«Артикул 105. Такожде имеет женской пол, младенцы, священники и старыя люди пощажены быть, и отнюдь не убиты ниже обижены (разве что инако от фелтмаршала приказано будет) под смертною казнию».
То есть, войскам под страхом смертной казни запрещается убивать у противника женщин, детей, священников и стариков, кроме случаев, когда это специально прикажет фельдмаршал. А почему нельзя? Чем эти «цацы» отличаются от взрослых мужчин? И Пётр I толкует смысл этого параграфа:
«Толкование. Ибо оныя или невозможности своей или чина своего ради, никакого ружья не имеют при себе, и тако чрез сие чести получить не можно, оных убить, которые оборонятися не могут».
Заметьте, о современной чепухе типа «гуманизма» и «общечеловеческих ценностях», Пётр совершенно не волнуется, мало этого, он допускает и убийство перечисленных лиц по приказу фельдмаршала. Его волнует другое - убийство того, кто не может оказать достойное сопротивление (безопасное убийство) ведёт к потере чести воином. А воина без чести нужно казнить! Как ни дороги солдаты, но военнослужащих, потерявших честь, терпеть в армии невозможно.
К моменту написания дуэльных кодексов в XIX веке, уже развелось море юристов, и авторы законов и правил, в отличие от Петра Первого, сами перестали давать толкование статьям своих законов и правил, посему смысл дуэльных законов перестал пониматься уже в те времена.
Вот есть правило, что не с дворянами дуэль невозможна, а почему невозможна? А по кочану!
Перестал пониматься смысл не только конкретных дуэльных, но и основополагающих положений, без которых не только не понять смысла дуэльных правил, но без них и воинская служба - не служба, а офицер - не офицер.
Для офицера (тогда - дворянина) главным таким понятием было понятие «честь».
Интересно, что далее, уже в Красной Армии кадровое царское офицерство, привыкшее обжирать свой народ, а во время войны толпами сдаваться в плен, старалось понятие «честь» не только не использовать, но и вообще убрать из русского языка. Скажем, в начале Советской власти, когда массы царского офицерства («профессионалов») хлынули в Красную Армию и там учили всех «в армии служить», слово «честь» вообще убрали из всех словарей, даже первая «Большая Советская Энциклопедия» этого слова не имела.
А нет слова – нет и понятия.
В ходе последовавшей войны, однако, выяснилось, что честь – это вещь весьма необходимая. И при Сталине это слово вновь было включено в словари, а после войны рассматривался и вопрос о введении дуэлей. Но дуэли ввести не рискнули.
И, само собой, после Сталина, полезность чести начала вновь пересматриваться, и с началом перестройки это слово вновь было убрано из словарей полностью, а в «Большом энциклопедическом словаре» 1997 года оно упоминается только в качестве повода для возмещения убытков по суду.
О чём речь? Чем таким является честь, что вызывает такое неприятие массы лиц, «надевших портупею»? Ну и фуражечку-пиночетку?
В XIX веке создатель классического словаря русского языка В.И. Даль дал русскому понятию «честь» такое определение: «внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть».
Подчеркну, что это «русское» понятие! Поскольку, скажем, у кавказцев понятие, переводимое на русский язык, как «честь», тоже должно быть признано, но может иметь совершенно иной смысл. К примеру, русское понятие чести предусматривает личную защиту её на дуэли в условиях личной опасности для жизни, а Кавказ дуэли не знает, тут честь - смерть обидчика, и только. И если удобно убить обидчика нанятым убийцей или из-за угла, то тогда во имя чести похвально убить с помощью киллера и из-за угла, как, скажем, был убит полковник Буданов.
Русское понимание чести, повторю, более европейское, и в русском понимании так, как на Кавказе, честь не защищают.
Но я считаю, что и Даль не обобщил это понятие, а постарался дать все нюансы чести, которые вспомнил, и которые являются следствием общего понятия «честь». А в общем виде:
Честь - способность иметь честность.
Лишиться чести - в глазах людей не иметь способности быть честным.
Честность - исполнение обязательств даже при наличии соблазнов и угрозы для жизни.
Понятно, что Удальцов и Навальный, исполняющие свои обязательства перед сторонниками в условиях, когда их за это непрерывно жестоко наказывают, - образцы людей чести, а Золотов не имел чести ещё с тех времён, когда в КПСС вступал и когда давал присягу верности СССР.
Всё это хорошо, но собственно в России не только золотовы, но и любой человек мог считать для себя излишним это качество - излишним исполнение обязательств при наличии соблазнов и угрозы для жизни. Любой человек! Церковь хотя и считает ложь средством ненадёжным, но даже оправдание придумала - «ложь во спасение».
Подчеркну, в России любой человек не обязан был иметь честь…
Кроме дворян! Этих без чести технически не может быть. Это как шофер без автомашины.
Честь в мирное время - залог бесстрашия в бою
Дворяне в те времена давали обязательство сюзерену (в России - царю) с оружием в руках выступать против врагов своего сюзерена. А за это в мирное время дворяне получали блага - в России землю и прикреплённых к этой земле крестьян. И до Петра ІІІ дворяне России обязательно были военными или гражданскими офицерами, а первый офицерский чин давал дворянство и простому солдату.
При Петре Первом, на начало XVIII века армия России составляла примерно 200 тыс. человек при 3–5 тыс. офицеров. Четверть этой армии, то есть более 50 тыс. человек, были дворянами. И цари, и короли понимали, что без чести (честности) нельзя служить в армии - честность от воина требовала война. Ведь очевидно же, что бесчестный воин будет в мирное время обжирать царя, а во время войны сбежит из боя или сдастся в плен. Тогда на кой чёрт этот подлец нужен и в армии, и в дворянстве?
И дело было не только в царях. Поставим себя на место честных дворян того времени - вот мы, дворяне, пойдём в бой, который может окончиться для нас смертью, и наша жизнь и победа будут зависеть от того, достаточно ли нас много для этого боя. И вот представьте, что бесчестные убегут из нашего строя, бросив нас в бою, но ведь тогда нас, малочисленных, убьют враги!
Как мы, честные дворяне, должны относиться к этим бесчестным дворянам? Тут дело даже не в том, что с этими бесчестными царь сделает, а как нам, дворянам, к ним отнестись?
То есть, честь была не просто навязанным царём правилом, а потребностью дворян. Но честных дворян.
Отсюда понятно, что честная служба (монарху или народу) в армии требует избавляться от не имеющих чести (честности) офицеров ещё в мирное время. Понятие «честь» имеет простой практический смысл - избавиться от бесчестных негодяев ещё до того, как негодяи сумеют свою подлость проявить.
Но отсюда же и следует, что это массовое трусливое и бесчестное кадровое царское офицерство больше всего было заинтересовано, чтобы понятие «честь» исчезло из русского языка. Заинтересовано, чтобы самим без участия в боях дожить до богатой пенсии. И сегодня военные и государственные служащие Рашки и знать не хотят про понятие «честь», и про то, что это понятие означает. Они уже свою подлость являют не стесняясь и в полной мере.
Вот смотрите. Дело Золотова, это дело о чести Росгвардии - о том, есть ли в командовании Росгвардии честные люди. И на спич Золотова возбудились:
- Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента: «Иногда с бессовестной клеветой можно бороться любыми способами. Когда была бессовестная клевета, которая является не чем иным, как нарушением существующего законодательства, - конечно, лучше такую клевету пресекать на корню».
- …глава Чечни Рамзан Кадыров: «Есть бой, чтобы сохранить жизнь, есть бой, чтобы отстоять честь. Директор Федеральной службы войск национальной гвардии РФ Виктор Золотов знает про это как офицер. И сегодня он сделал правильный ход, отстаивая свою честь, честь всего состава Росгвардии, честь своего государства, вызвав подлеца на бой».
Заметьте, что кавказец Кадыров, чтобы выразить свою мысль, в трёх предложениях и 44 словах четыре раза употребил слово честь (хотя, повторю, трудно понять, что он имеет в виду под этим словом). Но в данном контексте (обворовывания Золотовым государства), - понял это сам Кадыров или нет, - в его речи слово «честь» очень уместно и для русского языка.
А вот пресс-секретарь «пердизента» Песков, имея в виду обворовывание Золотовым государства, не употребил это понятие ни разу! Понятно, что для него честь - это пустой звук.
Ну и сам «генерал» Золотов в 1024 словах своего спича, понятное дело, о чести не упомянул.
Это же не «бабло», не проститутки, не часы «Ролекс», - в Росгвардии понятие «честь» совершенно без надобности. (Будут окружающие Золотова «офицеры» понимать, что такое «честь», так Золотову, глядишь, ещё и застрелиться придётся).
Да и сама Росгвардия - антагонист чести, поскольку создана для избиения граждан России, выходящих на улицы мирно и безоружно, а за такое избиение, если вы не успели забыть, по «Артикулам воинским» Петра I казнить надо, поскольку «чести получить не можно, оных убить, которые оборонятися не могут».
Росгвардия - это вам не армия Петра I, это изначально бесчестная банда.
Теперь от Золотова и дворян перейдём к правилам дуэли, но перейдём во второй части этой статьи, которая и так, как видите, получилась очень длинной.
(окончание следует)
Ю.И. МУХИН
70
Отдельные личности / Re: Горбачёв
« Последний ответ от малик3000 17/09/18 , 11:13:55 »
Горбачёв: вот за что меня не любят... 

   
Первый и последний президент СССР Михаил Горбачев рассказал на презентации своей книги "Горбачев в меняющемся мире", что узнал в сети о нелюбви россиян к нему.



 
 
 
 
 
Авторизуйтесь, чтобы не видеть рекламы в этом блоге    Лидер СССР выразил удивление негативным отношением к нему и предположил, что такие настроения могут быть связаны с его происхождением.


"Читаешь в интернете, и знаете - кое-кто меня, оказывается, не любит! Скажу больше - многие не любят (с удивлением) И черт возьми - все хочу понять, разобраться – почему?! Выкопали они, что был у меня прадед Моисей. А меня не смущают евреи. Кого они смущают, я не знаю - это народ, с которым интересно строить жизнь. А я чистый русский. И потом - они собрались донести? Ну куда они донесут?", - сказал Горбачев, слова которого приводит "Комсомольская правда".


Он подчеркнул, что имя его деда по линии отца - Андрей, а по линии матери - Пантелей. Они были крестьянами из бедных семей, "пережили голод, холод".


"Пантелей вернулся с фронта, пошел строить коммуну. Не важно - воодушевленный он пошел строить или развращенный. Поиск был у людей. Они хотели жить иначе. А вот другой дед мой - Андрей не пошел в колхоз, который организовал дед Пантелей. Понимаете?", - отметил первый президент СССР............…




О как ! Удивляется, что его не любят в народе ! А мне удивительно, что он удивляется этому. Он в каком мире живёт ?! Для меня он подлец и мразь. Приложил все усилия, чтобы развалить страну, из за этого мерза произошло столько трагедий и горя. И он ещё и удивляется нелюбви народа к своей персоне. Хотя он не одинок

Есть ещё одна такая "удивлённая". Та искренне обижается на "неблагодарный народ"
Страницы: « 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 »